Постановление пленума 1994 моральный вред

Постановление пленума 1994 моральный вред

Ключевые слова: КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА; ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ; РАЗМЕР КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА; СПОСОБ ЗАЩИТЫ; COMPENSATION OF MORAL HARM; PROTECTION OF RIGHTS OF CONSUMERS; THE AMOUNT OF COMPENSATION OF MORAL HARM; PROTECTION METHOD.

Гражданский кодекс Российской Федерации [1] (далее – ГК РФ) относит компенсацию морального вреда к способам защиты гражданских прав, перечисленным в статье 12. Более подробно содержание данного способа защиты описывает статья 151 ГК РФ. Буквально, моральный вред определяется как физические или нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага.

Более детальное определение дает Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» [2], в котором под моральным вредом понимаются «нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина».

Стоит отметить, что норма статьи 151 ГК РФ о компенсации морального вреда содержит отсылку, согласно которой рассматриваемый способ защиты гражданских прав применяется и «в других случаях, предусмотренных законом».

Так, Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» [3] (далее – Закон) в статье 15 определяет, что «моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины».

Пункт 2 статьи 1099 ГК РФ [4] гласит, что моральный вред в отношении нарушенных имущественных прав граждан подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом. Введение в Закон «О защите прав потребителей» данного способа защиты гражданских прав обусловлено тем, что изначально в данной сфере гражданских правоотношений потребитель является более уязвимой стороной и нуждается в дополнительных способах защиты.

При этом из положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» [5] следует, что достаточным условием для удовлетворения иска по вопросу о компенсации морального вреда потребителю является установленный факт нарушения прав потребителя. Тем самым можно говорить об установлении презумпции вины нарушителя прав потребителя. С одной стороны, это позволяет облегчить применение данного способа защиты гражданских прав (потребителю достаточно доказать лишь факт причинения ему вреда вследствие нарушения законодательства о защите прав потребителей); но с другой стороны презюмирование вины нарушителя дает возможность злоупотребления потребителем предоставленным ему правом.

По смыслу законодательства компенсация морального вреда в сфере защиты прав потребителей осуществляется независимо от возмещения понесенных потребителем убытков и возмещения имущественного вреда, а размер такой компенсации определяется судом в каждом конкретном случае исходя из характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий, основываясь на принципах разумности и справедливости. Также суд должен учитывать степень вины причинителя вреда (поскольку в рассматриваемой сфере вина является основанием причинения вреда), а также фактические обстоятельства дела и индивидуальные особенности личности потребителя — потерпевшего. Минимальный и максимальный размер компенсации морального вреда законодателем не установлен.

В соответствии со статьей 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Так как при определении размера компенсации морального вреда суд должен исходить из принципов разумности и справедливости, потребитель должен иметь в виду, что факт причинения морального вреда, а также его степень должны быть обоснованно доказаны. Как показывает практика, потребители в исковых требованиях часто указывают необоснованно высокий размер компенсации морального вреда. При этом суды, в свою очередь, либо отказывают в удовлетворении таких требований, либо снижают размер компенсации.

Так же стоит отметить, что вопрос об определении размера компенсации морального вреда судом остается проблемным, так как данная категория в значительной степени подвержена субъективному восприятию.

Компенсация морального вреда является мерой юридической ответственности, в связи с чем, по нашему мнению, ее размер для сходных случаев должен носить определенный предсказуемый характер, поэтому представляется необходимым на уровне Постановления Пленума Верховного суда РФ закрепить конкретные критерии и методику определения размера компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей.

Таким образом, можно прийти к выводу, что компенсация морального вреда как способ защиты прав потребителей — довольно неоднозначный институт. С одной стороны, с ее помощью обеспечивается дополнительная защита прав потребителя как заведомо более слабой стороны договора. С другой стороны, предоставленная законом возможность безусловной компенсации морального вреда при нарушении прав на практике часто приводит к злоупотреблению потребителями данным способом защиты. Как представляется, разработка методики определения размера соответствующей компенсации при нарушении прав потребителей будет способствовать минимизации подобных злоупотреблений.

Постановление пленума 1994 моральный вред

Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав. «Правосудие в Татарстане», № 1 (37) 2009 версия для печати
Надежда Никулина

городского суда РТ,

Общепризнано, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенства общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека (Всеобщая декларация прав человека; Международный пакт о гражданских и политических правах и др.), предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека. Конституция Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает их эффективную охрану и защиту.

Традиционно личные гражданские права защищались гражданским законодательством. Их особенность — связанность с личностью. Человек, не обеспеченный возможностью защиты принадлежащих ему основных прав – права на жизнь, здоровье, неприкосновенность личности и т.д., не может быть свободен в имущественном обороте. Поэтому защита нематериальных благ и связанных с ними личных неимущественных прав имеет важнейшее значение, особенно в период формирования и активного развития правовой системы. Ведь без защиты основ невозможно построить все остальное.

Одним из способов защиты гражданских прав выступает компенсация морального вреда.

Данный способ защиты состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав.

В качестве общеправовой нормы возмещение в материальной форме за причиненный гражданину моральный вред (физические или нравственные страдания) появилось в российском законодательстве с 3 августа 1992 г. — даты введения в действие на территории России Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. Возмещение морального вреда предусматривалось ст.131 указанных Основ. Моральный вред в ст.131 Основ был определен как «причинение гражданину физических или нравственных страданий»[1]. Что же касается условий компенсации морального вреда, то в качестве таковых предусматривались противоправность действий, причинивших вред, и вина причинителя вреда. Моральный вред возмещался в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом, причем независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Возмещение морального вреда предусматривалось независимо от того, причинен ли этот вред посягательством на личное неимущественное право или на имущественное право потерпевшего лица.

Эти правила действовали до 1 января 1995 года. С этой даты на смену им пришли нормы о моральном вреде и его компенсации, зафиксированные в Гражданском кодексе РФ. Статья 151 ГК РФ определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991 г. Союза ССР и республик, а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст.151 ГК РФ. А вот если моральный вред причинен посягательством на какое-либо материальное благо, которое находит своё выражение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, такое возмещение предусматривающий.

Развернутое определение понятия “моральный вред” содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием), посягающим на принадлежащие гражданину (от рождения или в силу закона) нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающим его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства, другие неимущественные права) в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности и др. либо имущественные права гражданина[2].

Содержание «морального вреда» как «страданий» означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Проявлением переживаний может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия[3].

Одним из спорных моментов, постоянно возникающих в судебной практике, является проблема определения размера компенсации морального вреда. По мнению автора, это один из наиболее важных и наименее урегулированных вопросов.

В ст.151 ГК РФ законодатель установил ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

— степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

— иные, заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие второй части ГК РФ этот перечень был дополнен следующими критериями в ст.1101:

— характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

— требования разумности и справедливости.

Кроме того, ряд положений, касающихся определения размера компенсации морального вреда, содержится в других законодательных актах и постановлениях Верховного Суда РФ. В частности:

1) вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме (п.1 ст.1064 ГК РФ);

2) размер компенсации морального вреда определяет суд (ч2 ст.151 ГК РФ);

3) размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения подсудимого (Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре»[4]).

Одним из критериев оценки размера компенсации является степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Перечни случаев, когда вина не является основанием ответственности, указаны в ст.1100 ГК РФ. Здесь, прежде всего, следует отметить, что при так называемой смешанной вине, т.е. при наличии вины потерпевшего в причинении ему морального вреда, должны применяться нормы ст.1083 ГК РФ. В таких ситуациях должна учитываться и степень вины причинителя вреда (т.е. умысел или грубая неосторожность), а также отсутствие вины причинителя вреда — если он обязан возмещать его независимо от вины.

При этом ст.151 ГК РФ обязывает суд при определении размера компенсации принимать во внимание “степень вины нарушителя” всегда, а ст.1101 ГК РФ — учитывать “степень вины причинителя вреда”, но лишь в тех случаях, “когда вина является основанием возмещения вреда”.

Следующими критериями являются степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего (ст.151 ГК РФ). Под степенью страданий следует понимать глубину страданий (“глубина страданий” — возможно не очень хорошее сочетание, но именно так мы говорим, испытывая, например, боль — “сильная боль”, “терпимая боль”, “слабая боль”, “нетерпимая боль”, это определяет, насколько глубоко страдание).

Для целей компенсации морального вреда законодатель подразделил страдания, как общее понятие, на нравственные и физические.

Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения); под видами нравственных страданий — страх, горе, стыд; беспокойство, унижение и другие негативные эмоции.

Такие критерии как разумность и справедливость целесообразно рассматривать с учетом ст.6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме, при невозможности использования аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Эти понятия дают большой простор судейскому усмотрению при решении конкретного дела. При определении размера компенсации морального вреда, прежде всего, принимается во внимание то, что глубина страданий не поддается точному измерению и в деньгах неизмерима в принципе. Поэтому нельзя говорить о какой-либо эквивалентности ее размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям.

Неразумно и несправедливо было бы присудить при прочих равных обстоятельствах (равной степени вины причинителя вреда, отсутствии существенных индивидуальных особенностей потерпевшего и других заслуживающих внимания обстоятельств) компенсацию лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на неприкосновенность произведения, в размере, равном или большем, компенсации, присужденной лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на здоровье, выразившееся в утрате зрения или слуха (обобщение судебной практики позволяет сделать вывод о том, что подобные случаи нередки). Поэтому требование разумности и справедливости следует рассматривать как обращенное к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда.

Например, рассматривая иск Шарипова А.Р., Шариповой С.А., Бигаевой М.А. к Открытому акционерному обществу «Татнефтегеофизика» г.Бугульма, о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с повреждением здоровья, суд установил, что потерпевшим в результате дорожно-транспортного происшествия причинены телесные повреждения различной степени тяжести, причинен существенный вред здоровью, нарушены личные нематериальные блага и права.

В связи с этим судом сделан вывод о частичном удовлетворении требований о компенсации морального вреда, в разумных пределах, с учетом обстоятельств дела, степени страданий, положения ответчика и неосторожной формы вины третьего лица водителя Железнова Д.Н.

«Так, Шарипову А.Р. причинены телесные повреждения средней тяжести, выразившиеся в закрытом оскольчатом переломе правой ключицы со смещением отломков. Для компенсации морального вреда суд считает достаточным 20 000 руб.

Шариповой С.А. причинены телесные повреждения средней тяжести, выразившиеся в сотрясении головного мозга, ушибленной раны правой височной части, травматической отслойке кожи по 2-му типу, гематоме левой голени, а также психические травмы стрессом и шоком от происшедшего. Для компенсации морального вреда суд считает достаточным 10 000 руб.

Шарипову Р.А., 1989 года рождения, причинены телесные повреждения, выразившиеся в черепно-мозговой травме, повлекшей вегето-сосудистую дистонию, посттравматическую энцефалопатию. Для компенсации морального вреда суд считает достаточным 20 000 руб.

Шарипову А.А., 1995 года рождения, был причинен глубокий психологический шок и нервный стресс происшедшим. Для компенсации морального вреда суд считает достаточным 10 000 руб.

Несовершеннолетней Бигаевой И.Л., 1991 года рождения, были причинены тяжкие телесные повреждения, выразившиеся в открытой черепно-мозговой травме в форме ушиба головного мозга средней степени, линейного перелома лобной кости, нанесены ушиблено-скальпированные и размозженные раны правой лобной, височной частей с дефектом кожи размером 9х6 см, ссадин и кровоподтеков мягких тканей, привели к глубокому оглушению и потере сознания, в силу чего она находилась в реанимации лечебного учреждения с 01.06. по 05.06.2002 г., в последующем получала длительное лечение, травмы причинили ей неизгладимые следы на лице, что усматривается из фотографии. В настоящее время Бигаева И.Л. сильно страдает от головных болей. Для компенсации морального вреда суд считает достаточным и разумным сумму в 100 000 руб.».[5]

Практика применения норм о компенсации морального вреда выработала ряд дополнительных рекомендаций для определения размера компенсации. Так, в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 1994 года № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» [6] указано, что размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

Что касается критериев учета индивидуальных особенностей потерпевшего и обстоятельств причинения морального вреда, то эти критерии наиболее зависят от вида правонарушения, его тяжести. Так, моральный вред, причиненный неосторожным правонарушением должен компенсироваться в меньшем размере, нежели вред, причиненный умышленно.

Некоторые из этих особенностей и обстоятельств являются общими для всех видов правонарушений (так, добровольная компенсация правонарушителем причиненного морального вреда или совершение им иных действий, направленных на сглаживание причиненных страданий, всегда должна повлечь существенное снижение размера компенсации).

В заключение хотелось бы отметить, что институт компенсации морального вреда, имеющий большое значение для защиты, прежде всего, таких прав и благ, которые носят личный неимущественный характер, нуждается в дальнейшем правовом регулировании. В частности, законодателю следовало бы урегулировать один из наиболее злободневных вопросов, связанных с компенсацией морального вреда, — это вопрос о размере компенсации. До тех пор, пока суд не определит размер компенсации, этого размера не существует, поскольку законодатель не установил какого-либо денежного эквивалента “единицы страданий”, оставив решение вопроса о размере компенсации на усмотрение суда.

Судебная практика показывает, что размеры компенсаций могут быть установлены при равных фактических обстоятельствах абсолютно разные, что в конечном итоге позволяет говорить о неравенстве субъектов правоотношений перед законом и судом.

[1]Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31.05.91 №2211-1, ст.131// «Ведомости СНД и ВС СССР», 26.06.1991, N 26, ст.733.

[2]Постановление Пленума Верховного суда РФ № 10 от 20.12.94 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // «Российская газета», N 29, 08.02.1995.

[3]Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М., 2000. С.1.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» (в ред.Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 06.02.2007 г.) // «Бюллетень ВС РФ», № 7, 1996; «Бюллетень ВС РФ», № 5, 2007 г.

[5] Гражданское дело № 2-584/2005 // Архив Набережночелнинского городского суда.

[6]Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (в ред.Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.05.2007г. № 24) // «Российская газета», N 230, 26.11.1994 г.; «Российская газета», N 107, 23.05.2007 г.

Возмещение морального вреда судом

Автор: Светлана Трошина

Пунктом 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в обновленной редакции) говорится о том, что вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки. Суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон, какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

Статьей 15 закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» предусмотрена возможность компенсации морального вреда потерпевшему потребителю. Размер компенсации морального вреда в соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации определяется судом.

В соответствии с пунктом 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 7 29.09.1994 применительно к статье 15 закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) на основании договора с ним, его прав, предусмотренных федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, возмещается причинителем вреда только при наличии вины (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 10, от 06.02.2007 № 6).

Поскольку моральный вред определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 6).

Нормообразующая фраза «должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае» носит оценочный характер. Судом определяется степень нравственных и физических страданий (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации), причиненных гражданско-правовым деликтом.

В абзаце 2 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в обновленной редакции) устанавливается обязанность суда выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Особенность регулирования гражданско-правовых отношений в настоящее время состоит в том, что преступления притворно облекаются в форму гражданско-правовой сделки. Для установления причинно-следственной связи между противоправными действиями и преступным результатом необходимо проведение досудебного расследования в форме дознания или следствия. Однако проверка сообщения потерпевшей стороны органами полиции вопреки совместному приказу МВД от 29.12 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» (с последующими изменениями) не проводится. Выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, не предусмотренным статьями 24-27 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации. Например, в связи с тем, что запрашиваемая сторона не ответила на запрос следователя, опрашиваемая сторона обязалась вернуть долг, неизвестно местонахождение разыскиваемого лица или невозможно установить разыскиваемое лицо и проч.

В гражданском процессе существует презумпция добросовестности сторон гражданско-правовой сделки. В соответствии с пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Доказать недобросовестность одной из сторон договора вправе лишь наделенное процессуальными правами должностное лицо (дознаватель, следователь) при постановлении обвинительного акта или обвинительного заключения. Презумпция невиновности в уголовном процессе преодолевается полученной и закрепленной в процессуальном порядке совокупностью доказательств.

В гражданском процессе сторона лишена возможности предоставления суду доказательств, подтверждающих криминальное поведение второй стороны процесса. Во всяком случае, поскольку потерпевшая сторона не имеет полномочий на проведение процессуальных действий, то представленные ею доказательства о виновности второй стороны судом могут быть признаны недопустимыми.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (пункт 2 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), однако данный принцип jas cogans грубо попирается судом, что совершенно очевидно для участников гражданского процесса.

В соответствии с пунктами 7, 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24.06.2008 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в сборе и истребовании доказательств (часть 1 статьи Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судья оказывает содействие в истребовании доказательств от организаций, в частности, письменных доказательств (частями 1, 2 статьи 57, пунктом 9 части 1 статьи 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд нарушает часть 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, требования о всестороннем, полном, объективном, непосредственном исследовании доказательств.

Судом первой инстанции в нарушении пункта 2 части 1 статьи 149, части 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказывается истцу в истребовании доказательств, подтверждающих исковые требования. Таким образом, суд заведомо предопределяет исход дела в пользу ответчика. Суд отказывает истцу в истребовании всех доказательств, подтверждающих вину ответчика в удержании денежных средств. Такой отказ заведомо неправомерен, поскольку истцом представлено в суд письмо ответчика, подтверждающее его отказ предоставить истцу необходимые документы.

Обращение потерпевшего потребителя к ответчику за истребованием доказательств в подтверждение исковых требований и факта причинения морального вреда не имеет положительного результата. Ответчик отказывает истцу в предоставлении информации. В соответствии с частью 2 статьи 9 федерального закона № 152-ФЗ от 27.07.2006 «О персональных данных», предоставляются персональные данные лиц в целях защиты прав и законных интересов других лиц, а также на основании части 1 статьи 18 и статей 14, 20 федерального закона № 152-ФЗ от 27.07.2006, положения ЦБРФ № 302-П, инструкции ЦБРФ 28-И, банк-ответчик обязан предоставить истцу-вкладчику документы и информацию по вкладу по первому требованию.

Суд отказывает истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании мемориального исправительного ордера, при этом не выясняются обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела – составлялось ли банком по заявлению третьего лица платежное поручение для перечисления денежных средств на счет истца.

В нарушение пункта 2 части 1 статьи 149 и части 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не выполняет обязанности истребовать доказательства от ответчика в подтверждение исковых требований и факта причинения морального вреда.

Нарушается судом принцип процессуального равноправия сторон гражданского процесса вопреки требованиям статей 6, 12, а также пункта 2 части 1 статьи 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Судом попирается правовая гарантия, предусмотренная основным законом Российской Федерации – статьи 37 Конституции РФ.

Судом первой инстанции нарушается принцип состязательности сторон гражданского процесса, конституционное равноправие граждан. К тому же, судом заведомо существенно нарушаются нормы процессуального права: статей 56, 57, 60, 67, пункта 2 части 1 статьи 149, пункта 9 статьи 150, статьи 55 Конституции РФ.

Судом первой инстанции в нарушение статей 79, 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статей 25, 16 федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» не назначается судебно-медицинская экспертиза. Однако незаконно возлагается заведомо невыполнимая обязанность на истца по доказыванию причинно-следственной связи между действиями ответчика по удержанию вклада истца и наступившими последствиями причинения вреда здоровью истца вследствие недостатка питания и отсутствия медикаментов.

Судом первой инстанции нарушаются требования статьи 60 и части 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии с частью 5 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд должен убедиться в тождественности копии документа и его оригинала, а также сохранности копии документа в материалах дела (часть 6 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 5 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан убедиться, что документы исходят от органа, уполномоченного представить данный вид документов. В соответствии с частью 6 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд проверяет: не произошло ли при копировании изменения содержания копии документа, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала. Однако оригинал документов ответчиком суду не представляется. Судом принимаются от ответчика в качестве доказательства копии документов, в которые при копировании внесены изменения по сравнению с содержанием оригинала документа.

В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.08 № 12 не рекомендуется устанавливать ограничения для подачи частных жалоб на определение суда в отказе в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств в порядке пункта 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, если истребование стороной доказательств затруднено. Однако кассационной инстанцией частная жалоба на определения суда об отказе в истребовании доказательств не рассматриваются, и прекращается производство.

Судом кассационной инстанции нарушается пункт 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24.07.2008 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции». Суд кассационной инстанции отказывает истцу в истребовании допустимых и относимых доказательств, которые не были представлены в суд первой инстанции в связи с отказом истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств. Судами допускается существенное нарушение норм процессуального права: частей 1, 2 статьи 57 и частей 1, 2 статьи 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В результате истцовая сторона фактически лишается права доказывания исковых требований, в чем состоит нарушение принципа состязательности сторон и равноправия сторон гражданского процесса, предусмотренных статьями 6, 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также статьей 123 Конституции РФ.

Таким образом, истец лишен возможности представить суду доказательства, подтверждающие исковые требования, а также факт причинения ответчиком морального вреда.

Представленные суду доказательства повреждения вреда здоровью в результате неправомерных действий ответчика (cito! – надпись на кардиограмме истцовой стороны, представленной суду) судом не принимаются во внимание вследствие отсутствия судебно-медицинской экспертизы, не назначенной определением суда.
Вина ответчика решением суда не устанавливается. Однако судом устанавливается размер морального вреда, причиненного ответчиком, от одной тысячи до трех тысяч.

При вынесении решения суда, в котором произведено взыскание в пользу истцовой стороны трехсот рублей, вместо искомых тысяч, и установлен размер возмещения морального вреда, связанного с причинением вреда здоровью, в размере одной тысячи рублей, возникает вопрос о справедливости и законности такого решения.

По аналогии – владельцу дорогого автотранспортного средства, виновного в ДТП, судом установлен размер возмещения морального вреда в сумме 15 тысяч рублей.

Декларативность закрепленного в Конституции Российской Федерации принципа равноправия граждан поправляется судебной практикой. Законодательством предоставлено право оценочной деятельности в области морали. Стоимость морали зависит от сословия. Нравственные и физические страдания богатого человека стоят дороже, чем бедного.

К вопросу о моральном вреде
Комментарий законодательства

Как известно, советское законодательство каких-либо компенсаций денежного характера за моральный вред (ущерб) не предусматривало, что официально обосновывалось якобы беспримерной ценностью морального облика советского человека и, соответственно, невозможностью выражения этой ценности в денежном эквиваленте. Поэтому защита чести и достоинства советских граждан осуществлялась лишь в уголовно-правовом порядке посредством установления ответственности за клевету (ст. 130 УК РСФСР 1960 г.) и оскорбление (ст. 131).

Гражданско-правовая ответственность была установлена только в последний год существования союзного государства в ст. 7 Основ гражданского законодательства СССР и республик от 31 мая 1991 г. (далее — ОГЗ 1991 г.). В связи с этим важно помнить, что моральный вред, причинённый гражданину, подлежит возмещению, только если несчастный случай имел место после 3 августа 1992 г. (даты введения в действие ОГЗ 1991 г.), поскольку до этого момента указанный вид имущественной ответственности для ситуаций причинения вреда здоровью законом не был предусмотрен (см. п. 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» от 28 апреля 1994 г. № 3 (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 N 3) ).

В современной России нормативная база по данному вопросу соответствует мировым стандартам, но отсутствует единообразие в судебной практике по методике расчета морального вреда. Расходы на юридическую помощь и потраченное время в суде зачастую гораздо выше взысканных сумм.

Права человека защищаются только теми способами, которые предусмотрены в законе. Согласно гражданскому законодательству (ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (Статья 12 ГК РФ) , далее — ГК) компенсация морального вреда — один из способов защиты этих прав. К средствам защиты прав физического лица законодатель относит возмещение не только имущественного, но и морального вреда.

Возмещение морального вреда — это денежная компенсация физических и нравственных страданий, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, поэтому такой способ применим только для защиты прав гражданина (физического лица). Закон не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, передавая решение этого вопроса всецело на усмотрение суда. Моральный вред признается законом вредом неимущественным.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причинённые действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (на пользование своим именем, авторства и другие в соответствии с законами об охране результатов интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права (см. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. № 10 (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10) ).

В отношении охраны прав и законных интересов юридических лиц нормы ГК о компенсации морального вреда не применяются. Юридическое лицо может воспользоваться таким средством, как предъявление иска в арбитражный суд о защите деловой репутации (ст. 152 ГК (Статья 152 ГК РФ) и п. 1 ч. 1 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 г. (Статья 33 АПК РФ) ).

Ответственность за причинённый моральный вред не находится в прямой зависимости от имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно. Степень и величина нравственных или физических страданий оценивается судом с учётом фактических обстоятельств дела в случае причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесённых им страданий и нравственных переживаний. Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда.

Согласно абз. 14 ч. 1 ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации (Статья 21 ТК РФ) (далее — ТК) работник имеет право на возмещение вреда, причинённого ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном ТК и иными федеральными законами. Моральный вред, причинённый работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается в денежной форме, в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора, т.е. работника и работодателя (ч. 1 ст. 237 ТК (Статья 237 ТК РФ) ). В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (ч. 2 той же статьи). В соответствии с ч. 7 ст. 394 ТК (Статья 394 ТК РФ) в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о присуждении ему денежной компенсации;размер этой компенсации также определяется судом.

Возмещение морального вреда лицам, состоящим на военной службе, предусмотрено п. 5 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 6 марта (27 мая) 1998 г. № 76-ФЗ (Федеральный закон от 27.05.1998 N 76-ФЗ) .

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они основаны на личных неимущественных правах и других нематериальных благах.

Общий порядок, условия и способы компенсации морального вреда установлены ст. 151 ГК (Статья 151 ГК РФ) . В ней определено, что, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации. При этом суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также учитывает степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред. Например, Басманный районный суд города Москвы решением от 22 февраля 2002 г. удовлетворил иск о компенсации морального вреда на сумму 30 миллионов рублей (см.: Трунов И.Л. Основные принципы правосудия по возмещению вреда, причиненного в результате терроризма//Адвокат, 2003, № 1).

Согласно ст. 1099 ГК (Статья 1099 ГК РФ) моральный вред, причинённый действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2); компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (п. 3).

Пленум Верховного Суда РФ в ч. 2 п. 25 постановления «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» от 29 сентября 1994 г. № 7 (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7) разъяснил, что размер иска о компенсации морального вреда, удовлетворяемого судом, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

В ст. 1100 ГК РФ (Статья 1100 ГК РФ) предусмотрены случаи, когда моральный вред компенсируется независимо от вины, если вред причинён:

а) жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности (абз. 2);

б) гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (абз. 3);

в) распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (абз. 4).

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК (Статья 1101 ГК РФ) суд должен определять размер компенсации морального вреда в зависимости от характера причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием для его возмещения (ч. 1); характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (ч. 2).

Вред, причинённый гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счёт казны Российской Федерации (ст. 1070 ГК (Статья 1070 ГК РФ) ).

Обратимся к опыту некоторых зарубежных стран. В США существует специальный закон о возмещении вреда в связи с терактом 11 сентября (имеется в виду известный теракт в Нью-Йорке, произошедший в 2001 г.), разработанный группой учёных, в которую входили юристы, экономисты и социологи; ими же был произведен расчёт экономического убытка. Все, потерявшие близких в результате теракта, при годовом доходе погибшего от 100 до 200 тысяч $ (независимо от его возраста и состояния здоровья) получили от 1,2 до 2,8 миллиона $, а при доходе свыше 200 тысяч $— от 2,1 до 3,0 миллионов $ (см.: Итоги, 2003, № 4).

В Великобритании по вопросам компенсации морального вреда работает комиссия, применяющая до настоящего времени так называемую Тарифную схему (1994 г.), в которой подробно описаны условия и суммы выплат компенсаций в зависимости от случая. В германской правовой системе в отношении размера компенсации за страдания применяется принцип прецедента.

Нормально развивающееся государство не может не искать путей для эффективной экономической и правовой защиты своих граждан. В настоящее время в России имеется методика определения компенсации морального вреда А.М. Эрделевского. Автором определен такой показатель, как «презюмируемый моральный вред», отражающий страдания «среднестатистического» члена общества. За базовый уровень взяты фиксированные 720 минимальных размеров оплаты труда. Исходя из этого, А.М. Эрделевским были предложены шкалы размеров компенсации презюмируемого морального вреда для различных видов правонарушений.

Сегодня истец может воспользоваться также методикой по определению компенсации морального вреда методом оценки ресурсов здоровья и человеческого капитала, созданной транснациональной компанией «Vision International People Group» (в примерном переводе «Международная группа “Зрение”») на основе формирующейся науки, получившей название «экономика здоровья» (см. интервью с В. Кашиным «Жизни и здоровью — реальную защиту»//Адвокат, 2003, № 8). Данным методом устанавливаются вид нарушения, состав пострадавших и перечень исходных документов, определяются потери здоровья и человеческого капитала в денежном эквиваленте по каждому пострадавшему. Кроме того, выполняется калькуляция компенсации морального вреда, которая включает учёт индивидуальных особенностей, оценку фактических и иных обстоятельств дела. Отчёт является приложением к исковому заявлению и занимает около 50–55 страниц.

В настоящее время законодательством не установлены правила определения размера компенсации морального вреда. Суду в этом вопросе отведена роль эксперта при оценке суммы возмещения, указанной истцом. В соответствии со ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (Статья 198 ГПК РФ) суд должен мотивировать в решении свои выводы, в том числе и о размере подлежащего возмещению морального вреда. Исходя из понимания процессуального закона, нельзя считать, что размер компенсации морального вреда должен определяться, как правило, символической суммой. Но из приведённого текста также не следует, что всегда должны взыскиваться значительные суммы. Всё зависит от основных факторов, определяющих уровень и качество жизни потерпевшего (его болезни, возраст, специфика профессиональной или общественной деятельности, особенности личной биографии), совокупности обстоятельств конкретного дела. При этом необходимо учитывать и степень вины причинителя вреда, его имущественное положение, обстоятельства, связанные с виновным поведением самого потерпевшего, и иные сведения. Несомненно, что при серьёзности нарушения и высокой степени вины причинителя вреда размер компенсации должен быть для него чувствительным.

Б.М.Алексашин, Почётный адвокат России