Старичи воинская часть фото

Как живут и учатся призывники: 10 часов в день на ногах и с оружием

В “учебке“ мужчины должны освоить азы военного дела, перед тем, как отправится на фронт. Сегодня посмотрела, как и в каких условиях проходит этот процесс.

Как учат

В учебный центр Академии сухопутных войск им. П. Сагайдачного (Львовская область) уже прибыли несколько сотен призывников из Центральной и Западной Украины. Тут же находится и Яворовский полигон, на котором проходит большая часть тренировок. Сразу по прибытии специалисты проверяют, где и когда призывник проходил срочную службу или получал гражданское образование, какой воинской специальностью овладел и т. д.

Затем офицеров запаса, сержантов и рядовых распределяют по учебным группам — артиллеристы, инженеры, танкисты, механики. На полигоне они проведут 26 суток, затем их распределят по воинским частям, где они продолжат тренировку, вплоть до полной “боевой“ готовности. “У нас бойцы по 8—10 часов в день будут практиковаться с личным оружием, техникой, средствами связи и коллективного огневого поражения“, — рассказывает замначальника Академии Александр Сивак.

По словам инструкторов, для овладения определенным видом оружия в среднем нужен день. Хотя некоторые спецы управляются намного быстрее.

Как одевают

В учебном центре бойцам выдают полный вещевой комплект: шапка, балаклава, утепленные штаны и куртка, состоящие из верхней камуфлированной части и нижней — из флисовой ткани. В набор входят также нательное белье, носки, плащ-палатка, ложка, фляга, мыло, сумка-рюкзак, ботинки, кружка и ремень. По словам военных — вещи качественные, не промокают и выдерживают разные температурные режимы.

Кое-кто везет с собой одежду, обувь и средства личной гигиены, но подобные гражданские вещи заставляют отправлять домой. Оставить можно только пригодные для военной деятельности, например, наколенники, налокотники, специальные защитные очки или перчатки. “Не надо набирать лишнего!“ — просят наставники мобилизованных.

Кого мобилизуют

Мобилизованные — люди самого разного возраста, от 24 до 60 лет. Половина— по повесткам, остальные — добровольцы. Василий из Черкасской области, рассказал: “Повестку я получил 26 января и сразу пошел в военкомат. Но я заранее прошел медкомиссию, купил себе берцы и теплое белье. В армию хотел, а повестка — это только формальность. Буду в офицерском составе — у меня за плечами военная кафедра“.

Геннадий Качула из Волынской области до призыва работал завхозом в больнице и в армии не служил, но окончил военную кафедру. “Приняли хорошо. Записали меня на БМП, ведь по специальности я — мотострелок. Страшно ли мне? Всем страшно, но кто будет нас защищать, если не мы сами? — говорит Геннадий.

59-летний Анатолий Бондарчук из Житомира ушел добровольцем. “Дома сначала плакали, потом ругали, а затем сказали, что так надо. Был всю жизнь в милиции. Служил связистом. Пока здесь меня все устраивает. И кормят хорошо, — говорит Анатолий.

Как кормят

В столовой обедают около 700 офицеров и солдат.Завтрак — плов или каша, отварной картофель, макароны. К гарниру идет мясное блюдо — гуляш, порционное мясо, котлета, тефтели или битки, а также масло, яйца или сыр. На обед — салат из капусты или свеклы, “первое“, мясо с гарниром и компот. На ужин рыба и гарнир (каша или картошка), плюс компот из сухофруктов и булочка. По словам военных, проблем с продуктами нет. Готовят в столовой не солдаты, а гражданские повара.

В отличие от стационарной казармы, где будет отдыхать офицерский состав, часть рядовых и сержантов будут жить поле, в 28 палатках на 25 человек каждая. Там есть кровати, матрасы, постельное белье, спальный мешок, а отапливают одну палатку две “буржуйки“, способные поддерживать температуру выше 18 градусов. Также там находится вешалка и приспособление для сушки одежды и обуви. Пол — из бетонных плит, чтобы не наносить грязь. По словам военных, такая разница в условиях обусловлена тем, что Центр приспособлен для размещения около 3 тыс. человек, но количество мобилизованных может быть намного больше, поэтому, для подстраховки и был подготовлен палаточный городок.

Смотри также — Мобилизация в Черниговской области

29 января Президент Петр Порошенко заявил, что с 20 январявручили 73 тысячи повесток, а без повесток, добровольцами записались более 2500 патриотов.

Как сообщалось, 19 января президент Украины Петр Порошенко подписал закон “Об утверждении указа президента о частичной мобилизации“. Ранее, 14 января, Порошенко подписал указ о четвертой волне мобилизации, которая будет проводиться в течение 2015 года в три этапа (в течение 210 суток).

Мать солдата из зоны АТО: «Я живу в аду, только жду звоночка, а внучка не выпускает из рук шапку – «Папой пахнет!»

Мы пообщалась со львовскими семьями, которые остались без мужчин, и узнали, как изменилась их жизнь после мобилизации

Село Старичи Яворовского района Львовской области находится в окружении сосново-лиственных лесов и озер, недалеко от украинско-польской границы. Раньше вокруг села дислоцировалось несколько больших воинских частей, где служили связисты и картографы со всего бывшего Союза. Здесь никого не испугаешь летящим в небе вертолетом, колонной БТРов или человеком в военной форме. За последние двадцать лет вся воинская мощь Старич сократилась до Учебного центра и Львовской академии сухопутных войск, военный городок наполовину заселили селяне.

Местные признаются: никто даже представить себе не мог, что придется идти воевать, думали – армия может использоваться только в «мирных целях». Из трехтысячных Старич мобилизовали уже 12 человек и говорят – это не предел. Одного бойца уже успели похоронить…

Корреспондент Сегодня.ua побывал в этом «военном» селе и узнал, как чувствуют себя местные жительницы, отпуская своих мужчин в зону боевых действий.

«Когда я работаю в огороде, сын играет с собакой, которая ему вместо няньки»

37-летнюю Оксану, мужа которой мобилизовали еще в марте этого года, мы застали дома, за кухонными хлопотами – невысокая хрупкая блондинка мастерски разжигала в печке огонь: «Вот, газ сегодня выключили «для профилактики», приходится топить, хотя на улице 30-градусная жара, а тут соседи ежевикой угостили, надо компоты законсервировать».

Затем, двигаясь со скоростью мухи, Оксана выкатила на веранду инвалидную коляску с мамой: «Да, вы не делайте такие большие глаза, она так целыми днями греется, главное, чтобы не упала – сама она не двигается и не разговаривает».

Тут же, в соседней комнате, дал о себе знать проснувшийся 2-летний Денис. «Вот так и живем!», – на ходу с улыбкой бросила нам женщина и побежала к сыну.

Вот уже пять месяцев, пока муж Оксаны, Игорь, находится в рядах украинской армии, эта женщина с маленьким ребенком на руках и матерью – инвалидом I-А группы (выше не бывает) – борются за выживание в Старичах.

«Разве я думала, что меня такое ждет? Имея высшее образование, я тоже мечтала вырваться из села, но шесть лет назад пришлось бросить работу во Львове и вернуться домой ухаживать за мамой. Отец умер от рака 15 лет назад. Мою скромную деревенскую жизнь в корне изменила встреча с Игорем. Это судьба. Мы виделись один раз, а через десять лет встретились снова. Он моложе меня на четыре года, высокий, красивый. Поняв, что нужны друг другу, мы долго не тянули и решили пожениться», – рассказывает Оксана.

Маленький Денис ждет папу. Фото: Т.Самотый, «Сегодня»

Вскоре у них родился прекрасный здоровый малыш. Супруги наметили множество планов: сделать в доме капитальный ремонт, построить погреб, новый забор, купить газовую плиту (старая пропускает газ) и даже приобрести автомобиль. На сбереженные деньги семья закупила все стройматериалы и, казалось, счастью не будет предела, пока не началась мобилизация.

«24 марта Игоря забрали в ремонтную роту летной части, недалеко от Львова. Там они ремонтируют технику, которая обслуживает самолеты. Каждые две недели его отпускали на выходные домой. Сначала я думала, что мобилизация затянется только на 45 дней, как нам и обещали. Но, по истечению этого срока, мужа не отпустили домой. Мне собственными руками пришлось посадить весь огород, полоть грядки, окучивать картошку, рубить, косить, копать. Вот, и доработалась. У меня случился выкидыш. Вы понимаете, что мне не 25 лет, и это событие меня окончательно подкосило», – говорит Оксана.

При этом, наша собеседница не обмолвилась о нехватке денег или «вселенской ненависти» к условиям жизни и быта.

«Я могу справиться со всеми бытовыми трудностями. Даже парфюмерию продаю – в селе женщинам тоже красота нужна. Но, бывает, мне не с кем оставить ребенка, чтобы поехать в город за взрослыми памперсами для его больной бабушки, ведь в местном магазине очень ограниченный ассортимент», – утверждает Оксана.

«Зато наш Денис вообще молодец – когда я работаю в огороде, мальчик играет с собакой – Чарли ему вместо няньки, единственное что – закрываю ворота на ключ, чтобы малый не выбежал на дорогу. Мальчик очень послушный и никогда не пойдет к чужим», – слышим мы от мамы Дениса.

Малыша «воспитывает» собака Чарли. Фото: Т.Самотый, «Сегодня»

Новое событие, которая снова сильно огорчило – недавно мужу Оксаны, Игорю, сообщили, что нужно приобрести бронежилет и каску, вероятнее всего, их скоро отправят на Восток. «С деньгами на бронежилет обещали помочь в Старичском сельсовете. Но, все равно, что мне теперь делать. Я не отчаиваюсь. Но как жить и видеть здоровых мужиков, которые, по их заявлениям, откупились от мобилизации, приобретая «липовые справки». Как смотреть на «тучи» военнослужащих, которые, вместо того, чтобы заменить гражданских, шатаются без дела и упиваются водкой. Почему, таких, как мой муж, некоторые местные называют «лохом», которого мобилизовали, а сами себя считают умными, так как уклонились от участия в АТО?», – спрашивает женщина.

«Мой сын никогда не скажет, что на войне тяжело, хотя чувствую, врет…»

Единственного «мужика» в доме отправили в АТО и у 48-летней Нади – продавца местного магазина. Женщина давно привыкла все тянуть на себе – муж умер восемь лет назад от сердечного приступа: смотрел футбол, разволновался, стало плохо, пока приехала «скорая», его уже не стало. Она сумела преодолеть все тяготы жизни: достойно воспитать обоих детей, дождаться сына из армии, дать дочке образование и возможность стажироваться во Франции. Все было хорошо, даже отлично, но вот, и в их доме прогремело страшное слово «мобилизация». Теперь ее единственное утешение – фото сына, географический атлас со страничкой «Восточная Украина» и ноутбук, где всплывают последние новости. За этим занятием мы и застали Надю у нее дома.

На столе у Нади – фотография сына Павла. Фото: Т.Самотый, «Сегодня»

«Павлу только 25 лет. В мирное время он ездил на заработки, мастер на все руки – строитель, слесарь, штукатур, вот, машину не успел отремонтировать – уже бы, может, он катался на ней. Мы хотели крышу поменять, ремонт в доме сделать. Ведь, с тех пор как умер муж, тут никто ничем не занимался. А тут позвонили из сельсовета и сказали: «Паша, не подведи, приходи, 19 мая, в понедельник». Все 30 человек, получивших повестки, собрали следующим утром и отправили в райцентр. 12 из них, вместе с Павлом, оставили в Яворове, остальные, насколько я знаю, «отмазывались», как могли. Сначала сказали, что их оставляют только на 45 суток, на выходные отпускали домой, я была очень спокойна. Но через полтора месяца тренировок на полигоне неожиданное сообщение – идет отправка на Восток. Я чуть с ума не сошла», – делится с нами Надя.

Вчера, 5 августа, исполнился ровно месяц с того времени, как Павел воюет в зоне АТО. «Сначала бригаду, где служит сын, перекинули в Харьков, потом поехали в Донецкую область. Он мне звонит иногда, говорит, что хорошо кормят, что ни в чем не нуждается. Знаю, что сын перевозит танки, забирает сломанную технику, ведь раньше он служил в автомобильных войсках. Говорит, что все хорошо и спокойно, хотя чувствую, что врет», – всхлипывает Надя.

А совсем недавно, 19 июля, в Старичах похоронили 25-летнего Юрия Костива – парня убили под Зеленопольем (Луганская область), а призывался он вместе со всеми.

«Вот Юра, уже покойный, уехал в Луганскую область на месяц раньше от Павла. Они были в разных ротах. Юра часто Павлу звонил, рассказывал что-то и погиб, бедняжка. Хотя, сначала говорили, что он только ранение получил. То был страшный похорон, пришло все село и полрайона. Вот как его родителям теперь жить?», – рассуждает женщина.

«А вот еще один парень, Виктор, он уже старше Павла, 37 лет, юрист по образованию, тихий такой, спокойный, в церковь ходил. Призвали его, насмотрелся на войну, теперь лежит в Харькове в госпитале – он не может двигаться, ноги отказали совсем, говорят, на нервной почве – психика не выдержала. Вите долго не могли диагноз поставить, пока пункцию не сделали. Вот его мама скоро поедет к нему, как его теперь вернуть к нормальной жизни – не представляю», – говорит Надя.

А вместе с тем, по словам женщины, многие местные «мужики», выпив для храбрости, хвастались, что справка, позволяющая уйти от мобилизации, обходилась им и в 700 долларов и намного больше. Но «на горячем» никого не поймали.

«Но мне интересно, как они будут смотреть в глаза моему сыну, когда он вернется. Ведь он воевал, а они прятались за мамины юбки. Время все расставит по местам, и тогда от стыда их не спасет ни одна юбка», – рассуждает мать солдата.

Теперь, пока Павел находится в зоне АТО, женщине приходится все делать самой и по дому, и в огороде: «Павел еще раньше купил косилку – еле научилась ею пользоваться, в первый раз как включила, весь бензин сожгла, хорошо, что Павел по телефону проинструктировал», – улыбается Надя.

«А бронежилет нам подарила директор магазина, где я работаю. Это такой сюрприз был – тайком купила и прислала ему в часть, в Яворов. Сын был в шоке, мы долго не могли понять, откуда такой подарок. Я хотела потом деньги ей отдавать с зарплаты, но она отказалась, мол, добрые дела никому не повредят. Вот так и живем: каждый день смотрю новости, плачу и жду звонка от сыночка. Но кто поймет, насколько горькими могут быть слезы солдатской матери?», – плачет Старич.

В то же время, когда Надя тайком целует портрет своего сына-солдата, некоторые женщины отправляют своих мужей на заработки в Россию. Мы встретили одну такую. «А где ваш муж?», – «В России, на заработках, мне так спокойнее, чем тут ждать повестку на Восток».

На вопрос, а как за границей сейчас относятся к нашим «заробитчанам», женщина ответила: «Ну да, обзывают «бандерами», но они все равно работают. «

«Ваши дети – стадо баранов, пушечное мясо и никто за них отвечать не будет»

У Анны Ивановны, проработавшей всю жизнь поварихой в воинской части, мобилизовали на Восток сразу двоих сыновей.

«Павлу 32 года, а Саше – 31. Оба служили в армии, во внутренних войсках. Павел – в порту в Ильичевске, а Саша – во Львове. У каждого – семья, дети. Павел до повестки работал в лесничестве, Саша ему помогал. Оба женаты – у одного жена не работает, двое детей шесть и восемь лет, у младшего тоже двое – шесть и годик. Старший с семьей жил в Старичах, младший – в Новояворовске», – начинает рассказ их мама Аня.

Вдруг, по словам матери, позвонили из сельсовета о полученной повестке. Павел ушел первым, а Саша за ним. Оба брата с тех пор как уехали на Восток, даже не пересекались.

«Говорили, что только на время выборов забирают. Я даже не знаю, как так вышло, что забрали обоих. Чем они думали? Месяц они были в Яворове, а потом – сразу на Восток. Саша уехал 19 июня, а Павел через неделю после него. Сыновья никогда не рассказывают, где они и что. Знаю, что Саша постоянно находится на одном из блокпостов. Павел машиной перевозит и продукты, и раненых, и боеприпасы. Единственное, что можно от них услышать: «Мама, все хорошо, не переживай». Саша только недавно получил бронежилет, а Павлу доставили немного раньше – друг из Львова помог», – рассказывает женщина.

«Как они там живут? Один говорит: захожу в магазин – в одной руке автомат, в другой граната. Ночуют в машине или землянке. Помыться и поспать в палатке можно только на территории Харьковской области. Военную форму, как я понимаю, ни постирать, ни поменять нельзя. Питаются, как попало. Ночуют в землянках».

Анна Ивановна также уверенна, что многие из призывников смогли «откупится». «Теперь они ходят и смеются: «Мы – умные, а ваши остались в дураках», – возмущается женщина.

Кроме этого, бойцы бригады, куда призвали сыновей Анны Ивановны, на первых порах не числились участниками боевых действий в зоне АТО.

«Пока мы, матери, не поехали в Киев в Минобороны, то вся бригада, по документам, числилась в командировке на полигоне в селе Вербляны Львовской области. Так продолжалось до середины июля. То есть, если б кто-то погиб от вражеской пули – это бы считалось производственной травмой. Чтобы доказать свою правоту, мы ездили в Яворов, в часть, где они дислоцировались, перекрывали дорогу. А милиция, вместо того, чтобы защитить, раскидывала нас по дороге, как собак. Мне один майор, кадровый офицер в глаза кричал: «Ваши дети – стадо баранов, пушечное мясо, они не застрахованы, и никто за них отвечать не будет», – рассказывает Анна Ивановна.

Анна Ивановна ждет сыновей. Фото: Т.Самотый, «Сегодня»

Чтобы хоть немножко скрасить жизнь матери, сыновья стараются часто звонить, одному из них пообещали отпуск. «Единственное, что недавно просили, достать военную куртку или бушлат. Да я и понимаю, холода скоро», – вздыхает мать.

На вопрос, как изменилась жизнь у этой женщины после получения повестки, Анна Ивановна не смогла сдержать эмоций: «Я – в аду, только жду звоночка и постоянно смотрю новости. У меня ни сна, ни покоя, последние два месяца я не живу, а когда придет конец моим мучениям, я не знаю. А вы бы видели, как переживают мои внуки – меньший Женя возьмет машинку к уху и зовет папу, будто по телефону. Старшая внучка, которой шесть лет, найдет папину шапку, оденет и ходит в ней весь день – говорит: «Папой пахнет. Вы бы знали, как ужасно на это смотреть».

В военном учебном центре под Яворовом «взбунтовались» контрактники

В военном учебном центре под Яворовом (Львовская область) разгорелся конфликт. Группа военнослужащих-контрактников возмутилась тем, что их направляют не в те части, с которыми подписаны договоры. От «бунтующих» контрактников с корреспондентом «ФАКТОВ» встретился 43-летний Сергей Галаган. О себе рассказывает коротко: житель Никополя Днепропетровской области, на гражданке был шофером, женат, двое детей — пяти и десяти лет.

*Сергей Галаган. Фото автора

— На воинский контракт пошел, как и большинство из нас, от безысходности — работы нет, перспектив тоже, а семью кормить нужно, — признается Сергей Галаган. — Поговорили с женой и решили: армия — это стабильность, уверенность в завтрашнем дне, относительно неплохая зарплата и льготы. В конце апреля в нашем военкомате я подписал документ с представителем 92-й боевой части, согласно которому после окончания учебы по специальности механик-водитель самоходной арт­установки меня берут туда контрактником, для чего держат вакантное место. Эта воинская часть располагается недалеко от Харькова, жена согласилась на переезд семьи, мы договорились о продаже дома в Никополе. Все вроде складывалось хорошо. Я буду служить в части или в АТО, но это всего в паре сотен километров от нашего нового места жительства. Можно сесть в электричку, приехать к семье в краткосрочный отпуск, увидеть детей. Поэтому и контракт специально подписал не на полгода, а «до окончания особого периода».

Сергея направили в 184-й военный учебный центр, расположенный в селе Старичи Яворовского района. Жить поселили в палаточном городке на полигоне. Через месяц учебы он получил воинскую специальность механик-водитель третьего класса.

— 27 мая штаб центра провел построение привезенных с полигона выпускников, на котором все мы ждали командиров наших боевых частей и отправки в подразделения, согласно подписанным документам, — рассказывает Сергей. — Но тут произошло неожиданное: к нам вышел представитель 30-й бригады, зачитал список фамилий, в том числе мою, и объявил: «Вы идете служить ко мне в часть!» Я был в шоке. Начал возмущаться: «На каком основании? Я подписал официальное соглашение со своей воинской частью. Моя семья уже переехала жить в Харьков, а ваша часть расположена за тысячу километров — в Житомирской области. Есть разница? Я не отказываюсь служить, готов воевать в АТО. К тому же, существует директива президента от 6 апреля 2016 года, где приказано направлять контрактника служить согласно подписанному договору». Возмутились происходящим еще несколько десятков контрактников.

Присутствовавший при инциденте заместитель начальника центра полковник Леус пояснил: «Именно на вас пришел приказ командующего Сухопутными войсками». Но ему никто не поверил. Неужели командующий указал именно наши фамилии?! Да, был приказ доукомплектовать несколько бригад, но не поименно же. По нашему мнению, в штабе центра просто взяли первую попавшуюся пачку личных дел контрактников, переписали фамилии и даже смотреть не стали, есть ли у них подписанные договоры с боевой частью. Кстати, нам так и не показали приказ якобы самого командующего.

«Бунтовщиков» держали в штабе с утра до десяти часов вечера. Грозили гауптвахтой, уголовной ответственностью, заставляли писать объяснительные. В итоге кого-то уговорили, кого-то запугали. А самых упрямых, человек 60, отправили обратно в палаточный городок. После чего их, разбив на две партии, отправили в воинские части. А около десяти строптивцев, в том числе и Сергея Галагана, оставили в лагере: «Сидите и ждите!»

— Через несколько дней приехал следователь военной прокуратуры, на нас составили протоколы об административном правонарушении, которые не были даже заверены печатью, — продолжает Сергей. — Их раздали нам — хочешь подписывай, хочешь нет. Предъявили, наконец, выписку приказа о направлении в другую часть (но не командующего Сухопутными войсками и без наших фамилий). Мы опять отказались и нас снова отвезли в палаточный городок. Еще через пару дней пришла зарплата: всем бойцам — по шесть тысяч гривен, «бунтарям» — по… 1130 гривен. Моя семья осталась без куска хлеба.

14 июня нас привезли в штаб центра для разговора с прокурором военной прокуратуры Львова. Мы показали ему документы. Как оказалось, все рапорты и объяснительные, которые я писал, нигде не фигурируют, так как они «случайно потерялись» в штабе. Показал прокурору и присланные мне из 92-й части письма-запросы, которые подтверждали, что меня действительно ждут на вакантное место. К тому же накануне я встречался с представителями 30-й бригады, рассказал им, что прошу отправить меня в мою часть, а они пожали плечами: «Да ты нам и не нужен!» Прокурор удивился и поинтересовался у отцов-командиров: «Так в чем же проблема?» Но они уперлись: «Будут служить там, где им приказывают!» Попросили полковника Леуса объяснить, почему нам не доплатили по пять тысяч гривен. В ответ услышали: «Вам потом добавят». До сих пор этого так и не сделали. Ждем. Нам кажется, что командиры нас специально выбрали, чтобы показательно покарать.

В итоге мы сидим на полигоне почти месяц, хотя давно уже должны быть, возможно, и на фронте. Жена говорит: «Собирай вещи и езжай домой!» Я предлагал расторгнуть контракт и уволить меня. В ответ услышал: «Только в судебном порядке! А еще придется заплатить крупный штраф, возмещение за питание, учебу, форму». Но ведь у нас есть тысячи ребят, не подписавших договор с частью, которым все равно, где служить. Еще раз повторяю: я не отказываюсь служить, добровольно пришел по военному контракту защищать свою родину, однако оказался не нужен армии. Ну должны же действовать хоть какие-то законы! Как служить дальше, не знаю…

— Конечно, ситуация не совсем корректная, — сообщил «ФАКТАМ» руководитель Львовского регионального медиацентра Минис­тер­ства обороны Украины подполковник Ва­дим Бакай. — Возможно, в сложившихся обстоятельствах военнослужащим не стоит бунтовать и доводить все до острого противостояния. Они имеют полное право обратиться с соответствующими заявлениями в военную прокуратуру, чтобы там разобрались в произошедшем, отстояли их требования. Пока же в учебном центре идет разбирательство, выясняются все обстоятельства данного конфликта.

Старичи воинская часть фото

Учора, 31 серпня, на Львівщині відбулися урочистості з нагоди вшанування 5-річного ювілею 184-го Навчального центру Національної академії Сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного, дислокованого в селі Старичах Яворівського району, заснованого 31 серпня 2012 року директивою міністра оборони України на фондах військової частини А1491.

Про це повідомив власкор IA ZIK.

У рамках події відкрито та освячено військовими капеланами різних конфесій, серед яких був і владика Михайло Колтун (УГКЦ), православний священик Назарій Дадак, пам’ятний знак полеглим військовослужбовцям 184-го Навчального центру – Роману Мамасуєву та Дмитру Шматку, яких указом Президента України нагороджено орденами «За мужність» третього ступеня – посмертно.

Право відкрити пам’ятний знак, автором якого є головний архітектор Яворівського району Любомир Новосілець, одержали родини полеглих героїв разом із начальником 184-го Навчального центру Національної академії Сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного – полковником Олександром Остапчуком.

Батько полеглого у боях з російським агресором Романа Мамасуєва передав у військовий музей прострелену ворожим снайпером у зоні АТО куртку сина.

«Нехай це буде останній смертельний експонат у вашому музеї», – мовив батько героя.

Священики різних конфесій поблагословили військовослужбовців, запевнивши, що повсякчас моляться за них, а також наголосили, що капелани завше будуть поруч із захисниками Вітчизни та супроводжуватимуть воїнів у їхньому служінні народові України.

У події взяли участь, зокрема, перший заступник начальника Національної академії Сухопутних військ, полковник Олексій Шевченко, голови Яворівських РДА та районної ради – відповідно Орест Хлян, Володимир Сичак, секретарі Яворівської та Новояворівської міських рад – відповідно Ольга Созанська, Іванна Попик, селищні голови Немирова та Івано-Франкового – відповідно Микола Бесага та Іван Семеряк, військові капелани 184-го Навчального центру, депутат Львівської обласної ради, учасник АТО Руслан Кошулинський, лідер молодіжного руху на Яворівщині, депутат Яворівської міської ради Ігор Грабовський, начальник ПЗ№8 ЛД УДППЗ «Укрпошта» Петро Шипка, директор фабрики верхнього спортивного трикотажу (м. Новояворівськ) Богдан Синенький, члени Яворівської районної організації Спілки ветеранів Афганістану, Львівського осередку «Союзу Українок», волонтери, керівники підприємств, установ, організацій, військовослужбовці.

Відбулася церемонія нагородження особового складу 184-го Навчального центру та вручення їм подарунків від гостей події. Військовослужбовцям, що брали участь в проведенні Антитерористичної операції, вручили нагрудні знаки «Учасник АТО». Окрім цього, найкращі солдати, сержанти та офіцери одержали цінні подарунки за зразкову службу від представників влади, громадських організацій, волонтерів та трудових колективів підприємств.

Начальник 184-го Навчального центру Національної академії Сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного, полковник Олександр Остапчук, привітавши особовий склад із визначною датою в житті військової частини, зокрема, наголосив: «За п’ять років копіткої праці на сучасній базі 184-го Навчального центру було підготовано понад шістдесят тисяч військовослужбовців. Сьогодні більш ніж півтори тисячі досвідчених викладачів та інструкторів, десятки з яких удостоєні високих державних нагород, і надалі продовжують готувати фахівців для Збройних Сил України. Варто зазначити, що саме зараз понад сто військовослужбовців 184-го Навчального центру мужньо боронять нашу країну на Сході».

Особовий склад 184-го Навчального центру урочистим маршем пройшов по плацу, повз трибуну та пам’ятний знак бойовим побратимам, які за вірність присязі народові України заплатили в зоні АТО життям, – під марші новоствореного військового оркестру.

Хвилюючим був виступ народного поета Івана Пазина, який прийшов на урочистості з портретом загиблого в зоні АТО свого сина Тараса.

Відтак, воїни гаряче аплодували заслуженому артистові естрадного мистецтва України Василеві Булі, яворівчанину – з діда прадіда, який просто неба влаштував їм святковий концерт, подарувавши віночок патріотичних пісень.

У коментарі власкорові IA ZIK начальник 184-го Навчального центру Національної академії Сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного, полковник Олександр Остапчук нагадав, що Центр, який став кузнею високопрофесійних військових кадрів для АТО, був створений п’ять років тому завдяки далекоглядній ініціативності та старанням начальника академії Сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного, генерал-лейтенанта, доктора історичних наук, професора Павла Ткачука, а також – нині світлої пам’яті генерал-полковника ЗСУ Геннадія Воробйова.

«Головним завданням підготовки у 184 Навчальному центрі є навчання курсантів за посадою, на яку їх призначають. Ця підготовка охоплює весь комплекс теоретичних знань і практичних навиків, які їм необхідні для подальшого проходження служби у військах на відповідних посадах. Основну увагу приділяємо спеціальній, тобто – професійній підготовці. Знання та навички, набуті за предметами загальновійськової підготовки, удосконалюються в ході комплексних занять із тактичної та вогневої підготовки.

Під час підготовки курсантів обов’язково відпрацьовуються нормативи, кількість і номери яких уточнюються – у відповідності до графіка відпрацювання нормативів за предметами навчання. Початкове оволодіння озброєнням та технікою проводиться на навчально-тренувальних засобах із подальшим переходом до навчання безпосередньо на техніці», – пояснив полковник Олександр Остапчук.

Довідка IA ZIK.

Нагадаємо, Навчальний центр Національної академії Сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного з самого початку війни на Сході держави з російським агресором став кузнею кадрів для сил АТО.

За інформацією з літопису академії, з часу початку російської агресії на Сході України 184-й Навчальний центр Національної академії Сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного зробив свій гідний внесок у зміцнення обороноздатності держави. У складний для України час, коли держава одночасно відбудовує економіку та відбиває атаки терористів і регулярної армії Російської Федерації, Навчальний центр організував належний процес підготовки професійних воїнів, які нині несуть бойову службу в зоні проведення Антитерористичної операції.

З моменту оголошення часткової мобілізації упродовж 2014-2015 років 184-й Навчальний центр підготував десятки тисяч військовослужбовців, які після проходження навчання влилися в лави Збройних сил України. Колектив центру успішно виконав поставлені завдання, свідченням чого є надання Академії сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного високого статусу Національної.

184-ий Навчальний центр дислокований у селі Старичах Яворівського району Львівської області. Підготовка військовослужбовців відбувається на потужній навчально-матеріальній базі, до складу якої входять вогневі містечка й військові стрільбища, навчально-тренувальні комплекси інженерної та легководолазної підготовки, тренувальний комплекс для підготовки артилеристів, комплекс психологічної підготовки, авто- і танкодроми, підривні поля тощо.

Серед особового складу Навчального центру понад 70 військовослужбовців з числа постійного складу перебували у зоні проведення Антитерористичної операції, троє з них – старший лейтенант Павло Котенко, старший солдат Ярослав Васюта та солдат Дмитро Федонюк – є кавалерами ордена «За мужність» ІІІ ступеня. Нині всі вони, а також понад 2 тисячі досвідчених командирів, фахових інструкторів та професійних викладачів передають свій досвід і знання курсантам центру – мобілізованим, строковикам та контрактникам.

Від сумлінності та відповідальності колективу 184-го Навчального центру залежить боєздатність підрозділів, які на сході країни боронять мирне життя українських громадян.

Старичи воинская часть фото

Навчальний центр «Старичі» (військова частина 184, (Яворівський район Львівської області) набирає кандидатів на посаду «курсант», віком 18-60 років.

Про це заявив сьогодні, 9 вересня, власкорові IA ZIK т. в. о. Яворівсько-Мостиського військового комісара Андрій Андріяш.

З його слів, робочий день курсанта Навчального центру «Старичі» – з 8-ї до 18 год. Можна жити вдома і щодня приходити, як на звичайну роботу.

«Щомісячна заробітна платня курсанта становить: для солдатів – від 2,5 тис. грн; для сержантів – від 3 тис. грн. Бажаючим служити за контрактом у ЗСУ слід звертатися для проходження медичної комісії та оформлення документів в Яворівсько-Мостиський ОРВК за адресою: м. Яворів Львівської області, вулиця Львівська, 2», – інформує IA ZIK т. в. о. Яворівсько-Мостиського військового комісара Андрій Андріяш.

На запитання журналіста, чи для молоді робота за контрактом буде зарахована, як служба за призовом, – Яворівсько-Мостиський військовий комісар відповів ствердно.

На Яворівському полігоні застрелили 18-річного солдата

  • 18-річний контрактник застрелив свого однолітка випадково — Міноборони ZAXID.NET
  • Контрактнику, який застрелив товариша на Яворівському полігоні, винесли вирок ZAXID.NET

На Яворівському полігоні у п’ятницю, 30 січня, 18-річний військовослужбовець із автомата Калашникова застрелив свого співслужбовця.

Інцидент стався вдень, близько 16:00. Хлопець отримав три кульових поранення та був доставлений до лікарні Новояворівська, де невдовзі помер.

Військовослужбовець, який стріляв, стверджує, що це сталося випадково. Його вже затримали працівники військової прокуратури.

Факт смерті військового підтвердила ZAXID.NET тітка загиблого військовослужбовця Галина Хращевська.

Вона розповіла, що загиблого звали Володимир Вільчинський, йому також було 18 років, на службу він вступив як контрактник у листопаді 2014 року.

Про смерть родичі дізнались від офіцера військової частини у с. Старичі, де проходив службу Володимир.

“Я та матір хлопця приїхали до військової частини приблизно о 18:30 вечора. До нас вийшов військовий, який не представився і сказав: прийміть мої співчуття, ваш син трагічно загинув. Після цього ми поїхали у Новояворівську лікарню, куди нас скерував цей військовий і де нібито перебувало тіло Володимира”, — розповіла пані Галина.

Також вона повідомила, що у Новояворівській районній лікарні матір загиблого не змогла побачити тіло сина, однак лікарі підтвердили, що Володимир Вільчинський був доставлений до їхнього закладу з кульовим пораненням в грудну клітку. Від поранення хлопець помер у реанімації.

Військовий, який нібито стріляв у Вільчинського також проходив службу на Яворівському полігоні за контрактом.

Інформацію про трагічний випадок на Яворівському полігоні ZAXID.NET отримав з двох незалежних одне від одного джерел.

P.S. У п`ятницю військові відмовивлялись коментувати цей інцидент, однак у суботу 31 січня регіональний медіа-центр Міністерства оборони України підтвердив загибель контрактника на Яворівському полігоні, зазначивши, що сталось це через необережне поводження зі зброєю.

«На Львівщині 30 січня 2015 року близько 16:00 під час повернення до службового приміщення чергової зміни підрозділу посилення охорони військового об’єкту, в результаті необережного поводження зі зброєю (розряджання зброї), один з військовослужбовців військової служби за контрактом пострілом в груди поранив військовослужбовця військової служби за контрактом, солдата В», — зазначено у повідомленні відомства.