Судебная практика ст 205 ук

Статья 205. УК РФ

Террористический акт

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет.

  • а) совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • б) повлекшие по неосторожности смерть человека;
  • в) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, —

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

  • а) сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ;
  • б) повлекли умышленное причинение смерти человеку, —

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненным лишением свободы.

Лицо, участвовавшее в подготовке террористического акта, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Комментарии к статье 205 УК РФ

Основным объектом террористического акта являются общественная безопасность, нормальное функционирование органов власти. Характерной чертой террористического акта является стремление субъекта посеять страх у населения, парализовать деятельность государственных и общественных структур. Воздействие террористического акта рассчитано на неопределенно большой круг лиц или на конкретные органы власти, а в отдельных случаях и на конкретных должностных лиц.

В Федеральном законе от 28 декабря 2010 г. N 390-ФЗ «О безопасности», в отличие от ранее действовавшего Закона РФ от 5 марта 1992 года N 2446-1 «О безопасности», не приводится понятие общественной безопасности. Ранее она определялась как состояние защищенности жизненно важных интересов общества, т.е. совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития общества.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. дает понятие национальной безопасности. Это состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства .

Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // СЗ РФ. 2009. N 20. Ст. 2444; РГ. 2009. 19 мая.

Таким образом, к основным объектам безопасности относятся: личность — ее права и свободы; общество — его материальные и духовные ценности; государство — его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность.

Террористический акт относится к числу так называемых конвенционных преступлений. Как преступление, к примеру, терроризм расценивается Конвенцией Совета Европы о предупреждении терроризма (заключена в Варшаве 16 мая 2005 г.), Шанхайской конвенцией о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (заключена в Шанхае 15 июня 2001 г.) и другими международными правовыми актами.

В Российской Федерации правовую основу противодействия терроризму составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» и другие нормативные правовые акты, направленные на противодействие терроризму.

Вопросы квалификации террористического акта и других преступлений террористической направленности разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности».

Факультативным объектом преступления следует признать отношения по охране здоровья и жизни человека, отношения собственности.

Объективная сторона террористического акта включает в себя следующие альтернативные действия:

1) совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий;

2) угроза совершения указанных действий.

Вопросы квалификации террористического акта разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности».

Взрыв — сопровождающееся сильным звуком воспламенение чего-нибудь вследствие мгновенного химического разложения вещества и образования сильно нагретых газов.

Поджог — намеренное воспламенение чего-либо.

Под иными действиями, устрашающими население и создающими опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в ст. 205 УК РФ следует понимать действия, сопоставимые по последствиям со взрывом или поджогом, например устройство аварий на объектах жизнеобеспечения; разрушение транспортных коммуникаций; заражение источников питьевого водоснабжения и продуктов питания; распространение болезнетворных микробов, способных вызвать эпидемию или эпизоотию; радиоактивное, химическое, биологическое (бактериологическое) и иное заражение местности; вооруженное нападение на населенные пункты, обстрелы жилых домов, школ, больниц, административных зданий, мест дислокации (расположения) военнослужащих или сотрудников правоохранительных органов; захват и (или) разрушение зданий, вокзалов, портов, культурных или религиозных сооружений .

Пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» // РГ. 2012. 17 февр.

Для определения состава террористического акта очень важным является установление признаков, характеризующих действия, образующие объективную сторону преступления. К таким характеристикам относится прежде всего то, что указанные действия устрашают население. Этот признак означает, что террористический акт вызывает у населения чувство тревоги за свое здоровье и свою жизнь, жизнь близких людей, за сохранность имущества, за наличие возможности вести нормальный, устоявшийся, отлаженный образ жизни. Устрашение населения является объективной характеристикой, присущей террористическому акту, поскольку он проявляется в посягательстве на основные объекты, составляющие состояние безопасности.

Террористический акт создает опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий.

Указанная опасность должна быть реальной, что определяется в каждом конкретном случае на основе обстоятельств места, времени, способа совершения преступления и других обстоятельств дела, например данных о количестве людей, находившихся в районе места взрыва, совершении взрыва в условиях повышенной опасности (к примеру, в тоннеле метро) и т.д.

Опасность гибели человека означает наличие угрозы жизни хотя бы одного лица.

Значительность имущественного ущерба также относится к понятиям, подлежащим оценке с учетом конкретных условий причинения ущерба. В частности, при установлении значительности ущерба следует учитывать его характер, размер, значимость утраты для конкретного региона и последствия, которые мог вызвать ущерб (к примеру, парализация деятельности транспорта, отключение систем обогрева зимой в результате вывода из строя системы электроснабжения).

К иным тяжким последствиям можно отнести нарушение нормальной деятельности учреждений и организаций, дестабилизацию обстановки, угрозу причинения вреда здоровью людей и т.д. Как и другие перечисленные выше факторы, «иные тяжкие последствия» — понятие оценочное, определяемое с учетом всех обстоятельств дела.

Состав преступления формальный. При совершении акта терроризма в виде производства взрыва, поджога, иных действий преступление является оконченным с момента их совершения. Однако состав преступления будет иметь место только в том случае, если указанные выше действия создавали реальную угрозу наступления общественно опасных последствий, указанных в законе. Поэтому, например, осуществление взрыва в безлюдной местности, когда отсутствовала опасность гибели людей, не может быть расценено как террористический акт.

Фактическое причинение значительного имущественного ущерба, иных тяжких последствий квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ. Неосторожное причинение смерти образует состав преступления по п. «б» ч. 2 ст. 205 УК РФ, умышленное причинение смерти охватывается п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ.

Террористический акт в виде угрозы совершения названных действий также является формальным составом преступления. В этом случае деяние будет окончено с момента доведения содержания угрозы до сведения других лиц. Способ выражения угрозы может быть различным: письмо, сообщение по телефону, по Интернету, лично высказанная угроза и т.д. Однако, как и ранее, состав преступления в виде угрозы будет только тогда, когда виновный имел возможность ее реально осуществить. В противном случае при наличии к тому оснований речь может идти не о террористическом акте, а о заведомо ложном сообщении об акте терроризма.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Виновный осознает, что совершает взрыв, поджог и т.д., и желает совершить эти действия. Целью террористического акта является оказание воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, т.е. намерение виновного понудить их к совершению незаконных или невыгодных действий либо принять решение, выгодное для террориста.

Следует иметь в виду, что указанное воздействие может выражаться в побуждении соответствующих субъектов к совершению определенных действий либо к воздержанию от их совершения (например, в требовании освободить участников террористической организации, содержащихся в исправительных учреждениях) (п. 1 Постановления от 9 февраля 2012 г. N 1).

В соответствии со ст. 3 Конституции РФ к органам власти следует отнести органы государственной власти и органы местного самоуправления любого уровня.

К международным организациям следует отнести как правительственные, так и неправительственные организации, поскольку в этом аспекте закон ограничений не устанавливает.

Отсутствие специальной цели исключает наличие состава преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ. Так, например, совершение поджога автомашины из чувства мести следует квалифицировать по ч. 2 ст. 167 УК РФ. Если целевым назначением деяния является нанесение ущерба экономической системе Российской Федерации, преступление следует квалифицировать не как террористический акт (ст. 205 УК РФ), а как диверсию (ст. 281 УК РФ).

Посягательство на жизнь и здоровье другого человека путем производства взрыва, поджога или иных действий подобного характера, совершенное по мотиву мести или личных неприязненных взаимоотношений и не преследующее цель воздействовать на принятие решения органами власти или международными организациями, не образует состав преступления, предусмотренный ст. 205 УК РФ, и квалифицируется по соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

В том случае, если лицо совершает посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля либо лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа путем совершения взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, содеянное надлежит квалифицировать по ст. 205 УК РФ.

Когда посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля хотя и совершается указанными способами, но в целях прекращения его государственной или политической деятельности либо из мести за такую деятельность, содеянное квалифицируется по ст. 277 УК РФ.

Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа, совершенное путем взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воспрепятствования их законной деятельности либо из мести за такую деятельность, квалифицируется соответственно по ст. 295 или ст. 317 УК РФ (п. п. 11, 12 Постановления от 9 февраля 2012 г. N 1).

Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Ответственность за квалифицированные виды террористического акта предусмотрена ч. 2 ст. 205 УК РФ, квалифицирующими признаками являются следующие.

Пункт «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ — совершение террористического акта группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Террористический акт признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали два лица или более, обладающих признаками субъекта преступления, заранее (до момента совершения взрыва, поджога или иных действий либо угрозы совершения таких действий) договорившихся о совместном совершении преступления. Каждый из участников полностью или частично выполняет объективную сторону состава преступления, т.е. они являются соисполнителями. Не образуют группу лиц, например, пособник и исполнитель.

Организованная группа в соответствие с ч. 3 ст. 35 УК РФ — устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. В отличие от группы лиц по предварительному сговору в состав такой группы могут входить не только соисполнители, но и другие соучастники, названные в ст. 33 УК РФ. Для наличия организованной группы обязательны наличие организатора, лидера, поддержание им внутригрупповой дисциплины, тщательное планирование преступления, распределение ролей для совершения каждого преступного деяния, принятие мер по сокрытию совершенного преступления (подробнее о понятии организованной группы см. комментарий к ст. 35 УК РФ).

Пункт «б» ч. 2 ст. 205 УК РФ — совершение террористического акта, повлекшего по неосторожности смерть человека. Террористический акт, повлекший по неосторожности смерть человека, является материальным составом преступления с двумя формами вины. В отличие от ч. 1 ст. 205 УК РФ преступление окончено только при наступлении указанного последствия. Отношение к смерти потерпевшего должно характеризоваться преступным легкомыслием или небрежностью.

Пункт «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ — совершение террористического акта, повлекшего причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий. Значительный имущественный ущерб — оценочная категория.

Решая вопрос о том, является ли ущерб значительным (п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ), следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или затрат на восстановление поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности или материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества.

Причинение в результате террористического акта значительного имущественного ущерба квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 167 УК РФ не требует.

К иным тяжким последствиям применительно к п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ могут относиться, в частности, причинение тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, средней тяжести вреда здоровью двум и более лицам, дезорганизация деятельности органов государственной власти и местного самоуправления; длительное нарушение работы предприятия (предприятий) и (или) учреждения (учреждений) независимо от их ведомственной принадлежности, формы собственности, организационно-правовой формы; существенное ухудшение экологической обстановки (например, деградация земель, загрязнение поверхностных и внутренних вод, атмосферы, морской среды и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию, устранение последствий которых требует длительного времени и больших материальных затрат).

При решении вопроса о том, явилось ли нарушение работы предприятия или учреждения длительным, судам надлежит исходить из конкретных обстоятельств дела, учитывая при этом специфику их деятельности, общую продолжительность приостановления работы, размер причиненных им убытков и т.д. (п. п. 7, 8 Постановления от 9 февраля 2012 г. N 1).

Ответственность за особо квалифицированные виды террористического акта установлена ч. 3 ст. 205 УК РФ.

Пункт «а» ч. 3 ст. 205 УК РФ — совершение террористического акта, сопряженного с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ.

Под объектами использования атомной энергии в соответствии со ст. 3 ФЗ от 21 ноября 1995 г. «Об использовании атомной энергии» (в ред. от 27 декабря 2009 г.) понимаются объекты, эксплуатирующие атомную (ядерную) энергию в штатном режиме, например, атомные ледоколы, электростанции, космические аппараты, а также объекты хранения, производства, переработки радиоактивных материалов (склады ядерного оружия, научно-производственные объединения, например, такие, как «Маяк»). Посягательство на объекты использования атомной энергии означает совершение действий, имеющих целью их уничтожение или выведение из строя, независимо от того, достигнута эта цель или нет.

Совершение террористического акта с использованием ядерных материалов может означать эксплуатацию поражающих факторов ядерного взрыва при применении портативного ядерного боеприпаса малой мощности. Возможно также использование так называемой грязной бомбы, что может привести к радиоактивному заражению местности.

При применении радиоактивных веществ (например, полония, прометия, радия) возможны причинение смерти или вреда здоровью как одного, так и множества лиц, радиоактивное заражение местности.

Незаконное приобретение либо хищение ядерных материалов или радиоактивных веществ, предшествующее совершению террористического акта, подлежит квалификации по совокупности со ст. ст. 220, 221 УК РФ.

В последние годы для совершения террористических актов стали использовать высокотоксичные химические вещества, в частности вещества, относящиеся к химическому оружию. Среди этих отравляющих веществ такие сильнейшие отравляющие вещества, как зарин, зоман, иприт, люизит и смесь иприта с люизитом, Ви-газы и др. Масштабы последствий террористических актов с использованием ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ могут быть весьма различными и зависят не только от степени токсичности использованного при террористическом акте химического вещества и его количества, но и от места, времени, метеорологических (микроклиматических) и других условий, а также количества людей, оказавшихся в зоне поражения, оперативности и полноты мероприятий по их защите, эвакуации и других факторов. При этом количество пораженных в толпе, например, находящейся в замкнутом пространстве, может измеряться тысячами, что показал террористический акт в японском метрополитене.

Под использованием ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ следует понимать применение указанных предметов для поражения людей или химического заражения материальных объектов, а также угрозу таким их использованием, если обстоятельства дела свидетельствуют о намерении нападающего использовать эти предметы при тех или иных обстоятельствах.

Незаконное приобретение либо хищение таких предметов для совершения террористического акта квалифицируется самостоятельно, например как преступление против собственности либо по ч. 2 ст. 188 УК РФ, ст. 234 УК РФ, ч. 2 ст. 226 УК РФ.

Пункт «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ — совершение террористического акта, повлекшего умышленное причинение смерти человеку — квалифицирующий признак, включенный ФЗ от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ. Ранее такие действия подлежали квалификации по совокупности со ст. 105 УК РФ.

В случае если террористический акт повлек умышленное причинение смерти человеку (либо двум и более лицам), содеянное охватывается п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 105 УК РФ не требует (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»).

Статья 205 УК РФ содержит норму — примечание, предусматривающую возможность освобождения от уголовной ответственности лица, участвовавшего в подготовке террористического акта, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Это поощрительная норма, направленная на предупреждение и предотвращение террористических актов.

Первое условие освобождения от уголовной ответственности — это своевременность сообщения о готовящемся террористическом акте. Данное условие означает то, что сообщение должно быть сделано заблаговременно с тем, чтобы у органов власти имелось время для принятия мер по предотвращению преступления. Следующее условие заключается в предупреждении указанного в законе адресата, т.е. в предупреждении именно органов власти. Формально закон не ограничивает виды органов власти, которые следует предупредить о готовящемся преступлении. Поэтому выполнением данного условия следует считать обращение в любые органы власти. Последние же должны или сами предпринять соответствующие меры или при отсутствии такой возможности сообщить о преступлении в те органы власти, которые такие меры могут предпринять. В то же время при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности следует учитывать и конкретные обстоятельства осуществления предупреждения. Так, если виновный обращается с предупреждением о готовящемся преступлении в поселковый совет, заведомо зная, что это не приведет к предотвращению преступления, так как сам совет не обладает возможностью предотвратить преступление, а передать информацию в компетентные органы он не в состоянии, поскольку отсутствует связь, такое предупреждение нельзя будет признать своевременным.

Форма и способ предупреждения не имеют правового значения. Оно может быть сделано письменно или устно, по телефону, с использованием третьих лиц и т.д. Но в этом аспекте важно то обстоятельство, что виновный должен быть уверен в доставлении сообщения адресату.

И наконец, последнее условие, установленное рассматриваемой нормой, — предотвращение акта терроризма. Это условие означает, что предупреждение, сведения, предоставленные лицом, участвовавшим в подготовке террористического акта, оказались полезными и позволили не допустить совершения указанного акта. Таким образом, предотвращение террористического акта следует понимать не как процесс, а как положительный результат действий лица. В противном случае, если, несмотря на усилия лица, террористический акт был совершен, речь могла бы идти лишь о смягчении наказания. Освобождение от уголовной ответственности возможно при одновременном наличии и второго условия — в действиях лица не должно быть иного состава преступления.

Иное способствование предотвращению террористического акта может быть выражено в других действиях или бездействии лица: недоставлении в условленное место взрывного устройства, передаче информации участникам террористического акта о его отмене, разоружении участников террористического акта и т.п.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что положения примечания к ст. 205 УК РФ могут быть реализованы в тех случаях, когда террористический акт готовится несколькими лицами и одно из них принимает решение об отказе участвовать в совершении преступления. Если же террористический акт готовился одним лицом, освобождение от уголовной ответственности при отказе от преступления может быть осуществлено на основании ст. 31 УК РФ.

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Хасан Закаев. Фото: РИА Новости

Газовая завеса

Соучастник теракта на Дубровке приговорен к 19 годам лишения свободы. Кто повинен непосредственно в гибели людей, так и не установлено

Суд: Московский окружной военный суд
Подсудимый: Хасан Закаев
Статьи: ст. 205 УК РФ (террористический акт), ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества), ст. 105 УК РФ (убийство), ст. 206 УК РФ (захват заложника), ст. 222 УК РФ (незаконные приобретение, сбыт, хранение, перевозка оружия)
Приговор: 19 лет лишения свободы в колонии строгого режима

21 марта Московский окружной военный суд признал Хасана Закаева виновным в организации захвата зрителей мюзикла «Норд-Ост» в октябре 2002 года, в результате которого, по официальным данным, погибли 130 заложников (по информации организации «Норд-Ост» — 174 человека). Закаеву назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет в колонии строгого режима.

Суд установил, что Хасан Закаев входил в преступное сообщество Шамиля Басаева и оказывал пособничество в подготовке теракта, а именно — организовал в 2002 году транспортировку в Москву оружия и самодельных взрывных устройств, впоследствии использованных террористами для захвата Театрального центра на Дубровке.

Суд частично удовлетворил гражданские иски потерпевших, присудив им в качестве компенсации морального вреда суммы от 500 тысяч до 4 миллионов рублей. Минимальные выплаты назначены выжившим заложникам, максимальные — родственникам погибших.

По словам адвоката Марии Кура­киной, представляющей интересны нескольких потерпевших, по меркам российской и международной судебной практики размер выплат недостаточен, поскольку «здоровью выживших заложников нанесен чудовищный ущерб». «Но главное — не в компенсации, а в том, что так и не проведено надлежащего расследования, не выяснено, воздействию какого вещества подверглись заложники, не проведена экспертиза по установлению степени причиненного им вреда, — то, что обычно делают в любом уголовном деле», — пояснила адвокат «Новой газете».

Представители потерпевших заявили о намерении обжаловать приговор в апелляции и возможном обращении в Европейский суд по правам человека с новыми жалобами на российские власти.

В данный момент в Европейском суде по правам человека находятся жалобы 95 жертв теракта, поданные ранее адвокатом Игорем Труновым. В 2011 году Европейский суд уже вынес решение по делу «Финогенов и другие против России», удовлетворив жалобы 64 потерпевших. Заявители обвиняли российские власти в неоказании заложникам своевременной медицинской помощи и недостаточно эффективном расследовании теракта. Страсбург установил связь между примененным во время штурма театрального центра газом и смертью заложников и признал нарушение Россией права на жизнь, гарантированного Европейской конвенцией, а также выявил нарушения при расследовании обстоятельств теракта. К ним суд отнес то, что ФСБ не раскрыла формулу газа, а органы следствия не установили личность всех должностных лиц, ответственных за спасательную операцию и координировавших действия врачей, спасателей и военнослужащих. ЕСПЧ обязал Россию провести надлежащее расследование действий должностных лиц, виновных в неэффективности спасательной операции.

Юлия Счастливцева —
специально для «Новой»

«Особо опасный приговор»

Суд: Верховный суд России
Подсудимая: Варвара Караулова
Статья: ст. 205 УК РФ (терроризм)
Стадия: обжалование
Решение: приговор в 4 года и 6 месяцев колонии оставлен в силе

Верховный суд 22 марта отклонил жалобу Варвары Карауловой, осужденной за попытку примкнуть к боевикам из «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в России. — Ред.). Таким образом, приговор — 4 года и 6 месяцев колонии общего режи­ма — был оставлен в силе.

По версии следствия, девушка собиралась присоединиться к группировке «Бадр» и стать смертницей. Карулова была задержана в Турции при попытке улететь в Сирию. В качестве доказательства следствие представило переписку Карауловой с вербовщиком ИГ. Девушку освободили под домашний арест. Однако вскоре, поскольку, по данным следствия, она продолжила общаться со своим вербовщиком в интернете, вновь арестовали.

«В том, что в действительности совершила Варвара Караулова, нет состава преступления. Имеет место криминализация некриминальных действий. Противная сторона в обвинительном приговоре пишет, что защита не доказала тот факт, что Варвара сама прекратила общение с так называемым Саматовым. Сторона обвинения пытается переложить бремя доказанности на сторону защиты», — сказала в Верховном суде адвокат Каринна Москаленко.

«Кому был адресован приговор? Нам объясняют: чтобы другим девушкам было неповадно и чтобы, услышав об этом приговоре, они перестали бы общаться с экстремистами. Я думаю, это лукавство. Возможно, стороне обвинения в силу возраста трудно это понять, но молодые люди эти обвинения не услышат. Прямо сейчас многие девушки продолжают общаться с вербовщиками. Главными защитниками являются родители, и теперь родители сделали вывод: не дай бог обратиться в правоохранительные органы, лучше разбираться самим, в итоге приговор не увеличивает нашу безопасность, а уменьшает ее», — говорил адвокат Илья Новиков.

Андрей Дубровский —
специально для «Новой»

«Не в чемоданах, конечно, вывозили, но вывозили»

Мосгорсуд признал законным повторный заочный арест Уильяма Браудера и Ивана Черкасова

Суд: Московский городской суд
Подсудимые: Уильям Браудер и Иван Черкасов
Статьи: «Организация уклонения от уплаты налогов» (ст. 199 УК), «Организация преднамеренного банкротства» (ст. 196 УК), «Неисполнение обязанностей налогового агента» (ст. 199.1 УК)
Стадия: рассмотрение меры пресечения
Решение: заочный арест оставлен в силе

22 марта Мосгорсуд оставил в силе решение Тверского районного суда, который ранее удовлетворил ходатайство МВД о повторном заочном аресте главы фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера и его бизнес-партнера Ивана Черкасова. Арест произошел в рамках нового — выделенного из старого большого, от 2004 года — дела о «покушении на преднамеренное банкротство», «уходе от налогов» и «покушении на неисполнение обязанностей налогового агента».

Выделение и само расследование уголовного дела в отношении Браудера и Черкасова происходило в кратчайшие сроки, а именно за одну неделю — с 8 по 17 февраля 2017 года. Причем расследование следствие завершило буквально через час после того, как Тверской суд заочно арестовал обвиняемых. Сейчас идет стадия ознакомления, после чего дело передадут в суд, который, так же как и суд в 2013 году (тогда вместе с Браудером по делу об уходе от налогов посмертно судили и покойного Магнитского), будет носить заочный характер.

В отношении проживающих в Великобритании Браудера и Черкасова ранее российскими судами уже выносились решения о заочном аресте, однако в обоих случаях российские запросы отклонил Генеральный секретариат Интерпола как политически мотивированные и отказался объявлять кого бы то ни было в международный розыск.

Адвокат Браудера и Черкасова Александр Антипов, выступая в Мосгорсуде, говорил, что требование ареста безосновательно. Он ходатайствовал об истребовании документов, подтверждающих доводы следствия о том, что Браудер и Черкасов якобы «препятствуют производству по делу» — ведь об этом производстве их вообще не информируют. Суд в этом отказал.

Прокурор Алексей Куликов и следователь Артем Ранченков, в свою очередь, настаивали на аресте в связи с тем, что обвиняемые якобы давят на свидетелей, вывезли большинство сотрудников в Лондон («не в чемоданах, конечно, вывозили, но вывозили») и пытаются избежать «справедливого наказания».

— И Черкасов, и Браудер изначально избрали своим средством нападение, — заявил следователь. — На наши письма не отвечают… Идет давление, в том числе на правоохранительную систему. Давили раньше на следователя Карпова публичными расследованиями… Это препятствует работе, конечно.

С разницей в час судьи Мосгорсуда заочно арестовали сначала Черкасова, затем Браудера. Клетки были, разумеется, пусты.

— Побыстрей бы отстрелялись и разошлись, — волновался в перерыве молодой прокурор, опаздывающий на самолет.

Следователь же громко разговаривал по телефону и рассказывал собеседнику о том, что его с утра одолевали звонки коллег и знакомых относительно случившегося с адвокатом матери Сергея Магнитского. «И меня все спрашивали, где я был ночью», — смеялся в трубку Ранченков (адвокат Николай Горохов выпал с 5-го этажа собственного дома и сейчас находится в реанимации).

Защитник же Браудера и Черкасова рассказывал судьям о том, что ранее МВД арестовало арбитражного управляющего Александра Долженко, потребовав у него дать изобличающие показания на его доверителей по делу о принадлежавшей ранее фонду Hermitage компании «Дальняя степь» (по этому делу был посмертно осужден погибший в СИЗО Сергей Магнитский). Допрос Долженко, по данным Антипова, проводился в ФСБ.

Как рассказывал журналистам сам Долженко, в начале допроса ему якобы было сказано, что «по этому делу восемь человек умерли, последним из которых был Магнитский, и если я буду упорствовать, то продолжу этот список».

Как отметил в суде адвокат Браудера и Черкасова, первоначально Долженко дал требуемые следствию показания, но впоследствии отказался от них, заявив, что его «вынудили подписать протокол допроса путем шантажа».

— Это лишь его мнение. Цель та же — уйти от уголовной ответственности, — прокомментировал этот момент следователь.

— Говорить о политической мотивации здесь бессмысленно, — добавлял прокурор. — Показания господином Долженко давались добровольно.

Между тем на допросе летом 2016 года Долженко, согласно данным «Коммерсанта», заявил, что фамилию Браудера впервые услышал от следователя.

В ноябре прошлого года в суде Элисты начался процесс над Долженко. В ходе заседания ему стало плохо, он был госпитализирован в отделение реанимации кардиологического отделения больницы, однако процесс продолжился без него. В связи с многочисленными нарушениями адвокат подсудимого неоднократно заявлял отвод судье, после чего судья удалил самого адвоката и назначил обвиняемому государственного защитника. 23 марта в суде Элисты должны были пройти прения сторон.

Вера Челищева,
«Новая»

«Верующие» плакали

Суд: Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга
Подсудимый: Руслан Соколовский
Статьи: ст. 282 УК «Возбуждение ненависти либо вражды», ст. 148 УК «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», ст. 138.1 «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»
Стадия: судебный процесс
Грозит: до 5 лет лишения свободы

Продолжается расследование дела блогера Руслана Соколов­ского. Уже допросили свидетелей обвинения. В суде выступили настоятель Храма-на-Крови, священнослужители храма «Большой Златоуст» и просто «верующие граждане». Часть из них заявили, что «плакали» после просмотра ролика Соколовского, снятого им в Храме-на-Крови, где он играл в Pokemon Go.

«Мне было бы оскорбительно, даже если бы моих родителей назвали покемонами», — заявил один из свидетелей Илья Фоминцев.

Сам же блогер извинился перед теми, кого оскорбило содержание видеороликов.

Соколовского задержали в сентябре прошлого года, после того как он выложил свой видеоролик в YouTube. Показания на Соколовского дал екатеринбургский православный активист Максим Румянцев. На следующий день суд поместил Соколовского под стражу. Спустя неделю облсуд отпустил блогера под домашний арест. Однако позднее его опять отправили в СИЗО: за нарушение условий домашнего ареста. 13 февраля молодого человека вновь отпустили домой.

За время следствия количество эпизодов дела увеличилось до 17: девять эпизодов по статье о возбуждении ненависти и вражды, семь — по статье об оскорблении чувств верующих и один эпизод по статье о незаконном обороте средств для негласного получения информации.

Последнее обвинение связано с тем, что при обыске у Соколовского якобы нашли ручку с встроенной видеокамерой.

Александра Копачева,
«Новая»

Где, кого, за что

Опять Мохнаткин

Котласский городской суд приговорил оппозиционера Сергея Мохнаткина, уже отбывающего срок в Архангельской области, к двум годам колонии строгого режима по обвинению в дезорганизации работы управления ФСИН этого региона (ч. 2 ст. 321 УК), — сообщила его знакомая, Татьяна Пашкевич. Теперь 61-летнему Мохнаткину по совокупности осталось сидеть два с половиной года.

Дело против Мохнаткина возбудили в марте 2016 года при его этапировании из ИК-4 в СИЗО-2 Котласа. По версии следствия, Мохнаткин ударил сотрудника колонии по лицу. Сам Мохнаткин утверждал, что его избили сотрудники ФСИН за отказ от этапирования без соответствующих документов, после чего у него диагностировали компрессионный перелом позвоночника.

Напомним, что в июне 2016 года тот же Котласский суд признал Мохнаткина виновным и в оскорблении начальника отряда колонии, приговорив к 11 месяцам лишения свободы. Защита Мохнаткина настаивала, что оба дела возбудили с целью скрыть избиение активиста.

Впервые Мохнаткина осудили в 2010 году — тогда его приговорили к 2,5 года колонии по обвинению в применении насилия к представителю власти во время оппозиционной акции «Стратегии-31». Он был помилован президентом за два месяца до окончания срока. Однако в декабре 2014 года Мохнаткина вновь осудили — на 4,5 года по обвинению в применении насилия в отношении полковника полиции во время все той же акции «Стратегия-31» .

Расхищена резиденция президента

Басманный суд Москвы до 21 мая санкционировал арест всех шести фигурантов дела о хищении при строительстве резиденции президента России. Согласно версии следствия, глава ФГУП «Атэкс» при Федеральной службе охраны (ФСО) Андрей Каминов был организатором преступной группы, а гендиректор «Стройфасада», с которым ФГУП заключало договоры подряда, Владислав Кюнер, бывший директор этой фирмы Сергей Литвинов и глава еще одной фирмы-подрядчика Дмитрий Торчинский — ее участниками. Еще два предпринимателя подозреваются только в мошенничестве. Все арестованные не признают свою вину.

В ходе судебного заседания стало известно, что дело об этом хищении было выделено из другого, в котором главным фигурантом проходит арестованный питерский олигарх Дмитрий Михальченко, которого обвиняют в контрабанде элитного алкоголя.

Такая «Россия молодая»

Бывшего лидера движения «Россия молодая» и экс-заместителя министра внутренней политики и развития местного самоуправления Тульской области Максима Мищенко Новомосковский городской суд приговорил к 2,5 года лишения свободы по обвинению в мошенничестве. Суд также оштрафовал его на 80 тысяч рублей и на три года лишил его права занимать должности в органах власти.

По версии следствия, в 2015 году Мищенко, отвечавший в тульском правительстве за работу с некоммерческими организациями, сговорился с главой НКО «Союз защиты инвалидов и участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС» Геннадием Ефимовым и помог ему выиграть грант на 650 тысяч рублей. Средства должны были пойти на организацию митингов и конференций, но мероприятия проведены не были, а деньги были переведены на счета других организаций.

Максим Мищенко в 2005 году возглавил движение «Россия молодая» («Румол»), которое занимало проправительственную позицию. В 2008–2010 годах движение оказалось дискредитированным контактами с националистическими организациями, в первую очередь с «Русским образом», связанным с «Боевой организацией русских националистов» (БОРН), члены которой устраивали жестокие убийства мигрантов и антифашистов.

Политика — это наркотик

20 марта Ленинский районный суд Ставрополя отправил Кирилла Бобро, лидера местного «Молодежного Яблока», под стражу на два месяца. Его обвиняют в хранении наркотиков. Сам активист утверждает, что наркотики попали в его квартиру во время обыска 16 марта, который проводили сотрудники Центра «Э».

Несмотря на то что у Бобро есть двухлетний сын, а партия «Яблоко» заявила о готовности внести залог, суд арестовал Кирилла, рассказал «Новой» адвокат активиста Николай Рыбаков, отметив, что обжалует решение суда.

Сам Кирилл Бобро, его родные и руководство «Яблока» уверены, что уголовное преследование связано с его оппозиционной деятельностью.

Вера Челищева,
Александра Букварева,

«Новая»

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.