Принцип индивидуализации наказания ук рф

Принцип индивидуализации наказания в его практическом преломлении (Воронин В.Н.)

Дата размещения статьи: 22.02.2017

Воронин Вячеслав Николаевич, преподаватель кафедры уголовного права Московского государственного университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук.

Назначение наказания представляет собой сложный, многоуровневый, целенаправленный процесс, развивающийся в зависимости от ряда явлений и факторов, которые находятся во взаимодействии и имеют множественные связи. В уголовном праве назначение наказания является самостоятельным институтом, который закреплен в гл. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ). Кроме того, назначение наказания — второй и заключительный этап применения уголовно-правовой нормы.
Назначению наказания как самостоятельному институту уголовного права присущи принципы, о составе и характеристике которых в юридической литературе ведутся споры. Также неясными остаются вопросы о механизме действия общих уголовно-правовых принципов и их соотношении со специфическими принципами назначения наказания.
Под принципами назначения наказания мы понимаем внутриотраслевые руководящие начала, вытекающие из совокупности уголовно-правовых норм, регулирующих порядок назначения наказания, которые предопределяют меру наказания, необходимую для достижения целей, стоящих перед наказанием.
Принципы назначения наказания играют важную роль в практической деятельности суда, поэтому важным является вопрос об определении их перечня и формулировок.
Как справедливо отметил Л.Л. Кругликов, «в юридической литературе, по самым скромным подсчетам, в общей сложности выделено свыше полутора десятков «принципов назначения наказания» .
———————————
Энциклопедия уголовного права: Назначение наказания. Т. 9. СПб., 2007. С. 167.

Ученые-юристы довольно часто выделяют принцип индивидуализации наказания . И из всего многообразия определений данного принципа можно предложить следующее: индивидуализация наказания — это принцип института назначения наказания, в соответствии с которым суд на основе оценки ряда общих и специальных критериев, указанных в законе, определяет лицу, совершившему преступление, окончательную и справедливую меру наказания, способную достичь целей исправления осужденного и частной превенции, а также способствующую достижению иных целей, поставленных уголовным законом перед наказанием.
———————————
См., например: Брайнин Я.М. Принципы применения наказания в советском уголовном праве / Научные записки Киевского университета. Т. 12. Вып. 1. Киев, 1953; Бриллиантов А.В. Дифференциация наказания: уголовно-правовые и уголовно-исполнительные проблемы: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1998. С. 21; Бузынова С.П. Эффективность наказания и ее влияние на предупреждение преступлений. Труды ВЮЗИ. М., 1974. Т. 33. С. 117 и др.

Своеобразие процесса индивидуализации наказания проявляется в том, что деятельность суда не подчиняется каким-либо четким правилам, здесь задействовано судейское усмотрение. Вместе с тем законодатель, предоставив суду свободу усмотрения, предусмотрел в уголовном законе «ориентиры», учитывая и оценивая которые суд сможет выбрать меру наказания, отличающуюся справедливостью и обеспечивающую возможность достижения предусмотренных в законе целей в отношении конкретного преступника. Такими «ориентирами» предлагаем считать критерии индивидуализации наказания.
В уголовном законе мы не встретим термина «критерии индивидуализации наказания». Как и сама индивидуализация, ее критерии — это теоретические положения, но они очень значимы для правоприменительной практики.
Законодательная система критериев индивидуализации наказания выстраивается из следующих элементов:
1. Общие критерии индивидуализации наказания, которые устанавливаются путем анализа общих начал назначения наказания. К ним относятся указанные в части третьей ст. 60 УК РФ характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Общие критерии можно подразделить на три группы: основные, вспомогательные и дополнительные.
К основным критериям мы относим:
а) характер общественной опасности преступления;
б) степень общественной опасности преступления;
в) личность виновного.
От основных критериев зависит мера наказания.
Вспомогательные критерии индивидуализации наказания носят служебный характер, помогают суду в установлении основных критериев, поэтому они имеют перечневую структуру и являются ориентирами для суда. Вспомогательные критерии — это смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.
Дополнительные критерии индивидуализации наказания учитываются исходя из уголовно-правового принципа гуманизма в дополнение к основным критериям. К ним относятся: а) влияние назначенного наказания на исправление осужденного; б) влияние назначенного наказания на условия жизни семьи осужденного.
2. Специальные критерии индивидуализации наказания можно отыскать в специальных правилах назначения наказания, и к таковым критериям мы относим следующие:
1) обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца, — при назначении наказания за неоконченное преступление (ч. 1 ст. 66 УК РФ);
2) характер и степень фактического участия лица в совершении преступления, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда — при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии (ч. 1 ст. 67 УК РФ);
3) характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, а также обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания было недостаточным, — при назначении наказания при рецидиве преступлений (ч. 1 ст. 68 УК РФ);
4) условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его психического развития и иные особенности личности, влияние на него старших по возрасту лиц — при назначении наказания за преступление, совершенное несовершеннолетним (ч. 1 ст. 89 УК РФ).
Анализ общих и специальных критериев индивидуализации наказания с теоретических позиций, с точки зрения их адекватного отражения в приговорах, а также учет данных, полученных в результате анкетирования судей, отвечавших на вопросы о том, как тот или иной критерий индивидуализации ими понимается и сталкиваются ли они с трудностями при его оценке и учете, позволили получить комплексное представление об указанных критериях, сделать выводы о необходимости внесения некоторых изменений в их формулировки, предложить использовать в работе судов рекомендации по учету исследуемых критериев, что должно упорядочить судебную практику.
Например, был сделан вывод о необходимости исключения характера общественной опасности преступления из числа общих критериев индивидуализации, так как он зависит от объекта посягательства и является величиной постоянной. Значимость объекта посягательства учтена законодателем в санкции каждой статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, а суд, в зависимости от иных обстоятельств (способа совершения преступления, личности виновного и др.), избирает конкретную меру наказания. Однако считаем более оптимальным часть первую ст. 60 УК РФ дополнить указанием на характер общественной опасности преступления, поскольку его точное установление является предпосылкой для дальнейшей индивидуализации наказания.
Полагаем, что необходим максимально широкий учет степени общественной опасности преступления, он не должен ограничиваться только объективными признаками, поскольку зависит также от признаков субъективных. Важную роль играют и факультативные признаки. Оценивая степень общественной опасности в целом, суд должен количественно оценивать выраженность признаков состава преступления.
Как нам представляется, учету должны подлежать качественные и количественные характеристики последствий совершенного преступления, способ, место и иные обстоятельства, относящиеся к объективной стороне преступления, их значение для облегчения совершения преступления и достижения преступного результата, а также форма вины, вид умысла и неосторожности, мотивы и цели совершенного преступления. Учитывая вид умысла в зависимости от момента его возникновения, следует исходить из того, что меньшей степенью общественной опасности обладают преступления, совершенные с аффектированным умыслом. Низменные мотивы и цели (корыстные, хулиганские, сокрытие другого преступления и др.) степень общественной опасности преступления повышают, а иные, не относящиеся к ним (например, сострадание), — уменьшают.
В ходе анализа судебной практики с целью выяснения того, какие же факторы находят свое отражение в приговоре при характеристике личности виновного, нам не удалось никоим образом проследить, как указанные в приговорах обстоятельства отразились на мере наказания и отразились ли вообще — в сторону смягчения или ужесточения. Например, суд учитывает уровень образования виновного в совершении преступления, наличие у него постоянной регистрации по месту жительства, но при этом непонятно, какие выводы он делает. Как установить взаимосвязь между возрастом и наказанием виновного лица, что смягчает наказание, пожилой или молодой возраст? А как быть, когда возраст средний?
В итоге мы пришли к выводу о невозможности ограничения перечня данных, характеризующих личность, т.е. у суда должно быть право учитывать любые характеристики, но с указанием их влияния на наказание.
Обстоятельства, характеризующие личность виновного, можно разделить на имеющие значение для избрания вида наказания в соответствии с существующими законодательными ограничениями (пол, возраст, трудоспособность и т.п.) и на имеющие значение для определения срока или размера избранного вида наказания (характеристика и т.п.).
С целью всестороннего учета личности виновного при назначении наказания предлагаем в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» закрепить в качестве рекомендации судам следующее положение: «При назначении наказания необходимо также учитывать сведения о личности виновного, к которым относятся как данные, имеющие юридическое значение в зависимости от существующих законодательных ограничений при избрании вида наказания, так и иные характеризующие личность подсудимого сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора. Суд может учесть любые данные о личности виновного. Учитывая то или иное обстоятельство, суд обязан указать, каким образом оно характеризует виновного: положительно или отрицательно».
———————————
Бюллетень ВС РФ. 2016. N 2.

Поскольку смягчающие и отягчающие обстоятельства являются вспомогательным критерием индивидуализации, их служебная роль заключается в том, чтобы помогать суду устанавливать характеристику основных критериев — степени общественной опасности преступления и личности виновного, считаем целесообразным установить закрытый перечень смягчающих обстоятельств, признав утратившей силу часть вторую ст. 61 УК РФ, содержащую правило о возможности учитывать в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, и иные обстоятельства, не указанные в перечне.
В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» предлагаем закрепить следующее разъяснение: «В соответствии со статьями 61, 63 УК РФ перечни отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств являются исчерпывающими и расширительному толкованию не подлежат. При этом суд не лишен возможности рассматривать те или иные обстоятельства, не указанные в ст. 61, 63 УК РФ, как влияющие на степень общественной опасности преступления или характеризующие личность виновного».
Для осуществления всесторонней индивидуализации наказания считаем необходимым исключить часть первую прим. 1 ст. 63 УК РФ, поскольку состояние опьянения не отвечает требованиям для включения в перечень отягчающих обстоятельств, но может быть учтено судом через основные критерии индивидуализации — степень общественной опасности преступления и личность виновного. При этом состояние опьянения, в зависимости от того, на что оно оказывает влияние и с чем связано, может повысить степень общественной опасности деяния или отрицательно характеризовать личность виновного.
Разъяснение, касающееся возможности учета обстоятельства опьянения на основе главных критериев индивидуализации, предлагаем включить в содержание соответствующего Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», изложив в следующей редакции: «Совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, законом не отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание. В силу части третьей ст. 60 УК РФ эти сведения, при наличии к тому оснований, могут учитываться как отрицательно характеризующие личность виновного или повышающие степень общественной опасности преступления, если ими обусловлено совершение преступления либо наступление последствий в результате совершения преступления».
Как установлено при изучении уголовных дел, обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца, не оказывают влияние на наказание, поэтому предлагаем исключить этот критерий из закона и заменить его другим, изложив часть первую ст. 66 УК РФ в следующей редакции: «При назначении наказания за неоконченное преступление учитывается степень осуществления преступного намерения».
Полагаем, что разъяснение значения данного критерия для индивидуализации наказания необходимо отразить в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», и предлагаем следующую формулировку: «Обратить внимание судов, что специальным критерием индивидуализации наказания за неоконченное преступление является степень осуществления преступного намерения. При приготовлении к преступлению судам следует оценивать количество предпринятых лицом приготовительных действий, их достаточность для возможности осуществить посягательство; при покушении на преступление необходимо оценивать близость наступления преступных последствий, а при наступлении последствий — их тяжесть. Также судам следует учитывать вид покушения: оконченное или неоконченное. При оконченном покушении наказание должно быть более строгим при прочих равных обстоятельствах».
Осуществляя индивидуализацию наказания при рецидиве преступлений, суд должен учесть обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным. Указанное требование уголовного закона является, на наш взгляд, невыполнимым. Более предпочтительной будет иная редакция части первой ст. 68 УК РФ: «При назначении наказания при рецидиве учитываются вид рецидива (в соответствии с частью второй ст. 18 УК РФ), количество ранее совершенных преступлений, а также сравнительная опасность ранее и вновь совершенных преступлений».
Специальный рецидив должен учитываться при характеристике личности виновного. Данное разъяснение может быть отражено в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»: «Суд должен установить, имеется ли в действиях лица специальный рецидив преступлений. Наличие специального рецидива является основанием для назначения более строгого наказания. При назначении наказания при рецидиве следует учитывать количество ранее совершенных преступлений. Суд должен сравнить характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений и вновь совершенных. Если вновь совершенное преступление является более общественно опасным, назначенное наказание должно быть более строгим».

§ 2. ПОНЯТИЕ ПРИНЦИПА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ НАКАЗАНИЯ

Назначение наказания лицу, совершившему преступление, является весьма важным этапом деятельности суда по осуществлению правосудия. Статья 58 УК Азербайджанской Республики предусматривает общие начала назначения наказания.

При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи».

Общие начала назначения наказания определяют основные принципиальные положения, которыми руководствуется суд при выборе меры наказания по каждому уголовному делу. Они получают конкретное выражение в зависимости от состава совершенного преступления и личности виновного, которому назначается наказание. Каждое из приведенных положений общих начал имеет самостоятельное значение в качестве отдельного компонента, обязательно учитываемого при назначении уголовного наказания. Однако самостоятельность этих компонентов не означает их изолированности друг от друга. Только в совокупности они обеспечивают индивидуализацию, законность, справедливость и гуманизм наказания. Общие начала обязывают, прежде всего, назначить наказание в пределах, установленных статьей Особенной части уголовного закона, предусматривающей ответственность за совершенное преступление. Реализуя это требование, суд руководствуется санкцией статьи уголовного закона, по которой квалифицированы деяния лица, признанного виновным в совершении преступления. Ниже низшего предела санкции назначение наказания допускается при наличии обстоятельств, которые суд признает для этого достаточными в соответствии со ст. 62 УК Азербайджанской Республики. Назначение более строгого наказания, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части тоже возможно в исключительных случаях только по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со ст. 66 и 67 УК Азербайджанской Республики.

Санкции уголовного закона, таким образом, являются важнейшей предпосылкой назначения уголовного наказания в определенных пределах, как по виду, так и по размеру отдельного вида, когда вид наказания имеет и количественное содержание (например, лишение свободы, исправительные работы, штраф). Следовательно, санкции уголовного закона существенно влияют на карательную практику по отдельным категориям преступлений и в целом

на уголовную политику государства .

Это положение ст. 58 УК Азербайджанской Республики уже само по себе свидетельствует о том, что индивидуализация наказания ведется на последовательном соблюдении судом общего принципа права любого демократического, правового государства — принципа законности. Принцип законности является основным, руководящим началом деятельности всех государственных органов, в том числе и органов правосудия. Вот почему вся деятельность суда, в частности, деятельность по применению наказания, должна строиться на принципе законности. Рассматриваемое требование ст. 58 УК Азербайджанской Республики подчеркивает, кроме того, неразрывную связь назначения наказания с общими принципами уголовного права: лишь при условии последовательного соблюдения и применения этих принципов к конкретному случаю суд может назначить справедливое наказание. Задача суда при индивидуализации наказания состоит, таким образом, в том, чтобы, установив признаки определенного состава в рассматриваемом деянии, т. е., квалифицировав его, определить затем в пределах санкции, связанной с данным составом, уже конкретное наказание конкретному виновнику совершения преступления. Суд в своей оценке степени общественной опасности конкретного преступления должен исходить из оценки, данной законодателем рассматриваемому виду преступления, а установленные законодателем пределы наказания должны быть для суда теми рамками, за которые он не вправе выходить, лишь за отдельными исключениями (ст. 62, 66, 67 УК Азербайджанской Республики). Соблюдение этого требования ст. 58 УК Азербайджанской Республики обеспечивает единство карательной политики государства и способствует укреплению начал законности.

В санкциях, связанных с каждым составом преступления, определены вид и пределы наказания, которое может быть применено в отношении лица, совершившему данное общественно опасное деяние. Отсюда следует, что предпосылкой правильного назначения наказания и является, прежде всего, правильная, соответствующая воле законодателя оценка совершенного деяния, т. е. его правильная квалификация. Ошибочная квалификация преступления, в чем бы ни выразилась ошибка, исключает по общему правилу назначения справедливого наказания, соответствующего интересам как государства и общества, с одной стороны, и преступника— с другой. Грубейшим нарушением закона и извращением судебной политики является произвольное или ошибочное назначение наказания за совершение действий, фактически не содержащих признаков определенного состава преступления. Нетерпимы в условиях правового, демократического государства и случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности, проистекающие от недостаточно тщательной проверки обвинительных материалов, небрежного или формального отношения к вопросу об основаниях или условиях уголовной ответственности. Суд, решая вопрос о наличии состава преступления в действиях лица и о привлечении его к уголовной ответственности, должен принимать во внимание все указания Общей части уголовного закона об условиях и основаниях уголовной ответственности. Особенно недопустим в уголовном праве формальный подход при квалификации деяний, в результате которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности и наказано за малозначительные проступки, лишь формально подпадающие под признаки того или иного состава преступления, в то время как фактически они не представляют общественной опасности в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий. В этом случае обвинительный приговор подлежит отмене как противоречащий важнейшему принципу уголовного права— принципу материального понимания преступления. Не может быть также оставлен в силе обвинительный приговор, если он вынесен вопреки другим положениям Общей части УК об условиях и основаниях уголовной ответственности (давность уголовного преследования, состояние здоровья, вменяемость, необходимая оборона, крайняя необходимость и т. д.).

Допустив неправильную квалификацию, суд получает неправильное представление о характере и степени общественной опасности данного деяния, а как следствие этого и о пределах его наказуемости. При таком положении суд не может назначить наказание, соответствующее действительной общественной опасности рассматриваемого преступления и преступника. Например, приговором Болотовского районного суда Новгородской области от 13 февраля 1998 г. В. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы. Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Б-вой, повлекшем смерть потерпевшей, 31 августа 1997 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда, отменяя приговор в связи с неправильным применением уголовного закона, в определении от 23 апреля 1998 г. указала следующее.

Материалами дела установлено, что приговором того же суда от 11 ноября 1993 г. В. был осужден по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР к 3 годам 3 месяцам лишения свободы и на момент совершения по- следнего преступления эта судимость не была погашена. В соответствии со ст. 15 УК РФ по характеру и степени общественной опасности ранее совершенное деяние, за которое В. отбывал наказание в местах лишения свободы, является тяжким преступлением, а последнее — особо тяжким.

При таких обстоятельствах суд в соответствии с п. «в» ч. 3 ст. 18 УК РФ обязан был решить вопрос о наличии в действиях В. особо опасного рецидива и в связи с этим назначить ему наказание по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ. В частности, согласно данным правилам срок наказания при особо опасном рецидиве преступлений не может быть ниже трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Санкция ч. 4 ст. 111 УК РФ предусматривает максимальный срок лишения свободы 15 лет. Следовательно, суд не

вправе был назначить В. данный вид наказания ниже 11 лет 3 ме-

Для назначения справедливого наказания имеет весьма важное значение учет изменения общественной опасности преступника при совершении им не одного, а двух или более преступлений222. Назначение наказания при совокупности преступлений регламентируется специальной нормой Общей части уголовного закона, которая обязывает суд в подобных случаях вначале определить соответствующее наказание за каждое преступление отдельно, а затем же вынести окончательную меру наказания путем поглощения менее строгого наказания более строгим или путем полного или частичного сложения наказаний. Не вызывает никаких сомнений то, что выполнить это указание закона суд может лишь при условии, если все содеянное виновным найдет точное и полное отражение уже при квалификации, т. е. если каждое из совершенных обвиняемым преступлений будет правильно квалифицировано по соответствующей статье Особенной части уголовного закона. Иногда вопрос квалификации осложняется тем, что в совершении одного и того же умышленного преступления принимает участие не одно, а несколько лиц, выполняющих различные роли, а также, когда лицу, намеревающемуся совершить преступление, не удается довести до конца свой преступный умысел и его преступная деятельность прерывается на стадии приготовления или покушения. В этих случаях в уголовном праве устанавливаются некоторые особенности ответственности виновных, регулируемые специальными статьями Общей части— о соучастии (ст. 31 УК Азербайджанской Республики), об оконченном и неоконченном преступлении (ст. 27 УК Азербайджанской Республики). В этих институтах отражена соответственно специфика преступной деятельности отдельных соучастников и лиц, совершивших приготовление к преступлению или покушение на преступление, а также указано значение этих обстоятельств как для уголовной ответственности, так и для назначения наказания223.

Итак, квалификация преступления дает ясное представление о характере и степени общественной опасности деяния данного вида и в то же время определяет те рамки, в пределах которых может быть назначено наказание судом за конкретное преступление. Однако квалификация преступления является лишь предпосылкой для назначения справедливого наказания, т. е. такого наказания, которое в полной мере отвечало бы требованиям принципа индивидуализации наказания. Определение конкретной меры наказания виновному уже в пределах санкции представляет собой для суда очень важную и ответственную задачу. Для успешного выполнения этой задачи большое значение имеет вопрос о порядке и критериях индивидуализации наказания. В нашем уголовном законе не дается исчерпывающего, раз и навсегда данного перечня всех тех обстоятельств, которые должны учитываться судом при назначении наказания за конкретное преступление, а также не содержится указаний о степени влияния на размер наказания отдельных обстоятельств, взятых абстрактно, вне связи с конкретным преступлением и всеми условиями и обстоятельствами его совершения. Однако закон дает суду нечто большее, выдвигая общие критерии индивидуализации наказания, опираясь на которые суд может назначить наказание, отвечающее всем требованиям правосудия. Это — характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Наказание непосредственно воздействует не на внешние объективные условия, способствующие преступности, а на психологию людей, стимулируя должное поведение человека или удерживая его от поступков, наносящих вред обществу. И поскольку конкретное наказание всегда обращено к конкретному преступнику, оно должно быть индивидуализировано с учетом всех обстоятельств конкретного дела и личности человека, совершившего преступление. Индивидуализация является одной из важнейших уголовно-правовых идей, она основывается на целях наказания и исходит из того, что не может быть двух абсолютно одинаковых преступлений и преступников. В широком смысле принцип индивидуализации распространяется на ряд этапов правоприменительной деятельности: назначение наказания, его исполнение, полное или частичное освобождение от отбывания наказания.

Индивидуализация наказания — важнейший принцип уголовного права. Сущность данного принципа, на наш взгляд, очень лаконично была выражена К. Марксом: «Если понятие преступления, предполагает наказание, то действительное преступление предполагает определенную меру наказания»224. Таким образом, Карл Маркс указывает не только на неотвратимость уголовного наказания, но и на необходимость его индивидуализации.

В науке уголовного права институт индивидуализации наказания начал складываться давно. К этому принципу обращались такие русские дореволюционные юристы, как Н. С. Таганцев,

Данная проблема исследовалась в работах многих советских ученых. Однако единодушного мнения о понятии принципа индивидуализации в советской уголовно-правовой науке не было. Наиболее четко и точно, на наш взгляд, он сформулирован И. И. Карпецом: «Индивидуализация наказания в советском уголовном праве — это принцип, заключающийся в учете характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, отягчающих и смягчающих обстоятельств, который позволяет посредством наказания добиться в конечном счете исправления и перевоспитания преступника, а также предупредить совершение новых преступлений как самим осужденным, так и другими лицами»226. Данное определение указанного принципа актуально поныне и с некоторыми оговорками применительно к российской и азербайджанской уголовно-правовой доктрине.

Позицию И. И. Карпеца в целом разделяют Н. Ф. Кузнецова и Б. А. Куринов, которые определяют этот принцип следующим образом: «Индивидуализацией наказания называется определение судом конкретной меры наказания лицу, виновному в совершении того или иного преступления, осуществляемое на основе закона и социалистического правосознания судей, исходя из степени общественной опасности деяния и лица, его совершившего»227.

А. С. Горелик отмечает, что хотя «индивидуализация» этимологически происходит от слова «индивидуум», она не может сводиться к учету личности и включает учет свойств деяния, ибо в деянии обязательно проявляется личность деятеля. В то же время индивидуализация означает «процесс избрания меры наказания определенной личности»228. Индивидуализация при назначении наказания — это выбор его определенного вида и размера. Индивидуализация наказания, будучи принципом, отражающим специфи- ческий подход суда к деянию и лицу, его совершившему, связанным с учетом очень многих обстоятельств, в то же время получает выражение в законе (ст. 58.3 УК Азербайджанской Республики). Однако следует обратить внимание на то, что ни в старом, ни в новом уголовном законе Азербайджанской Республики термин «индивидуализация наказания» не называется, хотя его содержание получило четкое юридическое закрепление. Именно поэтому мы этот принцип именуем «правовым». Здесь обращает на себя внимание не только то, что индивидуализация наказания представляет собой основанный на законе правовой принцип, но и то, что она имеет нравственный характер, требующий учета особенностей личности человека, совершившего преступление. Для суда человек — не абстракция, не субъект, нарушивший букву закона, а человек со всеми его особенностями, совершивший преступное деяние, которое, в свою очередь, имеет свои особенности и вызвано определенными причинами.

Осуществляемый на основе и в рамках ст. 58.3 УК Азербайджанской Республики принцип индивидуализации наказания позволяет суду учитывать все многообразие явлений и обстоятельств объективного и субъективного порядка, сопутствующих преступлению и характеризующих личность человека, его совершившего, и избрать законное, наиболее целесообразное наказание виновному. Индивидуализация наказания идет как бы от абстрактного к конкретному, от общих указаний законодателя, от индивидуализации по деянию, составу преступления и обстоятельствам, лежащим за рамками состава, к личности виновного, совершившего преступное деяние. Человек, совершивший преступление, оказывается центром проблемы индивидуализации. Общие указания ст. 58.3 УК Азербайджанской Республики, которые должен учитывать суд и которые носят абстрактный характер, реализуются затем в суде применительно к конкретному человеку, совершившему преступление. Поэтому, как правильно отмечает И. И. Карпец, «теоретически следует различать: а) индивидуализацию наказания в законе, т. е. выражение в нормах уголовного права общих положений, в абстрактной форме обязывающих суд учитывать их в рамках санкции статьи закона при назначении наказания лицу, совершившему преступление; б) индивидуализацию наказания в суде, что означает применение положений Общей и Особенной частей уголовного закона при назначении наказания конкретному лицу с учетом особенностей личности виновного и обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность (наказание. — С. Я)»34.

Принцип индивидуализации реализован, как мы видим, в первую очередь в общих началах назначения наказания. Кроме того, ряд предписаний, включающих правила индивидуализации для частных случаев, содержится в нормах об ответственности за неоконченную преступную деятельность и соучастие, о назначении отдельных видов наказания, о его назначении ниже низшего предела, условно либо с отсрочкой исполнения приговора. Возможности индивидуализации отражены также в правилах назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров. Однако и в перечисленных случаях индивидуализация в конечном счете сводится к учету деяния, личности виновного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Итак, к факторам, влияющим на индивидуализацию наказания, следует отнести: а) деяние; б) личность виновного; в) смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства; г) влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Все они находятся во взаимосвязи, взаимозависимости и с трудом поддаются отдельному анализу. Характер и степень общественной опасности деяния тесно связаны с личностью виновного, ибо являются результатом ее поведения; смягчающие и отягчающие обстоятельства относятся как к деянию, так и к личности виновного; а влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи связано, наряду с личностью, еще и с семьей виновного.

Исходя из того, что принцип индивидуализации наказания нашел свое воплощение в общих началах, в критериях назначения наказания, нередко отождествляют понятия «назначение» и «индивидуализация» и ставят вопрос об исключении из соответствующей нормы уголовного закона указаний на обязательность учета судом характера общественной опасности преступлений229.

Думается, это неверно, ибо из заголовка и содержания данных норм уголовного закона видно, что ими регламентированы общие начала назначения наказания, а не только его индивидуализация. Назначение наказания не может сводиться лишь к его индивидуализации, выражающейся в максимальном приспособлении уголовно-правовых мер к целям исправления и частной превенции: оно, как и справедливость наказания, охватывает единство двух сторон — равенства и индивидуализации.

В данном контексте представляется верным замечание

В. Л. Чубарева о том, что, раскрывая содержание нормы, закрепляющей общие начала назначения наказания (ст. 58.3 УК Азербайджанской Республики), авторы подчас обнаруживают односторонний подход: они сводят содержание этой статьи к

индивидуализации наказания, упуская при этом из виду другой основополагающий принцип — равенства перед законом и судом230. Равенство и индивидуализация — две основные идеи, составляющие содержание требования справедливости наказания. «Преступление, — отмечал Ж. П. Марат, — одинаково унижает всех людей. Поэтому все правонарушители за одно и то же нарушение должны нести одно и то же наказание»231.

Л. Л. Кругликов считает, что «равенство является как бы оборотной стороной индивидуализации: суд при назначении наказания равную меру применяет к обстоятельствам и людям, которые неравны друг другу, не одинаковы»232. В области избрания наказания равенство проявляется: а) в применении судом единых пределов санкции при избрании наказания за определенный вид преступления независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств; б) в использовании по каждому уголовному делу соответствующих положений Общей части уголовного закона; в) в применении единых критериев назначения наказания; д) в учете не только степени, но и характера общественной опасности содеянного. Без осуществления требования равенства граждан перед законом невозможно обеспечить в сфере назначения наказания единства уголовной политики и практики избрания наказания, единого подхода в каждом конкретном случае.

Индивидуализируя наказание, суд, таким образом, должен постоянно держать в поле зрения требование равенства, которое только на первый взгляд несовместимо с идеей индивидуализации наказания. На самом деле лишь в диалектическом единстве указанных двух требований может быть обеспечено назначение справедливого наказания. Поэтому прав В. 3. Роговин в том, что неизбежная социальная дифференциация не является антитезой равенству233. Если при совпадающих в целом характеристиках содеянного и данных о личности осужденным назначены судом заметно различающиеся меры воздействия, нельзя говорить не только о соблюдении равенства перед законом, но и о справедливости наказания.

Наиболее широко индивидуализация наказания проявляется в учете личности подсудимого и обстоятельств, смягчающих и отягчающих его наказание. Изучение личности при рассмотрении дела играет особую роль для назначения наказания. Поскольку целью наказания, кроме восстановления социальной справедливости, является исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений, судом тщательно должны быть исследованы как биологические, так и социальные особенности личности. Порой на вид и размер наказания влияют пол, возраст, состояние здоровья виновного. Важное значение имеют цель и мотив совершенных преступных действий, данные, характеризующие виновного.

Ну и наконец, принципиальным моментом при вынесении приговора по любому уголовному делу является установление всех смягчающих и отягчающих обстоятельств. Об обстоятельствах дела, смягчающих и отягчающих наказание, говорится в общих началах назначения наказания (ст. 58.3 УК Азербайджанской Республики), их учет обязателен при выборе меры уголовно-правового воздействия. Уголовный закон содержит раздельные и довольно подробные перечни обстоятельств обоих видов (ст. 59, 61 УК).

Таким образом, в современном азербайджанском, как и в российском, уголовном праве им отводится далеко не последняя роль. «Как бы ни было важно установить характер и степень общественной опасности совершенного преступления, — еще в советские времена отмечал В. Шубин, — правильное назначение наказание, его индивидуализация, а именно этого требует наш закон, — невозможны без всесторонней оценки. обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность (наказание. — С. Б.)»234.

Правовую природу смягчающих и отягчающих обстоятельств, их классификации, а также влияние на итоговое наказание, назначаемое по приговору суда, мы рассмотрим в шестом параграфе данной главы.

Отдельное внимание мы, безусловно, уделим и учету личности виновного при определении меры наказания, а также учету влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Последние обстоятельства являются новыми в общих началах назначения наказания. Они по отношению к общественной опасности содеянного и личности виновного являются в определенной степени второстепенными обстоятельствами. Бесспорно, что такие данные, как наличие малолетних детей, наличие у них болезней, тяжелое материальное положение и другие неблагоприятные факторы, характеризующие семейное положение, не повышают и не снижают общественной опасности преступления или личности виновного. Тем не менее, «они должны приниматься во внимание, потому что, во-первых, такой подход вытекает из принципа гуманизма, а во вторых, наказание, как правило, затрагивает интересы не только осужденного, но и членов его семьи. Кроме того, наказание преследует цели не только общей, но и частной превенции, и учет возможного влияния наказания на исправление осужденного значим для прогноза опасности рецидива»235.