Содержание больного ребенка

Оглавление:

Содержание больного ребенка

Нуждающийся в материальной помощи супруг вправе требовать в судебном порядке от другого супруга выплаты алиментов для себя в случаях, прямо предусмотренных законом.

Суд рассмотрел дело по иску В к супругу В о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей, а также средств на свое содержание.

В заявлении суду истица указала, что с 1996 г. состоит в браке с В. От брака они имеют двоих несовершеннолетних детей: сына 1998 года рождения и дочь 2002 года рождения. Сын с рождения и до своего совершеннолетия признан ребенком-инвалидом, истица осуществляет за ним уход и не работает. Дети находятся на ее иждивении и воспитании. Ответчик материальной помощи на содержание детей не оказывает.

Ссылаясь на вышеизложенные обстоятельства, истица просила взыскать с ответчика в ее пользу алименты на содержание двоих несовершеннолетних детей в размере 33 % его заработка, а также на содержание ее самой ежемесячно по шесть базовых величин.

В суде истица, поддержав требования о взыскании алиментов на содержание двоих несовершеннолетних детей, изменила требование о взыскании средств на свое содержание и просила взыскать с ответчика ежемесячно по 4,2 базовой величины.

Решением суда постановлено: взыскать с ответчика в пользу В на содержание двоих несовершеннолетних детей алименты в размере 33 % заработка и (или) иного дохода ежемесячно, начиная взыскание с января 2007 г. и до совершеннолетия детей; взыскать с ответчика средства на содержание истицы, осуществляющей уход за ребенком-инвалидом, в размере 4,2 базовой величины ежемесячно, начиная взыскание с января 2007 г. и до мая 2016 г.

В кассационном протесте прокурор просил решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, поскольку суд применил не подлежащую применению норму материального права. По существу, суд разрешил вопрос о возложении на ответчика дополнительных расходов на содержание больного ребенка, в то время как такие требования истицей не заявлялись, размер необходимых дополнительных затрат судом не исследовался. Кроме того, дополнительные расходы могут быть взысканы лишь на содержание ребенка, а не на содержание его матери — истицы В.

Кассационная коллегия при рассмотрении протеста указала следующее.

В силу ст. 91 и 92 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС) родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Алименты на двоих несовершеннолетних детей взыскиваются с их родителей в размере 33 % заработка и (или) иного дохода родителей.

Согласно ч. 1 и 2 ст. 29 КоБС супруги обязаны материально поддерживать друг друга. В случае отказа в такой поддержке нуждающийся в материальной помощи нетрудоспособный супруг, жена в период беременности, супруг в течение трех лет после рождении ребенка, который находится в отпуске по уходу за ребенком и осуществляет родительскую заботу о нем, имеют право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от другого супруга, обладающего необходимыми для этого средствами.

В соответствии со ст. 401 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь основаниями к отмене решения суда в кассационном порядке являются:

1) полная или частичная необоснованность его;

2) незаконность решения, то есть неприменение или неправильное применение судом подлежащих применению норм материального либо процессуального права.

Из материалов дела следовало, что ответчик В материальную помощь на содержание детей не оказывает. При таких обстоятельствах суд обоснованно удовлетворил требования истицы и взыскал в ее пользу на содержание двоих несовершеннолетних детей алименты в размере 33 % заработка и (или) иного дохода ответчика.

Помимо требований о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей истицей было заявлено требование о взыскании средств на свое содержание. В качестве основания этих требований В указала то обстоятельство, что она не работает, осуществляет уход за ребенком-инвалидом, а ответчик материальной поддержки ей не оказывает.

Удовлетворяя требование о взыскании средств на содержание самой истицы в размере 4,2 базовой величины, суд руководствовался ст. 96 КоБС, предусматривающей взыскание дополнительных расходов, вызванных исключительными обстоятельствами (тяжелая болезнь, увечье ребенка и т.п.), на содержание ребенка. Однако эта норма материального права в данном случае не подлежала применению.

Следовательно, решение в этой части нельзя признать законным. Поскольку ст. 29 КоБС не предусмотрено взыскание средств на содержание неработающего супруга, осуществляющего уход за ребенком-инвалидом, а других оснований (В не является нетрудоспособной, не беременна, младшему ребенку исполнилось более трех лет) не имеется, то в иске о взыскании средств на содержание истицы следовало отказать.

В имеет право обратиться в суд с иском о взыскании дополнительных средств на содержание ребенка-инвалида, представив документы, подтверждающие все расходы, вызванные болезнью сына.

Поскольку по делу не требуется получения или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права, то, не передавая дело на новое рассмотрение, следует вынести новое решение об отказе в удовлетворении требований истицы о взыскании средств на ее содержание.

«Особенный» ребенок: как принять и полюбить?

Приятно сознавать, что наша жизнь хоть в чем-то, но меняется к лучшему. Касается это и так называемых «особенных» детей – даунов, аутистов, инвалидов и тех, кому врачи поставили диагноз умственно отсталых.

Еще каких-то пару десятилетий назад почти 99% родителей оставляли таких детей в роддомах или сдавали в специализированные интернаты, которые мало чем отличались от психиатрических заведений и мест лишения свободы. Если же родители решались оставить такого ребенка себе, то чаще всего им приходилось держать своих отпрысков дома. Появиться с таким ребенком на улице – поступок не для слабонервных: выдержать повышенное внимание прохожих, сопровождающееся тыканьем пальцами, выдержит далеко не каждый. К счастью, сегодня наше общество относится к таким детям спокойно. Ну, или почти спокойно. И это говорит о том, что у нас есть шанс стать по-настоящему демократической страной. Вот только для родителей появление таких детей по-прежнему большая трагедия. Как принять и полюбить «особенного» ребенка?

Ребенокне бытовая техника

Итак, «особенный» ребенок родился – он есть и, как бракованный автомобиль или не работающая бытовая техника, обмену и возврату не подлежит. С одной стороны, непонятно, как можно отказаться от собственного сына или дочери, оставив его в роддоме, как просроченный товар – на кассе. Но если судьба испорченной колбасы особого беспокойства у нас не вызывает, трудно жить спокойно, зная, что где-то живет твой ребенок и, возможно, без тебя он глубоко несчастен.

С другой стороны, вопрос этот, конечно, очень личный, можно даже сказать, интимный – тут каждый решает за себя. И если родители не хотят или не чувствуют в себе достаточно сил, чтобы воспитывать такого ребенка, ни заставить их, ни приказать им нельзя. Но и семей, которые не побоялись оставить себе «особенных» детей, довольно много, и это не может не радовать.

Понять, принять, полюбить

Главное, что нужно сделать родителям, а чаще всего маме «особенного» ребенка, – это постараться понять его, принять и полюбить. Последнее – самое сложное. Психика отвергает то, что видит человек в момент появления такого ребенка. В мечтах он представлял себе нечто иное – красивое, пухленькое, в пеленках с кружевами, реальное же дитя выглядит, мягко говоря, немного не так.

Родителям нужна психокоррекционная работа души, направленная на то, чтобы понять и принять этого человека. Если это удается сделать, все остальное – общение, да и собственно жизнь с таким ребенком – получается довольно легко. Можно смотреть на это как на работу, которая поначалу кажется неинтересной и даже неприятной, но стоит выучиться ей и приобрести какие-то навыки, как понимаешь, что ничего сложного в ней нет.

Он просто «особенный»

Часто родители, воспитывающие таких детей, задумываются: «Почему все дети как дети, а мой – вот такой?!» Важный момент, о котором стоит помнить: ни в коем случае нельзя считать своего ребенка больным, уродливым или, не дай бог, дураком. Таких детей не зря назвали особенными – просто физически или психологически они не похожи на других. Да, такой ребенок не прост в общении. Да, ему нужен особый подход, но кто сказал, что так называемые нормальные дети его не требуют? Случается, и особенно это касается подросткового возраста, хлопот они своим родителям приносят гораздо больше, чем самый сложный «особенный» ребенок.

Нет социальным стереотипам!

Жизнь родителям «особенных» детей отравляют и социальные стереотипы, которые диктуют нам, кто должен считаться здоровым, красивым и полноценным, а кто – больным, уродливым и ущербным. Но, во-первых, все эти нормы сейчас очень размыты, и отделить одно от другого крайне сложно. Во-вторых, кто может взять на себя миссию господа бога, чтобы решать, кто достоин быть членом общества, а кто нет. От таких рамок надо отходить, особенно если мы хотим считать себя цивилизованным обществом.

«За что мне это?!»

Очень часто родители, у которых появляется «особенный» ребенок, воспринимают его как наказание за что-то. Если на первых порах рождение такого чада воспринимается как горе, его близким приходится пройти все традиционные стадии горевания. И первая из них – шок: «За что мне это?!» Это вполне нормальное и естественное состояние, которое нужно пройти, дав себе время на то, чтобы его пережить. Как правило, длится эта стадия недолго – от недели до месяца, если шок продолжается дольше, человеку нужна скорая помощь специалистов. Если процесс не зашел слишком далеко, советом и добрым словом людям в состоянии помочь их близкие или психолог.

Чем закончится острая стадия горевания, зависит от самого человека – точнее, от того, во что он верит. Кто-то выходит из нее с убеждением, что некие высшие силы послали ему такое испытание, и от того, выдержит ли он его, зависит многое. Кто-то считает, что это опыт, который ему необходимо приобрести. Кто-то воспринимает это как божий промысел или карму. А кто-то – как труд, который нужно в этой жизни совершить. В любом случае появление такого ребенка не стоит считать наказанием. Зациклившись на мысли о том, что «особенный» ребенок – кара божья, можно очень сильно осложнить жизнь и себе, и ему.

Дополнительные расходы на ребенка кроме алиментов

Остановимся на основании дополнительных выплат и процедуре их назначения.

Часто в жизненной реальности обстоятельства складываются так, что размер уплачиваемых алиментов на содержание ребенка одним из родителей, который не проживает совместно, недостаточный для нормального жизнеобеспечения. К примеру, если алименты назначены в определенной незначительной сумме, или заработок по официальным доходам минимальный. Соответственно и процентное отношение выплачиваемых алиментов будет мизерным.

В таких ситуациях назначаются дополнительные расходы на ребенка кроме алиментов.

Остановимся на основании дополнительных выплат и процедуре их назначения. Рассмотрим участие родителей в дополнительных расходах на детей.

Дополнительные расходы на ребенка кроме алиментов. Основания назначения

Законодательство России в статье 86 Семейного Кодекса предусмотрело список основных причин, когда и при каких обстоятельствах могут быть взысканы дополнительные расходы на ребенка кроме алиментов:

  • В случаях перенесения ребенком тяжелой болезни. При таких обстоятельствах суд, при рассмотрении вопроса по существу, опирается на заключение медиков, определяет потребность дополнительных расходов на лечение.
  • При хронических заболеваниях, выявленных у детей, несущих угрозу жизнеспособности и возможности вести нормальный образ жизни, то есть необходимость постороннего ухода является достаточным условием, чтобы были назначены дополнительные выплаты несовершеннолетним детям.
  • При нанесении ребенку тяжелых телесных повреждений, повлекших за собой инвалидность, необходимость лечения и постороннего ухода.

Перечисленные основания относятся к несовершеннолетним детям и к детям, которым исполнилось 18 лет, и закончился срок выплаты обязательных алиментов.

Порядок взыскания дополнительных расходов

Отличительная особенность выплаты дополнительных расходов на содержание ребенка от взыскиваемых алиментов то, что они могут быть произведены уже после того, как затрачены средства.

Судом может быть вынесено решение не только о частичной компенсации уже вложенных средств, но и планируемые расходы.

Дополнительные расходы на ребенка кроме алиментов взыскиваются в основном определенной суммой, обоснованной в исковом заявлении подтверждающими документами.

Нужно отметить, что дополнительные расходы на детей, не достигших восемнадцати лет, или совершеннолетних нетрудоспособных детей инвалидов выплачивают по решению суда вне зависимости от взыскиваемых алиментов. Возможно параллельное взыскание таких выплат при установленной конкретной сумме алиментов и дополнительных расходов.

Если один из родителей, не проживающий совместно с ребенком до 18 лет, или ребенком инвалидом совершеннолетним, отказывается выплачивать деньги на дополнительные расходы, необходимо подать исковое заявление с обоснованием требований в суд.

В исковом заявлении нужно обосновать сумму для покрытия дополнительных расходов, описав все обстоятельства, вследствие чего потребовалось взыскание дополнительных денежных средств.

Важно отметить, что взыскание дополнительной суммы при судебном рассмотрении искового заявления является правом судьи от наличия предоставленных аргументов и доказательств по требованиям, изложенным в исковом заявлении.

Процедура взыскания дополнительных средств, присужденных решением суда по вашему исковому заявлению аналогична процедуре взыскания алиментов. При устранении ответчика от выплаты сумм, присужденных решением суда, взысканием денег занимается исполнительная служба судебных приставов. Также к ответчику могут быть применены такие санкции:

  • запрет выезда из страны;
  • наложение ареста на имущество;
  • направление исполнительного листа по месту работы для принудительных отчислений из заработной платы, в счет погашения присужденной по исковому заявлению суммы дополнительных расходов на содержание ребенка.

Дополнительные расходы на ребенка судебная практика

В обычных случаях суд, установив сумму дополнительных расходов на содержание ребенка, делит их поровну на обоих родителей. Но, как и в каждом правиле, бывают исключения. Участие родителей в дополнительных расходах на детей определяется исключительно из сложившихся обстоятельств. Решение может быть вынесено с уменьшением или увеличением доли ответчика от исковых требований в зависимости от доходов обеих сторон и обоснованности требований.

Рассматривая дополнительные расходы на ребенка судебная практика исходит от того, что увеличивается доля дополнительных алиментов с отца на лечение ребенка, так как мать не имеет возможности работать, находясь по уходу за больным ребенком.

Размер удержаний дополнительных расходов, помимо алиментов может в исключительных случаях достигать 50 процентов от всех доходов.

Вместо заключения

Часто возникают вопросы о взыскании дополнительных средств на обучение ребенка.

Ответ однозначен. Если ребенок учится на дневной форме обучения и не является инвалидом, соответственно дополнительные средства на обучение взысканы с ответчика не будут. Только в добровольном порядке второй супруг (а) могут оказывать материальную помощь при обучении ребенка совершеннолетнего на стационаре. На обучение ребенка-инвалида в исключительных случаях могут быть присуждены дополнительные выплаты помимо обязательных алиментов.

Дети в беде

  • Алина Пахомова и Татьяна Капнинская
  • Facebook

В начале сентября Пахомовы приехали из Ставрополя в Москву. Их шестилетней дочери Алине было необходимо лечение: ей поставили страшный диагноз — «злокачественная опухоль ствола головного мозга». Семье с трудом удалось найти клинику, которая согласилась провести операцию и терапию. Родители девочки отчаянно пытались собрать деньги на оплату хирургического вмешательства и последующего курса лечения. На это требовалось около 3,8 млн рублей. Знакомые Пахомовых обзванивали благотворительные фонды с просьбой о помощи. На призыв откликнулся фонд «Золотые сердца».

«Я созвонилась с руководителем фонда Татьяной Капнинской, — рассказывает RT мать девочки Анна Пахомова. — Она сразу сказала, что фонд поможет. Спустя несколько дней Капнинская приехала в клинику, где лежала Алина, и сфотографировала её. Капнинская сказала, что намерена заключить договор с клиникой на оплату лучевой терапии. Однако в итоге ни с больницей, ни со мной никаких бумаг подписано не было. При этом Капнинская заверила меня, что это не важно».

Вскоре фото Алины появилось на сайте фонда и странице организации в соцсети. Родители обрадовались, но их насторожило, что в посте была указана сумма, значительно превышающая необходимую, — 5,5 млн рублей.

По словам Анны Пахомовой, Капнинская объяснила, что лучше собрать больше денег — лишними не будут: на реабилитацию, да и просто на жизнь.

При этом гендиректор фонда сообщила, что заключать договор с клиникой Европейский медицинский центр (European Medical Center, ЕМС) не хочет.

«Говорила, что клиника выставила ей смету заоблачную. Пообещала, что деньги для каждой фракции лучевой терапии просто будут переводиться мне на карту, — поясняет Пахомова. — Шли дни, но денег от фонда всё не было. А оплачивать фракции было необходимо. Каждая стоила 96 тыс. рублей. Мы чудом своими силами собирали деньги в соцсетях».

Тем временем фонд «Золотые сердца» организовал съёмку сюжетов об Алине, чтобы финансовую помощь оказали телезрители. Ролики готовили ТНТ и НТВ. Правда, выяснилось, что показывать ролик о сборе денег для Алины каналы начнут лишь через месяц, когда курс лучевой терапии уже подойдёт к концу.

Пока же фонд продолжал активно собирать деньги в соцсетях, однако оказалось, что за пару недель удалось получить в виде пожертвований только 8 тыс. рублей. Как отмечает Пахомова, их перечислили на её карту, пояснив, что более серьёзные суммы будут лишь с выходом сюжетов на ТВ.

«Моё терпение иссякло, когда фонд выложил в соцсети квитанцию об оплате фракции, которую я им прислала, чтобы они понимали, сколько это стоит, — говорит Пахомова. — Выглядело всё так, будто процедура была оплачена фондом. Нашему возмущению не было предела. Мы с мужем наконец поняли, что нас обманывают, а собираемые фондом для нашей дочери средства идут неизвестно куда. 5 октября я написала заявление на имя Капнинской с требованием удалить всю информацию об Алине и прекратить сбор денег на её лечение», — говорит Пахомова.

Ответ гендиректора фонда родителей девочки ошеломил. Капнинская заявила, что фонд вправе ещё в течение 14 дней собирать деньги на лечение Алины, поскольку по закону обработка персональных данных возможна без согласия человека, если речь идёт о жизни и здоровье.

Кроме того, фонд пригрозил написать заявление на родителей ребёнка из-за подозрений в мошенничестве и даже «завести уголовное дело по статье 159 УК РФ».

«Мы обязаны оповестить органы прокуратуры и уполномоченного по правам ребёнка о том, что вы действуете не в интересах собственного ребёнка, страдающего тяжёлым заболеванием, а в своих личных корыстных целях, собирая средства на личные счета, а не на счёт клиники», — говорилось в письме.

Фонд также потребовал от Пахомовых подписать письмо с отказом от всех денег, которые поступят от размещения рекламы в СМИ.

Насильная благотворительность

По словам Пахомовой, фонд ещё около двух недель продолжал собирать деньги через объявления в интернете и рекламу на ТНТ. На странице фонда во «ВКонтакте» сообщение о прекращении сбора было опубликовано 17 октября. Однако, как оказалось, фонд закрыл сбор только 24 октября — об этом говорится в письме Капнинской руководству клиники ЕМС, которое опубликовано на странице фонда в соцсети.

«Нам удалось достучаться до НТВ. Они были в шоке и согласились поменять реквизиты, указав данные «Спаси жизнь», — говорит Пахомова.

Но из других источников деньги якобы на лечение Алины фонд продолжал собирать.

В итоге реальную помощь в сборе денег для спасения Алины Пахомовой оказал фонд «Спаси жизнь».

«Анна Пахомова отправляла заявку и нам, но им уже якобы стали помогать «Золотые сердца», — пояснила RT председатель фонда «Спаси жизнь» Юлия Ромейко. — В итоге Анна позвонила, описала ситуацию, и мы приняли решение помочь её дочери. Мы связались с Капнинской. Она уверяла, что уже заключила договор с клиникой и ребёнок будет лечиться бесплатно. Однако оказалось, что никакого договора не было».

Связаться с представителями клиники ЕМС RT не удалось.

Спланированный сговор

Татьяна Капнинская заявила RT, что своим письмом пыталась вывести Пахомовых на чистую воду.

«Я хотела посмотреть, какие цели преследуют родители, — пояснила она. — Это был заранее спланированный сговор».

Однако на вопрос, кто и с кем сговорился и какие цели преследовал, Капнинская не ответила.

«В таком ключе я с вами разговаривать не буду, пишите что хотите», — заявила собеседница RT.

По данным базы «Контур.Фокус», благотворительный фонд «Золотые сердца» был зарегистрирован 27 апреля 2012 в деревне Солоть Ростовского района Ярославская области. Возглавляет фонд Татьяна Капнинская. Она же вместе с дочерью Викторией Гостевой и Валентиной Головиной выступает учредителем «Сердец».

Согласно последней финансовой отчётности, в 2017 году фонд в виде взносов и целевых поступлений получил 4,968 млн рублей. 623 тыс. рублей фонд потратил на содержание организации, ещё 83 тыс. ушло на прочие расходы. 4,180 млн рублей были направлены на целевые мероприятия.

Примечательно, что более половины собранных денег — 2,5 млн рублей — фонд потратил на дельфинотерапию для детей с ДЦП.

Также БФ «Золотые сердца», по данным «Контур.Фокус», являлся учредителем ООО «Центр физической реабилитации «Виктория». Организация была закрыта в 2017 году.

Кроме того, с «Золотыми сердцами» аффилирована ещё одна организация — Многофункциональный центр социальной адаптации и семейного досуга «Виктория». Согласно уставным документам, центр занимается предоставлением социальных услуг без обеспечения проживания престарелым и инвалидам. Зарегистрирована организация по тому же адресу, что и «Золотые сердца», — в деревне Солоть. Одним из учредителей и руководителем организации является Виктория Гостева.

Бессовестные спекуляции

Деятельность фонда проверит Генпрокуратура — в надзорное ведомство обратился председатель комиссии Общественной палаты РФ по вопросам благотворительности Александр Ткаченко.

«Проблема мошенничества в сфере благотворительности сегодня, к сожалению, стоит остро. Бессовестные спекуляции людскими трагедиями, использование в корыстных целях личной информации подрывают доверие к благотворительной деятельности в целом, лишают нуждающихся в последней надежде», — заявил Ткаченко.

Кроме того, сами родители намерены обратиться в правоохранительные органы.

«Я считаю, что БФ «Золотые сердца» не только выходит за рамки морально-этических норм, что как минимум не достойно благотворительного фонда, но и подменяют некоторые нормы закона в свою пользу, — отмечает в беседе с RT юрист Денис Сизиков. — Есть подозрения, что некоторые документы подписаны не родителями Алины Пахомовой, хотя БФ «Золотые сердца» утверждает обратное. В связи с этим будут поданы заявления в прокуратуру и Роспотребнадзор, чтобы действиям БФ «Золотые сердца» дали правовую оценку, как в области обработки персональных данных детей, так и деятельности фонда в целом».

При этом собеседник признаёт, что перспектива доказать мошенничество невелика.

«Фонд выбирает людей из глубинки, которых легко обмануть. Дети умирают, не дождавшись помощи, а куда идут деньги — не понятно. Прямого ущерба для детей, конечно, нет — родители просто теряют драгоценное время. Это благотворительность на костях. Но доказать что-то сложно, поскольку фонд специально переводит небольшие суммы родителям, как в случае Пахомовой», — предполагает Сизиков.

Конфликт Пахомовых с «Золотыми сердцами» стал не первым случаем — два года назад о похожей ситуации рассказала жительница Ярославля Светлана Воронина. По словам женщины, фонд пообещал помочь собрать деньги на операцию для её дочери, у которой была патология развития спинного мозга. Когда Воронина заподозрила, что её могут обманывать, и предложила Капнинской прекратить сотрудничество, та потребовала оплатить создание видеороликов и пообещала привлечь внимание к этой истории, так как действия матери, по её мнению, «попахивали мошенничеством».

Мошенничество без контроля

По мнению экспертов, к мошенничеству в сфере благотворительности приводит не только доверчивость нуждающихся в деньгах, но отсутствие законодательной базы, которая регулировала бы деятельность таких НКО.

«К сожалению, фондов, которые занимаются мошенничеством, очень много, — рассказывает RT президент благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. — Нет серьёзных механизмов контроля за фондами, например, ассоциации. Кроме того, налоговая служба не проверяет досконально фонды, а отчетность для НКО — слишком формальная».

По словам собеседницы, информацию о сборе средств, попадающую на федеральные телеканалы, никто толком не проверяет.

«Целесообразно создавать при телеканалах комиссии, которые оценивали бы информацию о благотворительной организации, желающей распространить информацию о благотворительном сборе, — говорит Альшанская. — Мошенники пользуются тем, что их не проверяют — они приходят в коммерческий отдел, покупают рекламное время и собирают деньги с многомиллионной аудитории себе в карман».

Председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский уверен, что законодательных пробелов, приводящих к случаям мошенничества в сфере благотворительности, нет.

«Все описано в законе об НКО, — говорит Алешковский RT. — К тому же, мы находимся под лупой не только проверяющих органов, но и общественности. Именно поэтому такие истории обязательно всплывают».

Оградить себя от мошенничества при обращении с просьбой о помощи в благотворительные фонды, по мнению эксперта, поможет только критическое мышление. «Нужно почитать отзывы, пообщаться с теми, кто уже обращался в фонд, изучить отчётность организации», — поясняет собеседник.

Глава 11. Особенности поведения и воспитания больного ребенка

(См.: Носов С. Д. Деонтология в педиатрии.- М.: Медицина, 1977.)

Характеристика психики и поведения больного ребенка

Поведение больного ребенка во многом отличается от поведения здорового. Для здорового ребенка является типичным состояние оптимальной возбудимости, т. е. реакция коры головного мозга соответствует силе раздражителя (малыш смеется, услышав смешное; пытливо старается разобраться в новой игрушке; плачет от досады, но быстро успокаивается и т. д.). Поведение больного ребенка иное. Одни дети очень раздражительны, громко плачут и кричат, зовут к себе взрослого, а когда к ним подходят, то отталкивают их от себя. Такие дети отказываются от игрушки, от любимого блюда, капризничают, устав, не надолго успокаиваются, засыпают, а проснувшись, опять плачут. Позже перевозбужденное состояние сменяется угнетением, безразличием, затем ребенок опять возбуждается, но уже в меньшей степени. Постепенно он адаптируется, успокаивается. Другие дети, заболев, наоборот, становятся очень грустными, безразличным взглядом смотрят вдаль или закрывают глаза, отворачиваются, если взрослый заговаривает с ними. В обоих случаях наблюдается отклонение от состояния оптимальной возбудимости, т. е. на один и тот же раздражитель нервная система ребенка дает слишком сильную или, наоборот, слишком слабую ответную реакцию.

Любое заболевание прежде всего травмирует нервную систему ребенка и это всегда отражается на состоянии его навыков и привычек, т. е. условных рефлексов. При остром заболевании недавно образованные условные рефлексы могут внезапно исчезнуть. Например, Андрюша очень хорошо выучил стихотворение — он готовился выступить на празднике. Вечером выслушали стихотворение мама, папа и бабушка. Но утром Андрюша заболел, у него повысилась температура, в детский сад его не повели. Вызвав врача, мама пыталась успокоить сына (он был очень огорчен тем, что не пойдет на праздник) и предложила прочитать выученное накануне стихотворение. Ребенок произнес первые слова, а дальше сбился и не мог продолжать чтение — «забыл», относительно новый еще неустойчивый условный рефлекс быстро утратился.

В другом случае навык может угаснуть, если он систематически не подкрепляется в период заболевания. Например, ребенок перестает кушать самостоятельно, хотя до болезни умел это делать, перестает проситься на горшок. Угасание условного рефлекса чаще наблюдается при длительных хронических заболеваниях. У заболевшего ребенка нарушается режим, снижается аппетит, изменяется состояние физического, умственного, нравственного, эстетического развития, изменяются трудовые умения, игровая деятельность. Может возникнуть нервно-психический госпитализм как последствие неблагоприятного воздействия на ребенка длительного пребывания в больничной среде. Чаще он возникает при неудовлетворительной воспитательной работе и проявляется в физическом и психическом отставании ребенка, у которого пропадает интерес к окружающей среде, он поглощен исключительно медицинскими манипуляциями, которые предстоит испытать.

Изменения двигательных навыков и физического развития у больного ребенка

При заболевании у детей может наблюдаться задержка роста и прибавка массы тела, вялость, малоподвижность. Дети раннего возраста могут утратить возможность выполнять некоторые движения, особенно те, которыми они овладели недавно. Годовалый малыш, сделавший вчера несколько первых шагов, не только перестает ходить, но иногда не может и стоять самостоятельно. Дошкольники во время болезни часто отказываются рисовать.

Изменяется и координация движений, которые становятся более примитивными. Например, 12-летняя девочка до заболевания гриппом хорошо вязала крючком одежду для куклы. Когда у ребенка высокая температура спала, и она попросила дать ей нитки и крючок, то оказалось, что вязать ей трудно, руки «не слушались», руки были влажными, нитки путались. Многие дети, пытаясь есть самостоятельно, разливают пищу, пачкаются, хотя до болезни все это умели делать самостоятельно и аккуратно.

Когда ребенок длительно болеет, у него появляется стремление к повторяющимся простейшим, монотонным движениям. Глядя вдаль, спустив ноги с кровати, малыш болтает ими, или подолгу сидя в одной позе, сосет палец, угол подушки, рукав одежды, что является проявлением госпитализма. Это находит объяснение в том, что дети, особенно раннего возраста, не могут длительно находиться в неподвижном состоянии и одной из причин перевозбуждения или угнетения нервной системы является отсутствие условий для активной деятельности во время болезни.

Изменения в умственном развитии у больного ребенка

Часто заболевший ребенок не отвечает на вопросы взрослого и создается впечатление, будто он «не хочет» говорить. В действительности же острое заболевание, высокая температура, болевые ощущения не только тормозят речь ребенка, но также ухудшают его память, забываются некоторые слова, особенно те, которые он выучил недавно. Больной ребенок в своем умственном развитии как бы «молодеет» — нарушается произношение, появляется «сюсюкание», типичное для детей более раннего возраста.

Например, Саша, 5 лет, недавно научился четко и звонко произносить звук «р», но заболел, появилась высокая температура, и он никак не мог объяснить маме, что у него болит горло — все время выходило «гойло». Мама пошутила «ты стал говорить совсем как маленький», а Саша горько заплакал — «не маленький я, а не могу головить». Огорченный ребенок лежал и шепотом повторял слова со звуком «р», но у него ничего не получалось. Спустя некоторое время, когда мальчику стало лучше, утраченный звук восстановился.

У некоторых детей в период заболевания может появиться невнятное произношение и даже заикание, речь становится примитивной.

Например, 6-летняя Верочка на вопрос «где ты живешь?» после длительной паузы отвечает «там, в . переулке, ну, в блестящем . забыла . ой, в Серебряном!». На многие понятные вопросы дети отвечают кратко «да» или «нет». Пересказать знакомую сказку им трудно, в речи появляется много лишних слов, таких, как «ну, как его», «это самое, вот» и т. д.

Дети старшего возраста не проявляют интереса к новым книгам, предпочитают перечитывать уже знакомые им рассказы, причем их интересуют больше тексты с диалогами, чем различные описания.

Чем моложе возраст ребенка, тем чаще у него при длительном заболевании наблюдаются явления нервно-психического госпитализма и в умственном развитии: он может, безучастно глядя в окно, подолгу шепотом или нараспев повторять какие-то слова или просто слоги. Часто эта ритмичная повторность в речи согласуется с однообразными движениями.

Изменения в нравственном развитии у больного ребенка

В период заболевания у детей изменяется поведение. Многие из них становятся более раздражительными, другие замкнутыми. Желая быть в центре внимания, дети стараются различными путями вызвать к себе жалость со стороны взрослых путем фантазии, сгущения красок, а иногда и неправды. Так, 11-летний Вася пишет маме записку, что завтра ему будут делать очень сложную манипуляцию — «прямо настоящую операцию», и он не знает «останется ли живым», поэтому он просит маму принести любимые конфеты и «купить велосипед», о котором он давно мечтал. В беседе с врачом взволнованная мама выяснила, что Вася все это придумал. При заболевании часто возникают отрицательные привычки (сосание пальцев и др.), примитивные эмоции — мнительность, острый интерес к медицинским манипуляциям, трусливость, капризы и даже озлобленность, резкость, болезненное восприятие шуток и т. д. Мальчик лет 7 после выписки домой идет с мамой по территории больницы. Увидев свободное такси, мама предлагает сыну ускорить шаг, чтобы остановить машину, а ребенок очень степенно ей возражает: «Я не могу быстро идти, ты же знаешь, что у меня сердце больное!».

У маленькой Маруси ревматизм, она уже больше месяца находится в больнице, ей 9 лет. На приветливый вопрос педагога о ее самочувствии девочка весело отвечает: «Хорошо уже, у меня кровь спокойная стала, «соя» (скорость оседания эритроцитов) меньше, доктор говорит, что скоро домой пойду!». Двенадцатилетней Вале только что сделали инъекцию, она поморщилась и поясняет: «А все-таки больно кокарбоксилазу делают» (четко выговаривает название лекарства!). В палату для обследования поступил новый мальчик 10 лет, ровесники знакомятся с ним: «У тебя что, печень болит? Значит дуоденальное зондирование делать будут, не бойся, трубочку поглотаешь, это не страшно — я уже глотал», поучают они «неопытного» товарища.

Иногда на достаточно неприятную манипуляцию ребенок идет прямо-таки героически для своего возраста, а прием негорького «безобидного» лекарства, наоборот, вызывает протест, капризы.

Маленькие дети не осознают опасности своей болезни, необходимости лечения, не понимают, что болезненные манипуляции или прием лекарства улучшают состояние. Главное для них это эмоциональная сторона данной минуты — страх перед инъекцией, перед неизвестным. Так, Аленушка, 4 лет, впервые села в зубоврачебное кресло, врач попросил открыть рот, чтобы только посмотреть больной зуб. Девочка не дала к себе прикоснуться, стала кричать, пыталась укусить врача за руку, хотя зуб в данный момент не болел. Мама ничем не могла помочь и вывела дочку из кабинета. Когда Аленушка немного успокоилась, выяснилось, что она боялась раскрыть рот «потому, что целая машина в рот залезет, а как же я его потом закрою?», жаловалась малышка.

У малыша еще не развито чувство юмора и добрую, но непонятную для него, шутку он может воспринять как обиду, насмешку. У детей старшего возраста насмешка может вызвать в ответ даже грубость, дерзость. У некоторых детей, особенно длительно находящихся в стационаре, появляется угрюмость, ворчливость, они по пустякам затевают ссоры с товарищами, жалуются друг на друга, отнимают игрушки.

Часто дети не только останавливаются в развитии, но и хотят, чтобы им было меньше лет, чем на самом деле. Заболевшая Марина, ученица 3-го класса школы, просит маму купить ей в аптеке соску-пустышку «для куклы». Каково же было удивление мамы, когда принесенную пустышку дочка отправила себе в рот и стала сосать, приговаривая: «Мамочка, а когда я маинькая быя, я так сосочку сосая?». Иногда дети просят: «Покачай меня, как маленькую, заверни в одеяло конвертиком», или «Расскажи мне, как я маленькая была». Вечером в больнице перед сном детям становится особенно тоскливо, они вспоминают родителей, свой дом, им делается «жалко» самих себя, они часто плачут. Так, 9-летний Юра тихо плакал, укрывшись одеялом. Выяснилось, что мальчик образно представил себе маму и папу, которые «горько плачут, так как узнали, что я болел, болел и умер».

Изменения трудовых навыков у больного ребенка

Как правило, у больного ребенка наблюдается потеря трудовых навыков в связи с нарушениями движений (не может застегнуть пуговицу, с трудом самостоятельно ест), нарушениями памяти (забыл почистить зубы, помыть руки), изменением поведения (капризы, «лень», неряшливость). Скорее всего утрачиваются те навыки и умения, которыми ребенок овладел сравнительно недавно, но не успел еще их закрепить или раньше выполнял их с нежеланием. Ему трудно также управлять своей волей, снижается интерес к трудовой деятельности. Привычное при здоровом состоянии «я-сам» теперь произносится редко. Даже у школьников пропадает активность: «а зачем умываться — ведь я и так в постели лежу», «кушать второе блюдо можно и ложкой, зачем — вилкой?», «зачем причесываться — все равно при лежании волосы лохматятся» и т. д. Леность детей при заболевании не является педагогической запущенностью. Ребенок не лодырь. В данном случае отказ от деятельности следует рассматривать как следствие заболевания. По мере выздоровления активность вновь возвращается к детям.

Изменения в эстетическом развитии у больного ребенка

Эстетическое развитие детей так же изменяется под воздействием болезни. Это отражается на их изобразительном творчестве, отношении к музыке. Яркий цвет игрушки или занавеси, музыка и пение могут раздражать больного ребенка, поэтому он начинает ломать красивую игрушку, стараясь избавиться от ярко окрашенных частей ее, при громкой музыке (особенно на низком регистре) плачет.

Большой интерес представляет изучение творчества больных детей. В результате многолетнего изучения рисунков детей Н. Н. Бурмистрова (1977) выяснила, что изобразительное творчество их является тонким индикатором самочувствия, настроения. Изменения в манере рисунка, его тематике нередко предшествуют изменению соматического состояния больного или развитию осложнений. Рисунки иногда отражают состояние эмоционального стресса, возникающего у ребенка, если он боится какой-то тягостной медицинской манипуляции.

Рисунок и лепка у ребенка при заболевании становятся более примитивными, он старается изображать то, что умел уже до заболевания, как бы по трафарету повторяет изученные линии. Если попросить ребенка что-либо нарисовать с натуры, то даже школьник может отказаться это сделать. Очень часто ребенок использует повторность в рисунке. Например, в течение 3 дней к 7-летнему Диме подходили врач, медицинская сестра или педагог с просьбой нарисовать, что он хочет. И каждый раз ребенок рисовал одно и то же — самолет, машину, деревья. Он и рассказывал о своем рисунке примерно одинаково: «Едет автомобиль, а над деревьями низко летит самолет и небо над ним синее, синее, погода хорошая, гулять можно». Была весна и Диме очень хотелось погулять, но из-за болезни ему этого не могли разрешить. Если нескольким больным детям предложить рисовать и они за столом будут сидеть рядом, то, как правило, они будут заимствовать сюжеты друг у друга, это делают даже дети школьного возраста.

Изменения в игровой деятельности у больного ребенка

Игровая деятельность у больного ребенка изменяется как по форме, так и по содержанию. У больного ребенка снижается активность, игра становится созерцательной, т. е. ребенок больше наблюдает за действием взрослого с игрушкой, чем играет сам. Если 3-4-летнему ребенку дать игрушку, то он очень скоро возвратит ее взрослому с просьбой «поиграй еще, а я посмотрю». Утомление от игры у больных детей дошкольного возраста наступает быстрее, чем они наиграются, поэтому в больнице можно часто видеть задремавшего ребенка с игрушкой в руках, проснувшись же, он продолжает действия с ней. Игра больного ребенка в основном индивидуальна, поскольку он больше находится в кровати. Однако детей, которым разрешено ходить, можно ненадолго объединять в группы. В игровых сюжетах преобладает тема лечения куклы, которой беспощадно «делают уколы», «ставят горчичники», дают «горькие лекарства», и тогда она «быстро поправляется». Дети младшего школьного возраста любят игрушки небольшого размера и любимую куклу, автомобиль или мишку прячут под подушку. Восьмилетний Вадик никак не хотел идти в процедурный кабинет без своего Чебурашки, который куда-то потерялся; мальчик успокоился лишь тогда, когда нашлась его любимая игрушка. До выписки из больницы он не расставался с Чебурашкой, а потом подарил его медицинской сестре.

В период заболевания воспитание детей не прекращается, так как любое общение и воздействие на ребенка имеет воспитательный характер. Что же касается методов воспитания, то они должны изменяться в соответствии с состоянием здоровья ребенка. Педагогическая цель — это добиться наименьшей потери условных рефлексов (навыков) в процессах кормления, сна, гигиенического ухода и деятельности детей. Важно не только сохранить выработанные привычки и умения, но и продолжать их развитие, учитывая состояние ребенка, чтобы после болезни он мог в полной мере вернуться к своей повседневной деятельности в яслях, детском саду, школе. Все это можно успешно осуществить при знании основ медицинской деонтологии. Деонтология является учением о долге человека перед людьми и обществом в целом, а медицинская деонтология — это учение о профессиональном долге медицинского работника перед человеком, находящимся в сфере его деятельности, и перед всем обществом. Хирург Н. Н. Петров (1956) указывал, что каждая «мелочь» в лечебном учреждении имеет существенное значение в общем комплексе медицинского обслуживания больных. Медицинская деонтология учит медицинский персонал относиться к больному не как к объекту своих наблюдений и лечебных действий, но как к личности со своим духовным миром, своими желаниями, надеждами, опасениями, страхами. Такое же отношение должно быть и к ребенку. Необходимо сочетание знаний медицины, психологии и искусства, понимание духовной жизни ребенка, его характера. Любовь, ласка, сочувствие, т. е. сопереживание с ребенком его боли и умение оптимистично показать, объяснить ребенку перспективу выздоровления — должно входить во все мелочи взаимоотношений с больными детьми. При работе с ними не должно быть посторонних разговоров, неуместного смеха, иначе у больного (даже, если он маленький и кажется, что «ничего не понимает») возникает неприязнь к «этим жестоким» людям в белых халатах. С. Д. Носов (1977) пишет, что особенно восстанавливает детей против себя грубость, а дети старшего возраста и подростки неприязненно воспринимают фамильярность («ну, милочка, не будем слезы лить»), бесцеремонность, проявление брезгливости со стороны медика.

Воспитывать положительное отношение к больнице, поликлинике, к медицинскому работнику следует тогда, когда ребенок еще здоров. Ведь не секрет, что в семье часто пугают ребенка больницей и милицией — «вот будешь кушать немытое яблоко, животик заболит, доктор даст горькое лекарство, повезем тебя в больницу и животик там разрежут или уколы страшные делать будут» — увещевает бабушка непослушного внука. Или: «не будешь слушаться — милиционеру отдам тебя».

А ведь случись беда — травма или заболевание — и медицинский работник не только окажет первую помощь, но и кровь свою даст для спасения малыша; потеряйся ребенок или выбеги на мостовую — милиционер первым защитит его.

Прием детей в больницу

При поступлении в больницу ребенок переносит много трудностей: острота заболевания, новая обстановка, разлука с родителями, неприятные медицинские манипуляции и др. Нужно сделать все для того, чтобы смягчить эти моменты, помочь ребенку адаптироваться.

Помещение приемного отделения не должно пугать детей наличием медицинского оборудования или строгостью оформления. Игрушки, эстампы или рисунки на застекленных перегородках с веселой тематикой из знакомых сказок радуют детей. Но рисунки не должны

быть крупными или слишком яркими. Например, хорошо нарисованный ежик с яблоком на колючках, размером в 75 см на стекле перегородки пугал детей раннего возраста и вызывал неприязнь у старших, а на Буратино, выполненного яркой флюоресцентной гуашью, детям было трудно смотреть — рисунки пришлось заменить.

Н. Н. Бурмистрова (1977) рекомендует для лучшей t адаптации ребенка иметь определенные наборы игрушек для ванны (из резины, полистирола), заводные, озвученные (но без резкого звука) игрушки для I показа. Следует уговорить родителей оставить ребенку I игрушку, которую он привез с собой из дома, так как i со знакомым предметом ему легче привыкать к новой обстановке.

Принимая ребенка, нужно проявить максимум внимания к нему и к его родителям. Если беседа с матерью I при ребенке ведется в неподобающем тоне, то это I настраивает ребенка против медицинского персонала, и он выступает защитником мамы, которую «ругают». Проявление формализма раздражает родителей.

Медицинская сестра не должна безразлично относиться к страданиям ребенка и родителей. С. Д. Носов говорит, что если пропадает чувство сострадания, развивается равнодушие к больным, черствость, нравственная глухота, то теряется драгоценное свойство медицинского работника — его истинная гуманность. Принимая ребенка в приемное отделение, нужно не I только позаботиться, чтобы ребенок не плакал, а спросить, не хочет ли он попить или на горшок, так как Г в новой обстановке малыш стесняется об этом сказать. Один из трудных моментов — прощание с мамой. Некоторые дети, увлекшись игрушкой и ласковым обращением, расстаются с родителями сравнительно легко, но многие горько плачут. Поэтому не следует акцентировать внимание ребенка на уходе матери, а лучше заинтересовать его предстоящим знакомством с ребятами, новой игрой и т. д. и быстро увести из приемной комнаты. Родителям разумно порекомендовать в этот же день принести малышу разрешаемые сладости, игрушку. Таким образом, поступив в палату, ребенок уже почувствует заботу мамы. Удачную анкету рекомендует Н. Н. Бурмистрова (1977) для родителей ребенка:

В отделении, где будет находиться на лечении ребенок, его встречает медицинская сестра той палаты, куда определяют малыша. Кровать подготавливают заранее. На кровати или на тумбочке должна находиться игрушка. Путь от входной двери до кровати должен быть так оформлен, чтобы не вызывать у ребенка страха. Занавеси со знакомым рисунком, игрушки, цветы, эстампы, мебель могут напоминать детям их дом, вся окружающая обстановка должна отвечать нормам эстетики. Нужно, чтобы у медицинской сестры в прямом и переносном смысле были теплые руки. Встречая каждого вновь поступившего ребенка, нужно убедить его, что он попал в добрую, дружескую обстановку. Известно, что когда дети стремятся к положительному контакту с людьми, то они приносят свои игрушки, показывают их, дают другим. Это своеобразный «пароль» — «я с тобой хочу дружить». Если, принимая ребенка, медицинская сестра достанет из кармана игрушку и даст ему, то это положительно повлияет на их взаимоотношения в дальнейшем.

Вновь поступившего ребенка не обязательно знакомить со всеми детьми в палате, но назвать имя соседа, а соседу имя новенького нужно. Уложив ребенка в постель, следует потеплее укрыть его, так как в «чужой» кровати всегда кажется холоднее. Нужно спросить ребенка, не хочет ли он пить или есть, указать на место, где находится горшок. Говорить все это надо тихо, считаясь со стыдливостью ребенка. Если он при поступлении в отделение очень возбужден, то, сделав все необходимое, лучше оставить его в покое, так как дальнейший разговор с ним будет лишь повышать раздражительность.

Суточный режим больного ребенка

Для каждого ребенка составляют индивидуальный с режим с учетом состояния здоровья, умственного и I физического развития, но режим может не соответствовать возрасту больного. Режим носит щадящий характер и имеет свою особенность, заключающуюся в том, что сокращаются периоды бодрствования; больные дети спят чаще и более длительно, отводится время на врачебные осмотры и медицинские манипуляции. Все это должно сочетаться с кормлением, гигиеническим уходом, играми и занятиями (с детьми дошкольного и школьного возраста) и осуществляться в тихой и спокойной обстановке в отделении.

Организация кормления, сна, гигиенического ухода

Кормление проводится в различных условиях в зависимости от состояния ребенка: в кровати, за столом в палате и в специально оборудованной столовой. Для кормления в кровати используют подвесные столики, в палате — столы и стулья, которые должны соответствовать росту детей (для детей первого года жизни — специальные высокие столы с задвижными креслицами), в столовой мебель рассчитывается на все возрасты детей данного отделения. Посуда должна быть удобной и красивой, а пища — аппетитной. Перед кормлением ; нужно помыть детям руки (даже если они лежат в кровати), привести в порядок одежду, постараться создать положительное отношение к предстоящему -процессу, вызывая у них желание самостоятельно есть. Если лежащий в кровати больной ребенок съест 1-2 ложки пищи самостоятельно, это поддержит выработайный у него навык и даст удовлетворение. Подготавливать детей к кормлению следует спокойно в доброжелательной обстановке, а методы максимально приближать к тем, которые используют в яслях и детских садах.

Детей, находящихся на различной диете, не рекомендуется усаживать рядом, так как это вызывает желание съесть ту пищу, которая у соседа, и тогда возникают Конфликты. Малышей, получающих пищу из рожка, следует кормить только на руках, а не оставлять их одних в Кровати с бутылочкой, положенной на свернутую пеленку; это чревато тем, что дети могут не только облиться, но и захлебнуться.

Сон. В палате или боксе необходимо создать самые благоприятные условия для спокойного сна ребенка. Помещение должно быть проветрено, но лучше, если сон организован на прогулочной веранде. Во время сна детей недопустимо проведение процедур. Если инъекция необходима, то следует прежде разбудить ребенка и подготовить его соответствующим образом. Перед сном детей занимают спокойными играми, постепенно высаживают на горшки, меняют одежду, затеняют окна. Правильнее укладывать спать вначале тех детей, которые делают это спокойно и, таким образом, они явятся примером для более капризных и возбудимых детей. Если в палате есть дети, живущие по разному режиму, то на время дневного сна младших детей других следует занять играми в игровой комнате.

Гигиенический уход. Гигиеническим уходом за детьми персоналу лечебного учреждения приходится заниматься постоянно. У аккуратно одетого, причесанного, с чистым носом ребенка обычно создается хорошее настроение, что в определенной степени будет способствовать успеху лечения. Некоторые дети панически относятся к переодеванию штанишек, так как боятся инъекций. Для проведения этой процедуры нужно предупреждать ребенка, что ему не собираются причинять боль. Одевать детей следует удобно, не подвязывая пеленок вместо трусов или ползунков, одежда должна соответствовать росту и быть красивой, но не слишком яркой. У больных детей по возможности необходимо поддерживать навыки опрятности: мыть им руки, высаживать на горшок, причесывать, чистить зубы.

Организация игр и занятий с больным ребенком

Обстановка в больнице должна отвечать всем санитарно-гигиеническим нормам, однако подчеркнутая белизна пугает ребенка. Мытье полов санитарками не должно сковывать движения детей, которым разрешено ходить. Окружающая среда не должна быть скудной и безликой; особенно тяжело это переносят дети, находящиеся в боксированных отделениях. Палаты должны быть светлые, стены и занавеси должны иметь цвета спокойных тонов. Нужно выделить место для игрового уголка, оборудовав его соответствующим образом. Н. Н. Бурмистрова убедительно пишет: «Установлено, что различные цвета по-разному влияют на нервную систему: красный цвет раздражает и утомляет, зеленый — успокаивает. Даже температурные ощущения могут колебаться в зависимости от цветного оформления стен и окружающей мебели» (Бурмистрова Н. Н. Деонтологические аспекты воспитательной работы с больными детьми.- В кн.: С. Д. Носов. Деонтология в педиатрии.- М.: Медицина, 1977, с. 141.).

Большое значение имеет правильный подбор игрушек: они должны быть гигиеничными, прочными, легкими и удобными для держания, сравнительно небольшого размера, чтобы было удобно играть ими в кровати. Для больных детей раннего и дошкольного возраста рекомендуются следующие игрушки и материалы: куклы, мишки, зайцы, собаки, кошки, куры, петухи; мебель для кукол, плита и посуда; пирамидки, набор вкладных чашек, коробок; кубики, различные фанерные картинки для складывания; мячи, яички для катания, шарики, игрушки-животные (на колесах), транспорт, клоуны и персонажи кукольного театра; резиновые и заводные игрушки без резкого звучания; строительный материал, плоскостная мозаика; игрушки-потешки (клюющие куры); книжки; бумага и карандаши для рисования. Старшим детям можно давать различные несложные настольные игры и игрушки для школьного возраста. Очень важно, чтобы игрушка соответствовала больничному режиму ребенка. Например, Катя, 6 лет, находилась на строгом постельном режиме в ревматологическом отделении и мечтала о новой кукле. Катина мама знала, что еще до болезни девочка хотела иметь большую «шагающую» куклу Марину и принесла ей этот подарок. Но правильно поступила медицинская сестра, объяснив маме, что такая кукла доставит ребенку только огорчение, так как Кате еще нельзя ходить и посоветовала принести игрушку в период выздоровления. Иногда дети просят принести им игрушку из дома или купить новую. Это нельзя расценивать как избалованность или капризы. Например, 12-летняя Марина заболела пневмонией, у девочки была высокая температура, она тихо лежала, прикрыв глаза. Вспомнился кукольный уголок в I детском саду и ей вдруг так захотелось иметь куклу «голыша», который был совсем как «маленький ребеночек». У старших детей желание стать «маленькими» часто проявляется в играх с куклами «в дочки и матери», так как прямо сказать маме «покачай меня, как маленькую», они стесняются. Марина попросила купить ей «голыша», но папа «перестарался» и принес ей роскошную большую куклу в красивой одежде, с длинными волосами. Он не понял, почему Марина огорченно и, как ему показалось, капризно вздохнула: «Эх, папа, ведь мне нужен был маленький ребеночек, а не такая большая девчонка». Трогательно заботясь о кукле, ребенок тем самым показывает, как ему хочется, чтобы к нему самому именно так относились взрослые.

Для того, чтобы наладить игру больного ребенка, успокоить его и порадовать, недостаточно иметь только наборы игрушек или оборудовать игровые уголки в палатах-с детьми необходимо также заниматься, учить их играть, а через игру находить с ними контакты. Лечение и воспитательное воздействие на ребенка-это единый процесс.

Так, проф. Е. А. Аркин восхвалял игру не только потому, что в ней ребенок творит, проявляет себя в ней с наибольшей полнотой, а потому, что она благотворно влияет на его здоровье.

С больными детьми нужно планировать занятия с таким расчетом, чтобы они положительно влияли на физическое, умственное, нравственное, трудовое и эстетическое воспитание. В зависимости от состояния больного, его возраста и развития формы занятий могут быть различными: индивидуальные занятия у постели больного, маленькими группками в игровом уголке или за столом в палате и фронтальные в игровой комнате с детьми более старшего возраста.

Поскольку активность в игре у больного ребенка слабо выражена, то при индивидуальных занятиях рекомендуется показывать простейшие инсценировки с игрушкой (спрятать игрушку под подушку и найти ее, накрыть пеленкой куклу, а мишка должен ее «искать», покатать мячик по кровати и т. д.). Рассказывание и чтение (в более старшем возрасте) сказок и рассказов проводят без страшных сюжетов. Постепенно вводят совместные игры со взрослым: устраивают из тесемочки качели на барьере кровати, усаживают на них куклу или зверюшку и качают по направлению к ребенку, затем предлагают ему повторить эти движения; из мелкого строительного материала сделать домик, поезд, мебель для куклы; поиграть в лото, с плоскостной мозаикой и т. д.

Если в палате несколько детей находятся на постельном режиме (не в тяжелом состоянии), то можно провести с ними несложные занятия: показать инсценировку с персонажами из кукольного театра или направить по полу заводную игрушку, пускать мыльные пузыри, рассказать или почитать сказку. Когда детям будет разрешено ходить по палате, можно вместе с ними поиграть, устроить перестановку в игровом уголке. Если позволяет место, то недалеко от кукольного уголка следует разместить строительный материал среднего размера и небольшие автомобили, повозочки. Дети любят рисовать и можно временами устраивать выставки их рисунков для показа родителям.

С детьми, которым разрешено выходить из палаты, нужно заниматься в игровой комнате, объединяя их по возрасту и развитию, проводить с ними не только спокойные, но и подвижные игры. Особенно важно это для выздоравливающих детей, так как подвижные игры дают возможность полностью проявлять потребность в двигательной активности. Но нельзя забывать, что дети еще не совсем выздоровели, что у них повышена возбудимость и утомляемость. В игровой комнате можно устроить показ кукольного или теневого театра, диафильма, послушать детскую передачу по радио или посмотреть ее по телевидению. Но эти зрелищные занятия следует дозировать, а также следить, чтобы дети не утомлялись от длительного сидения и сложного сюжета.

Методика проведения специальных занятий в лечебных учреждениях в основном схожа с методикой таких же занятий в яслях и садах. Однако в работе с больными учитывается не столько возраст, сколько индивидуальное развитие ребенка. Главное состоит не в том, чтобы научить ребенка чему-то новому, а в стремлении сохранить старое, уже приобретенное ребенком еще до болезни, поддержать в нем любознательность и желание заниматься, отвлечь от всех неприятностей, связанных с манипуляциями, а также от тоски по дому.

С детьми школьного возраста занимаются специально прикрепленные к больнице школьные учителя. Это поддерживает хорошее настроение у детей и их уверенность в том, что они не отстанут в учебе. Занятия школьников должны находиться под контролем палатной сестры и педагога. Некоторые дети занимаются неохотно и здесь нужно выяснить причину нежелания учиться — часто это связано с недомоганием. Встречаются дети, которые боясь отстать в учебе, занимаются слишком много, чем вредят своему здоровью. Таких детей нужно сдерживать, переключать на другие занятия, игры. Медицинская сестра о каждом ребенке должна отдельно рассказать школьному учителю, который, учитывая определенные обстоятельства, будет особым образом подходить к каждому ребенку. Дети очень ревностно относятся к оценкам по предметам, поэтому их лучше ставить поощрительно, так как балл «2» может травмировать и перевозбудить ребенка. Цель школьных занятий — поддержать навыки в учебе, но не проходить полностью школьную программу.

Проводя различные медицинские манипуляции, лечебную физкультуру или массаж, всегда нужно использовать игровые элементы: пошутить с ребенком, дать ему игрушку, отвлечь, говорить спокойным негромким голосом.

Дети вообще, а тем более больные, больше нервничают перед различными обследованиями и манипуляциями, чем взрослые, в связи с большей ранимостью, чувствительностью детского организма, особенно центральной нервной системы к внешним воздействиям.

Особенного внимания заслуживает воспитательная работа в боксированных отделениях. Ребенок находится в боксе один, поэтому с ним нужно чаще контактировать, разговаривать ласково, менять игрушки, спрятав надоевшие в тумбочку. Со стороны коридора через стекло можно показывать картинки или игрушки, на передвижном столике попеременно подвозить к каждому боксу наряженную елку, показывать мимическую сценку с персонажами кукольного театра.

Большую радость приносят детям праздники и подготовка к ним. Они не только улучшают настроение, но и обогащают окружающую среду, помогают наладить контакт с вновь поступившими детьми. Праздник начинается с оформления палат и подготовки к нему, затем проводится утренник (15-20 мин) и раздача подарков. Помещение отделения нужно украшать неторопливо, не перегружая детей обилием впечатлений, но привлекая их к посильному участию. На утреннике лучше всего показать кукольный театр или диафильм. Важно следить за тем, чтобы не возникло у детей переутомления. Раздачу подарков — игрушек, фруктов, немного сладостей- нужно продумать и провести как можно интереснее. Хорошо, когда после утренника детям дарят игрушки, а после обеда — удовольствие продлевают и преподносят им сладости или фрукты. К раздаче подарков детям можно привлекать Петрушку или другой персонаж из кукольного театра, которые выступали на утреннике — это еще раз порадует ребенка. На празднике нельзя взрослым рядиться в костюмы Деда Мороза, медведя и т. д.- это вместо радости может вызвать страх и ухудшение состояния здоровья.

Очень важно выздоравливающим детям организовывать прогулки. Их назначает и дозирует врач, а осуществляет медицинская сестра, педагог при помощи всех работников отделения и родителей. Участок для прогулок должен быть огорожен и соответственно оборудован скамеечками, столиками, песочником на ножках и с бортиком, на который удобно ставить формочки и игрушки.

Привлекая к прогулке с детьми родителей, палатная сестра должна объяснить им определенные правила. Отпускать на прогулку детей со знакомыми или с кем-либо другим запрещается. Во время прогулки детей с родителями с медицинской сестры не снимается с ответственность за здоровье ребенка.

При выписке из больницы у детей еще не бывает восстановлена оптимальная возбудимость центральной нервной системы, поэтому они не в состоянии посещать детское учреждение в первый же день после возвращения домой. Дети, особенно раннего возраста, трудно привыкают к домашней обстановке, даже родителей принимают за «чужих» людей. Так, 2-летний Вовочка, вернувшись после полуторамесячного пребывания в больнице, некоторое время родителей называл «тетя мама» и «дядя папа». Поэтому впервые же дни нужно создавать дома особенно спокойную обстановку, не приглашать к детям гостей, не разрешать много смотреть телепередачи, не возбуждать большим количеством подарков и т. д. После выписки из больницы ребенок находится под наблюдением поликлиники.

Роль медицинской сестры поликлиники в контроле за физическим и нервно-психическим развитием ребенка

Дети в возрасте до 15 лет находятся под наблюдением районной детской поликлиники. Посещают они поликлинику без особого энтузиазма, так как это нередко связано с неприятными ощущениями (осмотры, прививки), и, тем не менее, между врачом, медицинской сестрой и детьми в большинстве случаев устанавливаются дружеские отношения. Вероятно поэтому младшие дети часто подражают взрослым, играя в «доктора», делая своим «заболевшим» куклам перевязки и «уколы», а в будущем избирают для себя медицинскую профессию.

Как только новый гражданин прибыл из родильного дома домой, его посещает участковая медицинская сестра. Она осматривает новорожденного, знакомится с окружающей его обстановкой: удобно ли расположена; кроватка, как решен вопрос с прогулкой, купанием, кормлением, умеет ли мама пеленать малыша и т. д.

Медицинская сестра дает советы родителям ребенка, систематически посещает семью, о всех особенностях ребенка сообщает участковому педиатру. Осуществляя дальнейшее наблюдение за развитием детей, медицинекая сестра особенное внимание обращает на своевременное формирование у них движений, речи, игры, положительных черт характера, соответствующих навыков и привычек. В каждой поликлинике имеется комната здорового ребенка, которая практически является методическим центром для просвещения родителей в вопросах развития и воспитания ребенка. Если родители собираются отдать малыша в ясли, в детский сад или школу, то медицинская сестра должна позаботиться о взятии у ребенка определенных анализов, побеседовать с родителями о том, как помочь ребенку адаптироваться к новым условиям. Медицинская сестра совместно с педиатром и родителями стремятся к выполнению основных педагогических правил воспитания — согласованности воспитательных приемов, правил поведения родителей, своевременных занятий с детьми, выполнению режима и др. Не все дети посещают дошкольные учреждения, поэтому нужно помочь родителям правильно подготовить их к школе.

Если медицинская сестра приходит на дом к заболевшему ребенку делать инъекции, то она вместе с тем должна побеседовать с родителями не только о заболевании ребенка, но и о правильном обращении с ним, объяснить некоторые особенности его поведения при заболевании, порекомендовать соответствующие игры и занятия. Это поможет матери правильно вести себя с больным, укрепит дружеские отношения между матерью, ребенком и медицинской сестрой.

Таким образом, медицинская работа участковой сестры обязательно должна сочетаться с воспитательной, так как основная цель поликлиники — помочь семье вырастить здорового, гармонически развитого ребенка.

Особенности воспитания детей в санаториях

В детские санатории помещают детей, больных активными и затихающими формами туберкулеза, рекон-валесцентов после туберкулезного менингита; больных ревматизмом; детей с последствиями полиомиелита; с болезнями желудочно-кишечного тракта; больных рахитом; детей с психоневрологическими расстройствами; с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Санатории бывают общетерапевтические, преследующие цель общего оздоровления детей, и специализированные. Санаторий может быть однопрофильным для лечения больных с однородными заболеваниями или многопрофильным с несколькими специализированными отделениями для лечения болезней различных систем. В настоящее время активно развивается сеть санаториев для матерей с детьми. Продолжительность лечения устанавливается в зависимости от профиля санатория: в специализированных нетуберкулезных срок лечения от 45 дней до 3 мес, в туберкулезных — от 1 до 10 мес.

Поскольку санаторий является промежуточным звеном между больницей и учреждением для здоровых детей, то естественно, и воспитательная работа должна проводиться особым образом. Во-первых, при цикличной системе в дни заездов в санаторий одновременно прибывает много детей, все они незнакомы друг с другом, с персоналом санатория и для адаптации им необходимо определенное время. Во-вторых, степень ослабленности здоровья детей различна. Поэтому для них необходим индивидуальный подход с учетом заболевания, щадящий режим, а также подбор игр и занятий в соответствии в первую очередь с их физическим уровнем развития. В санаториях дети объединяются в группы, и условия их жизни приближаются к условиям яслей или детского сада.

Режим по своей форме такой же, как в дошкольных учреждениях, но, гуляя или играя, дети имеют возможность чаще отдыхать, меньше находиться в коллективе, многим из них индивидуально назначается дополнительный сон. И хотя для группы создается единый режим, но он строится с учетом сугубо индивидуальных особенностей каждого ребенка.

Медицинская сестра, врач, педагог внимательно изучают поведение ребенка и соответственно назначают ему необходимую нагрузку.

Значительные трудности возникают при организации кормления, сна, гигиенического ухода. В санаторий дети поступают с разными привычками: одни очень избалованы родителями в период болезни и наотрез отказываются самостоятельно есть, другие едят самостоятельно, но делают это неаккуратно, у некоторых из них утрачен ряд культурно-гигиенических навыков или выработались отрицательные привычки. В большинстве дети очень разборчивы в пище, часто негативны в поведении. Например, 4-летняя Ниночка не хочет есть суп. Медицинская сестра ее уговаривала, пыталась накормить, но девочка, сжав губы, отворачивалась и зажмуривала глаза. Медицинская сестра отошла в сторону и сделала вид, что не обращает внимания, тогда Нина вдруг сама стала быстро кушать, но как только сестра ее похвалила, вновь резко отодвинула тарелку и отвернулась.

Вся обстановка в комнате, где кушают дети (мебель, вид посуды и пищи), должна способствовать возбуждению аппетита. Кормить детей нужно не спеша, чтобы они могли хорошо пережевывать пищу. Учитывая быструю утомляемость детей при кормлении, между блюдами следует делать небольшие перерывы. Не рекомендуется давать ребенку большую порцию — он может отказаться от еды, лучше дать вначале немного пищи, а затем добавить и похвалить за то, что он хорошо ест. У вялых и пассивных детей перед кормлением нужно постараться поднять настроение, поиграть с ними, наладить контакт, а во время кормления поощрять их мимикой, улыбкой поддерживать бодрое настроение. Во время кормления легко возбудимых детей применяется другой подход: примерно за 10 мин до приема пищи прекращают игры и предоставляют им полный покой. Если ребенок очень возбужден, то его следует кормить за отдельным столом. Однако никогда нельзя применять в виде наказания кормление ребенка за отдельным обеденным столом. Учитывая особенности ребенка, иногда допускается смешивание однородной пищи: например, ребенок не любит творог, но с удовольствием ест кефир, тогда в последний можно добавить немного творога. Но недопустимо смешение неоднородной пищи.

По окончании кормления, похвалив детей, хорошо кушавших, не следует сердиться на тех, кто плохо ел. Лучше выразить надежду, что в следующий раз они будут хорошо есть. Дети будут благодарны, что на них не сердятся, и в дальнейшем будут стараться сделать приятное доброй медицинской сестре. Стимулируя детей к приему пищи, не следует обещать, что, если они хорошо покушают, то придет мама или они раньше уйдут домой, так как воспоминания о доме вызывает тоску, и ребенок вообще отказывается от пищи.

Очень важное значение имеет правильно организованный сон. В больнице ребенок мог спать столько, сколько ему хотелось, так как у него был постельный режим. В санатории же продолжительность сна меняется, приближаясь к нормам сна здорового ребенка. Но в первые дни и недели пребывания детей в санатории при первых же признаках утомления нужно предлагать ребенку поспать или немного полежать. Наиболее ослабленных детей рекомендуется укладывать спать раньше остальных, поднимать по мере пробуждения позже остальных. При распределении детей по спальным местам наиболее возбудимых следует укладывать так, чтобы они не мешали другим. Нельзя нарушать сон ребенка утренними манипуляциями, так как выздоравливающим необходим отдых, и просыпаться они должны в хорошем настроении — это может явиться залогом хорошего аппетита и бодрствования. При подготовке ко сну возбудимых детей необходимо устранить такие раздражители, как игрушки, яркий свет, шум, громкий разговор, резкие замечания. Если ребенок неправильно раздевается, ему следует помочь, а не настаивать на самостоятельном проведении этого процесса.

По назначению врача для некоторых детей организуется дополнительный сон на воздухе. Во время прогулки рекомендуется иметь на участке несколько кроватей на случай, если кто-либо из детей захочет немного полежать. В большинстве случаев маленькие дети вечером неохотно идут спать вследствие перевозбуждения еще неокрепшей после болезни нервной системы, проявляющегося в тоске по дому. При этом младшие капризничают, некоторые громко плачут, старшие — грустят. Поэтому вечернее укладывание детей спать — это довольно сложная работа, и медицинской сестре следует проявить максимум такта, заботы о детях и терпения.

Некоторые дети вследствие потери навыков опрятности за время болезни и в связи с ослабленностью безразличны к аккуратности, не хотят причесываться, переодеваться, завязывать шнурки у ботинок. Нужно следить за чистоплотностью детей, но при одевании не забывать об индивидуальном к ним подходе: потливых детей не укутывать, но одевать теплее тех, которые мерзнут.

С целью восстановления потерянных навыков с детьми проводят специальные игры и занятия. Учитывая повышенную утомляемость ребенка, восстанавливать оптимальное состояние систем организма следует постепенно. Организуя любые занятия, необходимо чередовать покой с движениями. Например, при показе инсценировки кукольного театра дети не могут долго сидеть, тогда можно предложить им встать и подвигаться или стоя похлопать в ладоши. Если на занятиях по рисованию дети рисуют птичек, пусть помашут руками, как птички крылышками. При чтении книг нужно следить за тем, чтобы дети не сидели долго в одной и той же позе.

В самостоятельной игре необходимо разнообразить сюжеты, отвлекая от больничных тем («лечения кукол», «уколов»), помогать им играть коллективно, но следить за тем, чтобы дети не переутомлялись. Появление раздражительности у детей, споры и ссоры являются сигналами для прекращения игр.

В игровой комнате обстановка должна давать возможность ребенку некоторое время побыть одному, посидеть на диванчике, посмотреть в окно. Методику проведения занятий можно заимствовать из яслей и детского сада, но подходить к этому следует с учетом состояния здоровья, развития, а затем и возраста ребенка.

Радость выздоровления — вот основная цель воспитательной работы в санатории. Интересен опыт работы в этом отношении ленинградского санатория «Солнышко» (Калмыкова К. Солнечное.- Здоровье, 1979, № 4, с. 24.). В нем одномоментно находятся 1000 детей в возрасте от 2 до 7 лет. В многопрофильном санатории оборудован комплекс лечебно-диагностических служб: рентгеновский кабинет, клинико-биохимическая лаборатория, электросветоводогрязелечебницы, ингаляторий, кабинет аэрозольтерапии, оксигенотерапии. В оформлении всего санатория отражена детская тематика, оздоровительные и воспитательные задачи решаются средствами современной эстетики. В парке размещены игровые комплексы, имеется даже маленький зоопарк.

Такая процедура, как ингаляция, обычно пугает маленьких детей, они неглубоко дышат и лечебное действие аэрозолей снижается. В санатории ингаляторий оборудован по мотивам сказки «Дюймовочка». В глубине большого красивого «цветка» — аппарата сидит сказочная крошка, и когда детям предлагают «понюхать» цветок, они это делают спокойно. В таком игровом варианте выполняется большинство процедур. Радость детям приносит и знакомство с растениями в оранжерее, прогулки к искусственной бухте, где есть суда, маяк и крепость с настоящими старинными пушками.

В нашей стране путевки в санаторий даются детям бесплатно, а на содержание только санатория «Солнышко» ежегодно ассигнуется государством 2 млн. руб. В 1979 г. в СССР имелось 164 000 мест в детских санаториях, и сеть их с каждым годом расширяется.

В больницах и санаториях воспитанием детей в равной степени занимаются медицинские работники и педагоги, поэтому медицинские сестры должны быть знакомы с некоторыми вопросами педагогики и психологии детей, а педагоги — с особенностями заболеваний. Большую разъяснительную работу нужно вести с санитарками и другим медицинским персоналом, так как только совместными усилиями можно качественно решить вопрос восстановления здоровья и развития больного ребенка.