Ст 167 ук рф для юридического лица

Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2013 г. № 323-О “По жалобе гражданина Газаряна Сурена Владимировича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 167 Уголовного кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина С.В. Газаряна, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.В. Газарян оспаривает конституционность части второй статьи 167 УК Российской Федерации, устанавливающей уголовную ответственность за повлекшие причинение значительного ущерба умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния совершены из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Как следует из представленных материалов, С.В. Газаряну, работавшему старшим научным сотрудником Института экологии горных территорий Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук и являвшемуся участником организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу», стало известно, что на особо охраняемых территориях Лермонтовского участкового лесничества в Краснодарском крае производятся незаконная вырубка охраняемых видов деревьев (пицундская сосна) и строительство домов. В ходе переписки с правоохранительными и иными государственными органами ему было сообщено, что указанных фактов нарушений природоохранного законодательства не обнаружено и соответствующие участки свободны для доступа граждан. Полагая такую реакцию органов публичной власти на его обращения ненадлежащей и предварительно направив в Департамент лесного хозяйства Краснодарского края предупреждение о том, что в случае непринятия необходимых мер граждане прибегнут к самозащите своих прав, С.В. Газарян совместно с другими лицами в целях обеспечения свободного доступа на охраняемую государством территорию деформировал часть секций металлического ограждения (забора), принадлежащего ООО «Капитель-2», одновременно нанеся на него надписи протестного характера.

За совершение данных действий С.В. Газарян был осужден приговором Туапсинского районного суда Краснодарского края от 20 июня 2012 года по части второй статьи 167 УК Российской Федерации к наказанию в виде трех лет лишения свободы условно. Вывод суда о наличии в содеянном соответствующего состава преступления был обоснован тем, что характер повреждений ограждения, содержание надписей и способ их нанесения свидетельствуют о совершении противоправных действий из хулиганских побуждений, а размер причиненного ООО «Капитель-2» ущерба является значительным, поскольку ежемесячный доход этого общества не превышает 300 000 рублей, стоимость же ремонтно-восстановительных работ, необходимых для устранения повреждений, составляет согласно заключению строительно-оценочной судебной экспертизы 119 804 рубля. При этом представленное стороной защиты заключение специалиста, в соответствии с которым стоимость восстановительного ремонта равняется 865 рублям 82 копейкам, отклонено судом как необъективное со ссылкой на то, что оно было дано уже после устранения повреждений по заказу и за счет средств самого подсудимого, а указанная в заключении стоимость ремонтных работ явно несоразмерна тем повреждениям, которые установлены как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 8 августа 2012 года приговор оставлен без изменения.

По мнению заявителя, часть вторая статьи 167 УК Российской Федерации, не устанавливая точный размер требуемого для наступления уголовной ответственности значительного ущерба в денежном выражении, а также критерии для его определения, не позволяет отграничить предусмотренные ею деяния от законных действий и правонарушений иных видов, что влечет неограниченное усмотрение суда при квалификации содеянного по данной статье уголовного закона. Как утверждается в жалобе, в нарушение общеправовых принципов равенства, справедливости и соразмерности оспариваемое законоположение не соответствует требованиям определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм и потому противоречит статьям 17 (часть 1), 19 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Согласно статье 71 Конституции Российской Федерации регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (пункт «в»), а также уголовное законодательство (пункт «о») находятся в ведении Российской Федерации. Реализуя свои полномочия в данной сфере, федеральный законодатель самостоятельно определяет содержание положений уголовного закона, в том числе устанавливает преступность общественно опасных деяний и их наказуемость. При этом он связан требованием статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом, из которого, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, следует, что любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия); неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного толкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, — в противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты от произвольного уголовного преследования, осуждения и наказания (постановления от 27 мая 2008 года № 8-П, от 13 июля 2010 года № 15-П и др.).

Основываясь на положениях статьи 19 Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи с ее статьей 54 (часть 2), согласно которой никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, статья 3 УК Российской Федерации устанавливает, что преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только данным Кодексом (часть первая), а применение уголовного закона по аналогии запрещается (часть вторая). Эти требования, предъявляемые к качеству уголовного закона, однако, не означают, что при формулировании его предписаний не могут использоваться оценочные или общепринятые понятия (категории), позволяющие учесть необходимость эффективного применения уголовно-правовых запретов к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года № 441-О, от 15 апреля 2008 года № 260-О-О, от 2 апреля 2009 года № 484-О-П, от 25 ноября 2010 года № 1561-О-О, от 21 апреля 2011 года № 572-О-О и др.).

3. Предусмотрев в статье 167 УК Российской Федерации — в целях защиты права каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться, распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, часть 2, Конституции Российской Федерации) — уголовную ответственность за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, федеральный законодатель установил, что они наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет (часть первая); те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок (часть вторая).

В силу этого причинение значительного ущерба является обязательным признаком объективной стороны составов преступлений, предусмотренных и частью первой и частью второй статьи 167 УК Российской Федерации, отграничивающим их от административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.17 КоАП Российской Федерации. Отсутствие такого последствия умышленных уничтожения или повреждения чужого имущества исключает возможность квалификации соответствующих деяний по названной статье уголовного закона, в том числе по ее части второй.

3.1. В случае, когда в результате умышленных уничтожения или повреждения чужого имущества причинен значительный ущерб, ответственность по статье 167 УК Российской Федерации наступает независимо от того, в чьей собственности находилось имущество. Это в полной мере согласуется с положением статьи 8 (часть 2) Конституции Российской Федерации, относящим к одной из основ конституционного строя Российской Федерации принцип равного признания и защиты частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности.

В соответствии с пунктом 2 примечаний к статье 158 УК Российской Федерации значительный ущерб гражданину, в том числе при умышленных уничтожении или повреждении его имущества, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей. Что же касается размера значительного ущерба, причиненного юридическим лицам (коммерческим и некоммерческим организациям), то он в каждом конкретном случае должен оцениваться судом с учетом стоимости поврежденного или уничтоженного имущества, его хозяйственной и иной ценности, затрат на восстановление поврежденного имущества, последствий его выведения из использования (эксплуатации), экономического положения собственника или иного законного владельца этого имущества, а также иных имеющих существенное значение обстоятельств.

Именно на такое применение статьи 167 УК Российской Федерации ориентирует суды общей юрисдикции и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 2002 года № 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем», разъясняющее, что умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, влекут уголовную ответственность по части второй статьи 167 УК Российской Федерации только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба; при решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности и материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества (пункт 6).

3.2. Таким образом, использование федеральным законодателем в части второй статьи 167 УК Российской Федерации указания на причинение значительного ущерба как на признак состава преступления не порождает такой неопределенности данной нормы, которая — принимая во внимание разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по соответствующим вопросам судебной практики (статья 126 Конституции Российской Федерации) — позволяла бы правоприменителям неоднозначно толковать и произвольно применять уголовный закон, лишая граждан возможности осознавать уголовно-правовые последствия своих действий. Следовательно, само по себе законоположение, оспариваемое заявителем, его конституционные права и свободы не нарушает.

Вместе с тем при применении части второй статьи 167 УК Российской Федерации судам надлежит — основываясь на правовой оценке фактических обстоятельств конкретного дела — мотивировать свой вывод о наличии в действиях подсудимого всех признаков состава инкриминируемого ему преступления и, в частности, учитывать, что под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода (пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 года № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»). Иное означало бы отступление от конституционного требования необходимости, соразмерности и справедливости ограничений конституционных прав и свобод человека и гражданина, которое, по смыслу правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 2 апреля 2009 года № 484-О-П, обращено, как это вытекает из взаимосвязанных положений статей 18, 19 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не только к законодателю, но и к правоприменителям, в том числе судам.

Проверка же законности и обоснованности судебных решений, в частности правильности выбора норм, подлежащих применению в конкретном деле заявителя, как связанная с установлением и исследованием фактических обстоятельств дела, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»), а должна осуществляться судами вышестоящих инстанций в порядке уголовного судопроизводства, имеющего в соответствии с частью первой статьи 6 УПК Российской Федерации своим назначением как защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (пункт 1), так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (пункт 2).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать жалобу гражданина Газаряна Сурена Владимировича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Разъяснение законодательства

Статьей 167 УК РФ уголовная ответственность предусмотрена за умышленные уничтожение или повреждение имущества, независимо от способа причинения ущерба. Предметом преступления является чужое имущество в смысле материальной вещи. Уничтожение и повреждение имущества, находящегося в общей собственности лица с другими лицами, квалифицируется по ст. 167 УК РФ с учетом доли потерпевших в уничтоженном имуществе.

При уничтожении имущества, когда его восстановление и использование по назначению невозможно или экономически нецелесообразно, размер ущерба определяется как стоимость имущества на момент его уничтожения. При повреждении имущества размер ущерба определяется стоимостью его ремонта или снижением его цены в результате повреждения, но не может быть оценен выше стоимости имущества на момент его уничтожения. Указанные обстоятельства не препятствуют возмещению убытков по гражданскому иску потерпевшего в полном объеме, включая упущенную выгоду.

Ущерб должен быть значительным. Согласно примечанию 2 к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 руб. Закон не раскрывает понятия значительного ущерба в случае причинения его организации, государству или муниципальному образованию. При решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности и материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества. Согласно закону имущественное положение учитывается только при оценке.

Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ. Под деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, совершенные без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. Хулиган стремится самоутвердиться за чужой счет, доставляя беспокойство окружающим. Общеопасный способ предполагает создание опасности для жизни, здоровья или имущества хотя бы одного другого человека.

Иные тяжкие последствия — это оценочный признак. К тяжким последствиям относятся, в частности, причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку либо причинение средней тяжести вреда здоровью двум и более лицам; оставление потерпевших без жилья или средств к существованию; длительная приостановка или дезорганизация работы предприятия, учреждения или организации; длительное отключение потребителей от источников жизнеобеспечения — электроэнергии, Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ — лицо, достигшее возраста 16 лет, по ч. 2 этой статьи ответственность возможна с 14 лет, разъясняет помощник прокурора ЦАО г. Курска Ольга Кривошеина.

Сколько составляет значительный ущерб для юридического лица

У нас такая ситуации. Мы являемся юридическим лицом. Ночью водитель автомобиля по каким-то причинам съехал с дороги, повредил бензоколонку нашей заправки и скрылся с места преступления вместе с автомобилем. В результате аварии из колонки вытекло бензина на сумму 183665 рублей. Вызвали ГИБДД они все запротоколировали. Написали заявление в полицию. Из отдела МВД прислали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании: В действии неизвестных лиц отсутствует состав преступления — материальный. То есть МВД признало сумму ущерба незначительной.

Отсюда вопрос. Законно ли нам отказали? Какую сумму составляет значительный ущерб для Юридического лица? Что нам делать дальше? И на основании каких законов все это делается?

2 ответa на вопрос от юристов 9111.ru

Статья 168. Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности

[Уголовный кодекс РФ][Глава 21][Статья 168]

Уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности, —

наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Законодатель в комментируемой статье употребляет понятие «крупный размер», а не «крупный ущерб». .

Вопрос о крупном размере следует решать применительно к понятию крупного размера хищения , указанного в ст. 158 УК. а именно 250000 рублей.как для физического так и для юрлица.

Мы являемся юридическим лицом. Ночью водитель автомобиля по каким-то причинам съехал с дороги, повредил бензоколонку нашей заправки

Пока из вашей ситуации УМЫСЛа и ст. 167 УК не видно, если только водитель не имел намерения умышленно разгромить вашу бензоколонку.

» По каким то причинам».

Они не установлены. а тем более умысел.

Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества

1. Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, —

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Значительный ущерб . от 2500 рублей. без градации физ или юр. лицу.

Может обжаловать постановление прокурору или в суд.

Умышленные уничтожение или повреждение имущества, повлекшие причинение значительного ущерба потерпевшему (ч. 1 ст. 167 УК РФ) (Тюнин В.И., Степанов Ю.И., Огарь Т.А.)

Дата размещения статьи: 28.10.2016

Общественно опасным последствием и конструктивным признаком преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ, является причинение значительного ущерба. Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, не повлекшие причинение значительного ущерба, могут оцениваться как административное правонарушение: «Уничтожение или повреждение чужого имущества» (ст. 7.17 КоАП РФ) или «Мелкое хулиганство» (ст. 20.1 КоАП РФ) , уголовная ответственность в данном случае исключается.

———————————
Епифанов Б.В., Коротков А.В., Степанов Ю.И., Трифонов В.Г., Тюнин В.И., Шкеле М.В. Имущественные преступления: Учебное пособие. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, 2012. С. 102.

Значительный ущерб представляет собой оценочную категорию , которая определяется с учетом конкретных обстоятельств деяния. По поводу признания причиненного ущерба значительным в судебно-следственной практике и теории уголовного права высказаны различные суждения.
———————————
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под общ. ред. Л.В. Готчиной, А.В. Никуленко. Тамбов — Санкт-Петербург — Липецк: Изд-во Першина Р.В., 2014. Т. 2. Особенная часть.
Огарь Т.А., Огарь Ю.А. Проблемы применения статьи 167 УК РФ в практике следственных подразделений ОВД // Уголовный закон в развитии: Сб. научных статей. СПб.: СПбГУЭФ, 2011. С. 80 — 85.
Преступления против собственности (научно-практический комментарий): Пособие / А.В. Коротков, Ю.И. Степанов, В.Г. Трифонов, М.В. Шкеле. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2012. С. 77 — 79.

В тексте ст. 167 УК РФ не содержится критериев определения этой категории, не указывается нижняя и верхняя стоимостная граница значительного ущерба. В то же время п. 2 примечаний к ст. 158 УК РФ установлено, что значительный ущерб гражданину в статьях гл. 21 УК РФ «определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей». Из этого следует, что дефиниция значительного ущерба распространяется и на ст. 167 УК РФ .
———————————
Шкеле М.В. Умышленное уничтожение или повреждение имущества: уголовно-правовая характеристика // Уголовному кодексу РФ 15 лет: достижения, проблемы, тенденции. Сб. научных статей / Под ред. В.И. Тюнина. СПбГУЭФ, 2012. С. 196 — 202.

Такая позиция поддерживается высшим судебным органом. По делу Н.Е., осужденного за убийство и умышленное уничтожение чужого имущества, Президиум Верховного Суда РФ, отменяя решение районного суда, в части осуждения по ст. 167 УК РФ сделал следующий вывод: «. Квалифицируя действия осужденного по ч. 2 ст. 167 УК РФ, суд указал в приговоре, что он умышленно путем поджога уничтожил постельные принадлежности потерпевшей, а также деньги в сумме 1500 руб., чем причинил значительный ущерб в размере 1925 руб.
В соответствии с изменениями, внесенными в УК РФ Законом от 8 декабря 2003 г., значительный ущерб не может составлять менее 2500 руб. Ущерб, причиненный Н.Е., меньше этой суммы, поэтому не является значительным» .
———————————
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 июня 2006 г. N 164П06 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 28.10.2015).

Примечание к ст. 158 УК РФ определяет ущерб как значительный лишь применительно к причинению его гражданину, тогда как ч. 1 ст. 167 УК РФ закрепляет ответственность за умышленное повреждение или уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба не только гражданину, но и организациям, учреждениям, государству, муниципальным образованиям, иным субъектам. Таким образом, в соответствии с буквальным толкованием текста уголовного закона при причинении ущерба гражданину он может быть признан значительным, если превышает две тысячи пятьсот рублей.
Наличие текстуального несоответствия между диспозицией ч. 1 ст. 167 и п. 2 примечаний к ст. 158 УК РФ связано с тем, что п. 2 ориентирует в первую очередь на уяснение признаков именно хищения, поскольку в некоторых формах хищения присутствует квалифицирующий признак, характеризующий причинение значительного ущерба именно гражданину. При описании хищений законодатель не закрепил в качестве возможного последствия причинения значительного ущерба организации. Однако в ст. 167 УК РФ предусматривается причинение значительного ущерба также и юридическому лицу (организации).
Возникает вопрос: распространяется ли предусмотренное п. 2 примечаний к ст. 158 УК РФ ограничение на размер значительного ущерба при причинении его юридическому лицу?
В научной литературе и правоприменительной практике по этому вопросу высказаны различные мнения. Скажем, А.В. Бриллиантов, И.А. Клепицкий и др. утверждают, что значительный ущерб, причиненный организации, должен быть не менее 2500 руб.
———————————
См. об этом: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Э.Н. Жевлаков и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. Т. 1.
См., напр.: Огарь Т.А., Огарь Ю.А. Проблемы применения статьи 167 УК РФ в практике следственных подразделений ОВД // Уголовный закон в развитии: Сборник научных статей. СПб.: СПбГУЭФ, 2011. С. 80 — 85.

Вместе с тем в Определении от 5 марта 2013 г. N 323-О Конституционный Суд указал, что «причинение значительного ущерба является обязательным признаком объективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьей 167 УК Российской Федерации, отграничивающим их от административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.17 КоАП Российской Федерации. При этом в соответствии с пунктом 2 примечаний к статье 158 УК Российской Федерации значительный ущерб, причиненный гражданину, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей, а размер значительного ущерба, причиненного юридическим лицам, в каждом конкретном случае должен оцениваться судом с учетом стоимости поврежденного или уничтоженного имущества, его хозяйственной и иной ценности, затрат на восстановление поврежденного имущества, последствий его выведения из использования (эксплуатации), экономического положения собственника или иного законного владельца этого имущества, а также иных имеющих существенное значение обстоятельств» .
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2013 г. N 323-О «По жалобе гражданина Газаряна Сурена Владимировича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 167 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. N 6. Если посмотреть на примеры криминализации деяний, где законодатель использует в качестве критерия «причинение ущерба» либо «размер», характеризующий совершенное деяние, то увидим, что для юридического лица такой размер (ущерб) — величина более значительная, чем для физического лица (статьи 198, 199 УК РФ). Поэтому логичнее, если бы для юридического лица минимальный размер ущерба составлял величину большую, нежели для физического лица, поскольку доходы юридических лиц в большинстве случаев превышают доходы физических лиц. Однако в УК РФ нет ни одной опорной нормы для определения нижней или верхней границы значительного ущерба для юридического лица.

Анализ практики применения ч. 1 ст. 167 УК РФ показывает, что при признании причиненного ущерба значительным суды, как это и предписывается уголовным законом, устанавливают не только тот факт, что ущерб превышает 2500 руб.
К. признан виновным в покушении на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, а также в умышленном уничтожении при этом чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор и другие судебные решения по следующим основаниям.
Суд установил и отразил в приговоре, что К., находясь во дворе дома, разбил стекло водительской двери и переднюю панель, проник в салон автомобиля «Москвич-21412», принадлежащего Л., и пытался запустить двигатель, но был задержан владельцем машины. Своими действиями К. причинил потерпевшему ущерб в размере 2700 руб. В приговоре не приведены сведения в обоснование вывода о том, что причинение собственнику автомобиля ущерба в размере 2700 руб. для него является значительным. В соответствии с п. 2 примечаний к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину во всех преступлениях против собственности определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 руб. При таких обстоятельствах К. по ч. 1 ст. 167 УК РФ осужден без достаточных оснований .
———————————
Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и судебное толкование: Научно-практическое пособие / Ю.И. Антонов, В.Б. Боровиков, А.В. Галахова и др.; под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2014.

Таким образом, значительность ущерба определяется не только по размеру причиненного вреда, но и с учетом имущественного положения гражданина. Другими словами, ущерб на сумму, превышающую 2500 руб., может быть не признан судом значительным, если при его оценке не учтено имущественное положение потерпевшего. Такой подход соответствует разъяснениям, содержащимся в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»: «При решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например, в зависимости от рода его деятельности и материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества».
Установление признака значительности ущерба с учетом имущественного положения потерпевшего представляет наибольшую трудность в судебно-следственной практике. Какие именно обстоятельства, характеризующие имущественное положение потерпевшего, и как именно должны быть учтены при определении значительности ущерба?
В правоприменительной практике представлены различные подходы к установлению имущественного положения потерпевшего при определении того, причинен ли ему значительный ущерб. По данным Л.М. Файзрахмановой, оценка правоприменителями значительности ущерба производится в большинстве случаев (69%) только по стоимости уничтоженного или поврежденного имущества, а другие показатели — количество предметов, их значимость для потерпевшего берутся во внимание редко — 17% .
———————————
Файзрахманова Л.М. Уголовная ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества по УК России: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ижевск, 2002. С. 16.

Изучавший данную проблему И.Г. Шевченко пишет, что «при оценке ущерба, причиненного умышленным повреждением или уничтожением имущества, практические работники сравнивают размер стоимости уничтоженного имущества (или размер суммы, на которую понизилась стоимость поврежденного имущества) с имущественным положением потерпевшего (общий доход, включая размер заработной платы, пенсии, пособия и др.) и влияющим на него семейным (наличие на попечении детей, нетрудоспособных родителей и супруга) и служебным положением жертвы (род деятельности и профессии), ее возрастом (пожилой или молодой человек), состоянием здоровья (наличие нетрудоспособности, инвалидности) и степенью нуждаемости потерпевшего в потерянной вещи. При этом все эти обстоятельства сопоставляются с мнением потерпевшей стороны о значимости для нее данного имущества» .
———————————
Шевченко И.Г. Уничтожение и повреждение имущества в уголовном праве России: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 17.

Однако проведенное нами изучение уголовных дел и приговоров судов (проанализировано 45 уголовных дел и приговоров, вынесенных по ст. 167 УК РФ) показало, что в подавляющем числе случаев правоохранительные органы возбуждают уголовные дела, усматривая в действиях виновных лиц такие квалифицирующие признаки, как «хулиганские побуждения» или способ «путем поджога», и уходят от анализа имущественного (финансового) положения потерпевшего. Такой подход игнорирует необходимость установления причиненного физическому лицу ущерба как значительного. Напомним, что причинение значительного ущерба является обязательным признаком как преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ, так и преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, на что прямо указывает Пленум Верховного Суда РФ: «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, влечет уголовную ответственность по части второй статьи 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба» .
———————————
Пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем».

В изученных нами приговорах, вынесенных судами по уголовным делам данной категории, как правило, констатировалось причинение значительного ущерба потерпевшему без раскрытия признака значительности и без анализа и учета имущественного положения потерпевшего. И хотя по соответствующим основаниям изученные нами решения не отменялись, не можем не заметить, что такая практика противоречит п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре», в соответствии с которым, признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (значительный ущерб), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака .
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» (ред. от 16 апреля 2013 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 7.

Помимо отмеченной, исследование выявило и иные сложности определения ущерба как значительного, связаны они с установлением такой его характеристики, как стоимостный размер.
При определении размера причиненного ущерба по делу в отношении Корнева суд исходил из отчета об оценке рыночной стоимости восстановительного ремонта объекта на сумму 36715 руб. 58 коп. . По делу в отношении Калинина, осужденного по ч. 1 ст. 167 УК РФ , величина причиненного ущерба как значительного установлена исходя из стоимости проведенных реставрационных работ в помещении, где был пожар, вызванный умышленными действиями осужденного.
———————————
Постановление от 7 августа 2014 г. // Архив Тушинского районного суда г. Москвы.
Приговор от 25 сентября 2015 г. // Архив Тушинского районного суда г. Москвы.

В приведенных и подобных им случаях определить причиненный ущерб иным способом, т.е. без учета как фактически понесенных затрат, так и их сопоставления с рыночной стоимостью работ по восстановлению поврежденного имущества, невозможно. То, что стоимость восстановительных работ окажется выше, чем стоимость поврежденного имущества, не должно влиять на оценку причиненного ущерба как значительного.
В подтверждение можно сослаться на абз. 2 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества» .
———————————
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.

Следовательно, размер вмененного виновному ущерба может быть уменьшен, если виновный докажет, что при восстановлении имущества были произведены более дорогие материалы и способы восстановления, нежели те, что применяются обычно в сходных ситуациях. В своей монографии профессор Н.А. Лопашенко приводит текст судебного решения, который подтверждает сказанное.
———————————
Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012. С. 383.

Сложности также вызывает установление величины ущерба при совершении деяния в форме повреждения чужого имущества. Если в ходе совершения преступления повреждается сложная вещь, состоящая из отдельных частей (деталей), имеющих собственную стоимость, величина причиненного ущерба может быть определена по-разному. Например, если в ходе совершения преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ, разбивается лобовое стекло автомобиля, как оценивать данное деяние: как уничтожение лобового стекла или как повреждение машины в целом ?
———————————
Проиллюстрировать это может Кассационное определение от 14 июня 2011 г. по делу N 22-949/11 // Сайт «Росправосудие». URL: https://rospravosudie.com/court-amurskij-oblastnoj-sud-amurskaya-oblast-s/act-105477939/. Серкболов Р.С. был осужден за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества. В кассационном представлении государственный обвинитель просил исключить из осуждения признак «умышленное уничтожение чужого имущества», так как фактически имело место повреждение имущества — автомобиля, поскольку действиями Серкболова сам предмет преступления не был приведен в полную непригодность и не утратил своей хозяйственно-экономической ценности, уничтожение же составных частей автомобиля, в данном случае — стекла двери и бокового зеркала заднего вида не образует такого признака преступления, как уничтожение чужого имущества.
Суд признал, что подсудимый Серкболов Р.С. умышленно уничтожил составные части автомобиля — привел в полную негодность стекло двери и боковое зеркало заднего вида, а также повредил кузовные части автомобиля, причинив тем самым потерпевшему Н. значительный материальный ущерб. Вместе с тем, поскольку сам предмет преступления (автомобиль) не был приведен в полную непригодность и не утратил хозяйственно-экономической ценности, фактически имело место его повреждение, на что правильно указано в кассационном представлении.

Анализ правоприменительной практики и интервьюирование практических работников показали, что условно можно выделить два подхода.
В соответствии с первым такое деяние может быть расценено как уничтожение конкретной составной части сложной вещи, и тогда величина причиненного ущерба будет определяться исходя из стоимости поврежденной (уничтоженной) детали без учета стоимости работ по восстановлению сложной вещи в целом.
В качестве примера можно привести уголовное дело в отношении лица, которое умышленно, с целью повреждения и уничтожения чужого имущества, держа в руках металлический предмет — совок, уничтожило путем разбития переднее лобовое стекло на автомобиле марки TOYOTA COROLLA 1993 года выпуска, принадлежащем гражданину (ФИО1), чем причинило ему значительный материальный ущерб на сумму 4500 руб. Размер причиненного ущерба определен справкой из магазина «Вираж» ИП о том, что стоимость лобового стекла на автомобиль марки TOYOTA COROLLA составляет 4500 руб., т.е. без учета стоимости восстановительного ремонта .
———————————
Приговор по уголовному делу, вынесенный 12 февраля 2012 г. судьей судебного участка N 84 Пограничного района // Сайт «Росправосудие». URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-84-pogranichnogo-rajona-s/act-201783289/ (дата обращения: 12.01.2016).

Еще один пример. Виновный, находясь на улице, взял с земли камни и стал бросать их в окна квартиры потерпевшей, а затем деревянной палкой стал бить по окнам квартиры, в результате чего повредил два окна квартиры, одно в кухне, второе — в зале, путем разбития в них пяти стеклопакетов стоимостью 11251 руб. 80 коп. Заключением судебной товароведческой экспертизы установлена сумма разбитых стеклопакетов и затрат по восстановительному ремонту. Однако судья не принял во внимание при определении размера ущерба, причиненного преступлением, полную сумму ущерба, указанную в заключении эксперта, учитывая то, что ремонт окон фактически произведен, документов, подтверждающих ремонт, не представлено, в заключении эксперта сумма затрат по восстановительному ремонту окон определена расчетным путем .
———————————
Приговор по уголовному делу N 1-2-24/2015 (774122), вынесенный 1 июля 2015 г. мировым судьей судебного участка N 2 г. Саяногорска Республики Хакасия // Сайт «Росправосудие»: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-mirovogo-sudi-2-g-sayanogorska-s/act-223651787/ (дата обращения: 19.12.2015).

Споры о размере понесенных затрат и правилах их исчисления возникают в связи с тем, что восстановительные работы потерпевший выполняет самостоятельно, привлекает к их выполнению родственников или знакомых либо обвиняемого, который заглаживает причиненный вред. Либо такие работы еще не выполнены в силу отсутствия у потерпевшего возможности их оплатить. В подобных случаях применению так называемого расчетного метода для определения стоимости работ по восстановлению имущества препятствует содержащийся в законе запрет постановлять обвинительный приговор на предположениях (ч. 4 ст. 14, ч. 4 ст. 302 УПК РФ), а использование исключительно расчетного метода — как это произошло бы при обстоятельствах, указанных в приведенных нами примерах, — означало бы лишь предположительную оценку судом размера соответствующих затрат. Однако если без работ по восстановлению вещи невозможно осуществлять ее дальнейшую эксплуатацию и стоимость этих работ подтверждена доказательствами, отвечающими названным в ст. 88 УПК РФ критериям, такая стоимость должна быть учтена при установлении общей суммы причиненного ущерба.
С учетом этого мы поддерживаем второй подход, в соответствии с которым деяние должно быть расценено как повреждение сложной вещи целиком. В таком случае величина причиненного ущерба может быть определена как совокупность стоимости поврежденных деталей и стоимости работ по их установке и т.п.
Так, К. и Ш. подошли к принадлежащему гражданину автомобилю и нанесли один удар костылем по капоту данного автомобиля и один удар ногой по правой передней двери данного автомобиля. Устанавливая размер причиненного ущерба, суд пояснил, что согласно ст. 134 ГК РФ, если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь). Вследствие чего как капот, так и правая передняя дверь являются неотъемлемыми частями всего автомобиля и не могут рассматриваться как отдельное имущество .
———————————
Приговор по уголовному делу N 1-53/2013, вынесенный 15 ноября 2013 г. мировым судьей судебного участка Волчихинского района Алтайского края // Сайт «Росправосудие». URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-volchixinskogo-rajona-altajskogo-kraya-s/act-212418957/ (дата обращения: 19.12.2015).

Хван, действуя на почве личных неприязненных отношений, подошел к автомобилю потерпевшего и самодельной деревянной битой нанес три удара по лобовому стеклу указанного автомобиля, в результате чего согласно отчету о стоимости восстановительного ремонта автомобиля образовались повреждения лобового стекла автомобиля, повреждения стойки ветрового окна автомобиля справа в виде вмятин и острых складок металла в средней и нижней части на ребрах жесткости на площади более 30%. После чего Хван умышленно нанес один удар самодельной деревянной битой по стеклу правой передней двери вышеуказанного автомобиля, отчего стекло разбилось. Своими действиями Хван повредил автомобиль «Мазда-Фамилиа», принадлежащий гражданину , при этом без проведения восстановительного ремонта данного автомобиля последний эксплуатации не подлежал, причинив последнему согласно вышеуказанному отчету о стоимости восстановительного ремонта автомобиля материальный ущерб (без учета износа) в размере 66637 руб., который для потерпевшего является значительным .
———————————
Приговор по уголовному делу N 1-86/2014, вынесенный 22 октября 2014 г. мировым судьей судебного участка N 2 Красноуральского судебного района Свердловской области // Сайт «Росправосудие». URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-mirovogo-sudi-2-g-krasnouralska-s/act-215464216/ (дата обращения: 14.01.2016).

Представляется, что данный подход определения размера ущерба соответствует как рекомендациям высшей судебной инстанции , так и гражданскому законодательству (например, ст. ст. 15 и 134 ГК РФ) .
———————————
Пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем».
В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что «при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права».

Изучение уголовных дел показывает, что в большинстве случаев при определении размера причиненного ущерба практика идет по второму пути, при этом выполнение восстановительного ремонта самим виновным не становится основанием для исключения стоимости данного ремонта из общей суммы причиненного ущерба.
Кульков умышленно повредил автомашину, принадлежащую П., нанеся два удара рукой по лобовому стеклу, в результате чего на стекле образовались две вмятины с идущими от них трещинами по всему периметру лобового стекла. По заключению специалиста ООО «Альфа-Групп» об оценке стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, владельцу причинен ущерб в размере 16625,91 руб.
Кульков обратился с апелляционной жалобой, в которой просил отменить приговор мирового судьи, так как считал, что фактически П. затратила на восстановление стекла 2000 руб., что подтверждено товарным чеком. Он за моральный вред самостоятельно и бесплатно произвел ремонт, замену жидкостей и масел в автомашине последней на сумму 6000 руб., общая сумма возмещения 8000 руб. Также возместил потерпевшей 10000 руб., а всего возместил в добровольном порядке 18000 руб.
Однако апелляционной инстанцией во внимание был принят не только товарный чек от 24 сентября 2010 г. N . о стоимости лобового стекла в 2000 руб., представленный в судебном заседании потерпевшей, но и упомянутое заключение специалиста ООО «Альфа-Групп» об оценке стоимости восстановительного ремонта транспортного средства. В результате в решении по делу указано, что, определяя стоимость имущества, которое умышленно было повреждено в результате виновных действий Кулькова, органы дознания и мировой судья исходили из его стоимости на момент совершения преступления, значимости этого имущества для потерпевшей П. В связи с этим приговор суда первой инстанции оставлен без изменения, а жалоба подсудимого без удовлетворения .
———————————
Постановление по уголовному делу N 10-6-11, вынесенное 2 февраля 2011 г. судьей Находкинского городского суда Приморского края // Сайт «Росправосудие»: https://rospravosudie.com/court-naxodkinskij-gorodskoj-sud-primorskij-kraj-s/act-102824585/ (дата обращения: 19.12.2015).

Пристатейный библиографический список

1. Епифанов Б.В., Коротков А.В., Степанов Ю.И., Трифонов В.Г., Тюнин В.И., Шкеле М.В. Имущественные преступления: Учебное пособие. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, 2012.
2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Э.Н. Жевлаков и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. Т. 1.
3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под общ. ред. Л.В. Готчиной, А.В. Никуленко. Тамбов — Санкт-Петербург — Липецк: Изд-во Першина Р.В., 2014. Т. 2. Особенная часть.
4. Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012.
5. Огарь Т.А., Огарь Ю.А. Проблемы применения статьи 167 УК РФ в практике следственных подразделений ОВД // Уголовный закон в развитии: Сб. научных статей. СПб.: СПбГУЭФ, 2011.
6. Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и судебное толкование: Научно-практическое пособие / Ю.И. Антонов, В.Б. Боровиков, А.В. Галахова и др.; под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2014.
7. Преступления против собственности (научно-практический комментарий): Пособие / А.В. Коротков, Ю.И. Степанов, В.Г. Трифонов, М.В. Шкеле. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2012.
8. Файзрахманова Л.М. Уголовная ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества по УК России: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ижевск, 2002.
9. Шевченко И.Г. Уничтожение и повреждение имущества в уголовном праве России: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2007.
10. Шкеле М.В. Умышленное уничтожение или повреждение имущества: уголовно-правовая характеристика // Уголовному кодексу РФ 15 лет: достижения, проблемы, тенденции. Сб. научных статей / Под ред. В.И. Тюнина. СПбГУЭФ, 2012.