Статья 1381 ук комментарии

Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК РФ)

В ст. 24 Конституции РФ содержится запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни человека без его согласия. Следовательно, все вышеперечисленные действия можно осуществлять только при согласии лица, в отношении которого они предпринимаются.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы обеспечения установленного законом порядка производства, приобретения, сбыта специальных средств, предназначенных для сбора информации.

Специальные технические средства, которые предназначены для негласного получения информации, представляют собой аппаратуру или иные технические устройства, предназначенные для тайного получения информации о разговорах, телефонных переговорах, с электронных каналов связи, почтовых отправлений, а также предоставляющие возможность получения информации с технических средств хранения (получения, передачи).

Объективная сторона состава преступления выражена в действии, состоящем из выполнения любого из альтернативных способов: производство, приобретение или сбыт специальных средств, предназначенных для сбора информации.

Состав преступления формальный, деяние окончено с момента выполнения действий по производству, приобретению или сбыту специальных средств для сбора информации.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, поскольку виновный осознает, что незаконно совершает действия по производству, приобретению или сбыту специальных средств для сбора информации, предвидит наступление общественно опасных последствий от своих действий и желает их наступления. Мотив преступления может быть различным и влияния на квалификацию не оказывает. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет на момент совершения преступления.

Статья 1381 ук комментарии

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 138.1 УК РФ. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК РФ)

Стырин П.С.
Российский государственный университет правосудия
студент 4 курса

Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, закреплена в ст. 138 1 УК РФ[1], появившейся сравнительно недавно – 7 декабря 2011 года. Ввиду определенной специфики данной статьи крайне актуально рассмотреть возникающие по поводу неё вопросы, проистекающие из содержания состава преступления, правоприменительной практики и обоснованности оценки общественно опасности данного деяния как столь высокой.

В ч. 1 ст. 14 УК РФ даётся понятие преступления, в которой оно раскрывается как виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания. Из этого следует, что прежде всего необходимо понять, какое именно деяние запрещено ст. 138 1 УК РФ. Для выполнения данной цели следует обратить внимание на объективную сторону преступления, которая заключается в незаконных производстве, приобретении и (или) сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Ограничение свободного оборота специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, установлено Указом Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» [2], а закрепление государственного регулирования в виде лицензирования такой деятельности, как разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, предусмотрено в п. 2 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [3].

Данный закон никаким образом не раскрывает понятие специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, и не содержит перечня средств, которые необходимо к ним относить, однако такой перечень содержится в Постановлении Правительства РФ от 12.04.2012 г. № 287 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»[4]. Данный перечень содержит десять специализаций устройств самой различной направленности, объединяющим критерием которых является негласность их использования.

Таким образом, под незаконными действиями, указанными в диспозиции нормы, содержащейся в ст. 138 1 УК РФ, следует понимать действия, связанные с производством, приобретением или сбытом специальных технических средств, совершаемые в нарушение установленного порядка лицензирования данной деятельности.

Теперь, когда установлено, в чём же именно состоит запрещённое деяние, следует обратить внимание на объект рассматриваемого преступления. Исходя из названия главы, в которой находится ст. 138 1 УК РФ, видовым объектом данного преступления являются общественные отношения, связанные с обеспечением конституционных прав и свобод человека и гражданина. Непосредственным объектом выступают общественные отношения, связанные с установленным порядком осуществления указанных в диспозиции нормы действий. Такой позиции придерживается и А.В. Бриллиантов, указывающий, что для данной статьи непосредственным объектом преступления является установленный законом, иными нормативными актами порядок производства, приобретения, сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации[5]. Данные общественные отношения, очевидно, не входят в круг конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В описательно-мотивировочной части решений суд, как правило, ссылается на ст. 23 и 24 Конституции РФ[6] , как на те, в которых закреплены нарушаемые преступлением, предусмотренным ст. 138 1 УК РФ, права гражданина [7]. Данные нормы регламентируют права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также закрепляют положения о недопущении сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия. В то же время, действия, составляющие объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 138 1 УК РФ, непосредственно не посягают на данные права, так как не препятствуют их осуществлению. Само по себе производство, приобретение или сбыт технических средств, предназначенных для негласного получения информации, означают не получение информации, а лишь возможность для её получения. В случае, если данные действия совершаются с умыслом на получение данной информации, то их следует квалифицировать как приготовление к соответствующим преступлениям, в которых объектом являются общественные отношения, связанные с охраной определенных сведений или защитой определенной тайны (ст. 137, 138 УК РФ), а если данные действия совершаются без умысла на использование технических средств в целях получения информации, право на тайну которой закреплено в Конституции РФ, то в таком случае конституционные права и свободы человека гражданина никаким образом задеты быть не могут.

В связи с этим фактом возникает вопрос об обоснованности и целесообразности размещения данного состава в гл. 19 УК РФ. В частности, В.А. Новиков указывает на необходимость переноса нормы об ответственности за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в гл. 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» [8]. Данная позиция вызывает определённые сомнения в связи с тем, что, по аналогии с привязкой к объекту конституционных прав и свобод человека и гражданина, само по себе совершение действий, указанных в диспозиции ст. 138 1 УК РФ, не наносит вреда видовому объекту уголовно-правовой охраны по гл. 29 УК РФ, и имеет к нему отношение только при наличии умысла на совершение преступлений, предусмотренных статьями данной главы об охране определенных сведений (ст. 275, 276 УК РФ). Однако в таком случае данные действия уже сами по себе будут подлежать квалификации как приготовление к деяниям, предусмотренным вышеуказанными статьями, и необходимости в наличии дополнительного состава нет.

Как указано в ч. 1 ст. 2 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», целью лицензирования является предотвращение ущерба различным объектам, возможность нанесения которого связана с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями отдельных видов деятельности. Таким образом, лицензирование является способом государственного регулирования предпринимательской деятельности. Позиция о такой роли лицензирования является достаточно распространённой, в частности, её занимает М.В. Суслова [9]. Таким образом, установление ограничений на производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, является методом регулирования предпринимательской деятельности, а регулирование, в свою очередь, является одним из методов управления. Следовательно, наиболее целесообразным представляется поместить рассматриваемый состав в гл. 32 УК РФ «Преступления против порядка управления».

В то же время в этой связи возникает вопрос о том, обосновано ли усмотрение в деянии, предусмотренном ст. 138 1 УК РФ, общественной опасности, достаточной для установления уголовной ответственности за его совершение. По своей природе, как отмечает С.А. Бочкарев, общественная опасность деяния является оценкой того, как определенные действия с высокой степенью вероятности причиняют ущерб интересам общества [10]. Для абсолютного большинства деяний, связанных с осуществлением лицензируемой деятельности без лицензии, установлена административная ответственность (ст. 7.3, 13.3, 14.1.2 и др. КоАП РФ[11]). Отделённый от конституционных прав и свобод человека и гражданина как объекта уголовно-правовой охраны, состав преступления, предусмотренного ст. 138 1 УК РФ, оказывается в одном ряду с другими немногими посягательствами, в которых деяние заключается в совершении действий без лицензии (к примеру, ст. 222, 228, 235 УК РФ). Но для этого нет достаточных оснований, поскольку подобные деяния создают прямую угрозу жизни и здоровью людей, а применительно к рассматриваемому преступлению о подобном говорить не приходится.

В связи с изложенным представляется необходимым декриминализовать деяние, предусмотренное ст. 138 1 УК РФ, установив за его совершение административную ответственность.

[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[2] Указ Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» // Российская газета. 1992. 16 марта.

[3] Федеральный закон от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 19. Ст. 2716.

[4] Постановление Правительства РФ от 12.04.2012 г. № 287 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» // Собрание законодательства РФ. 2012. № 16. Ст. 1885.

[5] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 2 т. / под ред. А.В. Бриллиантова. М, 2017. С. 499.

[6] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

[8] См.: Новиков В.А. Дискуссионные аспекты определения границ видового объекта преступлений, предусмотренных главой 19 УК РФ // Журнал российского права. 2016. № 4. С. 101-108.

[9] Суслова М.В. Назначение института лицензирования предпринимательской деятельности // Вестник Южно-Уральского государственного университета. 2013. № 3. С. 112-113.

[10] Бочкарев С.А. О природе общественной опасности преступления // Бизнес в законе. 2009. № 5. С. 155-159.

[11] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ст. 1.

Статья 1381 ук комментарии

8 декабря 2011г часть 3 статьи 138 УК РФ утратила силу http://www.rg.ru/2011/12/08/p-raboty-site-dok.html

Вступила в силу статья 138.1 санкция ужесточена, теперь лишение свободы может быть до 4 лет.

Об «особом порядке»

Цитаты с форума:

Люди помогите, что делать купил 3 брелка видео-камеры и ничего не подозревая (что я чтото нарушаю) попытался продать дороже выложив обьявление на барахолке. Покупатель нашёлся очень быстро им оказался сотрудник полиции меня задержали обьяснили что это не законно, что я нарушил статью 138.1, показав мне кодекс. Я написал что не знал и признаю вину, раскаиваюсь в этом. 3 брелка убрали в конферты сказали что будет суд и мне сделают смягчающие обвинения, отпустили, жду звонка.
.. яже ничего не воровал. продал видеокамеру брелок, а не наркотики.
Подскажите что мне делать сейчас?

Всем здравствуйте,стандартная ситуация, продал ручку(которая мне не принадлежит,если это важно) сотрудникам при ОРМ, от показаний отказался, но уже согласился с «особым порядком»,суда еще не было, жалко только сейчас начал читать эту тему, подскажите, уже поздно,учитывая, что я признал вину, или можно еще что-то сделать?

Информация к размышлению:

Рекорд по особому порядку — 150 тыр. http://actoscope.com/yfo/sverdobl/chkalovsky-svd/ug/1/borisov-va-st-1381-uk-rf08112012-5026652/

Общественное мнение http://avmalgin.livejournal.com/3622534.html#comments

Тема 138.1 живет и пахнет именно из-за наличия вот таких вялых, безынициативных людей, которые идут на поводу у системы и подпитывают ее своей покорностью. Ведь это так просто получить палку по 138.1 нагуглив в интернете продавца или получив инфу с таможни, а потом раскрутив на «особый порядок».

А, на самом деле, для 99% людей, привлекаемых по этой статье за китайскую муть типа ручек, часов, брелков есть достаточно козырей на руках, чтобы защищать себя самим, даже без привлечения адвокатов, а используя материалы этого сайта и форумов.

Есть постановление Конституционного суда, гласящее, что

1. Признать положение части третьей статьи 138 УК Российской Федерации, предусматривающее уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку — по конституционно-правовому смыслу данного положения в системе действующего правового регулирования — предполагается, что уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) для негласного (т.е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные статьями 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, виды, свойства и признаки которых определены соответствующими федеральными законами и изданными на их основе нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и свободный оборот которых не разрешен, если указанные действия совершаются без соответствующей лицензии и не для нужд органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

из него следует, что

1) к СТС НПИ не относятся устройства, предназначенные для ношения с собой (ручки, брелки, часы и тд), так как они не нарушают никакой тайны, охраняемой ст 23-25 Конституции РФ. Они документируют то, что человек и так сам видит и слышит.

2) к СТС НПИ не относятся устройства, признаки которых не приведены в НПА. А реально в НПА приведены только два признака — камуфлированность и пинхол, причем нигде не определено как камуфлированность отличить от совмещения функций (чем сотовый с видеокамерой отличается от ручки с видеокамерой, например) или просто похожести. А все неустранимые сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого (ст 14 УПК РФ, ст 49 Конституции РФ).

Пинхола в этих всех китайских поделках нет.

Еще один козырь для физических лиц. Действие закона «о лицензировании» распространяется только на индивидуальных предпринимателей и юрлиц, поэтому обвинить в нарушении этого закона физлицо нельзя. Ограничение ввоза СТС НПИ физлицами еще указано в законе «Об ОРД», но там тоже ссылка на лицензирование, под которое физ.лицо не попадает. Те по сути, физическое лицо, даже занимаясь оборотом СТС НПИ не нарушает никаких законов. Поэтому привлекать за незаконный оборот по 138.1 по идее его тоже нельзя.

Конечно, написанное выше — это теория и светлое будущее, а практика, увы, иная и не имеющая отношения к закону.

Но давайте не забывать, что «народ имеет то правительство, которое заслуживает», поэтому нас нагибают ровно настолько, насколько мы сами готовы нагнуться.

Не надо постоянно услужливо подставлять задницу и жить в нашей стране будет лучше.

Конституционный Суд РФ 31 марта 2011 г. признал ч. 3 ст. 138 УК РФ конституционной http://www.ksrf.ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=856

Мы считаем решение суда несправедливым (хотя и полезным), так как не разрешен главный вопрос, поставленный перед судом заявителями: «о неопределенности понятия специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации (СТС НПИ), которое входит в формулировку ч. 3 ст. 138 УК РФ. Вместо разрешения этого вопроса суд в своем постановлении муссирует тему необходимости защиты тайны личной жизни, тайны переписки и т.д., и ограничение оборота технических средств, направленных на нарушение этих тайн , против чего заявители не возражали (см. тексты выступления заявителей https://sites.google.com/site/138ukrf/konstitucionnyj-sud-rf ) . Нет никакой проблемы в ограничении оборота СТС НПИ, есть проблема в неопределенности объективных признаков СТС НПИ.

Кроме этого, суд попытался переложить проблему неопределенности признаков СТС НПИ на субъективную часть — необходимость умысла, что является тупиковым решением. Как можно говорить об умысле на производство, продажу и приобретение того, что само по себе неопределено? И это не говоря о том, что при реальном правоприменении в России суд редко обращает внимание на субъективную часть преступления «умысел», автоматом считая, что обвиняемый «знал, ведал, желал наступления последствий и т.д.» Абсурдность перекладывания проблемы неопределенности объективной стороны преступления на субъективную можно показать на следующем примере. Допустим есть закон, устанавливающий ответственность за оборот наркотиков, но нет закона четко прописывающего какие именно вещества являются запрещенными к обороту, те наркотиками в юридическом смысле слова (абсолютно такая же ситуация сейчас для СТС НПИ). Есть, например, общенаучное определение наркотиков, как веществ вызывающих привыкание и воздействующих на психофизическое состояние человека.

Задерживают, к примеру, человека с пакетом кофе и допрашивают:

— Есть ли у вас привычка пить кофе по утрам?

— О, да. Не выпив чашку кофе утром, я чувствую себя целый день разбитым.

— Как на вас действует чашка кофе?

— Я становлюсь бодрым, у меня улучшается настроение.

Все. Дело готово. Эксперт вправе признать кофе наркотиком, т.к. кофе соответствует общенаучному определению наркотиков. Обвиняемый осознает и признает наличие свойств наркотических веществ в кофе. Все. Можно за пакет кофе сажать, все хорошо, по мнению Конституционного Суда, так же как сейчас обвиняют за всякую ерунду по теме СТС НПИ (радиопередатчики по схеме из журнала Радио и т.д.). Вместо кофе можно в рассуждения подставить сигареты, сало и т.д. — результат рассуждений не изменится — скамья подсудимых.

Это было бы смешно, если не было бы так грустно.

Отменить статью 138.1 УК РФ, согласно которой специальным техническим средством экспертиза может признать любое устройство, которое находится в свободной продаже

Абсурдная статья запрещает гражданам борьбу с коррупцией.

В далеком девяносто шестом был принят УК облегчающий воровство госимущества, и защищающий коррупционеров. Сейчас большинство тех антигосударственных законов убрано.

Есть такая статья 138 УК РФ, которая якобы борется с незаконным оборотом специальных технических средств (СТС НПИ), но на самом деле обеспечивает безопасность коррупционеров и препятствует технологическому развитию страны.

По всей стране заведено тысячи уголовных дел за попытку купить детские игрушки с видеокамерой, разного рода видео няни, наручные часы с камерой, ручки, очки.

По всей России от Владивостока до Калининграда судят людей по статье 138.1 УК РФ и при этом никто не может объяснить чем отличается игрушка с видеокамерой, охранное устройство, начинающее звонить владельцу при срабатывание на движение злоумышленника или диктофон в форме флешки без дисплея и многие другие устройства, свободно продающиеся в сети интернет как в России так и за рубежом от специального технического средства согласно экспертизе, производимой ограниченным кругом лиц в ФСБ.

С попытками получить разъяснения по этой ст. 138.1 УК РФ многие обращались в множество государственных органов, но получали или отказ в разъяснениях, с мотивировкой, что разъяснения законов не входит в их обязанности или нечёткие, обтекаемые ответы, которые ещё более запутывают ситуацию.

А теперь прошу внимания по ст. 138.1 УК РФ, это очень важно:

Данный состав преступления содержится в главе 19 УК РФ – «преступления против Конституционных прав и свобод человека и гражданина». Но в Конституции не закреплено такое право, которое «самостоятельно» «охраняет» ст. 138.1 УК РФ. Данная норма может быть направлена на защиту от незаконного собирания или распространения сведений о частной жизни лица, составляющей его личную или семейную тайну (но это ст. 137 УК РФ); на защиту от нарушений тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (но это ч. 1 ст. 138 УК РФ).

Таким образом выделение в самостоятельный состав сбыта, приобретения и производства СТС НПИ, а не закрепление его как стадии совершения преступления, орудия совершения преступления… при ситуации, когда охраняемый данной статьей объект преступления не закреплен в Конституции РФ, не оправдано. Использование СТС НПИ может потенциально нарушать права граждан, которые защищены ст. 137 и ч. 1 ст. 138 УК РФ.

Анализ данных норм позволяет сделать вывод, что максимальное наказание, предусмотренное санкциями статьей УК РФ, за нарушение Конституционно закрепленных прав граждан, ниже, чем санкция ст. 138.1 УК РФ: по ст. 138.1 УК РФ максимальное наказание в виде лишения свободы составляет 4 г., по ч. 1 ст. 137 – 2 г., по ч. 1 ст. 138 – 1 г. В то время как, например, приобретение для личного использования СТС, без нарушения чьих-либо прав, не приведшее к наступлению последствий, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 138 УК РФ предусматривает гораздо боле суровой наказание.

Несколько компаний прекратило выпуск высокотехнологических охранных систем после уголовных дел по сбыту якобы запрещенной технике.

Законотворцы не прописали в статье 138.1 УК, что является запрещенным к обороту товаром, а что нет. А четкое определение может дать лишь специальная экспертиза.

Принадлежность к запрещенной технике определяет какой-то эксперт, который руководствуясь своей методике, причисляет все, что закамуфлировано под бытовой предмет к СТС НПИ, а также любую видеокамеру без «вынесенного зрачка». То есть все диктофоны закамуфлированы под мобильный телефон, и все видеокамеры встроенные в телефон без вынесенного зрачка, что означает, что все население России является уголовниками.

Практический результат Из УК уйдет антидемократичная и расплывчатая статья .

Люди получат законное право зафиксировать факт вымогательства или взятки, получат право охранять свое имущество с помощью видеокамер и записывающих устройств. Можно будет приобретать мини камеры и диктофоны, не боясь быть привлеченным к уголовной ответственности.

Статья 1381 ук комментарии

Федеральная служба безопасности вынесла на общественное обсуждение поправки в Уголовный и Административный кодексы Российской Федерации, в которых предлагается определить термин «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации».

Сейчас определения таких технических средств нет. В новых редакциях УК и КоАП под такие специальные средства в теории будут подпадать и многочисленные приложения для смартфонов с функциями с записи аудио, видео и фото в скрытом или неявном режиме.


Скриншот рекламы приложения для осуществления фото- и видео-записи с имитацией полного выключения смартфона.

В пояснительной записке к законопроектам говорится, что новое значение термина основано на мнении Конституционного суда. Но в постановлении КС отсутствует точное указание на то, что программы следует относить к специальным техническим средствам.

Новое определение специальных технических средств, по мнению ФСБ, позволит четко разграничить шпионские устройства с приборами, которые «рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем».

Ниже приводится проект изменений в УК РФ:
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О внесении изменения в статью 138.1 Уголовного кодекса Российской Федерации
Статья 1
Дополнить статью 1381 Уголовного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 25, ст. 2954; 2011, № 50, ст. 7362; 2015, № 24, ст. 3367; 2016, № 27, ст. 4258; 2017, № 31, ст. 4799) примечанием следующего содержания:

«Примечание. Под специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, в настоящем Кодексе понимаются приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент и программное обеспечение для электронных вычислительных машин и других электронных устройств, независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя).».

Хотя правки, предложенные ФСБ, призваны внести ясность в трактовку того, что является специальными техническими средствами, в результате возникает новые серые зоны. В Уголовном кодексе РФ давно есть статьи №272 (Неправомерный доступ к компьютерной информации) и №273 (Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ).

В результате, в зоне риска могут оказаться как продвинутые приложения-диктофоны (или камеры), так и привычные многим программы для удалённого администрирования компьютера. В пояснительной записке к поправкам так же не уточняется, в чем именно заключаются признаки тайного или неочевидного получения информации либо доступа к ней [без ведома её обладателя].

Тем временем за покупку устройств с функцией удаленного аудио\видео-наблюдения или передачи координат (радио-няни, ошейники для животных) продолжают судить. И уголовные дела регулярно доходят до абсурда. В 2017 году к Владимиру Путину обратились односельчане фермера, которого привлекли к уголовной ответственности за GPS-трекер на корове.