ВпГрибанов осуществление и защита гражданских прав

ВпГрибанов осуществление и защита гражданских прав

Кол-во скачиваний: 110

Аннотация

Данная статья посвящена проблеме конструктивного подхода к вопросу правового регулирования общественных отношений вообще и гражданско-правового регулирования в частности. Механизм гражданско-правового регулирования автором воспринимается через его статическую и динамическую составляющие, лишь в своей совокупности определяющие его характеристику и особенности

Механизм гражданско-правового регулирования, элемент механизма гражданско-правового регулирования, общественные отношения, условия эффективности механизма гражданско-правового регулирования, правомерное поведение

Список цитируемой литературы

1. Алексеев С.С. Право: азбука-теория-философия: Опыт комплексного исследования. М.: «Статут», 1999.
2. Алексеев С.С. Юридические конструкции ключевое звено права / Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. М.: «Статут», 2001.
3. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юрид. лит., 1966.
4. Витушко В.А. Курс гражданского права: Общая часть. Т. 1: Научн.-практ. пособие. Мн.: БГЭУ, 2001.
5. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: «Статут», 2000 (Классика российской цивилистики).
6. Зинченко С.А. Юридические факты в механизме правового регулирования. М.: Волтерс Клувер, 2007.
7. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. 3-е изд., переработанное и дополненное. М.: Юрайт, 1997.
8. Матузов Н.И. Личность. Право. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Изд-во Сарат. ун-та, 1972.
9. Определение КС РФ от 04.12.07 г. № 828-О-П; Решение ВС РФ от 08.08.07 г. № ГКПИ07-435; Определение ВАС РФ от 27.11.06 г. № 11118/06 по делу № А11-18564/2005-К2-26/599.
10. Право и законность в период развёрнутого строительства коммунизма. М.: Госюриздат, 1961.
11. Словарь русского языка в четырёх томах. Том III. Издание третье, стереотипное. М.: «Русский язык». 1987.
12. Словарь русского языка в четырёх томах. Том II. Издание третье, стереотипное. М.: «Русский язык». 1986
13. Шарце М.Г. Механизм правового регулирования: Текст лекций. М.: Изд-во УДН, 1998.
14. Шейндлин Б.В. Сущность советского права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. С. 110; Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М.: Госюриздат, 1961.
15. Шнайдт Я.Э. Понятие механизма правового регулирования хозяйственно-договорных отношений / Вопросы теории и практики гражданско-правового регулирования: Сб. статей. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1982.
16. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. 2-е изд., доп. М.: Статут, 2006.

Пределы осуществления и нотариальная защита наследственных прав граждан

(Остапюк Н.) («Гражданское право», 2006, N 1) Текст документа

ПРЕДЕЛЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ И НОТАРИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА НАСЛЕДСТВЕННЫХ ПРАВ ГРАЖДАН

Остапюк Н., кандидат юридических наук, помощник нотариуса г. Москвы.

Пределы осуществления наследственных прав граждан. Несмотря на то что в настоящее время термин «пределы осуществления гражданских прав» широко применяется в правовой литературе и основывается на законе , вопрос о его сущности решается в науке неоднозначно. ——————————— См.: Сергеев А. П. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 317; Ем В. С. Гражданское право. Том I. 2-е издание / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Издательство «БЕК», 2000. С. 389; Брагинский М. И. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. М.: Редакция журнала «Хозяйство и право», Фирма «Спарк», 1995. С. 59. Статья 10 ГК РФ.

Значительный вклад в разработку вопроса о пределах осуществления гражданских прав был внесен В. П. Грибановым. Он отмечал, что «границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при отсутствии таких границ право превращается в свою противоположность — в произвол и тем самым вообще перестает быть правом» . В. П. Грибанов различал границы права, определяемые теми возможностями, которые составляют его содержание, и границы осуществления права. По его мнению, содержание субъективного права включает в себя лишь возможное поведение управомоченного лица, тогда как осуществление права есть совершение реальных, конкретных действий, связанных с превращением этой возможности в действительность. Поэтому соотношение между поведением, составляющим содержание субъективного права, и поведением, составляющим содержание осуществления права, представляется прежде всего как соотношение между возможностью и действительностью. Указанное соотношение может быть представлено и как объективное (содержание субъективного права всегда предопределено законом) и субъективное (процесс реализации права всегда имеет волевой характер), а также как общее (определяя содержание субъективных гражданских прав, закон регламентирует их как некий общий тип поведения, разрешенного управомоченному лицу) и конкретное (процесс осуществления права всегда определенный, конкретный вид реальных действий управомоченного лица, вытекающий из особенностей данного конкретного случая). При этом как границы субъективного права, определяемые возможностями, входящими в его содержание, так и границы осуществления этого права определены законом . Разграничив понятия «пределы (границы) осуществления гражданских прав» и «пределы (границы) гражданских прав, определяемые их содержанием», В. П. Грибанов не дал их четкого определения. В. С. Ем, разделяющий взгляды В. П. Грибанова по указанному вопросу, рассматривает пределы осуществления субъективных гражданских прав как «законодательно очерченные границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание данных прав» . ——————————— См.: Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Осуществление и защита гражданских прав. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 22. См.: Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Осуществление и защита гражданских прав. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 44 — 45. См.: Ем В. С. Гражданское право. Том 1 / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Издательство «БЕК», 1994. С. 157; Гражданское право. Том I. 2-е издание / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Издательство «БЕК», 2000. С. 389.

Высказывались и иные точки зрения. Так, М. М. Агарков, справедливо отмечая, что границы гражданских прав следует искать прежде всего в законе, вместе с тем связывал их только с содержанием права . Вслед за И. А. Покровским М. М. Агарков считал целесообразным законодательное запрещение так называемой шиканы (осуществление своего права с исключительной целью причинить вред другому), в то же время недопущение шиканы он рассматривал в качестве границы гражданского права (границы, определяемой его содержанием), но не границы его осуществления . ——————————— См.: Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Избранные труды по гражданскому праву. Том II. М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2002. С. 366. См.: Покровский И. А. Проблема прочности права. Вопрос о субъективном гражданском праве и о злоупотреблении правом // Основные проблемы гражданского права. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 118. См.: Агарков М. М. Там же. С. 372.

Сторонниками данного подхода являются и некоторые современные авторы. В частности, М. Н. Малеина указывает: «Правильнее считать, что границы субъективного гражданского права одновременно являются и пределами его осуществления. Реализуя субъективное право, следует исходить из его содержания, сущности, действовать в границах (пределах) этого права» . В. М. Пашин, критикуя позицию В. П. Грибанова, также отмечает нецелесообразность выделения понятия пределов (границ) осуществления гражданского права. «В самом деле, — пишет автор, — субъективное право — мера возможного поведения. Таким образом, в самом содержании субъективного права уже заложены те ограничения поведения лица, которые диктуются объективными закономерностями частного права; и, казалось бы, если управомоченное лицо соблюдает эту меру, т. е. действует в формальных границах субъективного права, то такое поведение не может считаться порочным с точки зрения частного права. Почему же появляется еще один уровень ограничений? Получается, что пределы осуществления права — это пределы «внутри» других пределов — пределов содержания права» . Аналогичная позиция ранее высказывалась в юридической литературе В. Емельяновым . ——————————— См.: Малеина М. Н. Гражданское право. Часть первая / Под ред. В. П. Мозолина, А. И. Масляева. М.: Издательство «Юристъ», 2003. С. 339; Гражданское право. Часть 1 / Под ред. А. Г. Калпина, А. И. Масляева. М.: Издательство «Юрист», 1997. С. 218. См.: Пашин В. М. Институт злоупотребления субъективными правами de lege ferenda // Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск седьмой / Под ред. О. Ю. Шилохвоста. М.: Издательство «Норма», 2003. С. 39. См.: Емельянов В. Запрет злоупотребления гражданскими правами // Законность. 1999. N 10. С. 54.

Правильной представляется позиция В. П. Грибанова и его сторонников, выделявших понятие пределов осуществления гражданских прав. Действительно, субъективное право является мерой возможного поведения лица . Его содержание составляют определенные юридические возможности, предоставленные субъекту (правомочия). Осуществлением субъективного гражданского права является реализация управомоченным лицом возможностей, заключенных в содержании данного права. Само определение права как «меры» дозволенного поведения лица приводит к мысли о том, что это поведение не безгранично. Всякое субъективное право имеет свои пределы (границы). Установление в законе определенных возможностей, предоставленных субъекту права, отвечает на вопрос: что именно он может делать в рамках своего права? В то же время закон содержит и ответ на вопрос: каким образом субъект может реализовать эти возможности применительно к конкретной ситуации? Устанавливая возможности субъекта, закон определяет границы содержания права, в то время как при установлении им порядка, способа их реализации определяются законодательные границы осуществления права. И те и другие границы (пределы) являются лишь разновидностями границ субъективного гражданского права . Поэтому пределы осуществления права нельзя рассматривать как пределы «внутри» пределов содержания права: и те и другие относятся к категориям разного уровня, вместе составляя единую систему границ субъективного права. ——————————— См., в частности: Братусь С. Н. О соотношении гражданской правоспособности и субъективных гражданских прав // Советское государство и право. 1949. N 8. С. 33. Так, Грибанов В. П. писал: «Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления. Границы эти могут быть большими или меньшими, но они существуют всегда». См.: Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Осуществление и защита гражданских прав. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 22.

В научной литературе выделяются различные критерии определения пределов осуществления гражданских прав. Для последующего рассмотрения вопроса о нотариальной защите наследственных прав граждан имеют значение такие выделяемые в правовой литературе пределы осуществления гражданских прав, как субъектные (определяемые рамками гражданской дееспособности субъекта права) , временные (в законе могут быть установлены сроки осуществления определенных прав) , пределы, определяемые в зависимости от способа осуществления права . Исходя из перечисленных критериев, рассмотрим пределы осуществления наследником права на принятие наследства (отказ от него), а также выделим общую особенность пределов осуществления прав, переходящих к наследнику вследствие принятия им наследства. ——————————— См.: Грибанов В. П. Там же. С. 48; Сергеев А. П. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 319. См.: Грибанов В. П. Там же. С. 48; Малеина М. Н. Гражданское право. Часть первая / Под ред. В. П. Мозолина, А. И. Масляева. М.: Издательство «Юристъ», 2003. С. 340; Гражданское право. Часть 1 / Под ред. А. Г. Калпина, А. И. Масляева. М.: Издательство «Юрист», 1997. С. 218. См.: Грибанов В. П. Там же. С. 49; Малеина М. Н. Там же. С. 340, 218.

Пределы осуществления права на принятие наследства (отказ от него)

Временные пределы. Под сроками осуществления гражданских прав в научной литературе понимаются сроки, в течение которых обладатель субъективного права может реализовать возможности, заложенные в субъективном праве . В содержании субъективного права на принятие наследства (отказ от наследства) содержатся только две возможности: принять наследство или отказаться от него. Следовательно, временные пределы осуществления права на принятие наследства (отказ от него) определяются сроком, в течение которого наследник может реализовать принадлежащие ему возможности по принятию наследства либо отказу от него. ——————————— См.: Сергеев А. П. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 351.

Законом установлен шестимесячный (по общему правилу) срок для принятия наследства (отказа от него) . Исчисление срока начинается со дня открытия наследства. Особенностью данного срока является то, что его можно рассматривать не только в качестве срока осуществления права на принятие наследства, но и как срок существования самого этого права . Возможность принять наследство (отказаться от него) у наследника, призванного к наследованию, существует на протяжении шести месяцев со дня открытия наследства. Осуществить эту возможность можно также в течение данного срока. ——————————— Пункт 1 ст. 1154 ГК РФ. См.: Агарков М. М. Гражданское право: Учебник для юридических вузов. Часть I. М., 1938. С. 159 — 160.

По вопросу о правовой природе указанного срока в литературе нет единства мнений. Как правило, срок на принятие наследства относят к числу преклюзивных (пресекательных) сроков . Среди отличительных особенностей пресекательных сроков в науке выделяются следующие: 1) пресекательный срок, как правило, не тождественен сроку существования самого субъективного права, действие которого прекращается с истечением пресекательного срока; 2) с истечением пресекательного срока субъективное гражданское право прекращается досрочно, то есть до истечения установленного законом или договором нормального срока его существования; 3) досрочное прекращение субъективного гражданского права с истечением пресекательного срока является правовой санкцией, применяемой к управомоченному лицу за неосуществление либо ненадлежащее осуществление принадлежащего ему права . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2002. —————————————————————— См.: Фридман Н. П. Сроки в гражданском праве / Под ред. В. А. Рясенцева. М.: ВЮЗИ, 1986. С. 6, 29; Суханов Е. А. Гражданское право. Том I / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Издательство «БЕК», 2000. С. 466; Шилохвост О. Ю. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса РФ / Под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова. М.: Издательство «Юристъ», 2003. С. 216; Кардакова З. А. Гражданское право. Часть первая / Под ред. В. П. Мозолина, А. И. Масляева. М.: Издательство «Юристъ», 2003. С. 318. См.: Грибанов В. П. Сроки в гражданском праве // Осуществление и защита гражданских прав. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 267.

Некоторые авторы справедливо выделяют наряду с пресекательными сроками сроки существования права. Так, А. П. Сергеев, проводя различие между этими видами сроков, отмечает: «Если сроки существования прав определяют нормальную продолжительность этих прав, то пресекательные сроки имеют своим назначением досрочное прекращение субъективных прав в случае их неосуществления или ненадлежащего осуществления… В отличие от сроков существования субъективных прав, пресекательные сроки затрагивают лишь те субъективные права, которые могли бы существовать и дальше при условии их надлежащего осуществления управомоченным субъектом» . ——————————— См.: Сергеев А. П. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 352.

По нашему мнению, срок на принятие наследства не содержит основных признаков, присущих пресекательным срокам. Он определяет нормальную продолжительность субъективного права и не имеет целью пресечение действий наследника за неосуществление им своего права. С его истечением не имеет места досрочное прекращение субъективного права. Исходя из этих положений, срок на принятие наследства следует относить к срокам существования гражданских прав. При этом следует учитывать, что данный срок относится к числу «сравнительно коротких сроков существования субъективного права», поскольку осуществление (неосуществление) права на принятие наследства затрагивает существенные интересы как третьих лиц, так и всего общества . ——————————— См.: Грибанов В. П. Сроки в гражданском праве. Там же. С. 259.

Важным в данном случае представляется то, что обе указанные категории сроков относятся к срокам осуществления права, а также то, что с истечением срока на принятие наследства (к какой бы категории его ни относить) связывается прекращение самого права на принятие наследства, а не только права на его защиту . Учитывая изложенное, можно сделать следующий вывод: в том случае, если наследник примет наследство за пределами установленного законом срока на принятие наследства, он выйдет как за пределы (границы) осуществления данного права, так и за пределы (границы) права на принятие наследства, определяемые его содержанием. По общему правилу подобное действие наследника не влечет правовых последствий . ——————————— Об этом см.: Толстой Ю. К. Гражданское право. Том 3 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2000. С. 580. В данном случае рассматриваются только общие положения без учета некоторых предусмотренных законом исключений (в частности, установленного п. 2 ст. 1155 ГК РФ «Принятие наследства по истечении установленного срока»).

Пределы, определяемые в зависимости от способа осуществления права на принятие наследства. Принятие наследства в соответствии с законом возможно двумя способами: а) путем подачи заявления о принятии наследства либо заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство нотариусу (или уполномоченному должностному лицу) по месту открытия наследства; б) путем фактического принятия наследства. Первый способ может быть назван юридическим, второй — фактическим способом принятия наследства. Перечень действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, приведен в п. 2 ст. 1153 ГК РФ (вступление во владение или в управление наследственным имуществом, принятие мер по его сохранению и т. д.). Указанный перечень не является исчерпывающим, что может вызывать определенные трудности при определении границ осуществления права на принятие наследства на практике. Осуществление наследником права на принятие наследства какими-либо иными способами, не относящимися к вышеуказанным, должно расцениваться как выход наследника за пределы осуществления своего права. В литературе был поднят вопрос о том, можно ли считать наследника принявшим наследство, если он вследствие юридической неосведомленности обратился с заявлением не в нотариальную контору, а в суд в течение установленного срока. Так, В. Н. Гаврилов полагает, что такого наследника нельзя считать пропустившим срок на принятие наследства . При этом он ссылается на судебную практику конца 50-х гг. прошлого века . ——————————— Статья 1153 ГК РФ. См.: Гаврилов В. Н. Наследование в условиях проведения правовой реформы в России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов, 1999. С. 68. См.: Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР N 155-П-3-7 по иску Дунаева к Парамоновой и др. // Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР 1957 — 1958 гг. Госюриздат, 1960. С. 95.

Интересен также вопрос, можно ли считать принятием наследства обращение наследника в суд в установленный законом срок по вопросу, связанному с открывшимся наследством (в частности, об установлении факта состояния в родстве). Отдел нотариата Министерства юстиции РСФСР в письме от 8 января 1981 г. N 8-17-80 разъяснил, что обращение наследника в суд с заявлением об установлении факта родственных отношений с наследодателем не служит основанием для признания его своевременно принявшим наследство. В. Н. Гаврилов (поддерживая мнение В. К. Дроникова) утверждает, что разъяснение Минюста неверно, так как воля заявителя направлена не на установление юридического факта как такового, а имеет в конечном счете определяющую цель — стать собственником наследственной массы (или ее части) . ——————————— Советская юстиция. 1981. N 5. С. 4. См.: Гаврилов В. Н. Там же. С. 69.

Представляется, что вышеперечисленные случаи не могут с бесспорностью свидетельствовать о принятии наследства наследником: налицо выход наследника за пределы осуществления своего права. Вместе с тем следует отметить, что направленность воли наследника при совершении им упомянутых действий нельзя не принимать во внимание. Однако установление факта того, что целью подобных действий было именно принятие наследства и что указанные действия следует рассматривать в качестве такого принятия, относится исключительно к ведению судебных органов. Нотариус, констатируя факт выхода наследника за установленные законом пределы осуществления своего права, не вправе рассматривать его действия как порождающие правовые последствия . ——————————— В литературе справедливо предлагалось прямо установить в наследственном законодательстве перечень действий, свидетельствующих о принятии наследства, к числу которых относится, в частности, предъявление наследственного иска в суде, см.: Эйдинова Э. Б. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1972. С. 6.

Субъектные пределы. При выяснении вопроса о том, кто может осуществить право на принятие наследства либо на отказ от него, следует учитывать, что принятие наследства (отказ от наследства) рассматривается в правовой литературе как односторонняя сделка . Следовательно, на принятие наследства (отказ от наследства) распространяются общие установленные законом правила о совершении сделок. Так, гражданин, обладающий дееспособностью в полном объеме, вправе осуществить свое право на принятие наследства (отказ от него) самостоятельно или через представителя (добровольное представительство). От имени несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), принимают наследство их родители, усыновители или опекуны (законное представительство) . Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет совершают действия по принятию наследства с письменного согласия своих законных представителей . При осуществлении права на принятие наследства (отказ от него) соблюдаются также общие правила совершения сделок недееспособными и ограниченно дееспособными гражданами, иными категориями лиц . ——————————— См., в частности: Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула: Издательство «Автограф», 2001. С. 679; Черепахин Б. Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 415. Пункт 1 ст. 28 ГК РФ. Пункт 1 ст. 26 ГК РФ. Следует учитывать, что отказ от наследства в случае, когда наследником является несовершеннолетний, недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин, допускается только с предварительного разрешения органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 1157 ГК РФ).

Возможность осуществления права на принятие наследства через представителя путем подачи заявления соответствующему органу является основанной на законе и обычно не вызывает сомнений (равно как и возможность подачи через представителя заявления об отказе от наследства) . В то же время вопрос о том, возможно ли фактическое принятие наследства через представителя, является спорным в правовой литературе. Так, М. В. Телюкина считает, что «с позиций систематического толкования» это невозможно, поскольку о принятии наследства через представителя говорится в п. 1 ст. 1153 ГК РФ, регламентирующем юридический способ принятия наследства (путем подачи соответствующего заявления нотариусу по месту открытия наследства или иному уполномоченному лицу). Кроме того, по ее мнению, вопрос о том, можно ли вообще фактическое принятие наследства считать сделкой , является спорным . Ю. К. Толстой относит действия, свидетельствующие о принятии наследником наследства, по своей природе скорее к юридическим поступкам, нежели к сделкам. Он пишет: «Такие действия наследника, как вступление во владение и управление наследственным имуществом, принятие мер к сохранению имущества, к защите его от посягательств или притязаний третьих лиц, производство за свой счет расходов на содержание имущества могут выражаться в совершении не только сделок, но и юридических поступков, т. е. таких действий, которые вызывают правовые последствия независимо от того, была ли направлена воля совершающего их лица на достижение указанных последствий или нет» . ——————————— Пункт 1, ч. 3, ст. 1153 ГК РФ. Пункт 3 ст. 1159 ГК РФ. Этот вопрос важен потому, что представительство возможно только при совершении сделок (см.: глава 10 ГК РФ). См.: Телюкина М. В. Наследственное право // Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Издательство «Дело», 2002. С. 117. См.: Сергеев А. П., Толстой Ю. К., Елисеев И. В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 113.

Безусловно, призванный к наследованию наследник далеко не всегда совершает действия, подпадающие под признаки сделки, между тем формально эти действия могут быть истолкованы как принятие наследства (это предполагается, пока не доказано иное). Однако если наследник, совершая любое из указанных в п. 2 ст. 1153 ГК РФ действий (или иное подобное), имеет при этом намерение приобрести наследственное имущество, он всегда совершает сделку. В этом случае он уже не просто вселяется в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или принимает меры к охране наследственного имущества, он, совершая эти действия, имеет определенную цель — приобрести право на наследство. Такие действия направлены на возникновение гражданских прав (обязанностей), следовательно, они являются сделкой. Другое дело, что выяснить действительное намерение наследника при совершении им упомянутых действий не так просто. Однако в том случае, если представитель имеет надлежащим образом оформленную доверенность, в которой отдельно оговорено его полномочие на принятие наследства от имени представляемого им лица (наследника), и такой представитель, действуя в интересах наследника, совершил хотя бы одно из действий, примерный перечень которых дан в упомянутой статье, наследник, выдавший такую доверенность, должен быть признан принявшим наследство. Ведь в этом случае действие, подпадающее под признаки фактического принятия наследства, совершено, и воля наследника на принятие наследства (на совершение сделки одним из двух законных способов) прямо выражена в доверенности . ——————————— Следует отметить, что Н. О. Нерсесов определял полномочие, которое должен иметь представитель, как односторонний акт воли принципала, направленный на известные правовые последствия, см.: Нерсесов Н. О. Понятие добровольного представительства в гражданском праве // Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. М.: Издательство «Статут», 2000. С. 74.

По-другому решается вопрос о возможности фактического принятия наследства законным представителем наследника. В этом случае надо исходить из следующих особенностей законного представительства: 1) его возникновение независимо от волеизъявления представляемого; 2) полномочия представителя непосредственно определены законом . Поэтому в случае законного представительства имеет значение выражение воли представителя на совершение сделки, а не представляемого. Основываясь на положениях п. 2 ст. 1153 ГК РФ, можно заключить: если законный представитель совершил хотя бы одно из действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, презюмируется (пока не доказано иное), что он принял наследство от имени представляемого (изъявление им воли на принятие наследства предполагается). ——————————— См.: Сергеев А. П. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 326.

Важно отметить, что возможность совершения действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, не только самим наследником, но и по его поручению другими лицами, в течение шести месяцев со дня открытия наследства предусмотрена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» . ——————————— См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам. М.: Издательство «Спарк», 1999. С. 238. Данное Постановление подлежит применению в части, не противоречащей ГПК РФ, см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса РФ» (пп. «б» п. 2) // Российская газета. 2003. 25 янв.; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 3.

В. И. Серебровский, характеризуя «неформальное» принятие наследства наследником, отдельно останавливался на деятельности наследника по управлению наследством (уплате налогов, производстве ремонта, приобретении корма для скота и т. д.). При этом он отмечал: «Управление наследственным имуществом может быть осуществлено наследником и через представителя, например, путем выдачи доверенности другому наследнику или постороннему лицу» . Данный подход основан прежде всего на том, что автор считал принятие наследства (независимо от способа такого принятия) по своей юридической природе односторонней сделкой . Б. С. Антимонов и К. А. Граве также считали, что наследство может быть принято через представителя независимо от категории наследника. При этом «способ изъявления воли не меняет характера акта принятия наследства: он всегда остается односторонней сделкой» . Приведенные позиции представляются соответствующими интересам наследников. ——————————— Серебровский В. И. Очерки советского наследственного права. М.: Издательство Академии наук СССР, 1953. С. 170. Серебровский В. И. Там же. С. 162. Антимонов Б. С., Граве К. А. Советское наследственное право. М.: Госюриздат, 1955. С. 194.

Что касается помещения нормы о возможности принятия наследства через представителя в состав норм, содержащихся в п. 1 ст. 1153 ГК РФ (на что обращает внимание М. В. Телюкина), посвященных принятию наследства путем подачи соответствующего заявления, то этому факту нельзя, на наш взгляд, придавать чрезмерное значение. Во-первых, указанная норма сформулирована таким образом, что определенно позволяет применять ее и в случае фактического принятия наследства, а не только при подаче заявления уполномоченному лицу. Во-вторых, законодатель, определяя структуру п. 1 указанной статьи, мог руководствоваться намерением выделить не только два известных способа принятия наследства — юридический и фактический, но также и такие способы, как личное обращение наследника к компетентному лицу с целью подачи заявления (абз. 1 п. 1 ст. 1153 ГК РФ), передача указанного заявления через другое лицо (абз. 2 п. 1 ст. 1153 ГК РФ), по почте (абз. 2 п. 1 ст. 1153 ГК РФ), через представителя (абз. 3 п. 1 ст. 1153 ГК РФ). При этом фактическое принятие наследства выделено в отдельном пункте (п. 2 ст. 1153 ГК РФ), поскольку в нем установлена доказательственная презумпция, с точки зрения юридической техники нуждающаяся в помещении ее отдельно от других норм статьи. Между тем во избежание неоднозначного толкования положения, содержащегося в абз. 3 п. 1 ст. 1153 ГК РФ , было бы целесообразно поместить его в данной статье отдельно — в третьем пункте . ——————————— И соответственно неоднозначного определения субъектных пределов (границ) осуществления права на принятие наследства. Следует отметить, что, например, в Грузии удается избежать указанной проблемы путем помещения нормы о том, что наследник может принять наследство лично или через пре дставителя, в отдельной статье Гражданского кодекса (ст. 1423). См.: Гражданский кодекс Грузии. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2002. Ст. 1423. С. 700.

Пределы осуществления прав, приобретенных наследником в результате принятия наследства

Пределы (границы) осуществления прав, приобретенных наследником в результате принятия им наследства, зависят в конечном итоге от состава наследственного имущества. Для точной их характеристики необходимо знать конкретное содержание перешедших к наследнику прав. Вместе с тем на втором этапе развития наследственного правоотношения можно выделить одну общую особенность, характеризующую пределы осуществления прав наследника. На указанном этапе наследственного правового отношения объем правомочий, составляющих содержание прав, приобретенных наследником, остается невыявленным (в этот период пока неизвестно, сколько наследников примет наследство либо откажется от него). Такое положение порождает неопределенность и пределов (границ) осуществления этих прав. Например, в этот период неизвестно, станет ли наследник, к которому перешло право собственности на принадлежавший наследодателю жилой дом, собственником всего жилого дома или только отдельной его доли. От решения этого вопроса зависит, в частности, и конкретный способ осуществления его права: при продаже доли в праве общей собственности на жилой дом требуется соблюдение установленных законом правил о преимущественном праве покупки, а при продаже всего дома не требуется. Таким образом, вопрос об определении пределов (границ) осуществления права зависит от определения пределов (границ) права, конкретизируемых его содержанием, в том числе от объема правомочий, составляющих содержание этого права. Как верно подчеркивается в литературе, «нельзя правомерно осуществлять право, нарушая границы его содержания» . А если границы содержания права неизвестны, неизвестны и критерии правомерности его осуществления. Следовательно, до истечения срока на принятие наследства особенностью пределов (границ) осуществления прав, перешедших к наследнику в результате принятия им наследства, является то, что они в этот период окончательно не определены. ——————————— См.: Дукальский Б. В. Пределы осуществления права личной собственности в СССР. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1971. С. 51.

Вопрос о пределах осуществления наследственных прав граждан тесно связан с вопросом их защиты в нотариальном порядке. Нотариальная защита наследственных прав граждан. Действия нотариуса по защите прав граждан на имущество, переходящее в порядке наследования, происходят в рамках совершения нотариальных действий. Такими нотариальными действиями являются: принятие мер к охране наследственного имущества и управлению им и выдача свидетельства о праве на наследство. Рассмотрим общие особенности нотариальной защиты наследственных прав граждан при совершении каждого из перечисленных видов нотариальных действий.

Принятие мер к охране наследственного имущества и управлению им

Принятие мер к охране наследства, не требующего управления. «Наследство в промежутке между моментами его открытия и принятия не становится бесхозяйным и не образует совокупности никому не принадлежащих прав и обязанностей. Оно всегда субъектно, но его субъект до поры до времени остается неопределившимся» . Поскольку субъект, приобретающий наследство, определяется лишь впоследствии, наследственное имущество в течение определенного периода времени нуждается в охранительных мерах. К мерам по охране наследственного имущества в широком их понимании относятся любые меры, направленные на сохранение наследства в надлежащем виде, устраняющие всякую возможность его утраты, порчи или расхищения . К ним можно, на наш взгляд, отнести не только составление описи наследственного имущества, оценку наследства, уведомление компетентных органов о наличии в составе наследства имущества с особым правовым режимом, хранение наследства, но также и надлежащее обеспечение вызова всех лиц, призванных к наследованию, что является едва ли не самой важной мерой, устраняющей в конечном итоге необходимость применения остальных. ——————————— См.: Иоффе О. С. Советское гражданское право. Курс лекций. «Правоотношения, связанные с продуктами творческой деятельности. Семейное право. Наследственное право». Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1965. С. 340. См., в частности: Гаврилов В. Н. Наследование в условиях проведения правовой реформы в России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов, 1999. С. 5.

Принятие отдельных мер по охране наследства нотариусом можно, на наш взгляд, сравнить с осуществлением мер превентивного характера в рамках самозащиты гражданских прав. Так, В. П. Грибанов указывал: «Право собственника или лица, владеющего имуществом на иных основаниях, принимать необходимые меры охраны имущества прямо действующим гражданским законодательством не предусмотрено. Однако такое право существует. Оно косвенно может быть выведено из ряда гражданско-правовых норм» . В качестве примера применения подобных мер в литературе рассматривается использование различного рода охранных средств и приспособлений в виде замков, охранной сигнализации и т. п. «По общему правилу использование такого рода охранительных мер допустимо, если не запрещено законом и соответствует обычно принятым правилам» . Кроме того, при их совершении управомоченное лицо должно соблюдать границы осуществления своего права на самозащиту . ——————————— См.: Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Осуществление и защита гражданских прав. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 117 — 118. См.: Ем В. С. Гражданское право. Том I. 2-е издание / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Издательство «БЕК», 2000. С. 413. См.: Сергеев А. П. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 320 — 321. В литературе приводятся конкретные примеры, когда собственник выходит за пределы предоставленного ему права на защиту имущества собственными действиями: так, один собственник огородил свой участок колючей проволокой, пропустив через ограду электрический ток, другой — так пристроил в гараже ружье, что вор при открывании двери должен был получить выстрел в ноги. См.: Грибанов В. П. Там же. С. 118; Ем В. С. Там же. С. 414.

Под самозащитой гражданских прав обычно понимается совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или общественных прав или интересов . Важно отметить, что, несмотря на выраженный превентивный характер рассмотренной выше меры, она (наряду с необходимой обороной и действиями в условиях крайней необходимости) относится авторами к самозащите, выступающей в соответствии со ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав. При этом обращает на себя внимание то, что в приведенном определении «охрана» (прав) употребляется в качестве цели защиты. ——————————— См.: Грибанов В. П. Там же. С. 117; Ем В. С. Там же. С. 413; Аналогичное определение см.: Долинская В. В. Гражданское право. Часть первая / Под ред. В. П. Мозолина, А. И. Масляева. М.: Издательство «Юристъ», 2003. С. 348. По вопросу о нецелесообразности отнесения самозащиты к способу, а не форме защиты гражданских прав см., в частности: Эрделевский А. М. Самозащита гражданских прав // Юридический мир. 1998. Авг. С. 45; Сергеев А. П. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Издательство «Проспект», 2002. С. 339.

Представляется, что с аналогичных позиций можно подходить к выявлению сущности мер, принимаемых нотариусом и направленных на охрану наследственного имущества. Значительная часть действий нотариуса по принятию указанных мер относится по своей природе к действиям фактического порядка , например произведение описи, осуществление вызова наследников, уведомление компетентных органов о наличии в составе наследства имущества с особым правовым режимом. В то же время некоторые действия носят чисто юридический характер, в частности передача нотариусом наследственного имущества по договору на хранение определенным лицам . ——————————— Разграничение мер, носящих фактический либо юридический характер имеет в известной степени условный характер: за его основу в данном случае взято разграничение фактических и юридических способов осуществления субъективного гражданского права в зависимости от того, обладает ли действие управомоченного лица признаками сделки или нет (см.: Ем В. С. Гражданское право. Том I. 2-е издание / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Издательство «БЕК», 2000. С. 381). Или заключение нотариусом договора доверительного управления наследством.

В словосочетании «принятие мер к охране наследственного имущества» термин «охрана» (по смыслу — сбережение, сохранение имущества в неизменном виде) используется в качестве цели совершения таких мер. В то же время сами действия нотариального органа по принятию мер к охране наследства не всегда носят исключительно охранительный (предупредительный) характер. В некоторых случаях их следует относить к действиям по защите гражданских прав. Представляется, что если такие действия совершаются до принятия наследства наследниками, они в основном носят превентивный характер. Хотя и в этом случае не исключены посягательства на наследственное имущество со стороны третьих лиц. Так, в некоторых случаях принять меры к охране наследственного имущества не представляется возможным: например, лица, проживавшие с наследодателем, возражают против описи, не предъявляют имущество к описи или имущество вывезено. Тогда нотариус составляет об этом акт и уведомляет заинтересованных лиц, а в необходимых случаях — уполномоченный орган государственной власти или местного самоуправления. Кроме того, на практике нередки случаи подачи заявлений физическими или юридическими лицами о принадлежности им отдельных вещей, находящихся среди наследственного имущества. Указанные заявления заносятся нотариусом в акт описи, а заинтересованным лицам разъясняется порядок обращения в суд с иском об исключении этого имущества из описи . Таким образом, нотариус обязан должным образом реагировать на возможные проявления посягательств на имущество наследников. Его действия направлены в конечном итоге на их своевременное пресечение. ——————————— См.: п. 26 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ от 15 марта 2000 г. N 91 // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. N 4.

В случае совершения охранительных мер нотариусом после принятия наследства кем-либо из наследников его действия обычно имеют цель предотвратить реальную угрозу нарушения имущественных прав «отсутствующих» наследников со стороны «присутствующих». Достаточно часто в конкретных жизненных ситуациях указанные категории наследников имеют противоположные интересы. Совершая нотариальное действие, заключающееся в принятии мер к охране наследства, нотариус тем самым препятствует нарушению пределов осуществления наследственных прав наследниками, принявшими наследство. Учитывая изложенное, можно прийти к выводу о том, что действия нотариуса при совершении им мер к охране наследства носят не только охранительный, но во многом и правозащитный характер. Сохраняя имущество в неизменном виде, нотариальные органы способствуют реальному, беспрепятственному осуществлению прав на него правопреемниками наследодателя. Принятие мер к охране наследства, требующего управления. Если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества, ценные бумаги, исключительные права и тому подобное), нотариус в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом . В рамках данного договора осуществляется квалифицированное (нередко требующее особых профессиональных навыков) управление отдельными видами имущества, входящего в состав наследства, продолжающееся, как правило, до выявления полного состава правопреемников наследодателя. ——————————— Часть 1 ст. 1173 ГК РФ.

Действие нотариуса по заключению договора доверительного управления наследством носит юридический характер. Природа деятельности нотариуса по охране наследственного имущества, требующего управления, определяется его статусом кредитора в обязательстве доверительного управления наследством. Основная специфика данного договора заключается в том, что он заключается нотариусом (учредителем управления) с доверительным управляющим (лицом, которому передается в управление наследственное имущество) всегда в пользу третьих лиц — наследников. Поэтому нотариус, являясь кредитором обязательства доверительного управления наследством и наделенный широкими правами требования по отношению к должнику , может требовать их исполнения не в свою пользу, а исключительно в пользу наследников . Такая конструкция договора, которая предоставляет нотариусу возможность отстоять интересы наследников даже без их непосредственного участия, представляется оправданной не только до принятия наследства наследниками, когда субъект имущества, требующего управления, вообще не определен, но и после принятия наследства отдельными наследниками, поскольку пределы осуществления ими своих прав (в том числе прав, связанных с заключением договора доверительного управления) еще не выявлены. ——————————— Нельзя не учитывать, что нотариус выступает по отношению к доверительному управляющему не только в качестве кредитора, но также и в качестве должника (в частности, доверительный управляющий имеет право требовать от нотариуса выплаты ему вознаграждения за услуги по управлению имуществом), однако здесь нас интересуют в основном отношения «нотариус — кредитор» — «управляющий — должник». К правам требования нотариуса в отношении доверительного управляющего относятся, в частности: право требовать охраны имущества и осуществления доверительного управления в соответствии с целевым назначением имущества, право требовать присоединения дохода, полученного от реализации управления имуществом, к составу наследственного имущества, право требовать отчета о деятельности доверительного управляющего и т. д.

Осуществление нотариусом прав требования в отношении доверительного управляющего в целом способствует надлежащему исполнению последним своих обязанностей, вытекающих из договора, и, следовательно, обеспечению прав наследников. В то же время нотариус наделен и такими возможностями, которые непосредственно направлены на защиту прав наследников. Прежде всего, необходимо отметить, что нотариус как учредитель управления имеет право требовать в пользу наследников возмещения убытков, причиненных утратой или повреждением наследственного имущества, с учетом его естественного износа , а также упущенную выгоду . Кроме того, в литературе справедливо указывается, что «практически все способы обеспечения обязательств… могут дать кредитору дополнительные способы защиты нарушенных прав» . Применительно к рассматриваемому виду договора такими способами могут выступать прежде всего обращение взыскания на заложенное имущество и выплата неустойки. Для этого в договоре доверительного управления наследством должно быть специально оговорено условие о предоставлении доверительным управляющим залога в обеспечение возмещения убытков, которые могут быть причинены ненадлежащим исполнением договора , а также положение о выплате неустойки . ——————————— Взыскание с лица, нарушившего право, причиненных убытков относится в литературе к основным способам защиты имущественных прав граждан (см.: Еремеев Д. Ф. Охрана имущественных прав советских граждан. Минск: Издательство «Беларусь», 1970. С. 69). Этот способ защиты гражданских прав является также мерой гражданско-правовой ответственности (см.: Иоффе О. С. Гражданско-правовая охрана интересов личности / Под ред. Б. Б. Черепахина. М.: Издательство «Юридическая литература», 1969. С. 37). См.: п. 1 ст. 1022 ГК РФ. См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 786. В научной литературе рекомендуется включать это условие в договор, см.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Издательство «Статут», 2002. С. 908. Уплата неустойки (как и взыскание причиненных убытков) относится к мерам гражданско-правовой ответственности (см.: Иоффе О. С. Гражданско-правовая охрана интересов личности / Под ред. Б. Б. Черепахина. М.: Издательство «Юридическая литература», 1969. С. 37).

В определенной степени задачу защиты гражданских прав, возникших из договорного обязательства, призваны обеспечивать некоторые положения о встречном исполнении обязательства . Так, в договоре доверительного управления наследственным имуществом может быть предусмотрено, что оплата нотариусом вознаграждения доверительному управляющему за определенный период времени будет произведена после предоставления последним отчета о ходе доверительного управления за этот период. Сторона, на которой лежит встречное исполнение обязательства , получает возможность использовать дополнительные способы защиты своих прав : приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от его исполнения и потребовать возмещения убытков . ——————————— См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 787. В приведенном примере это нотариус (учредитель доверительного управления). Применительно к рассматриваемому виду договора имеется в виду защита прав наследников, которая осуществляется через реализацию прав нотариуса как стороны договора доверительного управления наследством. См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М.: Издательство «Статут», 2001. С. 787.

Таким образом, в ходе осуществления доверительного управления наследственным имуществом нотариус имеет право осуществления действий по защите прав наследников, причем не только тех, которым угрожает нарушение, но и уже нарушенных. Учитывая изложенное, «принятие мер по охране наследства и управлению им» можно отнести к особому процессуальному способу защиты гражданских прав и определить его как совершение нотариусом (иными компетентными лицами) предусмотренных законом действий фактического и юридического порядка в целях охраны прав граждан (иных лиц) на имущество, переходящее в порядке наследования.

Выдача свидетельства о праве на наследство

Для выявления особенностей нотариальной защиты наследственных прав граждан путем совершения данного нотариального действия следует установить, что подтверждает свидетельство о праве на наследство и для какой цели оно выдается. Обратимся к положениям дореволюционного российского права, регламентирующим утверждение наследника в правах наследования. Это действие производилось судом в соответствии со ст. 1408 Устава гражданского судопроизводства. В указанной статье говорилось о том, что явившиеся по вызовам наследники умершего, если они считают необходимым обратиться для определения прав их на наследство к содействию суда, заявляют о том мировым или общим судебным установлениям… Из приведенной статьи можно сделать вывод о том, что наследники обращались к суду за утверждением своих прав на наследство. ——————————— Уставъ гражданского судопроизводства, с предметным указателем / Составитель Саатчiанъ, издание юридического книжного магазина Зубкова И. И. под фирмой «Законоведение». С.-Петербургъ, Литейный просп., N 53, 1911. Ст. 1408. С. 229.

В работе Е. В. Васьковского содержится несколько иная трактовка цели обращения наследников за «утверждением в правах наследства». Автор пишет: «Наследники могут принять наследство фактически, без официального засвидетельствования принадлежащего им права наследования… Но в некоторых случаях такое засвидетельствование представляется необходимым для получения наследственного имущества, а именно — когда для этого нужно обращаться официально к должностным лицам или учреждениям» . Данное толкование позволяет отметить некоторое сходство прежнего утверждения в правах наследства с нынешним юридическим способом принятия наследства (путем подачи соответствующего заявления нотариусу по месту открытия наследства). Е. В. Васьковский противопоставляет фактическое принятие наследства официальному засвидетельствованию принадлежащего наследнику права наследования. Причем следует отметить, что он упоминает именно право наследования, а не право наследника на наследство. ——————————— Васьковскiй Е. В. Учебнiкъ гражданского процесса. М.: Изданiе Бр. Башмаковыхъ, 1914. С. 522.

Г. Ф. Шершеневич указывает, что утверждение в правах наследства имеет в виду только «легитимацию наследника», но не судебное признание за ним прав на наследство. При этом «задача суда сводится к удостоверению прав наследования, а не прав на наследство… Своим утверждением суд заявляет всем и каждому, что данное лицо — наследник, призванный завещанием или намеченный законом, но суд не ручается, что права этого наследника не будут опровергнуты другим лицом, способным доказать превосходство своих прав» . Такой подход объяснялся тем, что законодательство того времени не устанавливало какого-либо жесткого срока, в течение которого наследник должен был принять наследство. В любое время могли явиться наследники, имеющие «больше прав на наследство», чем «утвержденный в правах», и просить суд также утвердить их в правах наследования в охранительном порядке, «если принявший наследство не спорит против их прав» . В противном случае они могли обратиться к суду в порядке исковом . Указанное вытекало из того, что только в том случае, если наследник не принял наследство в течение десяти лет со времени вызова наследников или со времени открытия наследства, если вызова не было, он терял само наследственное право (том X, ч. 1, Свода законов гражданских, ст. 1162, 1244) . ——————————— Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула: Издательство «Автограф», 2001. С. 687. См.: Сводъ кассационныхъ положений по вопросам русского гражданского процессуального права за 1866 — 1913 годы / Составитель В. Л. Исаченко, Сенаторъ. Издание второе. С.-Петербургъ: Типография М. Меркушева, Невский пр., N 8, 1914. Ст. 3957. С. 446. См.: Уставъ гражданского судопроизводства. Там же. Ст. 215. С. 40; Практический комментарий на первую книгу Устава гражданского судопроизводства / Составитель В. Л. Исаченко, Сенаторъ. С.-Петербургъ: Типография М. Меркушева, Невский просп., N 8, 1913. С. 69. См.: Шершеневич Г. Ф. Там же. С. 683.

В ст. 3975 Свода кассационных положений по вопросам русского гражданского процессуального права отмечалось, что утверждением кого-либо в правах наследства доказывается лишь переход к наследнику всех прав наследодателя на его имущество, но не принадлежность ему того или другого имущества . Это положение, основанное на судебной практике начала XX столетия, позволяет заключить, что наследник, утвержденный в правах наследования, официально признавался судом лицом, к которому переходит все имущество наследодателя в порядке универсального правопреемства. Такое признание влекло возможность наследника не только свободно владеть и пользоваться наследственным имуществом, но и беспрепятственно распоряжаться им, в том числе отчуждать другим лицам . Из этого следует, что право на наследство (а не только право наследования, что означает право на принятие наследства) к наследнику все же переходило. Другое дело, что положение такого наследника не было устойчивым (по крайней мере, в течение десяти лет со времени вызова наследников или со времени открытия наследства, если вызова не было). В любой момент мог явиться другой наследник и доказать, что права на наследство принадлежат на самом деле ему. Определение суда об утверждении наследника в правах наследства, таким образом, лишь официально подтверждало, что по состоянию на определенный момент времени право на наследство имеет такой-то наследник. При этом вынесенное судом определение не имело силы правоподтверждающего документа на отдельные виды наследственного имущества. ——————————— См.: Сводъ кассационныхъ положений… Там же. Ст. 3975. С. 447 — 448. См.: Васьковскiй Е. В. Учебнiкъ гражданского процесса. М.: Изданiе Бр. Башмаковыхъ, 1914. С. 522.

Некоторые черты, свойственные российскому дореволюционному наследственному праву, отмечаются также и в ныне действующем законодательстве ряда зарубежных государств. Так, в соответствии с параграфом 2353 германского Гражданского уложения по заявлению наследника суд по наследственным делам выдает ему свидетельство о его правах на наследство, а если он призывается к наследованию только в части, то о размерах его наследственной доли… При этом перед выдачей свидетельства суд устанавливает ряд фактов, доказывающих права наследника (параграф 2354 ГГУ), но не определяет состав и место нахождения конкретного наследственного имущества . Поэтому свидетельство о праве наследования в Германии также не подтверждает право наследника на определенные виды имущества, а лишь устанавливает, что права на все наследство в целом либо определенная доля наследства признается принадлежащей конкретному наследнику . ——————————— Германское право. Часть I. Гражданское уложение / Под ред. В. В. Залесского. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. Параграфы 2353, 2354. С. 492. Лишь в определенных случаях может быть выдано свидетельство о праве наследования, ограниченное отдельными предметами. Параграф 2369 ГГУ. Там же. С. 496.

Действующее российское законодательство вносит большую ясность в определение правового статуса наследника по отношению к наследственному имуществу (во всяком случае, по сравнению с дореволюционным правом). Оно устанавливает срок, в течение которого наследник должен решиться на принятие наследства (либо на отказ от него). С момента принятия наследства наследник приобретает право на наследство, считающееся принадлежащим ему со времени открытия наследства. Именно это право подтверждает свидетельство о праве на наследство, что ясно даже из названия документа. Б. С. Антимонов и К. А. Граве в свое время подчеркивали, что указанное свидетельство «подтверждает силою авторитета государственного органа (нотариальной конторы), выдающего это свидетельство, права наследника на наследственное имущество» . При этом следует обратить внимание на неточность применения иногда термина «свидетельство о праве наследования» . ——————————— Антимонов Б. С., Граве К. А. Советское наследственное право. М.: Госюриздат, 1955. С. 224. На это обращалось внимание Толстым Ю. К., см.: Наследственное право. М.: Издательство «Проспект», 1999. С. 79.

Таким образом, нотариус не только устанавливает факт принадлежности наследнику самого права наследования, но выдачей свидетельства подтверждает право наследника на наследственное имущество. Причем в отличие от положений дореволюционного права России, а также норм, установленных законодательством Германии, свидетельство, выдаваемое нотариусом, подтверждает не принадлежность наследнику права на наследственную массу в целом (либо на долю всей наследственной массы), а принадлежность ему строго определенного, конкретного имущества, входящего в состав наследства (либо доли определенного имущества) . Свидетельство о праве на наследство является документом, подтверждающим право лица, указанного в нем в качестве наследника, на указанное в том же свидетельстве наследственное имущество . ——————————— Дроников В. К., в частности, указывал, что «нотариус обязан установить состав наследственного имущества, указав его объекты конкретно, а не общей формулой», см.: Наследственное право Украинской ССР. Киев: Издательское объединение «Вища школа», Издательство при Киевском государственном университете, 1974. С. 149. См.: Советское гражданское право. Том 2 / Под ред. В. А. Рясенцева. М.: Издательство «Юридическая литература», 1976. С. 517; Антимонов Б. С., Граве К. А. Там же. С. 228.

Выдаче свидетельства о праве на наследство предшествует установление нотариусом ряда юридических фактов, подтверждающих право гражданина на наследство . При этом необходимо учитывать, что, устанавливая факт принятия наследства надлежащим лицом, нотариус проверяет не только возникновение у лица самого права на принятие наследства (призвание наследника к наследованию), но и строгое соблюдение пределов его осуществления. В том случае, если наследство принято за пределами установленного законом срока, ненадлежащим способом или ненадлежащим субъектом, нотариус не вправе выдать свидетельство. Нотариальный орган определяет правомерность приобретения права на наследство и устанавливает объем правомочий, входящих в содержание перешедших к наследнику прав. ——————————— Так, нотариус убеждается в том, что наследство открылось, устанавливает время и место открытия наследства, изо всех наследников он выделяет тех из них, которые имеют «больше прав на наследство», иными словами, определяет круг наследников, призываемых к наследованию в каждом конкретном случае и проверяет факт принятия ими наследства, проверяет наличие отношений, являющихся основанием для призвания к наследованию по закону лиц, подавших заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство, либо факт наличия завещания, выясняет круг лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве (при наличии завещания), проверяет состав и место нахождения наследственного имущества и т. д.

Только получив свидетельство о праве на наследство — документ, подтверждающий право на определенный вид наследственного имущества , наследник получает возможность свободно реализовать принадлежащее ему право, поскольку распоряжение некоторыми видами имущества, переходящего в порядке наследования (в частности, недвижимостью), невозможно без такого свидетельства . Свидетельство о праве на наследство необходимо для устранения всякой неопределенности по поводу принадлежащих наследнику прав в отношении наследственного имущества и имеет силу их «бесспорного доказательства» . Учитывая изложенное, выдачу свидетельства о праве на наследство следует отнести к одному из процессуальных способов защиты гражданских прав и определить его как осуществление нотариальным органом (иным компетентным лицом) основанного на законе признания права гражданина (иного лица) на определенное имущество, перешедшее к нему в порядке наследования. ——————————— В литературе было высказано мнение о том, что в некоторых случаях (когда в нем фиксируются произведенные наследниками разделы наследства, направленные отказы от долей в наследствах и т. п.) свидетельство о праве на наследство является правопреобразующим или правопрекращающим документом, см.: Никитюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев: Издательство «Штиинца», 1973. С. 202. См.: Рубанов А. А. Закон о наследовании. М.: Издательство «Знание», 1984. С. 55; Дроников В. К. Наследственное право Украинской ССР. Киев: Издательское объединение «Вища школа», Издательство при Киевском государственном университете, 1974. С. 145 — 146. См.: Антимонов Б. С., Граве К. А. Советское наследственное право. М.: Госюриздат, 1955. С. 226; Дроников В. К. Там же. С. 147.

Рассмотрев некоторые общие положения, характеризующие принятие мер к охране наследства (управлению им) и выдачу свидетельства о праве на наследство, необходимо отметить, что определяющими правовую природу нотариата в рамках наследственного процесса следует считать его защитные функции. Из этого и следует исходить при рассмотрении особенностей каждой из указанных категорий нотариальных действий.