Ст 20 упк рф с комментарием

Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность

1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (статья 112), похищение человека (статья 126), изнасилование (статья 131), насильственные действия сексуального характера (статья 132), кражу (статья 158), грабеж (статья 161), разбой (статья 162), вымогательство (статья 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167), террористический акт (статья 205), прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205.3), участие в террористическом сообществе (часть вторая статьи 205.4), участие в деятельности террористической организации (часть вторая статьи 205.5), несообщение о преступлении (статья 205.6), захват заложника (статья 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207), участие в незаконном вооруженном формировании (часть вторая статьи 208), угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (статья 211), участие в массовых беспорядках (часть вторая статьи 212), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья статьи 213), вандализм (статья 214), незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 222.1), незаконное изготовление взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 223.1), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (статья 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (статья 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (статья 267), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (статья 277), нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (статья 360), акт международного терроризма (статья 361).

3. Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Комментарий к Ст. 20 УК РФ

1. Достижение установленного УК возраста — одно из общих обязательных условий уголовной ответственности лица (ст. 19). Возрастной критерий ответственности в любой правовой системе неразрывно связан со способностью лица осознавать значение своих действий и руководить ими, т.е. с его вменяемостью. Привлечение малолетнего к ответственности за действия, опасность которых он не сознает, исключает вменяемость и не соответствует целям наказания (см. ст. 43).

Юридически возраст субъекта преступления определяется не в день его рождения, а по его истечении, т.е. с ноля часов следующих суток. При отсутствии документов возраст лица может быть определен на основе заключения судебно-медицинского эксперта и днем рождения считается последний день года, указанного в заключении. При невозможности определения года рождения и установлении возраста в пределах минимального и максимального числа лет возраст определяется исходя из их минимального числа, т.е. сомнения толкуются в пользу лица.

2. В п. 4.1 Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила» от 29 ноября 1985 г.), отмечено, что в правовых системах, в которых признается понятие возраста уголовной ответственности для несовершеннолетних, нижний предел такого возраста не должен устанавливаться на слишком низком возрастном уровне, учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости. То есть минимальный предел возраста уголовной ответственности не может быть ниже возраста, когда у человека образуются определенные правовые представления, когда он в состоянии уяснить и усвоить уголовно-правовые запреты.

Однако для установления возраста уголовной ответственности необходимо учитывать также возможности общества бороться с общественно опасными действиями подростков без применения уголовного наказания, путем воспитательных мер. Вопрос определения возраста ответственности — не только социально-психологический или педагогический, но и уголовно-политический. Чем выше уровень профилактической и воспитательной работы, тем выше может быть и возраст уголовной ответственности.

Уголовный кодекс традиционно сохраняет дифференцированный подход к установлению возраста уголовной ответственности.

Согласно общему правилу, определенному в ч. 1 комментируемой статьи, уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее 16-летнего возраста ко времени совершения преступления.

В ч. 2 данной статьи исчерпывающе перечислены составы преступлений, за которые ответственность наступает с 14-летнего возраста.

3. Выделение преступлений с более низким возрастом уголовной ответственности осуществляется по определенным критериям. При этом высокая степень общественной опасности является не единственным и не основным из них. При дифференциации возраста ответственности учитывается возможность несовершеннолетних по-разному воспринимать и оценивать различные правовые запреты. Поэтому в число преступлений, ответственность за которые наступает с 14 лет, включены лишь такие деяния, общественная опасность которых доступна пониманию в этом возрасте. Как видно из перечня, речь идет о посягательствах на жизнь, здоровье, половую свободу, отношения собственности и общественную безопасность, т.е. преимущественно об однообъектных преступлениях, выражающихся в активных действиях, повлекших материальные последствия по объективной стороне, общественная опасность которых носит очевидный характер.

Другим критерием является форма вины: лица в возрасте от 14 до 16 лет не несут ответственности за неосторожные преступления. Исключением может считаться ст. 267 УК об ответственности за приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения, если эти деяния повлекли по неосторожности причинение смерти или тяжкого вреда здоровью человека.

Существенную роль играет также и относительная распространенность преступлений, совершаемых в подростковом возрасте: перечисленные в ч. 2 комментируемой статьи составы предоставляют основную долю в структуре преступности несовершеннолетних.

4. Некоторые преступления со сложным составом сопряжены с действиями, которые сами по себе образуют другие преступления. Например, состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, и поэтому совершенное бандой разбойное нападение требует квалификации по правилам реальной совокупности этих преступлений, как это предусмотрено ст. 17 УК (см., например, п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 17.01.1997 N 1).

Если ответственность за составное преступление наступает с 16 лет, а за действия, входящие в него в качестве элемента, — с 14 лет, то при совершении этих действий субъектом в возрасте от 14 до 16 лет их следует квалифицировать с учетом правил ст. 20. Так, если банда совершила разбойное нападение, то ее участники в возрасте старше 16 лет несут ответственность как за бандитизм, так и разбой, а в возрасте от 14 до 16 — только за разбой (см. п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 17.01.1997 N 1). В этом, в частности, находят свое отражение принципы гуманизма и вины.

5. Установление общего возраста ответственности в 16 лет не означает, что это правило обязательно для любого преступления, не указанного в ч. 2 комментируемой статьи. Так, в соответствии с ч. 1 данной статьи уголовной ответственности, например, по ст. 222 УК, подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста. Поэтому если незаконные приобретение, ношение, сбыт огнестрельного оружия совершаются лицом в период, когда он не достиг возраста уголовной ответственности, то оно не является субъектом указанного преступления .
———————————
Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2007 год // БВС РФ. 2008. N 10.

Вместе с тем в УК имеются и такие составы преступлений, которые в силу особых признаков субъекта или специфики объективной стороны либо бланкетности уголовно-правовых норм могут быть осуществлены лишь совершеннолетними лицами.

Иногда в самом тексте УК прямо указывается, что субъектом конкретного преступления может быть только лицо, достигшее 18-летнего возраста, например, в ст. 134 (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста), ст. 150 (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления), ч. 2 ст. 157 (злостное уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей).

В других случаях преступление в силу его особенностей не может быть выполнено несовершеннолетним, например, фальсификация избирательных документов (ст. 142 УК), неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), а также все преступления, субъектом которых является военнослужащий или лицо, занимающее государственную должность. Сюда же относятся преступные нарушения различных правил безопасности на транспорте, во взрывоопасных производствах и т.д., поскольку законодательством о труде запрещается применение труда лиц моложе 18 лет на работах, связанных с такими вредными или опасными условиями труда.

6. Установление в законе формализованной возрастной границы уголовной ответственности имеет важное общепредупредительное значение, является одним из выражений регулятивной функции уголовного закона и служит гарантией законности.

Законодатель, определяя возраст уголовной ответственности, исходит из презумпции достижения лицом к этому возрасту достаточного уровня развития, чтобы сознавать характер своих действий и их запрещенность. Однако темпы психического развития у подростков неодинаковы, возможно значительное отставание в развитии, которое не связано с психическим заболеванием и не служит критерием невменяемости. Поэтому уголовно-правовое значение имеет не только физический возраст человека, но и уровень его психического развития, соответствующий возрасту.

Часть 3 комментируемой статьи устанавливает, что не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, который в силу такого отставания во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. В связи с этим в число обстоятельств, подлежащих установлению при расследовании и судебном рассмотрении дела о преступлении, совершенном несовершеннолетним, входит также вопрос о том, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч. 2 ст. 421 УПК).

Пленум ВС РФ указал, что при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии несовершеннолетнего, в силу ст. ст. 195 и 196, ч. 2 ст. 421 УПК следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в целях решения вопроса о его психическом состоянии и способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. При этом перед экспертами должен быть поставлен вопрос о влиянии психического состояния несовершеннолетнего на его интеллектуальное развитие с учетом возраста (см. п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1).

Таким образом, налицо сочетание формализованного возрастного предела ответственности, установленной законодателем, с возможностью его корректирования в рамках индивидуализации ответственности, определяемой правоприменителем.

8. Установление в УК фиксированного возраста уголовной ответственности означает, что лицо, достигшее 16-летнего, а в определенных случаях 14-летнего возраста, может быть субъектом преступления и нести ответственность в уголовном порядке за свои общественно опасные действия. Но из этого не следует, что уголовный закон признает этих лиц в полной мере социально зрелыми. До достижения 18 лет они считаются несовершеннолетними. Выражением принципов гуманизма, индивидуализации ответственности и экономии репрессии являются нормы, регулирующие вопросы назначения наказания несовершеннолетним, условия и порядок отбывания ими наказания, освобождения от наказания и ответственности (см. коммент. к гл. 14 об особенностях ответственности и наказания несовершеннолетних).

9. В ряде случаев в законе определяется повышенный возраст уголовной ответственности, который выступает своеобразной характеристикой специального субъекта. Такой признак регламентируется не комментируемой статьей, а нормами статей Особенной части УК, в том числе с учетом их бланкетности. Установление специального возраста ответственности осуществляется в тех случаях, когда в качестве субъекта преступления предполагается взрослое лицо, с устоявшимся мировоззрением, жизненным опытом, с более сильной волей и т.д.

В этой связи достижение 18-летнего возраста, как одно из оснований признания лица военнослужащим, требуется в соответствии со ст. 331 УК для наступления ответственности за преступления против военной службы . Субъектом ряда преступлений против правосудия, совершенных, например, судьями районного суда, может быть лишь лицо, достигшее 25-летнего возраста (см. Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2012) ).
———————————
По общему правилу военная служба по призыву может начинаться не ранее достижения лицом 18 и не позднее 27 лет (ст. 22 Закона о воинской обязанности). По конкретному делу все судебные инстанции, в том числе и Президиум ВС РФ, в своих решениях пришли к выводу, что, поскольку курсант Т. на момент совершения самовольного оставления места службы не достиг возраста 18 лет, с которого граждане призываются на службу, то его нельзя считать военнослужащим, проходящим службу по призыву, следовательно, и субъектом вмененного ему уклонения от военной службы (ч. 3 ст. 337 УК). Постановление Президиума ВС РФ от 19.12.2001 // Военно-уголовное право. 2002. N 9 — 10. С. 7 — 10 (вкладка в журнал «Право в Вооруженных Силах. 2002. N 10).

Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792; 1993. N 17. Ст. 606, 607; САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5086; СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2399; 1999. N 29. Ст. 3690; 2000. N 26. Ст. 2736; 2001. N 51. Ст. 4834; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 15. Ст. 1278; 2007. N 10. Ст. 1151; N 31. Ст. 4011; 2008. N 6. Ст. 540; N 52 (ч. 1). Ст. 6229; 2009. N 19. Ст. 2273; N 23. Ст. 2755; N 26. Ст. 3124; N 29. Ст. 3594; N 39. Ст. 4533; N 45. Ст. 5264, 5266; N 48. Ст. 5746; 2010. N 14. Ст. 1557; N 27. Ст. 3419; N 50. Ст. 6596; N 52 (ч. 1). Ст. 6989; 2011. N 1. Ст. 16, 45; N 48. Ст. 6731; N 49 (ч. 5). Ст. 7066; N 50. Ст. 7364; 2012. N 24. Ст. 3083; N 29. Ст. 3994; N 48. Ст. 6745; РГ. 2012. N 283, 301.

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Комментарий к Ст. 20 УПК РФ

1. Под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (см. пункт 55 статьи 5 УПК и комментарий к ней).

2. Уголовное преследование — самостоятельная процессуальная функция. Ее структура и содержание включают в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором и направление уголовного дела в суд, а в суде уголовное преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

3. Юридическая сущность уголовного преследования в частном порядке состоит в том, что привлечение виновного к уголовной ответственности инициируется, уголовное дело, которое именуется делом частного обвинения, возбуждается и доказывание виновности в совершении преступления перед судом производится самим потерпевшим от этого преступления, его законным представителем или представителем, словом — частным обвинителем без участия государственных органов, а роль (функция) государства в данном случае сводится к отправлению правосудия. В российском судопроизводстве дела частного обвинения занимают незначительное место и ограничены, во-первых, делами о небольшой тяжести преступлений против здоровья, чести и достоинства личности (пять составов: умышленное причинение легкого вреда здоровью при отсутствии квалифицирующих признаков, побои и клевета также при отсутствии квалифицирующих обстоятельств и оскорбление — основной и квалифицированный составы), а во-вторых, двумя обязательными условиями:

а) лицо, совершившее вышеуказанное преступление, известно потерпевшему;

б) последний же ни в чем не зависим от виновного — ни по работе (службе), ни в семье, ни в быту, ни в корпоративном отношении и т.д. и т.п.; он не находится также в беспомощном состоянии (одинокое малолетство или старость, болезнь, инвалидность, нищета, безграмотность) и не подвержен действию никаких других причин, лишающих его реальной возможности нести процессуальное бремя стороны в судебном состязании и эффективно защищать свои права и интересы. Словом, пострадавший намерен, способен, готов и в состоянии лично или при помощи законного представителя или (и) представителя, т.е. профессионального юриста-адвоката, изобличить своего обидчика и добиться законного возмездия по суду и возмещения причиненного преступлением вреда. В таких случаях уголовные дела частного обвинения минуют стадию предварительного расследования; все производство по ним от начала до конца осуществляется мировым судьей (см. статьи 318 — 323 УПК и комментарий к ним).

4. Если же эти условия отсутствуют, то следователь или дознаватель (последний с согласия прокурора) обязаны принять функцию уголовного преследования на себя и осуществлять ее в полном объеме от имени государства, независимо от волеизъявления и позиции потерпевшего (см. часть третью статьи 21 УПК), на основе принципа публичности, подчиняя свою деятельность по проверке заявления или сообщения о преступлении, возбуждение уголовного дела и его расследование, а также поддержание обвинения в суде правилам уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения (см. часть шестую статьи 144, часть четвертую статьи 147, часть вторую статьи 246 и часть третью статьи 318 УПК, а также комментарий к ним), каковыми они, по существу, и становятся, хотя в тексте закона они иногда именуются делами частного обвинения (см., например, часть вторую статьи 246 УПК).

5. Уголовные дела об изнасиловании, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 131 УК РФ), о насильственных действиях сексуального характера (часть первая статьи 132 УК), о нарушении равноправия граждан, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 136 УК), о нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 138 УК), о нарушении неприкосновенности жилища, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 139 УК), о необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (статья 145 УК), о нарушении авторских и смежных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (часть первая статьи 146 УК), и о нарушении изобретательских и патентных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (часть первая статьи 147 УК), именуются делами частно-публичного обвинения. Их особенность заключается в том, что указанные дела (так же, как и дела частного обвинения) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Таким образом, уголовное судопроизводство как обязательная предпосылка уголовного преследования начинается только по воле потерпевшего или его законного представителя, но осуществляется вне зависимости от таковой. Вместе с тем следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

6. Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, а уголовное преследование виновного в преступлении носит публичный характер, т.е. осуществляется органами государства и от имени государства, причем не только и не столько в интересах потерпевшей стороны, сколько в интересах всего общества в целом. Поэтому движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано. Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства, без изъятия и особенностей. По всем уголовным делам публичного обвинения обязательно производство предварительного расследования.

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Комментарий к статье 20 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Уголовное преследование, как можно уяснить из содержания части первой данной статьи и пункта 55 статьи 5, есть процессуальная деятельность по осуществлению функции обвинения. Оно имеет три разновидности, или формы: по делам публичного, частно-публичного и частного обвинения. Дела частного обвинения — это дела об указанных в ком. статье преступлениях небольшой тяжести, наказание за которые не связано с лишением свободы. Дела частного обвинения возбуждаются лишь по заявлению потерпевшего (или его законного представителя), который считается в этом случае частным обвинителем, и прекращаются в связи с примирением сторон. Производство по делам частного обвинения — это производство у мирового судьи, обладающее существенными особенностями (см. ком. к главе 41).

Дела частно-публичного обвинения возбуждаются также лишь по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК (см. ком. к ней). После возбуждения такого дела производство по нему осуществляется в общем порядке.

2. Уголовное дело о данных преступлениях может быть возбуждено также следователем и дознавателем с согласия прокурора в случаях, когда потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. При этом следователь приступает к производству предварительного следствия, а дознаватель — дознания.

3. Если в ходе предварительного расследования появляются основания для переквалификации ранее предъявленного публичного обвинения на частно-публичное или частное обвинение, то следователь, дознаватель должны выяснить у потерпевшего, намерен ли он подавать соответствующее заявление. При его подаче производство по делу частно-публичного обвинения продолжается в общем порядке. Дела же частного обвинения прекращаются, и материалы их вместе с заявлением потерпевшего направляются в суд.

4. Под зависимым состоянием, о котором идет речь в части четвертой данной статьи, следует понимать личную, служебную и любую иную зависимость пострадавшего от обвиняемого, которая реально заставляет пострадавшее лицо опасаться возможности наступления для себя серьезных отрицательных последствий в случае подачи им заявления о возбуждении дела. По смыслу закона к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены тяжелобольные, престарелые лица, малолетние дети и лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Иные причины, по которым лицо не может защищать свои права и законные интересы, могут состоять в отказе близких родственников умершего потерпевшего от защиты его интересов в рамках уголовного процесса . К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны. На наш взгляд, иные причины, по которым лицо не способно защищать свои права и законные интересы и которые могут повлечь за собой возбуждение уголовного дела в порядке публичного обвинения, могут быть также связаны и с трудной жизненной ситуацией, в которую оно было поставлено: например, когда пострадавшее лицо, находясь в отъезде, стало жертвой вооруженных и межнациональных конфликтов, террористических действий, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий либо оказалось в иных экстремальных условиях и в силу этого не имеет возможности вернуться в предсказуемые сроки на территорию, подпадающую под соответствующую юрисдикцию.

См.: Определение ВС РФ от 28.04.2003 N 46-о03-11 // БВС РФ. 2004. N 2.

Статья 20. Виды уголовного преследования

СТ 20 УПК РФ

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Комментарий к Статье 20 Уголовно-процессуального кодекса

1. Уголовное преследование является одной из функций уголовного судопроизводства, которая имеет свою собственную правовую природу и отделена при реализации своих полномочий от функции защиты и разрешения уголовного дела. Из анализа п. 22 и п. 55 ст. 5 УПК РФ видно, что понятие «уголовное преследование» рассматривается в уголовном судопроизводстве более широко, чем понятие «обвинение». Кроме того, уголовное преследование можно определить как уголовно-процессуальную деятельность соответствующих государственных органов и должностных лиц по привлечению к уголовной ответственности лиц (лица), совершивших преступления, включающую и возбуждение процесса расследования, и само расследование обстоятельств преступления, розыск и поимку лица, совершившего преступление, утверждение лица о виновности в совершенном преступлении, путем выдвижения тезиса о его виновности перед судебными органами, а также доказывание его виновности в судебном заседании и т.д. . При этом уголовное преследование направлено и на прекращение деятельности по привлечению к уголовной ответственности лица (лиц) посредством прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в случаях, предусмотренных ст. ст. 24 — 28.1 УПК РФ. Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П уголовное преследование «является одной из форм реализации государством своей обязанности по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина, обеспечению защиты других конституционно значимых ценностей (статья 2; статья 52; статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации) в тех случаях, когда эти ценности становятся объектом преступного посягательства» .
———————————
Более подробно об этом см.: Качалов В.И. И снова — к вопросу о государственном обвинении в уголовном судопроизводстве. Перспективы развития уголовно-процессуального права и криминалистики. М.: РАП, 2013. Ч. 2. С. 77 — 82.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко» // .

2. На уголовное преследование при производстве по уголовным делам существенным образом влияют диспозитивность и (или) публичность. В зависимости от степени действия диспозитивности и публичности на уголовное преследование различают три самостоятельных вида уголовного преследования: публичное, частно-публичное и частное. При этом уголовное преследование в пределах своих компетенций осуществляют прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания в лице начальника органа дознания, начальника подразделения органа дознания, дознавателя, частный обвинитель и его представитель либо законный представитель, потерпевший и его представитель либо законный представитель, гражданский истец и его представитель либо законный представитель. Кроме того, гражданский истец и его представитель либо законный представитель вправе осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по осуществлению уголовного преследования в части гражданского иска по уголовному делу.

3. Действие диспозитивности в уголовном преследовании представляет собой право лица, потерпевшего от преступления, распорядиться самостоятельно своим правом на уголовное преследование. По своей сущности диспозитивность в уголовном судопроизводстве не меняет ни характера публично-правовых отношений, порождаемых фактом совершения преступления, ни природы принимаемых в связи с этим судебных решений как государственных правовых актов, выносимых именем Российской Федерации и имеющих общеобязательный характер, ни существа применяемых на основании этих решений мер государственного принуждения . Права и законные интересы лица, потерпевшего от преступления, в полной мере защищаются от преступлений, и тем самым достигается цель уголовного судопроизводства. Кроме того, не будет отменена и обязанность государства — в лице прокурора, руководителя следственного органа, следователя и дознавателя — обеспечивать уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения в случае, когда неизвестно лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. В отличие от органов дознания, предварительного следствия и государственного обвинения на частного обвинителя не возлагается юридическая обязанность по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.
———————————
Данная позиция было определена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко» // .

4. По делам частного обвинения уголовное преследование осуществляется от имени государства только в случаях, когда неизвестно лицо, совершившее преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. Кроме того, уголовное преследование осуществляется и в случаях, когда руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

5. В случаях, когда в ходе судебного разбирательства по уголовному делу суд приходит к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного обвинения подсудимому за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (ст. ст. 115, 116 и ч. 1 ст. 128.1 УК РФ), суд должен выяснить позицию потерпевшего либо его законного представителя в части их волеизъявления по вопросам привлечения подсудимого к уголовной ответственности. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 сказано: «При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ. При этом вступление в уголовное дело прокурора не является препятствием для прекращения дела за примирением потерпевшего с подсудимым (ч. 4 ст. 318 УПК РФ)» .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» // .

6. Правило, при котором по уголовным делам частного обвинения уголовно-процессуальная деятельность прекращается в связи с примирением сторон до удаления суда в совещательную комнату, исходит из того, что данные категории преступлений не представляют значительной общественной опасности и их раскрытие обычно не вызывает трудностей, а потерпевший сам может осуществлять уголовное преследование. Потерпевший обращается за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывает как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в ситуациях по делам частно-публичного и публичного обвинения процессуальные стадии досудебного производства. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего, которое вытекает из ст. 22 и ч. 3 ст. 246 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 22 и ч. 3 ст. 246 настоящего Кодекса.)

Уголовное преследование по делам частно-публичного обвинения, диспозитивность действует только на начальной стадии уголовного преследования. Поэтому по уголовным делам частно-публичного обвинения уголовное преследование может быть начато только при наличии заявления потерпевшего (потерпевшей) или законного представителя потерпевшего (потерпевшей). При этом заявление законного представителя потерпевшего (потерпевшей) имеет юридическую силу о начале уголовного преследования только в случае, когда сам потерпевший (потерпевшая) в силу возраста, психического состояния или иных обстоятельств (находится в больнице, отсутствует физическая возможность написать заявление и т.д.) не в состоянии соответствующее заявление составить либо направить для начала уголовного преследования. Данное положение касается и преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 — 159.6, 160, 165 УК РФ. Положения диспозитивности прекращают действовать по делам частно-публичного обвинения в случаях, когда потерпевший или его законный представитель находятся в беспомощном состоянии (находятся в больнице, отсутствует физическая возможность написать заявление и т.д.) либо находятся в зависимости от лица, который совершил преступление против них (в финансовой зависимости, является работодателем для потерпевшего или его законного представителя и т.д.). В этих случаях по уголовным делам частно-публичного обвинения, а также по делам частного обвинения уголовное дело возбуждается в пределах своей компетенции, установленной положениями ст. 151 УПК РФ, руководителем следственного органа, следователем, а также дознавателем, но с согласия прокурора.