Утрата права пользования жилым помещением в общежитии

Об утрате права пользования жилым помещением

Многие сталкиваются с ситуацией, когда необходимо снять лицо с регистрационного учета. Одним из самых спорных в судебной практике оснований я для его осуществления является выселение или утрата пользования жилым помещением. Тем не менее, многие не понимают разницы между выселением и утратой права пользования жилым помещением, установленным решением суда.

Консультация по телефонам:+375 29 654 35 79 Velcom, +375 29 754 35 79 МТС;
Email: [email protected]
Адрес: г.Минск, ул. Ульяновская 4

Утрата права пользования жилым помещением является одним из оснований для выселения, т.е. это юридический факт, а выселение- это уже последствие указанного юридического факта. На практике это проявляется следующим образом: выселение заявляется дополнительно к утрате права пользования жилым помещением в случае, если лицо фактически проживает в жилом помещении и в нем имеется его имущество.

П.5 ст.57 Жилищного Кодекса Республики Беларусь гласит следующее, в случае выезда на место жительства в другое жилое помещение члены семьи нанимателя жилого помещения утрачивают права и обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения и могут быть признаны в судебном порядке утратившими право пользования жилым помещением. Соотношение утраты права пользования жилым помещением и выселения демонстрирует ст.92 Жилищного Кодекса Республики Беларусь о выселение из служебного жилого помещения государственного жилищного фонда, так в случае выезда нанимателя служебного жилого помещения на место жительства в другой населенный пункт или другое жилое помещение в данном населенном пункте члены, бывшие члены его семьи утрачивают право владения и пользования служебным жилым помещением и подлежат выселению в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения. На требования о выселении таких граждан сроки исковой давности не распространяются. Это положение распространяется и на членов, бывших членов семьи нанимателя служебного жилого помещения по договору найма служебного жилого помещения государственного жилищного фонда, выехавших на место жительства в другой населенный пункт или другое жилое помещение в данном населенном пункте после 8 апреля 2006 года. То же самое касается и утраты права пользования жилым помещением в общежитии.

Относительно утраты права пользования бывшими членами семьи собственника не имеющими доли в общей совместной собственности, то утрачивают право владения и пользования этим жилым помещением, если иное не установлено:

  • — Брачным договором;
  • — письменным соглашением о порядке пользования жилым помещением, так как в этом случае он сохраняет право владения и пользования этим жилым помещением. Утрата права пользования жилым помещением членом семьи собственника жилого помещения, не имеющим доли в праве общей собственности на это жилое помещение, осуществляется в судебном порядке.

Свои особенности утраты права пользования жилым помещением членом, вывшим членом семьи имеются и для гражданина, являющегося членом организации застройщиков и не являющегося собственником жилого помещения. Так указанные лица могут быть в случае их выезда на место жительства в другое жилое помещение признаны в судебном порядке утратившими право владения и пользования этим жилым помещением, если они не являются участниками долевой или совместной собственности на это жилое помещение.

Чем руководствуется суд при принятии положительного решения об утрате права пользования на жилое помещение?

При разрешении судом споров о признании утратившим право пользования жилым помещением, суд учитывает не только факт отсутствия по месту регистрации, но и факт выбытия лица на постоянное жительство в другое жилое помещение. В этой связи истцу необходимо доказать, что у ответчика имеется другое жилое помещение, например приведение в качестве доказательств, сведений подтверждающих:

  • — приобретение ответчиком им этого жилого помещения на праве собственности и проживании в нем;
  • — выписку из жилого помещения, о котором возник спор;
  • — увольнении с работы и трудоустройстве по новому месту жительства в другом населенном пункте;
  • -о предоставлении жилого помещения по новому месту работы;
  • -о регистрации брака и проживании в другой семье и др.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора в этом случае привлекаются наниматели, собственники жилых помещений, указанных в исковом заявлении в качестве другого постоянное мест жительства ответчика.

Адвоката по гражданским, административным и уголовным делам, разводам и разделу имущества — Маслов Евгений Дмитриевич.

Скорая помощь адвоката

Вам необходима срочная помощь авдоката? В этом разделе вы сможете найти ответы на волнующие вас вопросы, а так же связаться с адвокатом для решения вашей проблемы. Я готов предоставить вам все возможные адвокатские и юридические услуги по вашей защите и поддержке. ПОМНИТЕ! Даже прочтение наших статей никак не заменит прямого контакта с адвокатом, для решения вашего вопроса.

Важная информация

Статьи, которые помогут вам в экстренных ситуациях.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 27 мая 2014 г. по делу N 33-1887 (ключевые темы: договор найма специализированного жилого помещения — представление прокурора — муниципальный жилищный фонд — выселение — право пользования жилым помещением)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 27 мая 2014 г. по делу N 33-1887

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда

в составе председательствующего судьи Буланкиной Л.Г.,

судей Котовой Н.В. и Лозиной С.П.,

при секретаре Цховребадзе Г.В.

с участием прокурора Солуяновой Е.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери

27 мая 2014 года

по докладу судьи Лозиной С.П.

дело по апелляционной жалобе Олейниковой Л.В. и апелляционному представлению прокурора Пролетарского района города Твери на решение Пролетарского районного суда города Твери от 06 марта 2014 года, которым постановлено:

«Исковые требования Олейниковой Л.В. к Олейникову В.А. о признании утратившим право пользования жилым помещением в общежитии по адресу: «адрес» , выселении из данного жилого помещения и снятии с регистрационного учета — оставить без удовлетворения»,

Олейникова Л.В. обратилась в суд с иском к Олейникову В.А. о признании его утратившим право пользования жилым помещением и выселении из жилого помещения по адресу: «адрес» , снятии его с регистрационного учета. В обоснование заявленных требований указала, что ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с Постановлением главы администрации г. Твери ей была предоставлена комната жилой площадью «данные изъяты» кв.м в двухкомнатной квартире «данные изъяты» в муниципальном общежитии по адресу: «адрес» , на период работы в МОУ СОШ N N . Ответчик Олейников В.А. был вселен в эту комнату в качестве члена ее семьи, также туда был вселен их сын — ФИО1 Брак с ответчиком был прекращен ДД.ММ.ГГГГ . Имущество, нажитое в период брака, разделено. Олейников В.А. в течение двух с половиной лет нигде не работает, коммунальные услуги не оплачивает, текущий ремонт в комнате не осуществляет. Ее неоднократные просьбы освободить жилое помещение ответчик игнорирует. Олейников В.А. неоднократно избивал ее, за что был привлечен к уголовной ответственности по ст. «данные изъяты» Уголовного кодекса РФ, поднимал руку на сына, алименты на содержание ребенка не платит (задолженность по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составила «данные изъяты» руб.). Ответчик ведет аморальный образ жизни, злоупотребляет спиртными напитками, привлекался к административной ответственности за употребление наркотических средств. Решением Пролетарского районного суда города Твери Олейников В.А. был лишен родительских прав. Она опасается за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье ребенка. Бывший муж умышленно создал невыносимые условия для проживания ее и сына в комнате общежития. ДД.ММ.ГГГГ она обратилась к директору МКУ г. Твери «Управление муниципальным жилищным фондом» с заявлением о выселении Олейникова В.А. из комнаты, однако получила отказ.

В судебном заседании истец Олейникова Л.В. исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в иске, просила суд их удовлетворить.

Ответчик Олейников В.А., представители третьих лиц МКУ «Управление муниципальным жилищным фондом», МУП «Тверь-Общежития», надлежащим образом извещенные о времени и месте слушания дела, в судебное заседание не явились.

Представитель органа опеки и попечительства Гусева И.С. дала заключение, что исковые требования обоснованны и подлежат удовлетворению.

Участвующий в деле прокурор Голодкова А.А. дала заключение, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Олейникова Л.В. просит решение суда отменить, исковые требования удовлетворить. В обоснование жалобы указала, что её брак с Олейниковым В.А. был расторгнут в ДД.ММ.ГГГГ году, ответчик больше не является членом ее семьи, то есть по отношению к ответчику её надлежит рассматривать как соседку. При таких обстоятельствах ответ МКУ «Управление муниципальным жилищным фондом» от ДД.ММ.ГГГГ об отсутствии оснований для вынесения предупреждения о выселении из жилого помещения в порядке ч. 1 ст. 91 Жилищного кодекса РФ не соответствует действительности. Полагает, что суд не дал надлежащей оценки установленным по делу обстоятельствам, свидетельствующим о невозможности совместного проживания ответчика с истцом и несовершеннолетним сыном. Кроме того, самостоятельное право на спорное жилое помещение Олейников В.А. не приобрел, вселившись как член её семьи, а следовательно, при прекращении семейных отношений подлежит признанию утратившим право пользования жилым помещением и выселению. Также судом не учтено заключение органа опеки и попечительства, который полагал исковые требования подлежащими удовлетворению.

В апелляционном представлении прокурор Пролетарского района города Твери просит решение суда отменить, принять по делу новое решение, которым исковые требования Олейниковой Л.А. удовлетворить. В обоснование представления указал, что при вынесении решения суд не учел разъяснения, содержащиеся в п.п. 39-41 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 02 июля 2009 года N 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ». Полагает, что представленные истцом доказательства, свидетельствующие о невозможности совместного проживания сторон, прекращении семейных отношений, являются основанием для удовлетворения заявленных исковых требований. Кроме того, при вынесении решения судом не было принято во внимание заключение представителя ТОСЗН города Твери об обоснованности заявленных требований. Суд не привлек к участию в деле в качестве третьего лица УФМС по Тверской области.

В заседании суда апелляционной инстанции истец Олейникова Л.В. поддержала доводы апелляционной жалобы в полном объеме.

Участвующий в деле прокурор Солуянова Е.А. дала заключение о необоснованности судебного решения, в силу чего апелляционная жалоба и представление прокурора подлежат удовлетворению.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание не явились; доказательств, подтверждающих уважительность причин неявки, не представили, в связи с чем на основании ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ, ч. 1 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Изучив материалы дела, выслушав истца и прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены постановленного по делу решения.

Судом установлено, что Постановлением главы администрации г. Твери от ДД.ММ.ГГГГ N жилой дом N «адрес» в соответствии со ст. 92 Жилищного кодекса РФ включен в специализированный жилищный фонд с отнесением к виду жилых помещений в общежитиях.

Постановлением Главы администрации г. Твери N от ДД.ММ.ГГГГ «О предоставлении специализированного жилого помещения по адресу: «адрес» » на период работы в МОУ СОШ N Олейниковой Л.В. предоставлена жилая комната площадью «данные изъяты» кв.м в двухкомнатной квартире N в муниципальном общежитии по адресу: «адрес» , на семью из трех человек: она, муж Олейников В.А., сын ФИО2

Олейникова Л.В., Олейников В.А. вселились в комнату площадью «данные изъяты» кв.м в кв. N д «адрес» на основании договора найма жилого помещения в общежитии от ДД.ММ.ГГГГ . При этом ответчик был вселен в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя.

Жилищный кодекс РФ в отношении жилых помещений, относящихся к специализированному жилищному фонду, устанавливает специальное правовое регулирование.

В соответствии со ст. 100 Жилищного кодекса РФ по договору найма специализированного жилого помещения одна сторона — собственник специализированного жилого помещения (действующий от его имени уполномоченный орган государственной власти или уполномоченный орган местного самоуправления) или уполномоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне — гражданину (нанимателю) данное жилое помещение за плату во владение и пользование для временного проживания в нем. Договор найма специализированного жилого помещения заключается на основании решения о предоставлении такого помещения. В договоре найма специализированного жилого помещения определяются предмет договора, права и обязанности сторон по пользованию специализированным жилым помещением. Договор найма специализированного жилого помещения заключается в письменной форме. К пользованию специализированными жилыми помещениями по договорам найма таких жилых помещений применяются правила, предусмотренные статьей 65 , частями 3 и 4 статьи 67 и статьей 69 настоящего Кодекса.

Так, в силу ч. 3 ст. 67 Жилищного кодекса РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма обязан: использовать жилое помещение по назначению и в пределах, которые установлены настоящим Кодексом ; обеспечивать сохранность жилого помещения; поддерживать надлежащее состояние жилого помещения; проводить текущий ремонт жилого помещения; своевременно вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги; информировать наймодателя в установленные договором сроки об изменении оснований и условий, дающих право пользования жилым помещением по договору социального найма.

Аналогичные обязанности имеются и у члена семьи нанимателя (бывшего члена семьи нанимателя) жилого помещения ( ст. 69 Жилищного кодекса РФ).

Выселение из помещений специализированного жилищного фонда как последствие утраты права проживать в жилом помещении возможно в случае расторжения или прекращения договора найма специализированного жилого помещения.

Исходя из положений ч. 3 ст. 101 Жилищного кодекса РФ договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения, а также в иных предусмотренных статьей 83 настоящего Кодекса случаях.

Так, в силу ч. 4 ст. 83 Жилищного кодекса РФ договор расторгается в судебном порядке в случаях: невнесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение более 6 месяцев; разрушения или повреждения жилья нанимателем или членами его семьи; систематического нарушения прав и законных интересов соседей; использования жилого помещения не по назначению.

Согласно ч. 1 ст. 103 Жилищного кодекса РФ в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 102 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи.

Системное толкование вышеприведенных норм материального права в совокупности с положениями ч. 1 ст. 91 Жилищного кодекса РФ, регламентирующей процедуру выселения нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, свидетельствует о том, что расторжение договора найма жилого помещения специализированного жилого фонда в отношении члена (бывшего члена) семьи нанимателя и его выселение возможно лишь после предупреждения, вынесенного наймодателем, о необходимости устранения допущенных нарушений, прямо перечисленных в законе, и неустранения в дальнейшем данных нарушений.

Применительно к рассматриваемому спору, такое предупреждение МКУ «Управление муниципальным жилищным фондом» в отношении Олейникова В.А. не выносилось. Проверка законности решения МКУ «Управление муниципальным жилищным фондом» N от ДД.ММ.ГГГГ предметом настоящего спора не являлась. При таких обстоятельствах правовых оснований для удовлетворения требований истца у суда первой инстанции не имелось.

Оценивая требование истца о выселении ответчика по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 91 Жилищного кодекса РФ, суд пришел к правомерному выводу о невозможности применения к рассматриваемым правоотношениям указанной нормы права, так как её действие распространяется на граждан, проживающих в жилых помещениях по договорам социального найма. Данный вывод суда согласуется с позицией Верховного Суда РФ, изложенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года, утв. Постановлением Президиума Верховного суда РФ от 01 марта 2006 года. Учитывая принадлежность спорного жилого помещения в общежитии к специализированному жилищному фонду, факт лишения ответчика родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына Олейникова А.В., доводы истца и заключение представителя органа опеки и попечительства о невозможности совместного проживания ответчика с ребенком, в отношении которого он лишен родительских прав, не могли быть приняты во внимание при разрешении данного спора.

Судебная коллегия не имеет оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции, поскольку они мотивированы, основаны на доказательствах, которым судом дана надлежащая правовая оценка в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, соответствуют правовому регулированию спорных правоотношений.

Доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления выводы суда первой инстанции не опровергают, поскольку вопрос, связанный с выселением Олейникова В.А. из занимаемого жилого помещения специализированного жилого фонда (общежития), подлежит разрешению во всяком случае с соблюдением процедуры вынесения наймодателем предупреждения в отношении указанного лица в соответствии с положениями ч. 1 ст. 91 Жилищного кодекса РФ.

Как верно указал суд, доводы истца о прекращении права пользования ответчика жилым помещением в связи с прекращением семейных отношений не основаны на законе.

Вопреки позиции прокурора, разъяснение, содержащееся в п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», к спорным правоотношениям не применимо, поскольку регламентирует вопросы права пользования бывших членов семьи нанимателя в отношении служебных жилых помещений.

Оспариваемым решением права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле, не затронуты.

По существу доводы апелляционной жалобы и представления прокурора направлены на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, основаны на неверном толковании закона и не содержат новых обстоятельств, которые опровергали бы выводы судебного решения, а потому не могут служить основанием к его отмене.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

решение Пролетарского районного суда города Твери от 06 марта 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Олейниковой Л.В. и апелляционное представление прокурора Пролетарского района города Твери — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Признание утратившим право пользования жилым помещением

Автор: Олег БАНДЫК, юрист 07 Ноябрь 2015 .

На практике нередко возникают ситуации, когда гражданин выбывает из жилого помещения в связи с переездом в другое место жительства, однако при этом запись о регистрации по месту жительства данного гражданина остается прежней. Это создает значительные трудности и препятствия для осуществления прав граждан, которые продолжают проживать в жилом помещении (право на приватизацию жилого помещения, отчуждение, постановка на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и пр.).

Для защиты прав и законных интересов добросовестных владельцев жилых помещений применяется институт признания утратившим право владения и пользования жилым помещением. Данный вопрос на законодательном уровне регулируется, в первую очередь, такими нормативными актами как:

  • Жилищный кодекс Республики Беларусь (далее — ЖК);
  • Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь (далее — ГПК).
  • постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26.06.2014 № 11 «О применении судами законодательства о договорах найма жилых помещений государственного жилищного фонда» (далее — постановление № 11).

Субъекты правоотношений

На основе анализа положений ЖК можно выделить следующие категории граждан, которые могут быть признаны утратившими право владения и пользования жилым помещением:

  • наниматель и (или) члены его семьи в случае выезда на место жительства в другое жилое помещение (п. 5 ст. 57 ЖК);
  • бывшие члены семьи собственника жилого помещения, не имеющие доли в праве общей собственности на это жилое помещение (п. 5, 6 ст. 157 ЖК),
  • наниматель жилого помещения государственного жилищного фонда в общежитии в случае выезда на место жительства в другой населенный пункт или другое жилое помещение в данном населенном пункте (п. 6 ст. 120 ЖК),
  • члены, бывшие члены семьи гражданина, являющегося членом организации застройщиков и не являющегося собственником жилого помещения, в случае их выезда на место жительства в другое жилое помещение (п. 4, 11 ст. 200 ЖК).

Признание утратившим право владения и пользования жилым помещением осуществляется исключительно в судебном порядке, поскольку в данном случае затрагивается конституционное право каждого на жилище (ст. 48 Конституции Республики Беларусь).

Системное толкование норм ЖК позволяет определить круг лиц, которые вправе предъявить требование о признании гражданина утратившим право владения и пользования жилым помещением:

  • местный исполнительный и распорядительный орган (уполномоченная им организация) — в отношении нанимателей жилых помещений государственного жилищного фонда;
  • наниматели жилых помещений государственного жилфонда — в отношении бывших членов семьи нанимателя (аналогично — члены семьи в отношении выбывшего нанимателя);
  • организация, в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении которой находится общежитие, — в отношении нанимателя жилого помещения государственного жилищного фонда в общежитии;
  • собственник жилого помещения, член организации застройщиков — в отношении членов (бывших членов) их семей.

Выезд в другое жилое помещение

Самые распространенные в судебной практике дела — дела о признании утратившим право владения и пользования жилым помещением нанимателя и (или) членов его семьи на основании п. 5 ст. 57 ЖК.

В соответствии с п. 2 ст. 61 ЖК при выезде нанимателя жилого помещения государственного жилфонда и проживающих совместно с ним членов семьи на место жительства в другое жилое помещение договор найма ранее занимаемого жилого помещения считается расторгнутым со дня их выезда. Как указано в п. 13 постановления № 11, при разрешении спора об утрате ответчиком права владения и пользования жилым помещением государственного жилфонда доказыванию и исследованию подлежат 3 факта:

  • факт выезда ответчика из жилого помещения, о котором возник спор;
  • факт выбытия ответчика на постоянное место проживания в другое жилое помещение;
  • добровольность выбытия ответчика из жилого помещения.

Наиболее распространенные в судебном практике доказательства, подтверждающие факт выезда ответчика из жилого помещения, — это:

  • акты осмотра жилого помещения представителями коммунальных организаций и другими заинтересованными службами;
  • документы, подтверждающие техническое состояние спорного жилого помещения;
  • показания свидетелей (прежде всего, соседей ответчика), показания самого ответчика;
  • сведения о задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг, земельного налога, страховых взносов и прочих платежей, связанных с использованием жилого помещения (жилого дома);
  • сведения из органов внутренних дел о непроживании ответчика в спорном жилом помещении (рапорты, ответы на запросы).

Доказательствами выбытия ответчика на место жительства в другое жилое помещение могут быть:

  • сведения о приобретении им права владения и пользования другим жилым помещением и проживании в нем;
  • сведения об уклонении от выполнения обязанностей по договору найма жилого помещения, в том числе от внесения платы за пользование жилым помещением и (или) жилищно-коммунальными услугами;
  • сведения о снятии с регистрационного учета по месту жительства в жилом помещении, о котором возник спор;
  • сведения о регистрации брака и проживании с семьей в другом жилом помещении;
  • сведения об увольнении с работы и трудоустройстве по новому месту жительства в другом населенном пункте (п. 14 постановления № 11).

Следует отметить, что приведенный перечень доказательств не является исчерпывающим. В каждом конкретном деле суд может принять в качестве доказательства любые иные документы и сведения (например, справки миграционных служб иностранных государств, сведения из налоговых органов об осуществлении предпринимательской деятельности на определенной территории, решения (постановления) судов в отношении ответчика, которые содержат информацию о месте его фактического проживания, и пр.).

Выбытие ответчика из спорного жилого помещения должно быть добровольным. Наличие препятствий для ответчика во владении и пользовании жилым помещением является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Пример 1

Судом Бобруйского района и г. Бобруйска было отказано в иске В. о признании С. утратившим право владения и пользования жилым помещением, поскольку истцом не был доказан факт наличия места жительства ответчика в другом жилом помещении. Суд признал, что выезд ответчика не являлся добровольным в связи с чинимыми истцом препятствиями в пользовании спорным жильем.

Жилое помещение, в которое выбыл ответчик должно являться постоянным местом его жительства, быть пригодным для проживания и соответствовать типовым потребительским качествам.

В период временного отсутствия (в том числе в связи с выбытием по месту пребывания в другое жилое помещение) у нанимателя, членов, бывших членов его семьи сохраняются все права на жилое помещение в соответствии с договором найма жилого помещения (ст. 58 ЖК). Временное выбытие гражданина, в том числе с его регистрацией по месту пребывания, для учебы, работы, лечения, отдыха, туризма либо по иным подобным основаниям не влечет утрату права владения и пользования жилым помещением, как и выбытие в помещения, не входящие в состав жилищного фонда (дачные и садовые дома, санатории, профилактории, дома отдыха, гостиницы, помещения исправительных учреждений и др.).

Требования о соответствии жилого помещения для проживания вытекают как из природы выбытия ответчика именно с этой целью, так и системного толкования с учетом норм о выселении из жилого помещения государственного жилфонда (ст. 86 ЖК).

Для подтверждения соответствия жилого помещения условиям для проживания могут быть представлены технический паспорт жилого помещения, акты обследования, заключение комиссии местного исполнительного и распорядительного органа и др.

Из судебной практики следует, что выезд ответчика в жилое помещение государственного жилфонда в общежитии и приобретение права владения и пользования им с учетом конкретных обстоятельств дела не исключает удовлетворения судом иска об утрате права владения и пользования прежним жилым помещением.

Пример 2

Решением суда Логойского района Д. был признан утратившим право пользования жилым помещением в связи с выездом на место жительства в другое жилое помещение, находящееся в общежитии. Решение было мотивировано тем, что ответчик более 10 лет не проживал и не пользовался спорным жилым помещением, не нес расходов по его содержанию.

В постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.06.2007 № 8 «О практике применения судами жилищного законодательства по делам о расторжении договора найма жилого помещения и выселении», которое в настоящее время признано утратившим силу, было указано, что несовершеннолетние члены семьи нанимателя, собственника жилого помещения могут быть признаны утратившими право пользования жилым помещением при наличии доказательств, что имеются условия для их проживания по новому месту жительства. Хотя действующее постановление № 11 и не содержит аналогичного положения, суды обязательно выясняют данный факт с привлечением органов опеки и попечительства, которые дают соответствующее заключение. При этом изучаются не только жилищные условия, в которых проживает несовершеннолетний, но и возможности для его обучения и воспитания (наличие в населенном пункте учреждений образования, здравоохранения, проживание вместе с родителями).

Кроме того, одним из обстоятельств, которое должно быть установлено для признания гражданина утратившим право владения и пользования жилым помещением, является наличие у него каких-либо прав на жилое помещение, в которое он выбыл. Это может быть право собственности (в том числе долевой), право постоянного пользования (например, возникшее на основании завещательного отказа), право проживания в жилом помещении, если собственником (нанимателем) является близкий родственник ответчика.

Если ответчик проживает в другом населенном пункте, но не имеет там постоянного места жительства (является лицом без определенного места жительства, арендует различные жилые помещения, проживает в жилых помещениях, которые принадлежат лицам, не являющимся близкими родственниками ответчика), то суд отказывает в признании гражданина утратившим право владения и пользования жилым помещением.

На основе анализа судебной практики можно сделать вывод, что для признания гражданина утратившим право владения и пользования жилым помещением необходимо, чтобы у данного гражданина имелась юридически обеспеченная возможность зарегистрироваться по месту жительства в другом жилом помещении.

При отсутствии такой возможности суды чаще всего отказывают в удовлетворении требований, несмотря на то, что ответчик фактически постоянно проживает в определенном жилом помещении.

Общежития

Согласно п. 6 ст. 120 ЖК в случае выезда нанимателя жилого помещения государственного жилфонда в общежитии на место жительства в другой населенный пункт или другое жилое помещение в данном населенном пункте члены, бывшие члены его семьи, за исключением лиц, указанных в ч. 2 п. 3 ст. 93 ЖК, утрачивают право владения и пользования жилым помещением государственного жилфонда в общежитии. Указанная норма ЖК не дает ответ на вопрос о том, необходимо ли, чтобы у нанимателя жилого помещения государственного жилфонда в общежитии в другом населенном пункте было другое место жительства. Или же достаточно самого факта выезда нанимателя в другой населенный пункт. И должно ли новое место жительство быть для нанимателя постоянным. К сожалению, постановление № 11 также не содержит ответов на данные вопросы.

Жилые помещения в общежитии предоставляются гражданам на период их работы (службы), учебы (ст. 119 ЖК). При прекращении соответствующих оснований у гражданина прекращается и право пользования и владения жилым помещением в общежитии.

На наш взгляд, при выезде нанимателя из жилого помещения в общежитии необходимо определить, прекратились ли основания для его проживания в данном помещении. Если основания прекратились, то независимо от того, куда выбыл наниматель, он утрачивает право владения и пользования жилым помещением в общежитии. В противном случае суд, по всей видимости, будет применять по аналогии п. 5 ст. 57 ЖК и выяснять все обстоятельства, которые определены данной нормой, в том числе установление постоянного места жительства ответчика.

Процессуальные особенности

Заявление о признании гражданина утратившим право владения и пользования жилым помещением рассматривается по правилам искового производства. Соблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования спора (п. 5 ст. 61 ЖК) не требуется, поскольку инициатива выезда и тем самым расторжения договора найма исходит не от наймодателя, а от нанимателя (выбывшего члена его семьи). Тем не менее, направление досудебной претензии иногда приводит к самостоятельному снятию граждан с регистрационного учета или погашению задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг (вывод следует из практики автора).

В исковом заявлении, помимо сведений, которые указаны в ст. 243 ГПК, должно обязательно содержаться следующее:

  • сведения обо всех лицах, которые признаются утратившими право владения и пользования жилым помещением, в том числе несовершеннолетних и (или) недееспособных;
  • сведения о лицах, которые являются собственниками (иными законными владельцами) жилого помещения, в которое выбыл ответчик (собственник (наниматель) жилого помещения, организация, на балансе которой находится общежитие, и др.);
  • точный адрес жилого помещения, в которое выбыл ответчик.

Если истец не укажет в иске сведения о лицах, которые являются собственниками (иными законными владельцами) жилого помещения, то суд оставит исковое заявление без движения и предложит исправить данную «оплошность» (подтверждено личной практикой автора). Причем данные лица будут выступать в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, с соответствующим процессуальным статусом.

В ходе подготовки жилищных дел к судебному разбирательству судьи не всегда привлекают к участию в деле наймодателей, когда те не являются стороной в споре. Указанное обстоятельство может послужить основанием для отмены решения суда.

Пример 1

Решение суда Октябрьского района г. Минска об удовлетворении иска К. к В. о признании утратившим право пользования квартирой было постановлено в отсутствие наймодателя как стороны договора найма спорного жилого помещения. Суд вышестоящей инстанции указал, что решение суда в данном случае может затронуть интересы наймодателя, поэтому судья в ходе подготовки дела к судебному разбирательству должен был привлечь его к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора. Решение суда было отменено, дело было направлено на новое рассмотрение.

Пример 2

Решение суда Молодечненского района об удовлетворении иска Г. к П. о признании утратившим право владения и пользования жилым помещением было постановлено без привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, правообладателя (собственника, нанимателя) жилого помещения, в которое выехал ответчик, не участвовавший в судебном заседании. По мнению суда кассационной инстанции, без привлечения к участию в деле правообладателя жилого помещения факт выезда ответчика на место жительства в другое жилое помещение не может быть достоверно установлен. Решение первой инстанции было отменено, дело было направлено на новое рассмотрение.

В соответствии с п. 37 Положения о регистрации граждан по месту жительства и месту пребывания, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 07.09.2007 № 413 (далее — Положение), основанием для снятия гражданина с регистрационного учета по месту жительства является в том числе решение суда о признании гражданина утратившим право владения и пользования жилым помещением. Поэтому по делам о признании утратившим право пользования жилым помещением привлечение к участию в деле органа регистрации граждан по месту жительства не требуется.

В заключительной части искового заявления необходимо просить суд признать гражданина утратившим право владения и пользования конкретным жилым помещением. Дополнительное требование о снятии ответчика с регистрационного учета заявлять не требуется, поскольку такое снятие является прямым следствием признания гражданина утратившим право владения и пользования жилым помещением (п. 37 Положения).

К исковому заявлению обычно прилагаются:

  • копия договора найма;
  • справка с места жительства и о составе семьи;
  • копия лицевого счета на жилое помещение;
  • копия актов обследования жилого помещения и другие документы (их копии).

Суды рассматривают данный вид споров только при участии всех заинтересованных лиц и крайне неохотно выносят заочные решения. Это связано с тем, что суду важно (иногда просто необходимо), чтобы ответчик лично подтвердил, что он выбыл и куда он выбыл. В противном случае в удовлетворении заявленных требований очень часто отказывают.

Действующий ЖК и постановление № 11, безусловно, развили институт признания утратившим право владения и пользования жилым помещением, но все еще оставили немало нерешенных вопросов, которые будут разрешаться уже в рамках конкретных гражданских дел.

Определение СК по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 27 марта 2012 г. по делу N 33-888/2012 (ключевые темы: общежитие — вселение — право пользования жилым помещением — договор найма жилого помещения — трудовые отношения)

Определение СК по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 27 марта 2012 г. по делу N 33-888/2012

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Копотева И.Л.,

судей Дубовцева Д.Н., Нургалиева Э.В.,

с участием прокурора Репиной В.К.

при секретаре Утробине А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 27 марта 2012 г. дело по апелляционной жалобе представителя Лопаткиной «данные изъяты»., Лопаткина «данные изъяты» — Бранцевич Е.Э.

на решение Ленинского районного суда г. Ижевска от 20 декабря 2011 г., которым исковые требования ГОУ НПО «Профессиональное училище N42» к Лопаткиной «данные изъяты»М., Лопаткину «данные изъяты» о выселении без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета удовлетворены.

Лопаткина «данные изъяты»., Лопаткин «данные изъяты». выселены из жилого помещения, расположенного по адресу: «данные изъяты», без предоставления другого жилого помещения.

ОУФМС РФ по Ленинскому району г. Ижевска обязано снять Лопаткину «данные изъяты». с регистрационного учёта в жилом помещении, расположенном по адресу: «данные изъяты»

Солидарно с Лопаткиной «данные изъяты»., Лопаткина «данные изъяты». в пользу ГОУ НПО «Профессиональное училище N 42» взысканы понесенные расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 руб.

С Лопаткиной «данные изъяты»., Лопаткина «данные изъяты» в пользу ГОУ НПО «Профессиональное училище N 42» взысканы понесенные расходы по уплате государственной пошлины в размере «данные изъяты» «данные изъяты»., по «данные изъяты». с каждого.

В удовлетворении встречного иска Лопаткиной «данные изъяты». к ГОУ НПО «Профессиональное училище N 42» о признании права пользования жилым помещением на условиях договора найма в общежитии, Лопаткина «данные изъяты» к ГОУ НПО «Профессиональное училище N 42» о признании права пользования жилым помещением как за членом семьи нанимателя — отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Нургалиева Э.В., объяснения Лопаткиной «данные изъяты»., представителя Лопаткиной «данные изъяты». и Лопаткина «данные изъяты». — Бранцевич Е.Э. (доверенность от 14 декабря 2010 г. сроком на 3 года) поддержавших доводы жалобы, представителя БОУ НПО «ПУ 42» — Назмутдинова Е.Н. (доверенность от 27 января 2012 г. сроком на 3 года) просившего оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

государственное образовательное учреждение начального профессионального образования «Профессиональное училище N 42» (далее по тексту — ПУ-42) обратилось в суд с иском к Лопаткиной «данные изъяты»., Лопаткину «данные изъяты». о выселении из общежития по адресу: «данные изъяты», без предоставления другого жилого помещения, снятии их с регистрационного учета в жилом помещении по указанному адресу, относящемуся к специализированному жилищному фонду (общежитию), взыскании солидарно расходов по уплате госпошлины в размере «данные изъяты»

Требования мотивированы тем, что за ПУ-42 на праве оперативного управления закреплено здание общежития по адресу: «данные изъяты» на основании распоряжения Министерства имущественных отношений УР от 25 августа 2005 г. N 891-р, и выдано свидетельство о государственной регистрации права N «данные изъяты» от 22 июня 2009 г. Между истцом и ответчиком Лопаткиной «данные изъяты» 15 октября 2008 г. заключен договор найма жилого помещения в общежитии N «данные изъяты» предмет договора — комната N «данные изъяты» расположенная в общежитии по указанному выше адресу. Ответчики зарегистрированы и проживают в спорном жилом помещении. 5 июля 2010 г. в связи с истечением срока действия договора истец уведомил Лопаткину «данные изъяты». об освобождении занимаемого жилого помещения в срок до 15 октября 2010 г. Указанное уведомление ответчиком получено. Однако до настоящего времени ответчики из комнаты N «данные изъяты», расположенной в общежитии по адресу: «данные изъяты», не выехали, с регистрационного учета также не снялись. Ответчики в трудовых отношениях с истцом не состоят, учащимися или студентами ПУ-42 не являются. Кроме того, согласно письму Администрации Ленинского района г.Ижевска ответчики Лопаткины на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий не состоят. Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 18 октября 2010 г. Лопаткина «данные изъяты». является собственником квартиры площадью 34,1 кв.м по адресу: «данные изъяты», «данные изъяты» «данные изъяты». ПУ-42 вправе требовать устранения нарушения прав владельца.

Определением суда от 17 февраля 2011 г. к участию в деле в качестве третьих лиц в порядке ст. 43 ГПК РФ, привлечены Министерство имущественных отношений по УР и Администрация Ленинского района г.Ижевска.

Определением суда от 31 мая 2011 г. принято встречное исковое заявление Лопаткиной «данные изъяты»., Лопаткина «данные изъяты» к ПУ-42 о применении в соответствии со статьями 167 , 168 ГК РФ, 108, 110 ЖК РСФСР, ст.ст.209, 671, 92 , 100 ЖК РФ, последствий недействительности ничтожной сделки к договору найма жилого помещения в общежитии N «данные изъяты» от 15 октября 2008 г., заключенному между ПУ-42 и Лопаткиной «данные изъяты»., признании за Лопаткиной «данные изъяты» и Лопаткиным «данные изъяты». права пользования комнатой N 401 по адресу: «данные изъяты», «данные изъяты». Встречные исковые требования мотивированы тем, что Лопаткина была заселена в общежитие «данные изъяты»» в октябре 1984 года в связи с наличием трудовых отношений с ПО «Удмуртсельхозмонтажкомплект». До 1996 года оплата проживания в общежитии производилась из заработной платы, а начиная с 1996 года семья оплачивала наем жилья и коммунальные услуги самостоятельно. Первоначально они проживали в комнате N «данные изъяты», затем переселены в спорную комнату N «данные изъяты» и на основании ордера N 280 от 14 ноября 2000 г. были зарегистрированы в комнату N «данные изъяты» как по месту жительства.

15 октября 2008 г. между ПУ-42 и Лопаткиной «данные изъяты» был заключен договор в отношении жилого помещения в общежитии N 30, которым существенно нарушены жилищные права истцов, данный договор противоречит требованиям ст.ст.108 , 110 ЖК РСФСР. Данный договор не является правоустанавливающим документом, послужившим основанием для вселения Лопаткиных в комнату N «данные изъяты», таким документом является ордер N 280 от 14 ноября 2000 г.

В ходе рассмотрения дела истцы по встречному иску Лопаткина «данные изъяты». и Лопаткин «данные изъяты» неоднократно меняли предмет иска (т.2 л.д.100, т.2 л.д.196) в порядке ст. 39 ГПК РФ, в окончательном варианте требования сформулированы следующим образом: признать за Лопаткиной «данные изъяты» право пользования жилым помещением по адресу: «данные изъяты», «данные изъяты» на условиях договора найма в общежитии, признать за Лопаткиным «данные изъяты» право пользования жилым помещением по адресу: «данные изъяты» как за членом семьи нанимателя.

Определением суда от 14 октября 2011г. принят отказ ПУ-42 к Лопаткину «данные изъяты». о снятии с регистрационного учета по адресу: «данные изъяты»

В судебном заседании суда первой инстанции представитель истца — Назмутдинова Е.Н. доводы и требования, изложенные в иске, поддержала в полном объеме, встречные исковые требования не признала.

Ответчик и истец по встречному иску Лопаткина «данные изъяты». в судебном заседании исковые требования не признала, на удовлетворении встречных исковых требований настаивала.

Представитель ответчиков и истцов по встречному иску — Бранцевич Е.Э. в судебном заседании не признала исковые требования, на удовлетворении заявленных встречных требований настаивала.

Ответчик и истец по встречному иску Лопаткин А.В. в судебное заседание не явился, представил письменное заявление, в котором просил дело рассмотреть в его отсутствие.

Представитель третьего лица — ОУФМС России по УР в Ленинском районе г.Ижевска в судебное заседание не явился, представлено письменное заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя.

Представители третьих лиц — Администрации Ленинского района г.Ижевска, Министерства имущественных отношений по УР в судебное заседание не явились, о времени и месте слушания дела извещены надлежащим образом, об уважительности причин неявки суду не сообщили, о рассмотрении дела в их отсутствие не просили.

Представителем третьего лица — Министерства имущественных отношений УР «данные изъяты» в адрес суда направлены письменные пояснения к исковому заявлению, из которых следует, что общежитие с момента строительства отнесено к специализированному жилищному фонду и его статус в качестве такового дополнительно установлен распоряжением Правительства УР от 15 марта 2010 года N 184-р «О включении общежитий, находящихся в оперативном управлении у государственных образовательных учреждений начального профессионального образования Удмуртской Республики, в специализированный жилищный фонд». Право собственности УР на общежитие подтверждается выпиской из Реестра государственного имущества УР. В соответствии с положениями ЖК РФ (статьи 92, 94 и 99) и Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (статья 4) жилые помещения в общежитиях относятся к специализированному жилищному фонду и предназначены исключительно для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения. Передача данных жилых помещений для их использования в иных целях и на условиях, отличных от условий срочного договора найма, а также приватизация данного имущества запрещена. С учетом изложенного, а также принимая во внимание тот факт, что Лопаткина Н.М., Лопаткин А.В. не являются работниками либо учащимися ПУ-42, заявленные требования подлежат удовлетворению.

В порядке ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено по существу в отсутствие ответчика (истца по встречному иску — Лопаткина «данные изъяты» представителей третьих лиц.

Суд вынес вышеуказанное решение.

Определением суда от 17 февраля 2012 г. произведена замена истца (ответчика по встречному иску) ГОУ НПО «ПУ N 42» на его правопреемника БОУ НПО УР «ПУ N 42».

В апелляционной жалобе представитель Лопаткиных — Бранцевич просит решение суда отменить и вынести новое решение. При этом ссылается на следующие обстоятельства, которые не учел суд:

— суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу, что ответчики заселены в общежитие без законных оснований и не приобрели права пользования жилым помещением. При этом суд не дал надлежащую оценку всем доказательствам, неправильно оценил доказательства;

— судом применен закон, не подлежащий применению, и не применен закон подлежащий применению. Вселение Лопаткиной произошло в период действия Жилищного кодекса РСФСР, до момента принятия Примерного положения об общежитиях, утвержденного постановлением Совмина РСФСР от 11 августа 1988 г. N 328 (далее по тексту Положение об общежитиях), до момента издания постановления Государственного комитета РФ по высшему образованию от 31 мая 1995 г. N4, которым утверждено и согласовано с ЦК профсоюза работников народного образования и науки Российской Федерации Типовое положение о студенческом общежитии образовательного учреждения высшего и среднего профессионального образования Российской Федерации (далее по тексту — Положение о студенческом общежитии). Судом не применены ч.2 ст.55 Конституции РФ, ч.1 ст.6 ЖК РФ, ст.5 Федерального закона «О введении в действие Жилищного Кодекса Российской Федерации», п.6 , 8 ст.108 ЖК РСФСР;

— суд не выяснил природу иска, поскольку усматривается одновременно признаки негаторного иска и виндикационного иска, и усмотрел два взаимоисключающих основания: отсутствие законных оснований для проживания и систематическое неисполнение ответчиками обязанностей, вытекающих из договоров найма;

— у истца отсутствуют права на подачу иска о выселении ответчиков.

В суд апелляционной инстанции не явились представитель ОУФМС России по УР в Ленинском районе г.Ижевска, представитель Администрации Ленинского района г.Ижевска, представитель Министерства имущественных отношений УР, Лопаткин А.В. о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом. Дело рассмотрено в отсутствие указанных лиц на основании ст.167 ГПК РФ.

При рассмотрении дела судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда не подлежащим отмене.

Из материалов дела усматривается следующее.

С 1 сентября 1977 г. приказом Республиканского объединения «Сельхозтехника» «Об организации учебно-курсового комбината» в связи с потребностью в квалифицированных рабочих, водителях, механизаторах создан учебно-курсовой комбинат при Республиканском объединении «Сельхозтехника» (далее по тексту — УКК) (т.1, л.д.95-97).

Республиканским объединением «Сельхозтехника» в 1979 году построено и введено в эксплуатацию здание общежития на 360 мест по адресу: «данные изъяты» Акт государственной комиссии по приемке в эксплуатацию здания общежития утвержден решением исполкома Ижевского горсовета N 156 от 03 июля 1979 г. (т.1, л.д. 99-101).

Согласно приказу Министерства народного образования УР и Министерства сельского хозяйства УР от 12 октября 1992 г. N 219/211 в целях расширения подготовки квалифицированных рабочих сельскохозяйственного профиля с 1 октября 1992 г. на базе учебно-курсового комбината Министерства сельского хозяйства УР открыто ПТУ-42, директором которого с 1 октября 1992 г. назначена Зорина В.Ф. (т. 2, л.д.14-15).

Здание общежития по адресу: «данные изъяты» передано на баланс ПТУ-42 (л.д. 77 т.2 ).

Согласно приказу Министерства народного образования УР от 21 октября 1994 г. N 328 ПТУ-42 переименовано в ПУ-42. (т. 2, л.д. 22).

Приказом Министра образования УР от 26 апреля 1996 г. директором ПУ-42 с 13 мая 1996 г. назначен «данные изъяты» (т.1, л.д. 35, 89). Распоряжением Министерства имущественных отношений УР N 592 от 6 мая 2009 г. согласованы условия срочного трудового договора от 5 мая 2009 г., заключенного сроком на 5 лет Министерством образования и науки УР с руководителем ПУ-42 «данные изъяты». (т.1, л.д.90, 91-93).

По договору N 116 от 17 октября 1999 г., заключенному между территориальным агентством Мингосимущества РФ — Госкомитетом УР по собственности и ПУ-42, Государственный комитет УР по собственности — территориальное агентство Мингосимущества РФ — закрепил на праве оперативного управления за ПУ-42 имущество, являющееся федеральной собственностью и находящееся на балансе ПУ-42 по состоянию на 1 июля 1999 г., в том числе здание общежития по адресу: г «данные изъяты» «данные изъяты»т.2, л.д.60-65).

На основании распоряжения Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. N 1565-р «О передаче федеральных государственных учреждений образования в ведение субъектов Российской Федерации», распоряжения Правительства УР от 31 декабря 2004 г. N 1458-р «О приеме в собственность Удмуртской Республики федеральных государственных учреждений начального и среднего профессионального образования», распоряжения территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по УР N 652-р от 14 ноября 2005 года, ПУ N42 передано в собственность УР (т.2,л.д.82-87).

Распоряжением Министерства имущественных отношений УР N 891-р от 25 августа 2005 г. здание общежития принято от Российской Федерации в собственность Удмуртской Республики по акту и закреплено на праве оперативного управления за ПУ-42 (т.2, л.д.74).

Имущество ПУ-42, в том числе общежитие, внесено в реестр государственного имущества Удмуртской Республики с присвоением 31 января 2006 г. реестрового номера 01890746 (т.2, л.д.72).

Право оперативного управления зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 22 июня 2009г. (т. 1, л.д. 34).

Согласно поквартирной карточке (т.1, л.д.40) 22 декабря 2000 г. Лопаткина «данные изъяты». и Лопаткин «данные изъяты» зарегистрированы в комнате N «данные изъяты» общежития по адресу: «данные изъяты», «данные изъяты»

Как следует из представленной копии трудовой книжки Лопаткиной, она с 2 октября 1984 г. по 6 ноября 2011 г. работала в ПО «Удмуртсельхозмонтажкомплект», переименованном в 1986 г. в трест «Удмуртагропроммехмонтаж», а в 1993 году преобразованном в АООТ «Удмуртсельхозмонтаж».

15 октября 2008 г. между ПУ-42 и Лопаткиной «данные изъяты» заключен договор найма жилого помещения в общежитии N 30, согласно которому ей предоставлена комната N «данные изъяты» площадью 17,1 кв.м в общежитии ПУ-42 по адресу: «данные изъяты» для проживания с сыном «данные изъяты» с установлением платы за пользование жилым помещением и коммунальных услуг в размере «данные изъяты» рублей в месяц. Срок найма определен с 15 октября 2008 г. по 14 октября 2009 г. По условиям договора (п. 11.2), если за 90 дней до истечения срока действия настоящего договора ни одна сторона не заявит о своем намерении не продлевать найм по договору или заключить новый договор найма на существенно иных условиях пользования жилым помещением, договор автоматически продлевается (пролонгируется на следующий 12 — месячный срок. (т.1, л.д.36-38).

Дополнительным соглашением к договору найма жилого помещения — общежития N 30-а от 1 апреля 2009 г. внесены изменения в договор в части размера платы за пользование жилым помещением и коммунальные услуги, который указан «данные изъяты». (т.1, л.д.39).

5 июля 2010 г. ПУ-42 в связи с истечением срока действия указанного договора, отсутствия возможности продлить договор найма жилого помещения, а также заключить новый договор временного пользования жилым помещением в общежитии направило Лопаткиной Н.М. уведомление N 240 об освобождении занимаемого жилого помещения до 15 октября 2010 г. (л.д.43 т.1). Указанное уведомление получено Лопаткиной 12 июля 2010 г. (л.д.44).

На день рассмотрения дела спорную комнату в общежитии занимают Лопаткина «данные изъяты»., Лопаткин «данные изъяты»

Как следует из сообщений Администрации Ленинского района гор. Ижевска от 27 октября 2010 г. и от 03 ноября 2010 г., Лопаткина «данные изъяты» и Лопаткин «данные изъяты», проживающие по адресу: «данные изъяты» на учете граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма в Администрации Ленинского района не состоят (т.1, л.д.45, 46).

Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним N 01/105/2010-036 от 18 октября 2010 г., Лопаткина «данные изъяты». являлась собственником однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: «данные изъяты» Право собственности прекращено 28 декабря 2010 г. С 28 декабря 2010 г. собственником указанного жилого помещения является Лопаткин «данные изъяты» (т.2, л.д. 105).

Согласно поквартирной карточке (т.2, л.д. 199) Лопаткин «данные изъяты» снят с регистрационного учета по месту жительства по адресу: «данные изъяты» 15 августа 2011 г.

Согласно Архивным выпискам:

из протокола N 7 заседания исполкома Ленинского райсовета народных депутатов г. Устинова УАССР от 19 мая 1986 г., вопрос N 11.80 — решено признать служебными комнаты общежития «Колос» N101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114 в доме N 43а по ул. Гагарина для обслуживающего персонала общежития;

из протокола N 17 заседания исполкома Ленинского райсовета народных депутатов г. Устинова УАССР от 17 октября 1983 г., Вопрос N 8.145 решено признать служебными комнаты NN 213, 217, 226, 230, 223, 317 в общежитии » «данные изъяты» по «данные изъяты» для вахтеров, воспитателей, уборщиц, дворника учебно-курсового комбината.

Жилой дом по адресу: «данные изъяты» с момента постройки используется в качестве общежития, сохраняет статус общежития до настоящего времени, находится в собственности Удмуртской Республики, закреплено на праве оперативного управления за ПУ-42.

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела и сторонами не оспариваются.

Установив указанные обстоятельства и руководствуясь положениями ст.110 , 108 ЖК РСФСР, п.22 Положения об общежитиях, п.24 Положения о студенческом общежитии, ч.2 ст. 92 ЖК РФ, ч.1 ст.94 ЖК РФ, ч. 3 ст. 92 ЖК РФ, ст. 94 ЖК РФ, ч. 2 ст. 105 ЖК РФ, суд пришел к выводу, что Лопаткина «данные изъяты». вселена в общежитие без законных на то оснований и в нарушение установленного законом порядка, не относилась и не относится к категории лиц, которым может быть предоставлено жилое помещение специализированного жилого фонда, находящегося в оперативном управлении истца. Поскольку пользование спорным жилым помещением не основано на законных основаниях, Лопаткина Н.М. и Лопаткин А.В. не приобрели основанного на законе права пользования жилым помещением в общежитии, то договор найма с ней заключен быть не может. Договор найма жилого помещения в общежитии от 15 октября 2008 г. является недействительным, противоречит положениям части 3 статьи 92 , статье 94 , части 2 статьи 105 ЖК РФ. Руководствуясь ст. 304 , 305 ГК РФ, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований ПУ-42. При этом суд учел, что ответчики систематически не исполняют обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения. Поскольку пользование спорным жилым помещением не основано на законных основаниях, Лопаткина Н.М., Лопаткин А.В. не приобрели основанного на законе права пользования жилым помещением в общежитии, суд отказал в удовлетворении встречных исковых требований Лопаткиных.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда первой инстанции не противоречат материалам дела, нормы материального права применены верно.

Апелляторы не согласны с выводом суда об их вселении в общежитие без законных оснований и неприобретении ими право пользования жилым помещением. Этот довод жалобы несостоятелен.

В силу положений ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Допустимых, достоверных и достаточных доказательств, что Лопаткина вселилась в общежитие в октябре 1984 года, материалы дела не содержат.

ОАО » «данные изъяты» является правопреемником производственного объединения «Удмуртсельхозмонтажкомплект», что подтверждается трудовой книжкой на имя Лопаткиной и справкой ОАО » «данные изъяты» от 8 июня 2009 г.

Информация ОАО » «данные изъяты»» об удержании из заработной платы «данные изъяты». квартплаты за проживание в общежитии с октября 1984 года по август 1996 года и письмо ОАО «Биатех» от 19 декабря 2011 г. о том, что Лопаткина вселена в общежитие в 1984 году на основании выделения квот организациям и предприятиям, входящим в структуру Госкомсельхозтехники Удмуртской АССР, по ордеру, не подтверждают законность вселения Лопаткиной. Доказательств в обоснование изложенных в письмах сведений не предоставлено. Не индивидуализировано общежитие, за проживание в котором удерживалась плата.

Личная карточка работника — Лопаткиной с указанием ее места жительства в спорном общежитии (номер комнаты не читаем) также не является достоверным доказательством вселения Лопаткиной в общежитие в 1984 году, к тому же не указано, когда внесены в карточку сведения о месте жительства.

Из поквартирной карточки на комнату N «данные изъяты» N «данные изъяты» по ул. «данные изъяты» следует, что Лопаткины были зарегистрированы по данному адресу 22 декабря 2000 г. Других доказательств, достоверно подтверждающих дату вселения ответчиков в общежитие ранее указанной даты — 22 декабря 2000 г., Лопаткины не представили.

По общему правилу проживание в общежитии согласно действовавшему законодательству было обусловлено наличием трудовых отношений либо учебой, что следует из содержания ст. 109 ЖК РСФСР, п. 10 Положения об общежитиях, пунктов 5 и 7 Положения о студенческом общежитии. Прекращение указанных обстоятельств (трудовых отношений, учебы) влекло и утрату права дальнейшего пользования общежитием ( ст. 110 ЖК РСФСР, п.22 Положения об общежитиях, п.24 Положения о студенческом общежитии). То есть общежитие предназначено для временного проживания определенных категорий лиц, проживание в общежитии всегда имеет природу временного проживания, что обусловливает его специализированный характер. Законом предусматривались определенные категории лиц, которые могли быть выселены из общежития только с предоставлением другого жилого помещения ( ст.110 , 108 ЖК РСФСР).

Согласно действующему с 1 марта 2005 г. Жилищному кодексу РФ жилые помещения в общежитиях отнесены к специализированному фонду ( статья 92 ЖК РФ).

Согласно части 2 статьи 92 ЖК РФ специализированные жилые помещения не подлежат отчуждению, передаче в аренду, внаем, за исключением передачи таких помещений по договорам найма специализированного жилого помещения, предусмотренным разделом 4 ЖК РФ.

В силу части 1 статьи 94 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях предназначены для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения.

Предоставление жилого помещения в общежитии лицам, не относящимся к категории лиц, имеющих право на предоставление жилого помещения в общежитии, противоречит специальному и целевому назначению такого фонда и является незаконным. Прекращение трудовых, служебных или учебных отношений и ряд иных предусмотренных законом обстоятельств также влекут прекращение договора найма специализированного жилого помещения и, как следствие, прекращение права пользования таким помещением, обязанность освободить жилое помещение ( ст.ст.102 , 103 ЖК РФ). То есть пользование общежитием не носит постоянный и бессрочный характер и в силу правового режима специализированного жилого фонда, предусмотренного законом.

Таким образом, сам факт вселения не свидетельствует о законности проживания.

В соответствии с разъяснениями подп. б п. 41 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» необходимо иметь в виду, что по действующему до 1 марта 2005 года законодательству основанием для вселения в служебное жилое помещение и заключения договора найма служебного жилого помещения являлся установленной формы ордер ( статьи 47 , 105 ЖК РСФСР), а основанием для вселения в общежитие — ордер на занятие по найму жилой площади в общежитии по установленной форме ( статья 109 ЖК РСФСР).

Доводы жалобы, что Лопаткина «данные изъяты» заселена в спорное общежитие в 1984 году в связи с наличием трудовых отношений с предприятием системы Госагропрома, при наличии ордера на занятие жилой площади, а также предусмотренной Положением об общежитии УКК Госагропрома Удмуртской АССР возможности проживания в общежитии по ул. Гагарина, д. 43а одиноких рабочих на период работы на предприятиях системы Госагропрома, были предметом рассмотрения суда первой инстанции, и им дана надлежащая оценка с которой коллегия соглашается.

Как следует из содержания Типового положения об учебно-курсовом комбинате от 16 февраля 1983 года N 24/6/4-95 учебно-курсовой комбинат является учебным заведением, осуществляющим профессиональное обучение рабочих, должен располагать, в том числе, общежитием, предназначенным для иногородних обучающихся (т.1, л.д.104-108).

Положение об общежитии Учебно-курсового комбината Госагропрома Удмуртской АССР (т.1, л.д.226) не является допустимым и достоверным доказательством, поскольку в материалах дела имеется незаверенная копия, оригинал суду не представлен. Представитель истца возражает относительно достоверности этого положения. Кроме того, отсутствует дата принятия этого положения.

Из материалов дела, объяснений сторон, копии трудовой книжки следует, что Лопаткина, как и в дальнейшем Лопаткин, никогда не находились в трудовых отношениях с УКК и ПУ-42, не являлись студентами и учащимися этих учебных заведений, то есть в силу ст. 109 ЖК РСФСР, ст.ст.92 , 94 ЖК РФ не имели право на вселение и пользование общежитием, проживание их в общежитии осуществлялось в нарушение вышеуказанных требований закона. Вывод суда является правильным.

Довод жалобы о законности вселения в общежитие, поскольку оно строилось республиканским объединением «Сельхозтехника», который указан в качестве его собственника по состоянию на 1977 год и у Лопаткиной имелись трудовые правоотношения с предприятием системы Госагропрома, подлежит отклонению. Доказательств, что работодатель Лопаткиной в октябре 1984 года имел полномочия на вселение и вселил ее в общежитие, суду не представлено, не представлен и ордер на вселение, документы, подтверждающие основание его выдачи.

Податели жалобы ссылаются, что Лопаткина зарегистрирована по месту жительства с 22 декабря 2000 г. на основании ордера N 280 от 14 ноября 2000 г., что следует из договора аренды N 17 от 15 мая 2001 г. между ПУ-42 и ОАО «Удмуртсельхозмонтаж» на проживание в период с 15 июня 2001 года по 15 июня 2002 г. Лопаткиной Н.М. в комнате N 401 в доме N 43а по ул. Гагарина. Между тем из указанного договора следует, что ордер выдается арендатору, то есть ОАО «Удмуртсельхозмонтаж», а не Лопаткиной. Вселение Лопаткиной по данному договору аренды противоречит положениям ч.2 ст.92 ЖК РФ, поэтому указанный ордер не свидетельствует о законности вселения Лопаткиной.

Доказательств, что со стороны истца имело место нарушение процедуры предоставления жилой площади в общежитии, предусмотренной ст.109 ЖК РСФСР, и оформления ордеров, материалы дела не содержат. К тому же в суде установлено, что законных оснований для вселения (работа или учеба) у Лопаткиной и Лопаткина не имелось.

Вопреки доводам жалобы, судом правильно применены нормы материального права, в том числе Положение о студенческом общежитии и Положение об общежитиях в их системной связи с нормами ранее действовавшего ЖК РСФСР и действующего ЖК РФ.

Доводы жалобы, что Лопаткина не подлежала выселению без предоставления другого жилого помещения в связи с тем, что она является одинокой матерью, проработала на предприятии более 10 лет и уволена по сокращению штатов, подлежат отклонению.

В соответствии со ст.13 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

Положения ст. 13 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» распространяются на лиц, которые пользуются жилым помещением в общежитии на законных основаниях и выселение которых не допускалось законом до введения в действие ЖК РФ. У Лопаткиной предусмотренные законом основания для вселения и пользования общежитием отсутствовали, поэтому указанные положения к спорным правоотношениям применены быть не могут.

К тому же на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма ответчики не состоят и не имеют права состоять на данном учете, поскольку семья Лопаткиных имеет жилое помещение, принадлежащее Лопаткину общей площадью 34,1 кв.м, то есть обеспечены общей площадью жилого помещения на одного члена семьи более учетной нормы, составляющей 10 кв.м, согласно решению Городской думы г. Ижевска от 28 июля 2005 г. N 349 «Об установлении учетной нормы и нормы предоставления площади жилого помещения на территории города Ижевска», на территории г. Ижевска. Указанное обстоятельство также свидетельствует о нераспространении на ответчиков Лопаткиных ст. 13 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

Длительность проживания, внесение платы за проживание, а также согласие руководства истца на вселение ответчиков не влекут и не порождают возникновение у ответчиков законного права пользования жилым помещением, поскольку указанные обстоятельства не указаны в законе в качестве оснований, порождающих право пользования специализированным государственным жилым фондом, которое имеет определенное назначение.

Ссылка в жалобе на то, что суд не дал оценку правовой природе иска имеющего признаки виндикационного и негаторного иска, что иск подан ненадлежащим истцом, поскольку истец не производил вселение ответчиков, несостоятельна.

В обоснование требований истец сослался на положения ст.304 и ст.305 ГК РФ.

В силу положений ст.304 , 305 ГК РФ истец, вправе требовать устранения нарушения его прав и является надлежащим истцом.

С Лопаткиной не мог быть заключен договор найма жилого помещения в общежитии от 15 октября 2008 г. Данный договор является недействительным, поскольку его заключение ПУ-42 с Лопаткиной «данные изъяты». противоречит положениям ч. 3 ст. 92 , ст. 94 , ч. 2 ст. 105 ЖК РФ.

Довод жалобы, что здание общежития подлежало передаче в муниципальную собственность при акционировании предприятий объединения «Сельхозтехника» подлежит отклонению, поскольку этот вопрос не является предметом рассмотрения настоящего спора, здание общежития находится в собственности Удмуртской Республики

Вывод суда о систематическом неисполнении ответчиками обязанностей вытекающих из договора найма, подлежит исключению, в этой части довод жалобы обоснован. Указанное обстоятельство не является значимым, поскольку отсутствовали законные основания для вселения и проживания ответчиков в общежитии, что в силу положений ст.304 , ст.305 ГК РФ является достаточным основанием для выселения ответчиков. Исключение указанных выводов не повлекло принятие неправильного решения.

При таких обстоятельствах и в пределах доводов апелляционной жалобы решение суда не подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Ленинского районного суда г. Ижевска от 20 декабря 2011 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий И.Л. Копотев

Судьи Д.Н. Дубовцев

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: