Судмедэкспертиза доронина

Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Гробовой бизнес судмедэксперта Кильдюшова

«Крестный отец» похоронного бизнеса держит в кулаке всю Москву

Андрей Петров

Московские морги в последнее время все больше напоминают частные владения главы столичного бюро судебно-медицинской экспертизы Евгения Кильдюшова. Возле них постоянно трутся сомнительные личности, оформление трупов производится на платной основе, а кадровые вопросы решаются так, словно персонал моргов является крепостными господина Кильдюшова. Как же сложилась такая ситуация?

Евгений Михайлович Кильдюшов приехал в Москву из провинции и поступил во Второй медицинский институт. После окончания этого вуза он смог удачно устроить собственную карьеру, женившись на девушке из семьи старых московских врачей, можно сказать — медицинской элиты. Но, быстро поднявшись по карьерной лестнице и получив звание доктора наук, уже уважаемый и достаточно известный в медицинских кругах Евгений Михайлович бросает семью и неожиданно женится еще раз. Его новой избранницей стала молодая сотрудница кафедры судебной медицины Второго меда, где он к тому времени работает руководителем. Молодая жена предсказуемо быстро становится доцентом этой же кафедры.

Но подлинный расцвет в карьере Кильдюшова наступает в 2012 году, когда он вступает в должность начальника Бюро судмедкспертизы г. Москвы. Здесь Евгений Михайлович наглядно показывает, как можно быстро и легко идти по головам окружающих, пренебрегая законами совести и находя лазейки для обогащения.

Бюро судебно-медицинской экспертизы занимается тяжелой и важной работой — производит исследование тел умерших, выявляет причины смерти потерпевших при убийствах, несчастных случаях и скоропостижных смертях. Результаты этой работы необходимы следственным органам, полиции, а также убитым горем родственникам, поэтому исследования должны проводиться качественно и на соответствующем профессиональном уровне. В ведении Бюро находятся все судебные морги Москвы. Вот таким учреждением и управляет Евгений Михайлович.

Исторически сложилось, что в каждом из 11 округов Москвы было свое отделение бюро — морг, в который доставляли тела погибших со всего округа. Поскольку Бюро судмедэкспертизы принимает около 25 000 тел умерших ежегодно, при каждом окружном морге работали городские специализированные службы по вопросам похоронного дела. Но в 2010 году на территории Южного административного округа, в промзоне по адресу Тарный проезд, д.3, был построен огромный морг «Царицыно». Постепенно в него стали перераспределять тела погибших не только на юге столицы, но и в других ее округах.

С 2014 года похоронная служба в отделение «Царицыно» была ликвидирована, а ей на смену пришли сомнительные личности, проводящие все время возле стоек регистратуры и гордо именующие себя фирмой ООО «Хэлп-ритуал». Они буквально набрасываются на родственников погибших и заставляют оформлять похоронные документы через свою организацию. Помимо продажи ритуальных принадлежностей и оформления похорон, «Хэлп-ритуал» оказывает также услуги по бальзамированию тел умерших, их санитарной и косметической обработке, хотя основной контингент сотрудников этой «конторы» составляют люди, не имеющие отношения к оказанию ритуальных услуг — бывшие перевозчики умерших и санитары моргов. Но работники Бюро судмедэкспертизы настоятельно рекомендует родственникам погибших обращаться именно к ним, а не к настоящим профессионалам ритуального рынка.

Казалось бы, причем здесь Кильдюшов? Все очень просто — тела погибших не покидают территории морга «Царицыно» до момента их выдачи родственникам. Может быть, сотрудники похоронной фирмы бальзамируют их на территории морга на законных основаниях? Но где, в таком случае, соответствующий договор аренды, где платежи за использование государственных помещений? Ни платежей, ни договора в природе попросту не существует, а бальзамирование и другие услуги по подготовке умершего выполняют штатные санитары Бюро, занимаясь этим в свое рабочее время и за государственную зарплату. Агентам «Хэлп-ритуала» остается только набивать карманы деньгами, полученными за работу санитаров.

Но уважаемому Евгению Михайловичу этого мало — он решил использовать свое служебное положение, чтобы обеспечить «Хэлп-ритуалу» работой за счет других районах Москвы. Теперь в «Царицыно» везут тела умерших с Арбата, Таганки, Черемушек, Восточного Измайлово и Раменок. Насколько же экономическая составляющая преобладает над здравым смыслом и состраданием к родственникам, если руководитель бюро судмедэкспертизы игнорирует и дополнительные расходы на перевозку тел в отдаленный морг, и страдания людей, вынужденных ехать через весь город, чтобы проводить своих близких в последний путь.

Более того, в последнее время господин Кильдюшов начинает подумывать о закрытии тех московских моргов, куда ему не удается пристроить сотрудников ООО «Хэлп-ритуал». Никак иначе невозможно объяснить его неожиданные появления в этих моргах. В нерабочее время, с фотоаппаратом в руках, он ищет доказательства того, что эти морги, еще месяц назад удовлетворявшие всем необходимым требованиям, вдруг неожиданно перестали им соответствовать.

Между тем благодаря «коммерческой» деятельности Кильдюшова и увеличению нагрузки на морг «Царицыно» качество исследовательской и экспертной работы там начинает страдать. С приходом к должности Евгения Михайловича резко возросла текучесть кадров, крепкие профессионалы выживаются с работы жесткими методами — сокращением заработной платы, ротацией и созданием невозможных условий для нормальной работы. В результате только в одном 2013 году вынуждены были уволиться зам. по экономике Арбузов Р.Ю., начальник отдела кадров Пашовкина Н.Н., начальник отдела снабжения Шафиков Ф.Э, главный инженер Галоян В.В, главный бухгалтер Симонова В.Н, начальник отдела торгов Фадеев А.С, начальник отдела снабжения Часова О.В, начальник организационно-методического отдела Кочаян А.Л., главная медсестра Поманская Е,В., начальник юридического отдела Некрасов А.Г., начальник планово-экономического отдела Вожжова Н.А., начальник отдела торгов Пономарева М.В. и многие другие врачи и лаборанты.

Для чего понадобилось избавляться от сотрудников, хорошо знающих свою работу и преданных ей? Ответ прост — за бортом оказались все те, кто мог помешать превращению Бюро в личную кормушку оборотистого чиновника.

Однако закрытие ряда моргов и кадровые потери могут иметь и пролонгированный негативный эффект, связанный с обучением студентов-медиков на клинических кафедрах. Будущие врачи лишились возможности изучать свою профессию в полном объеме и совершенствовать практические навыки при обучении. Какое будущее ждет наше здравоохранение с таким подходом?

Но оставим в стороне вопросы, связанные с механизмом захвата государственным учреждением рынка похоронных услуг города Москвы, и коротко остановимся на еще одном банальном факте — хищениях из госказны. Их схема примитивна — завышение начальных цен аукционов, гарантированная победа «своих» фирм в конкурсах, актирование невыполненных работ, как выполненных в полном объеме.

Примерами могут служить аукционы на поставку противочумных костюмов, при которых начальная цена была завышена не менее чем в два раза, а потери бюджета составили сотни тысяч рублей. Обеспечение побед в тендерах компаний ООО «Аларм-911», ООО «Сфера», имеющих отношение к заместителю Кильдюшова по экономической работе Дорониной О.А. Подписание актов выполнения работ по созданию единой компьютерной сети между подразделениями бюро, хотя такая сеть до сих пор не создана. И это еще не все случаи.

Но разовые обогащения из госказны не устраивают Кильдюшова, который решает, пользуясь своей должностью и положением, стать неофициальным бизнесменом. Глава бюро обращает свой взгляд на сферу ритуальных услуг, благо опыт в этой сфере у него уже немалый, а ООО «Хелп-Ритуал» под его покровительством бурно развивается.

Что нас ждет впереди? Концентрация 25 000 тел умерших в морге «Царицыно»? Транспортный коллапс в промзоне в Тарном проезде, где он располагается? Издевательство над убитыми горем людей, стоящих в огромных очередях за телами своих близких? Бесконечные поездки сотрудников полиции для получения необходимых документов вместо работы по защите граждан? О каком качестве экспертиз вообще можно говорить, если экспертам придется работать в две смены?

Понятно, что ООО «Хэлп-ритуал» — всего лишь инструмент для зарабатывания денег, прокладка, позволяющая Кильдюшову решать свои личные финансовые вопросы, и, пользуясь служебным положением, использовать для этого своих сотрудников. Но как выяснить — гниет ли вся система или только конкретные люди в ней? Евгений Михайлович, ответите Вы или те, кто за Вами стоит?

Р.S. Пока собирался материал для этой статьи, по единоличному решению господина Кильдюшова было закрыто очередное отделение — морг №2, работу которого теперь будет выполнять отделение «Царицыно». Какое отделение следующее?

Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Крупнейший государственный морг Москвы превратили в личное коммерческое предприятие

Крупнейший государственный морг Москвы превратили в личное коммерческое предприятие

Смотрите оригинал материала на сайте «Совершенно секретно» :http://sovsekretno.ru/news/id/3878/

11 комментариев

Видимо автору этого бреда сильно прижали хвост. Очередная ересь обиженного нерадивого сотрудника, получившего, наверное, выговор за свою безалаберную и халатную работу

Вы ошибаетесь! Статья прекрасна. Жаль, что надеюсь за небольшие отступные вам она не понравилась. Думаю, Оксанка Доронина и ее хозяева из г.Нижний Новгород (фамилия у него «кукловод»-привет ему) вам немного деньжат отсыпают. Смотри не ошибись и служи верую!!(правды там нет.)

Или обиженного, выжившего из ума маразматика-«столпа» судебной медицины

Нет, это не происки маразматика или обиженного сотрудника. Это происки ритуальщиков, которые и сидели в обозначенных моргах. И все их знают. И всё знают. Господам бы о высоком! Банально и противно!

5 баллов! она не просто прекрасна она восхитительна. :-)а главное здесь ничего кроме правды голой нет,а происки прихлебателей данной шайки понятны — ведь не получат обьедки они с барского стола если будут поддерживать данные статьи)))

А как насчет прихлебателей на службе у господ, статью (2-ю) написавшую? Вот кто точно объедками кормит! А на счет правды — так пускай Суд разбирается. Чего ж как сявки подзаборные потявкивают?

— В отношении начальника бюро судмедэкспертизы Евгения Кильдюшова, заместителя по экономическим вопросам Оксаны Дорониной, главного бухгалтера Ольги Рычковой, начальника отдела кадров Ирины Мудровой,начальника ОПТУ Басаргиной Натальи, зам.главного бухгалтера Ненашевой Веры и руководителей других подразделений учреждения назначена доследственная проверка. В столичном Управлении Следственного комитета (отдел по расследованию особо важных дел)возбуждено уголовное дело. Смотреть здесь http://www.newstube.ru/media/caricynskij-morg-proveryayut-pravoohranitelnye-organy
https://life.ru/t/здравоохранение/415916
Ура господа! Дождались!

Обвинения в совершении уголовных преступлений в отношении конкретных лиц у нас публикуются только при предъявлении фотокопии талона о регистрации заявления в полицию или иной госорган. Ваш коммент удален.

Рычкову О.С. 20.10.2016 год отсторонили от занимаемой должности (главный бухгалтер Бюро судмедэкспертизы г. Москвы ) за превышение должностных обязанностей (воровство бюджетных денежных средств в особо крупных размерах)Следом пойдут Доронина, Ненашева, Мудрова, Шаляпина!

Цены на услуги просто жуть,за привидения впорядок близкого и родного челочека обявили 29000 тясяч человеку было 90 лет ветеран тыла дата смерти 22.11.2016, 23.11.2016 сказали что сильные гнилосные изменения к телу не пустили и объявили данную сумму по моему просто разводят на деньги,таково не может быть при правильном хранении тела в морге,когда этому бесприделу государстно положит КОНЕЦ И ЗАСТАВИТ ИХ РАБОТАТЬ ПО ДОСТУПНЫМ ЦЕНАМ ДЛЯ ВСЕХ. ДОСТОЙНО ПРОВОДИТЬ В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ ПРОВОДИТЬ СВОИХ БЛИЗКИХ ДОЛЖНЫ И МЕТЬ ВСЕ ГРАЖДАНИ РФ НЕ ВЗИРАЯ НА ИХ СТАТУС И ФИНАНСОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ,А ПО ФАКТУ ЭТО МОГУК ТОЛЬКО ТЕ У КОГО ДЕНЕГ КАК У ДУРАКА ФАНТИКОВ

Кильдюшова и Доронину убрали. А профсоюз им.Кильдюшова и дальше будет работать? Пора наводить порядок в убитой организации.

Руководству Царицынского морга грозит уголовное дело о мошенничестве

СКР проверяет экс-руководителя московского бюро судмедэкспертизы Евгения Кильдюшова и его зама Оксану Доронину на предмет использования серых схем закупок и выплаты зарплат «мертвым душам». На прошлой неделе бюро обыскала ФСБ.

Бухгалтеры и паталогоанатомы столичного Бюро СМЭ обратились в Следственный комитет с заявлением о серых финансовых схемах, используемых руководством организации. В частности, речь идет о закупках оборудования по завышенной цене и выплате зарплат «мертвым душам», сообщил Life.

СК инициировал доследственную проверку, которая затронет бывшего руководителя бюро Евгения Кильдюшова, а также его экс-заместителя Оксану Доронину. Оба уволились после обысков, проведенных в бюро сотрудниками ФСБ 12 октября. По данным Life, силовики обратили внимание на морг еще в августе 2017 года.

В заявлении сотрудников бюро говорится, что оборудование и медикаменты закупались из бюджетных средств по завышенным ценам через компании, подконтрольные Кильдюшову и Дорониной. В частности, сообщает Life, морг заключал госконтракты с ООО «Торусмед», зарегистрированное на полную тезку Дорониной. С 2013 по 2015 год «Торусмед» занимался ремонтом и обслуживанием холодильных систем в морге. За это время компания получила от бюро 6,9 млн рублей. При этом все документы со стороны морга подписывала Доронина.

По словам члена Национального антикоррупционного комитета Павла Зайцева, конфликта интересов в этом случае нет, так как формально замдиректора бюро может руководить другими компаниями. Однако, если будет установлено, что цены на товары и услуги были завышены, это станет поводом для возбуждения дела о хищении бюджетных средств на госконтрактах.

Еще одна проверка в морге проводилась в 2016 году после публикаций СМИ о незаконном изъятии там органов умерших. Следователь, однако, вынес постановление об отказе в возбуждении дела. Спустя месяц прокуратура отменила это постановление. Материалы были направлены на новое рассмотрение.

Третья проверка привела к возбуждению уголовного дела по статье о халатности. В 2015 году из-за неисправностей в системе вентиляции и отсутствия должной санобработки помещений около 13 сотрудников морга заразились туберкулезом. Заявление в полицию о халатности подали две девушки-паталогоанатома. В настоящее время в деле нет обвиняемых. Сообщается, что недавно по этому делу был допрошен Кильдюшов. Его увольнение связывают именно с расследованием этого дела.

Судмедэкспертиза доронина

Определить силу удара Мирзаева невозможно, — судмедэкспертиза

Пятая по счету судебно-медицинская экспертиза по делу Расула Мирзаева, который обвчиняется в смерти Ивана Агафонова, сделала выводы, что определить силу удара Мирзаева невозможно. Причина – нет методик. Об этом сегодня было заявлено в Замоскворецком суде Москвы, передает корреспондент Накануне.RU.

Также в выводе экспертизы говорится, что закрытая черепно-мозговая травма и кровоизлияние в мозг вызваны ударом о тупой твердый предмет, которым мог оказаться асфальт. Одной из главных причин смерти эксперты называют именно падение Агафонова с высоты собственного роста со следующим ударом об асфальт.

Что касается самого удара Мирзаева, его, по мнению экспертизы, можно расценивать как «не причинившее вред для здоровья, но повлиявшее на дальнейшее падение Агафонова».

По мнению адвоката потерпевших Оксаны Михалкиной, важно, что «если ранее проводившиеся экспертизы говорили о том, что удар Мирзаева был незначительным, то данная экспертиза говорит, что силу удара Мирзаева определить невозможно».

Она отметила, что данная экспертиза помогла установить невиновность врачей, оказывавших помощь Ивану Агафонову, в его смерти. Потерпевшему была оказана адекватная своевременная медицинская помощь в данной ситуаций, говорится в результатах экспертизы.

Кроме того, судмедэксперты считают, что невозможно определить, применял ли Мирзаев во время удара определенные навыки единоборства. После оглашения выводов экспертизы адвокаты пострадавших ходатайствовали о вызове экспертов в суд для дачи более подробных комментариев, однако, суд в этом отказал.

Суд постановил закончить следствие по данному делу и перейти к прениям сторон.

Судмедэкспертиза доронина

Я часто сравниваю подъезд своего детства с Ноевым ковчегом: обитатели двенадцати квартир сейчас кажутся реликтовыми библейскими животными вроде единорога или левиафана. Увы, наш Ноев ковчег постигла судьба «Титаника»: ветхозаветным его пассажирам не было места в безжалостном будущем. С тонущего кораблика спаслись в сущности только я и дядя Саша. Я — потому что попросту выросла и естественно вписалась в новую жизнь. А дядя Саша — потому что изначально опередил своё время, без оглядки спрыгнул с борта и радостно пустился вплавь по волнам.

Сейчас я чувствую себя кем-то вроде повзрослевшего Костика из «Покровских ворот», с тоской глядящего, как дом его юности разбивает гиря строительного крана. От мощных ударов сотрясаются стены, в разрушенной комнате игла старенького патефона падает на пластинку с отбитым краем — и бойкий фокстротик запускает кино.

Нет-нет, дом моего детства стоит, где стоял, война не добралась до центра Донецка. И всё же его больше нет, и довольно давно. Те, кто жили там после нас, знатно поработали перфораторами: разбирали стены, что-то там городили из гипсокартона, упаковывали решётчатые фигурные балконы в белый пластик, сбивали лепнину, опуская потолки… Игла рижской «Ригонды» падает на пластинку фирмы «Мелодия», наводится, как в детской игре, фокус: конец семидесятых и восьмидесятые, планета Земля, государство СССР, город Донецк, улица Артёма, дом 80-а, подъезд №6, стоп. Я, маленькая, бегу с пятого этажа вниз по ступенькам, почти не касаясь перил и задерживаясь на каждой площадке, чтобы поздороваться с обитателями трёх выходящих на неё квартир.

Старая балерина и православный священник, начальница судмедэкспертизы и таинственный алкоголик, директор кукольного театра и горный инженер, продавщица овощного в бриллиантах и спившаяся пианистка, бывшая лагерная надзирательница и классная дама — ровесница века, журналист главной городской газеты и вузовский преподаватель. За каждым — уникальная история, все вместе — срез времени и места, часть истории города, население которого — удивлены? — никогда не ограничивалось «крепкой шахтёрской косточкой». Все они жили в нашем подъезде с «сотворения мира» — с заселения старого «сталинского» дома. Единственным пришлым был дядя Саша.

Подобно принесённой ветром Мэри Поппинс дядя Саша появился как-то в одночасье и ниоткуда. Он был одет в шикарный кожаный плащ и держал за поводок гигантского чёрного дога Доната. Дядя Саша переехал к жене — тёте Тамаре — и падчерице Иришке. Тогда, на рубеже восьмидесятых, он был молодым, худым, гибким, усатым и джинсовым, глаза его всегда смеялись, а шапка мелко вьющихся чёрных волос с ранней проседью в точности повторяла знаменитую «афру» Анджелы Дэвис. Лет в пять, посмотрев «Трёх мушкетеров», я сразу поняла, что дядя Саша — Д’Артаньян. Обаятельный, начитанный и ироничный, он стал любимцем всего подъезда. В детях души не чаял, и я обожала, скажем, смотреть ноябрьский парад, сидя у него на коленях, или вместе выгуливать огромного, хрипло-басовитого Доната.

Дядя Саша был сыном продавщицы пива, о чём сообщал без малейшего смущения, тем более что мать постаралась дать ему образование. Молодой инженер-«винтик» зарабатывал негусто, но не переживал: у него ведь была «умеющая вертеться» тетя Тамара. В легендарном «сто тридцатом» книжном она дослужилась до заведующей секцией букинистики — это было даже круче отдела подписных изданий. Успешно снимая сливки со своего товара, она заодно пополняла семейную библиотеку. У них были тысячи книг, сплошной дефицит, но никто кроме дяди Саши их по достоинству оценить не мог. Как ни посмотри, союз этот был странноватым. Стильный дядя Саша всё читал и смотрел, обменивался с моими родителями толстыми журналами, обожал «Что? Где? Когда?», а тётя Тамара, старше мужа лет на десять, была уютная высокая и полная тётка с «химией», таскала продуктовые сумки в обеих руках, готовила, вязала, гонялась за модной мебелью и всё время меняла обои на более престижные: то моющиеся, то с узором в виде кирпичной кладки, то в виниловый рельефный квадратик. Её дочка Иришка была из тех «старших девочек», которых обожают все дети во дворе. Она довольно рано вышла замуж, родила дочку и быстро развелась, так что дядя Саша заменил отца ещё и маленькой Альке. И все они, вместе и порознь, часто забегали к тёте Элле, у которой я вообще дневала и ночевала.

Входную дверь она не запирала принципиально. Достаточно было просто нажать на ручку и оказаться в безалаберной, неряшливой и странно уютной квартире с продавленным диваном, прожжёнными креслами и сервантом с покосившимися дверцами. Тетя Элла, начальница главной донецкой судмедэкспертизы, была сплошным парадоксом — едкая ирония, редкий интеллект, обширнейшая эрудиция и спор ради спора.

Внешне она походила на добрую Бабу Ягу — с лицом, как у хищной птицы, и собственноручно коротко подстриженными волосами «соль с перцем». К тому же она сильно хромала: при рождении небрежная акушерка повредила ей ногу какими-то тогдашними пыточными щипцами. На одежду внимания не обращала и совершенно не замечала «стрелок» на колготках или мятого платья. Быт её, мягко говоря, заботил мало. Зарабатывала она очень прилично, но ничего не копила — деньги шли на книжки, билеты в театр и путешествия по всему Союзу. А всепоглощающую любовь дарила единственной дочке, лучшей подруге моего детства Светке. Вечерами мы рисовали за большим столом, и тетя Элла, лёжа на диване, читала нам вслух «Великого Моурави» или «Домби и сына». Где-то слонялся, чем-то шурша, Тяпа — самый злющий и подлый кот на свете. Такая ведьминская немножко была квартирка, ещё и с номером 66, чем тетя Элла полушутя гордилась.

Для нашей семьи она была родственницей. С непременным ритуалом кофепития субботним утром. С «десяткой до получки». С уколами, которые при необходимости делала — жутко больно. С рассказами о работе. С обсуждениями книг и фильмов. С совместными походами в кино, на выставки и балет. С распределением, кто какие толстые журналы выпишет. С общими праздниками. И с уровнем доверия, которым не одаривала более никого.

Саркастичная, умная, язвительная, она презирала женские штучки и мещанский трёп и вообще предпочитала мужчин женщинам, делая исключение лишь для нескольких приятельниц. Для мужчин некурящая тетя Элла держала пачку «Космоса» в ящике серванта и морскую раковину в качестве пепельницы. Чего только не было в ящиках: металлический стерилизатор для шприца, игральные карты, театральные программки, пузырёк из-под духов, Светкино свидетельство о рождении и семейные фотографии — ровно три. На одной — её мама, эффектная брюнетка из голливудского фильма тридцатых. На второй — бабушка, просто-таки роскошная красавица, глубокое декольте и чёрно-сизые меха на белых плечах. Тетя Элла, видимо, пошла в отца с третьей фотографии: смазанное лицо, светлый летний костюм и заломленная набок шляпа.

Высокопоставленный чиновник один воспитывал тетю Эллу после ранней смерти мамы. Собственно, он когда-то и руководил строительством нашего дома. Жили обеспеченно, и когда тётя Элла сдала вступительные в Ленинградский мед, отпраздновали это поездкой в Кисловодск. Где во время прогулки по парку папу арестовали на глазах у семнадцатилетней дочери — по какой-то ОБХССной статье. В заключении он и сгинул. Всё имущество, как ни странно, оставили тёте Элле. Она нашла в себе силы блестяще закончить вуз, вернуться на пепелище и начать работать, маясь одиночеством в квартире в центре, битком набитой дорогими вещами. И вокруг неё, некрасивой, умной и истосковавшейся по теплу, немедленно образовалась ушлая компания. На «хазе» ели, пили, занимались сексом, жили — и она была счастлива. Пока однажды не обнаружила себя снова в одиночестве в разграбленной квартире. С тоски весьма уже взрослая, под тридцать, девушка ответила согласием на предложение безликого ничтожества. Родила дочь, свет в окне, солнце жизни, и безжалостно изгнала уже ненужного мужа.

Все теперь было ради Светки, и Светка была — всё. За неё тётя Элла могла убить, считала её всегда правой и ничего для неё не жалела. Как при таком воспитании она вырастила очень хорошего человека — загадка. Но тётя Элла жила по набоковскому принципу: «балуйте ваших детей — вы не знаете, что ждёт их в жизни». И, как оказалось, была совершенно права. А в те безмятежные дни не запиравшие дверей тётя Элла со Светкой преспокойно жили между двумя «нехорошими квартирами».

Вечерами в квартире под нами алкоголик дядя Серёжа раз за разом крутил пластинку с песней Бернеса про журавлей, и соседи дружно вздыхали. Мама говорила, что когда-то он был очень красив, но я застала его угрюмым, высоким, тощим и сутулым, лысеющим, но при этом с бакенбардами, переходящими в вечную трёхдневную щетину. Ещё страшнее были люди, которые к нему ходили: опустившиеся, краснолицые, пахнущие застарелым перегаром на весь подъезд. Были они в общем неопасными, не шумели, вежливо-смущённо здоровались на лестнице и составляли немаленькую компанию, в которой сосед наш был лидером. Когда тесно сбитой крысиной стаей они куда-то направлялись по бульвару Пушкина, зрелище было жутковатое: дядя Серёжа, на голову возвышавшийся над приятелями, напоминал зловещего Мориарти на вокзале. Он спился на почве больших денег: в прежней жизни был популярным зубным техником, но давно уже не работал. Никогда ни у кого не занимал, но деньги у него почему-то водились. Загадка: если вспомнить, что водка стоила 3,62, да умножить на тридцать дней, выходит, что дяде Серёже требовалось никак не менее девяноста рублей в месяц только на неё, родимую. В квартире его катались по полу десятки пустых бутылок и было чудовищно грязно, как ни старалась прибрать жена. Жён — именно жён, а не подружек — дядя Серёжа менял регулярно, я застала, кажется, четвёртую. Имени её никто не знал, потому что муж именовал её исключительно Пирожком. Кругленького маленького Пирожка дядя Серёжа, похоже, бивал: регулярный грохот в квартире меланхолично объяснял неустойчивостью шкафа, а однажды ночью, когда соседи высыпали на крики его катившейся по лестнице жены, невозмутимо пожал плечами: «Да ничего не случилось. Просто мой Пирожок упал».

Вероятно, дядю Серёжу надо было презирать. Но не получалось. Дело в том, что он был герой — и не единожды. Как-то, когда горел оперный театр по соседству, пьяненький дядя Серёжа просочился мимо пожарных и вынес из огня и дыма бездыханную балерину, отмахнулся от восторгов и убрёл домой. В другой раз ночью он, колеблемый ветром, пересекал пустой сквер перед нашим домом и наткнулся на двух молодых подонков, напавших на девушку. Дядя Серёжа, покачнувшись, промычал что-то протестующее, подонки ему искренне обрадовались и стали было убивать, как вдруг оказалось, что дядя Серёжа — просто Рэмбо какой-то. Он уложил обоих, подъехавшая милиция, по закону жанра, его же, удобного, принялась «винтить», но на защиту бросилась барышня. Далее — по Розенбауму: «Спасённая дрожала, как осиновый лист, и Сёма с чувством долга удалился». Третий героический поступок случился на моих глазах. В пустой квартире этажом ниже котёнок влез на балконные перила и повис на них, скользя когтями. Дети во дворе в ужасе кричали, задрав головы. Тут дядя Серёжа выполз на свой балкон покурить и слабо удивился всеобщей панике. После чего, не выпуская из зубов сигарету, перелез через перила, зацепился ступнями за решётку снаружи, вытянувшись во весь рост до нижнего балкона, — и отцепил котёнка…

К слову, его подвиг однажды повторил дядя Саша. Это было из-за Нельки — обитательницы второй «нехорошей» квартиры. Она жила напротив дяди Серёжи, когда-то была неплохой пианисткой, с чего взялась пить, никто не знал, но только на этой почве она на глазах становилась опасной. Когда забрали сына, она совсем слетела с катушек, назначив почему-то главным врагом дверь дяди Серёжи — то бросалась её рубить топором, а однажды, как безумная жена мистера Рочестера, и вовсе подожгла. Спавший с похмелья дядя Серёжа чуть не задохнулся, а пожар тушили все соседи. Своим кавалерам Нелька по пьяной лавочке бравурно и фальшиво играла «Миллион алых роз» — это, видимо, было прелюдией. А после коды она однажды заснула мертвецким сном, в это время затапливая тётю Тамару с дядей Сашей, как раз накануне переклеивших очередные обои. На звонки и стук не откликалась, и дядя Саша пришёл к нам за бельевой верёвкой. Обвязался, закрепил конец на батарее в подъезде, плюс поставил страховать моего тринадцатилетнего старшего брата. И, как каскадёр, спустился по стене на Нелькин балкон, с пятого этажа на четвёртый. Выбил стекло, перекрыл воду и мимо так и не проснувшихся Нельки с кавалером вышел уже через дверь, навек в тот момент став героем для моего брата.

В Липецке 12-летнему мальчику разбили лицо в очереди на аквагрим

ЧП произошло на детском празднике в одном из торговых центров

Вчера в одном из торговых центров произошел вопиющий случай: 40-летняя женщина разбила лицо 12-летнему мальчику. После избиения Данила Неприков попал в больницу, где ему наложили на нижнее веко три шва и оставили на лечение с диагнозом «сотрясение мозга».

С мамой и ее избитым сыном корреспондент GOROD48 встретился у здания областного бюро судмедэкспертизы, где женщина и ребенок прошли освидетельствование.

— Вчера на празднике, посвященном Дню защиты детей, я была аниматором, — рассказывает GOROD48 мама пострадавшего ребенка, Юлия Неприкова. — В костюме белки я и мои товарищи развлекали детей, а мой сын стоял в очереди на аквагрим. Перед ним стоял другой мальчик. Когда его лицо раскрасил художник и он встал со стула, перед ним сел Данила. И вдруг появилась мама предыдущего ребенка. Она столкнула со стула моего сына и посадила перед гримером свою малолетнюю дочь. Я, конечно, возмутилась таким хамством, сдала женщине замечание, попыталась отстранить ее рукой, но тут же получила удар ладонью в лицо. Она схватила меня за волосы, свалила на пол, ударила головой о плитку.

Данила тут же вступился за свою маму. Он вцепился в ее обидчицу, попытался оттащить ее в сторону, но получил удар кулаком в лицо.

— Но я все-таки смог оттащить ее в сторону, — говорит мальчишка. — Схватил ее за волосы и оттащил. За это она меня ударила по голове еще два раза, разбила в кровь лицо.

После случившегося спровоцировавшая конфликт женщина попыталась покинуть супермаркет со своими детьми, но ее удержали люди. На место инцидента были вызваны медики и полицейские. На «скорой помощи» Данилу Неприкова с рассеченным веком отвезла в травмпункт его тетя, а мама написала заявление в полицию о возбуждении в отношении напавшей на нее и ее сына 40-летней Натальи Дорониной уголовное дело.

— Удивительно было и то, что охрана магазина никак не среагировала на произошедшее, — сказала Юлия Неприкова, у которой судмедэксперт констатировал ушибы головы и нарушение целостности волосяного покрова — ее обидчица вырвала у нее клок волос.