Ст64 коап рф

Оглавление:

Статья 5.18. Незаконное использование денежных средств при финансировании избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума

СТ 5.18 КоАП РФ

Использование кандидатом, избирательным объединением, инициативной группой по проведению референдума, иной группой участников референдума при финансировании своей избирательной кампании или кампании референдума денежных средств, не перечисленных в избирательный фонд, фонд референдума, или денежных средств, поступивших в избирательный фонд, фонд референдума с нарушением законодательства о выборах и референдумах, а равно расходование иными лицами в целях достижения определенного результата на выборах, референдуме денежных средств, не перечисленных в избирательный фонд, фонд референдума, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо превышение установленных законом предельных размеров расходования средств избирательного фонда, фонда референдума, либо расходование денежных средств избирательного фонда, фонда референдума на не предусмотренные законодательством о выборах и референдумах цели —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до одного миллиона рублей.

Комментарий к Ст. 5.18 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Порядок расходования средств избирательных фондов кандидатов, избирательных объединений, инициативных групп по проведению референдума, иных групп участников референдума определен в ст. 59 Закона об основных гарантиях избирательных прав, в ст. 58 Закона о выборах Президента РФ, в ст. 64 Закона о выборах депутатов. Условия создания иных групп участников референдума предусмотрены п. 2 ст. 42 Закона об основных гарантиях избирательных прав. Под иными лицами, которые в целях достижения определенного результата на выборах, референдуме могут расходовать денежные средства, не перечисленные в избирательные фонды, согласно п. 5 ст. 59 Закона об основных гарантиях избирательных прав понимаются граждане и юридические лица.

2. Следует иметь в виду, что действия граждан и юридических лиц в рамках комментируемой нормы должны квалифицироваться как административное правонарушение, которое следует отличать от уголовно наказуемого деяния. Административная ответственность за использование денежных средств, помимо средств собственного избирательного фонда кандидата, избирательного объединения, а также фонда референдума, наступает только при условии отсутствия в действиях виновного лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 141.1 УК РФ (совершение аналогичного деяния в крупных размерах).

3. Комментируемая статья содержит пять альтернативных составов:

1) использование кандидатом, избирательным объединением, инициативной группой по проведению референдума, иной группой участников референдума при финансировании своей избирательной кампании или кампании референдума денежных средств, не перечисленных в избирательный фонд, фонд референдума;

2) использование денежных средств, поступивших в избирательный фонд, фонд референдума с нарушением законодательства о выборах и референдуме;

3) расходование иными лицами в целях достижения определенного результата на выборах, референдуме денежных средств, не перечисленных в избирательный фонд, фонд референдума;

4) превышение установленных законом предельных размеров расходования средств избирательного фонда, фонда референдума;

5) расходование денежных средств избирательного фонда, фонда референдума на не предусмотренные законодательством о выборах и референдумах цели.

Нарушения могут, в частности, состоять в том, что кандидаты, оплачивая из своего избирательного фонда агитационные печатные материалы, фактически агитировали в них за других кандидатов. Это может быть квалифицировано избирательной комиссией и судом как расходование денежных средств на не предусмотренные законом цели, а виновные лица могут быть подвергнуты административному наказанию.

4. Субъектами административной ответственности являются граждане, юридические лица, кандидат, избирательное объединение, инициативная группа по проведению референдума, иная группа участников референдума.

5. Право на составление протокола об административном правонарушении имеют уполномоченные члены соответствующих комиссий.

Статья 64. Гарантии при заключении трудового договора

СТ 64 ТК РФ.

Запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора.

Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, не допускается за исключением случаев, в которых право или обязанность устанавливать такие ограничения или преимущества предусмотрены федеральными законами.

Запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей.

Запрещается отказывать в заключении трудового договора работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы.

По письменному требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме в срок не позднее чем в течение семи рабочих дней со дня предъявления такого требования.

Отказ в заключении трудового договора может быть обжалован в суд.

Комментарий к Ст. 64 Трудового кодекса РФ

1. Недопущение дискриминации является одним из важнейших принципов правовой организации труда (см. ст. 3 ТК РФ и комментарий к ней).

Общее определение понятия «дискриминация» дается Конвенцией N 111 МОТ «Относительно дискриминации в области труда и занятий» (принята в г. Женеве 25 июня 1958 г.). Часть 2 комментируемой статьи полностью воспроизводит положения указанной Конвенции. Одновременно ТК РФ определяет дополнительные гарантии при заключении трудового договора с некоторыми категориями работников, а также уточняет те организационно-правовые формы, в рамках которых заинтересованное лицо может защитить свое право.

В ТК РФ особо оговаривается запрет отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (ч. 3 комментируемой статьи). Данная норма вытекает из конституционных норм, определяющих Россию в качестве социального государства, которое принимает на себя государственную поддержку и защиту семьи, материнства и детства (ст. ст. 7, 38 Конституции РФ). Конкретным проявлением такой государственной поддержки и защиты являются ряд мер, осуществляемых государством, вплоть до установления уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ).

Трудовой кодекс запрещает отказывать в заключении трудового договора работнику, приглашенному в порядке перевода от другого работодателя (ч. 4 комментируемой статьи). С формально-юридической точки зрения установление такого запрета направлено на обеспечение принципа договорного права «договоры должны исполняться»; с фактической стороны этот запрет гарантирует лицу, оставившему прежнюю работу, заключение трудового договора. Приглашение на работу должно быть сделано в письменной форме и сохраняет силу в течение месяца после увольнения работника с прежней работы. Следовательно, если работник в течение месяца после своего увольнения не обратится к работодателю с предложением заключить трудовой договор, работодатель освобождается от обязанности принять его на работу. Если работник обратится с указанным предложением до истечения указанного срока, обязанность работодателя заключить трудовой договор сохраняется, вне зависимости от каких-либо иных сроков.

2. Как следует из указанной Конвенции МОТ, не считается дискриминацией любое различие, недопущение или предпочтение в отношении определенной работы, основанной на ее специфических требованиях.

В соответствии со ст. 5 Конвенции особые мероприятия по защите и помощи, предусмотренные в других принятых Международной конференцией труда конвенциях и рекомендациях, не считаются дискриминацией. Каждый член МОТ может после консультации с представительными организациями предпринимателей и трудящихся, где такие существуют, установить, что любые другие особые мероприятия, направленные на удовлетворение особых нужд лиц, которые по соображениям пола, возраста, физической неполноценности, семейных обстоятельств или социального или культурного уровня обычно признаются нуждающимися в особой защите или помощи, не будут считаться дискриминацией.

Следовательно, не может считаться дискриминирующим отказ в заключении трудового договора, основанный на одной из двух групп обстоятельств: 1) специфика работы, для выполнения которой заключается трудовой договор, а также деловые качества работников либо 2) ограничения или запреты, установленные законом в целях защиты интересов отдельных категорий граждан.

3. Работодатель вправе производить отбор работников, по своим квалификационным, деловым качествам, наиболее отвечающим специфике той работы, для выполнения которой они принимаются.

Под деловыми качествами работника следует понимать способность физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, умение работать на компьютере).

Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, такой отказ является обоснованным (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Законом предусмотрены следующие случаи, когда работнику не может быть отказано в заключении трудового договора: а) лицо приглашено в порядке перевода от другого работодателя; б) безработный направлен на работу в счет установленной квоты рабочих мест (см., например, ст. 13 Закона РФ от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации»; ст. 21 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»); в) судебное решение обязывает работодателя заключить трудовой договор (см. ст. ст. 16, 391 ТК РФ и комментарии к ним); г) данное лицо избрано на должность (см. ст. ст. 16, 17 ТК РФ и комментарии к ним); д) лицо избрано по конкурсу на замещение соответствующей должности (см. ст. ст. 16, 18, 332 ТК РФ и комментарии к ним).

Запрещен отказ в заключении трудового договора с беременной женщиной или женщиной, имеющей малолетних детей (ч. 3 комментируемой статьи). Однако это не означает безусловной обязанности работодателя заключить с ними трудовой договор: деловые и профессиональные их качества подлежат оценке наряду с качествами других претендентов на заключение трудового договора. Отказ в заключении трудового договора незаконен лишь в том случае, если его мотивами являются беременность и наличие детей.

По общему правилу дискриминирующим является отказ работодателя от заключения трудового договора по мотивам возраста работника. Вместе с тем такой отказ возможен, например, в силу прямых указаний в законодательстве. Так, в государственных и муниципальных образовательных организациях высшего образования должности ректоров, проректоров, руководителей филиалов (институтов) замещаются лицами в возрасте не старше 65 лет независимо от времени заключения трудовых договоров (см. ст. 332 ТК РФ и комментарий к ней).

4. Поскольку действующее законодательство содержит лишь примерный перечень причин, по которым работодатель не вправе отказать в приеме на работу лицу, ищущему работу, вопрос о том, имела ли место дискриминация при отказе в заключении трудового договора, решается судом при рассмотрении конкретного дела (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

5. В ряде случаев работодатель обязан отказать в заключении трудового договора в силу предписания закона. Такое предписание обусловливается либо особыми требованиями к качествам лица, выполняющего определенную работу, либо соображениями охраны труда, нравственного и физического здоровья определенных категорий граждан.

Например, по общему правилу не могут быть назначены на должности государственной или муниципальной службы лица, не являющиеся гражданами РФ. В ряде случаев, предусмотренных федеральными законами, российский гражданин не может быть принят на государственную или муниципальную службу и находиться на государственной либо муниципальной службе (ст. ст. 16, 17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»; ст. ст. 13 — 15 Федерального закона от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»).

В соответствии со ст. 14 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» иностранцы не вправе:

замещать должности в составе экипажа судна, плавающего под Государственным флагом РФ, в соответствии с ограничениями, предусмотренными Кодексом торгового мореплавания РФ;

быть членами экипажа военного корабля Российской Федерации или другого эксплуатируемого в некоммерческих целях судна, а также летательного аппарата государственной или экспериментальной авиации;

быть командирами воздушного судна гражданской авиации;

быть принятыми на работу на объекты и в организации, деятельность которых связана с обеспечением безопасности России (Перечень таких объектов и организаций утвержден Постановлением Правительства РФ от 11 октября 2002 г. N 755);

заниматься иной деятельностью и замещать иные должности, допуск иностранных граждан к которым ограничен федеральным законом.

Лица, не имеющие допуска к государственной тайне, не могут быть приняты на работу со сведениями, составляющими государственную тайну (ст. 21 Закона РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне»).

Не может быть заключен трудовой договор с лицами, не обладающими специальными знаниями или навыками и не имеющими документа, удостоверяющего их наличие, — в случае, если характер работы требует таких специальных знаний или специальной подготовки (см. ст. 65 ТК РФ и комментарий к ней).

Лица, лишенные вступившим в законную силу приговором суда права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, не могут заключать трудовой договор, предполагающий выполнение соответствующей работы в течение назначенного судом срока (ст. 47 УК РФ).

Лица, подвергнутые административному наказанию в виде дисквалификации, не могут быть назначены на руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица (ст. 3.11 КоАП).

Законодательство устанавливает ряд ограничений и запретов, связанных с осуществлением педагогической деятельности (см. ст. ст. 331, 351.1 ТК РФ и комментарии к ним).

Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» в ст. ст. 10, 30 предусматривает запрет в допуске к работе с указанными веществами ряда лиц.

Государство устанавливает ограничения для выполнения отдельных видов работ лицами, имеющими различного рода расстройства психики. Постановлением Правительства РФ от 28 апреля 1993 г. N 377 утвержден Перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности.

В ряде случаев невозможность заключения трудового договора с тем или иным лицом обусловливается особенностями его статуса как субъекта, уже осуществляющего определенную трудовую деятельность. Так, законодательство запрещает занятие другой оплачиваемой деятельностью, в том числе на началах совместительства, государственным и муниципальным служащим. Аналогичный запрет содержит законодательство об отдельных видах государственной службы. Депутатам запрещено находиться на государственной или муниципальной службе, а также заниматься предпринимательской или другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности.

Возможность работы по совместительству ограничивается и ТК РФ (см. ст. ст. 276, 282 ТК РФ и комментарии к ним).

Соображениями обеспечения охраны здоровья продиктованы возрастные ограничения в использовании труда работников на отдельных работах (см. ст. ст. 63, 265 ТК РФ и комментарии к ним); ограничения на применение труда женщин (см. ст. 253 ТК РФ и комментарий к ней).

6. Работодатель обязан в силу комментируемой статьи сообщить поступающему на работу лицу причину отказа в заключении трудового договора в письменной форме. Это значит, что предметом спора может быть не только сам отказ, но и уклонение работодателя от выполнения указанной публично-правовой обязанности. С соответствующей жалобой заинтересованное лицо вправе обратиться как в орган государственной инспекции труда (см. ст. ст. 356, 357 ТК РФ и комментарии к ним), так и в суд. При рассмотрении жалобы возникает вопрос о распределении бремени доказывания, поскольку работодатель может утверждать, что работник не просил у него письменной мотивировки причин отказа в заключении трудового договора либо данное лицо вовсе не обращалось к нему для заключения договора.

Если работодатель не отрицает наличие переговоров и отказ в заключении трудового договора, спор об отсутствии соответствующего письменного документа становится излишним, поскольку полностью охватывается конфликтом более общего характера — об отказе работодателя от заключения трудового договора. Если работодатель утверждает отсутствие самого факта переговоров, то бремя доказывания их наличия должно быть возложено на лицо, заявившее жалобу. Логика решения проблемы очевидна: никто и никогда не сможет доказать отсутствие события, которого не было.

Наличие или отсутствие у лица, которое оспаривает в суде отказ в заключении трудового договора, соответствующего письменного документа, оформляемого работодателем, не может служить основанием для отказа в рассмотрении трудового спора по существу.

7. Поскольку ТК РФ не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения, судам при рассмотрении дел, связанных с отказом работодателя от заключения трудового договора, предлагается проверять, делал ли работодатель предложение об имеющихся у него вакансиях (например, сообщение о вакансиях было передано в органы службы занятости, помещено в газете, объявлено по радио, оглашено во время выступлений перед выпускниками учебных организаций, размещено на доске объявлений), вел ли переговоры о приеме на работу с данным лицом и по каким основаниям отказал ему в заключении трудового договора (ч. 2 п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

8. В силу п. 6 ст. 25 Закона РФ «О занятости населения в Российской Федерации» запрещается распространение информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей сведения о каком бы то ни было прямом или косвенном ограничении прав или об установлении прямых или косвенных преимуществ в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, в которых право или обязанность устанавливать такие ограничения или преимущества предусмотрены федеральными законами (информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей ограничения дискриминационного характера).

Само по себе распространение подобного рода информации не является актом дискриминации ввиду отсутствия субъекта, который мог бы быть признан подвергшимся дискриминации. Распространение такой информации представляет собой самостоятельное деяние, образующее состав соответствующего административного правонарушения (ст. 13.11.1 КоАП).

Вместе с тем, если в заключении трудового договора будет отказано конкретному лицу со ссылкой на объявление, содержащее указанную информацию, такой отказ, безусловно, следует трактовать в качестве акта дискриминации.

Статья 64 АПК РФ. Доказательства (действующая редакция)

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

2. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

В качестве доказательств допускаются объяснения лиц, участвующих в деле, и иных участников арбитражного процесса, полученные путем использования систем видеоконференц-связи.

3. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 64 АПК РФ

1. Доказательство представляет собой единство фактических данных и процессуального источника. Не содержащий в себе фактических данных, имеющих отношение к делу, документ так же не будет письменным доказательством, как и имеющие отношение к происшествию сведения, распространяемые в виде слухов, а не фактические данные арбитражного процессуального характера. Когда же информация, о которой сначала было известно по слухам, будет закреплена в одном из источников, указанных в ч. 2 коммент. статьи, на свет появится доказательство.

2. И по ранее действовавшему АПК РФ доказательством признавалось единство фактических данных и процессуального источника. Однако, несмотря на это Высший Арбитражный Суд РФ оперировал и таким понятием, как «факт» в значении доказательства. Думается, что данная практика высшего органа правосудия нашего государства должна быть известна правоприменителю.

3. Понятиеобразующие признаки доказательств:

1) в доказательствах содержатся фактические данные;

2) фактические данные — это сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела;

3) фактические данные должны быть «собраны на» предусмотренный законом источник (должны содержаться в письменных и вещественных доказательствах, объяснениях лиц, участвующих в деле, в том числе полученных путем использования систем видеоконференцсвязи, заключениях экспертов, показаниях свидетелей, аудио- и видеозаписи, иных документах и материалах);

4) в арбитражное процессуальное доказывание фактические данные вовлекаются в определенном законом порядке.

4. Фактические данные — это содержание доказательства — сведения (информация) о рассматриваемом и разрешаемом споре.

5. Письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, в том числе полученные путем использования систем видеоконференцсвязи, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы — это форма доказательств, их принято называть источниками доказательств (процессуальными источниками фактических данных).

6. Установленный законом перечень источников доказательств является окончательным и расширенному толкованию не подлежит.

7. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона не только в силу ч. 3 коммент. статьи, но и в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ.

8. Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

9. Суд не должен ограничиваться перечислением в решении доказательств, которыми подтверждаются те или иные имеющие значение для дела обстоятельства, а обязан изложить содержание этих доказательств.

10. См. также комментарий к ст. ст. 67, 86, 153.1 АПК РФ.

Решение Верховного Суда Республики Марий Эл от 04 февраля 2015 г. по делу N 7р-53/2015 (ключевые темы: обеспечение исполнения контракта — закупки товаров, работ и услуг — административные правонарушения — электронный аукцион — муниципальные нужды)

Решение Верховного Суда Республики Марий Эл от 04 февраля 2015 г. по делу N 7р-53/2015

Судья Верховного Суда Республики Марий Эл Путилова О.Н., при секретаре Марковой В.Л., рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе начальника Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Марий Эл Селивановой А.М. на постановление заместителя руководителя — начальника отдела Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Марий Эл N 02-12/420-14 от 9 октября 2014 года и решение судьи Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 25 декабря 2014 года в отношении Селивановой А.М., 00.00.00 года рождения, уроженки . , проживающей и зарегистрированной по адресу: . , работающей начальником Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы N 1 по Республике Марий Эл,

постановлением заместителя руководителя — начальника отдела Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Марий Эл N 02-12/420-14 от 9 октября 2014 года должностное лицо — начальник Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Марий Эл Селиванова A.M. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере » . » руб.

Решением судьи Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 25 декабря 2014 года постановление оставлено без изменения.

Не согласившись с указанными постановлением и решением судьи, Селиванова A.M. обратилась в суд с жалобой в Верховный Суд Республики Марий Эл, в которой просит их отменить, ссылаясь на то, что судьей не применены норма права о малозначительности совершенного правонарушения.

В соответствии с частью 3 статьи 30.6 КоАП РФ дело по жалобе проверяется в полном объеме, судья вышестоящего суда не связан доводами жалобы.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, выслушав объяснения защитника Селивановой А.М. Ермолиной Н.А., поддержавшей доводы жалобы, полагаю, что оснований для удовлетворения жалобы не имеется в связи со следующим.

В соответствии с ч. 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ утверждение конкурсной документации, документации об аукционе, документации о проведении запроса предложений, определение содержания извещения о проведении запроса котировок с нарушением требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 4.1 настоящей статьи, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере трех тысяч рублей.

Согласно п.п. 10 , 12 ч. 1 ст. 64 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» документация об электронном аукционе наряду с информацией, указанной в извещении о проведении такого аукциона, должна содержать: информацию о контрактной службе, контрактном управляющем, ответственных за заключение контракта, срок, в течение которого победитель такого аукциона или иной участник, с которым заключается контракт при уклонении победителя такого аукциона от заключения контракта, должен подписать контракт, условия признания победителя такого аукциона или иного участника такого аукциона уклонившимися от заключения контракта; информацию о возможности одностороннего отказа от исполнения контракта в соответствии с положениями частей 8-26 статьи 95 настоящего Федерального закона.

На основании ч. 4 ст. 64 указанного Федерального закона к документации об электронном аукционе прилагается проект контракта, который является неотъемлемой частью этой документации.

В силу ч. 13, ч. 27 ст. 34 64 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в контракт включается обязательное условие о порядке и сроках оплаты товара, работы или услуги, о порядке и сроках осуществления заказчиком приемки поставленного товара, выполненной работы (ее результатов) или оказанной услуги в части соответствия их количества, комплектности, объема требованиям, установленным контрактом, а также о порядке и сроках оформления результатов такой приемки; обязательное условие о сроках возврата заказчиком поставщику (подрядчику, исполнителю) денежных средств, внесенных в качестве обеспечения исполнения контракта (если такая форма обеспечения исполнения контракта применяется поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

Из материалов дела следует, что 26 февраля 2014 года в Управление Федеральной антимонопольной службы по Республике Марий Эл поступило обращение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Марий Эл о согласовании в порядке, предусмотренном п. 25 ч. 1 ст. 93 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», заключения государственного контракта на поставку бензина автомобильного АИ-92 (извещение N 0108100004414000002) с ООО «Инфраструктура», как с единственным поставщиком, на условиях, указанных в извещении о проведении электронного аукциона и документации о таком аукционе.

Документация открытого аукциона в электронной форме на поставку бензина автомобильного АИ-92 утверждена начальником МИФНС N 1 по Республике Марий Эл Селивановой A.M. 14 февраля 2014 года.

В ходе изучения документации об аукционе в электронной форме на право заключения государственного контракта на поставку бензина автомобильного Управлением Федеральной антимонопольной службы по Республике Марий Эл выявлены нарушения Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», в частности: в нарушение п. 10 ч. 1 ст. 64 указанного Закона в документации об электронном аукционе отсутствует информация о контрактной службе, контрактном управляющем, ответственных за заключение контракта; в нарушение п. 12 ч. 1 ст. 64 Закона отсутствует информация о возможности одностороннего отказа от исполнения контракта; в нарушение ч. 13 ст. 34 Закона проект контракта, являющийся неотъемлемой частью документации открытого аукциона в электронной форме, не содержит обязательного условия о порядке и сроках осуществления заказчиком приемки оказанных услуг; в нарушение ч. 27 ст. 34 Закона проект контракта не содержит обязательного условия о сроках возврата заказчиком поставщику (подрядчику, исполнителю) денежных средств, внесенных в качестве обеспечения исполнения контракта (если такая форма обеспечения исполнения контракта применяется поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

Допущенные нарушения утверждения документации об электронном аукционе подтверждаются письмом Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Марий Эл об отказе в согласовании заключения договора от 13 марта 2014 года, протоколом об административном правонарушении N 02-12-419-14 от 25 сентября 2014 года, а также не оспариваются самой Селивановой A.M.

При таких обстоятельствах, с учетом положений статьи 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должностное лицо административного органа и судья пришли к правильному выводу о наличии в действиях Селивановой А.М. состава правонарушения, предусмотренного частью 4.2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Ссылка в жалобе на малозначительность правонарушения не может повлечь отмену постановления и решения судьи в силу следующего.

Согласно статье 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

С учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 21 Постановления N 5 от 24 марта 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях » малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Административное правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, имеет формальный состав, то есть не предполагает наступления фактического ущерба охраняемым общественным отношениям. В данном случае административная ответственность наступает за сам факт совершения противоправного деяния, а не за причинение какого-либо вреда.

С учетом указанного, полагаю, что оснований для признания допущенного Селивановой А.М., как членом единой комиссии, правонарушения малозначительным не имеется.

Допущенные в документах неточности в указании данных Селивановой A.M. и ее должности являются опиской и не влияют на выводы о наличии вины в совершении вменяемого ей административного правонарушения.

Административное наказание назначено Селивановой А.М в пределах санкции части 4.2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в соответствии с требованиями статей 3.1 , 3.5 , 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного административного правонарушения; с учетом личности виновного. При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

Таким образом, оснований для отмены или изменения оспариваемых постановления и решения судьи не имеется.

Руководствуясь статьями 30.6 — 30.9 КоАП РФ, судья

постановление заместителя руководителя — начальника отдела правления Федеральной антимонопольной службы по Республике Марий Эл N 02-12/420-14 от 9 октября 2014 года и решение Медведевского районного суда от 25 декабря 2014 года оставить без изменения, жалобу начальника Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Марий Эл Селивановой А.М. — без удовлетворения.

Настоящее решение вступает в законную силу немедленно после его вынесения.

Судья О.Н. Путилова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Федеральный закон «О связи» от 07.07.2003 N 126-ФЗ ст 64 (ред. от 03.08.2018)

Статья 64. Обязанности операторов связи и ограничение прав пользователей услугами связи при проведении оперативно-розыскных мероприятий, мероприятий по обеспечению безопасности Российской Федерации и осуществлении следственных действий

1. Операторы связи обязаны хранить на территории Российской Федерации:

1) информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, текстовых сообщений, изображений, звуков, видео- или иных сообщений пользователей услугами связи — в течение трех лет с момента окончания осуществления таких действий.

1.1. Операторы связи обязаны предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, указанную информацию, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи и иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных федеральными законами.

2. Операторы связи обязаны обеспечивать реализацию установленных федеральным органом исполнительной власти в области связи по согласованию с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, требований к сетям и средствам связи для проведения этими органами в случаях, установленных федеральными законами, мероприятий в целях реализации возложенных на них задач, а также принимать меры по недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий.

3. Приостановление оказания услуг связи юридическим и физическим лицам осуществляется операторами связи на основании мотивированного решения в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, в случаях, установленных федеральными законами.

Операторы связи обязаны возобновить оказание услуг связи на основании решения суда или мотивированного решения в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, который принял решение о приостановлении оказания услуг связи.

4. Порядок взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, устанавливается Правительством Российской Федерации.

5. При проведении уполномоченными государственными органами следственных действий операторы связи обязаны оказывать этим органам содействие в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.