Залог и ипотека морских судов

Морской залог и ипотека

8 сентября 2017 г.: ru 8 6 сентября 2017 г.: ru 3 5 сентября 2017 г.: ru 2 всего: 296 29.08.17

С развитием рыночных отношений значительно усложняются и правовые механизмы. Возникают новые правовые институты, да и старые институты получают импульс к обновлению. Так, в Кодексе торгового мореплавания (КТМ) СССР 1968 года институт морского залога отсутствовал. Однако в главе XVII этого Кодекса были предусмотрены привилегированные требования. В КТМ Украины имеются оба эти института, соответственно, морские привилегированные требования предусматриваются в ст.ст. 358 – 363 КТМ Украины и морская ипотека – ст.ст. 364 – 378 КТМ Украины.

Наиболее общим понятием является обременение или отягощение, ведь судно – это вещь, и, как на любую вещь, на судно могут возникать права других лиц, то есть лиц, не являющихся собственниками. Причем в морском праве имеют значение права лиц, которые складываются не только в отношениях с собственником, но и с судовладельцем, таком образом, обременяется владение. Главным правилом, составляющим особенность морского залога, является то, что он следует за морским судном, несмотря на переход права собственности на судно или изменение его регистрации. Морским залогом обеспечиваются морские требования привилегированного характера, прямо предусмотренные правовой нормой. Это означает, что такие требования подлежат удовлетворению в первую очередь, то есть прежде всех иных требований, и они обеспечены залогом морского судна. Эти требования, таким образом, следуют за судном, причем без выполнения каких-либо формальностей: извещение, регистрация или наличие соответствующего судебного решения. Такой характер привилегированных требований послужил причиной того, что они стали называться «тайными». Что же касается ипотеки, то она «тайной» быть не может, поскольку возникает в результате заключения договора ипотеки, за редкими исключениями, прямо предусмотренными в законодательстве отдельных государств.

Итак, образуется довольно сложная система понятий и соответствующих им реалий. Основой этой конструкции выступает система морских привилегированных требований, которая дополняется системой их обеспечения.

Международная унификация регулирования отношений по поводу морских залогов и ипотек

Разнобой в правовых нормах различных стран, регулирующих отношения по поводу морского залога и ипотеки, мировое морское сообщество пыталось преодолеть уже довольно давно. В результате таких попыток принимались международные конвенции:

— Международная конвенция об унификации некоторых правил правового регулирования морских привилегированных требований и ипотеки морских судов, принятая в Брюсселе 10 апреля 1926 года;

— Международная конвенция об унификации некоторых правил правового регулирования морских привилегированных требований и ипотеки морских судов, принятая в Брюсселе 27 мая 1967 года;

— Международная конвенция о морских залогах и ипотеках, принятая 6 мая 1993 года в Женеве на Дипломатической конференции под эгидой ООН.

В Конвенции о морских залогах и ипотеках 1993 года предусматриваются все виды привилегированных требований к собственнику, фрахтователю по димайз-чартеру, управляющему или оператору судна, то есть к судовладельцу. А именно требования, касающиеся:

— заработанной платы и других сумм, причитающихся капитану, командному составу, другим членам экипажа в связи с их работой на судне, включая расходы по репатриации и взносы в фонд социального страхования, выплачиваемые от их имени;

— гибели или получения телесных повреждений на суше или на воде, если они непосредственно связаны с эксплуатацией судна;

— вознаграждения за спасение судна;

— выплаты портовых, канальных и лоцманских сборов;

— гражданских правонарушений, связанных с нанесением материального ущерба или вреда в процессе эксплуатации судна, за исключением утраты или повреждения груза, контейнеров или багажа пассажиров, перевозимых на судне.

Исключения установлены также в следующих отношениях:

a) ущерба в связи с перевозкой нефти или других опасных или вредных веществ морем, компенсация за который выплачивается предъявителям требований в соответствии с международными конвенциями или национальным законодательством, предусматривающими строгую ответственность и обязательное страхование или другие средства обеспечения требований;

b) радиоактивных свойств или комбинации радиоактивных свойств с токсичными, взрывчатыми или другими опасными свойствами ядерного топлива или радиоактивных продуктов или отходов.

Эти исключения касаются требований в связи с гибелью и телесными повреждениями, а также с гражданской ответственностью при эксплуатации судна вообще и объясняются особым правовым режимом ответственности по таким требованиям.

Важным является также положение Конвенции о морских залогах и ипотеках, предусматривающее, что каждое государство-участник может ввести в национальное законодательство право удержания в отношении судна, находящегося во владении судостроительного или судоремонтного предприятия, для обеспечения требования в связи с постройкой или ремонтом судна, соответственно.

Довольно существенным представляется и положение о том, что каждое государство-участник может в своем законодательстве предусмотреть другие морские залоги в отношении судов при определенных условиях. Таким образом, национальные правовые системы стран, участвующих в Конвенции о морских залогах и ипотеках имеют возможность довольно гибко регулировать институт залога судов.

Залог морских судов по законодательству стран континентальной правовой системы и стран общего права

Залог судов в странах общего права и континентальной системы права отличается довольно существенно. Право морского залога и ипотеки континентальной системы мы рассмотрим на примере украинского права.

Во-первых, необходимо обратить внимание на то, что ипотека судна подлежит регистрации. Кроме того договор ипотеки подлежит нотариальному удостоверению по месту регистрации судна в Государственном судовом реестре Украины или Судовой книге Украины. Эти отношения регулируется также гражданским законодательством: Гражданским кодексом и Законом «Об ипотеке» от 05.06.2003. Регистрация обременений на суда производится в соответствии с постановлением Кабинета Министров Украины «Об утверждении Порядка ведения Государственного реестра отягощений движимого имущества» № 830 от 05.07.2004. Это придает регистрации морской ипотеки необходимую публичность. Права и обязанности сторон по договору морской ипотеки, а также порядок его оформления регулируются правом государства ипотечного залогодержателя. Ипотечный залогодатель должен вести Книгу записи ипотек.

Во-вторых, встает вопрос о приоритетах. Конечно, исчерпывающий анализ этого отношения здесь невозможен, хотя именно это отношение является особенно важным. Поэтому приведем здесь положения, которые наиболее характерны и существенны.

— Привилегированные требования имеют приоритет перед зарегистрированными обременениями, что означает высший приоритет характера морского требования как привилегированного перед видом его обеспечения.

— Морские залоги, служащие обеспечением требований в отношении вознаграждения за спасение судна, имеют приоритет перед всеми другими морскими залогами, установленными в отношении судна до момента совершения операций, в результате которых возникают указанные залоги. Это значит, что требование вознаграждения за спасание судна имеет высший приоритет перед всеми требованиями, возникшими ранее окончания спасательной операции. Причем, требования в отношении вознаграждения за спасание судна, обеспеченные морским залогом, подлежат удовлетворению в порядке, обратном времени их возникновения (окончания соответствующей спасательной операции). Эти правила объясняются тем, что благодаря спасению судна обеспечивается возможность удовлетворения иных требований.

— Все остальные морские залоги имеют одинаковый приоритет в отношении друг друга в пределах соответствующей очереди, то есть подлежат удовлетворению прямо пропорционально их размеру.

— Требования всех последующих очередей удовлетворяются после полного удовлетворения требований всех предыдущих очередей. В этом плане высший приоритет имеют требования к судовладельцу в отношении заработанной платы и других сумм, причитающихся членам экипажа в связи с их работой на судне, а также требования в связи с гибелью или телесными повреждениями, если они непосредственно связаны с эксплуатацией судна.

— Права по ипотеке, зарегистрированной ранее, имеют приоритет перед правами по ипотеке, зарегистрированной позднее, причем, учитывается время регистрации ипотеки в Книге записи ипотек. Следовательно, это правило не учитывает критерий характера требования. Это означает, что оно относится к требованиям, не являющимся привилегированными, поскольку иначе учитывался бы их приоритет по критерию содержания требования.

Очень принципиальным, наконец, является то, что залог устанавливается только в отношении конкретного судна (судов). Судно – вещь определенная индивидуально и вполне идентифицируется в судовом реестре.

Залог морских судов по общему праву (common law) представляется правовым институтом, имеющим ряд очень специфических черт. Залог морского судна до принятия Закона о залоге морских судов 1920 года в США и Законов об Адмиралтейском суде 1840 и 1861 годов в Англии рассматривался как договор, в результате которого создавалось обязательство персонального характера (in personam), так что права по нему не могли защищаться вещным иском в адмиралтейском суде. Такой залог морского судна базировался на общем праве, и иски по нему рассматривались судами права справедливости. Основная черта залога в соответствии Законом США 1920 года состоит в том, что залог судна приобрел морской характер, и права по соответствующему обязательству получили защиту вещным иском (in rem) в адмиралтейских судах. Требования, обеспеченные залогом морского судна, стали удовлетворяться после морских привилегированных требований, например: требований по возмещению вреда из правонарушений (деликтов — in tort), требований по возмещению заработной платы грузчиков и членов экипажа, а также требований в связи с общей аварией и спасанием. Верховный суд США в решении по делу Detroit Trust Co. v. The Thomas Barlum, 293 U.S. 21, 1934 A.M.C. 1417 (1934) установил полную конституционность Закона о залоге морских судов.

Основным содержанием морского залога выступает переход права собственности от залогодателя к залогодержателю в отношении заложенного судна для обеспечения исполнения основного обязательства. Именно эта черта института залога морских судов по общему праву составляет основное отличие от морского залога в странах континентальной правовой семьи. Залогодатель имеет право выкупа заложенного морского судна или его части по английскому праву, причем залогодержатель может в судебном порядке лишить его такого права, тогда залогодержатель получит полный титул на судно или его часть, соответственно.

Как в США, так и в Англии залог судна подлежит регистрации. При этом соблюдаются формальности, необходимые для создания статутного залога морского судна. Если же такие формальности не соблюдены, залог будет рассматриваться по праву справедливости, что означает приоритет требований, обеспеченных статутным залогом. Кроме того договор о залоге, который не зарегистрирован, будет иметь силу только в отношениях между залогодателем и залогодержателем, но не в отношении третьих лиц.

К началу ХХ в. английское законодательство закрепило правило о том, что пока залогодержатель не вступил во владение судном, залогодатель является собственником судна, но и залогодержатель считается собственником, однако только для целей, связанных с обеспечением основного обязательства. Это придает институту залога морских судов по англосаксонскому праву весьма интересные черты, поскольку возникает раздвоение права собственности между залогодателем и залогодержателем, возможно, даже своеобразная общая собственность. Разумеется, этим объясняется возникновение множества споров, но английский суд их уверенно разрешает, чем создается богатая нормативная база. Тут не лишним будет упоминание о значении юристов и профессиональных адвокатов, без которых будет трудно разобраться в правовых отношениях по поводу морских залогов и ипотек.

Пока заложенное судно не было продано в принудительном порядке, залогодатель имеет право выкупа заложенного судна. После такой продажи залогодатель вправе только требовать сумму, оставшуюся после продажи и удовлетворения всех держателей морских привилегированных требований и залогодержателей.

Заключение

Вообще, английское право выглядит более разработанным и детальнее регулирующим отношения по поводу морского залога, но и более архаичным по сравнению с континентальными правовыми системами. Ведь исторически в Древнем Риме первоначально залог оформлялся путем продажи вещи кредитору с тем, чтобы после надлежащего исполнения должником своих обязательств вещь была бы выкуплена (fiducia). Только в начале классического периода развития римского частного права появился заклад (рignus) – вид залога, при котором не передается кредитору право собственности на вещь, а передается лишь владение вещью. В классический период сформировался и наиболее развитый вид залога – ипотека (hypotheca), предусматривающая передачу кредитору лишь права распоряжения вещью.

Правда, на практике различие между правовыми системами несколько стирается в наше время потому, что залог морского судна по праву стран англосаксонской правовой семьи сближается с континентальным в силу общности финансовых аспектов проблемы. В частности, залогодержатели очень редко вступают во владение судном, поскольку это связано со значительными рисками и требует высокой специальной квалификации, которой не имеют обычно кредиторы. Арест и принудительная продажа судна – обыкновенные меры, которые применяются к неисправным судовладельцам в большинстве юрисдикций. Да и отношения залога судов обретают свою актуальность преимущественно в таких ситуациях, когда выручка от продажи судна недостаточна для удовлетворения всех требований.

Опубликовано в журнале «Юридическая Практика»

Ипотека судна и строящихся морских судов

В сознании большинства из нас ипотека ассоциируется исключительно с кредитом, который используется для покупки жилья, однако применение данного способа обеспечения обязательств более широкое, чем может показаться на первый взгляд. Сегодня мы расскажем о таком экзотическом виде как ипотека судов, которая наравне с жилищными займами, не только имеет право на существование, но и активно используется для целей привлечения финансирования.

А есть ли недвижимость?

Казалось бы, что общего может быть общего между классической ипотекой и использованием в качестве обеспечения обязательств заемщика принадлежащего ему судна? На первый взгляд, вариант с судном, больше напоминает потребительский кредит, где банк получает права залога на товары, приобретенные за счет его денежных средств. В действительности это не более чем заблуждение, возникающее из-за того, что мы, буквально понимая понятие недвижимости, не осознаем, что морские, речные и воздушные суда также отнесены законодательством к категории недвижимого имущества. Говоря проще, несмотря на то, что такие объекты вполне могут передвигаться, юристы посчитали наиболее правильным приравнять их к недвижимости, а значит использование их в качестве обеспечения должно осуществляться в соответствии с законом об ипотеке.

Отношения за пределами банковского сектора.

Рекламные предложения, предлагающие воспользоваться кредитными услугами для целей покупки квартиры можно встретить практически в любом банке. Ипотека судов, напротив, совершенно неинтересна финансовым организациям и применяется исключительно за пределами банковского сектора. Зачастую подобные займы оформляются либо внутри компаний, входящих в одну группу, либо посредством заключения соответствующих договоров с фирмами, специализирующимися на предоставлении таких ссуд. Точно также как и при залоге жилья, кредитор и заемщик подписывают соглашение, в котором указывается сумма займа и правила его возврата, кроме этого отдельно составляется договор ипотеки судна, подлежащий обязательной регистрации. В соответствии с действующим законодательством данная процедура осуществляется в органе, который был ответственен за осуществление регистрацию самого судна. Традиционно, компания, предоставившая займ под залог судна, будет иметь право залога не только непосредственно на него, но и на все находящееся на нем имущество.

Законодательное регулирование.

Точно также как и в классическом кредитовании, основным законодательным актом, регулирующим права и обязанности каждого из участников, будет закон о залоге недвижимости, однако это будет далеко не единственный документ, на основании которого строится система ипотеки судов. Помимо данного закона и гражданского кодекса, немаловажное место отводится кодексу торгового мореплавания, в котором детально указываются правила составления соглашения между кредитором и заемщиком, процедура его регистрации, а также основания для прекращения залога. По словам некоторых экспертов, наличие столь широкой нормативно-правовой базы не всегда является преимуществом, особенно для тех, кто выступает в качестве стороны, предоставляющей взаймы денежные средства: большое количество нюансов, которые необходимо учесть, нередко влекут к признанию недействительным договора ипотеки. Интересным также является факт, что в ряде случаев возможно сохранение залога судна, несмотря на переход права собственности на него другому лицу.

Отдельно стоит упомянуть о понятии морского залога. Несмотря на схожую терминологию, применяется он далеко не для обеспечения обязательств перед кредиторами. Основная цель ипотеки морского судна заключается в том, чтобы гарантировать выплату заработной платы экипажу, перечислением вознаграждения лицам, организующим спасательные мероприятия, а также компенсировать вред третьим лицам, причиненный по причине неправильной эксплуатации судна.

Перспективы.

Безусловно, говорить о том, что ипотека морских судов станет таким же распространенным банковским продуктом, как и жилищные ссуды не приходится. Данный вид кредитных отношений является настолько специфическим, что реализация его в массовом сегменте практически невозможна. К тому же у банков есть более доходные и менее затратные схемы, позволяющие с выгодой финансировать юридических лиц.

Ипотека морских судов и морской залог

(Шашорин А. А.) («Закон», 2006, N 12) Текст документа

ИПОТЕКА МОРСКИХ СУДОВ И МОРСКОЙ ЗАЛОГ

Шашорин А. А., юрист.

Залог является одним из самых распространенных способов обеспечения обязательств. В свою очередь, залог недвижимого имущества (ипотека) наилучшим образом гарантирует интересы залогодержателя. Морские суда отнесены ст. 130 ГК РФ к недвижимому имуществу, поэтому залог морских судов также является ипотекой. Морские суда в силу своей значительной стоимости могут служить хорошим обеспечением интересов залогодержателя. Юридически будучи недвижимым имуществом, фактически судно является мобильным объектом, что влечет дополнительные риски и сложности практического характера для залогодержателя. Однако анализ действующего законодательства показывает, что кроме практических проблем ипотека морских судов вызывает и ряд юридических вопросов.

Ипотека морских судов

Как известно, в силу п. 2 ст. 334 ГК РФ залог недвижимого имущества регулируется ФЗ от 16.07.98 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — ФЗ «Об ипотеке»), а общие правила о залоге, содержащиеся в ГК РФ, применяются к отношениям по ипотеке в субсидиарном порядке. Зачастую, однако, забывают о том, что применительно к ипотеке морских судов помимо ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке» существует еще параграф 2 главы XXII Кодекса торгового мореплавания РФ (далее — КТМ РФ), регулирующий ипотеку судна или строящегося судна. П. А. Фалилеев в комментарии к ст. 374 КТМ РФ указывает, что в соответствии с п. 2 ст. 1 КТМ к отношениям, возникающим в связи с ипотекой, должны применяться общие положения гражданского законодательства, закрепленные в ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке» . Следует уточнить, что п. 2 ст. 1 КТМ РФ устанавливает, что имущественные отношения, вытекающие из торгового мореплавания, регулируются в соответствии с ГК РФ. Несмотря на неоднозначность формулировки, систематическое толкование п. 2 ст. 1 КТМ РФ и п. 2 ст. 3 ГК РФ позволяет утверждать, что гражданские правоотношения регулируются прежде всего ГК РФ и субсидиарно — КТМ РФ. Таким образом, следует исходить из того, что ипотека морского судна регулируется ФЗ «Об ипотеке», затем параграфом 3 главы 23 ГК РФ и, наконец, нормами параграфа 2 главы XXII КТМ РФ. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации (под ред. Г. Г. Иванова) включен в информационный банк согласно публикации — Спарк, 2000. —————————————————————— См.: Комментарий к КТМ РФ / Под ред. Г. Г. Иванова. 2005.

Требования, обеспечиваемые ипотекой морского судна

Статья 374 КТМ РФ устанавливает, что ипотека судна может обеспечить только денежное обязательство. Эта норма расходится с положениями ст. 2 ФЗ «Об ипотеке», которые предусматривают, что ипотека может быть установлена в обеспечение обязательства по кредитному договору, по договору займа или иного обязательства, в том числе обязательства, основанного на купле-продаже, аренде, подряде, другом договоре, причинении вреда. Такое сужение круга обязательств, которые может обеспечивать ипотека морского судна, никак не отвечает потребностям оборота. Учитывая сказанное выше об иерархии норм законодательства об ипотеке морских судов, рассматриваемые положения ст. 374 КТМ РФ не должны применяться, как противоречащие ФЗ «Об ипотеке» и ГК РФ, и должны быть исключены из КТМ РФ.

Основные сложности связаны с положениями ст. 376 КТМ РФ о том, что ипотека морского судна подлежит регистрации в том же реестре, в котором зарегистрировано само судно; при этом ипотека строящегося судна подлежит регистрации только в реестре строящихся судов. В то же время ФЗ «Об ипотеке» предусматривает, что регистрация ипотеки осуществляется в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. На самом деле указанная проблема имеет более широкое основание. С одной стороны, ст. 131 ГК РФ и Федеральный закон от 21.07.97 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации) предусматривают, что права на недвижимое имущество без каких-либо исключений подлежат регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество. Статья 33 Закона о регистрации предусматривала принятие отдельных федеральных законов, основанных на положениях ст. 131 ГК РФ, касательно регистрации прав на морские суда. Но нормы КТМ РФ, принятого позднее указанного Закона, очевидно, не соответствуют ГК РФ. Пункт 2 ст. 33 КТМ РФ предусматривает регистрацию права собственности и иных вещных прав на судно, однако так же, как и суда, права на них регистрируются в судовых реестрах. Регистрирующим органом согласно Закону о регистрации выступает специальный орган исполнительной власти, учреждение юстиции (в настоящий момент — Федеральная регистрационная служба), а согласно КТМ РФ регистрацию судов и прав на них осуществляет капитан морского порта. Налицо противоречие между нормами КТМ РФ и Закона о регистрации. В литературе этот вопрос зачастую обходят стороной. Так, П. А. Фалилеев, как было отмечено выше, соглашается с тем, что к отношениям по ипотеке подлежат применению нормы ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке», однако тут же отмечает, что регистрация ипотеки судна осуществляется в соответствии со ст. ст. 376 и 377 КТМ РФ . ——————————— См.: Фалилеев П. А. Комментарий к главе 22 КТМ РФ. Комментарий к ст. 374 КТМ РФ // www. falileev-partners. ru.

Регистрация судов в реестрах, ведущихся капитанами морских торговых портов, предусмотрена во многих иностранных государствах, и в этом смысле нормы КТМ РФ ничем не отличаются от норм иностранного права. Регистрация судов и прав на них выполняет все те же функции, что и регистрация других видов недвижимого имущества и прав на них. Пункт 2 ст. 131 ГК РФ указывает на то, что законом может быть предусмотрена специальная регистрация или учет отдельных видов имущества. Поскольку регистрация судов как транспортных средств, помимо прочего, обусловлена соображениями безопасности, как, например, регистрация автомобилей органами ГИБДД, некоторые авторы верно отмечают, что регистрация судов капитанами морских портов может рассматриваться только как такая специальная регистрация, но регистрация прав на суда должна осуществляться в соответствии с нормами ГК РФ в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним . ——————————— См.: Жаркова О. А., Кротов М. В. Некоторые вопросы обеспечения безопасности мореплавания // Морское право. Научные записки. 2003. С. 33.

Сам КТМ РФ в ст. 33 предусматривает существование нескольких реестров, в частности Государственного судового реестра, Международного реестра судов, бербоут-чартерного реестра (далее — Реестры). Отдельно предусмотрено существование реестра строящихся судов, который, однако, не назван среди реестров, в которых могут быть зарегистрированы права на судно. При этом судно, зарегистрированное в Международном реестре, при определенных условиях может быть перерегистрировано в Государственном судовом реестре и наоборот. Следует согласиться с мнением, что наличие лишь одного реестра, в котором регистрируются права на недвижимое имущество, в полной мере соответствует требованиям оборота, а множественность реестров теоретически может повлечь за собой наличие нескольких доказательств регистрации прав на одно и то же судно и другие проблемы . То же относится и к регистрации ипотеки: может возникнуть ситуация, когда одна ипотека будет зарегистрирована капитаном морского порта в Реестре, а другая — в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество учреждением юстиции. Каково будет соотношение двух указанных ипотек? ——————————— Жаркова О. А., Кротов М. В. Указ. соч. С. 34.

Более того, ни КТМ РФ, ни Правила регистрации судов и прав на них в морских торговых портах, утвержденные Приказом Минтранса РФ N 87 от 21.07.2006 (далее — Правила регистрации), не предусматривают преемственности Реестров, т. е. порядка передачи информации о зарегистрированных правах между Реестрами. В этой ситуации страдает как залогодержатель по обеспеченному ипотекой обязательству, так и залогодатель. Правообладатель и кредитор вынуждены отслеживать ситуацию, когда судно перерегистрируется из одного Реестра в другой, и в отсутствие положений о передаче информации между Реестрами, вероятно, подавать новое заявление о регистрации и регистрационные документы капитану морского порта всякий раз, когда судно переходит из Реестра строящихся судов в Государственный судовой реестр или в Международный реестр. Для залогодержателя возникают дополнительные риски. Во-первых, риск того, что регистрация ипотеки в одном из Реестров может быть обжалована как противоречащая ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке», во-вторых, риск того, что, например, при регистрации ипотеки строящегося судна после того, как судно будет построено, запись об ипотеке не будет перенесена в Реестр, где будет зарегистрировано построенное судно. Статья 383 КТМ РФ содержит запрет на исключение судна из Реестра без согласия залогодержателя ипотеки. Но как залогодержатель даже при всем желании может дать такое согласие, если после исключения судна из Реестра залогодержателю понадобится время, для того чтобы зарегистрировать ипотеку в другом реестре? За это время недобросовестный залогодатель может успеть продать судно. Более того, ни КТМ РФ, ни Правила регистрации не содержат положений о том, что для регистрации судна в одном из Реестров требуется представить документ, подтверждающий исключение судна из Реестра строящихся судов. А значит, формально залогодатель судна, ипотека которого была зарегистрирована в Реестре строящихся судов, после постройки судна может зарегистрировать судно в Реестре, только представив договор подряда на его постройку, и тогда запись об ипотеке в Реестре будет отсутствовать. Регистрация судов и прав на них в морских торговых портах — скорее, дань общемировой традиции, которая не обусловлена какой-либо юридической необходимостью. Вероятно, все же найдутся защитники такого порядка, усматривающие в нем практическое удобство. В любом случае с юридической точки зрения для решения указанной коллизии необходимо либо внести изменения в ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке», однозначно предусмотрев, что порядок регистрации морских судов и прав на них устанавливается законодательством о торговом мореплавании, а нормы ст. 131 ГК РФ не подлежат применению, либо внести изменения в КТМ РФ и Правила регистрации, исключив из него все нормы о регистрации судов, и регистрировать суда и права на них в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество. Здесь же следует отметить, что п. 2 ст. 376 КТМ РФ устанавливает недопустимость регистрации ипотеки судна, строящегося для иностранного получателя. Не останавливаясь пока на особенностях ипотеки строящегося судна, обратим внимание на то, что такой запрет, во-первых, никак не увязан с положениями ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке», а во-вторых, не понятны причины, побудившие законодателя включить указанную норму в КТМ РФ. Комментаторы КТМ РФ, рассматривая указанную норму, ссылаются на то, что судно, построенное для иностранного получателя и находящееся в собственности иностранного лица, не сможет быть зарегистрировано в РФ . Такой довод выглядит неубедительно. ГК РФ декларирует равную защиту гражданских прав и интересов как российских, так и иностранных лиц. Интерес иностранного лица в регистрации ипотеки судна, строящегося в РФ, очевиден, например, в случае, когда в обеспечение возврата кредита, выданного на постройку судна, банк требует зарегистрировать ипотеку строящегося судна в свою пользу. Исходя из этого было бы целесообразно исключить указанную норму из КТМ РФ. ——————————— См.: Фалилеев П. А. Комментарий к главе 22 КТМ РФ. Комментарий к ст. 376 КТМ РФ // www. falileev-partners. ru.

Какие суда могут быть предметом ипотеки?

Предметом ипотеки является недвижимое имущество. Статья 5 ФЗ «Об ипотеке» относит к предмету ипотеки морские суда. Однако не все морские суда являются недвижимым имуществом. Согласно ст. 130 ГК РФ к недвижимому имуществу относятся только морские суда, подлежащие государственной регистрации. Пункт 5 ст. 33 КТМ РФ устанавливает, что в Государственном судовом реестре подлежат регистрации суда, технический надзор за которыми осуществляется органами технического надзора и классификации. Статья 23 КТМ РФ предусматривает, что органы технического надзора осуществляют надзор за самоходными судами с главными двигателями мощностью не менее чем 55 киловатт и несамоходными судами вместимостью не менее чем 80 тонн, за исключением используемых в некоммерческих целях спортивных и прогулочных судов. Значит, только указанные суда могут быть предметом ипотеки.

Что такое судно с юридической точки зрения?

Определение понятия «судно», содержащееся в КТМ РФ, является слишком расплывчатым. В соответствии со ст. 7 КТМ РФ судном является самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях торгового мореплавания. Во-первых, указание на цель использования — торговое мореплавание — оставляет большой простор для дискуссий о том, когда сооружение может быть использовано в целях торгового мореплавания, а когда нет. Во-вторых, вопрос вызывает определение сооружения как плавучего. В литературе отмечается, что такими сооружениями не являются, например, плоты и аналогичные постройки, предназначенные для разового перемещения . Подобное толкование ст. 7 КТМ РФ нельзя назвать буквальным, скорее, оно ограничительное, но вопрос все равно остается. В связи с этим необходимо уточнить определение морского судна, сделав его однозначным. ——————————— См.: Юридический справочник по торговому мореплаванию. М., 1998. С. 26; Комментарий к КТМ СССР. М., 1973. С. 21.

Когда судно становится судном?

В целях регистрации ипотеки важно определить момент, когда судно становится судном в юридическом смысле в процессе постройки и, соответственно, может быть исключено из Реестра строящихся судов и зарегистрировано как судно в одном из Реестров. Статья 42 КТМ РФ лишь устанавливает обязанность по первоначальной регистрации судна в одном из Реестров в течение одного месяца со дня спуска судна на воду. Однако КТМ РФ не дает ответа, какой именно момент следует считать спуском судна на воду. Пункт 29 Правил регистрации впервые определил, что днем спуска на воду считается день подписания документа, подтверждающего факт приемки судна судовладельцем от судостроительной организации. Тем не менее это может лишь косвенно указывать на то, когда судно становится судном в юридическом смысле. Так как ст. 42 КТМ РФ устанавливает обязанность по регистрации судна, это позволяет сделать лишь предположение о том, что с момента спуска на воду, а точнее с момента передачи судна от подрядчика заказчику в рамках договора подряда права на судно могут быть зарегистрированы в одном из Реестров. Вместе с тем недвижимостью является самоходное или несамоходное плавучее сооружение, подлежащее государственной регистрации, т. е. признание имущества недвижимым не зависит от его государственной регистрации. Напротив, статус недвижимого имущества и позволяет ставить вопрос о необходимости государственной регистрации. Поэтому, если судно, например, построено, но не передано подрядчиком заказчику, оно все равно является недвижимым имуществом с точки зрения ст. 130 ГК РФ. А значит, права на него могут быть зарегистрированы в одном из судовых Реестров, включая права залогодержателя по договору ипотеки. Правила регистрации требуют для регистрации судна представления акта приемки судна от судостроительной организации (п. 32). Соответствующая норма Правил регистрации, полагаем, затрудняет ипотеку судов и вступает в противоречие с ГК РФ, поэтому должна быть исключена.

Еще больше вопросов возникает при анализе такого предмета ипотеки, как строящееся судно. Первый вопрос заключается в том, является ли строящееся судно недвижимым имуществом. Статья 130 ГК РФ говорит о том, что недвижимым имуществом являются суда, подлежащие регистрации. Правила регистрации и глава XXII КТМ РФ предусматривают регистрацию прав на строящееся судно и самого строящегося судна. При этом КТМ РФ прямо не упоминает в ст. 33 о том, что в Реестре строящихся судов могут быть зарегистрированы права на строящееся судно, включая права залогодержателя. Поэтому, как уже было указано, статус такой регистрации остается под вопросом. Следуя формальной логике, строящееся судно — это еще не судно. Суда являются недвижимым имуществом не в силу естественных свойств. Суда изначально являются мобильными объектами, и распространение на них режима недвижимого имущества обусловлено необходимостью учета таких дорогих высокотехнологичных объектов, как суда, и прав на них . Поэтому строящееся судно нельзя признать недвижимым имуществом в силу естественных свойств, как, например, строящееся здание. Но если строящееся судно не является судном, а следовательно, недвижимым имуществом, и права на него не подлежат регистрации ни в одном из Реестров, указанных в ст. 33 КТМ РФ, значит, оно не может быть предметом ипотеки. ——————————— См.: Комментарий к ГК РФ / Под ред. Н. Д. Егорова, А. П. Сергеева. С. 305.

Далее, Правила регистрации предусматривают возможность регистрации прав на строящееся судно за заказчиком по договору подряда. Однако вопрос о праве собственности на результат работ до передачи его заказчику не решен ГК РФ и доктриной гражданского права и вряд ли может получить разрешение в подзаконном акте, которым являются Правила регистрации. В Реестре строящихся судов необходимо четко отражать характеристики объекта права собственности, иначе не будет понятно, что именно за имущество является объектом прав и, соответственно, предметом ипотеки. Предмет ипотеки в соответствии со ст. 9 ФЗ «Об ипотеке» является существенным условием договора об ипотеке. Но в процессе постройки судна характеристики судна постоянно меняются по мере выполнения работ по постройке. Иными словами, возникает проблема идентификации строящегося судна как объекта прав и предмета ипотеки. В этом случае страдают интересы залогодержателя ипотеки, поскольку возникает неопределенность относительно состава и стоимости заложенного имущества. Есть ли практический смысл в регистрации прав на недостроенное судно? Статья 376 КТМ РФ и п. 78 Правил регистрации устанавливают, что судно может быть зарегистрировано в Реестре строящихся судов с момента закладки киля или проведения равноценных работ. Закладка киля означает лишь самое начало длительного процесса постройки судна. Поэтому строящееся судно как обеспечение кредита выглядит для банка крайне рискованно и непривлекательно. Постройка судна может быть прекращена, и тогда обязательства заемщика перед банком не будут обеспечены. В данном случае альтернативой кредитования под залог строящегося судна может быть лизинг. Далее, полагаем, что никаких публичных и тем более частных интересов, требующих регистрации прав на строящееся судно, нет. Допустим, заказчик и судостроительная верфь расторгают договор подряда до окончания постройки судна. В соответствии с Правилами регистрации и КТМ РФ права на строящееся судно должны были быть зарегистрированы за заказчиком в реестре строящихся судов. Если заказчик решает продать недостроенное судно, он сталкивается с необходимостью исключать судно из реестра и регистрировать права на «недострой» за покупателем. Такая процедура требует временных и прочих затрат, в которых заказчик никоим образом не заинтересован. Наконец, п. 2 ст. 375 КТМ РФ указывает, что ипотека строящегося судна распространяется также на материалы и оборудование, а также страховое возмещение. Что касается материалов и оборудования, то уже только само распространение ипотеки, залога недвижимого имущества на материалы и оборудование, которые являются движимыми вещами, вызывает удивление. В соответствии с ФЗ «Об ипотеке» для регистрации ипотеки требуется, чтобы права на имущество, закладываемое по договору ипотеки, уже были зарегистрированы. Исследователи отмечают, что в законодательстве об ипотеке некоторых стран, например Испании, существуют аналогичные нормы . Однако слепое копирование иностранных норм в российское законодательство вряд ли отвечает целям правового регулирования. ——————————— См.: Фалилеев П. А. Ипотека морских судов // www. falileev-partners. ru.

Даже если оставить в стороне вопрос о юридических основаниях включения в предмет ипотеки материалов и оборудования, предназначенных для постройки судна, трудно представить себе практическую возможность реализации соответствующих положений. В договоре ипотеки согласно ст. 9 ФЗ «Об ипотеке» должна быть указана стоимость заложенного имущества. Материалы расходуются в процессе строительства, а значит, и стоимость заложенного имущества постоянно снижается, причем для того, чтобы осуществлять контроль за таким снижением, залогодержателю нужно будет осуществлять постоянный мониторинг количества заложенных материалов. Существование залога применительно к этой ситуации возможно только в виде залога товаров в обороте, однако и в этом случае стоимость заложенного имущества не должна изменяться и превращаться в ноль к тому моменту, когда материалы будут израсходованы. Другим важным условием залога материалов и оборудования, предназначенных для постройки судна, является их принадлежность на праве собственности залогодателю. Материалы и оборудование могут не находиться в собственности заказчика судна, который выступает залогодателем, однако никаких оговорок по этому поводу КТМ РФ не содержит. Нет необходимости отдельно останавливаться на невозможности ипотеки страхового возмещения. Можно было бы предположить, что речь идет о залоге права на получение страхового возмещения, однако оно никак не связано с правом на недвижимое имущество и потому не может быть предметом договора ипотеки. Более того, на момент заключения договора ипотеки судна право на получение страхового возмещения еще даже не возникло, а такое право с точки зрения ФЗ «Об ипотеке» опять же не может быть предметом договора ипотеки. Если все же допустить, что речь идет именно о залоге (не ипотеке) будущего права на получение страхового возмещения, то необходимо как-то согласовать эту норму со ст. 334 ГК РФ и ст. 31 ФЗ «Об ипотеке» о том, что залогодержатель имеет право получить удовлетворение из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества. Очевидно, что, если бы в КТМ РФ, ФЗ «Об ипотеке» и ГК РФ речь шла о залоге права на получение страхового возмещения, это не позволило бы упоминать в указанных нормах именно о «получении удовлетворения». Ведь при залоге права обращение взыскания на него также должно производиться в соответствии с нормами ГК РФ, однако ничто в ст. 334 ГК РФ и ст. 31 ФЗ «Об ипотеке» не позволяет утверждать, что подобный порядок следует применять и в отношении страхового возмещения. Исходя из этого, норма п. 2 ст. 375 должна быть исключена из КТМ РФ. Также следует исключить из КТМ РФ и Правила регистрации положения об ипотеке строящегося судна.

Страхование заложенного имущества

Продолжая рассмотрение вопроса о страховании имущества, заложенного по договору ипотеки морского судна, следует отметить следующее. Введение в ст. 31 ФЗ «Об ипотеке» и ст. 334 ГК РФ норм о получении залогодержателем удовлетворения за счет страхового возмещения преследовало, очевидно, определенную цель — защиту интересов залогодержателя. Однако не понятно, на каком основании при наступлении страхового случая залогодержатель сможет получить удовлетворение из суммы страхового возмещения. Лицами, которые имеют право на получение страхового возмещения, являются лишь страхователь и выгодоприобретатель, если последний назван в договоре страхования. Следовательно, залогодержатель, не являющийся выгодоприобретателем, не вправе требовать выплаты ему страхового возмещения. Важным же является то, что повреждение или гибель заложенного имущества согласно ст. 351 ГК РФ влечет лишь право залогодержателя требовать замены или восстановления предмета залога на основании ст. 345 ГК РФ. При неисполнении залогодателем этой обязанности согласно ст. 351 ГК РФ залогодержатель может требовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства и только при неисполнении последнего требования обратить взыскание на заложенное имущество. Исключительно в этом случае имеются основания для «получения удовлетворения» из страхового возмещения. Однако, как было отмечено, если указанное возмещение уже получено страхователем к моменту предъявления соответствующего требования залогодержателем, у последнего может отсутствовать реальная возможность получить денежные средства. Значит, легальные основания для «обращения взыскания» на сумму, полученную в качестве страхового возмещения страхователем, отсутствуют. Нормы, аналогичные рассматриваемым, существуют и в иностранном законодательстве. Как указывают исследователи, параграф 32 Закона Германии о правах на зарегистрированные суда и судовые верфи устанавливает, что права по ипотеке распространяются также и на требования по страховому возмещению. При этом страховщик и страхователь обязаны уведомить залогодержателя о наступлении страхового случая. Залогодержатель в течение двух недель может выдвигать возражения страховщику относительно выплаты страхового возмещения (правда, непонятно, на чем могут быть основаны такие возражения). Платеж же страховщика, сделанный в пользу кредитора, действителен, поскольку этот платеж направлен на восстановление судна. Законодательство Германии содержит и другие важные гарантии прав залогодержателя. Так, согласно параграфу 34 Закона о правах на зарегистрированные суда и судовые верфи, если кредитор сообщил страховщику о его правах в связи с ипотекой судна, то страховщик обязан немедленно сообщить кредитору о том, что страховая премия не была внесена вовремя и что в связи с этим страхователю был установлен специальный срок для производства платежа. Страховщик обязан сделать это и в случае, если правоотношения по страхованию прекратились после истечения срока из-за несостоявшегося платежа страховой премии. Страховщик также обязан сообщить залогодержателю об изменении страховой суммы или перечня застрахованных рисков . Следовательно, залогодержатель в соответствии с немецким правом может не только проверить сам факт заключения договора страхования, но и контролировать исполнение залогодателем обязанности по оплате страховой премии, а также любые изменения в договоре страхования. ——————————— См.: Фалилеев П. А. Ипотека морских судов // www. falileev-partners. ru.

Таким образом, для решения указанной проблемы и применительно к залогу вообще и в отношении ипотеки морских судов можно использовать иностранный опыт и детально описать процедуру уведомления залогодержателя о наступлении страхового случая и изменении условий договора страхования, чтобы он мог защитить свои интересы в рамках договора ипотеки, но при этом исключить из КТМ РФ и ФЗ «Об ипотеке» нормы об «обращении взыскания» на страховое возмещение.

Прочие нормы КТМ РФ

Статья 382 КТМ РФ, возлагая на залогодателя обязанность по сохранению судна, являющегося предметом ипотеки, в качестве последствия несоблюдения этой нормы предусматривает право залогодержателя «принудительно осуществить ипотеку судна». Даже если под этой завуалированной формулировкой понимать обращение взыскания на заложенное судно, то эта норма расходится с положениями п. 2 ст. 351 ГК РФ и ст. 35 ФЗ «Об ипотеке». Последние устанавливают, что при указанном нарушении залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства и лишь при неудовлетворении этого требования обратить взыскание на заложенное имущество. Статья 379 КТМ РФ устанавливает специальные правила, относящиеся к преимущественному удовлетворению требований, обеспеченных ипотекой судна. Приоритетом перед требованиями, обеспеченными ипотекой судна, обладают только требования, обеспеченные морским залогом, и некоторые другие. Вместе с тем ст. 334 ГК РФ предусматривает, что залогодержатель имеет право получить удовлетворение преимущественно перед другими кредиторами, за изъятиями, установленными законом. Комментаторы к ГК РФ отмечают, что к таким изъятиям относится, в частности, очередность удовлетворения требований, установленная Федеральными законами от 21.07.97 N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» и от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» . Вопрос о соотношении норм ГК РФ и указанных нормативных актов и нормы ст. 379 КТМ РФ, как было отмечено, должен быть разрешен в пользу ГК РФ, поэтому указанная норма КТМ РФ должна быть изменена. ——————————— См.: Комментарий к ГК РФ / Под ред. Н. Д. Егорова, А. П. Сергеева. С. 661.

Пункт 23, а также другие пункты Правил регистрации упоминают об ипотеке «на предъявителя». Непонятно, откуда взялся указанный термин, однако ни действующее законодательство, ни ФЗ «Об ипотеке», регулирующие отношения по залогу недвижимого имущества (ипотеке), не предусматривают ипотеки «на предъявителя». В случае если залог возникает в силу договора или даже в силу закона, всегда существует лицо, которое является залогодержателем, т. е. кредитором по обеспечиваемому залогом обязательству. Если невозможно установить залогодержателя, нельзя определить и обязательство, обеспечиваемое залогом, а следовательно, залога не может быть. Исходя из этого указанные нормы Правил совершенно абсурдны и должны быть исключены. Таким образом, некоторые нормы КТМ РФ, предназначенные для создания своеобразного института ипотеки морского судна и включающие правила, отличающиеся от положений ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке», должны быть исключены или приведены в соответствие с ГК РФ и ФЗ «Об ипотеке». Другие нормы не смогут работать на практике, пока необходимые изменения не будут внесены в законодательство.

Морской залог на судно

Нормы КТМ РФ о морском залоге, содержащиеся в параграфе 1 главы XXII, устанавливают лишь некоторые правила касательно морского залога, не позволяя определить его правовую природу. Комментируя нормы ст. 367 КТМ РФ, П. А. Фалилеев указывает, что морской залог на судно — это привилегированное обеспечение долга по привилегированному требованию, возникающему обычно из оказания услуг судну или из причинения ущерба судном . ——————————— См.: Фалилеев П. А. Коммент арий к главе 22 КТМ РФ. Комментарий к ст. 367 КТМ РФ // www. falileev-partners. ru. См.: Комментарий к КТМ РФ / Под ред. Г. Г. Иванова. М., 2000.

Морской залог — уникальный институт в истории права. Морской залог отличается и от залога, и от права удержания. Сущность морского залога основана на том, что само судно является «юридическим лицом» и «несет ответственность» за исполнение обязательств, связанных с судном . История института морского залога начинается со Средних веков и lex maritima. В английских и американских судебных прецедентах морской залог определялся как «привилегированное требование» к судну в отношении услуг, оказанных судну, вреда, причиненного судном. Это право одного лица на имущество другого лица. Морской залог возникает без каких-либо формальных процедур и всюду следует за судном . Морской залог обладает приоритетом даже перед зарегистрированной ипотекой. Все это существенно отличает морской залог от залога и удержания по общему праву (common law possessory lien). При этом национальные законодательства Великобритании, США и других стран несколько отличаются в отношении того, какие требования считаются обеспеченными морским залогом, а также очередности удовлетворения требований . Для решения этой проблемы в законодательство большинства государств (ст. 424 КТМ РФ) была включена коллизионная норма о применении к морским залогам права места рассмотрения спора — lex fori. ——————————— См.: Michael A. Orlando. A Lien is a Lien but a Maritime Lien is Not. 2003. См.: Prof. William Tetley. Q. C. Maritime liens in the conflict of laws. 2002. Там же.

В отличие от морского залога (maritime lien) другой вид «залога» (possessory lien) обязательно предполагает, что кредитор, использующий соответствующее право, владеет имуществом, что приближает этот вид «залога» к континентальному праву удержания. С. В. Сарбаш однозначно указывает, что lien является правом удержания, а maritime lien — «невладельческим правом удержания», которое соответствует континентальному «праву привилегии» . Страны континентального права действительно предусматривают в законодательстве существование либо морского залога, либо специальных привилегированных требований. Еще одна разновидность залога по общему праву — pledge — предполагает передачу предмета залога залогодержателю, что соответствует институту заклада в отечественном праве. Наконец, еще один вид залога — mortgage в большей степени применяется при залоге недвижимого имущества. Mortgage и pledge, в отличие от lien, возникают только в силу договора, что позволяет С. В. Сарбашу отметить, что наличие «невладельческого удержания» — maritime lien — обусловлено тем, что английское право не знает понятия законного залога . Следует согласиться с С. В. Сарбашем, что такие характеристики maritime lien, как следование за судном, возникновение в отсутствие договора, позволяют сравнивать maritime lien с известным континентальному праву законным залогом. В то же время maritime lien обладает некоторыми специфическими чертами, как, например, преимущественное удовлетворение требований, обеспеченных морским залогом, перед требованиями, обеспеченными ипотекой судна. ——————————— См.: Сарбаш С. В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. М., 2003. С. 106 — 107. Там же. С. 107.

Международная унификация норм о морском залоге выразилась в разработке нескольких Конвенций о морских залогах и ипотеках 1926, 1967 и 1993 гг. Россия присоединилась к Международной конвенции о морских залогах и ипотеках 1993 г. (далее — Конвенция 1993 г.), которая на сегодняшний день еще не вступила в силу. Однако все нормы КТМ РФ о морском залоге опираются на положения указанной Конвенции, как, впрочем, и на рассмотренные положения иностранного права. Глава XXII КТМ РФ предусматривает, что морской залог возникает одновременно с правом требования, которое обеспечено морским залогом, морской залог следует за судном (ст. 370 КТМ РФ), требования, обеспеченные морским залогом, подлежат преимущественному удовлетворению даже перед требованиями, обеспеченными ипотекой (ст. 368 КТМ РФ). Тем не менее, на наш взгляд, существуют серьезные проблемы с применением норм КТМ РФ о морском залоге на практике, и проблемы эти связаны с удовлетворением требований, обеспеченных морским залогом. П. А. Фалилеев отмечает, что лицо, владеющее правом морского залога, вправе арестовать судно и требовать его продажи для удовлетворения своих требований . Продажа судна не прекращает морской залог, который следует за судном, и, соответственно, субъект требования, обеспеченного морским залогом, вправе требовать его удовлетворения у нового собственника судна. Но что именно может потребовать субъект права, обеспеченного морским залогом, у собственника судна помимо исполнения обязательства? Может ли он сразу же потребовать продажи судна, а если может, то в какой срок и в каком порядке? Механизм реализации требования, обеспеченного морским залогом, отсутствует в российском гражданском законодательстве, в том числе и в КТМ РФ. ——————————— См.: Фалилеев П. А. Комментарий к главе 22 КТМ РФ. Комментарий к ст. 367 КТМ РФ // www. falileev-partners. ru.

Как было отмечено, по своей правовой природе морской залог очень близок к законному залогу судна, т. е. ипотеке, возникающей в силу закона. Но ни ГК РФ, ни ФЗ «Об ипотеке», ни КТМ РФ не указывают на возникновение законной ипотеки в данном случае. Следовательно, если исходить из приоритета ГК РФ над нормами гражданского права, содержащимися в КТМ РФ, получается, что нормы о морском залоге не могут применяться. В любом случае отсутствие механизма реализации требования, обеспеченного морским залогом, в параграфе 1 главы XXII КТМ РФ делает нормы о морском залоге мертвыми. Поэтому если арестовать судно, обремененное морским залогом, на основании КТМ РФ и Конвенции об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов, 1956 г. , можно, то обратить взыскание на судно, обремененное морским залогом, будет крайне проблематично. В соответствии с КТМ (ст. 424) к возникновению морского залога и очередности удовлетворения этих требований применяется закон государства, в суде которого рассматривается спор. Поэтому даже реализация требований иностранных лиц, обеспеченных морским залогом, об обращении взыскания на иностранные суда через российские суды может натолкнуть на серьезные практические проблемы. ——————————— С учетом мнения ВАС РФ о приоритете норм указанной Конвенции и КТМ относительно ареста судов над нормами главы 8 АПК об обеспечительных мерах, изложенного в информационном письме ВАС РФ N 81 от 13.08.2004.

Заслуживает внимания также вопрос о регистрации морского залога. В соответствии со ст. 33 КТМ РФ все ограничения и обременения прав на судно подлежат регистрации в одном из судовых реестров, в котором зарегистрировано судно. Морской залог, очевидно, может толковаться как обременение прав на судно, однако ни КТМ РФ, ни Правила регистрации нигде специально не упоминают о регистрации морских залогов. Исследователи указывают, что, как правило, привилегированные требования не подлежат регистрации, хотя имеются исключения из этого правила (например, в Италии) . Исторически отсутствие регистрации являлось одним из основных отличий морского залога. Из этого же исходит и Конвенция 1993 г. Полагаем, однако, в целях четкости правовых норм отсутствие регистрации морского залога должно быть однозначно оговорено в КТМ РФ. ——————————— См.: Фалилеев П. А. Ипотека морских судов // www. falileev-partners. ru.

Институт морского залога, разрабатывавшийся веками в законодательстве морских государств, является уникальной в праве и важнейшей гарантией прав кредиторов судовладельца. Однако краткость и непоследовательность норм КТМ РФ о морском залоге не позволяет в полной мере использовать на практике те преимущества, которые дает морской залог кредитору по обязательству, им обеспеченному. Соответствующие дополнения, предусматривающие порядок реализации требования, обеспеченного морским залогом, должны быть как можно скорее внесены в КТМ РФ.