Защита прав и свобод человека и гражданина в снг

Оглавление:

ГАРАНТИИ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В СТРАНАХ СНГ Артагалиева А.Г.

Московский университет МВД РФ им. В.Я. Кикотя

ISSN (печатный вариант): 2073-0071

Ключевые слова

право, судебная защита, СНГ, law, judicial protection, the CIS

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Ваш браузер не поддерживает фреймы

Аннотация к статье

В статье рассматриваются основные положения судебной защиты прав и свобод человека и гражданина стран СНГ, закрепление гарантий конституциями современных демократических государств

Текст научной статьи

Судебная защита прав и свобод человека закреплена в конституциях большинства стран мира. В современных демократических государствах возможность реализации права на судебную защиту признается в качестве «главной институциональной гарантии» правового статуса личности. [19,37] Данное положение вытекает из анализа норм международно-правовых документов в области прав человека, который позволяет прийти к выводу о том, что право на доступ к правосудию есть та составляющая конституционно-правового и международно-правового статуса личности, которая играет доминирующую роль в обеспечении и гарантии реализации любых прав, свобод, законных интересов, а также обязанностей со стороны иных субъектов права, закрепленных за ней ратифицированными актами международного права. Отсутствие права на судебную защиту свело бы на нет какие угодно межгосударственные инициативы в области прав человека. «Право на справедливое судебное разбирательство — центральное во всей конструкции правового государства» [18,9] В конституциях стран СНГ судебная защита основных прав и свобод отражена в составе конституционно-правового статуса человека и гражданина [16,116] Возможность судебной защиты нарушенных прав закрепляется также в ст. Конвенции СНГ и является усредненным вариантом схожих формулировок действующих конституций стран СНГ. В частности, Конвенция СНГ декларирует, что «каждый человек, права и свободы которого нарушены, имеет право на эффективное восстановление в правах и свободах в соответствии с национальным законодательством». [1] Право на судебную защиту в качестве субъективного права закрепляют, к примеру, конституции Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Казахстан и ряда других стран СНГ. Конституция РФ рассматриваемую правовую категорию закрепляет в ч. 1 ст. 46, определяя, что судебная защита гарантируется каждому, независимо от гражданства, дееспособности, расовой принадлежности, вероисповедания и иных соображений. Можно выделить группу стран СНГ, конституционные тексты которых формулируют право на судебную защиту аналогично Конституции РФ. Так, ст. 60 Конституции Азербайджанской Республики гарантирует защиту прав и свобод каждого в суде [4], ст. 40 Кыргызской Республики определяет, что каждому гарантирована судебная защита его прав и свобод, предусмотренная Конституцией, законами, международными договорами, участницей которых является Кыргызская Республика, общепризнанными принципами и нормами международного права, [6] ст. 19 Конституции Республики Таджикистан также гарантирует судебную защиту каждому. [11] Схожая формулировка содержится в ст. 44 Конституции Республики Узбекистан [13]. Туркменистан также закрепляет право на судебную защиту в качестве конституционной гарантии. Однако формулировка ст. 43 Конституции Туркменистана, устанавливающая, что гражданам гарантирована судебная защита чести, достоинства, их личных и политических прав и свобод человека и гражданина, предусматриваемых Конституцией и законом, содержит ряд отличительных особенностей. Во-первых, судебная защита гарантируется только гражданам данного государства, во-вторых, несмотря на прямое указание объектов, подлежащих судебной защите, их объем четко ограничен правами и свободами первого поколения. [12] Следовательно, можно предположить, что, например, для социально-экономических и культурных прав и свобод в государстве не гарантирована возможность их защиты посредством судопроизводства, как это закреплено в конституции для личных и политических прав и свобод. На основании вышеизложенного рассмотрим вопрос о закреплении гарантии судебной защиты конституциями современных демократических государств. В ст. Конституции Республики Беларусь установлено, что каждый имеет гарантии беспристрастном суде в установленные законом сроки. Указанная норма включает положения, схожие с положениями, закрепленными в ч. 1 ст. установленных законом сроков. Ст. 46 Конституции РФ, в отличие от Республики Беларусь, провозглашается право каждого на реализацию установления сроков судебного разбирательства.[8] В Российской Федерации, как и в большинстве стран СНГ, вопрос о сроках разрешается Гражданским процессуальным и Уголовным процессуальным кодексами. Другая группа государств, такие как Республика Армения, Республика Молдова и Республика Казахстан, устанавливает в конституциях возможность судебной защиты, используя позитивный способ закрепления. Например, ст. Конституции Республики Армения гласит, что каждый для восстано
вления своих нарушенных прав имеет право на публичное рассмотрение своего дела независимым и беспристрастным судом, а ст. 13 Конституции Республики Казахстан устанавливает право каждого на судебную защиту его прав и свобод. [9] Конституция Республики Молдова содержит подобную норму, однако следует отметить, что ст. 20 цели защиты в суде несколько сужены, в то время как объект защиты расширен. Согласно этой статье, любому лицу принадлежит право эффективного восстановления его в правах посредством компетентного суда в случаях возможных нарушений любого права, свободы или законного интереса. В отличие от конституций других стран СНГ Конституция Республики Молдова добавляет в круг объектов, подлежащих защите, законный интерес. [10] Е.А. Адзиновой отмечается необходимость рассмотрения интереса в качестве цели и предпосылки приобретения, реализации и защиты для каждого субъективного права. Однако не всякий юридический интерес может быть удовлетворен с помощью субъективного права. В особых случаях для данной категории необходимы другие правовые средства ее осуществления и охраны. В данном случае интерес представлен как самостоятельный объект судебной защиты. [15,26] Вопросы защиты интереса в других странах СНГ, в том числе и в Российской Федерации, отнесены к отраслевому законодательству. Например, согласно ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. [3] Определенным образом право на судебную защиту закреплено в Конституции Республики Украина. Данное право закрепляется в ст. 55 как функция судебной власти в государстве и представлено формулировкой, устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина защищаются судом. [14] Следует отметить, что конституционные акты всех стран СНГ, устанавливая право на судебную защиту, не предусматривают возможностей для его ограничения. Это означает, что право на судебную защиту не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах и условиях, включая режимы чрезвычайного и военного положения. Сравнительно-правовой анализ конституционных положений стран СНГ приводит к выводу, что закрепление в конституциях рассматриваемых государств возможности судебной защиты в качестве права или гарантии конституций стран СНГ основополагающее значение при закреплении рассматриваемого права придается общепризнанным принципам и нормам международного права в области прав и свобод человека. Возможность реализации конституционного права на судебную защиту признана странами СНГ в качестве действенной гарантии правового статуса личности. Анализируя конституционные положения, приходим к выводу о том, что право на судебную защиту признано основополагающим правом (гарантией) государственного устройства. Судебная защита, будучи правовой категорией, представляет функцию политического режима и является качественным и И.А. Умнова (Конюхова) справедливо отмечает, что «современную эпоху отличает весьма существенное повышение роли судов в системе публичной власти… как органа, осуществляющего правосудие, нормативно-доктринальное толкование права и судебный контроль». [17,11] В правовом государстве суды — основная и последняя инстанция в государственном механизме защиты прав и свобод человека.

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

Международно-правовой потенциал судебной защиты прав граждан интеграционных объединений СНГ, ЕАЭС и ЕС

Мишальченко Ю. В., Яцкина А. В.

В настоящее время Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) выполняет задачу на наднациональном уров­не по защите прав и свобод граждан государств, входящих в Совет Европы. Данный международный судебный орган был создан в целях реализации европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), при­нятой 10 государствами — членами Совета Европы (Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Испания, Италия, Люк­сембург, Нидерланды, Норвегия, Франция) 4 ноября 1950 г. в Риме. Преамбула Конвенции провозглашает основные задачи этого международного акта, цель которого — защита и разви­тие прав человека и основных свобод.

Вступление Российской Федерации в Совет Европы в 1996 году отождествляется с принятием обязательств, закреплен­ных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Государства, ратифицировавшие Конвенцию и Протоколы к ней, признают обязательность юрисдикции Европейского суда по правам человека в вопросах толкования и примене­ния Конвенции. Однако Европейский суд по правам челове­ка, являясь дополнительной международной гарантией обе­спечения прав человека, механизмом защиты прав человека и основных свобод в случае неудовлетворенности решениями соответствующих национальных судов, в силу определенных факторов не справляется должным образом в своей деятель­ности в отношении некоторых государств.

Европейский суд по правам человека главным образом уполномочен рассматривать индивидуальные жалобы. Имен­но в рассмотрении индивидуальных жалоб сосредоточенно более 99% деятельности ЕСПЧ. С 1 января 2016 г. по 1 ноября 2016 г. в ЕСПЧ рассмотрено 31 676 жалоб; поступило 41 250 новых жалоб (только те жалобы, которые надлежащим обра­зом оформлены и подлежат рассмотрению Судом (остальные рассматриваются Секретариатом ЕСПЧ); 12 500 жалоб ожида­ло регистрации. Общее количество жалоб по итогам 2016 года составляет приблизительно 74 250.

Главными проблемами в работе ЕСПЧ для граждан стран Содружества Независимых государств (далее — СНГ) и для граждан стран Евразийского экономического союза (далее — ЕАЭС) являются:

— перегруженность ЕСПЧ. Соотношение количества рас­смотренных ЕСПЧ дел и поданных в ЕСПЧ жалоб непропор­ционально. Статистика показывает, что на 31 декабря 2016 г. на рассмотрении суда находилось приблизительно 74 250 жалоб, ЕСПЧ фактически не справляется с таким большим количе­ством жалоб;

— длительность рассмотрения жалоб. Срок рассмотрения жалобы в среднем составляет 5-6 лет с момента ее подачи до вынесения судом постановления;

— языковой барьер. Заявитель имеет дополнительные расходы в связи с использованием услуг профессионального переводчика, так как жалоба должна быть подана на одном из официальных языков, установленных Конвенцией (англий­ский и французский), на которых ведется делопроизводство и переписка между ЕСПЧ, государством-ответчиком и процес­суальными лицами;

— значительные расходы на проживание во Франции на время рассмотрения дела в ЕСПЧ и проезд до места нахожде­ния ЕСПЧ (г. Страсбург, Франция);

— высокая стоимость юридических услуг в европейских странах. Несмотря на то, что процедура обращения и рассмо­трения жалобы в ЕСПЧ бесплатна, заявитель, как правило, несет значительные расходы на оплату услуг адвоката и пере­водчика. Лишь в случае положительного исхода дела суд мо­жет обязать ответчика выплатить не только компенсацию по нарушенным правам, но и компенсацию за услуги адвоката. Однако заявителям не может быть гарантирован положитель­ный исход дела;

— недоверие некоторых заявителей по поводу действи­тельной объективности решений ЕСПЧ в связи с примене­нием санкций против РФ (возможно санкции порождают основания для конфликта между гражданами и в случае не­удовлетворенности решениями соответствующих националь­ных судов нелогично обращаться за помощью к междуна­родному судебному органу, расположенному на территории государств, применяющих санкции);

— внешнеполитические события — проблемы, связанные с мигрантами из арабских стран в Европе являются первосте­пенными, тем самым переносятся решения проблем граждан СНГ и ЕАЭС на второй план.

Вышесказанное подтверждает актуальность создания для стран СНГ, ЕАЭС международного судебного органа, ана­логичного ЕСПЧ. Это могло бы содействовать эффективной защите прав граждан данных интеграционных объединений квалифицированными судьями международного суда.

Процессы интеграции на евразийском пространстве под­черкивают совместимость евразийских и европейских цен­ностей в культурах народов стран СНГ, ЕАЭС. Евразийская интеграция предполагает равноправное сотрудничество с со­гласованной бюджетно-налоговой и макроэкономической по­литикой, свободным перемещением товаров и услуг, рабочей силы, капиталов, сформированной системой защиты прав граждан. Одним из важных факторов устойчивого развития процессов евразийской интеграции является защита прав и свобод граждан в международной и региональной судебных системах.

В правовой системе Содружества Независимых Госу­дарств уже успешно действует региональный судебный орган

— Экономический суд СНГ. С 1 января 2015 года начал свою деятельность Суд Евразийского экономического союза (далее

— Суд ЕАЭС), основной целью которого является обеспечение единообразного применения государствами-членами и орга­нами ЕАЭС Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, международных договоров Союза с третьей стороной и решений органов Союза, международных догово­ров в рамках Союза.

В целях защиты прав граждан интеграционных объедине­ний СНГ и ЕАЭС, а также в связи с проблемами в работе ЕСПЧ возникает вопрос о необходимости создания обособленного наднационального судебного органа, или целесообразности предоставления возможности защиты прав и свобод граждан стран СНГ, ЕАЭС уже более 20 лет назад созданному Экономи­ческому суду СНГ, расширив его полномочия и компетенцию по защите прав и свобод граждан стран СНГ, ЕАЭС в Согла­шении о статусе Экономического суда Содружества Независи­мых Государств.

На сегодняшний день существует множество суждений по поводу неиспользованного потенциала Экономического суда СНГ. Ярким подтверждением данной позиции является доклад о деятельности Экономического Суда Содружества Не­зависимых Государств за 2015 год под руководством Предсе­дателя Экономического Суда СНГ Л.Э. Каменковой (г. Минск, 2016 г.):

«Анализ статуса Суда, закрепленного в его учредитель­ном акте, имеющейся судебной практики, а также наличие значительного числа обращений в Суд как юридических лиц, так и граждан, свидетельствует о его широких потенциальных возможностях в различных сферах международных отноше­ний, не ограничиваясь только лишь сферой экономических обязательств государств — участников СНГ.

В частности, дела о толковании актов Содружества, ре­гулирующих экономические отношения, составляют лишь около 15 % от общего количества рассмотренных Судом дел о толковании. В остальном — это дела, касающиеся социаль­но-экономических прав граждан (около 40%), статуса и пол­номочий органов и организаций в рамках СНГ (около 12%), взаимодействия высших арбитражных, хозяйственных, эконо­мических и других судов государств — участников СНГ по во­просам их процессуальной деятельности (около 7%), учреди­тельных документов СНГ (около5%) и др.».

Трудно переоценить роль Экономического суда СНГ в деятельности по обеспечению выполнения экономических обязательств в рамках СНГ. В условиях современного развития евразийской интеграции происходит смещение акцентов эко­номического сотрудничества в сторону Евразийского эконо­мического союза, при этом учитывая максимально широкий спектр направлений сотрудничества в рамках СНГ (как в эко­номической сфере, так и в гуманитарной, правовой, сфере без­опасности и др.), должным образом создаются обоснованные предпосылки для расширения de jure и de facto предметной юрисдикции судебного органа Содружества.

Однако, расширив полномочия Экономического суда СНГ существует большая вероятность возникновения пробле­мы перегруженности в его деятельности. Неоспоримым оста­ется и тот факт, согласно которому при создании органа су­дебной защиты граждан интеграционных объединений СНГ, ЕАЭС, его организационно-правовая основа должна исхо­дить не только из основополагающей нормативной базы СНГ (Экономического суда СНГ), но также необходимо учитывать юрисдикцию ЕАЭС. В мировой практике деятельность значи­мых судебных учреждений в экономической сфере выступает обособленной инстанцией, разграничивается с деятельностью судебных органов, направленных на защиту прав и свобод граждан (гражданских, уголовных и т.д.).

Говоря о компетенции Суда Евразийского экономическо­го союза, необходимо отметить, что данный орган не призван разрешать споры, вытекающие непосредственно из имуще­ственных споров, возникших между субъектами коммерче­ской деятельности. В соответствии со статутом Суда ЕАЭС, все требования о возмещении убытков или иные требования имущественного характера оставляются без рассмотрения. Основной целью деятельности Суда ЕАЭС является — обеспе­чение единообразного применения государствами-членами и органами союза Договора о ЕАЭС, международных договоров в рамках союза, международных договоров союза с третьей стороной и решений органов ЕАЭС.

Компетенция Европейского суда по правам человека включает возможность оценивать деятельность национальных правоприменительных органов. В соответствии со ст. 46 Кон­венции о защите прав человека и основных свобод государства- участники обязаны исполнять постановления Европейского суда по любому делу, в котором они являются сторонами. Особое внимание привлекает выработанный Европейским су­дом по правам человека механизм пилотных постановлений, который применяется с 2004 года, а в 2011 году был внесен в Регламент ЕСПЧ. Пилотное постановление принимается по одному и тому же вопросу в случае многочисленных повтор­ных жалоб. В данном случае Суд указывает на системную про­блему, приводящую к нарушению, при этом дает государству указания по разрешению данной проблемы.

В ответ на первое пилотное Постановление по России «Бурдов против Российской Федерации (№ 2)» был принят Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», а также Федеральный закон от 30.04.2010 № 69-ФЗ «О внесении измене­ний в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Однако, как показала практика, проблема неисполнения судебных актов в разумный срок не была решена положитель­но, так как Закон № 68-ФЗ распространяется только на опреде­ленные категории дел, что послужило основанием для возник­новения новых жалоб в Европейский суд по правам человека. Так, в деле «Илюшкин и другие против Российской Федера­ции» обжаловалась неэффективность нового средства право­вой защиты, введенного после принятия пилотного Постанов­ления Европейского суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (№ 2)», в делах о неисполнении национальных ре­шений, обязывающих органы власти предоставить жилье.

В российском законодательстве вопрос исполнения поста­новлений Европейского суда по правам человека обострился после принятия 14 июля 2015 года Конституционным Судом РФ Постановления № 21-П, признающим возможность неис­полнения постановлений ЕСПЧ, а также принятия в последу­ющем Федерального конституционного закона от 14.12.2015 № 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конститу­ционный закон «О Конституционном Суде Российской Феде­рации». Таким образом, Конституционный Суд РФ получил право выносить постановления о невозможности исполнения в целом или в части решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании поло­жений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, в связи с которым был подан запрос в Кон­ституционный Суд РФ.

Данные документы существенно влияют на сложившуюся систему и практику исполнения постановлений Европейского суда по правам человека, подрывают саму идею европейского правосудия, представляя институт ЕСПЧ неспособным долж­ным образом стимулировать государство к решению действи­тельно повторяющихся системных проблем.

Большая вероятность того, что защита прав и свобод граждан в международной и региональной судебных системах государств СНГ и ЕАЭС будет более согласованной и успеш­ной благодаря интеграции на евразийском пространстве, че­рез совместимость европейских и евразийских ценностей в культурах народов стран СНГ, ЕАЭС, имеет место быть.

В случае создания регионального постоянно действующе­го органа судебной защиты государства подтвердят свою го­товность в принятии на себя обязательств по предоставлению реальной возможности гражданам интеграционных объеди­нений СНГ и ЕАЭС по защите их прав, тем самым абстраги­руясь от многочисленных проблем, сопряженных с порядком судопроизводства в ЕСПЧ.

Должна быть организована работа органов власти и ве­дущих экспертов в области права и экономики СНГ и ЕАЭС в целях проявления истинной политической воли в создании нового уникального международного регионального органа судебной защиты, успешное функционирование и устойчи­вость которого должны способствовать качественному обеспе­чению защиты прав и свобод граждан интеграционных объ­единений СНГ, ЕАЭС.

Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации Мархгейм Марина Васильевна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Мархгейм Марина Васильевна. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации : диссертация . доктора юридических наук : 12.00.01, 12.00.02. — Москва, 2005. — 385 с. РГБ ОД,

Содержание к диссертации

I. Концепция конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации 25

1.1. Понятие и концептуальное обоснование конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации 25

1.2. Компоненты конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации 48

1.3. Правозащитная структура российского общества и государства 67

1.4. Правозащитная деятельность как способ функционирования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и проблемы ее конституционного регулирования 84

1.5. Самозащита как конституционный вид правозащитной деятельности 108

II. Развитие и совершенствование российской конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина: анализ, проблемы, тенденции 115

2.1. Правовое обеспечение конституционной защиты лиц, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации 115

2.2. Законодательное регулирование защиты конституционных прав и свобод в России 151

2.3. Совершенствование процессуальных основ конституционной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации 185

2.4. Международные стандарты защиты прав и свобод человека и опыт их имплементации в России 203

III. Правозащитные полномочия государственных органов и повышение роли институтов гражданского общества в механизме функционирования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации 215

3.1. Президент Российской Федерации как гарант прав и свобод человека и гражданина 215

3.2. Роль законодательных (представительных) органов власти в защите прав и свобод человека и гражданина 234

3.3. Функции исполнительных, правоохранительных и удебных органов в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина 252

3.4. Институт Уполномоченного по правам человека 298

3.5. Правозащитная роль общественных объединений и неправительственных организаций 317

Список использованных нормативных правовых источников и научной литературы 345

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Более чем десятилетняя практика реализации норм и принципов Конституции Российской Федерации, направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина, также как и деятельность государственных и негосударственных структур по защите прав и свобод лиц, находящихся под юрисдикцией России, наглядно показали, что прогресс в данной области идет очень медленно, сопряжен с большими трудностями, что достижения, которые имели место в прежние годы, часто сопровождаются издержками, утратой отдельных правозащитных позиций.

Сложившаяся ситуация требует осмысления причин того, почему в Российской Федерации, вставшей на путь серьезных системных преобразований, не произошли кардинальные качественные изменения практики реализации и защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Традиционное исследование комплекса проблем в сфере прав человека с учетом триединой конституционной обязанности Российского государства по отношению к правам и свободам человека и гражданина («признание-соблюдение-защита») сталкивается со сложностями методологического порядка. Выход из сложившейся теоретической и проблемно-практической ситуации связан, по мнению диссертанта, с необходимостью детального самостоятельного изучения каждой из названных Конституцией Российской Федерации составляющих — признание, соблюдение, защита. В пользу такого подхода свидетельствует то обстоятельство, что цели, назначение, сущность и правовые механизмы указанных трех видов функциональной деятельности государства весьма различны. Поэтому для углубления предметной разработки из общего конституционного института прав и свобод человека и гражданина целесообразно выделить проблематику их защиты. Основанная на высшей цен-

ности человека, она обладает особыми свойствами, рассматривается нами как упорядоченная совокупность взаимодействующих правозащитных элементов — норм, принципов, субъектов, институтов, гарантий. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина функционирует посредством правозащитной деятельности, которая имеет собственные качественные характеристики, обусловленные конституционными целевыми установками и мотивацией.

На практику защиты прав и свобод человека и гражданина в нашей стране влияли разноплановые и разнопорядковые преобразования практически всех сфер российского общества и государства. В условиях сложных социально-экономических реформ, на путь которых встала Россия, наиболее остро проявились позитивные и негативные проблемы в сфере деятельности органов государственной власти по защите прав и свобод человека и гражданина. Об их серьезности свидетельствуют более 1,5 млн ежегодных обращений граждан, адресованных Президенту Российской Федерации, палатам Федерального Собрания и Правительству Российской Федерации. Систематически растет число обратившихся за защитой к федеральному Уполномоченному по правам человека в связи с нарушениями их прав органами исполнительной власти. Статистика свидетельствует о росте заявлений, жалоб, исков, обращенных к судебным и правоохранительным органам. В этой связи от Российского государства требуется комплекс конституционных мер по изменению ситуации, сложившейся сегодня в сфере защиты прав граждан. Эти меры должны стать целью государственных программ и реформ, в особенности административной реформы, войти в новое законодательство о государственной гражданской службе, в планы перестройки государственного аппарата. Данное требование необходимо в связи с тем, что защита прав и свобод человека и гражданина, наряду с их признанием и соблюдением, является единственной обязанностью Российского государства, прямо закреплен-

ной в Конституции. Уровень реализации данной обязанности показательно характеризует Россию за ее пределами.

Актуальность предпринятого диссертационного исследования состоит и в том, что современной российской действительности свойственно многообразие различных структур, непосредственно вовлеченных в сферу защиты прав и свобод человека и гражданина, заявляющих о своей озабоченности состоянием дел в данной сфере. Федеральные государственные органы, государственные органы субъектов Российской Федерации, муниципальные органы, институты гражданского общества, отдельные правозащитники и лица, самостоятельно защищающие собственные права и свободы, в совокупности составляют организационную структуру всей правозащитной деятельности в России. Общность их цели — защита прав и свобод человека, — а также единство конституционных ориентиров создают возможность взаимодействия названных субъектов. Пришло время осознать, что все звенья правозащитной структуры российского общества и государства являются существенными частями единого механизма, что от успешного их взаимодействия во многом зависит качество правозащитной деятельности, конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Нельзя не обратить внимания на недостаток средств, методов и приемов, позволяющих своевременно пресечь и эффективно восстановить нарушенные права, свободы и законные интересы граждан.

Сложившаяся в Российской Федерации обстановка с реализацией конституционных положений, определяющих систему защиты прав и свобод человека и гражданина, ставит перед юридической наукой задачи по дальнейшей разработке действенных правозащитных механизмов, опирающихся на конституционные нормы, по законодательному развитию конституционных правозащитных принципов. Требуется серьезный критический анализ действующего российского законодательства, направленного на обеспечение защиты прав и свобод человека и граждани-

на в России с учетом международных стандартов, сложившихся в данной сфере. Необходимо также принятие новых федеральных законов, способных устранить имеющиеся пробелы и противоречия в правозащитной сфере, результативно дополнить механизмы соответствующей деятельности всех участвующих в ней субъектов.

На функционирование конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации накладывают определенный отпечаток углубление межгосударственных отношений, в которых участвует наша страна, острая и нередко обоснованная критика, исходящая от соответствующих международных организаций, по поводу ее правозащитной деятельности. В этой связи требуют обстоятельного научного анализа те международные стандарты, которые, по существу, определяют современную правозащитную деятельность в России.

Степень научной разработанности проблемы определена устойчивым вниманием исследователей — представителей разных стран, поколений и научных направлений — к сфере защиты прав и свобод человека.

В различные исторические периоды в центре внимания ученых находились те или иные аспекты проблемы, связанной с правами и свободами человека и гражданина, предлагались и обосновывались различные способы их решения. Диссертантом прослежена определенная историческая преемственность современных и предшествующих правовых воззрений на человека как участника социально-политической жизни, что, в свою очередь, повлияло на формирование правозащитных идей в России. Однако, несмотря на положительные результаты проведенных исследований, которые существенно продвинули вперед решение ряда проблем в сфере прав человека, определились те из них, которые требуют более пристального научного внимания. В частности, изучение уровня и качества защиты прав и свобод человека и гражданина в России не отличается нужной последовательностью и системностью. Это обусловлено не только особенностями становления Российской государственности в прошлом

и настоящем, но и вызовами новейшего времени, необходимостью следовать международным (универсальным и европейским) стандартам защиты прав и свобод человека.

Правозащитные идеи фактически пронизывают концепции таких выдающихся представителей российской науки, как Н.А. Бердяев, Н.Я. Данилевский, И.А. Ильин, К.Д. Кавелин, Н.М. Карамзин, Е.А. Кистяков-ский, П.Н. Милюков, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, К.П. Победоносцев, B.C. Соловьев, С.С. Уваров, И.Я. Фойницкий, Б.Н. Чичерин и другие. Опираясь на разные теоретические основания и делая различные акценты в определении сущности и пределов взаимоотношений личности и государства, указанные выше ученые обосновывали соответствующие их взглядам способы защиты прав и свобод человека.

В советскую эпоху вопросы защиты прав и свобод человека обосновывались в тесной взаимосвязи с господствующими политическими и идеологическими установками. В этой связи проблемы защиты прав и свобод человека и гражданина получали опосредованное научно-теоретическое и конституционно-правовое освещение. Вместе с тем, весомый вклад в развитие вопросов защиты прав и свобод человека, внесен многоплановыми исследованиями Н.А. Бобровой, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, О.В. Воробьева, В.Н. Иванова, Д.А. Керимова, В.В. Копейчи-кова, В.В. Малькова, Р.А. Мюллерсона, И.Е. Фарбера, В.М. Чхиквадзе и др. В рамках жестких идеологических рамок, им удавалось существенно продвигать правозащитные идеи и укреплять их теоретические и конституционные позиции.

Современный период исследования проблем, связанных с правами и свободами человека и гражданина, характеризуется расширением их спектра, сопряжением с международными факторами, совершенствованием имеющихся и поисками новых правозащитных механизмов и процедур. Настоящий прорыв в данной сфере осуществлен и представлен в работах таких ученых-государствоведов, как С.А. Авакьян, М.В. Баглай,

H.A. Богданова, В.В. Бойцова, Н.С. Бондарь, В.М. Жуйков, Ю.И. Лейбо, Е.А. Лукашева, В.А. Карташкин, Н.С. Колесова, Кутафин О.Е., И.А. Ле-дях, Г.В. Мальцев, B.C. Нерсесянц, Л.А. Окуньков, Б.Н. Топорнин, Н.Г. Салищева, В.Е. Чиркин, Б.С. Эбзеев и другие. Многоаспектность, многофакторность и многообразие субъектов правозащитной деятельности вызвали необходимость широко использовать в диссертации работы отечественных авторов, в том числе труды А.Х. Абашидзе, И.Н. Барцица, Н.В. Бутусовой, А.В. Васильева, А.И. Ковлера, Н.М. Колосовой, И.И. Лукашу-ка, В.О. Лучина, Т.Д. Матвеевой, В.А. Туманова, Н.Ю. Хаманевой, С.С. Юрьева, И.С. Яценко и других.

Среди зарубежных авторов, чьи подходы, концепции и доводы повлияли на освещение определенных вопросов исследования, следует назвать У. Брубейкера, Д. Гомьен, Д. Джильберта, Л. Зваака, Н. Лернера, Ф. Люшера, Р. Рисдала, В. Ройтера, Ю. Хабермаса, X. Ханнума, Д. Хар-риса, К. Хюфнера и других.

Научные исследования в данной сфере посвящены преимущественно рассмотрению «конституционного каталога» прав и свобод человека и гражданина в России; некоторым внутригосударственным и международным механизмам защиты прав человека; проблемам защиты отдельных прав определенных категорий лиц; правам человека в контексте национальных и федеративных отношений. Данные аспекты существенны при формировании целостного представления о столь сложном феномене, каковым являются права и свободы человека и гражданина, и о таком неоднозначном механизме, как их защита. Последняя в отечественной государственно-правовой науке традиционно рассматривалась, во-первых, как составляющая института конституционных прав и свобод человека и гражданина, во-вторых, в связке с их признанием и соблюдением, в-третьих, в контексте охраны прав и свобод человека и гражданина.

С учетом современных реалий, возникла необходимость самостоятельного исследования конституционной системы защиты прав и свобод

человека и гражданина в целом. Предметная разработка такой системы позволит дать ее дефиницию, выявить особенности концептуальных оснований, исследовать структуру и способы функционирования данной системы, рассмотреть ресурсы ее совершенствования. Результаты такого исследования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации помогут специально уполномоченным государственным и муниципальным органам, общественным объединениям и правозащитным организациям не стихийно и не по наитию, а на научно-обоснованных началах активно и эффективно включиться в правозащитный процесс. Данный подход важен не только для создания и развития действенного правозащитного инструментария, но и для становления нового демократического правового Российского государства. Все вышеназванное и предопределило выбор темы диссертационного исследования. Такое научно-исследовательское предпочтение диссертанта связано также с практикой реализации Российским государством своей конституционной обязанности защищать права и свободы человека и гражданина.

Цель диссертационной работы состоит в обосновании и раскрытии сущности, предназначения, ценностных оснований, специфики и структуры конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации в качестве особой динамичной модели государственно-правового института прав и свобод человека и гражданина, в выявлении способов ее функционирования и механизмов совершенствования с учетом закономерностей, ориентиров и опыта развития российской правовой государственности, а также международных стандартов, сложившихся в сфере защиты прав и свобод человека.

Сообразно цели диссертации, сформулированы следующие задачи: — исследовать теоретические основания и принципы современной концепции защиты прав и свобод человека и гражданина, теоретические основы формирования конституционной системы защиты прав и свобод

человека и гражданина в России, а также уточнить действующий понятийный аппарат для ее адекватного отражения;

— выявить и рассмотреть компоненты конституционной системы
защиты прав и свобод человека и гражданина;

разработать классификацию субъектов правозащитной деятельности в зависимости от их правовой природы, закономерностей их становления и развития;

охарактеризовать правозащитную структуру российского общества и государства с учетом сущности конституционной обязанности Российского государства защищать права и свободы человека и гражданина;

выявить и раскрыть способ функционирования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина;

проанализировать динамику правозащитных норм в российских конституциях советского периода и Конституции Российской Федерации для выявления их влияния на правозащитную деятельность уполномоченных субъектов;

провести комплексное исследование российского законодательства и выявить направления его совершенствования с целью обеспечения эффективной правозащитной деятельности различных субъектов конституционно-правовых отношений;

исследовать уровни и способы стандартизации российского законодательства и оценить влияние данного процесса на формирование конституционной правозащитной системы в Российской Федерации;

проанализировать и обобщить эмпирический материал по соблюдению в Российской Федерации международных (универсальных и европейских) стандартов правозащитной деятельности;

осуществить анализ конституционных полномочий государственных органов, выявить их вклад в реализацию конституционной обязанности Российского государства защищать права и свободы человека и гражданина, раскрыть роль конституционной ответственности за нарушение

прав и свобод человека и гражданина в процессе формирования целостной правозащитной системы;

— обобщить опыт правозащитной деятельности государственных и негосударственных структур в Российской Федерации, раскрыть потенциал и выявить факторы их конструктивного взаимодействия и взаимовлияния, разработать предложения по совершенствованию конституци-

^ онной системы защиты прав и свобод человека и гражданина с учетом

особенностей различных субъектов правозащитной деятельности.

Объектом диссертационной работы выступает вся совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере конституционной защиты прав и свобод человека и гражданина со стороны субъектов различной правовой природы.

Предметом диссертационного исследования являются отношения, урегулированные нормами конституционного права в части осуществле-

.,% ния конституционной обязанности защищать права и свободы человека и

гражданина с учетом требовании международных стандартов, закрепленных в соответствующих международно-правовых актах. Кроме правозащитных полномочий государственных (федеральных и субъектов Российской Федерации) органов и их представителей, исследованию подлежат деятельность институтов гражданского общества и лиц, реализующих свое конституционное право защищать собственные права всеми не запрещенными законом способами.

Методологическая основа диссертационной работы предполага-
ет использование диалектического метода познания социально-экономи-

ческих, правовых, политических процессов и явлений, который позволяет оценить эффективность конституционно-правовых норм, национальных публичных (государственных и муниципальных) и непубличных (институтов гражданского общества) структур, участвующих в правозащитной деятельности в современной России.

Использованный диссертантом методологический инструментарий дал возможность комплексно изучить, проанализировать, обобщить и классифицировать исключительно сложные правозащитные отношения в Российском государстве.

В диссертации применен ряд общенаучных (системный, анализ и синтез, логический и др.), специально-гносеологических (лингво-юридический, структурно-функциональный) и частно-научных методов (формально-юридический, историко-правовой). Большое внимание уделено сравнительному методу, позволившему сопоставить конституционно-правовые основания правозащитной деятельности в различные исторические периоды нашей страны и других государств, соотнести российское законодательство с международными (универсальными и европейскими) стандартами в сфере защиты прав и свобод человека, выявить специфику защиты отдельных конституционных прав и различных категорий лиц.

Характер исследования потребовал привлечения ряда социологических (моделирование, экстраполяция, контент-анализ) и статистических (классификация, корреляция) методов познания, которые способствовали более четкому определению масштабов нарушений прав и свобод человека и гражданина, выявлению наиболее характерных направлений правозащитной деятельности в России, подкреплению теоретических позиций конкретными примерами из современной российской и зарубежной практики.

Нормативная правовая база диссертационного исследования: конституционные акты (Конституция Российской Федерации, Конституции (Уставы) субъектов Российской Федерации; Федеральные конституционные законы (от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», от 21 июля 1994 г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» и др.) и Фе-

деральные законы (от 25 июля 2002 г. №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», от 25 июля 2002 г. №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», от 12 июня 2002 г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», от 31 мая 2002 г. №62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», от 24 мая 1999 г. №99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» и др.), законодательство субъектов Российской Федерации; подзаконные нормативные правовые акты, имеющие отношение к защите прав и свобод человека и гражданина (указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания, постановления Правительства РФ, ведомственные правовые акты). Широко использованы акты Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, судебные решения.

Использованы такие правовые акты, как: послания Президента Федеральному Собранию Российской Федерации, заявления палат российского парламента.

Привлечены также материалы о деятельности государственных органов (доклады о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1998-2004 гг., его специальные доклады; доклады Генерального прокурора главе государства и Федеральному Собранию; аналитические материалы по работе главы государства, палат парламента, органов исполнительной власти с обращениями граждан и др.) и общественных объединений (Межрегионального общественного учреждения «Объединенная общественная приемная», Московской Хельсинкской группы, «Межрегиональной правозащитной сети» и др.).

В диссертации были использованы международные (универсальные и европейские) акты, связанные с защитой прав и свобод человека. Про-

веден анализ конституций зарубежных стран, в том числе стран Европы, Америки, СНГ и Балтии.

Научная новизна диссертации связана с результатами проведенного исследования в части, касающейся:

выдвижения тезиса о том, что конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина является динамичной моделью государственно-правового института прав и свобод человека и гражданина;

раскрытия сущности, структуры и содержания конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в России;

выявления юридической природы конституционной обязанности Российского государства защищать права и свободы человека и гражданина;

выработки теоретических и правовых оснований, организационных и процессуальных механизмов реализации Российской Федерацией своей конституционной обязанности защищать права и свободы человека и гражданина;

— характеристики правозащитной деятельности как способа
функционирования конституционной системы защиты прав и свобод
человека и гражданина;

выявления специфики правозащитной деятельности в зависимости от правовой природы ее субъектов;

уточнения форм и содержания конституционного института самозащиты каждым своих прав и свобод, раскрытия его трансформаций;

характеристики конституционной категории «доступ к правосудию» как правозащитного принципа;

применения правозащитного критерия оценки современного российского законодательства для выявления и закрепления позитивных закономерностей, а также преодоления сложившихся деструкции;

— раскрытия механизмов обеспечения устойчивости системы
защиты прав и свобод человека и гражданина;

— классификации международных правозащитных стандартов и обоснования того, что процедура имплементации таких стандартов должна осуществляться с учетом разнообразных государственно-личностных интересов и позитивных достижений в правозащитном механизме.

Диссертантом обоснован ряд положений и выводов, выносимых на защиту и обладающих элементами научной новизны:

Трактовку понятия правозащитной деятельности диссертант основывает на идее интеграции всех форм активности государственных и негосударственных структур, формальных и неформальных организаций, внутригосударственных и международно-правовых институтов, индивидуальных и групповых, организованных и неорганизованных действий, направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина от нарушений и посягательств. Автор полагает, что интеграция правозащитных акций государства, гражданского общества и мирового сообщества должна стать одной из ведущих тенденций современного глобализирующегося мира.

Разработана базовая категория «конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина». Она определена как целостная, конституционно обусловленная упорядоченная совокупность взаимодействующих элементов правового механизма, функционирование которого направлено на защиту нарушенных прав и свобод, на достижение в Российской Федерации состояния их устойчивой защищенности.

Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина есть особая динамичная модель государственно-правового института прав и свобод человека и гражданина, сформировавшаяся и выделившаяся из его рамок в качестве самостоятельного феномена гражданского общества. В пользу такого подхода свидетельствует то, что конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина имеет специфические сущностные черты и концептуальные особенности,

своеобразную структуру и механизм функционирования. Системное изучение конституционных проблем защиты прав и свобод человека и гражданина, по мнению диссертанта, необходимо для углубления и укрепления научной опоры правозащитного процесса, выявления его закономерностей и направлений развития и своевременной корректировки сообразно требованиям конституционной теории и практики.

Задачи правозащитной деятельности в современном мире, по мнению диссертанта, должны быть более широкими, чем когда-либо раньше. Человеку нужны гарантии не только от нарушения его прав, но и от посягательств на них. В этой связи автор считает необходимым дополнить понятийный аппарат российской правовой науки категорией «посягательства на права человека», которая сегодня используется крайне редко. Посягательство на права может выразиться в попытках, намерениях ограничить, умалить права, превратить их пустую формальность. Чаще всего такие попытки исходят от бюрократизированной государственной власти, поэтому конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина должна быть способной своевременно и четко реагировать на любое посягательство властей усложнить, сузить, перекрыть возможности пользования правами; сократить объем и ухудшить качество соответствующих гарантий; освободить государственные органы от их конституционной обязанности признавать, соблюдать и защищать права человека. Сегодня угроза от подобных посягательств может исходить и от сильных структур гражданского общества, прежде всего, экономических.

Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, по мнению диссертанта, имеет свою специфическую структуру, объединяющую субъекты различной правовой природы.

Публичные (выделяемые в связи с отношением к власти) субъекты правозащитной структуры классифицированы диссертантом на государ-

ственные органы и органы местного самоуправления. Государственные правозащитные органы в России представлены двумя уровнями — федеральным и субъектов Федерации, — каждый из которых включает судебный и внесудебный механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина. Правозащитные институты гражданского общества включают соответствующие организации федерального, межрегионального, регионального, местного уровней, а также адвокатуру. Особое место в правозащитной структуре занимает, по определению автора, «самозащитник» или «само-правозащитник», т.е. лицо, реализующее собственное конституционное право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Диссертантом обосновано, что «само-правозащитник» может выступать в индивидуальном и коллективном качестве. В правозащитной деятельности российского общества и государства участвуют также международные межправительственные и неправительственные правозащитные институты.

Условием функционирования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина диссертант считает выделение особой — правозащитной — функции государства, которая, во-первых, является осуществлением Российской Федерацией своей конституционной обязанности защищать права и свободы человека и гражданина; во-вторых, не совпадает с охранительной функцией государства и выступает самостоятельной по отношению к ней; в-третьих, активно взаимодействует с правозащитной деятельностью, осуществляемой структурными элементами гражданского общества. В пользу самостоятельного развития правозащитной функции государства свидетельствует появление в последние годы множества новых юридических институтов и гарантий судебной и иной защиты прав человека и гражданина, а также возможность применения к Российскому государству санкций межгосударственных правозащитных органов за изъяны внутригосударственного правозащитного

механизма, не способного надлежащим образом защитить права и свободы человека.

Правозащитная деятельность институтов гражданского общест
ва, по определению диссертанта, сориентирована на выявление и искоре
нение нарушений прав и свобод человека и гражданина публичными
структурами и их представителями, на оказание правовой помощи по-

страдавшим, на восстановление нарушенных прав всеми доступными им

средствами. Правозащитная деятельность публичных (государственных и
муниципальных) органов, напротив, как подчеркнуто диссертантом,
должна основываться только на тех правозащитных средствах, методах и
приемах, которые прямо предусмотрены (дозволены) для этого Консти
туцией Российской Федерации, иными нормативными правовыми актами.
Не изменяя принципиальным конституционным позициям, право
защитная деятельность, совершенствуясь, должна, по убеждению диссер
танта, обрести технологический характер. Ее возможности в значитель-
v ной мере зависят от правовой природы субъектов ее осуществления, от

допустимых практических форм их воздействия, от способности учитывать реальные условия и специфику допущенных нарушений.

Правозащитная функция государственных органов в Россий
ской Федерации осуществляется с помощью универсальных, специаль
ных и факультативных механизмов. Они характерны для судебной и вне
судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, придают иссле
дуемой конституционной системе необходимую гибкость. Универсаль-

|^Р ные правозащитные механизмы предназначены для защиты всех, нахо-

дящихся под юрисдикцией России; специальные — ориентированы на защиту отдельных групп и категорий лиц, для которых, согласно законодательству, не могут применяться универсальные механизмы; факультативные средства привлекаются для защиты особых категорий лиц наряду с универсальными и специальными механизмами.

Исследован конституционный институт самозащиты, который в
юридическом смысле объединяет законное правозащитное требование
лица и обязанность соответствующих государственных органов
удовлетворить или рассмотреть его в установленном порядке.
Обосновано, что ряд конституционно предусмотренных требований лица,
прибегнувшего к самозащите своих прав, не допускает усмотрения
государственного органа или его представителя в связи с обеспечением
таких правозащитных претензий.

Развитие конституционного института самозащиты требует стратегии, объединяющей усилия по созданию понятных каждому законов, разработке эффективных правозащитных процедур, формированию широкой сети юридических консультаций, включая бесплатные, повышению правовой культуры населения. Это позволит лицу надлежаще ориентироваться в национальном и международном правозащитном правовом пространстве.

Диссертант считает, что судебный механизм функционирова
ния конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражда
нина в России способен достичь своей цели только при условии его пол
ной доступности для всех граждан. Задача реального, а не формального
доступа к правосудию связана не только с совершенствованием консти
туционной системы судебной власти, но и с развитием альтернативных
способов разрешения споров — третейских судов, трудового арбитража,
посредничества и примирительных процедур, которые способны снизить
нагрузку на государственные суды и предоставить субъектам права более
широкие возможности для защиты своих законных интересов.

Обосновано авторское понимание международных стандартов в сфере защиты прав и свобод человека как сформированной посредством заинтересованного сотрудничества государств в рамках международных межправительственных организаций системы минимальных императивных требований, принимаемых на себя государствами по поводу защиты

прав и свобод лиц, находящихся под их юрисдикцией, и выступающих условием интеграции государства в соответствующую международную организацию, а также пребывания в ней. Имплементация международных правозащитных стандартов без учета государственных интересов чревата сужением диапазона национальных правозащитных систем.

В настоящее время ресурсы и возможности конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в России, по мнению диссертанта, снижены несовершенством федерального и регионального законодательства, незавершенностью процесса практического формирования правозащитной структуры российского общества и государства и выработки действенных механизмов защиты прав и свобод. Нуждаются в изменениях и дополнениях большинство федеральных законов, связанных с защитой лиц, имеющих различный правовой статус, относящихся к различным группам и категориям, направленных на защиту различных конституционных прав и свобод человека и гражданина, предусматривающих конкретные процессуальные правозащитные механизмы.

С учетом этого диссертантом сформулированы практические предложения, направленные на совершенствование механизма конституционно-правовой защиты граждан России. В частности, целесообразно узаконить требование, адресованное суду, следователю, прокурору, разъяснять со ссылкой на ч.1 ст.48 Конституции Российской Федерации конституционное право на бесплатную юридическую помощь, которым при наличии определенных условий может воспользоваться обвиняемый, истец, потерпевший, ответчик.

В силу несовершенства действующего российского законодательства и отраслевой рассредоточенности норм института возмещения государством вреда, причиненного любому физическому лицу незаконными деяниями органов государственной власти или их должностных лиц, требуется принятие специального Федерального закона «О порядке возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (без-

действием) органов государственной власти или их должностных лиц», обеспечивающий (и в материальном, и в процессуальном смыслах) применение в установленных случаях конституционно-правовых санкций к Российскому государству в виде возмещения ущерба.

Ввиду особой правозащитной миссии акта помилования целесообразно принять Федеральный закон «О помиловании в Российской Федерации», которым данный институт будет введен в конституционное русло. В пользу такого подхода свидетельствует положение ч.З ст.55 Конституции Российской Федерации, согласно которой ограничения (а отказ в помиловании рассмотрен автором диссертации в качестве специфической формы двойного ограничения) прав и свобод человека и гражданина могут осуществляться только на основе федерального закона.

Предложено внести дополнения в Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» в части развития института посланий данного суда. Предложено выделить специальный вид таких посланий — правозащитный. Обосновано, что такой подход имеет глубокий правозащитный смысл и назначение.

Правозащитные перспективы института уполномоченного по правам человека в России связаны с региональным и специализированным направлениями развития. Упорядочение такого процесса требует принятия федеральных законов, устанавливающих общие подходы к учреждению соответствующих должностей и принципы их взаимодействия.

В качестве переходной меры, восполняющей неравномерность учреждения института уполномоченного по правам человека субъекта Федерации, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации целесообразно назначить своих представителей в федеральных округах. Таким решением можно реально скорректировать и преодолеть разрозненность регионального правозащитного пространства России и упорядочить так называемую медиаторную сеть.

Теоретическая и практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что уточнение принципиальных базовых позиций конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, ее структурное упорядочение с учетом конституционной природы субъектов, обоснование и освещение особенностей функционирования данной системы являются определенным вкладом в развитие теории и практики конституционного права, а также политических и правовых институтов юридической науки. Суждения автора являются теоретическим подходом к решению практических задач повышения эффективности функционирования и взаимодействия всех звеньев конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Теоретико-концептуальные обоснования, уточнения и дефиниции, равно как и конституционно-практические модели диссертанта могут способствовать познанию механизмов и гарантий функционирования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в России, сущности правозащитной функции государства, содержания и специфики правозащитной деятельности субъектов различной правовой природы, организационному совершенствованию и целесообразному уточнению компетенции национальных структур, участвующих в реализации конституционной обязанности Российского государства защищать права и свободы человека и гражданина.

Сформулированные предложения и рекомендации относительно нормативно-правового, системно-организационного, структурно-функционального и ресурсного обеспечения правозащитной деятельности как способа функционирования конституционной системы защиты прав и свобод человека гражданина в Российской Федерации направлены на комплексное упорядочение правозащитного пространства страны и реальное повышение результативности ее правозащитной практики в общенациональном и международном масштабах.

Имеющиеся в диссертации выводы и суждения теоретического и прикладного характера предназначены для использования в правотворческой и правоприменительной практике соответствующих органов государственной власти, в деятельности иных субъектов конституционно-правовых отношений.

Полученные результаты также могут быть использованы при подготовке учебников, учебно-методических пособий, направленных на освещение широкого спектра проблем, связанных с системной конституционной защитой прав и свобод человека и гражданина в России.

Апробация результатов исследования осуществлена на заседаниях кафедры государственного строительства и права Северо-Кавказской академии государственной службы, на предметно-методической комиссии и заседании кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Основные результаты диссертационного исследования получили отражение в выступлениях автора на научно-практических конференциях международного, всероссийского, межрегионального, регионального, межвузовского, внутриакадемического порядка (в частности: «Эффективные технологии в системе государственного и муниципального управления» (г. Майкоп, 1999 г.), «Государственное управление и местное самоуправление в полиэтнической среде» (г. Туапсе, 1999 г.), «Ценностные основания государственной власти и управления России на рубеже веков» (г. Пятигорск, 2000 г.), «Перспективы гражданского общества в России и особенности его развития в условиях Северо-Кавказского региона» (г. Ростов-на-Дону, 2002 г.), «Устойчивое развитие Юга России: состояние, проблемы, перспективы» (г. Ростов-на-Дону, 2003 г.), «Проблемы соответствия партийной системы интересам гражданского общества современной России» (г. Ростов-на-Дону, 2004 г.), «Профсоюзы и демократия: опыт России и Германии» (г. Ростов-на-Дону, 2004 г.)).

Основные положения, раскрывающие сущность, содержание, структуру и особенности функционирования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации используются в процессе преподавания «Конституционного права Российской Федерации», «Международного права», «Правоведения», спецкурсов «Избирательное право и избирательный процесс в России» и «Государственное управление федеративными отношениями в России: конституционно-правовой аспект», а также включены в учебники, учебные пособия, методические разработки автора для студентов очной и заочной формы обучения, для аспирантов и соискателей, для слушателей факультета переподготовки кадров, для государственных и муниципальных служащих в рамках повышения их квалификации.

Структура диссертационного исследования обусловлена много-аспектностью проблематики, целевыми ориентирами и внутренней логикой изложения вопросов. Работа состоит из введения, трех разделов, объединяющих четырнадцать параграфов, заключения и списка использованных нормативных правовых источников и научной литературы.

Понятие и концептуальное обоснование конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Исследование различных аспектов прав и свобод человека — задача неисчерпаемая. Протагоровская сентенция «человек — мера всех вещей» в поэтапном историческом развитии обрела современное звучание — «человеческое измерение», так участники СБСЕ (ОБСЕ) назвали комплекс вопросов в сфере взаимоотношений, связанных с правами человека1.

Определение человека в качестве «мерила» сопряжено с выявлением системообразующих звеньев, обеспечивающих механизм защиты этого статуса. Комплексное решение поставленной задачи, по мнению автора, связано с рассмотрением конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в самостоятельном формате. Отметим, что в конституционной науке глубже и последовательнее разработана теория прав и свобод человека . Выводы, сделанные учеными в данной сфере, систематизация научного знания об их природе и сущности, о принципах определения правового статуса, классификация прав человека, создают импульс для совершенствования правозащитных механизмов реализации таких прав, поиска адекватных и доступных процедур, прибегая к которым, человек действительно может почувствовать себя, по конституционному определению, «высшей ценностью».

Исходя из ст.2 Конституции РФ, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина составляют обязанность государства. Конституционное употребление слова «обязанность» в единственном числе при фактическом распространении ее (обязанности) на признание, соблюдение и защиту ориентирует на их триединое восприятие и исследование. Такой подход доминировал в изучении проблем, отражающих взаимоотношения государства и индивида по поводу реализации прав и свобод последнего. Более чем десятилетний опыт изучения и осуществления ст.2 Конституции РФ в традиционном формате показал, что существенного положительного изменения обстановки в сфере прав и свобод человека и гражданина не произошло. Они по-прежнему нарушаются представителями власти, вследствие чего у индивидов формируется недоверие к государству, отторгаются его инициативы, включая и правозащитные. Подобное развитие событий отдаляет Российскую Федерацию от качества правового государства и ослабляет его; мешает людям осознать себя значимыми фигурами гражданского общества и отстаивать свои законные интересы; создает угрозу серьезного, вплоть до драматического, противопоставления России и ее граждан. Во избежание этого требуются дополнительные аргументы, опираясь на которые можно повысить корреляцию интересов человека (общества) и государства, укрепить конституционные правозащитные механизмы, возводящие непреодолимые правовые барьеры для властного произвола. Наиболее убедительные из этих доводов могут быть выявлены при научном осмыслении комплекса вопросов, который может быть определен как конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в России.

Значимость такой защиты прав и свобод человека и ее существенное содержательное отличие от признания и соблюдения ориентируют на особый исследовательский подход. Он выражается в самостоятельной по отношению к признанию и соблюдению системной разработке конституционной защиты прав и свобод человека и гражданина. То есть рассматриваться будет не триединая — признание-соблюдение-защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность Российского государства, а отдельно обязанность-защита. В поддержку такого формата изучения выступает следующее. Во-первых, каждая из закрепленных в ст.2 Конституции РФ составляющих обязанности Российского государства побуждает его к определенным характерным действиям. Так, осуществление обязанности-признания Российское государство проявляется в конституционном и законодательном закреплении прав и свобод человека и гражданина; реализация обязанности-соблюдения признанных государством прав и свобод требует от него создания и развития соответствующих гарантий и установления юридических механизмов их реализации; несение обязанности-защиты актуализируется тогда, когда возникают препятствия к осуществлению прав и свобод и прямые их нарушения, и выражается в ликвидации нарушений, в наказании виновных в таких нарушениях, в восстановлении нарушенных прав и свобод.

Во-вторых, осуществление обязанности-признания, обязанности-соблюдения и обязанности-защиты обеспечивается различными субъектами. Исходя из конституционных положений, прерогатива признания прав и свобод человека и гражданина принадлежит государству и его законодательным органам. В реализацию обязанности-соблюдения наряду с названными субъектами включаются органы исполнительной власти, местного самоуправления, их должностные лица. Обязанность-защита обеспечивается еще более широким кругом субъектов: к вышеназванным присоединяются судебные органы, прокуратура, Уполномоченный по правам человека в РФ.

Компоненты конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Из общепринятого определения системы следует, что это некоторое упорядоченное множество элементов, отвечающих установленным требованиям. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина, будучи интегративным феноменом, получает качественную определенность через функциональное единство своих компонентов. В число основных нами включены правозащитные нормы, принципы, субъекты, объекты и гарантии. Их отличает конституционная обусловленность, законодательное развитие согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ч.1 ст. 17 Конституции РФ).

Поэлементный анализ конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина необходим для выявления их состава, содержания, закономерностей взаимодействия и логики развития.

Сущность исследуемой системы во многом определяется целепола-ганием. Цель конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина заключается в достижении состояния реальной защищенности всех лиц, находящихся под юрисдикцией России. Добиться такой цели возможно путем решения ряда задач, среди которых, например, создание в стране единого правозащитного пространства на основе конституционных принципов и с учетом известных международных стандартов; упорядочение сложившихся, учреждение и стимулирование создания необходимых правозащитных органов и организаций; повышение эффективности правозащитных процедур, рассчитанных на защиту конституционных прав и свобод различных групп и категорий лиц, в том числе посредством привлечения института конституционной ответственности.

Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в России включает определенную совокупность правовых норм. Ими установлены как потенциально возможные (диспозитивные), так и обязательные (императивные) правила поведения субъектов правозащитных отношений. Например, Конституцией РФ учреждены право каждого на защиту своей чести и доброго имени (чЛ ст.23), своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (ч.2 ст.45), что относится к диспозитивным правозащитным нормам; гарантии государственной (чЛ ст.45) и судебной (ч. 1 ст.46) защиты прав и свобод человека и гражданина выступают нормами императивными. Как следует из приведенных и иных правозащитных норм, Конституция РФ использует различные приемы их формулирования: через глагол «защищать», через существительное «защита» и глагол «гарантируется», через право на «защиту» (ч. 1 ст.ЗО). Таким путем отражаются как категоричность правозащитной позиции государства, так и варианты правозащитного поведения лиц, находящихся под юрисдикцией России.

Характеризуя конституционные правозащитные нормы, возможно выделение их исходных и производных разновидностей. Так, чЛ ст. Конституции РФ, гарантирующая государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, выступает исходной по отношению к ч.І ст.46, указывающей на такой вид государственной защиты, как судебная. Одновременно, все конституционные правозащитные нормы являются исходными для иных таких норм.

Конституция РФ предусматривает правозащитные нормы общего и исключительного характера. Первые из них действуют на всей территории страны и не ограничены по времени, вторые — в условиях особых режимов военного и чрезвычайного положения (ч.З ст.55, ст.56), вводимых в соответствии с федеральными конституционными законами.

Правозащитные нормы конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в России закрепляются в различных источниках. Общие требования, предъявляемые к ним, — недопустимость противоречия Конституции РФ (ч.І ст. 15), обязательность официального опубликования для всеобщего сведения (ч.З ст.15). Конституция РФ в этом смысле прямо указывает на международный договор (ч.З ст.46, ст.62), федеральный конституционный закон (например, ч.І ст.56, п.«д» ч.І ст. 103), федеральный закон (например, ч.З ст.55, ст.26), закон (например, ч.2 ст.24, ч.З ст.40, ч.2 ст.55), любые нормативные правовые акты (например, ч.З ст.15). Правозащитные положения могут содержаться также в судебном решении, на что указывает ч.2 ст.22, ч.2 ст.23, ст.25, ч.З ст.35, и в федеральных программах (ч.2 ст.41).

Исходя из конституционных положений п.«в» ст.71 и п.«б», п.«ж», п.«м» ст.72, можно выделить два уровня источников, содержащих правозащитные нормы — федеральные и субъектов РФ. Конституция РФ (ч.І ст. 17) указывает также на нормы международного права, которые несут известный правозащитный потенциал.

Сущностными элементами конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина являются принципы. Они способствуют раскрытию специфики того или иного правового феномена.

Правовое обеспечение конституционной защиты лиц, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации

Конституционное регулирование защиты прав и свобод человека и гражданина в России предопределило процесс принятия соответствующего конституционного и текущего законодательства в целях совершенствования его норм, касающихся этих проблем. В Конституции РФ закреплены как общие принципы регулирования такой защиты (например, согласно ч.2 ст.55 в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина), так и предписание принять федеральные законы, устанавливающие конкретные аспекты правового положения личности (например, согласно ч. 1 ст.6 российское гражданство, являясь единым и равным, приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом).

Опираясь на логику ст.2 Конституции РФ, согласно которой человек, его права и свободы объявляются высшей ценностью, рассмотрим данный процесс сначала в отношении субъекта (его юридических характеристик), а затем в связи с объектом — той категорией прав и свобод, защита которых трансформировалась в постсоветский период.

Как известно, человек может иметь различный правовой статус, особенности которого обусловливают правозащитные механизмы. Подавляющее большинство населения и России, и других государств, являются их гражданами. Так, согласно итогам Всероссийской переписи населения 2002 г., численность граждан Российской Федерации составила 142,4 млн. человек (98% всех жителей страны). Из общей численности граждан России 44 тыс. человек имеют двойное гражданство

Конституция РФ прямо устанавливает, что приобретение и прекращение российского гражданства осуществляется в соответствии с федеральным законом (ст. 6). Таковой (Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации»154) был принят 31 мая и вступил в силу 1 июля 2002 г. взамен Закону от 27 ноября 1991 г. Федеральный закон вызвал неоднозначные оценки теоретиков и практиков155 в связи с тем, что ряд его положений не вполне отвечает конституционным требованиям, грешит двойственностью и непоследовательностью, свидетельствует о незавершенности процесса оптимизации многих содержательных характеристик.

В целях решения задач данного исследования считаем целесообразным уточнить ключевые понятия института гражданства. Достаточно распространено не только в учебной, но и в научной литературе определение гражданства с позиции «принадлежности лица государству»156, что было законодательно отражено, например в ст. 1 Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР», где иностранными гражданами признавались лица. имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству иностранного государства). На наш взгляд, с таким подходом согласиться нельзя, поскольку «принадлежность» как вещная категория, искажает сущность гражданства. При таком подходе государство может распоряжаться «принадлежащим ему гражданином» по собственному усмотрению, что не соответствует ни конституционным постулатам, ни демократическим аксиологическим основам. Не отказываясь от «привычной» характеристики «принадлежность» в определении гражданства, О.Е. Кутафин связывает ее не с государством, а с «народом» государства, что представляется более корректным. В его дефиниции гражданства удачно соединены конструктивная преемственность и современный законодательный подход158.

Считаем необходимым специально отметить важный этап в развитии института российского гражданства, когда из законодательства была исключена его политическая характеристика. В преамбуле Закона СССР о гражданстве от 23 мая 1990 г. гражданство определялось как политико-правовая связь гражданина с государством, что ввиду гипертрофии политического аспекта создавало для граждан опасность (причем не только гипотетическую, но и возникавшую реально) лишения советского гражданства, если они не разделяли официальной политики государства.

Ранее действовавшим законом гражданство РФ определялось как устойчивая правовая связь человека с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанная на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека. Согласно Федеральному закону от 31 мая 2002 г., гражданство РФ также есть «устойчивая правовая связь лица с Российской Федерацией», однако проявляется она только «в совокупности их взаимных прав и обязанностей». Считаем, что исключение «ответственности» из качеств, в которых выражается гражданство, не способствует формированию полноценных отношений между лицом и государством вообще, и системы защиты прав граждан, в частности. Взгляд на гражданство с позиции взаимной ответственности государства и личности должен получить законодательное закрепление.

Президент Российской Федерации как гарант прав и свобод человека и гражданина

Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации обретает реальные качественные характеристики через правозащитную деятельность государственных органов -компонентов правозащитной структуры. Отправной точкой их исследования объективно является Президент России, который, согласно Конституции РФ, осуществляет государственную власть (ч.1 ст. 11), является гарантом прав и свобод человека и гражданина (ч.2 ст.80). Такие составляющие статуса главы государства вкупе с конституционными положениями ст.2 и ст. 18 обусловили включение в текст присяги Президента РФ слов «уважать и охранять права и свободы человека и гражданина» (ч.1 ст.82). Выбор глаголов, отражающих обязательства, взятые на себя Президентом РФ в отношении прав и свобод человека и гражданина, представляется неудачным. В качестве некоторой компенсации можно рассматривать клятвенное обещание главы государства соблюдать и защищать Конституцию РФ.

Диагностика состояния прав и свобод человека и гражданина, а также способов повышения эффективности их защиты являются содержательными атрибутами ежегодных посланий Президента РФ, с которыми он, согласно п.«е» ст.84 Конституции РФ, обращается к Федеральному Собранию РФ. Анализ таких посланий позволил выявить наиболее острые правозащитные проблемы и меры, которые следует принять для их разрешения. Ежегодный режим таких посланий способствует, на наш взгляд, обнаружению тенденций, динамики и оценке действенности предпринимаемых мер.

В посланиях 1999-2004 гг. характеризовалось состояние законодательной базы, институционализации защиты прав и свобод человека и гражданина. В правозащитной позиции Президента РФ прослеживается тенденция «специализации», выражающаяся в том, что проблемы в сфере прав и свобод человека от послания к посланию обретают определенную конкретику при сохранении преемственности в отношении экономических, политических, социальных факторов, способствующих их соблюдению и защите. Наиболее общо и пространно обозначены правозащитные проблемы в 1999 г., когда Президент РФ354 обратил внимание на не сформированность адекватной законодательной базы, обеспечивающей осуществление быстрого, полного, справедливого, гуманного, неотвратимого правосудия; на отсутствие четкой правовой регламентации деятельности государственных органов и отдельных чиновников, что лишает граждан возможности защищать свои права; на не снижающееся число фактов нарушения прав человека; не созданность правовых оснований введения прямого федерального правления на территории субъектов РФ, где попираются права и свободы человека; не откорректированность подходов Эстонии и Латвии к этой проблеме, в соответствии с требованиями, предъявляемыми ООН, ОБСЕ, Советом Европы; на необходимость отказа от отживших правозащитных конструкций; на неукоснительное соблюдение принципов равенства граждан перед законом и судом, гласности и состязательности, что позволит надежно защищать права и свободы личности; на подкрепленность российской государственной практики в данной области ратификацией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и признанием обязательной юрисдикции Европейского суда по правам человека и др.

В 2000 г. правозащитные акценты Послания Президента РФ355 отразили влияние качественного состояния государства на данный процесс: только эффективное и демократическое государство способно защитить гражданские, политические, экономические свободы, создать условия для благополучной жизни людей и для процветания нашей Родины. Выстраивание четко работающей исполнительной вертикали, действенной судебной системы определены в качестве залога эффективной защиты прав российских граждан.

В 2001 г. глава государства, обращаясь к Федеральному Собранию РФ356, отметил, что от того, как государство защищает своих граждан, напрямую зависит степень их доверия государству. Президентом РФ дана оценка деятельности органов власти в этом направлении: ни органы законодательной и исполнительной власти, ни суд, ни правоохранительные структуры в правозащитном смысле еще не дорабатывают, в результате чего нарушаются права и интересы граждан. Важной проблемой названа защита прав и интересов российских граждан — соотечественников — за рубежом (а не только в Эстонии и Латвии, как в 1999 г.): сотни тысяч людей, проживающих и работающих за пределами страны, должны быть уверены, что Россия не бросит их, если они оказались в трудной ситуации, защитит их личные права, их семьи от возможного произвола и незаконного давления, поможет отстоять человеческое и гражданское достоинство, никому не позволит устраивать селекцию международных прав и свобод человека в зависимости от обложки паспорта; наши дипломаты в таких случаях должны становиться профессионально жесткими, эффективными.