Сапият магомедова адвокат

Брат адвоката Сапият Магомедовой осужден за изнасилование

Городской суд Хасавюрта приговорил брата адвоката Сапият Магомедовой Магомедрасула к четырем годам лишения свободы условно по обвинению в изнасиловании. Адвокат заявила о намерении обжаловать приговор и обратиться с жалобами на судью и следователя, расследовавшего дело.

«Кавказский узел» сообщал, что 12 февраля 2014 года в Хасавюрте был задержан Магомедрасул Магомедов, 14 февраля суд Хасавюрта избрал для него меру пресечения в виде ареста, однако 17 марта суд принял решение о переводе Магомедрасула Магомедова под домашний арест. Сапият Магомедова назвала уголовное дело возбужденное по статье «Изнасилование» в отношении ее брата попыткой оказать давление на нее.

7 марта судья Хасавюртовского городского суда вынес обвинительный приговор Магомедрасулу Магомедову и назначил ему наказание в виде 4 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года и 6 месяцев, сообщили в канцелярии суда.

Как пояснила корреспонденту «Кавказского узла» Сапият Магомедова, она с самого начала заявляла о том, что обвинение в отношении брата — это провокация и давление на нее.

«Ни в ходе предварительного, ни судебного следствия вина Магомедрасула Магомедова не доказана, и в материалах дела нет доказательств для признания его виновным в совершении какого-либо преступления», — сказала адвокат.

По ее словам, судья не обратил внимание на множественные нарушения и нестыковки, допущенные в ходе следствия, что дает ей основание подозревать его в заинтересованности.

Сапият Магомедова заявила, что в ходе судебного следствия выяснилось, что подписи понятых в протоколах следственных действий были подделаны, но сами понятые и следователь утверждали, что подписи настоящие.

Кроме того, по ее словам, понятые не могли суду объяснить, «какое следственное действие проводилось, в отношении кого или чего, не помнили содержания следственного действия, голословно утверждали, что принимали участие и подписывали».

«О том, что они принимали участие в следственном действии, им перед допросом в суде напомнил следователь. Однако суд взял на себя функции эксперта и указал в приговоре, что несмотря на заключения экспертов, на показания эксперта, считает, что подписи учинены этими понятыми», — заявила Сапият Магомедова.

Магомедова также отметила, что в качестве понятых в деле принимали участие в том числе и внештатные сотрудники правоохранительных органов. К примеру, по ее словам, одна понятая сообщила на суде, что является внештатным сотрудником Следственного комитета Хасавюрта в канцелярии и иногда принимает участие в следственных действиях.

По словам адвоката, судья вынес заведомо неправосудный приговор, и она намерена не просто обжаловать его в апелляционной инстанции, а обратится в Следственный комитет Дагестана с просьбой привлечь к уголовной ответственности судью и следователя.

Магомедова сообщила, что причины такого решения она укажет в апелляционной жалобе.

Адвокат из Дагестана Сапият Магомедова удостоена премии Homo Homini

В Праге 3 марта адвокату из Дагестана Сапият Магомедовой была вручена премия Homo Homini («Человек – человеку») за 2013 год, присуждаемая чешской правозащитной организацией People in Need за особые заслуги в правозащитной деятельности. «Награда за исключительное личное мужество для защиты жертв нарушений прав человека», – говорится в пресс-релизе People in Need.

Награда была вручена во время специальной церемонии, приуроченной к открытию Международного фестиваля документальных фильмов по правам человека Jeden svět 2014, рассказала Сапият Магомедова. Премию Магомедовой передал министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек.

В своем выступлении на вручении премии Сапият Магомедова говорила, что ситуация с правами человека в республиках Северного Кавказа и особенно в Дагестане намного хуже, чем в целом по России.

«В Дагестане убить человека проще иногда, чем объясниться с ним. Когда какие-нибудь заммэры каких-нибудь провинциальных городов ездят с охраной в несколько машин, вооруженных автоматами боевиков… Чего мне в лес ходить искать вооруженные банды? Вооруженные банды легально существуют в легальном политическом пространстве Дагестана», – говорится в тексте выступления Магомедовой, переданном корреспонденту «Кавказского узла» организаторами мероприятия.

При этом адвокат не отрицала, что в Дагестане есть террористическое подполье, которое совершает нападения на представителей силовых структур, на представителей органов власти. «Но изучая многие теракты, мы можем сказать, что формально они осуществляются руками представителей банд подполья, но в интересах сражающихся между собой криминально-элитных групп Дагестана. Это – факт, к сожалению», – сказала Сапият Магомедова.

9 апреля 2013 года Сапият Магомедова была признана победителем по итогам конкурса «Герой Кавказа-2012», проведенного «Кавказским узлом». За ее кандидатуру проголосовали 43,4% читателей «Кавказского узла», принявших участие в голосовании.

«В Дагестане суд постановил арестовать брата адвоката Сапият Магомедовой», «В Дагестане адвокат Сапият Магомедова заявила о задержании ее брата полицейскими», «Адвокат Сапият Магомедова пожаловалась на судью в Верховный суд Дагестана».

Не просто работать адвокатом в Дагестане

Премию Homo homini (Человек человеку) в прошлом году получила адвокат из Дагестана Сапият Магомедова. Организация «Человек в беде» присуждает эту премию смелым людям, защищающим права человека в разных странах мира. Сапият Магомедова не понаслышке знает о том, что работать адвокатом и настаивать на соблюдении всех прав обвиняемых совсем непросто.

Сапият Магомедова (Фото: Festival Jeden Svět) Вы не опсаетесь за свою личную безопасность? Все мы знаем, что случилось с Наталией Эстемировой.

— Конечно, быть правозащитником в таком сложном регионе, как северный Кавказ, рискованно. Наталия Эстемирова погибла в Чечне, выпоняя свою правозащитную деятельность. Защищая интересы своих клиентов, адвокатам приходится выслушивать о себе много нелицеприятного. Часто приходится сталкиваться с сильными мира сего. Они оказывают давление, к нам поступают угрозы. На меня давят, чтобы я отказалась от какой-то работы, от защиты того или иного человека. Что сказать: надо радоваться, что я не попала в список убитых адвокатов.

Вас же тоже избили полицейские… Если я не ошибаюсь, то в суде вы ничего не добились.

— В начале были только оскорбления, потом, в 2010 году пришло избиение. Самым ужасным в этой истории является тот факт, что я была избита сотрудникам полиции, которые по законам России наоборот должны были защищать мои права. Прошли уже почти 4 года, и я не могу добиться привлечения к уголовной ответственности этих сотрудников полиции. Они продолжают работать. Примечательно то, что я была избита на территории городского отделения полиции, куда я прищла по работе защищать интересы женщины, которая была в этот день задержана. Чтобы меня к ней не допустить, первоначально я была просто-напросто вышвырнута из отделения полиции, и потом избита в самом отделении. В настоящее время жалоба рассматриваются в Европейском суде по правам человека.

Они даже утверждают, что это вы на них напали.

— Работа женщины – адвоката очень сложная, потому что подсознательно женщины – адвокаты не воспринимаются в серьез. Порой приходится избивать работников полиции, чтобы доказать, что я не такая уж слабая, как они думают… Правоохранительные органы Дагестана повернули дело так, что якобы это я, женщина – адвокат, пришла в полицию, избила пятерых омоновцев, раскидала их по углам, причинила им телесные повреждения, и они чуть ли не в больницу не попали. Я их якобы избивала, но в результате я три месяца лежала в больнице, у меня были многочисленные кровоподтеки, ссадины, сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки, это все я «заработала» избивая сотрудников полиции. Уголовное преследование сотрудников полиции было перекрашено. Напомню, что в начале уголовное дело было все-таки возбуждено. Потом на следующий день, с целью торга со мной, чтобы я забрала заявление, было возбуждено дело против меня за применение насилия в отношении сотрудников полиции и также за оскорбление представителей власти. После двухгодичного расследования Следственный комитет заявил, что органы не могут установить, кто кого избивал. Я пятерых сотрудников СОГа (специальной огневой группы), или они меня.

На вашей практике были случаи, когда вам удалось добиться освобождения ваших подзащитных? Известно ведь, что российские суды выносят менее, чем 1% оправдательных приговоров.

— В Дагестане действительно очень тяжело защищать людей. Во-первых, там очень развита клановость. Наверное, Дагестан занимает в России первое место по коррупции. Судьи должны быть объективными, беспристрастными, но этого нет. У них чувство страха. Вы правильно заметили, что если дело доходит до суда, то на судей не приходится особо рассчитывать. Судьи не реагируют на нарушения, которые имеются в деле. Особенно это касается статей участие в незаконном вооруженных формированиях, изнасилование и педофилия. Никакие нарушения в таких делах для судей не имеют значения. Виновен человек или невиновен, все равно. Участились случаи, когда из Москвы приезжают в Дагестан следственные группы, которые ввели правило вообще не допускать адвокатов. Жалуйся куда хочешь, хоть в Москву жалуйся, хоть Путину, но они адвокатов просто не допустят и все. Пока они не вытащат из человека те показания, которые им нужны, никакой встречи с адвокатом не будет. Естественно, там бывают следы избиения.

Если адвокат успевает зафиксировать эти следы, если они еще остались, когда они тебя допустили, то в суде на наши жалобы, заявления, даже после предоставления фотографий, видеозаписей, следуют только формальные, отписочные ответы. Даже если есть заключения экспертов, что имеются телесные повреждения, характерные для избиений, суды это не воспринимают всерьез. Особенно в последнее время участились случаи педофилии, то есть преступлений против детей. Не от того, что эти преступления совершаются, а оттого, что для следственных органов это золотая жила. Люди платят любые деньги, лишь бы не сесть по этой статье и не находиться под арестом. Недавно я защищала человека, который два с половины годы находился под стражей по обвинению, что он якобы совершил преступления сексуального характера по отношению своего пасынка. Через два с половины года суд присяжных его полностью оправдал. Не только в связи с его непричастностью, а в связи с тем, что самого факта преступления не было. Сексуальных домогательств в принципе не было.

Вы не опасаетесь того, что факт, что получили премию за границей, к вам привлечет внимание, и полицейские скажут себя «вот эта Сапият надоела уже, надо с ней что-то сделать…».

— Нет. Полицейских больше всего пугает привлечение внимания к своей персоне. Как только их фамилия начинает звучать в СМИ, они тут же посылают к вам ходатаев, чтобы вы больше о них нигде не упоминали и что они не будут больше ничего нарушать. Чем больше человек на виду, тем меньше риска, что они устроят против вас какие-то провокации. Эти премии и международное внимание их будут останавливать. По крайней мере, они лучше разработают план действий против меня или против людей, которые им мешают. Но если у них все-таки появится или назреет план помешать мне или навредить мне, они это сделают несмотря ни на что.

Мы повторяем рубрику, премьера которой состоялась 6 марта 2014 года.

Адвокат Сапият Магомедова обвинила следователя в незаконном задержании

Следователь более часа удерживал Сапият Магомедову, требуя от нее подписать документы об окончании расследования дела в отношении ее подзащитного, сообщила сама адвокат.

Сапият Магомедова представляет интересы Завура Калипаева, подозреваемого в пособничестве боевикам. Ее подзащитный не находится под стражей и был приглашен 19 мая на допрос. Адвокат также прибыла для участия в следственном мероприятии.

«19 мая около 15.00 мск мы пришли, оказалось, что следователь пригласил нас не на допрос, а ознакомиться и подписать документы, сказав, что расследование дела закончено, — рассказала корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Магомедова. — Я категорически не согласна с действиями следствия. Более того, прокуратура уже не один раз возвращала это дело на доследование с указанием проверить доводы адвоката, устранить нарушения. Нарушение заключаются в отказе опросить моего подзащитного. В итоге я отказалась подписать этот документ».

По словам адвоката, следователь отказался возвращать пропуск и дал указание на проходной не выпускать из отдела и ее саму, и ее подзащитного. «Он не отдавал пропуск, а без пропуска не выпускали из отдела. Таким образом меня стали принуждать подписать документ», — уточнила адвокат.

По ее словам, она тут же обратилась с устной жалобой на телефон доверия в прокуратуру республики. «Приехал дежурный прокурор, спрашивает по какой причине вы их не выпускаете. На что следователь отвечает «она не подписывает бумаги», — сказала адвокат.

В итоге после приезда прокурора адвоката и ее подзащитного выпустили на свободу. В общей сложности они пробыли в отделе около полутора часов. Магомедова пояснила, что планирует в понедельник письменно обратиться с жалобой в прокуратуру республики.

Адвокат Магомедова считает, что, отказавшись от подписания документа, она поступила в соответствии с интересами своего подзащитного. «Мы получили письмо от том, что моего подзащитного приглашают на допрос 16 мая. Затем следователь уведомил о том, что следственное мероприятие переносится на 19 мая. То есть нас официально приглашали на допрос, а в реальности для проведения другого процессуального действия – ознакомления с материалами уголовного дела», — сообщила адвокат.

В данной ситуации имело место незаконное лишение свободы двух лиц, полагает дагестанский адвокат Джамал Алиев. «Сотрудники . превысили свои должностные полномочия незаконно удерживая адвоката и ее подзащитного. Их действия попадают под ч.1 ст.286 УК РФ — превышение должностных полномочий. Санкции данной статьи грозят лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет», — сказал адвокат.

Автор: Карина Гаджиева; источник: корреспондент «Кавказского узла»

Сапият магомедова адвокат

«20 января люди в масках застрелили в Махачкале двоих друзей», в том числе юриста Умара Сагидмагомедова — так начинается статья в The Guardian, написанная дагестанской журналисткой Надирой Исаевой. (Газета сообщает, что публикует статью в переводе на английский. Мы даем цитаты в обратном переводе с английского языка. — Прим. ред.). Исаева напоминает, как в 2008 году на 5 сотрудников дагестанской газеты «Черновик» завели уголовное дело по обвинению в разжигании ненависти к спецслужбам. Спустя три года это «фальсифицированное уголовное дело развалилось в суде», пишет автор.

Юристу Сапият Магомедовой повезло больше, чем Умару Сагидмагомедову, но меньше, чем журналистам «Черновика», продолжает автор. «В июне 2010 года полицейские избили ее во дворе своего отделения полиции», — поясняет Исаева.

По данным автора, Магомедова пришла в полицию, чтобы не допустить незаконного ареста своей клиентки Малики Евтимировой. «Зная обычаи местных полицейских, Магомедова боялась, что арестованную подвергнут пыткам и изнасилуют», — говорится в статье. Как утверждает автор, следователь испугался, что Магомедова сорвет его планы. «По его приказу четверо полицейских избивали ее, пока она не потеряла сознание», — говорится в статье.

Лишь спустя две недели, 1 июля 2010 года, СК РФ по Дагестану завел уголовное дело на этих полицейских. Но на следующий день тот же СК завел уголовное дело на саму Магомедову «за оскорбление властей в лице полицейских, которые ее избили», как формулирует автор. Спустя год новый глава СК по Дагестану Алексей Саврулин «обвинил упрямого адвоката в еще одном уголовном преступлении — применении силы к представителям власти. По его версии, Магомедова, которая весит чуть больше 40 кг, сама избила полицейских», — говорится в статье.

На Магомедову и ее родственников оказывалось давление, чтобы она забрала заявление, продолжает автор. «Прокуратура и СК Дагестана давно пытались сломить Магомедову. Против нее выставили весь аппарат силовых служб Дагестана», — пишет автор.

Судебные разбирательства по обоим делам начались осенью 2011 года. Вскоре обнаружилось, что против двоих из четырех обвиняемых полицейских дело уже закрыто. Затем оба дела вернули в прокуратуру для объединения в одно. Магомедова заключила: теперь оба дела «утонут в канцелярских формальностях, и виновные останутся безнаказанными».

«Я могла бы сделать больше — сама поражаюсь, как пассивно я себя вела во время следствия и слушаний», — утверждает Магомедова. Исаева возражает: «В течение всего года, несмотря на занятость, Магомедова продолжала браться за дела — запутанные уголовные дела, касающиеся убийств, похищений и пыток подозреваемых. Магомедова регулярно требовала завести уголовные дела на следователей или полицейских, ей также удавалось получить заключения судмедэкспертизы для своих клиентов, что в Дагестане редкость».

«Нет, Сапият, тебя невозможно сломать», — заключает автор.

Газета сообщает: с тех пор, как была написана статья Исаевой, «дела на полицейских, избивших Сапият Магомедову, были закрыты».

Независимые адвокаты на Северном Кавказе: беззащитная защита

Дисквалификация защиты – как основная линия обвинения

Дагестанский адвокат Сапият Магомедова привлечена к уголовной ответственности за оскобление сотрудников милиции при исполнении ими служебных обязанностей, суд наложил запрет на передвижения обвиняемой подпиской о невыезде. В случае признания ее виновной, Магомедовой грозит до пяти лет лишения свободы.

У уголовного дела против Сапият Магомедовой есть предыстория. В июне этого года адвокат пришла на встречу со своей подзащитной в городское отделение полиции в Хасавюрте. Магомедову впустили во двор ГОВД, но к клиенту не пропустили. Во дворе полицейского управления молодую женщину жестоко избили пять сотрудников ГОВД. В местную больницу адвоката привезли в бессознательном состоянии. Согласно медицинскому заключению, молодая женщина получила ушибы головного мозга и грудной клетки, резаную рану подбородка и губ.

После выздоровления Сапият Магомедова обратилась в прокуратуру с заявлением о привлечении к ответственности избивших ее полицейских. Адвокат рассказала сотрудникам российского правозащитного центра «Мемориал», что сразу после обращения в прокуратуру ей начали поступать угрозы из ГОВД Хасавюрта – от женщины требовали отозвать заявление иначе грозили встречным иском.

Уголовное дело в отношении четверых полицейских (пятого участника избиения Магомедова не смогла опознать) было возбуждено только спустя полмесяца – после того, как дело получило широкую огласку и вызвало протесты российских и международных правозащитных организаций.

Спустя еще полмесяца 15 июля Следственный комитет по Дагестану признал полицейских обвиняемыми. Если суд признает их виновными, сотрудникам ГОВД Хасавюрта грозит до десяти лет лишения свободы и запрет на службу в государственных органах.

После этого, по словам Магомедовой, давление на нее только усилилось, а спустя неделю она сама оказалась обвиняемой: офицер Следственного управления пркуратуры Хасавюрта Арсланхан Арсланханов обратился в свое же управление с заявлением против Магомедовой. Уголовное дело против адвоката возбуждено немедленно. Мобильный телефон Сапият Магомедовой отключен, «Голосу Америки» не удалось получить комментарии адвоката.

29 июля организация «Международная амнистия» направила протест по делу Сапият Магомедовой в адрес Генерального прокурора РФ Юрия Чайки, председателя Следственного Комитета Александра Бастрыкина и главы Дагестана Магомедсалама Магомедова.

«Международная амнистия опасается, что Сапият Магомедова преследуется за свою профессиональную деятельность как независмый адвокат», – говорится в заявлении организации.

Частая практика

Преследование независимых адвокатов на Северном Кавказе стало расространенным явлением. Чеченский адвокат Магамед Абубакаров сказал «Голосу Америки», что был вынужден уехать на время из России из-за постоянных преследований и угроз со стороны силовых структур.

Адвокат из Кабардино-Балкарии Рустам Мацев также рассказывает о преследованиях и попытках вывода из дела: «Когда я предложил МВД посредничество в добровольной сдаче подозреваемого в связях с вооруженным подпольем Руслана Мишхожева, в моем доме провели обыск. Наверное, думали что я его прячу. На самом деле, я официально представлял интересы родителей подозреваемого», – сказал адвокат «Голосу Америки».

По словам Мацева, сейчас его пытаются устранить из дела о применени пыток к двум его подзащитным во время допроса: «Адвокат по закону не может быть допрошен как свидетель, как только это произойдет, он будет отстранен от ведения этого дела», – рассказывает Мацев.

Подобный случай имел место в Нальчике, когда независимого адвоката Ларису Дорогову допросили в качестве свидетеля по делу ее клиента, после чего она была лишена возможности исполнять свои обязанности.

Лариса Дорогова рассказала «Голосу Америки», что была вынуждена уехать из России из-за постоянного давления и угроз: «Мне постоянно препятствовали в доступе к клиентам, сотрудники МВД и ФСБ угрожали не только мне лично – моему сыну-подростку, за ним устроили слежку, чтобы заставить меня отказаться от клиента. В почтовый ящик мне положили конверт с патронами от Калашникова и угрожающей запиской», – рассказала Дорогова «Голосу Америки». По ее словам, объектом травли и преследования становятся те адвокаты, которые берутся защищать жертв силовых структур: похищений, пыток и фальсификаций.

Лариса Дорогова уверена, что линия обвинения часто строится на слабости защиты: «Когда дело полностью сфальсифицировано, независимый адвокат – самая нежелательная фигура в суде, поэтому для обвинения главное условие успеха – отстранение такого защитника».

Убийство в Москве адвоката Станислава Маркелова, сфера деятельности которого была тесно связана с жертвами силовых структур на Северном Кавказе, вызвало широкий резонанс в России и зарубежом. Однако преследования адвокатов, работающих непосредственно на Северном Кавказе чаще всего остаются неизвестными широкой публике.

Фатима Тлисовa

В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk «Голоса Америки»