Статья 410 гк рф Прекращение обязательства зачетом

Статья 410. Прекращение обязательства зачетом

Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Комментарий к Ст. 410 ГК РФ

1. Статьи 410 — 412 ГК РФ посвящены зачету — одному из оснований прекращения обязательства. Для погашения обязательств зачетом необходимо соблюдение одновременно следующих требований: 1) обязательства сторон являются встречными, однородными; 2) срок исполнения по обязательству, прекращаемому зачетом, наступил (срок не указан или определен моментом востребования).

Так, например, денежные требования банка к его клиенту по договору банковского счета, связанные с кредитованием счета и оплатой услуг банка, а также требования клиента к банку об уплате процентов за пользование денежными средствами прекращаются зачетом, если иное не предусмотрено договором банковского счета (ст. 853 ГК). Зачет указанных требований осуществляется банком. Банк обязан информировать клиента о произведенном зачете в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором, а если соответствующие условия сторонами не согласованы — в порядке и в сроки, которые являются обычными для банковской практики предоставления клиентам информации о состоянии денежных средств на соответствующем счете.

Нарушение арендодателем обязанности по производству капитального ремонта дает арендатору право по своему выбору произвести капитальный ремонт, предусмотренный договором или вызванный неотложной необходимостью, и взыскать с арендодателя стоимость ремонта или зачесть ее в счет арендной платы (ст. 616 ГК).

2. Для прекращения обязательства путем зачета достаточно волеизъявления одной стороны. При этом, как отмечается в утвержденном Высшим Арбитражным Судом РФ Обзоре практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований, для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной. Акционерное общество обратилось в суд с иском о взыскании с кооператива долга за поставленную продукцию. Ответчик иск не признал, считая, что его обязательство по оплате продукции прекратилось зачетом встречного однородного требования, о котором он ранее уведомил истца. В качестве доказательства совершения зачета ответчиком была представлена копия заявления, направленного истцу. Истец же представил доказательства, свидетельствующие о том, что направленное ему по почте заявление о зачете было возвращено ответчику организацией связи по причине указания неверного адреса истца .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65.

Моментом прекращения обязательства при зачете следует считать момент наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Момент совершения или получения заявления о зачете при этом значения не имеет.

Комментируемая статья, в принципе, не исключает возможность достижения сторонами соглашения о зачете. В то же время возможность отказа от совершенного зачета законом не предусмотрена.

3. В случае если зачетом денежное требование покрывается не полностью, подлежат применению правила ст. 319 ГК РФ, т.е., если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования заемщика для полного прекращения его денежного обязательства зачетом в первую очередь должны считаться возмещенными издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основная сумма долга.

Статья 410 ГК РФ. Прекращение обязательства зачетом

Новая редакция Ст. 410 ГК РФ

Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Комментарий к Ст. 410 ГК РФ

Необходимые для прекращения обязательств зачетом требования должны отвечать определенным признакам:

а) быть встречными (должник вправе требовать с кредитора, и наоборот);

б) быть однородными (как правило, это денежные требования);

в) быть «созревшими» во времени (требования не должны быть досрочными).

Однородными являются те обязательства, предметы которых относятся к вещам одного и того же рода (например, деньги засчитываются в счет денег, картофель в счет картофеля и т.д.).

Другой комментарий к Ст. 410 Гражданского кодекса Российской Федерации

Как следует из комментируемой статьи, зачетом является погашение, взаимозачет встречных однородных требований. При этом фактического исполнения этих встречных требований не производится, обязательства исполняются лишь мысленно; тем не менее результат достигается тот же, что и при фактическом исполнении, поэтому зачет следует отнести к надлежащему исполнению обязательств, причем зачет приводит к прекращению по крайней мере двух обязательств. Одно из них может прекратиться полностью, а другое — частично.

Хотя в данной статье говорится о зачете встречных требований, он не ограничивается случаями встречного исполнения обязательств (ст. 328 ГК РФ). Из второй фразы ст. 410 следует, что зачет может производиться по одностороннему заявлению стороны во встречных обязательствах; при этом другая сторона по общему правилу не может возражать против осуществления зачета. Одностороннее заявление может быть сделано заранее, до момента наступления срока исполнения обязательства.

Кроме одностороннего заявления, зачет может производиться по соглашению сторон. Соглашение сторон о производстве зачета (зачетов) также может быть заключено до наступления срока исполнения «засчитываемого» обязательства.

Таким образом, одностороннее заявление, а также соглашение о намерении осуществить зачет могут иметь место в любое время, а сам зачет производится только после наступления срока исполнения или после наступления момента, когда сторона, производящая зачет, может заявить о наступлении срока исполнения обязательства.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

Зачет может также производиться в силу указания закона (см., например, ч. 1 ст. 853 ГК РФ). Однако п. 2 ст. 399 ГК не обязывает кредитора произвести зачет требований к основному должнику: в данном случае зачет производится по желанию кредитора (иное мнение высказано О.Ю. Шилохвостом. См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. 2-е изд. М., 2003. С. 780 — 781).

В некоторых случаях закон указывает на допустимость осуществления зачета (см., например, абз. 5 п. 2 ст. 344, п. 4 ст. 350, ст. 832, п. 4 ст. 954 ГК РФ). Это не означает, что в других случаях, когда в законе отсутствуют такие указания, зачет недопустим.

По смыслу комментируемой статьи зачет совершается в момент фактического наступления необходимых для зачета условий (включая и заявление или соглашение о зачете). Никакого судебного утверждения зачет не требует. Поэтому, если вопрос об имевшем место зачете возникает в суде, истец должен доказывать, в связи с чем зачет не состоялся.

В договорах банковского счета банк не вправе, ссылаясь на положение о зачете (ст. 410), не зачислять на расчетный счет поступающие в адрес клиента суммы, указывая на имеющуюся у клиента задолженность по кредиту и иным денежным обязательствам (п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5).

Статья 410. Прекращение обязательства зачетом

Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Комментарий к статье 410 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья определяет условия, при которых допускается зачет: зачитываемые требования должны быть встречными, однородными, а также способными к исполнению.

Встречность требований предполагает существование двух обязательственных отношений между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому, и наоборот.

Как следствие, должник может направить к зачету лишь такое требование, которое принадлежит исключительно и непосредственно ему. Требование, направленное должником к зачету, должно относиться непосредственно к самому кредитору. Соответственно, он не может заявить о зачете лицу, на которое возложено исполнение (см. п. 12 письма ВАС N 65).

В отдельных случаях закон допускает отступление от условия встречности зачитываемых требований. Так, в силу ст. 412 ГК (см. коммент. к ней) должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое требование к первоначальному кредитору. На основании п. 4 ст. 954 ГК страховщик вправе зачесть против требования выгодоприобретателя о выплате страхового возмещения свое требование к страхователю об уплате страхового взноса (см. также ст. 1023 ГК).

2. Зачитываемые требования должны быть однородными. Необходимость этого условия предопределена существом зачета как суррогата исполнения. Только при наличии подобного условия каждая сторона, сохраняя то, что она должна другой, ставится в то самое положение, в котором бы находилась в случае принятия исполнения от последней (см.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. 2-е изд. М., 1914. С. 25 — 26). Соответственно, условие однородности касается лишь предмета предъявляемых к зачету требований, но не оснований их возникновения, не их правовой природы. Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности (тождественности характера, режима удовлетворения, прекращения и т.п.), равно как и не предусматривает совпадения видовой характеристики зачитываемых требований. Соответственно, могут быть зачтены, например, требование подрядчика об оплате выполненных работ и требование поручителя, исполнившего денежное обязательство (см. п. 7 письма ВАС N 65), требование по векселю и денежные требования, вытекающие из общегражданских договоров, в частности кредитного договора (см. п. 26 Постановления ВС и ВАС N 33/14). Равно допустим зачет договорного и внедоговорного денежных требований.

Таким образом, зачет может происходить между двумя требованиями, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода.

Вместе с тем судебно-арбитражная практика признает невозможным зачет требований об уплате основного долга и взыскании неустойки (возмещении убытков). Подобный подход зачастую объясняется с помощью введения дополнительного условия зачета — бесспорности зачитываемых требований (см.: Сарбаш С.В. Прекращение обязательств зачетом в арбитражной практике // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 84 — 85). Однако критерий бесспорности является неопределенным по содержанию и не основан на законе, а потому не может быть принят.

3. Зачитываемые требования должны быть способны к исполнению. Это означает, во-первых, само их существование и действительность. Зачет недействительных или прекращенных (исполнением, предоставлением отступного или в силу иных обстоятельств) требований не допускается.

Способность требований к исполнению означает, во-вторых, допустимость их принудительного исполнения. Это прежде всего предполагает наступление срока исполнения. Формулировка комментируемой статьи не позволяет однозначно определить, обязательно ли наступление срока исполнения обоих зачитываемых требований либо допустимо предъявление к зачету требования, срок исполнения по которому не наступил, если по этому требованию возможно досрочное исполнение. Отечественная судебно-арбитражная практика исходит из первого варианта. В то же время авторитетные зарубежные и международные источники (см., например, § 387 ГГУ, ст. 8.1 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 13:101 Принципов Европейского договорного права) предусматривают более гибкое и удачное решение — сторона вправе заявить о зачете в тот момент, когда она уполномочена осуществить исполнение и вправе потребовать исполнения от другой стороны.

Комментируемая статья допускает зачет требований, срок исполнения которых не указан или определен моментом востребования. При этом правило п. 2 ст. 314 ГК (см. коммент. к ней) относительно льготного семидневного срока, предоставленного должнику для исполнения, в данном случае применению не подлежит.

Наступление срока является лишь одним из показателей способности требования к исполнению. Однако данную способность как условие, необходимое для зачета, следует воспринимать более широко. Так, неспособность к самостоятельному осуществлению делает невозможным предъявление к зачету требования, на которое наложен арест, недопустимость принудительного исполнения выступает препятствием для зачета требования, вытекающего из натурального обязательства.

4. В отличие, например, от ФГК (ст. 1290) отечественное законодательство не знает зачета в силу закона. Само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету (см. п. 5 письма ВАС N 65). Необходимым и достаточным для зачета комментируемая статья считает наличие соответствующего заявления одной из сторон. По своей правовой природе такое заявление является односторонней сделкой. Соответственно, заявление о зачете не требует его принятия другой стороной, а порождает правовой эффект с момента его восприятия обладателем встречного требования. Заявление, не полученное другой стороной, правовых последствий не влечет (п. 4 письма ВАС N 65).

Как и любая сделка, заявление о зачете требует соблюдения условий ее действительности, отсутствие которых может повлечь признание данного заявления недействительным и, как следствие, аннулирование его правопрекращающего эффекта (см. п. 13 письма ВАС N 65).

Последствием одностороннего волеизъявления о зачете всегда должно являться окончательное и бесповоротное прекращение зачитываемых требований. Поэтому заявление о зачете не может быть сделано под условием или с указанием срока. Не предусматривается также возможность отказа от совершенного зачета (см. п. 9 письма ВАС N 65).

5. Заявление о зачете может быть сделано любым из обладателей встречных однородных требований. Нормы, в которых законодатель прямо называет сторону, имеющую право на зачет, например абз. 5 п. 2 ст. 344 ГК (залогодатель), абз. 1 п. 4 ст. 350 ГК (залогодержатель), ч. 2 ст. 853 ГК (банк), ч. 4 ст. 954 ГК (страховщик) и др., не следует рассматривать, как ограничивающие возможность зачета по заявлению другой стороны (иное мнение см. в кн.: Телюкина М.В. Зачет встречного однородного требования. Специфика его применения в конкурсном процессе // Законодательство. 1999. N 8. С. 56 — 57).

6. Моментом прекращения зачитываемых обязательств является момент восприятия адресатом заявления о зачете. Мнение о ретроактивном действии (обратной силе) заявления о зачете (п. 3 письма ВАС N 65) не основано на законе, а потому не может быть принято (подробнее см.: Павлов А.А. Момент прекращения обязательств зачетом (к вопросу о феномене «обратной силы») // Арбитражные споры. 2006. N 4. С. 111 — 118).

7. В случае равенства встречных однородных требований зачет производит их полное прекращение. В противном случае зачет влечет лишь частичное прекращение — требования прекращаются лишь в той части, в которой они покрывают друг друга.

Учитывая близость институтов зачета и исполнения, судебно-арбитражная практика допускает возможность применения к данной ситуации частичного зачета денежных требований по аналогии правила ст. 319 ГК (см. коммент. к ней). Если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования для полного прекращения его зачетом в первую очередь должны считаться прекращенными издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основная сумма долга (п. 19 письма ВАС N 65).

8. Зачет по требованию, предъявленному в судебном порядке, осуществляется либо путем возражения, заявленного ответчиком в ходе судебного разбирательства, либо путем подачи ответчиком встречного иска (ст. 138 ГПК РФ, ст. 132 АПК РФ). Выбор конкретной формы зачета осуществляется ответчиком самостоятельно. Попытки судебно-арбитражной практики ограничить данный выбор, запрещая осуществление зачета в рассматриваемой ситуации иначе как в форме встречного иска (п. 1 письма ВАС N 65), необоснованны. Вопреки предложенной Президиумом ВАС аргументации из смысла ст. 132 АПК отнюдь не вытекает недопустимость зачета. Указанная процессуальная норма лишь определяет основания и порядок использования института встречного иска. Кроме того, АПК (ГПК) не может рассматриваться в качестве источника регулирования гражданско-правового института зачета, имеющего преимущественную силу перед положениями ГК. Предъявление иска само по себе ничего не меняет в содержании обязательства, а следовательно, не исключает возможности зачета на основании и в порядке, предусмотренных комментируемой статьей (подробнее см.: Сарбаш С.В. Прекращение обязательства зачетом в арбитражной практике. С. 81 — 82).

9. Положения комментируемой статьи не должны применяться к дву- и многосторонним зачетам, представляющим собой самостоятельное основание прекращения соответствующих обязательств — соглашение сторон (подробнее см.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. С. 3 — 5).

Зачет взаимных требований в судебной практике: проблемы применения ст. 410 Гражданского кодекса РФ

Опубликовано в журнале «Советник юриста» №9 год — 2013

Канцер Ю.А.,
юрист юридической фирмы
Princeps Consulting Group,
г. Волгоград,
аспирант РАНХиГС

Зачет – основание прекращения обязательств

Нередко для полного или частичного погашения своего долга организация заявляет кредитору о зачете требований, когда по другому обязательству она является кредитором по отношению к этому же лицу.

Проблемными остаются вопросы о порядке зачета требований, об обстоятельствах зачета на стадии судебного разбирательства (после предъявления иска).

Итак, одним из оснований прекращения обязательств является зачет (п. 1 ст. 407 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ).

В ст. 410 ГК РФ определен порядок прекращения обязательства зачетом. Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, или не указан, или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

По смыслу ст. 410 ГК РФ критериями обязательства, подлежащего прекращению зачетом, являются: встречность, однородность и наступление срока исполнения.

Исходя из буквального смысла названной нормы, речь идет о возможности зачета требований в одностороннем порядке. ФАС Волго-Вятского округа пояснил, что эта норма предусматривает условия, при которых зачет осуществляется не по соглашению сторон, а в результате заявления одной из сторон (постановление от 30.07.2012 по делу №А79-3515/2011). Многочисленная арбитражная практика свидетельствует, что суды проверяют, соответствуют ли соглашения сторон о зачете обязательств требованиям ст. 410 ГК РФ (например, постановления ФАС: Центрального округа от 23.10.2003 по делу №А14-3503/03/103/12, Северо-Западного округа от 25.03.2010 по делу №А52-1767/2009).

Однако в применении ст. 410 ГК РФ имеется колоссальное количество ошибок.

Установление факта получения уведомления о зачете

Несмотря на «льготный» порядок погашения обязательств (для зачета достаточно заявления одной стороны), должнику все же следует убедиться, что такое заявление получено соответствующей стороной, иначе обязательство не будет считаться прекращенным (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»).

Именно по этому основанию в ходе судебных разбирательств доводы заявителей о погашении задолженности путем зачета встречных требований были отклонены судами в рамках следующих дел: постановления ФАС: Волго-Вятского округа от 15 августа 2012 г. по делу № А31-6973/2011, Дальневосточного округа от 14 августа 2012 г. по делу № А24-4792/2011, Западно-Сибирского округа от 6 декабря 2012 г. по делу № А03-8259/2012, Поволжского округа от 14 февраля 2013 г. по делу № А65-33620/2011.

Часто в таких случаях весь процесс доказывания сводится к техническим операциям получения соответствующего письма с заявлением о зачете (почтовые квитанции, уведомления, факсимильные письма, входящие отметки и пр.). На такие моменты следует сторонам обратить особое внимание. Доказательства должны точно свидетельствовать о получении конкретного письма конкретным лицом, иначе представленное письмо о зачете будет расценено судом как неотносимое доказательство.

И напротив, установив наличие встречных обязательств, а также фактическое получение другой стороной заявления о зачете, суды применяют ст. 410 ГК РФ (постановления ФАС: Западно-Сибирского округа от 05.06.2013 по делу № А75-2634/2011, Московского округа от 24.05.2013 по делу № А40-16725/10-41-134, Северо-Западного округа от 22.02.2013 по делу № А66-1547/2012).

То есть стороне, желающей заявить о зачете, необходимо уделить внимание формальной стороне соответствующего письменного заявления. Даже действия по поставке товара сами по себе не приводят к прекращению возникшего из другого основания денежного обязательства поставщика перед получателем упомянутого товара по правилам ст. 410 ГК РФ (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65). Необходимо оформлять документ.

Аналогичного мнения придерживались суды согласно следующим судебным актам: постановления ФАС: Центрального округа от 29 мая 2013 г. по делу № А48-2863/2012, Северо-Кавказского округа от 22 августа 2012 г. по делу № А53-13462/2011, Поволжского округа от 13 мая 2013 г. по делу № А57-3140/2011.

Так, по последнему указанному делу (№ А57-3140/2011) заявлялись требования о взыскании задолженности за работы по государственным контрактам и дополнительные работы, неустоек. По мнению подрядчика (истец по первоначальному иску), заказчик не в полном объеме оплатил работы. Заказчик ссылается на то, что перечисленная им плата превышает стоимость фактически выполненных работ.

Со встречным требованием выступил заказчик (истец по встречному иску) о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в связи с завышением подрядчиком объемов работ. В результате решением арбитражного суда основное требование было удовлетворено в части взыскания задолженности, поскольку ее наличие и размер подтверждены, а требование о взыскании неустоек признано злоупотреблением правом, так как подрядчик уклонялся от зачета. Встречное требование было удовлетворено, поскольку переплата подтверждена.

Встречное требование: быть или не быть

Стоит также особое внимание уделить аспектам того, насколько суды могут (должны) устанавливать факт задолженности, которую сторона просит зачесть к изначально предъявленному требованию. Иными словами: если встречное требование вытекает из иного обязательства, не являющегося предметом данного разбирательства, является оспариваемым одной из сторон (лицо не признает задолженности по встречному требованию), должен ли суд самостоятельно устанавливать такую задолженность (правомерность требования)?

Логично, что суды неохотно идут на это, ссылаясь на возможность предъявления встречного иска или отдельного иска в суд. Рассмотрение встречного требования часто влечет за собой запрос и исследование многочисленного первичного материала, не относящегося к данному спору (договоры, товарные накладные, справки, акты, счета и пр.).

Исходя из толкования ст. 410 ГК РФ не требуется, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида (п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65).

Принципиальным в связи с этим представляется постановление Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. № 1394/12 по делу № А53-26030/2010, которым отменены судебные акты апелляции и кассации. Постановлением отмечено, что суды апелляционной и кассационной инстанций, отменяя решение суда первой инстанции, сослались на неправомерность произведенного ответчиком зачета требований о взыскании задолженности за выполненную работу и неустойки, имеющих различную правовую природу. Суды указали, что требование об уплате неустойки не носит бесспорного характера, поскольку ее размер может быть уменьшен судами по правилам ст. 333 ГК РФ, следовательно, обязательство заказчика по уплате долга не может быть прекращено путем зачета неоднородного требования о взыскании пеней за просрочку выполнения работ. Президиум полагал, что суды трех инстанций неправильно квалифицировали действия заказчика по удержанию суммы неустойки в счет оплаты выполненных работ при окончательных расчетах как зачет взаимных требований. Оценивая действия заказчика по прекращению обязательства, суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к ошибочному выводу о невозможности осуществления зачета встречных требований о взыскании долга и неустойки.

Так, например, ФАС Восточно-Сибирского округа сделал аналогичный вывод в постановлении от 10 апреля 2013 г. по делу № А33-13355/2012: встречные требования об уплате неустойки и о взыскании задолженности являются, по существу, денежными, т. е. однородными и при наступлении срока исполнения могут быть прекращены зачетом по правилам ст. 410 ГК РФ.

Таким образом, рассчитываясь с подрядчиком, заказчик правомерно может удержать сумму неустойки на основании ст. 410 ГК РФ без предъявления отдельного иска о взыскании штрафных санкций за просрочку выполненных работ и без предъявления встречного иска (в последнем случае – при взыскании с заказчика платы за выполненные работы).

А вот пример судебного акта (в споре участвовал сам автор статьи), когда арбитражный суд не применил зачет требований, несмотря на признание долга истцом (подписан акт сверки), который возник до предъявления иска, а само заявление о зачете было уже в ходе судебного разбирательства, – решение Арбитражного суда Волгоградской области от 28 июня 2013 г. по делу № А12-30957/2013, в котором сделан вывод: «Доводы ответчика о взаимозачете несостоятельны и не могут быть приняты судом во внимание, поскольку договор строительного подряда № 15/2012 от 1 марта 2012 г. не относится к предмету рассматриваемого спора и ответчик заявил о долге по данному договору после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете без предъявления встречного иска». Данный судебный акт сейчас обжалуется (на момент написания статьи готовится апелляционная жалоба).

Часто арбитражные суды неофициально в процессах «намекают» сторонам, что свои требования им следует или изложить во встречном иске, или предъявить отдельным иском. А иногда суды излагают такие позиции прямо в судебных актах: постановления ФАС: Северо-Западного округа от 22 октябяр 2010 г. по делу № А21-10137/2009, Поволжского округа от 19 апреля 2007 г. по делу № А12-10016/06, Северо-Кавказского округа от 24 мая 2006 г. по делу № А61-940/2005-6, а также постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 августа 2012 г. по делу № А56-68611/2011.

НО! Условие однородности касается лишь предмета предъявляемых к зачету требований, но не оснований их возникновения, не их правовой природы. Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности, равно как и не предусматривает совпадения видовой характеристики зачитываемых требований.

Зачет может происходить между двумя требованиями, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода.

Поэтому безотносительно от желания суда в каждом конкретном случае разбираться во встречном требовании суд обязан принять его во внимание, оценить существование долга и размер, а также обосновать правомерность или неправомерность применения ст. 410 ГК РФ.

Заявление о зачете в суде

На наш взгляд, самым спорным моментом в теме зачета требований является возможность ссылки на ст. 410 ГК РФ уже в ходе судебного разбирательства ответчиком.

В п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65 содержится следующее указание: обязательство не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете.

Часто суды неверно трактуют данное разъяснение.

Речь идет о невозможности ссылки на встречное требование, когда сама обязанность по его исполнению (оплате денег) возникла у истца уже после предъявления иска. Например, после предъявления иска был заключен новый договор с другим предметом, по которому истец обязуется платить, но не платит денег.

И наоборот, если само заявление о зачете было сделано впервые в ходе судебного разбирательства (пусть даже в самом судебном заседании путем передачи письма о зачете другой стороне), оно должно приниматься судом к рассмотрению, если сама обязанность по такому встречному обязательству возникла ранее предъявления иска, но просто не заявлялась стороной (не предъявлялась претензия и т. д.).

То есть если о встречном требовании, которое возникло до иска, ответчик вспомнил лишь после предъявления к нему иска, то он может сослаться на зачет.

Такой вывод полностью корреспондирует с п. 18 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65, в котором отмечено, что зачетом могут быть прекращены лишь те обязательства, срок исполнения которых наступил.

Игнорирование срока заявления о зачете может стать основанием для отмены судебных актов (см., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.12.2011 по делу № А10-530/2011). В данном случае суд кассационной инстанции указал на следующее: «…делая вывод о прекращении обязательства ответчика перед истцом зачетом встречного однородного требования, суды не включили в предмет судебного исследования обстоятельства правомерности проведенного ответчиком зачета в соответствии с положениями норм действующего законодательства, с учетом того, что истец обратился в арбитражный суд с иском 01.03.2011, согласно отметке суда о принятии искового заявления, а уведомление о проведении ответчиком зачета было получено представителем истца по доверенности 10.03.2011».

Формальный подход (без учета периода возникновения встречного обязательства) прослеживается в следующих судебных актах: постановления ФАС: Западно-Сибирского округа от 27 февраля 2013 г. по делу № А45-16602/2012, Дальневосточного округа от 14 августа 2012 г. по делу № А24-4792/2011, Московского округа от 5 июня 2013 г. по делу № А40-70335/12-47-648. Суды в данных случаях просто отказывали в проведении зачета на том основании, что о нем стало известно только в ходе судебного разбирательства. Такой подход в силу вышеизложенного неверен.

Так, по последнему указанному делу (А40-70335/12-47-648) были заявлены требования о взыскании солидарно долга по договору о факторинговом обслуживании и вознаграждении. По данному делу денежные средства по уступленным требованиям, срок уплаты которых наступил, от дебитора на расчетный счет фактора не поступили. В адрес дебитора была направлена претензия о погашении задолженности, однако дебитор отказался от исполнения обязательств по оплате уступленных денежных требований. В итоге решением арбитражного суда (оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями) требование удовлетворено.

Был сделан следующий вывод: поскольку уведомление о зачете получено фактором после предъявления иска, обязательства дебитора по оплате уступленных требований путем зачета встречных однородных требований не могут быть прекращены, доказательств погашения долга не представлено.

Вывод: суды обязаны заглянуть в суть встречных требований, выяснить момент возникновения обязанности по оплате истцом в таком требовании независимо от того, что уведомление о зачете было предъявлено после иска.

Спорность встречного требования – это нормально?

Бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований не определены Гражданским кодексом РФ в качестве условий зачета.

Соответственно само наличие спора в отношении одного из зачитываемых требований не препятствует подаче заявления о зачете при условии, что по обязательству, на прекращение которого направлено зачитываемое требование, на момент заявления о зачете не возбуждено производство в суде.

После предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете, данное право может быть реализовано только путем заявления встречного иска, который принимается судом на основании п. 1 ч. 3 ст. 132 Арбитражного процессуального кодекса РФ. В случае если на момент направления лицом заявлений о зачетах другая сторона не предъявляла первому иски, то какие-либо ограничения на заявления о зачетах отсутствовали.

Оспаривание лицом, получившим заявление о зачете, наличия неисполненного им обязательства, требование из которого было предъявлено к зачету, не может рассматриваться в качестве основания для признания заявления о зачете как односторонней сделки недействительным. Данное обстоятельство при его установлении означает, что заявление о зачете не повлекло правового эффекта и соответствующее обязательство лица, сделавшего такое заявление, не прекратилось.

Заявление о зачете не связывает контрагента, и он, полагая, что сделанное заявление не повлекло правового эффекта в виде прекращения его требования к лицу, заявившему о зачете, вправе обратиться в арбитражный суд с иском о взыскании соответствующей задолженности.

При рассмотрении имущественного требования о взыскании подлежат проверке судом доводы ответчика о наличии у него встречного однородного требования к истцу и о прекращении обязательств полностью или в соответствующей части в результате сделанного заявления о зачете.

Аналогичные выводы сделаны в постановлении Президиума ВАС РФ от 7 февраля 2012 г. № 12990/11 по делу № А40-16725/2010-41-134, А 40-29780/2010-49-263.

В названном постановлении высший суд отметил: «Таким образом, суды при рассмотрении настоящего дела пришли к обоснованному выводу о том, что общество, будучи не согласно с заявлениями о зачете, сделанными предприятием, вправе обратиться к нему с исками о взыскании задолженности по договорам субподряда, в рамках рассмотрения которых и подлежат проверке доводы общества о том, что заявления о зачете не привели к прекращению обязанности по оплате работ по договорам субподряда… Таким образом, требования общества, основанные на доводе о неисполнении предприятием обязанности по оплате работ, выполненных по договорам субподряда, в связи с тем, что заявления о зачете не повлекли правового эффекта, судами не были рассмотрены по существу ни в рамках настоящего дела, ни по упомянутым делам о взыскании долга, что повлекло лишение общества права на судебную защиту».

Названная правовая позиция учитывалась ФАС Северо-Кавказского округа при отмене судебных актов (постановление от 04.03.2013 по делу № А53-5057/2012), а также при аналогичной отмене актов ФАС Северо-Западного округа (постановление от 23.04.2013 по делу № А56-34297/2012). Последний суд отметил: «Таким образом, несогласие истца с заявлением о зачете не влечет недействительности этого заявления, а является основанием для проверки судом доводов истца о том, что данное заявление не привело к прекращению обязанности по оплате поставленных товаров».

Отметим, что указанная правовая позиция является новой для российского правопонимания. Ранее арбитражные суды делали противоположный вывод. Считалось, что неустойка по своей правовой природе является одним из способов обеспечения исполнения обязательств (параграф 2 гл. 23 ГК РФ). Размер неустойки может быть оспорен как по основанию возникновения, так и по размеру, а при возникновении спора – уменьшен судом, в том числе в порядке ст. 333 ГК РФ.

Соответственно требования о выплате неустойки и иные требования, пусть даже выраженные в денежной форме, хотя и могут являться встречными, но не являются бесспорными. Потому полагали, что лицо не вправе осуществить зачет, если одним из встречных требований является требование об уплате неустойки.

Такой вывод подтверждается более ранней судебной практикой (см., например, постановления ФАС: Северо-Западного округа от 24.09.2010 по делу № А56-21044/2009, Уральского округа от 06.11.2009 по делу № А60-692/2009-С3, от 22.11.2005 по делу № А50-15264/2005-Г24, Поволжского округа от 03.02.2011 по делу № А55-8248/2010, от 21.08.2008 по делу № А55-18232/2007, Московского округа от 23.09.2004 № КГА40/8289-04, Западно-Сибирского округа от 03.10.2002 № Ф04/3729-111/А02-2002, Восточно-Сибирского округа от 04.09.2008 № А33-1238/08-Ф02-4282/08).

Вывод: при заявлении ответчиком о зачете, несмотря на спорность встречных требований, суды обязаны рассматривать эти требования по существу.

Цессия и зачет требований

В ст. 412 ГК РФ законодателем специально оговорено, что в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Уступка права (требования) представляет собой замену кредитора в обязательстве (ст. 382 ГК РФ).

Последствием уступки права (требования) является замена кредитора в конкретном обязательстве, в содержание которого входит уступленное право (требование).

Следовательно, уступка требования по обязательству, в котором уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на цессионария соответствующих обязанностей цедента. Цедент при этом не освобождается от своих обязанностей.

Нередко норму ст. 412 ГК РФ применяют при взыскании убытков по ст. 15 ГК РФ. Например, по конкретному делу общество, являющееся должником по исполнительному производству, обратилось с заявлением об окончании исполнительного производства в связи с произведенным им зачетом встречных однородных требований. Отказ судебного пристава-исполнителя мотивирован тем, что по исполнительному листу произведена замена взыскателя, у которого встречное обязательство перед должником отсутствует. Это стало основанием для обращения в суд с иском к службе приставов о взыскании убытков (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.01.2013 по делу № А03-6839/2012).

По другому делу было заявлено требование о взыскании убытков за счет казны субъекта РФ. Муниципальное предприятие, осуществлявшее перевозку отдельных категорий граждан, в отношении которых оказываются меры социальной поддержки в форме выдачи месячных проездных билетов, указывало на неисполнение публично-правовым образованием надлежащим образом обязанности по компенсации расходов, понесенных в связи с предоставлением льгот (постановление ФАС Поволжского округа от 10.10.2011 по делу № А57-9775/2010).

Также необходимо отметить, что ст. 412 ГК РФ предусматривает право должника зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору, но при этом положениями гл. 24 ГК РФ ответственность цедента перед новым кредитором в таких случаях не устанавливается. Видимо, здесь следует применять ст. 390 ГК РФ, а само право рассматривать как недействительное, несмотря на то что норма, из которой вытекала бы недействительность требования при использовании должником своего права в соответствии со ст. 412 ГК РФ, по сути, отсутствует. Нормативного разрешения здесь требует вопрос о том, следует ли возлагать в рассматриваемой ситуации ответственность на цедента независимо от того, известны были ему обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять уступаемое требование, или нет.

По делу № А47-3492/2012 взыскивалась задолженность за поставленный товар (постановление ФАС Уральского округа от 15.05.2013). В данном случае товар покупателем не оплачен, право требования долга передано продавцом по договору цессии новому кредитору. Было заявлено встречное требование – о взыскании с нового кредитора долга продавца перед третьим лицом за товар, неустойки, право требования которых получено покупателем по договору цессии. В итоге судом основное требование удовлетворено, так как наличие долга было подтверждено и встречное требование также удовлетворено; так как долг не погашен, покупатель вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к продавцу. Арбитражный суд установил, что между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь, их совместное рассмотрение является обоснованным.

По последнему делу арбитражный суд сослался на постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», в котором отмечено, что эффективная судебная защита нарушенных прав может быть обеспечена своевременным заявлением возражений или встречного иска.

Зачет недопустим

В ст. 411 ГК РФ перечислены случаи, в которых зачет требований не допускается.

К ним относится ситуация, когда по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности, и этот срок истек (постановления ФАС: Восточно-Сибирского округа от 15.03.2012 по делу № А33-6077/2011, ФАС Московского округа от 24.01.2013 по делу № А40-84786/11-40-723).

Также невозможен зачет требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов и о пожизненном содержании. Кроме того, иные случаи недопустимости зачета могут быть предусмотрены в законе или договоре. В ст. 411 ГК РФ не уточняется, применяются ли установленные в ней случаи недопустимости зачета к зачету требований по соглашению сторон или только зачету требований в одностороннем порядке.

В судебной практике имеется точка зрения по вопросу о том, применяется ли к зачету обязательств по соглашению сторон ограничение зачета требований, предусмотренное абз. 2 ст. 411 ГК РФ. Речь идет о недопустимости зачета, когда по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек. ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 26 апреля 2012 г. по делу № А56-1995/2011 пояснил, что это ограничение распространяется лишь на зачет, проводимый в одностороннем порядке. Оно не применяется при подписании сторонами соглашения о зачете взаимных требований (определением от 17.08.2012 № ВАС-10937/12 ВАС РФ отказался передать дело в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Иные случаи недопустимости зачета, предусмотренные в ст. 411 ГК РФ, применяются не только к зачету требований в одностороннем порядке, но и к зачету требований по соглашению сторон. Дело в том, что эти ограничения обусловлены обязательствами, тесно связанными с личностью гражданина. Применение зачета к требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, о пожизненном содержании может поставить граждан-получателей в тяжелое материальное положение. В отношении этих требований стороны не могут заключить соглашение о зачете, даже если инициатива его применения исходит от гражданина-получателя.

Также следует отметить, что стороны могут предусмотреть в договоре дополнительные случаи помимо предусмотренных законом, в которых зачет требований не допускается (абз. 6 ст. 411 ГК РФ).

Недопустимость зачета требований «в иных случаях, предусмотренных законом» (абз. 6 ст. 411 ГК РФ) часто применяется в делах о банкротстве.

В соответствии с п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении должника наблюдения не допускается прекращение его денежных обязательств путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 Закона очередность удовлетворения требований кредиторов.

В п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение лица, управомоченного по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.

Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов и учитывая тот факт, что стороны заключают соглашение о взаимозачете в период проведения процедуры банкротства, информация о которой являлась общедоступной, арбитражные суды часто признают сделку зачета недействительной.

Практику такого толкования можно найти в постановлениях ФАС: Волго-Вятского округа от 8 февраля 2013 г. по делу № А11-13730/2011, Западно-Сибирского округа от 29 мая 2013 г. по делу № А67-7184/2012, Поволжского округа от 7 октября 2011 г. по делу № А65-24970/2010, Северо-Западного округа от 18 март 2013 г. по делу № А13-4081/2012.

На основании изложенного анализа арбитражной практики следует сделать выводы: зачет требований стал чаще использоваться сторонами в ходе судебных разбирательств; не стоит сомневаться в возможности таким образом погасить долг, а суды обязаны применять нормы о зачете требований при соблюдении соответствующих условий.