Приговор по ч4 ст160 ук рф

Приговор по ч4 ст160 ук рф

защиты адвокатов: К.И.И. по ордеру №003683, удостоверение №2099, К.Г.К. по ордеру №046449, удостоверение №495, Ч.Т.И. по ордеру №018934, удостоверение №

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда материалы уголовного дела в отношении

Горбовский М.В., 11 марта 1978г. рождения, уроженца края, гражданина Российской Федерации, образования высшее экономическое, разведенного, имеет несовершеннолетнего ребенка, не работает, зарегистрирован и проживает: , ранее не судимого,

обвиняемого, в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ,

Бондаренко С.Ю., 6 июля 1970г. рождения, уроженки края, гражданки Российской Федерации, замужем, на иждивении имеет несовершеннолетнего ребенка, образование среднее специальное, не работает, зарегистрирована и проживает: , ранее не судимой,

обвиняемой, в совершении преступления, предусмотренного ст.160 ч.3 УК РФ,

Касьянова В.В., 11 ноября 1966г. рождения, уроженки , гражданки Российской Федерации, замужем, образование среднее специальное, не работает, зарегистрирована и проживает: , ранее не судимой,

обвиняемой, в совершении преступления, предусмотренного ст.160 ч.3 УК РФ,

Горбовский М.В., Бондаренко С.Ю. и Касьянова В.В., являясь должностными лицами Изобильненского почтамта УФПС — филиал ФГУП «Почта России», совершили преступление против собственности, то есть растратили вверенное им имущество — принадлежащие УФПС — филиал ФГУП «Почта России» денежные средства, в период с января 2011года по 30 июня 2012 года, в размере 2 235 993 рубля 90 копеек, из которых самостоятельно похитили: Горбовский М.В. 1 585 993 рублей 90копеек, Бондаренко С.Ю. 300 000 рублей, Касьянова В.В. 350 000 рублей. Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Горбовский М.В., работая по приказу №9-ПЕР от 30.04.2009г. начальником Изобильненского почтамта УФПС — филиал ФГУП «Почта России», обладая организационно-распорядительными и административно- хозяйственными функциями с правом первой подписи в платежных поручениях и других финансовых документах, неся ответственность за сохранность товарно-материальных ценностей и денежных средств, принадлежащих Изобильненскому почтамту УФПС — филиал ФГУП «Почта России», используя свое служебное положение с корыстным умыслом на хищение имущества организации, находясь на рабочем месте в Изобильненском почтамте УФПС в , в период с января 2011г. по 30 июня 2012г., давал своим подчиненным, осуществлявшим в соответствии со служебными обязанностями выдачу денежных средств из главной кассы: начальнику главной кассы Изобильненского почтамта УФСП Бондаренко С.Ю. (ранее П.С.Ю.) и оператору (кассиру) главной кассы Изобильненского почтамта УФСП Касьянова В.В., незаконные указания на выдачу ему денежных средств из главной кассы Изобильненского почтамта. Бондаренко С.Ю. и Касьянова В.В. на незаконные указания Горбовский М.В., неоднократно выдавали ему денежные средства из главной кассы Изобильненского почтамта, путем составления ими заведомо фиктивных расходных кассовых ордеров. Таким образом, в результате растраты вверенного Горбовский М.В. имущества, Горбовский М.В. похитил денежные средства в размере 1 585 993 рубля 90 копеек, и причинил ущерб в особо крупном размере Изобильненскому почтамту УФПС -филиал ФГУП «Почта России» на 1 585 993рубля 90 копеек, что было выявлено в результате инвентаризации наличных денежных средств в главной кассе Изобильненского почтамта 30 июня 2012г.. Согласно заключению судебной бухгалтерской экспертизы №269/7-1 от 08.07.2013г. в период с января 2011г. по 30 июня 2012г. в главной кассе Изобильненского почтамта УФПС -филиал ФГУП «Почта России» имеет место недостача денежных средств, в сумме 2 235 993.90 рубля. Похищенными денежными средствами Горбовский М.В. распорядился по своему усмотрению.

Бондаренко С.Ю.(Пирогова), работая по приказу №70-ПЕР от 26.04.2010г. начальником главной кассы Изобильненского почтамта УФПС — филиал ФГУП «Почта России», являясь материально-ответственным лицом с должностными обязанностями обеспечения сохранности денежных средств, документов и имущества главной кассы организации, имеющая к ним непосредственный доступ, с обязанностями осуществления контроля за регистрацией расходных ордеров, используя свое служебное положение с корыстным умыслом на хищение имущества организации, находясь на своем рабочем месте в Изобильненском почтамте УФПС в , в период с осени 2011г. по 30 июня 2012г., воспользовавшись полным отсутствием контроля за подчиненными со стороны начальника Изобильненского почтамта УФПС -филиал ФГУП «Почта России» — Горбовский М.В., путем составления заведомо фиктивных расходных кассовых ордеров, неоднократно незаконно получала из главной кассы организации денежные средства. Таким образом, в результате растраты вверенного Бондаренко С.Ю. имущества, Бондаренко С.Ю. похитила денежные средства в размере 300 000 рублей, и причинила ущерб в крупном размере Изобильненскому почтамту УФПС -филиал ФГУП «Почта России» на 300 000 рублей, что было выявлено в результате инвентаризации наличных денежных средств в главной кассе Изобильненского почтамта 30 июня 2012г.. Похищенными денежными средствами Бондаренко С.Ю. распорядилась по своему усмотрению.

Касьянова В.В., работая по приказу №212/1-ПЕР от 28.10.2010г. оператором 1 класса главной кассы Изобильненского почтамта УФПС -филиал ФГУП «Почта России», являясь материально-ответственным лицом с должностными обязанностями выдачи денежных средств из главной кассы организации, используя свое служебное положение с корыстным умыслом на хищение имущества организации, находясь на своем рабочем месте в Изобильненском почтамте УФПС в , в период с июня 2011г. по 30 июня 2012г., воспользовавшись полным отсутствием контроля за подчиненными со стороны начальника Изобильненского почтамта УФПС -филиал ФГУП «Почта России» — Горбовский М.В., путем составления заведомо фиктивных расходных кассовых ордеров, неоднократно незаконно получала из главной кассы организации денежные средства. Таким образом, в результате растраты вверенного Бондаренко С.Ю. имущества, Бондаренко С.Ю. похитила денежные средства в размере 350 000 рублей, и причинила ущерб в крупном размере Изобильненскому почтамту УФПС -филиал ФГУП «Почта России» на 350 000 рублей, что было выявлено в результате инвентаризации наличных денежных средств в главной кассе Изобильненского почтамта 30 июня 2012г.. Похищенными денежными средствами Касьянова В.В. распорядилась по своему усмотрению.

Подсудимый Горбовский М.В. в судебном заседании вину в совершенном преступлении не признал и пояснил, что он работал в Изобильненском почтамте с 2004г., имеет высшее экономическое образование. С мая 2009г. по июнь 2012г. работал начальником Изобильненского почтамта по в . Его должностные обязанности предусмотрены Положением о почтамте. Обязанности начальника почтамта он выполнял: обеспечивал сохранность денежных средств в главной кассе и по отделениям -установкой сейфов, обеспечение перевозки и доставки денежных средств. Он подписывает чековую книжку на получение денежных средств для почтамта. Бухгалтерия почтамта ежемесячно проводила отчеты материальных средств. Проверка почтамта проводилась и УФПС , недостач денежных средств по кассе не было. В период с января 2011г. несколько раз, он звонил начальнику главной кассы Бондаренко С.Ю., кассиру Касьянова В.В. выдать ему деньги из кассы. Ему выдавали из кассы деньги небольшими суммами, которые он принимал по расходным ордерам, расписывался в них, и деньги складывал в сейф, собирал на нужды почтамта- на проведение водопровода, так как на выполнение этих подрядных работ нужны были наличные деньги. Учет получаемым деньгам из кассы на нужды почтамта, он вел в своем дневнике по датам. Возврата денег из главной кассы у него не требовали. При необходимости, он вернул бы деньги сразу. Когда главный почтамт ему не разрешил проводить водопровод, в июне 2012г., перед проведением ревизии, он возвратил в главную кассу Изобильненского почтамта 300 000 рублей, которые за это время из кассы получил, так как водопровод ему проводить не разрешили. Больше этой суммы денег он из главной кассы почтамта не брал, что подтверждается наличием его расходных ордеров на сумму 300 000 рублей. Так как эти деньги он вернул в кассу до проведения ревизии, поэтому в сумму недостачи денежных средств по главной кассе в размере 2 235 993руб.90коп., выявленной в июне 2012г., деньги 300 000 рублей, не вошли и как похищенные им, следствием включены не были. Иных расходных ордеров он не подписывал, и денег в иной сумме из кассы почтамта не брал. С результатом ревизии и выявлении недостачи в размере 2 235 993руб.90коп. он согласен. Полагает, что недостача образовалась по вине начальника кассы Бондаренко С.Ю. и кассира Касьянова В.В., которые признались в хищении денег из кассы, но занизили сумму растраты, с тем, чтобы остальную сумму хищения возложили на него. Он проживает с Ц.О.В., которая в указанный период работала в Изобильненском почтамте начальником по коммерческим вопросам. Указаний Ц.О.В. получать для него деньги из кассы он не давал. Ему известно, что Ц.О.В. брала из кассы 80 000 рублей — на обучение сына, но потом деньги вернула. Когда в 2011г. главным бухгалтеров почтамта была выявлена недостача в размере 990 000 рублей, он давал указание провести проверку по этому факту, и не пытался укрыть эту недостачу. За период его работы начальником почтамта он покупал себе дорогую автомашину, потом продавал ее и покупал другую автомашину, действительно ездил с Ц.О.В. отдыхать в Труцию. Так как денег из главной кассы почтамта он не похищал, и не растратил, просит суд его оправдать в предъявленном обвинении.

Подсудимая Бондаренко С.Ю. в судебном заседании вину в предъявленном обвинении признала и пояснила, что работала в Изобильненском почтамте с 2006г. Начальником главной кассы Изобильненского почтамта работала с 2010г.. Ее фамилия до брака была П.С.Ю.. В ее должностные обязанности входило получение наличных денежных средств в банках, пересчет и подготовка денежных средств для инкассации в отделения почтовой связи, которые находятся на территории Труновского и ов, так же прием и пересчет денежных средств поступивших из отделений связи, выдача заработной платы сотрудникам почтамта и другое. При поступлении на работу с ней был заключен договор о материальной ответственности, и она являлась материально ответственным лицом. Кассирами (операторами) в главной кассе в этот период работали Касьянова В.В. и Ш.И.С.. Кассиры работали посменно, вели кассовую книгу, «набивали» в компьютер сведения, пересчитывали деньги, перечисляли деньги-пенсии в почтовые отделения путем сообщений по форме «МС-4». Примерно с начала 2011г. начальник почтамта Горбовский М.В. стал звонить ей в главную кассу или вызвал ее к себе в кабинет и говорил выдать ему из кассы деньги, каждый раз разными суммами, якобы на нужды почты: на миксеры, холодильники для продажи. Из кассы ему выдавала по 15 000руб, 20 000 руб., 200 000руб, 300 000руб, 350 000 руб. и другие большие суммы. По некоторым суммам, вначале Горбовский отчитывался — возвращал деньги в кассу, затем перестал. По его указанию деньги из кассы выдавались Царевой, другим лицам, по фиктивным ордерам. Но она не видела, чтобы Изобильненский почтамт приобретал товары для реализации, так как такие товары поступают из Главного почтамта в . Она приходила в главную кассу, говорила об этом кассиру Касьянова В.В.. Каждый раз кассир Касьянова В.В. «выбивала» на компьютере фиктивный расходный ордер, на выдаваемую ими из кассы Горбовский М.В. сумму, она относила ему деньги, Горбовский М.В. расписывался в фиктивном ордере в получении денег. Эти расходные ордера были фиктивными, без номера, так как выдавать деньги из кассы она и кассир Касьянова В.В. не имели права, и поэтому денежные суммы по этим фиктивным расходным ордерам не проводились по кассе почтамта. В результате, осенью 2011г. уже имелась недостача денежных средств в главной кассе около 1 миллиона рублей, что было выявлено главным бухгалтером Клишиной. Она с Касьянова В.В. показали Клишиной «расходники» Горбовский М.А.. После чего Клишина им сообщила, что Горбовский М.В. на эту недостачу ответил: «разберемся». Горбовский М.В. говорил, что надо списать недостачу. Как это делать, она не знала, поэтому недостача списана не была, и сложилась в общую выявленную недостачу в июне 2012г.. Касьянова В.В. вела учет выдаваемым Горбовский М.А. денежным средствам, складывая фиктивные расходные ордера в папку. Перед ревизией в июне 2012г. к ним в кассу пришла Ц.О.В., и сказала от имени главного бухгалтера Р.Н.В. передать ей папку с расходными ордерами Горбовский М.А.. Касьянова В.В. отдала Ц.О.В. папку с его расходными ордерами. В результате — из папки пропали фиктивные расходные ордера Горбовский на большие суммы, остались лишь его ордера на другие суммы. В итоге, Горбовский М.В. вернул в кассу перед ревизией в июне 2012г. только 300 000 рублей.. Перед ревизией в июне 2012г.,из компьютера она с Касьянова В.В. удалила все фиктивные расходники- свои и Горбовский. За период работы с начальником почтамта Горбовский М.В., ревизии-инвентаризации по главной кассе не проводились, или не выявляли недостачи: главный бухгалтер каждый раз просила подписывать акты инвентаризаций, или они с Касьянова В.В. составляли фиктивный МС-4 о переводе денег на пенсии в другое почтовое отделение. Поэтому сведения по кассовой книге сходились с фиктивным МС-4 об отправке денег в почтовое отделение. После проверки, фиктивный МС-4 убирался. Позже у Горбовский М.В. появилась дорогая автомашина. Он вместе с сожительницей Ц.О.В. летал на курорт в Турцию. Летом 2012г.Горбовский просил выдать ему из кассы деньги 2 миллиона рублей на покупку квартиры в , сказал, что потом спишет эту сумму. Она отказала ему, так как у Горбовский была большая недостача взятых им денег из кассы. В период работы главным бухгалтером К.М.Ю. обнаружила недостачу денег по главной кассе около 1 миллиона рублей. Горбовский говорил, что надо списать недостачу. Как списать — она не знала. Поэтому эта недостача тянулась, а акты подписывались фиктивные — об отсутствии недостачи. Видя, что Горбовский М.В. берет из кассы деньги на свои нужды, с осени 2011г. она тоже брала деньги из главной кассы, так как имела к деньгам доступ, составляла для себя такие же фиктивные ордера, с тем, чтобы потом эти деньги вернуть. Зарплата у нее была 10 000 рублей, она обучала дочь в колледже и проживала с нею на съемной квартире в . Денег не хватало, поэтому решила брать деньги из кассы и возвращать кредитами. Деньги она брала из оставляемых на нужды почтамта сумм в конце рабочего дня, после перевода на пенсии, на коммунальные компенсации, из возвращающихся в главную почту с почтовых отделений возвратов неполученных компенсаций, пенсий, выручки почтовых отделений от реализации товаров, переводов. Кассир Касьянова В.В. тоже брала деньги из кассы на личные нужды. Шайморданова денег из кассы не брала. О том, что они берут деньги из кассы Горбовский М.В. не знал. Чтобы скрыть недостачу денежных средств по главной кассе, она и Касьянова В.В. создавали фиктивное сообщение МС-4, якобы об отправке указанной в нем суммы денег в почтовое отделение. Всякий раз, когда она брала деньги из кассы, она дописывала в МС-4 взятую сумму. Это же делала и Касьянова В.В.. В МС-4 они вносили и суммы, передаваемые Горбовский М.А.. На предварительном следствии ей представлялись расходный кассовый ордер, МС-4, приходный кассовый ордер от 31.05.2012г., которые были составлены на сумму недостачи и перечислены якобы на подкрепление в Изобильненское ГОПС. Это было сделано в связи со сменой главного бухгалтера, и Горбовский М.В. заранее был предупрежден о проверке. В действительности сумма недостачи не переводилась в ГОПС в мае 2012г., а МС-4 и расходный, приходный ордера были фиктивными. И после проверки она с Касьянова В.В. составила приходный кассовый ордер и МС-4 о якобы возврате этой суммы из Изобильненского ГОПС в виде излишек. В действительности эти деньги были недостачей и из главной кассы не отправлялись. При проведении инвентаризации в июне 2012г., также в МС-4 была указана вся сумма недостачи денежных средств по главной кассе в размере 2 235 993 руб.90коп., как якобы отправленная в Изобильненский ГОПС, с тем, чтобы скрыть недостачу. Инвентаризация в июне 2012г. проводилась по приказу Горбовский М.В. в связи с приходом нового главного бухгалтера Рогозиной. От Касьянова В.В. узнала, что та взяла из кассы 350 000 рублей. После проведения инвентаризации, она погасила ущерба частично -внесла в кассу почтамта 55 000 рублей. После проведения ревизии, в почтамт приехали работники краевого управления «Почта России», Жуков и другие, и под угрозами принудили ее и Касьянова В.В. написать в объяснении о хищении ими денег в размере выявленной недостачи, пообещали, что эту недостачу они урегулируют в краевом управлении. Поэтому она и Касьянова В.В. написали такие объяснительные, указав, что вернут сумму недостачи в главной кассе пополам.

Громкие приговоры по статье 160 Уголовного кодекса РФ в 2010-2013 годах

30 декабря 2010 года по Хамовнический суд Москвы признал экс-главу МФО «Менатеп» Платона Лебедева и бывшего руководителя НК ЮКОС Михаила Ходорковского виновными по ст. 160 УК РФ и ст. 174 УК РФ /»легализация /отмывание/ денежных средств или иного имущества»/ за хищения около 200 млн тонн нефти и отмывание выручки за нее. Оба получили по 14 лет колонии общего режима. В мае 2011 года срок наказания был снижен до 13, а в декабре 2012 года — до 11 лет. Это был уже второй приговор Ходорковскому и Лебедеву — 16 мая 2005 года Мещанский районный суд Москвы приговорил их к 9 годам лишения свободы.

17 января 2011 года Кировский районный суд г. Иркутска признал виновными в растрате 42 млн рублей бывшего заместителя главы администрации Иркутской области Сергея Воронова и бывшего и.о. гендиректора областного ГУПа «Дорожная служба Иркутской области» Виктора Бушуева. Воронов и Бушуев были приговорены по ч. 4 ст. 160 УК РФ к 6 и 5,3 годам заключения соответственно с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

28 июля 2011 года приговором Курганского городского суда директор Департамента государственного имущества и промышленной политики и замгубернатора области Дмитрий Бектимиров был осужден по ч. 4 ст. 160 и ч. 2 ст. 285 УК РФ. Суд приговорил его к 3 годам колонии общего режима с лишением права занимать должности в органах власти и местного самоуправления сроком на 3 года. Его сообщник, бывший заместитель Александр Ковальчук приговорен к 1,5 годам лишения свободы. Штрафом в 300 тыс рублей был наказан директор ГУП «Курганфармация» Игорь Глузман. В результате незаконных действий чиновника и его сообщников ГУП «Курганфармация», собственником которого являлась Курганская область, был причинен ущерб в размере 2,1 млн руб. Кроме того, в 2005-2008 годах Бектимиров использовал свое служебное положение для частичной компенсации транспортных расходов на личные зарубежные поездки в Австрию, где проживали его супруга и сын, а также в Латвию, США и Швецию.

4 августа 2011 года Кунцевский суд Москвы приговорил к 3,5 годам лишения свободы и штрафу в размере 400 тыс рублей бывшего префекта Южного административного округа столицы Юрия Буланова. Суд признал чиновника и остальных фигурантов этого дела виновными по ч. 4 ст. 160 УК РФ в хищении на сумму около 17,7 млн рублей — растрате средств, выделенных на капитальный ремонт 189 домов в Южном административном округе. По этому же делу заместитель экс-префекта Вячеслав Щербаков получил 3,5 годам лишения свободы, бизнесмен Виктор Воеводин — 3,5 года условно. Всех трех обвиняемых суд обязал выплатить более 17 млн рублей в пользу правительства Москвы.

7 февраля 2012 года Топчихинский районный суд Алтайского края признал бывшего руководителя Управления Федерального казначейства по Алтайскому краю Сергея Гусева виновным в хищении денежных средств в особо крупном размере /ч. 4 ст. 160 УК РФ/ и нецелевом использовании бюджетных средств /п. «б» ч. 2 ст. 285.1 УК РФ/. Он был обвинен в присвоении и растрате более 30 млн рублей и приговорен к 3,1 годам лишения свободы в колонии общего режима и штрафу в размере 30 тыс рублей.

16 апреля 2012 года Лефортовский суд Москвы приговорил к 5,5 годам колонии и штрафу в 1 млн рублей бывшего ректора Московского института государственного и корпоративного управления Андрея Звягина. Вместе с главным бухгалтером института Еленой Бадалян и вице-президентом столичного банка Наилей Сибушевой он был признан виновными в растрате 86,5 млн рублей /ч. 4 ст. 160 УК РФ/. Бадялян осуждена на 4 года, Сибушева — на 3,6 года лишения свободы условно.

9 июля 2012 года Заводской районный суд г. Орла вынес приговор по делу бывшего первого вице-губернатора Орловской области Виталия Кочуева, который за бюджетный счет построил гостиничный комплекс «Лесное» за 18 млн рублей, а затем выкупил его за 600 тыс рублей. Кочуев был приговорен по ч. 4 ст. 160 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно и штрафу 500 тыс рублей. Вместе с ним по делу проходили бывший руководитель «Фонда имущества Орловской области» Владислав Долуда, экс-начальник областного управления госимущества Олег Козлов и гендиректор ОАО «Орел-ТИСИЗ» Сергей Белкин. Долуда и Козлов были осуждены на 4,5 и 4 года лишения свободы условно с выплатой штрафа в 300 тыс рублей каждый, Белкин был оштрафован на 400 тыс рублей.

8 августа 2012 года Симоновский суд Москвы осудил директора Театра кукол имени Образцова Андрея Лучина и его супругу Наталью Пешенкову по ст. 160 УК РФ на 5 и 4 года условно. Лучин и Пешенкова были признаны виновными в хищении бюджетных средств в сумме 18,5 млн рублей. Кроме того, Лучин был лишен права занимать руководящие должности в течение двух лет.

17 сентября 2012 года Дорогомиловский райсуд Москвы приговорил Юрия Привалова — бывшего руководителя Fiona Maritime Agencies, «дочки» госкомпании «Совкомфлот» — к 4,5 годам лишения свободы в колонии общего режима и штрафу в 1 млн руб. Он осужден по ч. 4 ст. 160 УК РФ и ч. 5 ст. 33 УК РФ /»пособничество в присвоении денежных средств в составе преступной группы»/. Привалов был обвинен в хищениях 67 млн долларов в составе организованной группы у дочерних компаний «Совкомфлота», а также у предприятия «Новошип» и его «дочек». По ходатайству российских следственных органов в 2006 году Привалов был задержан в Швейцарии, а в 2008 году экстрадирован в Россию.

26 февраля 2013 года Климовский районный суд Брянской области признал руководителя брянского филиала Центра обеспечения имуществом связи Минобороны РФ Андрея Усока виновным в превышении должностных полномочий и растрате в особо крупном размере — более 44 млн рублей и приговорил его к 4,5 годам колонии общего режима. Кроме того, ему на два года запретили занимать госдолжности и оштрафовали на 100 тыс рублей.

22 апреля 2013 года Василеостровский районный суд Петербурга вынес приговор по делу о хищении более 19 млн рублей, выделенных на ремонт главного здания Российской академии художеств и дома-усадьбы Репина «Пенаты». Начальник отдела капитального строительства РАХ Андрей Узун, инженер РАХ Ирина Гинкель и Роман Свирский признаны виновными в совершении преступлений по ч. ч. 3, 4, 5 ст. 33, ч. ч. 3, 4 ст. 160 УК РФ. Суд приговорил Узуна к 2 годам и 4 месяцам колонии общего режима, Гинкель — 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и штрафу в размере 250 тыс. рублей, а Свирского — к штрафу в 1 млн рублей.

25 апреля 2013 года Озерский городской суд Челябинской области приговорил к 4,5 годам колонии общего режима и штрафу в 900 тыс рублей экс-главу администрации Озерска Евгения Тарасова, а его бывшего заместителя Валентина Гунина к 4,3 годом лишения свободы и штрафу 600 тыс рублей. Они признаны виновными в растрате около 22,5 млн рублей. Тарасов обвинялся по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ, Гунин — по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ. 15 мая Озерский городской суд вынес обвинительный приговор четырем сообщникам Тарасова, признанными виновными в растрате. Бывший директор многоотраслевого предприятия комунхоза Константин Новиков приговорен к 3,5 годам лишения свободы в колонии общего режима со штрафом 400 тыс рублей; замглавы администрации Озерска Елена Крылова, а также Лариса Разенкова и Валерий Зуев приговорены каждый к 3 годам лишения свободы условно со штрафом 300 тыс рублей.

Приговор по статье 160 УК РФ (Присвоение или растрата)

Приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы по части 4 статьи 160 УК РФ «присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

город Москва 28 ноября 2016 года

Замоскворецкий районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи С.Л.В.,

с участием государственного обвинителя помощника прокурора Замоскворецкой межрайонной прокуратуры А.Е.О.

защитника – адвоката С.А.И., представившего удостоверение адвоката №****ордер №****года,

при секретаре М.Э.Я.

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

К.О.В., **** года рождения, ****, гражданка****, ****, зарегистрированной по адресу: ****

обвиняемой в совершения преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ

К.О.В. виновна в том, что совершила растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере.

Преступление ей совершено при следующих обстоятельствах:

В период до**** года, точные даты, время и место следствием не установлены, ****., являясь****, в связи с****, практически не имея возможности самостоятельно осуществлять за собой уход, с целью облегчения осуществления такого ухода её племянницей – К.О.В., которая на тот момент проживала в квартире, расположенной на территории****, попросила её – К.О.В., продать принадлежащую****. квартиру, по адресу: ****; а на вырученные от продажи денежные средства, приобрести новую квартиру большей площади в г. Королеве Московской области, оформив ее на имя ****.

Действуя с указанной целью, **** года, в период времени с 09 часов до 18 часов, ****., находясь в нотариальной конторе нотариуса нотариального округа г. Королёва Московской области****., по адресу: ****; оформила на её, ****, имя доверенность №**** от ****года, выданную исполняющей обязанности нотариуса****., согласно которой ****доверяла ей (К.О.В.) продать за цену и по своему условию квартиру по адресу: **** , а также доверенность № ****года, выданную исполняющей обязанности нотариуса. ****, согласно которой. **** доверяла ей (К.О.В.) управлять и распоряжаться всем имуществом, принадлежащим ****в интересах последней.

****года, точное время следствием не установлено, она – К.О.В., находясь в дополнительном офисе «Доброслободское» ОАО «БАНК УРАЛСИБ», по адресу: ****; действуя в интересах****., на основании вышеуказанных доверенностей от имени последней и по ее поручению, продала принадлежащую ****квартиру, расположенную по адресу: ****; оформив с**** договор купли-продажи квартиры с использованием кредитных средств от ****года, а также договор № ****аренды индивидуального банковского сейфа в указанном отделении банка с целью проведения расчетов по вышеуказанному договору купли-продажи. После этого, в период с**** года, точные дата и время следствием не установлены, она – К.О.В., обратилась в дополнительный офис «Доброслободское» ОАО «БАНК УРАЛСИБ», расположенный по вышеуказанному адресу, где, предъявив сотрудникам банка предусмотренные договором № ****аренды индивидуального банковского сейфа документы, получила денежные средства в сумме**** рублей, в счет оплаты ****приобретения принадлежащей**** квартиры****, и хранила их в целости в неустановленном следствием месте, тем самым продолжая действовать в интересах ****и по поручению последней.

После этого, в период времени с**** года, точные дата и время следствием неустановленные, она – К. О.В., находясь в неустановленном следствием месте, решила совершить хищение вверенных ей ****денежных средств, полученных от продажи вышеуказанной квартиры, путем растраты в особо крупном размере. Осуществляя свои преступные намерения, она – К.О.В., заведомо зная, что при оформлении покупки квартиры в г. Королеве Московской области, данная квартира по поручению**** должна быть оформлена на имя последней, игнорируя данное поручение, в нарушении требований, предусмотренных:

– ч.3 ст.182 ГК РФ, согласно которой, представитель не может совершать сделки от имени, представляемого в отношении себя лично;

– ч.1 ст.973 ГК РФ, согласно которой, поверенный обязан исполнять данное ему поручение в соответствии с указаниями доверителя;

– ст.974 ГК РФ, согласно которой, поверенный обязан сообщать доверителю по его требованию все сведения о ходе исполнения поручения, передавать доверителю без промедления все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения;

15 октября 2007 года, точное время следствием неустановленное, находясь на территории г. Королёва Московской области, действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью личного обогащения и улучшения своих жилищных условий, путем незаконного приобретения права собственности на жилое помещение, приобрела квартиру, расположенную по адресу: ****; оформив договор купли-продажи квартиры от 15 октября 2007 года с****., согласно которому она, К.О.В., приобрела у данных граждан вышеуказанную квартиру, а не****., при этом обсудив условие передачи им через своего мужа –****., неосведомленного о её, К.О.В., преступных действиях, в Коммерческом банке «Метрополь» (ООО), расположенном по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3, после предоставления в указанный выше банк оригинала зарегистрированного в Управлении Росреестра по Московской области на К.О.В. права собственности на вышеуказанную квартиру, в качестве оплаты вверенные ****ей, К. О.В., денежные средства в**** рублей, тем самым незаконно обратив в свою собственность вырученные от продажи квартиры по адресу: ****; денежные средства, принадлежащие ****После этого, она (К. О.В.), с целью придания законного вида имеющихся у неё в наличии вверенных ей — ****денежных средств, совместно с ****и её, К.О.В., мужем -****., не осведомленном о её преступном умысле и будучи введенным в заблуждение относительно ее противоправных действий, прибыли в Коммерческий банк «Метрополь» (ООО), расположенный по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3. Вслед за этим, ****, в тот же день ****года, находясь в Коммерческом банке «Метрополь» (ООО), расположенном по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3, будучи уверенным в законных действиях К.О.В., а также не осознавая факт того, что она, К.О.В., ввела его в заблуждение относительно своих противоправных действий, и по её просьбе, заключил с Коммерческим банком «Метрополь» (ООО), в лице заведующей хранилищем индивидуальных банковских сейфов управления кассового обслуживания. ****, действующей на основании доверенности от****, которая в свою очередь, также не была осведомлена о противоправных действия К.О.В., Договор аренды индивидуального банковского сейфа № ****от****года (номер сейфа ****), положив в указанный сейф переданные ему К.О.В. денежные средства в размере ****рублей, а также совместно с ****с одной стороны и Коммерческим банком «Метрополь» (ООО), в лице ****с другой стороны, заключили Дополнительное соглашение об отслеживании условий допуска к сейфу к вышеуказанному Договору, согласно которого, они — ****., получат право доступа к указанному выше сейфу, при обязательном одновременном предъявлении ключа; документа удостоверяющего личность и оригинала зарегистрированного в Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Московской области Договора купли-продажи квартиры **** д. ****по проспекту****, на её, К.О.В., имя; в котором на сохранении находятся, принадлежащие ****денежные средства в размере**** рублей, полученные за реализацию её квартиры находившейся в г. Москве, тем самым, она – К.О.В. незаконно растратила вверенные ей ****и вырученные от продажи данной квартиры, денежные средства.

Впоследствии, она (К. О.В.) в продолжение своего преступного замысла, через доверенное лицо –****., неосведомленную о преступном характере действий К.О.В., ****года, обратилась в Королевский отдел Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Московской области, по адресу: Московская область, г. Королёв, ул. Богомолова, дом №4; для государственной регистрации договора купли-продажи квартиры по адресу: ****; от ****года и оформления перехода права собственности на вышеуказанную квартиру, предоставив необходимые для этого документы.

****года, после окончания государственной регистрации вышеуказанного Договора купли-продажи квартиры и перехода права собственности, она (К.О.В.), вступила в право собственности на квартиру №**** Московской области.

В дальнейшем, 29 октября 2007 года, точное время следствием не установлено, они -**** находясь в Коммерческом банке «Метрополь» (ООО), расположенном по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3, исполнив п.1.1 Дополнительного соглашения об отслеживании условий допуска к сейфу от ****года к Договору аренды индивидуального банковского сейфа № ****от 15 октября 2007 года (номер сейфа**** ), получили доступ к сейфу № **** и находящимся в нем денежным средствам в размере**** рублей, принадлежащим****., и обратили их в свою собственность.

Впоследствии, она, К.О.В., оставшимися денежными средствами в размере**** рублей, вверенными ей, ****., распорядилась по своему усмотрению, израсходовав на собственные нужды, тем самым, причинив****., являющемуся родным братом умершей****., и наследником первой очереди, в связи с его вступлением в право наследования имущества****., имущественный ущерб в особо крупном размере на общую сумму 3 904 680 рублей.

В судебном заседании К.О.В. вину в совершении инкриминируемого ей преступления не признала, и показала, что **** ее тетя, которая позвонив ей, попросила за ней ухаживать, в связи с****, пообещав за это отдать свою квартиру в ее собственность. Муж согласился на данных условиях, и они взяли к себе в однокомнатную квартиру ****в 2007 году. Летом 2007 года по просьбе и с согласия ****она продала её квартиру за цену и на условиях по своему усмотрению с помощью агентства недвижимости, сотрудникам которым она полностью доверилась. Для продажи квартиры и покупки квартир она возила**** к нотариусу для оформления доверенностей. Были оформлены две доверенности. Продали квартиру ****по адресу: г. Москва, ****на основании нотариальной доверенности от 10 августа 2007 г. за ****руб., и на вырученные деньги от продажи приобрели новую трехкомнатную квартиру по адресу: Московская область, ****, оформив данную квартиру на себя в связи с согласием****. В договоре купли-продажи стоимость квартиры была указана**** рублей, однако фактически квартира продана была за ****руб. Оплату за трехкомнатную квартиру, в размере ****рублей, К. О.В. проводила 29 октября 2007 года в г. Москве покупателям квартиры****., в помещении банка КБ «Метрополь», расположенного по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7 стр.3. В указанной квартире ****была зарегистрировала.

В период с 2007 года по 2010 год ****проживала совместно с ней, ее супругом ****и их несовершеннолетней дочерью. **** фактически являлась членом их семьи, вела с ними совместное хозяйство, за ней осуществлялся полный уход.

За ****ухаживали три года, потом у мужа заболела спина, и он временно оформил ее в дом престарелых с согласия ****Она с мужем ее хотели забрать через определенное время, но приехал**** и вмешался, и ****передумала переезжать к ним. **** стал им звонить, угрожать, присылал людей и поэтому муж пришел к выводу о продажи трехкомнатной квартиры. Продав квартиру через агентство, отдали долги, образовавшиеся из-за ухода за ****Денежные средства ****не отдавала.

****находилась в доме престарелых с 2010 года по 2015 год, до самой смерти. После смерти *** она несла расходы с погребением. Денежные средства в размере*** рублей потратила на уход***., также некоторые денежные средства, примерно ***тысяч рублей были выплачены риелторам в счет оплаты их услуг по сделкам по продажи и приобретению квартиры в г. Москве и г. Королеве. Решение Королевского городского суда Московской области, которое она предоставила в паспортный стол она получила от риелтора.

Оценивая изложенную в судебном заседании версию подсудимой, отрицающую свою причастность к растрате, хищению чужого имущества, вверенного ей, в особо крупном размере, суд находит данную версию надуманной с целью избежать уголовную ответственность за содеянное и расценивает, как избранный виновной способ защиты. Версия подсудимой о том, что она не растратила денежные средства, вверенные ей ***., а действовала только в интересах*** и с ее согласия, тщательно проверялась судом, и не нашла своего подтверждения, опровергается показаниями потерпевшей***., ***и свидетелей, письменными материалами дела, не доверять которым у суда оснований не имеется.

Суд, допросив подсудимую, потерпевшего***., свидетелей, исследовав протоколы следственных действий и иные письменные документы, считает вину К.О.В. установленной и доказанной, что подтверждается следующими доказательствами:

— показаниями потерпевшей *** оглашенными в судебном заседании в порядке п.1 ч.2 ст.281 УПК РФ, в связи со смертью потерпевшей, свидетельствующие, что на момент допроса она проживала в ГБСУСОМО «Королёвский дом интернат» по адресу: Московская область, г. Королев, мкр. Первомайский, ул. Кирова д. 91, ранее была зарегистрирована по адресу: ***. Данная квартира принадлежала ей на праве собственности. В 2007 году в связи с***, она попросила племянницу К. О.В. оказать помощь в уходе за ней. К.О.В. ответила, что готова ухаживать, однако ей не позволяют это делать жилищные условия, из -за проживания в однокомнатной квартире. Она попросила К.О.В. продать ее квартиру и на вырученные денежные средства приобрести ей квартиру на территории г. Королева Московской области. К.О.В. согласилась, пояснив, что для этого необходимо на ее имя выписать нотариальную доверенность на продажу квартиры и на право распоряжения имуществом. Она согласилась с этим. После этого они приехали в квартиру К.О.В. в г. Королеве. В последствии К. О.В. отвезла её к нотариусу, где она выдала на имя К.О.В. две доверенности на право продажи квартиры в г. Москве и на право распоряжения её имуществом. После этого, К.О.В. продала квартиру ***по вышеуказанному адресу за ***рублей. В последствии на эти деньги К.О.В. приобрела квартиру по адресу: Московская область, ***. О том, что К.О.В. продала её квартиру и купила новую в г. Королеве она знала, однако считала, что К.О.В. оформила новую квартиру на её имя, о чем говорила К.О.В. Впоследствии они проживали в новой квартире по вышеуказанному адресу. Несколько лет спустя К.О. В. ее поселила дом-интернат для престарелых, где она уже узнала, что новая квартира в Московской области, в г. Королеве К.О.В. оформила не на её имя, а на свое. К.О.В. присвоила себе деньги, которые она получила от продажи её квартиры в г. Москве и уверена в том, что квартиру в г. Королеве К.О.В. приобрела исключительно на деньги от продажи её квартиры в г. Москве, поскольку на тот момент К.О.В. испытывала финансовые трудности, у К. не было большого количества денег. Своей внучатой племяннице она не дарила данные деньги, и разрешения такого не давала, К.О.В. врет относительно данного факта. После описанных выше событий, никаких денежных средств К.О.В. ей не возвращала. К.О.В. обманула её и присвоила денежные средства, поэтому она вынуждена проживать в Королевском доме ветеранов, так как не имеет собственного жилья и средств на приобретение другого жилья. Она требует привлечь к ответственности К.О.В., в соответствии с законодательством Российской Федерации. Причиненный ей ущерб составил ***рублей. Во время её нахождения в доме ветеранов, К. иногда её навещали, примерно 1-2 раза в месяц, и каждый раз обещали ее забрать к себе. Так во время одного из посещений К. в ЦГБ № 1 г. Королев последние попросили её подписать какой-то документ, что было написано в документе-заявлении она не знает. Она точно помнит, как К. дали ей данный документ и попросили подписать и поставить дату того дня. Это было 04.09.2014 г. – четверг. На что она согласилась и поставила собственную подпись под документом-заявлением. Она требует, чтобы предварительное расследование по уголовному делу № 23643 продолжилось и суд решил виновность К.О.В. Она считает, что К.О.В. обманула и присвоила её имущество, в связи с чем требует для неё наказания. (т. 3 л.д.215-218; 221-223; 249-251; 255-258)

Потерпевшая подтвердила свои показания и в ходе очной ставки с К.О.В. (т. № 4 л.д.36-38).

— показаниями потерпевшего *** в судебном заседании о том, что ***родная сестра, которая 21 февраля 2015 года скончалась. Единственным наследником всего наследства является он. К.О В. его дочь, с ней он не проживал и не воспитывал, выплачивал алименты матери К.О.В. До октября 2007 года ***проживала по адресу: г. Москва, ***. В начале сентября 2007 года он узнал, что*** и за ней будет ухаживать К.О.В. и ***. В ноябре 2007 года он по адресу: ***посетил семью К. Со слов ***ему стало известно об оформлении генеральной доверенности по всему своему имуществу на К.О.В. и о продажи квартиры, принадлежащей на праве собственности. ***, расположенной по адресу: *** за ***рублей. На денежные средства от продажи квартиры, К.О.В. должна была купить квартиру большей площадью в г. Королеве Московской области, и пожизненно ухаживать за***. ***ни на что не жаловалась. После этого, он неоднократно приезжал и созванивался по телефону с А.Е.С. В октябре 2010 года от ***он узнал, что ***находится в ГБСУ СО МО «Королевский дом-интернат для престарелых и инвалидов «Для ветеранов», в связи с проведением ремонтных работ по месту жительства К. и ***В конце ноября 2010 года, ***сообщил, что*** останется в ГБСУ СО МО «Королевский дом-интернат для престарелых и инвалидов «Для ветеранов» навсегда. Он потребовал от семьи К. об освобождении квартиры***. В мае 2011 года он узнал, что вышеуказанная квартира оформлена на К. О.В., поэтому он стал собирать документы, чтобы вернуть квартиру сестре. В январе-феврале 2012 году квартира*** была продана К.О.В. покупателю***., а ***снята с регистрационного учета по вышеуказанному адресу, на основании заочного решения Королевского городского суда Московской области от 17 ноября 2011 года по гражданскому делу №***, которое не выносилось судом.

Гражданский иск поддерживает в полном объеме, однако, пояснил, что ранее судом выносились решения.

— показаниями свидетеля ***о том, что она ранее работала помощником нотариуса. *** по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Фрунзе д. 21. В отсутствии нотариуса, она временно исполняла его обязанности, в том числе и в августе 2007 года. *** подтвердила, что на доверенности зарегистрированной в реестре для регистрации нотариальных действий за № ***на продажу квартиры, по адресу: ***, сроком на три года, с правом передоверия, и на доверенности, зарегистрированной в реестре для регистрации нотариальных действий за № ***на управление, распоряжение всем имуществом (генеральная), получение пенсии, снятие с регистрационного учета по месту жительства и регистрации по новому адресу, получение имущества, денег, ценных бумаг, ведение дел в органах и судах, сроком на три года, с правом передоверия, подписи ее. При каких обстоятельствах были удостоверены данные доверенности, она не помнит.****., К.О.В., она не помнит, но показала суду, что в случаях, когда доверитель не может явиться в нотариальную контору для оформления каких-либо нотариальных действий, то нотариус выезжает к нему на дом и в случае, когда доверителя привозят к зданию нотариальной конторы его родственники на автомобиле, однако он не может зайти внутрь офиса нотариальной конторы по своему****, то она подходит к автомобилю для разъяснения доверителю его прав и обязанностей, и выяснения его волеизъявления. Она допускает, что в случае с****. было именно так, что она выходила к**** на улицу к автомобилю, где она с ней и общалась. При этом, точно уверена в том, что если бы**** каким-либо образом сомневалась бы в своем желании, то она бы не стала оформлять вышеуказанные доверенности и она разъяснила ей содержание обеих доверенностей, на, что ****дала свое согласие на оформление данных доверенностей. В случае с****., она показала, что если К.О.В. присутствовала при оформлении доверенности, то ей разъяснены были все права и обязанности, которые ей- К.О.В. поручает. ****, а именно, К.О.В. имеет право распоряжаться имуществом****., только в интересах последней, и не может распоряжаться в своих интересах. Данная доверенность не предусматривала полномочия К.О.В. о дарении имущества, принадлежащего****., передавать в дар третьим лицам, так как К.О.В. должна была действовать исключительно в интересах****., а также покупать и оформлять на свое имя какое-либо имущество на денежные средства ***.

-показаниями свидетеля ****данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ с согласия сторон (т.3 л.д.271-273) из которых следует, что он работает нотариусом г. ****Московской области по адресу: Московская область, ****. Ранее в его нотариальной конторе работала ****в должности помощника нотариуса, которая в отсутствии нотариуса, временно исполняла обязанности нотариуса. В ****года ****исполняла обязанности нотариуса. ****года согласно имеющимся записям, в реестре ****удостоверила две доверенности от имени. ****, ****года рождения на имя К.О.В., а именно: доверенность зарегистрированная в реестре для регистрации нотариальных действий за № ****на продажу квартиры, по адресу: ****, сроком на три года, с правом передоверия, а также доверенность, зарегистрированная в реестре для регистрации нотариальных действий за №**** на управление, распоряжение всем имуществом (генеральная), получение пенсии, снятие с регистрационного учета по месту жительства и регистрации по новому адресу, получение имущества, денег, ценных бумаг, ведение дел в органах и судах, сроком на три года, с правом передоверия. При каких обстоятельствах были удостоверены данные доверенности ему неизвестно. В случае с ****удостоверение вышеуказанных доверенностей было выполнено в соответствии с требованиями ст.ст.185-189 ГК РФ. Во всем реестровым книгах и втором экземпляре доверенности**** ставила свою подпись, подтверждая тот факт, что все права согласно данной доверенности и возможные последствия ей понятны. Вышеуказанная генеральная доверенность не предусматривала полномочия К.О.В. о дарении имущества, принадлежащего****., передавать в дар третьим лицам, так как К.О.В. должна была действовать исключительно в интересах****. Для передачи в дар требуется специальная доверенность, в которой должно быть указано лицо, которому необходимо подарить имущество, и на каких условиях. В вышеуказанных доверенностях это отражено не было (т. 3 л.д.271-273)

-показаниями свидетеля ****данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ с согласия сторон (т.3 л.д.271-273) из которых следует, что она является индивидуальным предпринимателем. Её офис «Агентство недвижимости «Космоград» находится по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Исаева, д.7. Она занимается сопровождением сделок с недвижимостью. У неё работает 4 сотрудника: ****. В октябре или ноябре 2011 года к ней обратился****., который сообщил о своем желании срочно продать квартиру, расположенную по адресу: Московская область, ****. Из правоустанавливающих документов она узнала, что собственником вышеуказанной квартиры является**** К.О. В. и в квартире зарегистрирована****, которую с его слов он снимет с регистрационного учета, и зарегистрирует по другому адресу. ****проживала в****, расположенном по адресу: Московская область, ****. Узнав об этом, она поехала с ****в****, которая о намерениях ****не знала, но была не против данной сделки. Затем с К.О.В. был заключен договор поручение от ****года, согласно которому она должна была исполнять риэлтерские услуги. В итоге ей был найден покупатель на данную квартиру, а именно****. В последующем был заключен договор купли-продажи от ****года, согласно которому К.О.В. продала квартиру ****за ****рублей. При продаже были составлены все необходимые документы, наличными денежные средства**** не передавала К., а внесла в банковскую ячейку банка «Мособлбанк», расположенный по адресу: Московская область, ****. После этого данная сделка была зарегистрирована в Регистрационной палате г. Королева Московской области. ****отметила, что одним из условий договора с банком об аренде ячейки, было следующее, что К.О.В. сможет получить денежные средства из ячейки, только после того, как из проданной квартиры будет выписана ****. ****отметила, что каким образом**** была снята с регистрационного учета, ей неизвестно. К. О.В. получила из ячейки денежные средства за проданную квартиру. ****отметила, что К.О.В. не обращалась к ней с просьбой помочь ей снять с регистрационного учета ****. Каким образом это было сделано ****не знает. ****не изготавливала заочное решение Королевского городского суда о снятии А. с регистрационного учета по адресу: Московская область, ****. Какое-либо отношение к этому ****не имеет. Каких-либо противоправных действий ****не совершала. (т. 3 л.д.281-283). Свидетель**** в ходе очной ставки показала, что К.О.В. предоставила поддельную копии заочного решения Королевского городского суда Московской области от****. по делу №****, подтвердив свои показания, данные в ходе предварительного следствия (т. 4 л.д.39-44).

-показаниями свидетеля ****на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ с согласия сторон (т.3 л.д.271-273) следует, что она с 2010 года работает менеджером у ИП ****в агентстве недвижимости «Космоград». В конце октября начало ноября 2011 года, в агентство недвижимости «Космоград», обратилась**** пара**** и К. Они сообщили, что им срочно необходимо продать 3-х комнатную квартиру, расположенную на****. Она стала заниматься данным вопросом. В связи с этим **** разместила рекламу по продаже данной квартиры. ****также пояснила, что К. сразу сообщила, что в квартире прописана ее****., которая на тот момент находилась****. К. пояснила, что выпишет ****из квартиры. она об ****этом не просила. ****и ****заинтересовала личность****, в связи с чем навестили последнюю в****. ****сообщила им, что со своей ****К.О.В. она жить не хочет, так как она ненадлежащим образом за ней не ухаживает. Примерно в начале ноября 2011 года**** нашла покупателя для квартиры К. — ****. В связи с этим ****предоставила К.О.В. копию своего паспорта и попросила К.О.В. оформить на имя ****доверенность у нотариуса. Из ЖЭКа по данной доверенности ****взяла выписку из домовой книги по адресу: Московская область, ****. В данной выписке было указано, что ****зарегистрирована по вышеуказанному адресу. 17 ноября 2011 года в помещении Мособлбанка банка был заключен договор купли — продажи. Данный договор подписывается в момент закладки денежных средств в ячейку. Из данного договора следовало, что К.О.В. до 20.12.2011 года обязуется освободить квартиру юридически, а именно обеспечить юридическое отсутствие в квартире себя и регистрированных в ней третьих/прочих лиц. Заочное решение о снятии**** с регистрационного учета ****никогда не видела. Кто предоставил данный документ К.О.В. ей неизвестно. На момент заключения данной сделки ****в банке не было, передавала ли ****или К.О.В. денежные средства за оказанные услуги **** неизвестно. Лично**** К. О.В. никаких денежных средств не передавала.

— показаниями свидетеля ****допрошенной в судебном заседании о том, что он она ранее работала в АНО КРКЦ г. Королева МО РЦ №10 в должности ведущего специалиста с 13.12.2010 года по 10.04.2012 года. В её должностные обязанности входило осуществление делопроизводства, связанного с регистрацией и снятием с регистрационного учета граждан по месту пребывания, месту жительства, ведение картотеки лиц, зарегистрированных на участке, выдача справок, выписок из домой книги. Гражданка**** была зарегистрирована по адресу: **** с 01.02.2008 года, и была снята с регистрационного учета с данного адреса 22.12.2011 года. 19 декабря 2011 года к ****обратилась К. О.В., которая собственноручно написала заявление о снятии с регистрационного учета гражданки ****по вышеуказанному адресу, при этом предоставила заочное решение Королевского городского суда от**** года. Она приняла данное заявление и решение суда у К.О.В. Приняв вышеуказанные документы, ****передала их начальнику. ****, для принятия решения о снятии с учета ****После того, как**** изучила все документы, она сообщила ей, что разрешает снятие с учета ****с вышеуказанного адреса, после чего она это сделала. ****отметила, что не знала о том, что данное решение является подложным. В его подлинности она не сомневалась, в тот момент, когда ****ей предоставила его.

— показаниями свидетеля ****в судебном заседании, что она работает в АНО КРКЦ г. Королева в должности заместителя начальника расчетного центра. Согласно документам по сведениям паспортного стола**** была выписана, на основании заочного решения Королевского городского суда из квартиры****. Кто именно принял вышеуказанное решение Королевского городского суда ****не знает. Инициатором снятия с регистрационного учета ****с вышеуказанного адреса, являлась К.О.В., которая написала заявление о снятии с учета.

-показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля о том, ****что ранее**** по праву собственности принадлежала квартира****. Кроме этого, ей по праву собственности принадлежал земельный участок с домом, расположенный по адресу: ****. ****примерно с **** года страдала. ****. В результате данного заболевания в **** году она была госпитализирована в больницу и****. Об этом она сообщила своему брату. ****. Узнав об этом, они (****и К. О.В.) созвонились и стали вместе решать, что делать с****., поскольку последней необходим был уход. Изначально планировалось, что он — **** заберет ****к себе и будет ухаживать за ней. Однако он –****не мог ухаживать за ****, поскольку сам болен. Тогда ****договорилась с ****и К.О.В. о том, что они заберут ее –****к себе и будут за ней ухаживать. В дальнейшем ****забрали из больницы ****и продали принадлежащую ей –****квартиру по вышеуказанному адресу, купили новую, которая расположена в г. Королев М.О., и стали в ней проживать, при этом ухаживать за****. В последующем, через несколько лет, **** поместили ****в****. После этого, по подложному заочному решению Королевского городского суда, выписали ****из квартиры в г. Королеве, после чего данную квартиру продали и приобрели на эти деньги другую квартиру в г. Москве.

-показаниями свидетеля ****данными ей в ходе судебного заседания о том, что она работает в Государственном бюджетном стационарном учреждении социального обслуживания Московской области «Королевский дом интернат для престарелых и инвалидов «Дом ветеранов» в должности директора с 19.04.2012 года. До этого с 2003 года работала в должности заместителя директора. В августе 2010 года в управление соцзащиты обратился представитель****. Собрав все необходимые документы, была создана комиссия, в состав которой входила ****была зарегистрирована по адресу: ****. Данная квартира по предоставленным документам принадлежала племяннице****– К.О. В. При этом ****было подано заявление, согласно которому К.О.В. с разрешения продала, ****принадлежащую последней квартиру, расположенную по адресу: ****, после чего на деньги от продажи К.О.В. приобрела другую квартиру по адресу: ****, где зарегистрировала ****. Это ****стало известно только после того, как**** стала проживать в учреждении, а на момент обследования ****не знала об этом. Когда была создана комиссия, ****остальные члены комиссии приезжали по адресу регистрации****. В квартире находилась. ****, а также К.О.В., и****. ****и члены комиссии пообщались с****., которая подтвердила свое желание проживать в их учреждении. После этого был составлен акт, и передан в соцзащиту г. Королева. В дальнейшем ****была выдана путевка от**** года на принятие на временное проживание в нашем учреждении. ****года К.О.В. вместе со своим супругом привезли**** в учреждение, и предоставили путевку №****. В учреждение приняли**** и разместили ее в одной из комнат, после чего последняя стала проживать в интернате. С момента принятия на проживание ****и по день смерти К.О. В. и ****очень редко посещали ****.

Примерно в августе 2012 года к ****обратилась****., и сообщила, что к ней приходила ранее неизвестная ей женщина, которая попросила вывести вещи**** из квартиры по вышеуказанному адресу в г. Королев, где ****зарегистрирована, поскольку она приобрела данную квартиру. ****, не понимала каким образом, и кто мог продать квартиру, в которой она зарегистрирована. При этом ****пояснила, что данная квартира должна принадлежать ей, и только она может продать квартиру, однако этого она делала. Тогда она просмотрела личное дело****., в котором находилась копия свидетельства о праве собственности на квартиру по вышеуказанному адресу, согласно которому собственником квартиры являлась****., о чем сообщила об этом ****., которая сильно удивилась этому. После этого она узнала, что**** была снята с регистрационного учета по вышеуказанному адресу на основании заочного решения Королевского суда, которое являлось подложным. Почему после продажи квартиры в г. Москве К.О.В. приобрела другую квартиру в г. Королеве и не оформила ее на. ****, ****не знает, ****не знала об этом, и**** была уверена, что квартира в г. Королеве принадлежала именно ей, а не К.О.В. **** сообщила, что она дала разрешение ****на продажу принадлежащего ей земельного участка, адрес которого ****не знает. При этом**** пояснила, что денежные средства от продажи участка от****. она так и не получила. К. и ****очень редко посещали ****. В 2014 году ****посещали ****всего 3 раза: 08.03.2014г.; 15.03.2014г.; 21.04.2014г. Материальную помощь ****, К. не оказывали, уход и помощь также не осуществляли и не интересовались состоянием здоровья ****. 21.04.2014г. ****обратились к ней с просьбой забрать**** к себе в семью и осуществлять за ней уход. **** отказалась поехать с ними, пояснив, что они ее обманули и похитили денежные средства, поэтому им не верит и не желает переезжать к ним, в связи с чем останется в доме интернате. После чего ****уехали и больше не появлялись.

-показаниями свидетеля *** в судебном заседании о том, что ей после смерти матери *** и её брату по наследству в собственность перешла трехкомнатная квартира, расположенная по адресу: ***. У ***в собственности находилось 1/3 данной квартиры, а в собственности у её брата 2/3 квартиры. В 2007 году и её брат решили продать данную квартиру. Впоследствии к ним обратилась К.О.В., которая желала приобрести себе данную квартиру. Все обстоятельства сделки в настоящий момент точно не помнит, однако смогла сообщить, что все переговоры и процедура оформления договора купли-продажи, а также передача денежных средств, могла происходить на территории г. Королева М.О., а именно в продаваемой квартире, расположенной по адресу: ***. Две расписки о получении ей (***.) и братом денежных средств на сумму*** рублей от ***года и на*** рублей от ***года, в которых г. Москва значится как место составления расписок, были составлены ей лично, так как она узнает свой почерк подпись. Однако почему она (***.) указала г. Москва, как место составление указанных выше расписок, она в данный момент не помнит. Также в данный момент не помнит точно, где происходила передача денежных средств, так как с того момента прошло много времени.

Виновность подсудимой подтверждается также следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании:

— договором купли-продажи квартиры от***, согласно которому К***купила квартиру, расположенную по адресу: М.О. ***у*** и ***, оформив её на свое имя (т.4 л.д.183);

— протоколом осмотра места происшествия от 09.01.2013, в кабинете №1 ТП №1 МРОУФМС России по Московской области в ходе которого были изъяты: заявление К.О.В. от 19.12.2011г.; копия заочного решения Королевского городского суда Московской области от***. по делу № *** (т.3 л.д.55-56);

— протоколом выемки от*** в Королевском отделе Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по М.О. дела правоустанавливающих документов №***, на квартиру по адресу: Московская область, *** (т.2 л.д.4-5);

— протоколом выемки от 03.12.2013 в Королевском отделе Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по М.О. дела правоустанавливающих документов № ***на квартиру по адресу: Московская область, *** (т.2 л.д.54-55);

— протоколом выемки от 03.12.2013 в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии г. Москвы дела правоустанавливающих документов № 2-3068481 на квартиру, расположенную по адресу: ***; дела правоустанавливающих документов № ***на квартиру, расположенную по адресу: *** (т.2 л.д.132-134);

— протоколом выемки от 21.11.2013 в кабинете № 33 СУ МУ МВД России «Королевское» в ходе которого были изъяты: договор купли-продажи квартиры от***; договор купли-продажи квартиры с использованием кредитных средств от***; доверенность от ***зарегистрированная в реестре за №***; доверенность от ***зарегистрированная в реестре за №***; доверенность от*** зарегистрированная в реестре за №*** ; доверенность от*** зарегистрированная в реестре за №***; решение Нагатинского районного суда г. Москвы от *** ( т.4 л.д.179-180);

— протоколом выемки от*** в кабинете № 31 СУ МУ МВД России «Королевское» в ходе которого были изъяты: оригинал дополнительного соглашения об отслеживании условий допуска к сейфу к договору аренды индивидуального банковского сейфа от***. №*** на 2 листах; копия договора купли-продажи квартиры от. ***на 1 листе; оригинал договора на предоставление услуг между ЗАО «Агентство Миэль» и. *** №*** от ***. на 2 листах; копия доверенности от ***на ***от***. на 1 листе (т.4 л.д.45-56);

— протоколом выемки от 23.11.2015 в служебном кабинете № 606 д. 23/2, Саввиской набережной, г. Москвы в ходе которого были изъяты оригиналы документов: расписка Кургузовой О.В. о получении её денежных средств в размере ***рублей от*** на 1 листе формата А4; акт сдачи-приемки квартиры №***, г. Москвы от***. на 1 листе формата А4; квитанции и чеки об оплате за ИБС в ОАО «УРАЛСИБ» от ***г. К.О.В. на 4-х листах; договор аренды индивидуального банковского сейфа №***от*** г. на 3-х листах формата А4 ( т.6 л.д.34-36);

— протоколом осмотра документов: дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: **** (т.2 л.д.6-7);

— протоколом осмотра документов: дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: **** (т.2 л.д.56-58);

— протоколом осмотра документов: дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: ****; дела правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: **** (т.2 л.д.135-137);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, **** К.О.В. продала принадлежащую ей на праве собственности вышеуказанную однокомнатную квартиру за **** рублей ( т.2 л.д.48-50);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, **** К.О.В. приобрела вышеуказанную квартиру в свою собственность за**** рублей, оформив на свое, а не****., имя. Впоследствии, **** К.О.В. продала принадлежащую ей на праве собственности данную квартиру за **** рублей (т.2 л.д.123-125);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, по договору передачи № **** от****, данная квартира перешла в общую долевую собственность К. О.В. и. ****, в размере ½ доли каждому. Ранее данная квартира находилась в безвозмездном пользовании и владении****., по договору социального найма жилого помещения №**** (т.2 л.д.267-269);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, по договору передачи №**** от****, данная квартира принадлежала по праву собственности ****. **** К.О.В., действуя от имени **** по выданной последней доверенности от**** по реестру за №****, продала вышеуказанную квартиру **** рублей (т.2 л.д.267-269);

— вещественными доказательствами – договор купли-продажи квартиры от****; договор купли-продажи квартиры с использованием кредитных средств от****; доверенность от **** зарегистрированная в реестре за №****; доверенность от**** зарегистрированная в реестре за №****; доверенность от**** зарегистрированная в реестре за №****; доверенность от **** зарегистрированная в реестре за №****; согласно которым, ****. на имя К.О.В. были выписаны четыре доверенности с правом распоряжения имуществом. ****, в том числе, с правом продать принадлежащую последней квартиру, расположенную по адресу: ****. **** К.О.В., действуя от имени **** по выданной последней доверенности от **** по реестру за №****, продала вышеуказанную квартиру **** рублей (т.4 л.д.183-189,192);

— вещественными доказательствами – решением Нагатинского районного суда г. Москвы от. ****; согласно которому, исковые требования**** к К.О.В. о взыскании с нее, полученных от продажи квартиры, по адресу: ****; денежных средств, а также к **** о взыскании с него, полученных от продажи земельного участка, по адресу: ****; денежных средств, были удовлетворены. Кроме того, согласно данному решению, в **** обосновании распоряжения полученными денежными средствами привел: от продажи квартиры денежные средства в полном объеме были переданы****., после чего, последняя им их выделяла в порядке необходимости; от продажи земельного участка он, ****., передал супруге К.О.В., чтобы последняя передала****. Однако документов, подтверждающих данные передачи, **** суду не было предоставлено (т.4 л.д.190-192);

— заключение эксперта №**** от **** года, согласно которому, исследуемые оттиски прямоугольных штампов «КОПИЯ», «ПОДПИСЬ», «06 дек 2011», расположенные в заочном решении Королевского городского суда от****, нанесены клише штампов, изготовленных фотополимерным способом, применяемым при изготовлении удостоверительных печатных форм (печатей и штампов). Исследуемые оттиски прямоугольных штампов «КОРОЛЕВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД», «Копия верна», оттиск круглой гербовой печати «КОРОЛЕВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД», подписи, расположенные в оттиске прямоугольного штампа «Копия верна», расположенные в представленном на экспертизу заочном решении Королевского городского суда от****, нанесены при помощи цветной копировально-множительной техники, капельно-струйным способом (т.4 л.д.88-91);

Заключение эксперта в полном объеме соответствуют требованиям ст.204 УПК РФ, судебная экспертиза проводилась на основании постановления следователя надлежащим лицом – экспертом, имеющим соответствующее образование и стаж работы, располагавшим необходимым оборудованием. Эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В заключении эксперта отражены в полном объеме использованные методики, выводы эксперта обоснованы, логичны и понятны.

— выписка из домовой книги, согласно которой **** была поставлена на регистрационный учет по адресу: ****; после чего, **** была снята с регистрационного учета по решению суда. (т. 1 л.д.109-111);

— копиями заключения служебной проверки Королевского городского суда Московской области от **** года, согласно которому, в период с 2010 года по 2012 год Королевским городским судом Московской области гражданское дело по иску К.О.В. к **** о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета не рассматривалось, **** заочное решение судом не выносилось (т. 1 л.д.76-86);

Иные доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства, не опровергают и не подтверждают обвинение подсудимой.

Анализируя показания потерпевших **** свидетелей **** суд учитывает, что они, будучи предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, дали подробные и последовательные показания, относительно известных им обстоятельств. Суд отмечает, что показания потерпевших и свидетелей не содержат противоречий, могущих повлиять на доказанность вины К.О.В. в совершении инкриминируемого ей преступления, и подтверждаются совокупностью иных доказательств, исследованных судом, поэтому суд признает их достоверными и кладет в основу приговора, поскольку названные свидетели, будучи предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, подробно сообщили об известных им обстоятельствах. Каких-либо данных, указывающих на наличие у потерпевших и свидетелей оснований для оговора подсудимой, судом не выявлено.

Довод подсудимой о том, что она действовала с согласия****, получила денежные средства от продажи квартиры , принадлежащей**** и купила квартиру на свое имя большей площадью с согласия последней опровергаются письменными материалами дела, а именно показаниями****., отрицающих факт предоставления последними К.О.В. подложного заочного решения Королевского городского суда Московской области от****, на основании которого****. была принудительно снята с регистрационного учета по адресу: ****; показаниями****., указывающих, что К.О.В. лично обратилась в АНО КРКЦ г. Королева МО РЦ №10 о снятии **** с регистрационного учета, при этом предоставив вышеуказанное подложное заочное решение Королевского городского суда Московской области; показаниями. ****, согласно которым **** была уверена, что квартира в г. Королеве принадлежит ей, а не К.О.В. Кроме того, по показаниям**** она разрешение и согласие на покупку квартиры на имя **** не давала, а также заключениями экспертиз и иными материалами уголовного дела.

Свидетель защиты **** показал, что К.О.В. его супруга, потерпевший **** его тесть, с которым стали общаться в 2007 году. Летом 2007 года со слов К.О.В. ему стало известно об****., которой****. В больнице **** попросила ее забрать к себе. После чего, они позвонили****, который отказался от ухода за****. Во второй раз при встрече **** сказала, что за свой уход отдаст квартиру в Москве. Он взвесил свои силы, поскольку**** является инвалидом, то согласился, и договорились, что **** перепишет свое имущество на К.О.В. Он попросил****., свою двоюродную сестру и ее мужа **** перевезти**** из больницы г. Москвы в их квартиру. После этого, решили продать квартиру **** в г. Москве и купить в г. Королеве большой площадью, в связи с чем обратились в агентство по недвижимости. **** возили к нотариусу, где было оформлено две доверенности на К.О.В., одна на продажу квартиры, вторая генеральная доверенность. После чего был составлен договор купли- продажи квартиры **** в октябре **** года, а потом подыскали трехкомнатную квартиру в г. Королеве. В агентстве сказали привезти****, но так как она ехать не хотела, то она сказала, чтобы делали все на К.О.В., поэтому квартира трехкомнатная в г. Королеве Московской области была куплена и оформлена на имя К.О.В. В 2010 году **** поместили временно в дом интернат, так как он сорвал спину и не мог за ней ухаживать. Через год возвращаться **** отказалась к ним. Решение суда получили в риэлтерском агентстве.

Свидетель защиты **** допрошенная в судебном заседании показала, что е**** е двоюродный брат. С К.О. В. теплые дружеские отношения. Семья ****, по просьбе****., забрали **** к себе домой, когда жили в однокомнатной квартире в г. Королев Московской области и стали за ней ухаживать. Она с супругом**** перевозили **** из больницы г. Москвы в г. Королев М.О. к К. домой. Тогда**** и познакомилась с****., с которой периодически общалась, когда приезжала в гости к К. ****., когда её забрали из больницы, была тяжело больна, плохо себя чувствовала и постоянно лежала — не вставала. Свидетель подтвердила, что осенью 2007 года ее супруг — **** на своем автомобиле ВАЗ – 2108, красного цвета, приезжал в г. Королев М.О. к К., откуда отвозил**** к нотариусу в г. Королев М.О. Нотариус, подходила к их автомобилю, и лично общалась с **** Больше ей ничего не известно. **** находясь в автомобиле, по дороге к нотариусу говорила, чтобы К. оформляли все на себя, поэтому со слов К. ей стало известно, что трехкомнатную квартира и была оформлена на последнюю. **** понимала, что приобретенная квартира оформлена на имя К.О.В., а не на ****.

Свидетель защиты **** показал в судебном заседании, что трижды видел. ****, когда на своей автомашине перевозил из больницы в г. Королев в квартиру к семье К., второй раз, когда возил к нотариусу, и в третий раз, когда помещали **** в престарелый дом.

Суд к показаниям данных свидетелей со стороны защиты**** относится критически, поскольку данные свидетели являются родственниками К.О.В. Показания данных свидетелей являются выборочными, неконкретными, что безусловно свидетельствует о недостоверности показаний. Показания **** суд оценивает критически, поскольку он является супругом обвиняемой К.О.В., то есть заинтересованным лицом в исходе дела. Кроме того, на протяжении предварительного следствия показания **** непоследовательны, противоречат друг другу, в них выдвигались различные версии распоряжения полученными от продажи квартиры **** денежными средствами, а также данные показания опровергаются собранными по делу доказательствами. Так, на начальном этапе расследования**** указывал, что после продажи принадлежащей. **** квартиры в г. Москве, на вырученные от продажи денежные средства была приобретена квартира большей площади в г. Королеве МО, при этом договоренности, на чье имя она будет приобретена, не было. Впоследствии, **** изменил свои показания, указав, что после продажи квартиры в г. Москве, все полученные от продажи денежные средства были переданы****., которая их хранила якобы в диване, который позже был выкинут, в связи с переездом в г. Королев МО, а квартира в г. Королев МО была приобретена **** рублей на имеющиеся личные средства в размере**** рублей, заемные в размере **** рублей и частично****., которая передала недостающую часть, и оформлена на имя К.О.В. по общей договоренности, в том числе и с**** . Также указав, что денежные средства, полученные от продажи квартиры в г. Москве, **** подарила его дочери. Данные показания опровергаются показаниями****., отрицающей факт получения от К. денежных средств, вырученных от продажи, принадлежащей ей квартиры в г. Москве, и факт дарения дочери К. данных денежных средств, а также указывающей, что квартира большей площади в г. Королеве МО должна была быть приобретена на ее, ****., имя. Оснований не доверять показаниям**** у суда не имеется, так как последняя предупреждалась об уголовной ответственности по ст.ст.307 и 308 УК РФ, а также ее показания в ходе расследования были последовательны и подтверждались собранными по делу доказательствами. В том числе, в договоре дарения денежных средств и акте приема-передачи, отсутствует подпись****., подтверждающей факт того, что последняя действительно подарила указанные денежные средства, а сами документы составлены между К.; решением Нагатинского районного суда г. Москвы от****, в ходе судебного разбирательства которого, **** указал, что полученные от продажи квартиры в г. Москве денежные средства были переданы **** в полном объеме, после чего последняя выделяла необходимые денежные средства на ее содержание; а также иными собранными по делу доказательствами. Кроме того, показания **** в части того, что квартира большей площади в г. Королеве МО, была приобретена на личные денежные средства, заемные и лишь частично на деньги****., полученные от продажи квартиры в г. Москве, противоречат показаниям К.О.В., которая указывает, что квартира в г. Королеве МО была приобретена на вырученные от продажи квартиры **** в г. Москве денежные средства. В связи с изложенным, суд считает показания**** и являются способом помочь обвиняемой К.О.В., являющейся его супругой избежать уголовной ответственности за содеянное. К показаниям К.О.В. суд также относится критически и расценивает их как способ защиты и её желанием избежать уголовной ответственности за содеянное, поскольку данные показания противоречат собранным по делу доказательствам, а также носят противоречивый и непоследовательный характер, то К.О.В. пояснила, что денежные средства от продажи, принадлежащей **** квартиры в г. Москве передала последней, то К.О.В. утверждала, что не получала от**** данных денежных средств. После проведения очной ставки с****., К.О.В. уже получала от нее денежные средства от продажи квартиры. Показания подсудимой К.О.В. опровергаются: показаниями****., отрицающей факт получения от К. денежных средств, вырученных от продажи, принадлежащей ей квартиры в г. Москве, и факт дарения дочери К. данных денежных средств, а также указывающей, что квартира большей площади в г. Королеве МО должна была быть приобретена на ее, ****.

Показания **** суд оценивает критически, поскольку они является родственниками**** супруга К.О.В., с которой у них сложились дружественные семейные отношения, в своих показаниях указывает, что неоднократно друг друга выручали, поэтому **** является заинтересованным лицом в исходе дела.

Кроме того, о наличии преступного умысла у К.О.В. косвенно свидетельствуют полученные из ГБСУ СО МО «Королевский дом интернат» сведения, согласно которым, К.О.В. с **** года практически не навещала**** в дом-интернате для престарелых, не интересовалась её судьбой и здоровьем; с целью продажи квартиры по адресу: ****, и получения материальной выгоды, сняла**** без ведома последней, с регистрационного учета по подложному решению Королевского городского суда Московской области, после чего продала данную квартиру; с целью избежания уголовной ответственности и введения следствия в заблуждение, предоставила документы, якобы подтверждающие факт дарения **** дочери К. денежных средств, полученных от продажи квартиры в г. Москве. При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что вина К.О.В. в инкриминируемом ей преступлении, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ, полностью доказана и подтверждается собранными по уголовному делу вышеперечисленными доказательствами.

Довод адвоката по уголовным делам о том, что К.О.В., выполняя поручение****., действовала с ее ведома, одобрения и в ее интересах, так как согласно имеющейся между ними договоренности, **** длительное время проживала в семье К., получала надлежащий уход, а К.О.В., за счет вырученных от продажи квартиры**** денежных средств, улучшила свои жилищные условия, купила квартиру на свое имя, опровергаются показаниями, как потерпевшей **** так и показаниями свидетелей обвинения, и приобщенными и исследованными в судебном заседании документами.

Утверждение стороны защиты, о том, что последующий в **** вынужденный отказ К.О.В., **** по состоянию здоровья, от исполнения взятых на себя обязательств перед **** по уходу, ее добровольный переезд на временной проживание в Королёвский дом ветеранов, не образует состав преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ, является необоснованным.

Факт обращения **** в правоохранительные органы спустя определенное время после события преступления, не является поводом к отказу в возбуждении уголовного дела, уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и не содержит определенных сроков обращения заявителей в правоохранительные органы с заявлениями.

Кроме того, следователем соблюдены требования уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при возбуждении уголовного дела.

Оценивая в совокупности собранные по делу доказательства с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, суд считает, что вина К.О.В. нашла свое полное подтверждение в ходе судебного разбирательства, установлена и доказана. Нарушений уголовно-процессуального закона при собирании доказательств судом не выявлено, поэтому оснований для признания каких-либо доказательств недопустимыми не имеется. Данных, указывающих на наличие у потерпевших и свидетелей оснований для оговора подсудимой либо на их заинтересованность в неблагоприятном для подсудимой исходе дела, судом не выявлено. Поэтому совокупность приведенных доказательств является, по мнению суда, достаточной для вывода о виновности подсудимой К.О.В. в совершении преступления, в связи с чем утверждения стороны защиты об обратном являются несостоятельными, а показания подсудимой, данные им в суде, — надуманными.

На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу, что вина К.О.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.1160 УК РФ доказана, К.О.В. совершила растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере.

Также в действиях К.О.В. имеет квалифицирующих признак совершения растраты, в особо крупном размере, поскольку сумма ущерба превышает один миллион рублей.

При назначении подсудимой К.О.В. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, отнесенного к категории тяжкого, данные о личности подсудимой, которая ранее не судима, в НД и ПНД не состоит, исключительно положительно характеризуется по месту жительства; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; а также влияние назначенного наказания на исправление и на условия жизни его семьи.

Судом также учитывается при назначении наказание заключение судебной психиатрической экспертизы от****. № **** -стационарная, о том, что К.О.В. признаков хронического психического расстройства не обнаруживает, у неё отмечаются характерологические особенности (****) и преходящие****, которые носят характер реакции на ситуацию и не нарушают её особенности отдавать отчет своим действиям и руководить ими. На момент времени, относящийся к инкриминируемому ей деянию у К.О.В. так же не обнаружилось какого-либо болезненного расстройства психики (т.4 л.д.147-149).

Согласно заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от****. №****, К.О.В. по своему психическому состоянию может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания, а также может участвовать в следственных действиях и судебных заседаниях. В применении мер медицинского характера К.О.В. не нуждается. Клинических признаков алкоголизма, наркомании и токсикомании у К. О.В. не выявлено. (т.5 л.д.250- 255).

Кроме того, в судебном заседании допрошен эксперт****, которая показала в судебном заседании, что медицинские документы, представленные ей на обозрение в судебном заседании запрошенные по ходатайству уголовного адвоката, были предметом исследования при проведении амбулаторной комплексной судебной психолого–психиатрической экспертизы, им дана надлежащая оценка и поэтому оснований для проведения повторной или дополнительной экспертизы не требуется. Выводы экспертизы поддерживает.

Суд доверяет данным заключениям экспертов, которые были полно и всесторонне исследованы в судебном заседании, поскольку они мотивированы и обоснованы, составлено без нарушений норм УПК РФ, ответы на поставленные вопросы были даны в полном объеме с учетом полномочий и компетенции экспертов, оснований для того, чтобы подвергнуть сомнению выводы проведенных экспертиз в суд представлено не было. Основания и мотивы, по которым были сделаны соответствующие выводы, изложены в исследовательской и заключительной частях экспертиз. Экспертизы проведена экспертами, имеющими надлежащий опыт, стаж работы и соответствующие допуски.

К.О.В. является****, положительно характеризуется по месту работы, имеет ряд хронических заболеваний, в том числе и****, имеет на иждивении **** года рождения, ****, ****, замужем, что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимой К.О.В. предусмотренных в ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Вместе с тем, учитывая фактические обстоятельства, тяжесть совершенного преступления и степень общественной опасности содеянного, личность подсудимой, суд не находит оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ, а также для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Назначение дополнительных наказаний в виде штрафа и ограничения свободы суд считает нецелесообразным с учетом данных о личности виновной, и смягчающих вину обстоятельств.

Оценив конкретные обстоятельства преступления, принимая во внимание вышеуказанные данные о личности подсудимой, семейное и имущественное положение, состояние её здоровья, суд считает, что цели восстановления справедливости, исправления подсудимой, а также цели предупреждения совершения новых преступлений могут быть достигнуты с назначением К.О.В. наказания в виде лишения свободы. При таких обстоятельствах суд считает, что такое наказание будет соответствовать целям восстановления социальной справедливости, исправлению осужденной и предупреждению совершения ей новых преступлений.

В соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы К.О.В. назначается в исправительной колонии общего режима.

В обеспечение исполнения приговора мера пресечения подсудимой в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу подлежит изменению на заключение под стражу.

Вопрос о судьбе вещественных доказательств по уголовному делу суд разрешает в соответствии со ст. 81 УПК РФ.

Потерпевшим **** заявлены исковые требования о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением в размере **** руб. **** коп., морального вреда в размере **** руб.

Рассматривая гражданский иск Акимова В.С. в части материального ущерба и, учитывая, что в судебном заседании установлено, что часть денежных средств взыскана по решению Нагатинского районного суда г. Москвы от **** года суда, поэтому суд приходит к выводу о признании за потерпевшим права на его удовлетворения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку для разрешения по существу требуется дополнительные расчеты.

В удовлетворении исковых требований потерпевшего**** в части морального вреда суд отказывает на основании ст.151 ГК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать К.О. В. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ и назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения — подписку о невыезде и надлежащем поведении осужденной К.О.В. изменить на заключение под стражу, взять её под стражу в зале суда.

Срок наказания К.О. В. исчислять с 28 ноября 2016 г.

Признать за потерпевший **** право на удовлетворении гражданского иска о взыскании материального ущерба порядке гражданского судопроизводства, в части гражданского иска о возмещении морального вреда отказать.

Приговор по статье 160 УК РФ (Присвоение или растрата) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным в тот же срок со дня вручения копии приговора.