Савчук адвокат серпухов

Савчук адвокат серпухов

ИНФОРМАЦИЯ

Территориальной избирательной комиссией Серпуховского района зарегистрированы кандидатом на пост Главы Серпуховского муниципального района
Шестун Александр Вячеславович, 1964 г.р., проживает в Серпухове, Глава Серпуховского муниципального района.
Туркин Михаил Леонидович,1952 г.р., проживает в Серпухове, директор ООО «Тепловодник»,
Волков Михаил Борисович, 1951 г.р., проживает в Серпуховском районе, д. Игумново, зам. директора ООО Санаторий «Лесная опушка»,
Тютчев Сергей Викторович, 1967 г.р., проживает в Серпухове, Глава г.п. Оболенск,
Жильцова Людмила Вячеславовна, 1970 г.р., проживает в Серпуховском районе, п. Большевик, зам. главы с.п. Калиновское,
Псянина Нина Ивановна, 1957 г.р., проживает в Серпухове, Глава с.п. Липицкое.

Кандидатами в депутаты Совета депутатов Серпуховского муниципального района от регионального отделения партии «Единая Россия» зарегистрированы:
Шестун Александр Вячеславович, 1964 г.р., проживает в Серпухове, Глава Серпуховского муниципального района;
Марьев Владимир Александрович, 1965 г.р., проживает д.Жерновка Серпуховского района, секретарь политсовета местного отделения партии «Единая Россия»;
Дижур Николай Измаилович, 1961 г.р., проживает с.Липицы Серпуховского района, председатель Совета депутатов Серпуховского района, предприниматель;
Аралин Владимир Иосифович, 1949 г.р.. проживает д.Ивановское Серпуховского района, предприниматель;
Шепелин Анатолий Прокопьевич, 1953 г.р., проживает п.Оболенск Серпуховского района, зам.директора ГНЦ ПМБ;
Никитин Анатолий Евгеньевич, 1947 г.р., проживает п.Пролетарский Серпуховского района, пенсионер, предприниматель;
Барарушкин Евгений Сергеевич, 1956 г.р., проживает п.Большевик Серпуховского района, ген.директор МУП «ДЕЗ»;
Семенов Сергей Николаевич, 1960 г.р., проживает г.Серпухов-15, главный специалист ГБУ СО МО «Центр САВ»;
Опанасенко Ирина Анатольевна, 1966 г.р., проживает п.Мирный Серпуховского района, главврач амбулатории п.Мирный;
Кукушкин Юрий Николаевич, 1956 г.р., проживает п.Пролетарский Серпуховского района, зам.директора ПУ №136;
Евсегнеев Сергей Иванович, 1960 г.р., проживает п.Оболенск Серпуховского района, зав.сектором ГНЦ ПМБ;
Коробцов Олег Павлович, 1955 г.р., проживает с.Турово Серпуховского района, директор МУП «Энергосервис»;
Киселева Татьяна Сергеевна, 1950 г.р., проживает д.Райсеменовское Серпуховского района, директор Райсеменовской школы;
Побережный Ростислав Васильевич, 1960 г.р., проживает п.Шарапова Охота, директор хоз-ва №4 МУП «ДЕЗ»;
Анастасьев Сергей Михайлович, 1958 г.р., проживает в г.Серпухов, начальник Васильевского подразделения спортклуба «Надежда»;
Пегов Алексей Сергеевич, 1986 г.р., проживает г.Серпухов, начальник Серпуховского регионального штаба движения молодых политических экологов Подмосковья «Местные».

Кандидатами в депутаты Совета депутатов Серпуховского муниципального района от местного отделения партии «Справедливая Россия: Родина. Пенсионеры. Жизнь» зарегистрированы:
Залесова Лариса Николаевна, 1968 г.р., проживает г.Серпухов, директор ООО «Скорпион +»;
Огородников Игорь Владиславович, 1967 г.р., проживает в г.Протвино, адвокат, представитель уполномоченного по правам человека Московской области по Серпуховскому району;
Медова Нина Ивановна, 1961 г.р., проживает г.Серпухов, дизайнер ООО «Скорпион +».

Кандидатами в депутаты Совета депутатов Серпуховского муниципального района от районного отделения Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ) зарегистрированы:
Волков Алексей Алексеевич, 1947 г.р., проживает в г.Серпухов, пенсионер, работающий в Мособлдуме;
Антонова Светлана Владимировна, 1953 г.р., проживает в п.Большевик Серпуховского района, безработная;
Волков Михаил Борисович, 1951 г.р., проживает в с.Игумново Серпуховского района, зам. директора ООО «Санаторий «Лесная опушка»;
Харчиков Сергей Геннадьевич, 1966 г.р., проживает в г.Серпухов, предприниматель;
Чечнев Алексей Петрович, 1984 г.р., проживает в г.Пущино, инженер-испытатель ОАО «РКК «Энергия»;
Плотникова Татьяна Николаевна, 1967 г.р., проживает в п.Пролетарский, педагог Пролетарской школы;
Потапов Владимир Николаевич, 1947 г.р., проживает в п.Пролетарский, зам. гендиректора ОАО «Мотопром»;
Волков Михаил Борисович, 1978 г.р., проживает в с.Липицы Серпуховского района, водитель ООО «Санаторий «Лесная опушка»;
Мозговой Николай Федорович, 1956 г.р., проживает в д.Пущино-на-Наре Серпуховского района, воспитатель Серпуховского районного социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних;
Лукьянов Игорь Андреевич, 1953 г.р., проживает в д.Съяново-1 Серпуховского района, сотрудник охраны ФГУ «Комбинат «Окский»;
Журавлев Виктор Федорович, 1939 г.р., проживает в г.Пущино, пенсионер;
Онучин Александр Юрьевич, 1966 г.р., проживает в г.Люберцы, исполнительный директор ООО «Санаторий «Лесная опушка».

Кандидатами в депутаты Совета депутатов Серпуховского муниципального района от областного отделения Либерально-демократической партии России (ЛДПР) зарегистрированы:
Савчук Сергей Вячеславович, 1965 г.р., проживает в г.Серпухов, временно не работает;
Журавлев Роман Юрьевич, 1970 г.р., проживает в д.Гавшино Серпуховского района, предприниматель;
Шуршулин Юрий Иванович, 1960 г.р., проживает в г.Серпухов-13, дежурный помощник начальника Центра в\ч 77865;
Блинов Валентин Алексеевич, 1952 г.р., проживает в п.Пролетарский Серпуховского района, сотрудник охраны ЧОП «Рубеж-М»;
Медведева Светлана Анатольевна, 1977 г.р., проживает в г.Серпухов, инспектор администрации Липицкого сельского поселения.

Кандидатами в депутаты Совета депутатов Серпуховского миниципального района от избирательного объединения «Местное отделение Серпуховского района Московского областного регионального отделения Всероссийской политической партии «Гражданская Сила» зарегистрированы :
Федюкин Владимир Сергеевич,1953 г.р., проживает в Серпуховском районе , п.Оболенск, директор ООО «Иммунофарм» ;
Грязнова Раиса Михайловна, 1956 г.р., проживает в г.Серпухове-15, пенсионер;
Манукян Татьяна Викторовна, 1952 г.р., проживает в Серпуховском районе, с.Турово, учитель МОУ «Туровская средняя общеобразовательная школа»;
Нестерова Раиса Герасимовна, 1945 г.р., проживает в Серпуховском районе , п.Оболенск, пенсионер;
Кочергин Дмитрий Сергеевич, 1973 г.р., проживает в Серпуховском районе , д.Скрылья, Московско-Курская дистанция пути, нач.участка.

Председатель территориальной избирательной комиссии
Серпуховского района

В России предложили ввести защитный ордер для жертв домашнего насилия

Дата: 21 февраля 2018 в 18:16 2018-02-21T18:16:04+06:00 Категория: Происшествия

По сообщению сайта Газета.ru

Жестокое убийство произошло в Тюмени накануне Нового года. На работу к парикмахеру 35-летней Ираде Москвиной пришел ее бывший муж. У экс-супругов был затяжной конфликт из-за общего ребенка. 32-летний Андрей ударил женщину в живот, от полученного ранения она спустя пять дней скончалась в больнице. В отношении мужчины возбудили уголовное дело по части второй статьи 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего с применением оружия».

Незадолго до трагедии женщина обращалась в полицию, но ей ответили, что, поскольку в заявлении не указано место и время угроз, произвести проверку они не смогут.

Об этом журналистам рассказала знакомая Москвиной Ольга Казимирова. Кроме того, выяснилось, что Андрей Москвин ранее был судим, поэтому общественные деятели требовали квалифицировать преступление по более тяжкой статье «Убийство».

Тюменская трагедия стала очередным печальным эпизодом в череде гибели жертв домашнего насилия. Осенью 2016 года в Орле 37-летний Андрей Бочков днем прямо на улице жестко избил ногами свою бывшую сожительницу 36-летнюю Яну Савчук. Женщина пыталась скрыться от своего мучителя — она хотела сесть в машину и уехать, однако тот не дал ей такой возможности и сильно избил. Через день она скончалась в больнице. Савчук также ранее обращалась в полицию, однако там ей не помогли. В отношении участкового Натальи Башкатовой, к которой обращалась Савчук, после задержания Бочкова возбудили уголовное дело по статье «Халатность».

Сам Бочков ранее был неоднократно судим: за хулиганство с применением оружия, за изнасилование с особой жестокостью и за хранение или приобретение наркотиков. До убийства Савчук мужчина неоднократно угрожал своей бывшей пассии.

Одними из самых громких за последнее время случаев стали события декабря прошлого года. 26-летний житель Серпухова Дмитрий Грачев отвез свою 25-летнюю жену Маргариту в лес и отрубил ей топором обе руки. После этого он отвез свою супругу в больницу, однако доктора смогли пришить назад лишь одну кисть пострадавшей. Грачев сам сдался полиции, рассказав, что причиной его поступка стала ревность.

Это не единственный случай, когда он истязал жену. По словам знакомых семьи, как-то раз он отвез Маргариту в лес, приставил нож к горлу и стал интересоваться, с кем еще из мужчин она встречается. После этого она обратилась в полицию, но участковый ограничился лишь профилактической беседой. Сейчас Грачеву предъявлено обвинение по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с применением предметов, используемых в качестве оружия». Максимальный срок наказания по ней — до 10 лет лишения свободы.

По данным Росстата, в 2016 году число потерпевших от насилия в семье женщин составило почти 50 тыс. человек. Для сравнения: в 2015 году этот показатель составлял 36,5 тыс. человек, в 2014 году — 31,4 тыс., в 2013 — 28 тыс.

Как отмечают эксперты московского кризисного центра для женщин «Анна», речь идет лишь о количестве тех заявлений, по которым были возбуждены уголовные дела и начато расследование. Большинство преступлений в эту статистику не попадает, так как женщинам либо было отказано в возбуждении уголовного дела, либо они были направлены к мировым судьям.

Лишь 3% случаев домашнего насилия доходят до судебного разбирательства в рамках уголовного дела.

Существующая статистика, по мнению экспертов центра, хоть и не отражает по ряду причин реальную ситуацию в сфере домашнего насилия, но, тем не менее, поражает своим масштабом. Представитель независимого благотворительного Центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» сообщила «Газете.Ru», что около 70% случаев сексуального насилия совершается внутри семьи. Женщины чаще всего становятся жертвами мужей, отцов, партнеров.

«Насильники в большинстве случаев хорошо знакомы жертвам», — заявила представитель центра «Анна». Многие случаи физического насилия заканчиваются смертью жертвы или получением ей увечий.

Сейчас законодательство РФ не позволяет принять превентивных мер к злоумышленнику, как в США и некоторых странах Европы. Там суд может наложить на любителя распускать руки защитный ордер, тем самым запретив приближаться к жертве насилия ближе определенного расстояния. За нарушение этого запрета его могут отправить за решетку.

Общественники и правозащитники предлагают перенять подобную практику и для РФ. Для этого необходимо принять закон о профилактике семейно-бытового насилия, который позволит выработать систему по эффективной защите женщин от преступного посягательства, говорит со-основатель проекта взаимопомощи женщинам W Алена Попова. Соответствующий документ сейчас разрабатывается в Госдуме.

«Если бы у нас был закон о домашнем насилии, то по заявлению женщины об угрозах в ее адрес со стороны мужа или сожителя ее берут под охрану. Это называется «охранный ордер», который запрещает бывшему супругу даже приближаться к своей потенциальной жертве», — сказала она. По словам Поповой, сегодня правоохранители ничего не делают до тех пор, пока жертва не получит вред здоровью, либо же ее имущество не будет повреждено или украдено.

«До этого муж или сожитель женщине зачастую неоднократно угрожает, преследует, она обращается в полицию, но, как правило, участковый ничего особенного не может сделать. Просто потому, что нет оснований для вмешательства. В итоге мы имеем либо труп, либо покалеченного человека, как в случае с Грачевой, которой тоже угрожали перед тем, как отрубить кисти рук», — рассуждает правозащитник.

Попова также считает, что охранный ордер позволит женщине чувствовать себя более уверенно.

«Сейчас зачастую ситуация складывается следующим образом: после того как женщина обращается в полицию, мужчина избивает ее еще сильнее, а после этого говорит: «Если еще пожалуешься — вообще убью».

Если же она будет защищена охранным ордером, то в этом случае, почувствовав неладное после своего обращения, она сможет быстро вызвать полицию. И у сотрудников МВД будет основание для задержания мужчины», — отметила Попова.

Эксперт также не считает, что ордер может стать инструментом сведения личных счетов при разводе супругов: «В мировой практике бывает два типа этих ордеров: полицейский и судебный. Полицейский накладывается на время, а далее муж, если считает, что его оклеветали, сможет обратиться в суд и доказать это. Что же касается мировой статистики, то там в категорию «сведения счетов» подпадает всего 0,5-1% всех дел, связанных с домашним насилием. А в остальных случаях его применяли небезосновательно, спасая и защищая жизни женщин, детей и пожилых людей», — заявила правозащитник.

Она напомнила, что уже три года назад подобную систему ввели в Белоруссии: «Там это называется «защитное предписание». Надо сказать, что несмотря на все еще существующие пробелы в правоприменительной практике, в Белоруссии начали выстраивать систему защиты жертвы, а не насильника, как у нас сейчас, и там ситуация начала меняться».

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», отнеслись к инициативе Поповой неоднозначно. «Подобное законодательство действует в ряде стран Европы и в США. Но у нас копирование зарубежного опыта не сработает. У нас и сейчас нельзя по действующим законам никого бить или калечить, однако это не мешает мужьям или сожителям нарушать закон. Если человек захочет избить или убить свою женщину, закон сам по себе его не остановит. А законопослушные граждане и так жену не бьют, потому что они законопослушные», — рассуждает адвокат и бывший следователь Сталина Гуревич.

По ее словам, тот факт, что статью 116 УК РФ «Побои» декриминализировали, даже упростило положение женщины. «Когда статья была в УК, то жертве приходилось самой идти в суд, доказывать, что ее избили, а судья в качестве наказания назначал штраф, который, как правило, выплачивался еще и за счет этой же женщины, ведь подобные мужья зачастую не работают, ведут асоциальный образ жизни», — сказала она.

По словам Гуревич, сейчас, после того, как статью 116 сделали административным правонарушением, избивающего жену можно хотя бы арестовать на 15 суток в административном порядке. «Что же касается этого охранного ордера, то как и кто его будет исполнять? Инспектор ФСИН? Так у нас их нет в достаточном количестве.

И как мы оградим женщину, которая находится под ордером, от мужчины, если они законно оба проживают на одной жилплощади? Сделаем мужчину бомжом? Но ведь это незаконно. А государство вряд ли будет покупать такой семье две квартиры»,

Гуревич добавила, что и в действующем законодательстве есть статьи, по которым можно пресечь противоправные деяния в отношении женщины. «Это статья 117 УК Рф — «Истязание», по ней злоумышленника можно посадить на три года. Для этого женщина должна снять побои и написать заявление в полицию. Да, участковые зачастую не хотят его принимать, мотивируя загруженностью. Но это жертву не должно волновать. Если ей отказали, она должна обжаловать отказ в прокуратуре или суде. Да, это тяжелый и хлопотный путь, но рано или поздно она добьется своего», — уверена Гуревич.

Она также рекомендует жертвам домашнего насилия писать заявление в СК РФ или в прокуратуру и на тех полицейских, которые отказались возбудить дело по заявлению избитой женщины, тогда есть шанс, что подобного работника МВД самого привлекут к уголовной ответственности.

Адвокат Дмитрий Вдовиченко считает, что охранный ордер все же может помочь исправить ситуацию с домашним насилием. «Конечно, действующее законодательство позволяет привлечь к ответственности злоумышленника, избивающего жену или сожительницу. Но сейчас это можно сделать лишь после того, как он совершил противоправные действия. А если ввести охранный ордер, то тогда можно будет попытаться предотвратить преступление», — сказал он.

Что касается жилплощади, то в некоторых случаях женщина может уехать от мужа, например, к родителям, продолжает Вдовиченко. Если же раздельное проживание супругов, в семье которых есть подобные проблемы, невозможно, то это может послужить причиной того, что суд откажется применять охранный ордер. Нужно проработать закон и выработать практику его применения, говорит адвокат.

В пресс-службе МВД «Газете.Ru» пояснили, что ни одно из обращений к участковому о факте домашнего насилия тот не может оставить без внимания.

«При получении участковым уполномоченным полиции (далее – УПП) сообщения о нанесении побоев им проводятся необходимые проверочные мероприятия, по результатам которых принимается решение в установленном законодательством порядке. Участковый может принять заявление вне пределов административных зданий территориальных органов МВД России или в административных зданиях территориальных органов МВД России, в которых дежурные части не предусмотрены.

При этом сотрудник органов внутренних дел, принявший заявление, обязан незамедлительно передать в дежурную часть информацию по существу принятого заявления для регистрации», — сообщили в МВД.

Там добавили, что если в ходе проведения проверки обращения факт причинения телесных повреждений подтвердился, УУП обязан принять меры по привлечению лица к установленной законодательством Российской Федерации ответственности, а именно
составить административный протокол по статье 6.1.1 (Побои) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

«В случае совершения побоев лицом, ранее уже подвергнутым административному наказанию за подобное деяние, по результатам выяснения всех обстоятельств решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 116.1 (Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию) Уголовного кодекса Российской Федерации», — отметили в пресс-службе.

Представители центра «Анна» отмечают: от 70% до 90% женщин, страдающих от домашнего насилия, не обращаются за помощью в полицию. А обратившиеся нередко сами забирают заявления. Действующие сотрудники полиции, попросившие не указывать их фамилий, пояснили «Газете.Ru», почему так происходит.

«По имеющейся у нас практике и по всем нормам женщина должна зафиксировать побои в медучреждении и обратиться в полицию с заявлением. Однако далеко не все потерпевшие на это идут. А без заявления мы мало что можем сделать. Часто приходится поступать так: приезжаем на вызов какой-либо женщины, которую избивает сожитель. Чтобы остановить это, мы забираем мужчину в отделение за какое-либо административное правонарушение, например, за то, что он ругается матом в подъезде.

А потерпевшей разъясняем: через два-три часа мы будем вынуждены вашего сожителя отпустить. Вы же можете, во-первых, уехать из этой квартиры куда-то, чтобы все не началось по новой, а во-вторых, снять побои и написать заявление, если хотите, чтобы было возбуждено уголовное дело. Но в 99% случаев в моей практике женщины не хотели нечего писать. Иногда это заканчивается трагически», — рассказал участковый Юрий из Подмосковья.

«Женщинам зачастую нелегко воспользоваться своим правом на защиту», — объясняет социальный психолог Наталья Варская. По ее словам, многие женщины боятся получить от правоохранительных органов отказ в возбуждении уголовного дела. Некоторые же слишком сильно переживают о том, что насильник проявит еще больше агрессии, узнав о заявлении.

Кризисных центров мало, найти защиту или попросту уйти могут далеко не все женщины. Родственники пострадавшей нередко убеждают ее в собственной вине и нежелании отнестись с пониманием к агрессору.

«Психологическое насилие в семье быстро может перерасти в физическое. Для того, чтобы защитить себя, необходимо сразу же обращаться к семейному психологу при первых регулярных проявлениях давления или принуждения. Если одна из сторон не в состоянии вести диалог, то необходима изоляция друг от друга, — считает специалист. — Это стандартная ситуация: применив физическое насилие, агрессор обязательно повторит свой поступок, если он не получит достаточно сильную эмоциональную встряску, основанную на страхе ответственности за случившееся. Но я пока не вижу таких механизмов воздействия в нашем обществе».

Коллега Варской, семейный психолог Александр Шадура отмечает, что причиной нежелания некоторых женщин писать заявление на обидчика является и определенное предвзятое отношение значительной части общества к самой жертве.

«Когда другие люди узнают о различных историях насилия в семье, они очень часто ищут корень зла в «неправильном» поведении жертвы», — утверждает Шадура. Он считает, что обвинение жертвы в насилии зачастую связано с механизмом самозащиты. Для этого существует специальный термин — «виктимблейминг» (от англ. victim — жертва и blame — винить).

«Многим женщинам кажется, что жертва сделала что-то не так, тем самым заслужив расплату. Осуждая жертву, они стараются выстроить психологическую защиту: я не буду так поступать, а, следовательно, со мной такого не случится», — резюмировал специалист.

К нам в редакцию обратился Орлов, житель поселка и поведал трагическую историю своей родной сестры Галины, которая умерла от острой сердечной недостаточности в начале декабря прошлого года.

В 2011 году в возрасте 18 лет Галя вышла замуж за 21-летнего Николая Плужникова, жителя деревни Васильевское. Спустя полгода, 19 августа в молодой семье появился первенец – дочь Ксюша. Беременность и роды у Гали были очень тяжелыми, и врачи заранее предупреждали о возможных осложнениях… Лечащий врач девушки предостерег всех родственников (в том числе и её мужа) о том, что в послеродовой период молодая мама сильно подвержена стрессу, и ни в коем случае ее нельзя волновать – может отказать сердце.

Однако, по словам брата Виталия, Николай начисто игнорировал рекомендации врачей.

‒ Николай пил, трепал Гале нервы, занимался рукоприкладством по отношению к моей сестре… К сожалению, фактов избиения не имеется, так как сестра любила Николая и скрывала это, но есть свидетель, который может это подтвердить, – рассказывает Виталий Орлов.

Через некоторое время Галина умерла – отказало сердце. Маленькой Ксюше на тот момент было всего 3 месяца. Родственники уверены, что их дочь и сестра умерла от постоянного психологического давления мужа.

Через 9 дней после смерти Гали, её муж ушел из дома, оставив при этом маленькую Ксюшу на воспитание бабушке (Галиной матери), и больше у ребенка он не появлялся. Никакой помощи дочери он не оказывает по настоящий момент. По словам самих Орловых, «…четыре раза приезжала мама Николая, но, кроме хамства с её стороны, больше ничего услышать не удалось…»

Когда же родственники со стороны умершей попытались оформить пенсию на ребенка, Николай ответил отказом, заявив, что будет воспитывать Ксюшу сам, и при этом оформит опекунство на себя.

Орловы предполагают, что действия молодого человека имеют чисто меркантильный характер, так как после оформления опекунства, Николай может спокойно не работать три года, при этом получать пенсию, и даже согласно закону получит возможность на улучшения своих жилищных условий. «Конечно же я понимаю, что отец имеет полное право на ребенка, но так же нельзя поступать… Как нам быть в такой ситуации? Нам необходим совет, юридическая помощь и просто человеческое внимание. Помогите нам спасти маленькую Ксюшу от её непутевого папаши, нам больше не на кого надеяться. », – умоляет дядя девочки Виталий.

Глава пгт Пролетарский Валерий Сугак:

– Семья Галины обращалась к нам со своей проблемой. К сожалению, разрешить ситуацию лично я не могу – у ребенка есть родной отец, и на сегодня он имеет на неё все законные права. Все это не в моей компетенции, я просто не имею юридического образования. Но при необходимости мы готовы оказать им всю необходимую помощь и поддержку. Мы можем найти им хорошего юриста и даже оказать финансовую поддержку, если юридические услуги будут платными. Я не знаком с родным отцом малышки Николаем, но хорошо знал умершую девушку, а также знаю её брата и маму, и мы готовы для суда написать положительные характеристики на семью Орловых. Надеюсь, что ситуации удастся разрешить, и с маленькой Ксюшей все будет хорошо.

Юрист Игорь Савчук:

‒ В данном, несомненно, печальном случае, как он описан братом Галины Орловой, Виталием, имеют место два правовых аспекта: уголовный и спор, вытекающий из семейных отношений.

Уголовный: из обстоятельств, изложенных Виталием в его рассказе, усматриваются признаки уголовного преступления, предусмотренного статьей 111 (часть 4) Уголовного кодекса РФ, т.е. умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, проверка которых находится в компетенции органов дознания и следствия, куда и следует обратиться родственникам умершей Галины с соответствующим заявлением.

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 144 Уголовнопроцессуального кодекса РФ сообщение о преступлении, распространенное в СМИ, является основанием для его проверки правоохранительными органами.

Семейный: согласно пункту 1 статьи 65 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ) родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. В силу ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они, в частности:

уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

злоупотребляют своими родительскими правами;

совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

В соответствии со ст. 70 СК РФ лишение родительских прав производится в судебном порядке, и такое дело рассматривается по заявлению одного из родителей или лиц, их заменяющих, заявлению прокурора, а также по заявлению органов опеки и попечительства, других органов и организаций, и с обязательным участием прокурора и органа опеки и попечительства. При рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителя, лишенного родительских прав. При этом если суд при рассмотрении такого дела обнаружит в действиях родителя признаки уголовно наказуемого деяния, он уведомляет об этом прокурора.

Естественно, при рассмотрении дела о лишении Николая родительских прав суд выслушает все заинтересованные стороны, включая самого Николая, изучит все обстоятельства дела и даст им всестороннюю и объективную оценку по результатам чего примет, несомненно, законное и обоснованное решение, в интересах, в первую очередь, маленькой девочки Ксюши.

В случае лишения Николая родительских прав в отношении Ксюши, ее родственники – бабушка и дядя могут обратиться в органы опеки для решения вопроса об оформлении над Ксюшей опекунства, со всеми вытекающими последствиями, включая право на получение алиментов с отца и пенсии по потери кормильца. Кроме того, государство, поощряя такую форму воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, как опека и попечительство установило пособие, выплачиваемое опекунам.

«Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем, не переживайте»

Так майор полиции «успокоила» женщину, вызвавшую стражей порядка на угрозу убийством. В тот же день муж забил ее ногами до смерти.

Сотрудница правоохранительных органов не предотвратила убийство и не доставила в отделение мужчину, который через несколько часов забил ногами свою жену. Она предстанет перед судом по обвинению в халатности.

По данным следствия, Наталья Башкатова не приняла должных мер по пресечению угроз убийством и не доставила в отдел полиции местного жителя Андрея Бочкова, который в тот же день избил ногами свою гражданскую жену Яну Савчук, умершую наутро в реанимации.

В день случившейся трагедии в семье произошел очередной скандал. Женщина заявила, что больше не хочет жить с Бочковым, предложила ему вернуть ключи и уйти.

Тот сильно воспротивился, аргументировав свой отказ тем, что сделал в квартире ремонт, поэтому никуда не уйдет. Яна позвонила в полицию. Она собиралась написать заявление по поводу того, что муж угрожает ей убийством. Но полицейские заявление не приняли и уехали, оставив супругов и дальше выяснять отношения.

Примерно через час девушку привезли в реанимацию, где она вскоре умерла.

Родственники Яны нашли в ее телефоне аудиозапись – обрывок разговора с полицейскими. Они пришли в ужас, когда услышали, как сотрудница УВД заявляет, что по ее вызову наряд больше не приедет и заявление у нее принимать не будет.

«Девушка, если что-то случится, вы выедете?»

«Конечно. Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем, не переживайте…»

Этой сотрудницей и была участковый – майор полиции Наталья Башкатова. Через несколько дней после трагедии Башкатову уволили из органов. В отношении нее было возбуждено уголовное дело, по которому ей грозит до пяти лет лишения свободы.

Для справки: несколько лет назад Наталья Башкатова победила во внутреннем конкурсе УМВД России «Лучший по профессии» в номинации среди участковых.

Напомним, что похожий случай произошел и в Серпухове, когда сын забил до смерти свою мать. За два часа до трагедии женщина обратилась за помощью в полицию. Но правоохранители бездействовали.

До сих пор господа полицейские никак не прокомментировали свои действия, несмотря на запрос, отправленный редакцией в правоохранительные органы. Зато они продолжают третировать дочку погибшей, посмевшую предать огласке их модель поведения и назвавшую вещи своими именами.

Власть и право

«Сделайте как в США»: что спасет женщин от насилия

В России предложили ввести защитный ордер для жертв домашнего насилия

Около 70% случаев сексуального насилия совершается внутри семьи. С домашним террором сталкивается почти каждый россиянин, если не на личном опыте, то из рассказов знакомых или историй в соцсетях. Накануне Нового года в Тюмени муж убил бывшую жену из-за спора вокруг детей, а в Подмосковье мужчина отрубил супруге руки в припадке ревности. Правозащитники уверены: спасти женщин может только «охранный ордер», который запретит неадекватному человеку приближаться к потенциальной жертве.

Сначала тело, потом дело

Жестокое убийство произошло в Тюмени накануне Нового года. На работу к парикмахеру 35-летней Ираде Москвиной пришел ее бывший муж. У экс-супругов был затяжной конфликт из-за общего ребенка. 32-летний Андрей ударил ножом женщину в живот, от полученного ранения она спустя пять дней скончалась в больнице. В отношении мужчины возбудили уголовное дело по части второй статьи 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего с применением оружия».

Незадолго до трагедии женщина обращалась в полицию, но ей ответили, что, поскольку в заявлении не указано место и время угроз, произвести проверку они не смогут.

Об этом журналистам рассказала знакомая Москвиной Ольга Казимирова. Кроме того, выяснилось, что Андрей Москвин ранее был судим, поэтому общественные деятели требовали квалифицировать преступление по более тяжкой статье «Убийство».

Тюменская трагедия стала очередным печальным эпизодом в череде гибели жертв домашнего насилия. Осенью 2016 года в Орле 37-летний Андрей Бочков днем прямо на улице жестко избил ногами свою бывшую сожительницу 36-летнюю Яну Савчук. Женщина пыталась скрыться от своего мучителя — она хотела сесть в машину и уехать, однако тот не дал ей такой возможности и сильно избил. Через день она скончалась в больнице. Савчук также ранее обращалась в полицию, однако там ей не помогли. В отношении участкового Натальи Башкатовой, к которой обращалась Савчук, после задержания Бочкова возбудили уголовное дело по статье «Халатность».

Сам Бочков ранее был неоднократно судим: за хулиганство с применением оружия, за изнасилование с особой жестокостью и за хранение или приобретение наркотиков. До убийства Савчук мужчина неоднократно угрожал своей бывшей пассии.

Одними из самых громких за последнее время случаев стали события декабря прошлого года. 26-летний житель Серпухова Дмитрий Грачев отвез свою 25-летнюю жену Маргариту в лес и отрубил ей топором обе руки. После этого он отвез свою супругу в больницу, однако доктора смогли пришить назад лишь одну кисть пострадавшей. Грачев сам сдался полиции, рассказав, что причиной его поступка стала ревность.

Это не единственный случай, когда он истязал жену. По словам знакомых семьи, как-то раз он отвез Маргариту в лес, приставил нож к горлу и стал интересоваться, с кем еще из мужчин она встречается. После этого она обратилась в полицию, но участковый ограничился лишь профилактической беседой. Сейчас Грачеву предъявлено обвинение по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с применением предметов, используемых в качестве оружия». Максимальный срок наказания по ней — до 10 лет лишения свободы.

По данным Росстата, в 2016 году число потерпевших от насилия в семье женщин составило почти 50 тыс. человек. Для сравнения: в 2015 году этот показатель составлял 36,5 тыс. человек, в 2014 году — 31,4 тыс., в 2013 — 28 тыс.

Как отмечают эксперты московского кризисного центра для женщин «Анна», речь идет лишь о количестве тех заявлений, по которым были возбуждены уголовные дела и начато расследование. Большинство преступлений в эту статистику не попадает, так как женщинам либо было отказано в возбуждении уголовного дела, либо они были направлены к мировым судьям.

Лишь 3% случаев домашнего насилия доходят до судебного разбирательства в рамках уголовного дела.

Существующая статистика, по мнению экспертов центра, хоть и не отражает по ряду причин реальную ситуацию в сфере домашнего насилия, но, тем не менее, поражает своим масштабом. Представитель независимого благотворительного Центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» сообщила «Газете.Ru», что около 70% случаев сексуального насилия совершается внутри семьи. Женщины чаще всего становятся жертвами мужей, отцов, партнеров.

«Насильники в большинстве случаев хорошо знакомы жертвам», — заявила представитель центра «Анна». Многие случаи физического насилия заканчиваются смертью жертвы или получением ей увечий.

Ордер на выселение

Сейчас законодательство РФ не позволяет принять превентивных мер к злоумышленнику, как в США и некоторых странах Европы. Там суд может наложить на любителя распускать руки защитный ордер, тем самым запретив приближаться к жертве насилия ближе определенного расстояния. За нарушение этого запрета его могут отправить за решетку.

Общественники и правозащитники предлагают перенять подобную практику и для РФ. Для этого необходимо принять закон о профилактике семейно-бытового насилия, который позволит выработать систему по эффективной защите женщин от преступного посягательства, говорит со-основатель проекта взаимопомощи женщинам W Алена Попова. Соответствующий документ сейчас разрабатывается в Госдуме.

«Если бы у нас был закон о домашнем насилии, то по заявлению женщины об угрозах в ее адрес со стороны мужа или сожителя ее берут под охрану. Это называется «охранный ордер», который запрещает бывшему супругу даже приближаться к своей потенциальной жертве», — сказала она. По словам Поповой, сегодня правоохранители ничего не делают до тех пор, пока жертва не получит вред здоровью, либо же ее имущество не будет повреждено или украдено.

«До этого муж или сожитель женщине зачастую неоднократно угрожает, преследует, она обращается в полицию, но, как правило, участковый ничего особенного не может сделать. Просто потому, что нет оснований для вмешательства. В итоге мы имеем либо труп, либо покалеченного человека, как в случае с Грачевой, которой тоже угрожали перед тем, как отрубить кисти рук», — рассуждает правозащитник.

Попова также считает, что охранный ордер позволит женщине чувствовать себя более уверенно.

«Сейчас зачастую ситуация складывается следующим образом: после того как женщина обращается в полицию, мужчина избивает ее еще сильнее, а после этого говорит: «Если еще пожалуешься — вообще убью».

Если же она будет защищена охранным ордером, то в этом случае, почувствовав неладное после своего обращения, она сможет быстро вызвать полицию. И у сотрудников МВД будет основание для задержания мужчины», — отметила Попова.

Эксперт также не считает, что ордер может стать инструментом сведения личных счетов при разводе супругов: «В мировой практике бывает два типа этих ордеров: полицейский и судебный. Полицейский накладывается на время, а далее муж, если считает, что его оклеветали, сможет обратиться в суд и доказать это. Что же касается мировой статистики, то там в категорию «сведения счетов» подпадает всего 0,5-1% всех дел, связанных с домашним насилием. А в остальных случаях его применяли небезосновательно, спасая и защищая жизни женщин, детей и пожилых людей», — заявила правозащитник.

Она напомнила, что уже три года назад подобную систему ввели в Белоруссии: «Там это называется «защитное предписание». Надо сказать, что несмотря на все еще существующие пробелы в правоприменительной практике, в Белоруссии начали выстраивать систему защиты жертвы, а не насильника, как у нас сейчас, и там ситуация начала меняться».

Куда девать мужа?

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», отнеслись к инициативе Поповой неоднозначно. «Подобное законодательство действует в ряде стран Европы и в США. Но у нас копирование зарубежного опыта не сработает. У нас и сейчас нельзя по действующим законам никого бить или калечить, однако это не мешает мужьям или сожителям нарушать закон. Если человек захочет избить или убить свою женщину, закон сам по себе его не остановит. А законопослушные граждане и так жену не бьют, потому что они законопослушные», — рассуждает адвокат и бывший следователь Сталина Гуревич.

По ее словам, тот факт, что статью 116 УК РФ «Побои» декриминализировали, даже упростило положение женщины. «Когда статья была в УК, то жертве приходилось самой идти в суд, доказывать, что ее избили, а судья в качестве наказания назначал штраф, который, как правило, выплачивался еще и за счет этой же женщины, ведь подобные мужья зачастую не работают, ведут асоциальный образ жизни», — сказала она.

По словам Гуревич, сейчас, после того, как статью 116 сделали административным правонарушением, избивающего жену можно хотя бы арестовать на 15 суток в административном порядке. «Что же касается этого охранного ордера, то как и кто его будет исполнять? Инспектор ФСИН? Так у нас их нет в достаточном количестве.

И как мы оградим женщину, которая находится под ордером, от мужчины, если они законно оба проживают на одной жилплощади? Сделаем мужчину бомжом? Но ведь это незаконно. А государство вряд ли будет покупать такой семье две квартиры»,

Гуревич добавила, что и в действующем законодательстве есть статьи, по которым можно пресечь противоправные деяния в отношении женщины. «Это статья 117 УК Рф — «Истязание», по ней злоумышленника можно посадить на три года. Для этого женщина должна снять побои и написать заявление в полицию. Да, участковые зачастую не хотят его принимать, мотивируя загруженностью. Но это жертву не должно волновать. Если ей отказали, она должна обжаловать отказ в прокуратуре или суде. Да, это тяжелый и хлопотный путь, но рано или поздно она добьется своего», — уверена Гуревич.

Она также рекомендует жертвам домашнего насилия писать заявление в СК РФ или в прокуратуру и на тех полицейских, которые отказались возбудить дело по заявлению избитой женщины, тогда есть шанс, что подобного работника МВД самого привлекут к уголовной ответственности.

Адвокат Дмитрий Вдовиченко считает, что охранный ордер все же может помочь исправить ситуацию с домашним насилием. «Конечно, действующее законодательство позволяет привлечь к ответственности злоумышленника, избивающего жену или сожительницу. Но сейчас это можно сделать лишь после того, как он совершил противоправные действия. А если ввести охранный ордер, то тогда можно будет попытаться предотвратить преступление», — сказал он.

Что касается жилплощади, то в некоторых случаях женщина может уехать от мужа, например, к родителям, продолжает Вдовиченко. Если же раздельное проживание супругов, в семье которых есть подобные проблемы, невозможно, то это может послужить причиной того, что суд откажется применять охранный ордер. Нужно проработать закон и выработать практику его применения, говорит адвокат.

В пресс-службе МВД «Газете.Ru» пояснили, что ни одно из обращений к участковому о факте домашнего насилия тот не может оставить без внимания.

«При получении участковым уполномоченным полиции (далее – УПП) сообщения о нанесении побоев им проводятся необходимые проверочные мероприятия, по результатам которых принимается решение в установленном законодательством порядке. Участковый может принять заявление вне пределов административных зданий территориальных органов МВД России или в административных зданиях территориальных органов МВД России, в которых дежурные части не предусмотрены.

При этом сотрудник органов внутренних дел, принявший заявление, обязан незамедлительно передать в дежурную часть информацию по существу принятого заявления для регистрации», — сообщили в МВД.

Там добавили, что если в ходе проведения проверки обращения факт причинения телесных повреждений подтвердился, УУП обязан принять меры по привлечению лица к установленной законодательством Российской Федерации ответственности, а именно
составить административный протокол по статье 6.1.1 (Побои) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

«В случае совершения побоев лицом, ранее уже подвергнутым административному наказанию за подобное деяние, по результатам выяснения всех обстоятельств решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 116.1 (Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию) Уголовного кодекса Российской Федерации», — отметили в пресс-службе.

Без вины виноватая

Представители центра «Анна» отмечают: от 70% до 90% женщин, страдающих от домашнего насилия, не обращаются за помощью в полицию. А обратившиеся нередко сами забирают заявления. Действующие сотрудники полиции, попросившие не указывать их фамилий, пояснили «Газете.Ru», почему так происходит.

«По имеющейся у нас практике и по всем нормам женщина должна зафиксировать побои в медучреждении и обратиться в полицию с заявлением. Однако далеко не все потерпевшие на это идут. А без заявления мы мало что можем сделать. Часто приходится поступать так: приезжаем на вызов какой-либо женщины, которую избивает сожитель. Чтобы остановить это, мы забираем мужчину в отделение за какое-либо административное правонарушение, например, за то, что он ругается матом в подъезде.

А потерпевшей разъясняем: через два-три часа мы будем вынуждены вашего сожителя отпустить. Вы же можете, во-первых, уехать из этой квартиры куда-то, чтобы все не началось по новой, а во-вторых, снять побои и написать заявление, если хотите, чтобы было возбуждено уголовное дело. Но в 99% случаев в моей практике женщины не хотели нечего писать. Иногда это заканчивается трагически», — рассказал участковый Юрий из Подмосковья.

«Женщинам зачастую нелегко воспользоваться своим правом на защиту», — объясняет социальный психолог Наталья Варская. По ее словам, многие женщины боятся получить от правоохранительных органов отказ в возбуждении уголовного дела. Некоторые же слишком сильно переживают о том, что насильник проявит еще больше агрессии, узнав о заявлении.

Кризисных центров мало, найти защиту или попросту уйти могут далеко не все женщины. Родственники пострадавшей нередко убеждают ее в собственной вине и нежелании отнестись с пониманием к агрессору.

«Психологическое насилие в семье быстро может перерасти в физическое. Для того, чтобы защитить себя, необходимо сразу же обращаться к семейному психологу при первых регулярных проявлениях давления или принуждения. Если одна из сторон не в состоянии вести диалог, то необходима изоляция друг от друга, — считает специалист. — Это стандартная ситуация: применив физическое насилие, агрессор обязательно повторит свой поступок, если он не получит достаточно сильную эмоциональную встряску, основанную на страхе ответственности за случившееся. Но я пока не вижу таких механизмов воздействия в нашем обществе».

Коллега Варской, семейный психолог Александр Шадура отмечает, что причиной нежелания некоторых женщин писать заявление на обидчика является и определенное предвзятое отношение значительной части общества к самой жертве.

«Когда другие люди узнают о различных историях насилия в семье, они очень часто ищут корень зла в «неправильном» поведении жертвы», — утверждает Шадура. Он считает, что обвинение жертвы в насилии зачастую связано с механизмом самозащиты. Для этого существует специальный термин — «виктимблейминг» (от англ. victim — жертва и blame — винить).

«Многим женщинам кажется, что жертва сделала что-то не так, тем самым заслужив расплату. Осуждая жертву, они стараются выстроить психологическую защиту: я не буду так поступать, а, следовательно, со мной такого не случится», — резюмировал специалист.