Потерпевший ребенок

Потерпевший ребенок

Обьединение «Центр Дардедзе» 1 декабря 2010 года заключил договор с Фондом интеграции общества об осуществлении проекта «Ребенок как потерпевший или свидетель в криминальном процессе» в рамках грантовой схемы программы сотрудничества Латвии и Швейцарии « Фонд НПО» ,где Видземский региональный центр поддержки « Дардедзе» вовлечен как партнер,который осуществит активность проекта в Валмиере.

Целью проекта является способствовать согласованному действию институций вовлеченных в следственный и судебный процесс для обеспечения интересов ребенка в ситуации,когда ребенок оказывается вовлечен в криминальный процесс как свидетель или потерпевший,таким образом обеспечить защиту интересов этого ребенка и восстановление качества жизни. В рамках проекта предусмотрена разработка ведущих линий допроса несовершеннолетних и стандарта помещения для допроса, проведение апробации ведущих линий и стандарта,типографский выпуск материалов,а так же организация заключительного информационного семинара для специалистов.

В результате намеченного проекта будут разработаны ведущие линии допроса несовершеннолетних, а так же стандарты помещения для допроса. Они будут опробованны самое малое в 5 НПО Латвии, будут вовлечены около 50 детей. Запланировано, что после семинара, в котором примут участие все вовлеченные структуры и специалисты, во время которого будут распространены разработанные стандарты и ведущие линии, увеличится количество случаев, когда дети вовлеченные в криминальный процесс будут допрошены с использованием технических подручных средств. Таким образом снизится количество тех случаев, когда дети подвержены риску быть повторно вовлеченными в преступные деяния как потерпевшие, снизится возможности виктимизации и секундарной травматизации, улучшится качество жизни детей, вовлеченных в криминальный процесс.

Бюджет запланированного проекта составляет 22 998, 86 латов. Осуществит проект центр « Дардедзе» совместно с партнерами- Видземский региональный центр поддержки «Дардедзе», кризисный центр округа Талси, Латгальский региональный центр поддержки « Расас перле»,кризисный центр для семей с детьми «Паспарне» г.Вентспилса и Департамент благосостояния Рижской Думы в период с 1 декабря 2010 года до 30 ноября 2011года.

Потерпевший ребенок

Для этого отрывка видео нет.

Извините, при загрузке видео произошла ошибка.

  • Скрытые раны у потерпевших насилие в детстве
  • Пробудитесь! 1991

Скрытые раны у потерпевших насилие в детстве

«Я просто ненавижу себя. Мне постоянно думается, что я должна была бы принять какие-то меры, что мне надо было что-нибудь сказать, чтобы пресечь это. Я чувствую себя такой грязной» (Анна).

«Я чувствую себя изолированной от других. Мне часто приходится переносить чувство безнадежности и отчаяния. Порой мне хочется умереть» (Юлия).

«ПОЛОВОЕ посягательство на малолетних является. поражающим, вредящим и унижающим нападением на разум, душу и тело ребенка. Это является посягательством на все аспекты личной жизни». Так говорится в книге The Right to Innocence (Право на невинность), написанной Беверли Энгель.

Не все дети реагируют на насилие подобным образом*. У каждого ребенка своя личность, свое умение справляться с проблемами и свои эмоциональные ресурсы. Многое зависит также от отношения ребенка к насильнику, от серьезности и продолжительности насилия, от возраста ребенка и от других факторов. Далее, если насилие будет обнаружено и ребенок получит сердечную поддержку от взрослых, то вред может быть уменьшен. Однако многие из жертв страдают от глубоких душевных ран.

Почему так губительно

Библия ознакомляет нас с причиной, почему причиняется такой вред. В Екклесиаст 7:7 (НМ) описывается наблюдение: «Ибо уже одно угнетение может побудить мудрого поступать безумно». Если у взрослого появляется такая реакция, то представим себе, как действует жестокое притеснение на ребенка — особенно если насильником является один из родителей, которому ребенок доверяет. Кроме того, первые несколько лет в жизни ребенка являются критическими для его эмоционального и духовного развития (2 Тимофею 3:15). В течение этого нежного возраста у ребенка развиваются нравственные границы и чувство личного достоинства. Своей связью с родителями ребенок знакомится со значением любви и доверия (Псалом 21:10).

«У детей, испытывающих половое насилие, — объясняет д-р Дж. Пэттрик Ганнон, — процесс строения доверия сдвигается со своей колеи». Половой злодей обманывает доверие ребенка; он лишает ребенка всякого чувства защищенности, интимной сферы или самоуважения и пользуется им лишь как предметом для личного удовлетворения*. Малыши не понимают значения аморальных действий, которые навязываются им, но в детях почти всегда вызывается чувство расстроенности, страха и унижения.

Поэтому половое насилие над детьми называется «предельным обманом доверия». Нам вспоминается вопрос Иисуса: «Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень?» (Матфея 7:9). Но насильник преподносит ребенку ни любовь, ни нежные чувства, а ужаснейший «камень» — половое насилие.

Почему раны не заживают

В Притчи 22:6 говорится: «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состареет». Ясно, влияние родителей может остаться на всю жизнь. А что, если ребенка воспитали думать, что он бессилен предотвратить половое насилие? Если его обучили исполнять извращенные действия в обмен на «любовь»? Если он воспитан считать себя никчемным и грязным? Не могло ли бы это повести к пожизненному самогубительному поведению? Не то, что испытанное в детстве насилие извиняло бы неправильное поведение взрослого, но это может помочь объяснить, почему жертвы полового насилия склонны действовать и чувствовать определенным образом.

Многие жертвы насилия страдают от целого ряда симптомов, включая депрессию. Некоторые также взволнованы из-за постоянных и иногда одолевающих чувств вины, стыда или гнева. У других жертв, может быть, выключены эмоции, т. е. они не способны выражать чувства или вообще ощущать их. Многие страдают от пониженного самоуважения и чувства бессилия. Сара, которая была изнасилована своим дядей, вспоминает: «Каждый раз, когда он совершал насилие надо мной, я чувствовала себя бессильной и оцепеневшей, одеревеневшей, скованной и растерянной. Почему же происходило это?» Социолог Синтия Тауэр заявляет: «Исследования показывают, что люди, которые в детстве были подвержены насилию, всю свою жизни будут считать себя жертвами». Такие женщины могут выйти замуж за оскорбляющего их человека, они производят впечатление ранимости, или, когда им грозит насилие, они чувствуют себя бессильными отбиться.

У детей обычно имеется приблизительно двенадцать лет, чтобы подготовиться к эмоциям, которые пробуждаются при достижении половой зрелости. Но когда малолетнее дитя понуждается к непристойным актам, чувства, которые возбуждаются в нем, могут ошеломить его. Одно исследование показывает, что это может позже ограничить способность испытывать радость в брачных половых сношениях. Линда, одна из пострадавших, признается: «Я нахожу, что сексуальная сторона брака является самой большой трудностью в моей жизни. У меня возникает страшнейшее чувство, что это мой отец, и у меня вызывается паника». Другие жертвы могут реагировать прямо противоположным образом и развивать навязчивые аморальные желания. «Я вела беспорядочную половую жизнь и вступала в половые связи с совершенно незнакомыми людьми», — признается Юлия.

Потерпевшие насилие могут также испытывать трудность поддерживать здравые отношения. Некоторые просто не в состоянии развить нормальные отношения с мужчинами и с авторитетными лицами. Некоторые своим оскорбляющим и властным поведением могут саботировать дружеские отношения и супружество. А другие склонны полностью избегать тесных связей.

Среди пострадавших есть даже такие, которые направляют свои губительные чувства против самих себя. «Я ненавидела свое тело, потому что оно реагировало на вызванное насилием возбуждение», — признается Вероника. Трагично, что многие жертвы, отчаянно стараясь заглушить свои чувства, страдают от расстройства питания*, от работомании, от злоупотребления алкоголем и наркотиками. Другие проявляют ненависть к себе более прямыми действиями. «Я делала на себе прорезы, впивалась ногтями в свои руки и обжигала себя, — добавляет Вероника. — Мне казалось, что я заслуживаю жестокого обращения с собой».

Нельзя, однако, поспешно заключать, что кто-либо, кто испытывает такие чувства или проявляет такой образ действия, обязательно является жертвой полового насилия. При этом могут играть роль и другие факторы физического или душевного характера. Эксперты, например, говорят, что подобные симптомы часто встречаются среди взрослых, выраставших в расстроенных семьях — там, где родители избивали, унижали и оскорбляли их, не обращали внимание на их физические потребности или там, где родители были или алкоголиками, или наркоманами.

Духовный вред

Коварнейшее из последствий насилия над детьми состоит в том, что оно может причинить духовный вред. Совращение малолетних — „скверна плоти и духа“ (2 Коринфянам 7:1). Совершая порочные действия в связи с ребенком и насилие над его телесными и нравственными границами и злоупотребляя его доверием, насильник отравляет дух ребенка или его преобладающую умонастроенность. Это может позже препятствовать нравственному и духовному развитию жертвы.

В книге Facing Codependence, написанной Пией Меллоди, находится следующее замечание: «Любое серьезное насилие. является также духовным насилием, потому что оно подрывает доверие ребенка к Высшей Силе». Например, христианка Элла спрашивает: «Как могу я думать о Иегове как об Отце, если в моем сознании образ земного отца является образом жестокого и гневного человека?» Другая жертва, Феодосия, говорит: «Я никогда не относилась к Иегове как к Отцу. Как к Богу, Господу, Суверену, Творцу — да! Но не как к Отцу!»

Такие лица не обязательно являются духовно слабыми или не твердо верующими. Наоборот, их постоянное старание следовать библейским принципам служит доказательством, что они духовно крепки! Представим себе, какое, может быть, у них чувство, если они читают из Библии такой стих, как например, Псалом 102:13: «Как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его». Некоторые могут понять это разумом. Однако не имея здравого представления о том, что такое отец, им может быть не легко реагировать эмоционально на этот текст.

Некоторые, возможно, находят трудным быть перед Богом «как дитя» — уязвимым, смиренным, доверчивым. Они, возможно, скрывают свои истинные чувства перед Богом, когда молятся (Марка 10:15). Они, возможно, остерегаются применить к себе слова Давида в Псалом 61:8, 9: «В Боге спасение мое и слава моя; крепость силы моей и упование мое в Боге. Народ! надейтесь на Него во всякое время; изливайте пред Ним сердце ваше; Бог нам прибежище». Чувства вины и недостойности могут даже подорвать их веру. Одна пострадавшая сказала: «Я очень сильно верю в Царство Иеговы. Однако я не действительно чувствую, что я достаточно хороша, чтобы быть там».

Ясно, что не все жертвы пострадали тем же самым образом. Некоторые приблизились к Иегове как к любящему Отцу и не чувствуют никаких препятствий в своих отношениях с ним. Как бы то ни было, если ты являешься жертвой насилия над детьми, то ты, может быть, найдешь очень ценным понять, как это затронуло твою жизнь. Некоторые, может быть, довольны тем, чтобы оставить дела в покое. Однако, если тебе кажется, что вред значителен, то мужайся! Твои раны могут зажить.

[Сноски]

Наше обсуждение сосредоточивается на том, что Библия называет порнея или блуд (1 Коринфянам 6:9; сравни Левит 18:6—22). Это включает в себя все виды безнравственных сношений. Другие аморальные действия, как например, эксгибиционизм, созерцание эротических сцен и смотрение порнографического материала, хотя это и не порнея, также могут причинить душевный вред ребенку.

Поскольку дети склонны доверять старшим, то насилие со стороны доверенного члена семьи, старшего брата, друга семьи или даже постороннего человека представляет собой губительное злоуптребление доверием.

Смотри Пробудитесь! от 8 февраля 1991 г.

СВИДЕТЕЛЬ И ПОТЕРПЕВШИЙ – РЕБЕНОК. СПЕЦИФИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ

Сегодня реальность такова, что мы все чаще сталкиваемся с ситуацией, когда статус свидетеля и потерпевшего в судопроизводстве присваивается ребенку. Посчитать статистику в процентном отношении несложно, если обратиться к таким примерам: семья проходит в полном составе свидетелями по уголовному делу– в семье двое взрослых, трое детей. Следующая ситуация – заведено уголовное дело по факту убийства, единственный и основной свидетель – ребенок; следующая ситуация – бытовые разборки между супругами с тяжкими телесными повреждениями – основные свидетели — двое малолетних детей и т.д. и т.п. Если учесть, что в группу риска в первую очередь попадают социально-неблагополучные семьи, а это зачастую многодетные семьи, то этот список, когда дети являются косвенными или прямыми свидетелями или потерпевшими, может быть бесконечным. По данным аналитического центра Государственной Думы России, 30-40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семьях. Конфликты на бытовой почве уносят жизней больше, чем войны. Инвалиды, престарелые, женщины и дети составляют ежегодно более трети (38%) всех убитых на почве нездоровых семейных отношений. Насилие в семье может быть направлено против любого ее члена, однако, реальные факты свидетельствуют — 95% всех пострадавших от насилия в семье — это женщины и дети.

Исходя из этих данных, следует сделать вывод, что настало время, когда ситуацию со статусом свидетеля и потерпевшего ребенка стоит рассмотреть более глубоко и детально.

Ситуации, по факту которых заводятся уголовные дела, в которых дети являются зачастую основными свидетелями – это всегда стрессовые, шоковые ситуации для детей (потеря близкого человека, угроза жизни близкому человеку, угроза жизни самому ребенку и т.д.). Первыми, кто оказывается рядом с ребенком в этой стрессовой ситуации для него, являются оперативные следователи, дознаватели, у которых в этот момент свои цели и задачи (получить как можно больше информации по данному уголовному делу). Мало кто из них обращает внимание в этот момент на психическое состояние ребенка, так как в следственных мероприятиях он выступает как свидетель или потерпевший, а значит, приравнивается к положению взрослого. И вот здесь ребенок получает вторую травмирующую ситуацию, которая длится на протяжении всех следственных и судебных мероприятий. Хочется отметить, что зачастую взаимодействие с ребенком, в его статусе свидетель и потерпевший, выстраивается, к сожалению, по принципу – «Ты виноват уж в том, что ты ребенок!». То есть, ты слабее меня, глупее меня, доверчивее, а значит, я могу манипулировать тобой, использовать ситуацию, так как мне необходимо, исходя из своих целей и задач. Да, по законодательству, дознание несовершеннолетних детей должно происходить в присутствии взрослых, незаинтересованных по факту уголовного дела (педагоги, психологи, социальные работники), которые и должны взять под контроль данную ситуацию. Но, как правило, на роль таких взрослых попадают совершенно не готовые к стрессовой для них ситуации дознания специалисты. В результате, мы получаем противостояние двух позиций и столкновение разных целей и задач. С одной стороны правоохранительные структуры, с другой стороны правозащитные. При этом ребенок со своим стрессовым состоянием оказывается между ними без соответствующей помощи.

Можно ли исправить данную ситуацию и реально оказать соответствующую помощь ребенку в его статусе свидетеля и потерпевшего, начиная с самого его первого мгновения в этом статусе? И если можно, то, при каких условиях, и какие специалисты должны быть в этот момент рядом с ребенком.

Исходя из нашего практического опыта по оказанию психологической помощи детям — свидетелям и потерпевшим в уголовном судопроизводстве, можно сделать следующие выводы:

— оказывать эффективную психологическую помощь детям — свидетелям и потерпевшим можно только в ситуации тесного сотрудничества юриста и психолога с соответствующей квалификацией.

— реально оказывать такого плана помощь можно только в независимой, выделенной структуре, имеющей широкие полномочия, закрепленные правовой базой, то есть при определенном статусе.

— осуществлять реабилитационную работу с потерпевшими возможно и реально только в специально созданных условиях (то есть, устранив травмирующую ситуацию).

— для осуществления профессиональной юридической и психологической помощи свидетелям и потерпевшим необходимо продумать систему профилактических и реабилитационных мероприятий для специалистов.

Остановимся на специфике работы по оказанию юридической и психологической помощи взрослым и детям в их статусе свидетеля и потерпевшего.

В обозначенных нами условиях, цели и задачи специалистов, которые тесно взаимодействуют со свидетелями и потерпевшими начинают совпадать, а значит и помощь становится позитивной.

В данном случае, когда мы имеем в виду потерпевшего и свидетеля ребенка, все будут защищать интересы самого ребенка, так как цель и задача у разных специалистов одна – это защита свидетеля, в данном случае ребенка.

Специфика психологического сопровождения детей.

Сопровождение процесса (всегда прав ребенок) – об этом должен помнить и юрист, и психолог. Работа с проблемой – ребенок, как правило, не может обозначить проблему и сформулировать запрос.

Работа с состоянием – ребенок не может обозначить свое состояние и, как правило, вытесняет травмирующую ситуацию, часто бывает сложность с отреагированием острого состояния, травмы.

Наиболее результативный метод работы – игровой, так как язык игры, это тот язык, на котором общается ребенок (игровая диагностика, игровая терапия, драматизация, сказкотерапия и т.д.).

Выход на перспективу по совершенствованию юридической и психологической помощи свидетелям и потерпевшим – это организация и создание реабилитационных центров по защите свидетелей с выделением детского отделения.

1. Абраменкова В.В. Социальная психология детства, М.2008.

2. Баева И.А. Психология безопасности как основа гуманитарных технологий в социальном взаимодействии.С-П., 2008.

3. Бондырева С.К. Колесов Д.В. Выживание (факторы и механизмы), М-В,2005

4. Варчук Т.В. Виктимология/ под ред. С.Я. Лебедева. – М.: ЮНИТИ – ДАНА, 2009. – 263 с.

5. Громов В.И., Васильев Г.А. «Энциклопедия безопасности-2». Москва, 2000.

6. Ильин И.А. О сущности правосознания/ подготовка текста и вступительная статья И.Н. Смирнова. – М.:»Рарогь», 1993 – 235 с.

7. Организация экстренной психологической помощи детям и подросткам в России: принципы, стандарты, практика: Сборник материалов. – М,: Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения; Изд-во «Смысл», 2007. – 312 с.

8. Психология экстремальных ситуаций / под ред. В.В. Рубцова, С.Б. Малых, — 2-е изд., стер. – М,: Психологический ин-т РАО, 2008.– 304 с.

9. Ранняя профилактика жестокого и пренебрежительного обращения с детьми: Сборник статей. – М,: Региональный благотворительный фонд «Отклик», 2010.

10. Розенберг Маршалл Язык жизни. Ненасильственное общение / перевод с англ. – М,: ООО Издательство «София», 2009. – 272 с.

Как проводится допрос потерпевшего следователем

Содержание статьи (нажмите чтобы перейти к нужному разделу):

Кратко по теме: допрос потерпевшего в уголовном процессе

Статья актуальна на 2018 год

Может ли потерпевший стать подозреваемым — будет зависеть от самого потерпевшего. Потому давать показания во время следствия или суда для отдельных участников процесса — это право, а не обязанность, и потерпевший — один из таких участников. Поэтому следователь или суд не могут обязать потерпевшего давать показания по делу.

Рассмотрим, показания потерпевшего, их предмет и значение в процессе, как производится допрос потерпевшего следователем, особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля и другие, связанные с этим вопросы.

Показания потерпевшего: понятие, предмет и значение

Уголовный процессуальный кодекс Украины (сокращенно — УПК) определяет «показания» как сведения, имеющие значение для данного уголовного дела, которые следователь получает в ходе допроса устно или письменно. По УПК потерпевшим в Украине может быть как физическое лицо, так и предприятие.

Показания потерпевшего, как источник доказательств, имеют значение только в том случае, если потерпевший воспринимал эту информацию лично. Однако, могут быть определенные исключения. В частности, суд может учесть мнение потерпевшего, если оно базируется на специальных знаниях и вносит ясность в понимание предоставленных показаний.

Также возможна ситуация, когда показания потерпевшего как доказательства по делу — это показания с чужих слов, то есть когда ваши показания основаны на объяснениях другого человека. Такие показания берутся во внимание в порядке исключения при условии, если стороны процесса согласны признать их доказательствами. При этом не будет иметь значения, могут ли допросить того, кто предоставил первичные показания.

Кроме этого, такие показания должны быть подтверждены другими допустимыми доказательствами. Таким образом, показания потерпевшего с чужих слов учитывается только в совокупности с другими доказательствами.

Значение показаний потерпевшего, особенности

Есть определенные особенности, когда показания потерпевшего и свидетеля как доказательства не могут быть приняты.

Например, если допрашиваемый владеет информацией, на разглашении которой прямо установлен запрет. Это различные виды тайн — адвокатская, врачебная, тайна исповеди и т.д. Или если из поставленных вопросов видно, что данные им показания могут лечь в основу подозрения или обвинения против него, близких родственников или членов его семьи.

Поэтому во время допроса целесообразно воспользоваться помощью адвоката, который будет присутствовать при проведении допроса и сможет контролировать его ход, а также содержание вопросов.

Допрос потерпевшего следователем

Допрос потерпевшего начинается с того, что устанавливается личность потерпевшего и выясняются, какие отношения существуют между потерпевшим и обвиняемым. Пострадавший должен получить памятку о правах и обязанностях, если какие-то из прав или обязанностей непонятны, следователь или судья должны их разъяснить. Также потерпевшему разъясняется порядок проведения допроса.

Кроме того, хотя дача показаний потерпевшими является правом, а не обязанностью, если вы уже согласились давать показания, то несете уголовную ответственность за их правдивость. Поэтому потерпевшего предупреждают об этом перед началом допроса.

По времени допрос не может продолжаться более, чем 2 часа без перерыва, а в целом — более 8 часов в день.

Во время допроса может осуществляться фото-, аудио- и / или видеофиксация.

Потерпевший может также письменно дать свои показания, по которым ему могут задать дополнительные вопросы. Использовать во время допроса письменные документы можно только в том случае, если показания связаны с вычислениями и другой информацией, которую трудно удержать в памяти.

Допрос проводится по месту проведения следствия или в другом месте с согласия потерпевшего.

Если есть расхождения в показаниях двух или более уже допрошенных участников процесса, то может быть проведен одновременный допрос. Перед таким допросом также устанавливается отношения допрашиваемых лиц и выясняется, знают ли они друг друга. Затем по очереди они дают показания, после чего следователь задаёт вопросы. Также участники могут задавать вопросы друг другу, не выходя за рамки предмета допроса.

Особенности допроса несовершеннолетнего

Действующим законодательством предусмотрены определенные особенности допроса детей для обеспечения дополнительных гарантий защиты их прав.

В частности, это такие особенности допроса:

  • особенности в составе участников допроса: обязательным является присутствие законного представителя, педагога или психолога, а при необходимости и врача, которые также могут задавать вопросы или возражать против поставленных следователем вопросов ребенку;
  • если участие законного представителя может повредить интересам ребенка, то следователь по ходатайству самого ребенка или по собственной инициативе вправе ограничить участие законного представителя в допросе или вообще устранить его от участия в деле и привлечь вместо него другого законного представителя;
  • сокращенная продолжительность допроса: не более 1 часа без перерыва, а всего на день не более 2 часов (вместо 8 для совершеннолетних);
  • особенности по предупреждению об уголовной ответственности за ложные показания: предупреждаются только несовершеннолетние с 16 лет. До 16 лет ребенку объясняется лишь о необходимости дачи правдивых показаний, но не предупреждают об ответственности;
  • если уголовное дело касается преступлений против половой свободы и неприкосновенности или преступлений совершенных с применением или угрозой применения насилия, ребенка нельзя допрашивать вместе с подозреваемым;
  • если необходимо защитить права ребенка или объективно выяснить обстоятельства дела, то допрос ребенка может быть проведен вне зала судебного заседания в дистанционном порядке в другом помещении с использованием видеоконференции (об этом более подробно поговорим дальше).

Дистанционный допрос потерпевшего по уголовному делу

Дистанционный допрос — это допрос в режиме видеоконференции, который транслируется из другого помещения. Решение о таком допросе принимает следственный судья как по собственной инициативе, так и по инициативе других участников процесса. Потерпевший может возразить против такого допроса. Тогда решение о его проведении (несмотря на возражения потерпевшего) может быть принято по уважительным причинам.

При таком допросе должно быть обеспечено надлежащее качество воспроизведения изображения и звука, информационная безопасность, а также возможность задавать вопросы и получать ответы, реализовывать другие права и обязанности, вручение памятки о процессуальных правах.

При таком допросе должны быть проверены документы, удостоверяющие личность допрашиваемого. Должностное лицо органа досудебного расследования должно находиться рядом с допрашиваемым до конца допроса.

Если в отношении потерпевшего принимаются меры обеспечения защиты, то в таком случае должен быть изменен его голос и внешность, чтобы его невозможно было узнать.

Когда может проводиться дистанционный допрос

В каких же случаях может проводиться дистанционный допрос потерпевшего:

  • в случае невозможности личного участия в процессе по состоянию здоровья или по другим уважительным причинам;
  • если необходимо обеспечить защиту потерпевшему;
  • если допрашивается несовершеннолетний потерпевший;
  • если необходимо обеспечить оперативность расследования;
  • по иным причинам.

Особенности потерпевшего при квалификации деяния по ст. 106 УК РФ

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 2338 раз

Библиографическое описание:

Вакалюк Е. С. Особенности потерпевшего при квалификации деяния по ст. 106 УК РФ // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 204-206. — URL https://moluch.ru/archive/44/5369/ (дата обращения: 28.10.2018).

В качестве факультативного признака объекта преступления принято выделять личность потерпевшего. Согласно ст.42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Потерпевшим в результате совершения деяния, предусмотренного ст. 106 УК РФ во всех случаях является новорожденный ребенок. В этой связи необходимо рассмотреть признаки новорожденности.

Это возрастной период, в который происходит первичная адаптация ребенка к окружающему миру. У ребенка к моменту рождения оказываются достаточно развитыми обоняние, тактильная, болевая, температурная, вестибулярная и кинестетическая чувствительность. В первые же дни жизни фиксируются способности слышать и различать звуки по высоте, тембру и громкости, видеть и различать зрительные стимулы по форме, величине, конфигурации. В этот период происходит настройка ребенка на общение со взрослыми.

Новорожденным является младенец, который появился на свет живым, способен продолжить жизнь вне материнского организма. Чтобы плод был жизнеспособным, он должен достигнуть известной степени зрелости и не иметь уродств, не совместимых с жизнью [1, c .173]. В каждом заключении судебно – медицинской экспертизы должна устанавливаться жизнеспособность ребенка, что является необходимым для правильной квалификации деяния.

В уголовном законодательстве не раскрывается понятие новорожденный ребенок и не содержит указания на сроки, в течение которых ребенок является таковым. Медицинские науки различной направленности также не дает конкретного ответа на данный вопрос, в связи с чем возникают определенные трудности, которые могут в последствии повлечь неверную квалификацию.

Так, в педиатрии период новорожденности признается равным одному месяцу, в акушерстве – одной неделе, в судебной медицине – одним суткам [2, c .31]. Какой срок применять на практике остается открытым и на законодательном уровне на сегодняшний день не решен.

В литературе были высказаны различные мнения. Стоит, на наш взгляд, согласится с мнением Э.Ф. Побегайло, что перечисленные критерии должны использоваться в зависимости от особенностей объективной стороны рассматриваемого деяния. Он говорит, в случае убийства ребенка во время или сразу же после родов для определения периода новорожденности должен использоваться судебно-медицинский критерий, в остальных случаях должен использоваться педиатрический критерий [3, c .238].

Кривошеин П. указывает, что течение суток следует исчислять с момента полного выхода ребенка из организма матери. Если же лишение жизни произошло во время физиологических родов, то будет иметь место либо невиновное причинение вреда, либо искусственное прерывание беременности, в зависимости от обстоятельств. Считаем, что данная позиция противоречит законодательству, поскольку законодатель предусмотрел убийство новорожденного во время родом, а именно с момента их начала, то есть с момента начала схваток. Предполагается, что в данный момент ребенок является «условно» новорожденным, поскольку в факте его живорождения необходимо удостоверится.

Также считаем неприемлемой позицию, что в каждом конкретном случае нужно устанавливать свой промежуток времени в течение которого ребенок будет являться новорожденным [4, c .174].

Приемлемой является позиция, что новорожденным должен признаваться ребенок, если какая – либо часть его тела появилась из утробы матери в процессе физиологических родов и до прекращения особого психофизиологического состояния матери, вызванного родами. Согласно данной позиции получится обобщенный критерий, который охватывает в себе три вышеуказанных. Введение такого критерия, несомненно, облегчит деятельность правоприменителя, но в то же время создать разногласия в терминологии уголовного права и медицине.

Также не стоит производить подмену понятий «новорождение» и «жизнеспособность». Отсутствие жизнеспособности в родившемся живым ребенке не имеет значения для квалификации. Если же ребенок родился мертвым, а женщина об этом не знает, тогда действия роженицы квалифицируются как покушение на убийство новорожденного. В данном случае покушение на «негодный» объект.

Представляется, что понятие «новорожденный ребенок» должно быть рассмотрено как минимум на уровне судебной практики в соответствующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, в котором также должны быть рассмотрены вопросы, касающиеся начала жизни и начала ее уголовно – правовой охраны. Также в Пленуме должны быть рекомендации для органов предварительного расследования по наиболее точному установлению и доказываю состояния матери, возникшего вследствие родов и продолжающегося до момента совершения убийства новорожденного.

Послеродовой период, в течение которого происходит восстановление женского организма, длится 6-8 недель после родов [5, c .29]. Именно с данным состояние связано выделение ст. 106 УК РФ в привилегированный состав преступления. Период же новорожденности ребенка равен в педиатрии 4 неделям. Исходя из этого следует, что временные сроки новорожденности ребенка и особого состояния матери, вызванного родами не совпадает. В связи с этим, представляется, что для более точной квалификации в данном случае понятие «новорожденный ребенок» необходимо заменить понятием «ребенок», а данную статью назвать «Детоубийство».

Согласно диспозиции рассматриваемой потерпевшим может быть только один новорожденный ребенок. Сразу же возникает вопрос – как квалифицировать подобное деяние при многоплодной беременности. Не смотря на то, что многоплодные беременности составляют не более 1,5 % от их основной массы, жизнь каждого ребенка должна быть защищена в равной степени. Полагаем, что убийство близнецов серьезно повышает степень общественной опасности содеянного, и в связи с этим считаем необходимым дополнить рассматриваемую норму второй частью, которая будет предусматривать ответственность матери за убийство двух или более детей.

Более наглядно такая ситуация видна на примере: 32-летняя жительница города Кстова Нижегородской области обвиняется по ст. 106 УК РФ по факту убийства двух новорожденных дочерей. Согласно материалам уголовного дела, в 2004-2005 годах Т. проживала вместе со своим находящимся в розыске сожителем и двумя детьми в квартире у отчима сожителя. После задержания сожителя в апреле 2005 года Т. осталась проживать в той же квартире вместе со своими детьми. Забеременев осенью 2005 года от своего знакомого, личность которого следствием не установлена, обвиняемая, опасаясь, что ее прогонят из квартиры, пыталась прервать беременность, но за медицинской помощью не обращалась. После родов, произошедших днем 26 апреля в квартире, Т. решила убить двух новорожденных девочек с целью сокрытия от матери и отчима своего сожителя факт своей беременности и родов. Сначала она поместила детей в кастрюлю с водой, а затем, чтобы добиться смерти новорожденных, положила их в полиэтиленовый пакет и плотно завязала его. Оба ребенка скончались от асфиксии [6].

В данном случае квалификация по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна, поскольку ст. 106 УКРФ по отношению к ст.105 УК РФ является специальной. Если исходить из того, что убийство двух новорожденных будет учитываться судом при назначении наказания (а ст. 106 УК РФ предусматривает лишение свободы до пяти лет), то, как нам кажется, не будет реализован в полной мере принцип справедливости назначения наказания.

В завершении исследования объекта преступления стоит еще раз отметить, что жизнь человека является высшей ценностью демократического общества, а право на жизнь закреплено основным законом РФ и международными актами.

Сердюков М.Г. Судебная гинекология и судебное акушерство. М., 1964., С.173.

Вермель И.Г. Сложные вопросы судебной медицины. – Свердловск. 1989. С.31.

Побегайло Э.Ф. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1997. С.238.

Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С.174.

Сорокина Т.Т. Роды и психика. Практическая медицина. Практическое руководство. – Минск. 2003, С.29.

www . regnum . ru / news /640179. html

А потерпевший-то кто?. Статьи по предмету Уголовный процесс

А ПОТЕРПЕВШИЙ-ТО КТО?

В. МОЛОДКИН

Владимир Молодкин, юрист 1-го класса, г. Санкт-Петербург.

Потерпевшим от преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, является несовершеннолетний ребенок, на содержание которого взысканы алименты, однако в правоприменительной практике мнения по этому вопросу расходятся, причем она отличается многообразием даже в пределах одного региона.

В Приморском районе Санкт-Петербурга потерпевшим признается несовершеннолетний, на содержание которого взысканы алименты, в Кронштадтском — его законный представитель, в пользу которого они взысканы, а в Выборгском уже два потерпевших: и несовершеннолетний, и законный представитель.
Согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.
Таким образом, исходя из гипотезы данной статьи следует вывод, что основанием считать лицо потерпевшим может являться только наличие достаточных доказательств, свидетельствующих о причинении этому лицу преступлением вреда.
Как справедливо указывает С. Мартыненко, «при совершении корыстного преступления в отношении несовершеннолетнего необходимо определять, кто именно является собственником предмета преступного посягательства: сам несовершеннолетний, либо его законные представители, либо третьи лица, то есть кому именно из них был причинен имущественный вред» .
———————————
Мартыненко С.Б. Представительство несовершеннолетних на досудебных стадиях уголовного процесса: Дис. . канд. юрид. наук. СПб., 2000.

Для определения, кому же причиняется вред при совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, необходимо прежде всего уяснить сущность алиментных правоотношений и алиментных обязательств в семье.

Сущность алиментных правоотношений

В научной литературе подход к понятию «алиментное обязательство» сложился достаточно единообразно и существенных споров не вызывает. Так, Э. Страунинг определяет алиментное обязательство как «семейное правоотношение, в силу которого одни субъекты семейных правоотношений обязаны предоставлять другим субъектам семейных правоотношений содержание, а последние вправе требовать предоставления такого содержания» . А. Сергеев дает следующее определение: «Алиментное обязательство — такое гражданское правоотношение, в силу которого алиментно-обязанное лицо (плательщик) обязуется предоставлять другому лицу (получателю алиментов) имущественное содержание на условиях, установленных семейным законодательством и соглашением сторон» .
———————————
Еремичев И.А., Страунинг Э.Л. Семейное право. М.: ИНФРА-М, 2002.
Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2006. Т. 3.

Есть и иные определения, но, по мнению большинства авторов, алиментное обязательство есть установленная законодательством обязанность определенных членов семьи содержать других нуждающихся в этом нетрудоспособных членов семьи, и его цель — предоставление содержания нуждающемуся лицу.
Статья 60 СК РФ относит право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи к имущественным правам ребенка. Поэтому, как справедливо замечает А. Сергеев, «управомоченной стороной в алиментном обязательстве является именно сам получатель алиментов, а не лицо, которое действует от его имени» .
———————————
Там же.

Согласно ч. 2 ст. 60 СК РФ суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка, то есть алименты являются собственностью ребенка и имеют строго целевой характер, поскольку должны расходоваться лицами, в распоряжение которых они поступают, исключительно на его нужды. В данном случае сложно не согласиться с О. Капитовой, которая указывает, что «право на содержание — безусловное право ребенка, возникающее с момента рождения. Но в связи с тем, что несовершеннолетний ребенок в возрасте до 14 лет не обладает дееспособностью, то алиментные суммы поступают в распоряжение родителя, на воспитании у которого он находится» .
———————————
Капитова О.В. Правовая природа механизма алиментирования в семейном праве Российской Федерации.

Из всего сказанного следует, что право на алименты — это право ребенка, а не родителя, который его воспитывает, проживая вместе с ним.
Действительно, уклонение родителей от содержания детей ухудшает условия их жизни, влияет на состояние здоровья, нарушает нормальное развитие несовершеннолетних, поэтому материальный вред от данного преступления причиняется именно ребенку, а не родителю, в распоряжение которого должны поступать алиментные суммы.

Несовершеннолетний возраст — не препятствие

Безусловно, что потерпевшими от преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, являются несовершеннолетние дети и усыновленные.
На той же позиции стоят многие ученые (Т. Кошаева, Н. Гуль, Л. Кружалова, И. Морозова, Н. Кадников и др.).
Данное положение отмечено и в судебной практике, например в Постановлении Пленума ВС РФ от 19.03.1969 N 46 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 122 УК РСФСР» (ст. 122 УК РСФСР — злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей). В Постановлении указывается, что потерпевшими от преступления, предусмотренного ст. 122 УК РСФСР, являются несовершеннолетние или совершеннолетние нуждающиеся нетрудоспособные дети, от содержания которых, несмотря на вынесенное судом решение, злостно уклоняются родители, а также лица, в пользу которых взысканы алименты на этих детей.
Несмотря на то что Постановлением Пленума ВС РФ от 06.02.2007 N 8 указанное Постановление N 46 признано утратившим силу, это вовсе не означает, что оно потеряло свою юридическую актуальность и некоторые его положения не могут быть применены на практике.
Также следует обратить внимание и на Постановление Пленума ВС РФ от 29.06.2010 N 17, в котором говорится, что «лицо, пострадавшее от преступления, признается потерпевшим независимо от его гражданства, возраста, физического или психического состояния и иных данных о его личности», то есть несовершеннолетний возраст ни в коем случае не может служить препятствием для признания лица потерпевшим.

А что же законный представитель?

Что же касается законного представителя несовершеннолетнего, в пользу которого, как правило, взыскиваются алименты, то следует помнить, что институт законного представительства всего лишь призван возместить неспособность несовершеннолетнего самостоятельно защищать свои права и интересы и поэтому, как справедливо замечает Б. Безлепкин, «законный представитель потерпевшего в уголовном судопроизводстве действует не вместо потерпевшего, а наряду с последним» .
———————————
Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М.: Юристъ, 2004.

Таким образом, на наш взгляд, юридически грамотно и правильно будет признавать потерпевшим от преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, именно несовершеннолетнего ребенка, а не его законного представителя, что имеет место на практике.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.