Зайцев денис юрист

Оглавление:

Зайцев Денис Вячеславович

Юрист, экономист

Возраст: 34 года Город: Киев

Контактная информация

Соискатель указал телефон и эл. почту.

Чтобы открыть контакты, войдите как работодатель или зарегистрируйтесь.

Опыт работы

с 09.2006 по наст. время (12 лет 1 месяц)
ООО “Универсальная Строительно-Инвестиционная компания”:, Киев (Инвестиции, строительство)

Оценка и отбор инвестиционных проектов для финансирования и реализации; организация и анализ маркетинговых исследований, финансовый анализ, разработка и реализация бизнес-планов; разработка концепции эффективного использования земельного участка; построение графика проведения работ; работа с проэктными организациями и согласующими инстанциями; финансовое моделирование; составление и контроль за выполнением бюджетов инвестиционных проектов.

Образование

Национальный Авиационный Университет

Право, правознавство, Киев
Неоконченное высшее, с 09.2010 по 07.2013 (2 года 10 месяцев)

Херсонский национальный технический университет

Экономика предприятия, Киев
Высшее, с 09.2001 по 06.2006 (4 года 9 месяцев)

Дополнительное образование

Сметное дело с изучением АВК-3 (2008 год, 2 месяца)

Профессиональные и другие навыки

Навыки работы с компьютером
— владение MS Office
— владение АВК
— владение AutoCAD 2006
— владение Photoshop

Знание языков

  • Английский — эксперт
  • Русский — эксперт
  • Украинский — эксперт

Дополнительная информация

Без вредных привычек, имеются водительские права категории «В».
Личные качества: коммуникабельность, умение руководить, склонность к обучению, пунктуальность, ответственность, честность.
Хобби – спорт, чтение

Похожие резюме

  • Судовий експерт, економіст, Винница, Киев.
  • Керівник, замісник керівника, менеджер, економіст, юрист, 100000 грн , Киев.
  • Администратор, помощник руководителя, экономист, юрист, Киев.
  • Экономист, юрист, Житомир, Киев.
  • Аудитор, налоговый консультант, судебный эксперт-экономист, главный бухгалтер, Киев.
  • Экономист банковского учреждения, юрист, 15000 грн , Киев.
Резюме в категориях
Резюме по городам

Сравните свои требования и зарплату с вакансиями других компаний:

Денис Зайцев

В Харькове маргиналы готовят «ХНР» по заданию Кремля?

На минувших выходных в столице России прошло странное собрание, которое его организаторы назвали “конференцией политических эмигрантов Харькова и области”.

Во время этого мероприятия был создан “Комитет Харьковской народной республики”, иными словами, к списку искусственных образований типа “ДНР” и “ЛНР” добавилось ещё более звучное – “ХНР”, пишет “Деловая Столица”.

В Москве сепаратисты из Харьковской области объявили о создании «ХНР» (+видео)

11 февраля в Москве прошла так называемая «конференция политических эмигрантов Харьковской области», где был учреждён «Комитет 27, Харьковской Народной Республики».

В него вошли «депутаты Верховного Совета» «ХНР» Иван Алфёров и Денис Зайцев, «председатель» «ВС» «ХНР» Антон Гурьянов, а также представители движений: «Боротьба» Павел Зотов и Виктор Шапинов, «Союз Народное Единство. Харьков» Сергей Агарков, Сергей Моисеев «Русь Триединая». Таким образом, участники сепаратистского съезда заявили о создании «ХНР».

«Адвокаты дьявола» или Юристы Курченко: кто «отмывал» миллиарды

Задержание Бугая в марте этого года спровоцировало возмущение в сообществе правоведов. Несколько сотен человек пикетировали офис Генерального прокурора, в то время как несколько десятков юристов подписали представление с требованием освобождения их коллеги. Они делали акцент на том, что работа Бугая заключалась в поддержке «чистых» активов. Но анонимный источник автора в СБУ, который дал объяснение на условиях неразглашения его имени из-за того, что не является уполномоченным комментировать этот вопрос, утверждает, что эти «белые (законные)» дела делались с применением менее утонченных методов. Например, чтобы получить кредит от государственного банка с целью приобретения Украинского Медиа Холдинга, под залог вносились обесцененные ценные бумаги.

Курченко и его команда

В конце марта Служба Безопасности Украины задержала двух участников преступной группировки беглого юного олигарха Сергея Курченко, обвиняемого в хищении и растрате казенных средств и нанесении многомиллиардного ущерба государству.

В СИЗО СБУ на Аскольдовом переулке попали директор одного из юридических лиц группы ВЕТЭКа «Газ Украины — 2020» Аркадий Кашкин и председатель наблюдательного совета ПАО «БрокБизнесБанк» Денис Бугай.

Через месяц Бугай был выпущен на свободу, а Кашкин – номинальный директор – продолжает находиться за решеткой. Более того, спустя еще месяц, 24 июня, Бугай назначен участником рабочей группы Министерства юстиции по правовой реформе, несмотря на то, что этот человек — известный адвокат, президент Ассоциации Юристов Украины и совладелец юридической компании «Ващенко, Бугай и партнеры» сотрудничал с Курченко с весны 2013, сопровождая сделки самого одиозного олигарха эры Президента Виктора Януковича.

Бугай, в свою очередь, называет все обвинения против себя основанными на «непроверенной информации» и «преждевременным выводом органов следствия».

Согласно документам, найденным в офисе Курченко в виде «лапши» после офисного шредера и восстановленным проектом «Канцелярская Сотня», помимо «засветившихся» в СБУ, на Курченко работала армия из 102 юристов, из них 70 состояли в юрдепартаменте ВЕТЭКа и были распределены по нескольким группам.

Некоторые точно понимали, что их роль — легализация «грязного» бизнеса. В частности, это видно из бумаги, документирующей «репетицию допроса» с одним из них.

По мнению журналистов и волонтеров Канцелярской Сотни, эти юристы могут стать ценными свидетелями в расследованиях уголовных дел, связанных с деятельностью Курченко и его компаний. Но пока Генеральная прокуратура не спешила их привлекать.

К счастью, документы юридического департамента ВЕТЭКа наименее пострадали при попытке уничтожения. Это позволяет достаточно полно восстановить не только штатное расписание, но и перечень задач юротдела. В частности, среди восстановленных документов несколько подробных штатных расписаний, а также схемы фактической ответственности специалистов в тех или иных вопросах разных групп юристов, деятельность которых проанализировала Канцелярская Сотня.

Ежемесячные бюджеты, указанные ниже, не включают оплату руководителей групп и отделов.

Подразделение Бугая

Штат: 4-5 человек

Бюджет: 67 тыс. грн. в месяц

Основными задачами юридического отдела Бугая, состоявшего из сотрудников его компании, было сопровождение сделки по приобретению Украинского Медиа Холдинга (УМХ). Также Бугай занимался вопросами БрокБизнесБанка, наблюдательный совет которого возглавил. В начале июня Национальный Банк Украины аннулировал лицензию этого банка, обнаружив вопиющие финансовые нарушения и посчитав, что пациент реанимации не подлежит.

В письменном ответе YanukovychLeaks Бугай настаивал на том, что не руководил департаментом в структуре Курченко, как это отображено в востановленных документах, а был лишь юристом со своей командой, который работал на ВЭТЭК как на клиента. «Как нас отображали во внутренней отчетности холдинга мне не известно».

Задержание Бугая в марте спровоцировало волнения в профессиональных юридических кругах. Несколько сот человек пикетировали Генеральную прокуратуру, полсотни адвокатов подписали обращение с требованием отпустить их коллегу. Акцент, при этом, делался на том, что задача Бугая состояла в сопровождении «белых» активов. Но источники автора в СБУ тогда же утверждали, что «белые» активы сопровождались весьма «серыми» методами (в частности, кредит в государственном Укрэксимбанке для покупки УМХ был получен под залог «мусорных» ценных бумаг).

Отдел Дениса Бугая даже в структурной сетке расписания отмечен отдельно.

«Подразделение Д.Бугая» состоит из 6 человек, которые одновременно являются и сотрудниками юридической фирмы VBPartners. При этом на карте непосредственной ответственности за БрокБизнесБанк, главой наблюдательного совета которого стал Бугай, отвечал его подчиненный Николай Мельничук. Он же ведал получением кредитов в украинских банках, прочими банковских проектов группы и решением вопросов в НБУ. Сам Бугай отвечал исключительно за УМХ. Любопытно, что Алексей Филатов, партнер юридической фирмы «Василь Кисиль и Партнеры,» сопровождавший сделку по продаже медиа-холдинга со стороны УМХ, 22 июля был назначен заместителем главы Администрации Президента.

Кроме этого, отдел Бугая сопровождал медиа-проекты, решал вопросы с Нацсоветом по телевидению и радиовещанию, а также выступал в защиту чести и достоинства группы. В списке рабочих вопрос отдела Бугая и личные дела Курченко.

Юристы Бугая занимались судебными тяжбами относительно земли под домом Курченко в селе Стовпяги.

Более того, среди списка дел под грифом «Клиент: ВЕТЭК» находится компания брата экс-министра доходов и сборов Александра Клименко «Донецкэнергоремонт».

Исходя из списка рабочих вопросов, Денис Шкаровский (VBPartners) должен был в феврале 2014 года подготовить документы для процедуры концентрации предприятия. Речь идет о комплексе мер для Антимонопольного комитета (АМКУ), который должен разрешить покупку или продажу части в компании со значительной долей рынка. До недавнего времени 50% Донецкэнергоремонта (ДЭР) принадлежали компании Бизнес Инвест Груп младшего брата Александра Клименко, Антона. Однако в настоящее время Клименко вышел из ДЭР, продав свою долю второму соучредителю. Это изменение в структуре собственников ДЭР должно было сопровождаться соответствующими процедурами в АМКУ.

Похоже, что «корпоративный подряд» Бугай получил после успешного сопровождения сделки по приобретению УМХ, поскольку все сотрудники его отдела приступили к работе лишь в августе-сентябре 2013 года, то есть после июньского объявления о сделке по УМХ, но до закрытия ее в ноябре.

Этот отдел был самым малочисленным и самым низкооплачиваемым.

Вопросами нефти и газа (основными источниками дохода Курченко) и создания группы занимались совсем другие люди, с другим уровнем зарплат.

Подразделение Файницкого-Зайцева

Штат: 40-45 человек

Бюджет: 1.05 миллион грн. в месяц

Руководителями «ударной» группы юристов Курченко были Евгений Файницкий и Денис Зайцев. Оба они появились в группе в начале 2012 года. Файницкий даже официально числился сотрудником компании Курченко «Украинская нефтегазовая компания».

Файницкий в прошлом начальник следственного отдела УСБУ в Харьковской области. Он известен проведенной в 2008 году выемкой документов у секретаря харьковского горсовета Геннадия Кернеса. Впоследствии был выдворен из органов и судился с новым главой УСБУ в Харьковской области относительно незаконности своего увольнения. На момент выхода статьи о местонаходжении Файницкого ничего не было известно, а его мобильный телефон — вне досягаемости.

О Зайцеве, кроме наличия адвокатского свидетельства, ничего не известно. Однако, согласно документам, совместно с экс-СБУшником Файницким он курировал самые сложные направления.

«Основная цель должности» у всех сотрудников – «обусловлено производственной необходимостью холдинга»

Среди функциональных обязанностей – оптимизационные схемы, корпоративное сопровождение составляющих группу украинских и офшорных компаний, «нерегламентированная оптовая торговля», ликвидационные процедуры, конфликтные вопросы, загадочное «партизанское движение» отношения с госорганами и личные вопросы акционера.

В документах Курченко, именно в группе Файницкого-Зайцева, засветился и еще один печально известный в Киеве адвокат, Ярослав Галецкий. Он был самым высокооплачиваемым в группе. За 72 тысячи гривен в месяц он занимался оптимизационными и финансовыми схемами.

Также Галецкий был членом ревизионной комиссии курченковского Реал-банка.

Юрист с такой фамилией оставил видный след в деле учительницы Нины Москаленко, у которой рейдеры пытались отобрать дом с участком в привлекательном месте – на Печерских холмах, в самом престижном и дорогом микрорайоне Киева.

Адвокатом рейдеров, по словам защитницы Москаленко Натальи Цыганковой, вначале «выступил «неизвестный юрист Галецкий».

Впрочем, из дела Москаленко Галецкий практически сразу вышел.

Впоследствии рейдеров, по воспоминаниям нардепа Александра Аронца, защищал Вячеслав Хамлов — юрист департамента Файницкого, в обязанностях которого «сопровождение партизанского движения и оптимы».

Хамлов не ответил на просьбу YanukovychLeaks o комментариях.

По словам управляющего партнера юридической фирмы Jurimex Юрия Крайняка, зарплаты юристов Курченко выше обычных зарплат юристов на рынке. Не последней причиной этого, по словам Крайняка, являлось желание молодого олигарха обеспечить безопасность своего бизнеса.

«Зарплаты юротделов многих наших олигархов на уровне тех, что обычно платят наши олигархи за безопасность своего бизнеса (а хороший юрист должен обеспечивать безопасность бизнеса)», — говорит Крайняк.

Удивительно, но самыми «грязными» вопросами холдинга занимались, в основном, молодые девушки 25-26 лет, ранее не имевшие серьезной юридической практики. Судя по страницам в соцсетях, таковыми были даже члены наблюдательного совета Одесского нефтеперерабатывающего завода Анна Сытник и Лилия Алексеенко.

Сытник примечательна тем, что в перечне ее профессиональных обязанностей значатся «Вести».

Медиа-холдинг «Вести», учрежденный экс-главредом газеты «Сегодня» Игорем Гужвой, вышел на рынок в мае 2013 года. По заверениям Гужвы, проект должен был развиваться на заемные средства, однако назвать заемщиков главный редактор отказался. В мае счета основного юридического лица медиа-холдинга, компании «Вести Масс-Медиа» арестовали налоговики. Компанию обвинили в получении незаконного дохода и отмывании средств. По заявлению налоговой службы, деньги перечислило юрлицо «непосредственно связанное с Сергеем Курченко».

Юрист Ольга Кучинская занималась сопровождением «Первой независимой биржи», проводившей аукционы по сжиженному газу, на которых другие юрлица группы его приобретали.

В то же время, довольно сложно сказать, насколько серьезно следует воспринимать «звучные» должности. У юриста Алены Колесник перечень служебных обязанностей выглядит так: «документооборот, ксерокс, скан. Член наблюдательного совета Реал-банка».

«Если юрист выбран в наблюдательный совет именно как юрист, его должностные обязанности вряд ли будут включать в себя как выполнение функций одного из руководителей банка, так и секретарские обязанности, говорит Крайняк.

На схеме «Распределение непосредственной ответственности» в отделе Файницкого можно встретить несколько фамилий с пометкой «внештат». (ГРФ1 опять)В первую очередь, речь идет о харьковчанах Сергее и Николае Сало. Выходцы из правоохранительных органов адвокаты Сало отвечали за так называемых «номиналов» — подставных директоров и учредителей множества юрлиц, с которых начиналась империя Курченко. Большинство номинальных руководителей были выходцами из сел Харьковской области.

«Как правило, регистрация фирм на подставных физических лиц говорит о возможности использования этих компаний в качестве “прокладок”», — объясняет журналист проекта «Наші гроші» Юрий Николов.

Подразделение Седова-Довбенко

Штат: 13 человек

Бюджет: 582 000 грн. в месяц

«Что касается юриста, которого мы рекомендовали – москвича Леонида Седова–скоро будет год, как он в ВЕТЭК. По-моему, достаточно успешно». Это слова Георгия Абдушелишвили, одного из ведущих российских рекрутеров, сказанные в сентябре 2013 в интервью изданию Форбс Украина.

В документах Курченко Седов стоит особняком. У всех руководителей подразделений статус – руководитель департамента. Седов – директор по правовому обеспечению.

Подразделение Седова, как и юристы Бугая, занимались сопровождением «белых» активов компании. Приобретение сетей АЗС, аудит, сопровождение кредитов и решение вопросов ОНПЗ, топливных и медиа-активов ВЕТЭКа, а также личные вопросы Курченко – задачи, которые стояли перед подразделением Седова.

В ведении подразделения Седова находились, в частности, харьковская сеть АЗС СПИКА. Ранее в СМИ высказывались предположения, что два десятка заправок в Харьковской области были приобретены группой Курченко, но независимого подтверждения не существовало до восстановления документов Курченко. Кроме того, юрист Игорь Кравцов сопровождал покупку двух западнноукраинских сетей Олас и Аветра, однако нет сведений – была ли закрыта сделка.

Любопытно, что на сайте юридической компании Седова значатся даже те проекты, которые сопровождал департамент Бугая. В частности «приобретение крупнейшего медиахолдинга», под которым, вероятно, следует подразумевать УМХ.

Зайцев денис юрист

Компетенции:

Слияния и поглощения

Александр Филимонов

Старший партнер, адвокат

Компетенции:

Денис Беляев

Компетенции:

Ирина Медведская

Партнер, адвокат

Компетенции:

Мария Калинина

Компетенции:

Наталья Рясина

Партнер, адвокат в Санкт-Петербурге

Компетенции:

Оксана Голубцова

Компетенци:

Правовой и налоговый due diligence

Екатерина Ильина

Советник, адвокат в Санкт-Петербурге

Компетенции:

Олег Понамарев

Управляющий партнер, адвокат

Ключевые компетенции:

Консультирование по вопросам российского и международного налогового права

Юридическое сопровождение сделок слияний и поглощений (M&A), прямых и венчурных инвестиций (Private equity & Venture capital)

Реструктуризация компаний, консультирование по вопросам корпоративного и антимонопольного законодательства, банкротств, недвижимости и строительства

Адвокатские (в том числе финансовые) расследования.

Профессиональный опыт:

До перехода в адвокатское бюро DS Law Олег занимал позицию партнера в юридической компании «Русский Консалтинговый Клуб», а также был руководителем юридического департамента «ПРАДО Аудит».

Рекомендован международным рейтингом Best Lawyers 2018 и 2019 в области Налогового права.

Образование:

Московская государственная юридическая академия, 2003

Финансовая академия при Правительстве РФ, 2006

MBA, Московская школа управления Сколково, 2017

Контактная информация:

Александр Филимонов

Старший партнер, адвокат

Ключевые компетенции:

Юридическое сопровождение сделок слияний и поглощений (М&А), прямых и венчурных инвестиций (Private Equity & Venture Capital), cтруктурирование и сопровождение совместных предприятий и консорциумов, реструктуризация групп компаний, разработка опционных программ для менеджмента

Регистрация и защита интеллектуальной собственности.

Профессиональный опыт:

До перехода в адвокатское бюро DS Law Александр работал юристом в российских офисах Baker&McKenzie, PwC Legal и KPMG.

Рекомендован международными рейтингами: Best Lawyers 2018 и 2019 — в области права Интеллектуальной собственности; Chambers 2015, 2016 — в области M&A.

Образование:

Московская государственная юридическая академия, 2003

К.Ю.Н., аспирантура Московской государственной юридической академии, 2006

MBA, Всероссийская академия внешней торговли Минэкономразвития России, 2006

Научная деятельность:

Доцент кафедры МГИМО «Торговое дело и регулирование торговли», с 2015 года по настоящее время

Контактная информация:

Денис Беляев

Ключевые компетенции:

Юридическое сопровождение инвестиционных проектов и сделок слияний и поглощений (M&A) в области телекоммуникаций, медиа, IT и Интернет, а также венчурных сделок (VC) и сделок прямых инвестиций (PE) в различных отраслях экономики

Консультирование по широкому спектру вопросов в области интеллектуальной собственности, рекламы, корпоративного и коммерческого права.

Профессиональный опыт:

До перехода в адвокатское бюро DS Law Денис занимал позицию партнера и одного из основателей юридической фирмы Legal Solutions, ранее возглавлял юридическое управление департамента управления активами ЗАО «Интеко», а также работал на различных позициях в ГК «Евразийский трубопроводный консорциум» (ЕТК).

Образование:

Московский государственный институт международных отношений, диплом с отличием, 2008

Контактная информация:

Ирина Медведская

Партнер, адвокат

Ключевые компетенции:

Регистрация и защита прав на интеллектуальную собственность.

Разработка и реализация проектов корпоративной реструктуризации, аудит корпоративной безопасности и разработка корпоративной защиты, разрешение корпоративных конфликтов.

Антимонопольная поддержка и экспертиза.

Юридическое сопровождение в области семейного и наследственного права.

Профессиональный опыт:

Ирина Медведская имеет 15-летний опыт работы в юридической практике и является экспертом в области корпоративного и коммерческого права, антимонопольного права и рынков капитала.

До перехода в адвокатское бюро DS Law Ирина была начальником юридического департамента ООО «Спецснаб-М», руководителем корпоративной практики ООО «Русский Консалтинговый Клуб», ведущим юрисконсультом ООО «Газпром межрегионгаз».

Образование:

Московская государственная юридическая академия, 2003

Финансовая академия при Правительстве РФ, 2006

Контактная информация:

Мария Калинина

Ключевые компетенции:

Досудебное урегулирование споров, представление интересов клиентов в арбитражных судах и судах общей юрисдикции во всех регионах России.

Комплексное сопровождение процедур банкротства юридических и физических лиц.

Правовой консалтинг в области размещения государственных заказов, защита интересов участников торгов в контролирующих органах и судах.

Профессиональный опыт:

Мария Калинина имеет 12-летний опыт юридической практики. Под руководством и при участии Марии было урегулировано более 1000 споров.

До перехода в адвокатское бюро DS Law Мария возглавляла отдел юридического консалтинга в ЮК «Приоритет» и юридический департамент аудиторской консалтинговой группы «Интерком-аудит».

Образование:

Московская государственная юридическая академия, диплом с отличием, 2007

Контактная информация:

Наталья Рясина

Партнер, адвокат в Санкт-Петербурге

Ключевые компетенции:

Консультирование по вопросам корпоративного и коммерческого права; досудебное урегулирование споров, представление интересов клиентов в арбитражных судах и судах общей юрисдикции во всех регионах России; сопровождение процедур банкротства; комплексное сопровождение инвестиционных проектов (от Due Diligence до структурирования сделок); разработка и реализация проектов по реструктуризации активов российских компаний и сопровождение сделок купли-продажи долей и акций, сделок с недвижимым имуществом, а также реализация проектов в области строительства и девелопмента, правовое сопровождение имущественно-земельных отношений.

Профессиональный опыт:

До перехода в адвокатское бюро DS Law Наталья работала ведущим юрисконсультом в юридической компании «Русский Консалтинговый Клуб» и в юридическом департаменте «ПРАДО Аудит».

Образование:

Московская государственная юридическая академия, 2003

Зайцев: недовольные решениями КДК будут всегда

«Чемпионат.com» совместно с Volkswagen Multivan Business проводит серию интервью с самыми яркими представителями российского спортивного бизнеса. Зачастую каждый из них не может позволить себе разговор в редакции, поэтому наш корреспондент смог использовать то время, которое они тратят на дорогу.

Юрий Зайцев — один из самых известных спортивных юристов в российском футболе. Начинал карьеру, работая в РФС, а потом открыл собственную частную практику. Он рассказал об особенностях футбольного права, работе КДК и CAS, системе премий и штрафов в наших клубах, составлении контрактов и привлечении болельщиков к ответственности за нарушения на трибунах.

— Профессия спортивного юриста весьма специфична, и без особой подготовки и определённого опыта в ней приходится очень нелегко, — поясняет Юрий Зайцев. — Мне повезло: когда я учился на третьем курсе МГЮА, у нас создавалась специализация «Юрист в области спорта, шоу-бизнеса и рекламы». Поскольку футбол я люблю с детства, варианта не пойти туда просто не было. Руководителем нашим был Денис Рогачев, ныне являющийся заместителем исполнительного директора РФС. Он пригласил меня на практику в юридический отдел союза, и после окончания академии я стал работать в организации. Ну а покинув РФС спустя несколько лет, я открыл частную юридическую практику в области спорта.

— С чем чаще всего приходится работать спортивным юристам? Регламенты? Контракты?
— Главное, конечно, — знать и уметь применять спортивные регламенты. Если обычный юрист работает с законами, которые легко найти в общем доступе, то спортивный — с регламентами, которых очень много, не все можно свободно найти, и далеко не все регламенты между собой состыковываются, поскольку в отличие от тех же законов, проходящих сотни согласований до принятия, они не анализируются столь тщательно. Кроме того, в спортивном праве огромную роль играют решения Лозаннского спортивного арбитража (CAS), чью правоприменительную практику надо обязательно учитывать.

— Самая свежая история, связанная с CAS, — это решение по так называемому «делу о петарде». Судя по нему, Лозаннский суд ориентируется в основном на соответствие принятого местным дисциплинарным органом решения местным же регламентам.
— Всё зависит от категории спора. Поскольку в случае с «Зенитом» и «Динамо» это был национальный спор, CAS, скорее всего, руководствовался именно российскими регламентными нормами, в частности нашим дисциплинарным регламентом и регламентом чемпионата России.

— Насколько отечественные регламенты соответствуют стандартам европейского футбола? Наши футбольные законы ведь принято ругать.
— Они не сильно отличаются от международных, поскольку разрабатываются на их основе. К примеру, регламент по статусу и переходам футболистов во многом повторяет аналогичный документ ФИФА. Но если международные нормы, как правило, лаконичные, то в национальных прописаны детали и нюансы. Похожим образом ситуация обстоит с дисциплинарным регламентом, который у нас гораздо больше конкретизирован — за какое нарушение что полагается. Так проще и КДК работать, когда всё разложено по полочкам.

— Тем не менее недовольные решениями комитета появляются постоянно, и его зачастую упрекают и в предвзятости.
— Футбол — это игра, эмоции, которые никуда не деть. Поэтому недовольные решениями КДК будут всегда. Причём даже в простейших случаях. Скажем, показана красная карточка за агрессивное поведение, за которое предусмотрена четырёхматчевая дисквалификация. КДК выносит единственное возможное решение, но на следующий день всё равно читаешь в газетах, в Интернете, какие они дураки, потому что за такое нарушение надо наказывать строже или мягче. Мне кажется, обвинять комитет в двойных стандартах неправильно.

— У вас как у юриста никогда не возникало сомнений в решениях КДК, в трактовке тех или иных эпизодов?
— Не могу вспомнить, чтобы у меня были серьёзные претензии к ним. Некоторое время я работал секретарём КДК и знаю, что там трепетно относятся к регламенту, руководствуясь исключительно им. Другое дело, что в регламенте встречаются и нечёткости, дающие возможность поспорить с комитетом. Но написать совершенный документ, предусматривающий все возможные случаи из жизни, нереально. Даже в такой фундаментальный документ, как Уголовный кодекс, постоянно вносятся поправки, число которых перевалило, кажется, уже за тысячу. Так что совершенствовать документ на основе прецедентов — нормальная практика, при условии, что это происходит не в разгар сезона, поскольку по ходу игры правила меняться не должны. В межсезонье — пожалуйста. Тем более что регламент турнира попадает перед принятием в клубы, которые могут ознакомиться с его содержанием, что-то оспорить, предложить коррективы. Поэтому когда слышишь, что в той или иной команде недовольны регламентом чемпионата, возникает вопрос: когда вы утверждали его на общем собрании РФПЛ, вы разве этого не видели?

— Ещё лет десять назад клубных юристов в России можно было пересчитать по пальцам, а как обстоит дело сейчас?
— Все клубы Премьер-Лиги совершенно точно имеют в штате минимум одного юриста, а чаще отдел из трёх-пяти человек. Почти такая же ситуация в первом дивизионе. А вот во втором уже сложнее найти сотрудника на эту должность, поскольку бюджеты клубов весьма скромные. В большинстве своём юристы, работающие в нашем футболе, не проходили специальную подготовку, они просто пришли из других отраслей. Кто-то перестраивается, набирается опыта, но есть и те, кто так и не вник в специфику спортивной юриспруденции.

— Одна из основных задач клубных юристов — проработка контрактов футболистов. Как правило, речь идёт о типовых договорах?
— Как правило, это стандартные контракты, когда-то разработанные юристами клубов. Они могут совершенствоваться со временем. Вообще же индивидуальность договора зависит от калибра игрока. Если речь об обычном футболисте-середняке, никакого эксклюзивного контракта ему не предложат — с отступными, специфическими бонусами. Не хочешь подписывать наш типовой договор — не надо, найдём другого, который подпишет без лишних разговоров. Если же речь о звезде, то такой игрок может рассчитывать на особые условия.

— С какими необычными нюансами, прописанными в контрактах, вам доводилось сталкиваться?
— Как правило, ничего необычного нет, есть просто дополнительные бонусы, отступные.

— А если брать моменты, не связанные непосредственно с футболом? Например, прописать в контракте предоставление охраны или билетов до дома, если речь о легионере.
— С охраной не сталкивался, а вот билеты — это как раз весьма распространённый пункт в контрактах. Как правило, там записано, что клуб покупает игроку билеты до дома в начале межсезонья и из дома — в конце. Причём как для легионеров, так и для россиян, которые родом из других городов, не тех, где играют команды. Так же обстоит дело с жильём — либо клубы сами занимаются поиском квартир для футболистов, либо игроки снимают их, а потом приносят бумаги с подтверждением суммы и получают компенсацию. Бывает, иностранцам прописывают в контракте предоставление переводчика и машины с водителем. Но в целом никакой экзотики.

— Есть несколько стойких идей относительно контрактов футболистов у болельщиков почти всех наших команд. Хотелось бы услышать комментарий юриста. Во-первых, насколько реально выполнить требование фанатов и штрафовать за плохую игру?
— По российскому трудовому законодательству нельзя оштрафовать футболистов. Но есть схема, которая применяется в футболе. Зарплата игроков формируется из фиксированного оклада и стимулирующей выплаты за добросовестное отношение к труду. Это не бонус за выполнение цели, голы или что-то такое — просто таким образом «разбита» зарплата. Соответственно, эта выплата может быть уменьшена в случае опоздания на тренировку или сбор, необязательной карточки, выявления лишнего веса — нарушений может быть множество, за каждое из которых вычитается определённая сумма. Это так называемая система депремирования. То есть клуб не штрафует, а недоплачивает премию в случае, если футболист совершил определённое нарушение.

— А с какими максимальными суммами штрафов вы сталкивались?
— Как правило, оклад и стимулирующие выплаты — это примерно равные доли. То есть условный футболист получает 25 тысяч долларов в качестве зарплаты и ещё 25 тысяч — ежемесячной премии. Соответственно, штраф может составлять весь размер этой премии. И мне известны ситуации, когда футболист за совершённые нарушения полностью лишался премии и терял, таким образом, половину месячной суммы.

— Идея номер два: зарплата футболистов должна состоять преимущественно из бонусов за выполнение задачи, за победы, голы — только тогда у них будет стимул выкладываться на полную.
— В принципе, это реально воплотить в жизнь, и думаю, это помогло бы, что называется, держать игроков «в кулаке». Но любой клуб, который попробует предложить футболисту такой контракт, станет заложником рынка, поскольку конкуренты предложат игроку стабильную зарплату, не ставя его в зависимость от результатов. Соответственно, хорошие игроки уходили бы к соперникам. В то же время таких премиальных за игры, как в России, нет, наверное, нигде, и они являются существенным дополнением к окладу, так что нельзя сказать, что мотивации добиваться побед нет.

— Индивидуальные бонусы за голы, сухие матчи, выполнение целей прописываются в контрактах игроков — это понятно. А как юридически оформляются командные премиальные за победу или ничью? Ведь не секрет, что в нашем футболе нередко президент или владелец клуба может перед игрой зайти в раздевалку и посулить двойные бонусы за выигрыш. Получается, нигде они чётко не прописаны?
— Как правило, в России командные премиальные прописываются в клубном нормативном акте — положении о премировании или об оплате труда. Принимается этот документ перед началом сезона, там прописаны выплаты за победу и ничью дома и на выезде — это четыре разные суммы, которые полагаются каждому футболисту, вышедшему на поле или попавшему в заявку. Естественно, можно отдельным распоряжением за какой-то матч назначить и повышенные премиальные.

— И ещё один стереотип: есть такие футболисты, у которых в контракте прописано, что они должны постоянно выходить на поле, поэтому тренер их и ставит.
— Я с таким в своей практике никогда не сталкивался. Бывало, что сторона игрока прописывает, что он может играть только в главной команде, — тогда его нельзя перевести в дубль не в связи с дисквалификацией или травмой. Если всё-таки перевели — он может требовать через Палату по разрешению споров расторжения контракта и выплаты компенсации.

— Как вообще соотносится система оплаты в футболе с нормами Трудового кодекса? Помнится, несколько лет назад много шума наделала публикация в СМИ трудовой ведомости одного из клубов, где были указаны символические зарплаты футболистов — что-то около 15 тысяч рублей.
— Никакого криминала здесь нет, сейчас в конвертах зарплату клубы не платят. Да я и не представляю, где бы они брали столько наличных, с такими-то окладами. Просто клубы зачастую «прячут» основную зарплату в приложение к контракту, а в само соглашение прописывают символические суммы. Но налоговая инспекция всё равно видит все платежи, и налоги и социальные взносы платятся со всей суммы. А приложения составляются только для того, чтобы соблюсти конфиденциальность и размер зарплаты игроков не уходил в прессу. До сих пор остаётся некоторое недоверие РФС, который регистрирует контракты, агентские договоры. И на то есть причины, вспомним хотя бы недавнюю историю, когда один из членов комитета РФС по развитию футбола обнародовал суммы агентских контрактов «Локомотива». Именно поэтому клубы скрывают зарплату в приложениях. А РФС, таким образом, видит только общий фонд зарплат в клубах через систему лицензирования, но без персонификации.

— РФС сейчас ведёт своего рода войну с агентами. В то же время есть другие правовые формы, в которых агенты могут сотрудничать с игроками, верно?
— Да, любое жёсткое ограничение только подстегнёт поиск способов его обойти. Так что будет создан просто серый агентский рынок. Сейчас РФС хотя бы видит агентские выплаты, а при таком раскладе те же услуги будут оказываться под другим названием. Скажем, это будут юридические услуги или кадровые — подбор персонала. Так что такая борьба не даст эффекта, на который рассчитывают в футбольном союзе. В целом же агентский бизнес сейчас будет претерпевать серьёзные изменения, поскольку ФИФА, осознав, что не может его полностью контролировать через выдачу лицензий, скоро введёт регламент по посредникам, и уже клубы и футболисты должны будут отчитываться — с какими посредниками они работают и сколько им платят. Соответственно, изменится сам принцип регулирования, его объект.

— Ещё одна насущная тема — это ситуация на трибунах. После уже упомянутой нами истории с техническим поражением «Зенита» за брошенную петарду всё больше разговоров о том, что клубы не должны страдать за поведение болельщиков, наказывать надо конкретных фанатов. Но насколько реально юридически персонифицировать ответственность за нарушения на трибунах?
— Это непростой вопрос хотя бы потому, что болельщик — понятие не юридическое, нельзя никак доказать, болеет человек за ту или иную команду или нет. К тому же большая часть нарушений совершается группами людей. Как можно выявить всех, кто кричал оскорбления или вывесил недозволенный баннер? Именно поэтому исторически сложилось, что клубы несут ответственность за поведение болельщиков. Как и национальные федерации, кстати, ведь РФС тоже платит штрафы за нарушения поклонников сборной России. И эти штрафы измеряются в десятках тысяч евро, так что клубы находятся в равных условиях с РФС. В то же время скоро будет наконец принят так называемый закон о болельщиках, а точнее, это комплекс поправок к уже существующим правовым актам, который позволит органам правопорядка фиксировать правонарушения правил поведения на трибунах и привлекать к административной ответственности виновных.

— Теоретически клуб может заставить заплатить штраф, выписанный КДК, болельщика, который и повинен в нарушении?
— Такой прецедент ведь уже был: «Зенит» взыскал с выбежавшего на поле фаната сумму штрафа, наложенного КДК, — 20 тысяч рублей. Но здесь всё просто было: бросивший петарду или выбежавший на поле фанат наносит клубу ущерб. И по нормам гражданского права должен его возместить. Соответственно, если клуб сможет собрать доказательства вины конкретного болельщика в конкретном нарушении, то он может с ними обратиться в суд и взыскать сумму выплаченного по решению КДК штрафа. Но, повторюсь, это хорошо в случае, когда есть единичный проступок. Когда нарушение массовое, например тех же петард за матч может взорваться десяток, то как определить, кто именно какой ущерб нанёс клубу? Так что метод этот не универсальный, но в определённых условиях может работать — пример «Зенита» это показал.