Постановление об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания

Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2013 г. № 788-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Габбасова Марселя Римовича на нарушение его конституционных прав статьей 260 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина М.Р. Габбасова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.Р. Габбасов, осужденный приговором суда от 4 августа 2004 года за совершение ряда преступлений, которому уведомлением за подписью секретаря судебного заседания было сообщено об отклонении поданных им замечаний на протокол судебного заседания, просит признать противоречащей статьям 2, 18, 21, 33, 45, 46 и 55 Конституции Российской Федерации статью 260 «Замечания на протокол судебного заседания» УПК Российской Федерации, поскольку она не содержит положений, обязывающих председательствующего судью суда первой инстанции по итогам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания направлять осужденному, подавшему эти замечания, копию постановления об отклонении замечаний, что исключает возможность обжалования им этого решения в кассационной жалобе на приговор суда, а суду кассационной инстанции проверить обоснованность отклонения замечаний.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Протокол судебного заседания является процессуальным документом, который отражает весь ход судебного разбирательства, способствует постановлению приговора в соответствии с доказательствами, исследованными в судебном заседании, и обеспечивает возможность контроля со стороны вышестоящих судебных инстанций за выполнением судом требований закона при рассмотрении уголовных дел.

Согласно статье 260 УПК Российской Федерации в течение трех суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания, подлежащие незамедлительному рассмотрению председательствующим; по результатам рассмотрения замечаний председательствующим в судебном заседании должно быть вынесено мотивированное постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении, которое вместе с замечаниями приобщается к протоколу судебного заседания.

Само по себе отсутствие в статье 260 УПК Российской Федерации указания о необходимости извещения лица о результатах рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания не исключает обязательность его информирования о принятом решении в доступной форме. Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу предполагает право на получение адекватного ответа, что применительно к уголовному судопроизводству означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения и извещение о нем лица в надлежащей форме (определения от 25 января 2005 года № 42-О, от 16 октября 2007 года № 693-О-О и от 22 ноября 2012 года № 2023-О).

Приведенные законоположения, в силу требования о незамедлительном рассмотрении замечаний председательствующим, не предполагают рассмотрение им замечаний после направления дела в суд кассационной инстанции. Не содержит указанная статья и каких-либо предписаний, лишающих участников уголовного судопроизводства возможности обжаловать постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, а суд кассационной или надзорной инстанции — права проверить обоснованность отклонения замечаний (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2005 года № 67-О и от 11 мая 2012 года № 684-О), а потому данная статья не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте.

Кроме того, как следует из жалобы, заявитель фактически предлагает Конституционному Суду Российской Федерации оценить не содержание оспариваемой им статьи 260 УПК Российской Федерации, а форму его извещения о результате рассмотрения поданных им замечаний в его конкретном деле, что в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Габбасова Марселя Римовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Обзор документа

Оспаривались нормы о подаче замечаний на протокол судебного заседания.

По мнению заявителя, положения неконституционны.

Причина — нормы не указывают на то, что председательствующий судья суда первой инстанции обязан по итогам рассмотрения замечаний на протокол направлять осужденному копию постановления об отклонении таких замечаний.

Тем самым для осужденного исключается возможность обжаловать такое решение в кассационной жалобе на приговор, а для кассационной инстанции — проверить обоснованность отклонения замечаний.

КС РФ отклонил такие доводы и разъяснил следующее.

В силу УПК РФ протокол судебного заседания — процессуальный документ, который отражает весь ход разбирательства; способствует постановлению приговора в соответствии с доказательствами, исследованными в заседании; обеспечивает возможность контроля со стороны вышестоящих инстанций за выполнением судом требований закона при рассмотрении уголовных дел.

УПК РФ закрепляет право сторон подавать на протокол замечания, которые подлежат немедленному рассмотрению председательствующим.

По результатам такого рассмотрения должно быть вынесено мотивированное постановление об удостоверении правильности данных замечаний либо об их отклонении.

Это постановление вместе с замечаниями приобщается к протоколу.

Нормы не указывают на необходимость извещать лицо о результатах рассмотрения замечаний на протокол.

Однако это не исключает обязательность информирования данного лица о принятом решении в доступной форме, поскольку возможность подать в соответствующий госорган заявление (ходатайство или жалобу) предполагает и право получить адекватный ответ.

Применительно к уголовному судопроизводству подобное означает необходимость принять по обращению предусмотренное законом процессуальное решение и надлежаще известить о нем лицо.

Замечания на протокол рассматриваются незамедлительно.

Поэтому не предполагается, что рассмотрение замечаний судом первой инстанции возможно после того, как дело направлено в кассационную инстанцию.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Такой протокол суда нам не нужен

Не раз отмечалось, что уголовно-процессуальные нормы, регулирующие составление протоколов судебного заседания нуждаются в экстренном регулировании. К сожалению, а воз и ныне там. Проблем много, вот наиболее кричащие из них:
Искаженный протокол судебного заседания не обжалуется
Невозможность обжалования участниками процесса постановления судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания.
Так, в соответствии с ч 3 ст. 260 УПК РФ: «По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания».
Нормы УПК РФ, касающиеся протокола судебного заседания (ст. 259 УПК РФ, ст. 260 УПК РФ) ничего не говорят о праве обжалования постановления судьи об отклонении замечаний на протокол.
Иными словами, по смыслу действующего процессуального закона, постановление суда об отклонении замечаний на протокол судебного заседания (об удостоверении их правильности) в кассационном порядке не обжалуется, а его законность и обоснованность может быть проверена судом второй инстанции при обжаловании приговора вместе с уголовным делом.
Между тем, нормы УПК РФ никаким образом не регулируют процесс проверки судом кассационной инстанции законности и обоснованности постановления об отклонении (удостоверение правильности) замечаний на протокол судебного заседания, не содержат оснований и критериев для признания постановления незаконным, правовые последствия этого признания.
В частности, в п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ к безусловным основаниям для отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции является по интересующей нас теме только отсутствие протокола судебного заседания.
Судьи вышестоящего суда не могут проверить обоснованность замечаний
Обжалуя протокол вместе с приговором, имейте ввиду Определение № 50-002-33 Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ по делу Котова, которая определенно высказала, что УПК РФ не предусматривает права участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.
Мотивируя принятое решение, Судебная коллегия достаточно оригинально указала: «Никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела, вследствие чего судьи суда второй инстанции не знают и не могут знать о правильности (либо неправильности) принесенных замечаний на протокол судебного заседания, поэтому они не вправе проверять существо принятого решения по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, которые рассмотрены председательствующим судьей в установленном УПК РФ порядке».
Бюллетень ВС РФ №1, 2004г., с.18.
Беспрецедентное Определение по делу Котова включило зеленый свет для судебного произвола при изготовлении протоколов судебного заседания. Логика Судебной коллегии удивительно проста и незамысловата: «Мы не присутствовали в суде 1-ой инстанции и откуда нам знать, что же в действительности происходило в этом суде, судья поступил правильно, он не поленился и рассмотрел все ваши замечания на протокол, ну а то, что не вызвал Вас и отказал Вам в удостоверении замечаний, так на это его судебная воля….».
Может быть, согласно приведенной аргументации суд второй инстанции вообще не вправе пересматривать вынесенные приговоры, ведь судьи вышестоящего суда не присутствуют в зале судебного заседания и не могут знать о том, что в действительности там происходило, да и в ходе досудебного производства судьи вышестоящего суда также не присутствуют, возможно, в целях объективного рассмотрения кассационных жалоб и представлений следует допустить судей второй инстанции на предшествующие стадии уголовного судопроизводства в качестве «наблюдателей»!?
К сожалению, именно к таким выводам может привести аргументация Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Котова.
Судья не может объективно рассмотреть замечания
Закон предусмотрел, что замечания на протокол рассматриваются председательствующим. Однако не учтено то, что председательствующий после вынесения судебного решения и изготовления протокола, подведенного под это решение, уже не может объективно рассмотреть поданные замечания, поскольку является заинтересованным в оставлении поданных замечаний без удовлетворения, а кассационных жалоб и представлений без изменения.
Судья не может удостоверить правильность поданных замечаний, поскольку приговор он уже вынес и показания в нем изложил, а редактирование показаний в протоколе вызовет несоответствие приговора протоколу судебного заседания, что может повлечь отмену приговора. Иными словами, при рассмотрении поданных замечаний на протокол, председательствующий, как правило, подлежит отводу на основании ч. 2 ст. 61 УПК РФ.
Не удивительно, что рассмотрение замечаний на протокол судебного заседания превращается в формальное мероприятие.
Суды нередко удостоверяют правильность поданных замечаний на протокол, но только тогда, когда замечания носят несущественный характер, т.е. не влияют на квалификацию либо доказанность вины.
Зачем рассматривать замечания после вынесенного приговора
Исходя из изложенного возникает вопрос: для чего УПК РФ предусматривает возможность рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания уже после вынесенного судебного решения.
Логичным было бы предложить иной вариант. Судья, завершая судебное следствие при выполнении требований ст. 291 УПК РФ, предлагает сторонам ознакомиться с протоколом судебного заседания и принести свои замечания, т.е. реализовать свои права, предусмотренное ст. 259 УПК РФ, ст. 260 УПК РФ.
Если стороны не желают знакомиться с протоколом, то суд объявляет судебное следствие оконченным и переходит к судебным прениям.
Если же стороны (сторона) желают ознакомиться с протоколом, то суд предоставляет им такую возможность, а при наличии замечаний на протокол рассматривает их, причем до начала судебных прений.
Принципиальная разница при таком порядке заключается в том, что стороны, выступая в прениях, могут ссылаться на показания допрошенных по делу лиц, изложенные в протоколе судебного заседания. А председательствующий при рассмотрении обоснованных замечаний на протокол до вынесения приговора, в большей степени заинтересован в их удостоверении.
При выступлении в прениях сегодня стороны, не зная содержания протокола, цитируют показания допрошенных лиц по своему усмотрению, не редко так, как им этого хочется.
В соответствии с ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом подписываются председательствующим и секретарем. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления. Казалось бы, сторона вправе ознакомиться с протоколом суда до начала судебных прений.
Однако суд, в подавляющем большинстве случаев, Вам такую возможность не предоставит, заявив, что в силу ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол будет предоставлен лишь после окончания судебного заседания.
В ходе следствия один порядок фиксации показаний, а в суде другой
В соответствии со ст. 190 УПК РФ (Протокол допроса в ходе досудебного производства): «По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая пометка».
В соответствии со ст. 277 УПК РФ, ст. 278 УПК РФ допрос потерпевшего и свидетелей в суде не требует прочтения допрашиваемым и подписания данных ими показаний.
Почему же для досудебного производства законодатель установил один порядок допроса потерпевших и свидетелей, а для судебного разбирательства иной?
Совершенно очевидно, что приведение процессуального порядка допроса потерпевших и свидетелей в суде в соответствие с порядком их допроса на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и является панацеей от возникших проблем.
В случае прочтения участникам уголовного судопроизводства их показаний, данных в суде и удостоверения правильности их записи в протоколе, институт принесения замечаний на протокол со всеми вытекающими из него проблемами может прекратить свое существование.
О результатах рассмотрения замечаний на протокол сторона не узнает
Ст. 260 УПК РФ, к сожалению, не предусматривает обязанности суда ознакомить сторону с результатами рассмотрения поданных ею замечаний на протокол, не предусматривает оглашения вынесенного постановления в судебном заседании.
Данная правовая норма представляется несбалансированной с ч. 1 ст. 256 УПК РФ, согласно которой: «По вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания, суд выносит определения или постановления, которые подлежат оглашению в судебном заседании».
Этим ущемляется право граждан на обжалование процессуальных решений суда, предусмотренное ч. 1 ст. 19 УПК РФ, в частности, право на обжалование вынесенного постановления вместе с приговором в кассационной инстанции.
При рассмотрении замечаний на протокол лица, их подавшие, могут не вызываться
Действует несовершенная законодательная процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.
В соответствии с ч. 2 ст. 260 УПК РФ: «Замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания».
Очевидным недостатком действующего процессуального закона является то, что заинтересованному суду дано право определять, в каких случаях он вправе вызвать лиц, подавших замечания, а в каких нет. На практике, суды очень редко вызывают лиц, подавших замечания в судебное заседание, поскольку не видят в этом никакого смысла, «судьба» замечаний ими уже решена заранее.
Указанное выше Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Котова фиксирует недостаток действующего закона: «Судья, рассматривающий замечания на протокол, самостоятельно определяет, нужен ли вызов в судебное заседание лица, подавшего замечания, для уточнения их содержания. В данном случае судья такой необходимости не усмотрел, что является его правом и не может расцениваться как нарушение закона».
Полагаю обязательным рассмотрение замечаний на протокол с вызовом в суд участников уголовного судопроизводства, чьи показания, по мнению сторон, отражены в протоколе неверно, с участием самих сторон.
В случае, если тот или ной свидетель не согласится с записями его показаний в протоколе и подтвердит обоснованность замечаний стороны, то суд обязан будет в таких случаях удостоверить правильность таких замечаний.
Участие стороны при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания является обязательным еще и потому, что имеется право предоставить аудиозапись хода судебного разбирательства для обоснования поданных замечаний.
По этим причинам сторона защиты ожидает внесения изменений в УПК РФ.
А пока этого не произошло, участникам уголовного судопроизводства не следует удивляться: протокол судебного заседания может иногда походить на фантастическое произведение автора, но пусть Вас это не огорчает: фантасмагория в протоколе не может расцениваться как нарушение закона, а Ваши обращения в кассационную инстанцию окажутся бесплодными, поскольку никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении дела судом 1-ой инстанции.

Нвер ГАСПАРЯН,
адвокат, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края

Дата опубликования: 28 марта 2011 г.

Липецкий областной суд

Судья: Фатеев А.Н. Дело № 22-374/2011г.

Докладчик: Клепикова М.В.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Липецк 22 марта 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Ключниковой И.Л.,

судей Клепиковой М.В., Кревских Ю.И.,

с участием прокурора Шварц Н.А.,

осужденного Голышкина В.А.,

адвоката Затонской Ю.В.,

при секретаре Пахомовой Ю.Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании посредством видеоконференц-связи уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Голышкина В.А. на постановление Правобережного районного суда г. Липецка от 11 февраля 2011 года, которым

отклонены замечания осужденного Голышкина В.А. на протокол судебного заседания от 19.10.2010-22.10.2010 года.

Заслушав доклад судьи Клепиковой М.В., выслушав с помощью видеоконференц-связи объяснения осужденного Голышкина В.А. и адвоката Затонской Ю.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, прокурора Шварц Н.А., полагавшей постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия

осужденным Голышкиным В.А. принесены замечания на протокол судебного заседания от 19 октября 2010 года — 22 декабря 2010 года.

11 февраля 2011 года указанные замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим и вынесено постановление, которым замечания отклонены.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Голышкин В.А. указывает на несогласие с постановлением суда, просит его замечания удовлетворить. Ссылается на то, что протокол судебного заседания составлен с нарушениями ст. 259 УПК РФ, в нем пропущены задаваемые вопросы свидетелям и эксперту З. , а также ответы на них, кроме этого ответы свидетелей записаны не полностью.

Также указывает на то, что его ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания после каждого судебного заседания было оставлено судом без удовлетворения, чем суд нарушил п.п. 10.11 ч. 3 ст. 259 УПК РФ. При ознакомлении с протоколом судебного заседания после вынесения приговора он обнаружил неполноту ведения протокола судебного заседания, о чем подал замечания, но суд их отклонил.

Кроме этого в резолютивной части постановления суда допущена ошибка, протокол судебного заседания произведен от 19.10.2010-22.12.2010 года, а суд отклонил замечания на протокол судебного заседания от 19.10.2010-22.10.2010 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Согласно ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.

По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

Как следует из материалов дела, замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденным Голышкиным В.А., рассмотрены председательствующим по делу в соответствии со ст. 260 УПК РФ.

Протокол судебного заседания от 19.10.2010-22.12.2010 года по уголовному делу в отношении Голышкина В.А. изготовлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ в предусмотренные законом сроки, подписан председательствующим и секретарем судебного заседания.

Все замечания, принесенные осужденным Голышкиным, были предметом рассмотрения суда и получили должную оценку.

Согласно ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Протокол в ходе судебного заседания может изготовляться по частям, которые как и протокол в целом подписываются председательствующим и секретарем. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления.

Данных о том, что протокол судебного заседания изготовлен в несоответствии с требованиями ч. 6 ст.259 УПК РФ по делу не имеется. Довод осужденного Голышкина о нарушении его прав на ознакомление с протоколом судебного заседания безоснователен, поскольку протокол судебного заседания по частям не изготовлялся.

Нарушений норм УПК РФ, влекущих отмену постановления, при рассмотрении замечаний осужденного Голышкина на протокол судебного заседания и вынесении обжалуемого решения судом не допущено.

В тоже время судебная коллегия считает, что постановление суда подлежит изменению.

Протокол судебного заседания по уголовному делу в отношении Голышкина В.А. велся в период с 19.10.2010-22.12.2010 года, замечания осужденным Голышкиным поданы также на протокол судебного заседания от 19.10.2010 -22.12.2010 года. Из вводной и описательно-мотивировочной частей постановления следует, что суд рассматривал замечания, поданные осужденным Голышкиным, на протокол судебного заседания от 19.10.2010-22.12.2010 года. Отсюда, суд, указав в резолютивной части постановления, что отклоняет замечания на протокол судебного заседания от 19.10.2010-22.10.2010 года, допустил описку, которую судебная коллегия полагает возможным устранить.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

постановление Правобережного районного суда г.Липецка от 11февраля 2011 года, которым отклонены замечания на протокол судебного заседания осужденного Голышкина В.А. , изменить:

в резолютивной части вместо «19.10.2010 — 22.10.2010 года» читать «19.10.2010 -22.12.2010 года», чем частично удовлетворить кассационную жалобу осужденного Голышкина В.А..

В остальной части постановление суда оставить без изменения.

Судебное делопроизводство

г.Нижний Новгород 19 марта 2015 года

Нижегородский областной суд в составе судьи Нестерука Р.Ю.

с участием прокурора Меньшовой Т.Ю.,

при секретаре судебного заседания Шевченко И.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 19 марта 2015 года в апелляционном порядке судебный материал в отношении осужденного Липатникова А.Е. по его апелляционной жалобе на постановление Дзержинского городского суда Нижегородской области от 20января 2015 года, которым были отклонены замечания на протокол судебного заседания по рассмотрению ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного

Липатникова А.Е. , ДД.ММ.ГГГГ г.р., уроженца ,

Приговором от 07.02.2011г. Липатников А.Е. был осужден по п.«а» ч.3 ст.158; п.«а» ч.3 ст.226; п.«а» ч.3 ст.158; п.«а» ч.3 ст.158; п.«а» ч.3 ст.158; п.п.«а, б» ч.2 ст.158; п.«а» ч.3 ст.158; ч.3 ст.30 — п.«а» ч.3 ст.158; п.«а» ч.3 ст.158; п.п.«а, б, в» ч.2 ст.158; п.«а» ч.3 ст.158; ч.3 ст.30 — п.«а» ч.3 ст.158; п.«а» ч.3 ст.158; п.«а» ч.3 ст.158; п.«а, в» ч.2 ст.158; п.п.«а, б, в» ч.2 ст.158; п.п.«а, в» ч.2 ст.158; п.п.«а, в» ч.2 ст.158; п.«а» ч.2 ст.158; п.«а» ч.2 ст.158; п.п.«а, б, в» ч.2 ст.158 УК РФ, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением от 08.07.2011г. приговор от 07.02.20011г.в отношении Липатникова А.Е. изменен, его действия по всем преступлениям переквалифицированы на соответствующие пункты, части, статьи УК РФ в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 07.03.2011г., окончательное наказание снижено до 6 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

21.10.2014г. в Дзержинский городской суд Нижегородской области поступило ходатайство осужденного Липатникова А.Е., отбывающего наказание в ФКУ ИК- , об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 11.12.2014г. в удовлетворении данного ходатайства осужденного было отказано.

20.01.2015г. Дзержинским городским судом было вынесено постановление об отклонении замечаний Липатникова А.Е. на протокол судебного заседания.

Наряду с доводами о несогласии с указанным решением по существу ходатайства об условно-досрочном освобождении вдополнении к своей основной апелляционной жалобе осужденный Липатников А.Е. также выразил несогласие с постановлением Дзержинского городского суда от 20.01.2015г. об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания и просил это постановление отменить, производство в данной части прекратить, поскольку он не подавал замечаний на протокол судебного заседания, а лишь излагал свои доводы о допущенных судом нарушениях в ходе судебного заседания в виде неразъяснения судом прокурору и секретарю судебного заседания права заявить самоотвод. Протокол судебного заседания содержит все сведения, предусмотренные ст.259 УПК РФ, и замечаний к протоколу у него не имеется. Считает, что вынесение судом обжалуемого постановления является способом оказания давления на суд апелляционной инстанции.

О месте, дате и времени заседания суда апелляционной инстанции осужденный извещен надлежащим образом, от участия в заседании суда апелляционной инстанции и от услуг защитника отказался, и данный отказ судом апелляционной инстанции принят.

В заседании суда апелляционной инстанции потерпевшая А.Е.Н. просила обжалуемое осужденным судебное решение оставить без изменения, а его апелляционную жалобу в этой части- без удовлетворения.

Прокурор Меньшова Т.Ю. заявила суду апелляционной инстанции, что обжалуемое постановление является законным и обоснованным, просила оставить его без изменения, а апелляционную жалобу осужденного в этой части — без удовлетворения.

Проверив судебный материал с учетом доводов апелляционной жалобы осужденного в указанной части, выслушав мнение прокурора и потерпевшей, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам:

В соответствии со ст.389.9 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции по апелляционным жалобам, представлениям.

В силу требований п.1 ст.389.15 УПК РФ основанием отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Согласно п.2 ст.389.16 УПК РФ судебное постановление признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, если суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Подобное нарушение было допущено судом первой инстанции при вынесении обжалуемого постановления.

Так, в силу положений ч.1, п.9 ч.2 ст.259 УПК РФ в протоколе судебного заседания в обязательном порядке указываются сведения о разъяснении участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности.

Согласно ст.260 УПК РФ в течение 3 суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания. Замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

По смыслу закона замечания стороны на протокол судебного заседания представляют собой заявления этой стороны о том или ином искажении в протоколе произнесенных участниками процесса слов, фраз, об искажении сведений о последовательности, времени, продолжительности происходящих в судебном заседании событий, заявления о наличии в протоколе судебного заседания сведений о событиях, которые на самом деле не происходили, о фиксации в протоколе слов, фраз, которые на самом деле произнесены не были, или наоборот, заявления об отсутствии в протоколе сведений о действительно произнесенных участниками процесса словах, фразах или об отсутствии сведений об имевших место в судебном заседании событиях.

Как следует из материалов дела, судом первой инстанции как замечания на протокол судебного заседания были расценены доводы дополнительной апелляционной жалобы осужденного о том, что председательствующий по делу судья в нарушение требований закона не разъяснил участвовавшим в процессе прокурору и секретарю судебного заседания их право заявить самоотвод.

Вместе с тем, принимая решение о рассмотрении данных доводов в качестве замечаний на протокол судебного заседания, суд первой инстанции не учел, что никаких претензий к содержанию протокола судебного заседания осужденный в своей дополнительной апелляционной жалобе не высказывал, правильность указанных в нем сведений не оспаривал, а в протоколе судебного заседания действительно отсутствуют какие-либо сведения о том, что суд разъяснял прокурору и секретарю судебного заседания право заявить самоотвод. Отсутствие претензий к содержанию протокола судебного заседания осужденный подтвердил и в своей апелляционной жалобе.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции констатирует, что указание осужденным в дополнительной апелляционной жалобе на неразъяснение судом права на самоотводы прокурору и секретарю судебного заседания замечаниями на протокол судебного заседания не является, а представляет собой доводы о нарушении судом процедуры рассмотрения его ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Соответственно, при таких обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось предусмотренных законом оснований рассматривать данные доводы в качестве замечаний на протокол судебного заседания и выносить обжалуемое постановление.

Вышеуказанное нарушение суд апелляционной инстанции считает фундаментальным, влекущим безусловную отмену обжалуемого постановления.

При этом доводы апелляционной жалобы о том, что вынесение обжалуемого постановления явилось способом оказания давления на вышестоящий суд, суд апелляционной инстанции во внимание не принимает, поскольку вынесение судом первой инстанции того или иного судебного решения, в том числе и постановления об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, никак не может расцениваться как оказание какого-либо давления на суд вышестоящей инстанции, т.к. в соответствии с Конституцией РФ, УПК РФ суды в Российской Федерации независимы и подчиняются только закону.

На основании п.8 ч.1 ст.389.20, ст.389.21 УПК РФ с учетом допустимой в уголовном процессе аналогии закона суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения судебного материала вправе принять решение об отмене постановления суда первой инстанции и о прекращении в этой части судебного производства.

При таких обстоятельствах обжалуемое постановление суда первой инстанции подлежит отмене и, учитывая, что фактически осужденным замечания на протокол судебного заседания не подавались, судебное производство в этой части подлежит прекращению.

Таким образом, апелляционная жалоба в указанной части подлежит удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.15, 389.16, 389.20, 389.21, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Апелляционную жалобуосужденного в указанной части удовлетворить.

Постановление Дзержинского городского суда Нижегородской области от 20 января 2015 года, которым были отклонены замечания на протокол судебного заседания по рассмотрению ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного Липатникова А.Е. ,- отменить, судебное производство в этой части прекратить.

Ходатайство об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания

Судье (в суд)_____________________

в интересах ___________________

Х О Д А Т А Й С Т В О

об удостоверении замечаний

на протокол судебного заседания

Перечень изложенных ниже замечаний не является исчерпывающим. В настоящем ходатайстве отражены наиболее значимые и существенные несоответствия между сведениями, отраженными в протоколе судебного заседания, и обстоятельствами, фактически имевшими место в ходе судебного разбирательства.

  1. Сведения, отраженные в протоколе судебного заседания от 21 июля 200_ года.

Защитник: Уважаемые присяжные заседатели, уважаемые участники процесса! На взгляд защиты, то обвинение, которое предъявлено братьям-близнецам К. основано на чем угодно, кроме достойных и верных доказательств…

Обстоятельства, предусмотренные ч. 3 ст. 259 УПК РФ, фактически имевшие место в ходе судебного заседания 21 июля 200_ года.

Защитник: Уважаемые присяжные заседатели, уважаемые участники процесса! На взгляд защиты, то обвинение, которое предъявлено братьям-близнецам К. основано на чем угодно, кроме достойных веры доказательств…

  1. Сведения, отраженные в протоколе судебного заседания от 25 июля 200_ года.

На вопросы гособвинителя свидетель Г. пояснил:

Кто сидел сзади?

Обстоятельства, предусмотренные ч. 3 ст. 259 УПК РФ, фактически имевшие место в ходе судебного заседания 25 июля 200_ года.

Д. сидел спереди с одним из братьев, мы сзади сидели – я, брат и ещё один.

  1. Сведения, отраженные в протоколе судебного заседания от 15 августа 200_ года.

На вопросы защитника свидетель В. пояснил:

Когда Б. разговаривал с Вами о происшествии в Миллерово в гараже, он говорил, что от удара Г. потерпевший не пришёл в сознание?

Председательствующий: Вопрос снимается, поскольку в отношении свидетеля Г. не рассматривается уголовное дело.

Обстоятельства, предусмотренные ч. 3 ст. 259 УПК РФ, фактически имевшие место в ходе судебного заседания 15 августа 200_ года.

На вопросы защитника свидетель В. пояснил:

Когда Б. разговаривал с Вами о происшествии в Миллерово в гараже, он говорил, что от удара Г. потерпевший не пришел в сознание?

Председательствующий: Вопрос снимается, поскольку в отношении свидетеля Г. не рассматривается уголовное дело, а в отношении К., рассматривается дело ― 252, часть 1 ― по предъявленному обвинению и в отношении лиц, которые находятся на скамье подсудимых.

  1. Сведения, отраженные в протоколе судебного заседания от 01 октября 200_ года.

Гособвинитель в прениях:

К., совершив свои злодеяния в г. Миллерово не только оставили безжизненное тело С. в гараже…

Обстоятельства, предусмотренные ч. 3 ст. 259 УПК РФ, фактически имевшие место в ходе судебного заседания 01 октября 200_ года.

Гособвинитель в прениях:

К., совершив свои злодеяния, по-другому я их назвать не могу, ни как прокурор, ни как человек, в г. Миллерово не только оставили безжизненное тело С. в гараже…

  1. Сведения, отраженные в протоколе судебного заседания от 03 октября 200_ года.

Председательствующий благодарит присяжных заседателей и объявляет об окончании их участия в судебном разбирательстве, а также сообщает, что присяжные заседатели вправе остаться до окончания рассмотрения уголовного дела в зале судебного заседания на отведенных для публики местах.

Председательствующий объявляет перерыв в судебном заседании до 14 часов 20 октября 200_ года.

Обстоятельства, предусмотренные ч. 3 ст. 259 УПК РФ, фактически имевшие место в ходе судебного заседания 03 октября 200_ года.

Председательствующий благодарит присяжных заседателей и объявляет об окончании их участия в судебном разбирательстве, а также сообщает, что присяжные заседатели вправе остаться до окончания рассмотрения уголовного дела в зале судебного заседания на отведенных для публики местах, после чего сообщает присяжным, что после объявления перерыва председательствующий посетит комнату присяжных заседателей для короткого общения.

Председательствующий объявляет перерыв в судебном заседании до 14 часов 20 октября 200_ года.

В соответствии с ч. 3 ст. 260 УПК РФ

П Р О Ш У

рассмотреть представленные замечания и удостоверить их правильность.

В случае возникновения сомнений в обоснованности приведенных выше замечаний намерен незамедлительно явиться по вызову председательствующего (ч. 2 ст. 260 УПК РФ) и представить аудиозаписи, содержащие соответствующие реплики участников судебного разбирательства.

«__» ______________ 200_ г.

С уважением, защитник (адвокат) _____________________

Протокол судебного заседания в уголовном процессе: проблемы и решения

Одним из важнейших документов, имеющим статус доказательства, отражающим ход судебного процесса и достоверность добытых предварительным следствием и вновь получаемых судом доказательств, является протокол судебного заседания. Статья 83 УПК устанавливает, что протокол судебного заседания допускается в качестве доказательства, если он соответствует требованиям, установленным УПК (то, что протокол является доказательством по делу, прямо указано и в п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК). Протокол судебного заседания является строго процессуальным документом, который отражает весь ход судебного разбирательства, способствует постановлению законного и обоснованного приговора в соответствии с доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и обеспечивает возможность контроля со стороны вышестоящих судебных инстанций за выполнением судом требований закона при рассмотрении уголовных дел.

К сожалению, ныне действующая статья 259 УПК РФ пробельна. В ряде случаев эти пробелы ставят под сомнение законность протокола судебного заседания, не способствуют правильности его составления, во многих процессах сторона защиты ставит под сомнение отраженные в нем как ход судебного разбирательства, так и показания участников процесса. Сложившаяся практика принесения сторонами процесса замечаний на протокол судебного заседания и почти всегда, отклонения их председательствующими судьями, способствует формированию общественного мнения об отсутствии беспристрастности судейского корпуса, о предвзятости судей и несправедливости судебных актов.

Протокол судебного заседания — это то доказательство, которое должно быть безупречно законным, абсолютно достоверным, без тени сомнений в его допустимости. Согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 50) и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, использование доказательства, полученного с нарушением федерального закона, запрещено. В частности, запрещают использовать протокол судебного заседания, полученный путем фальсификации, искажения отраженных в нем обстоятельств или не содержащий полноту сведений судебного следствия. Протокол, не отвечающий требованиям достоверности отражения в нем хода судебного заседания, либо содержания показаний участников, достоверным доказательством быть не может.

Качество протокола судебного заседания имеет значение, которое невозможно недооценить, так как он является единственным юридически значимым источником сведений о ходе процесса. В том случае, если в протоколе судебного заседания отражены события в искаженном виде, то в первую очередь, сам председательствующий судья заинтересован в том, чтобы отказать в удостоверении замечаний на протокол судебного заседания, поданных участниками процесса. Таким образом, содержание протокола судебного заседания полностью зависит от одного лица — судьи. Понятно, что такой порядок не обеспечивает правильность и объективность протокола, следовательно, и приговора.

Законодательство и Пленум Верховного Суда о протоколе судебного заседания

Нормы статьи 259 УПК Российской Федерации прямо закрепляют, что: «в протоколе судебного заседания обязательно указываются подробное содержание показаний допрошенных судом лиц, вопросы, заданные допрашиваемым, их ответы, обстоятельства, которые участники судебного разбирательства просят занести в протокол, и заявления, возражения и ходатайства лиц, участвующих в уголовном деле (пункты 6, 10, 11 и 13 части третьей)».

Согласно п. 5 ст. 259 УПК РФ, «если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допросов, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела».

В порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации (статьи 35, 166 ГПК РФ, статья 24.4 КоАП РФ, статьи 119 — 122 УПК РФ), участники процесса вправе заявить ходатайство о приобщении к делу материалов, полученных в результате фиксации хода судебного разбирательства (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов»).

Из приведенных выше норм законодательства следует, что по смыслу уголовно-процессуального закона, аудиозапись судебного заседания должна быть доступна для ознакомления сторонами вместе с протоколом судебного заседания и использоваться судьей при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания.

Согласно же статье 260 УПК РФ, в течение трех суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания, подлежащие незамедлительному рассмотрению председательствующим; по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, председательствующим в судебном заседании должно быть вынесено мотивированное постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении, которое вместе с замечаниями приобщается к протоколу судебного заседания. В ч. 3 ст. 260 УПК РФ по поводу замечаний на протокол судебного заседания сказано: «По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении».

В случае отказа в удостоверении замечаний к протоколу судебного заседания у сторон возникает вопрос о возможности обжалования такого постановления. Как это сделать? Действующие нормы УПК РФ четкого ответа на этот вопрос не содержат. Однако, руководствуясь общими правилами, регулирующими порядок обжалования решений суда, можно обоснованно прийти к выводу, что такое постановление судьи может быть обжаловано в вышестоящий суд. Это следует из ст. 389.2 УПК РФ, в которой сказано, что решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном порядке, включая «определения или постановления о порядке исследования доказательств, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства и другие судебные решения, вынесенные в ходе судебного разбирательства могут быть обжалованы в апелляционном порядке одновременно с обжалованием итогового судебного решения по делу».

Но у защитников всегда возникает вопрос: чем мотивировать обоснованность своих замечаний? Доводы и утверждения защиты о несоответствии содержания протокола судебного заседания должны подкрепляться надлежащими доводами. Но как это сделать в отсутствии аудиозаписи произведенной непосредственно самим судом, с учетом того, что аудиозапись, произведенная стороной защиты, им игнорируется?! Очевидно, что в отсутствие императивных норм, требующих приобщения и признания аудиозаписи, производимой сторонами в процессе достоверной, практика обжалования и опротестования постановлений судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания не сложилась и сложиться не могла.

Практика применения в российском уголовном процессе технических средств уже далеко не нова. Например, при проведении следственных действий их практическая польза вполне очевидна. В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» говорится: «При наличии технической возможности судам надлежит осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств, а в случае недостаточной вместимости зала судебного заседания, в котором проводится слушание дела, осуществлять в здании суда трансляцию хода судебного заседания в режиме реального времени с использованием технических средств. Материалы фиксации хода судебного разбирательства, осуществляемой судом (например, носитель аудиозаписи), приобщаются к делу (часть 1 статьи 230 ГПК РФ, часть 5 статьи 259 УПК РФ)».

Поэтому более чем странно, что такой вид научно-технических средств, как аудиозапись (звукозапись), не используется для фиксации судебного процесса. Тем более что речь идет не об отсутствии соответствующей нормы закона, а о практике ее применения. Звукозаписывающими устройствами оборудовано большинство залов судебных заседаний московских судов и МГС в том числе, о чем неоднократно в средствах массовой информации говорит председатель МГС О. А. Егорова. Однако, в протоколе судебного заседания отметок о применении аудиозаписи, производимой непосредственно судом как не делалось, так и не делается по сей день, а аудиозаписи, производимые защитниками, по-прежнему, игнорируются. Ответ прост: звукозапись — это улика против того, кто в своих (нерасторопность секретаря, недостаток времени, безразличность, и т.д.) или интересах стороны обвинения (скрыть оплошности и недоработки следствия, обвинительный уклон и надуманность обвинения), с целью недопущения вынесения оправдательного приговора или переквалификации на менее тяжкое деяние, фальсифицирует протокол.

По смыслу указанной нормы ст. 260 УПК РФ, процесс рассмотрения поданных замечаний на протокол является одной из форм осуществления правосудия. Однако, практическое следование правилам этой статьи приводит к факту, что эта составная часть правосудия осуществляется председательствующим единолично, без участия сторон, подавших эти замечания. И что самое главное, что судебное решение уже оглашено и принятие или отклонение поданных замечаний лишается всякого смысла и процессуального значения, так как являясь частью процесса суда той инстанции, фиксация хода которого оспаривается сторонами, а принятое решение об отказе в удостоверении замечаний на протокол судебного заседания может быть оспорено только путем подачи апелляционной жалобы на постановление об отказе в удовлетворении замечаний, либо непосредственно при рассмотрении апелляционной жалобы на итоговое решение суда первой инстанции.

Ныне существующая процедура рассмотрения замечаний не только не дает сторонам возможности оценить протокол судебного заседания как достоверное доказательство, на котором должен основываться приговор, но и реализовать установленное ст. 64 и 68 УПК право отвода судьи и секретаря судебного заседания по основаниям наличия искажения или фальсификации протокола.

Конечно, право производить аудиозапись без согласия судьи было большим шагом к гласности уголовного судопроизводства при принятии нового УПК РФ. Однако, ответа на вопрос о правовом значении такой аудиозаписи и возможности ее полноценного использования сторонами процесса не дало.

Рекомендации

На сегодняшний день остро стоит проблема восполнения данного пробела новой нормой, предписывающей, что в ходе любого судебного заседания силами и средствами самого суда должна производиться аудиозапись, используемая затем при составлении протокола судебного заседания. Такая запись должна быть в обязательном порядке приложена к протоколу судебного заседания. В случае принесения замечаний на протокол, судья должен исходить из сделанной аудиозаписи.

Кроме того, ознакомление с протоколом судебного заседания в части фиксации хода судебного заседания до момента окончания судебного следствия и перехода к прениям сторон, должно происходить до прений сторон, замечания к протоколу должны рассматриваться в судебном заседании и решение об удостоверении или отказе в удостоверении должно выноситься до прений сторон. В этом случае установленная достоверность протокола судебного заседания как доказательства будет соответствовать применению норм ст. 88 УПК РФ как в отдельности каждого доказательства, так и их совокупности.

Кроме того, в случае отклонения замечаний на протокол судебного заседания, в законе должно быть указано, что «постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного замечания может быть обжаловано в апелляционном порядке. При рассмотрении данной жалобы также заслушивается аудиозапись судебного заседания и только на основании этого выносится соответствующее решение».

Безусловно, что такие изменения в уголовно-процессуальный закон могут способствовать удлинению процесса судебного разбирательства, однако он будет способствовать значительному снижению количества судебных ошибок и случаев должностного произвола. При этом, сам приговор будет более мотивированным и обоснованным, что в свою очередь, будет способствовать снижению уровня недоверия граждан к деятельности судов. В конце концов, справедливость и законность приговора нельзя ставить в зависимость от незначительного увеличения времени судебного разбирательства. Что делать? Необходимость изменения законодательства очевидна.

Практика применения, способы борьбы и ошибки

Приведем три значимых выводах, сформулированных в судебной практике:

1) «Постановлением судьи от 21 апреля 2014 года отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Ш. об ознакомлении с аудиозаписью судебного заседания суда апелляционной инстанции от 24 марта 2014 года.

В соответствии с ч. 5 ст. 259 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства проводилась аудиозапись, она прилагается к материалам уголовного дела.

В нарушение приведенных выше требований уголовно-процессуального закона осужденному Ш., при наличии соответствующего ходатайства последнего, аудиозапись судебного заседания для ознакомления предоставлена не была, что послужило основанием к отмене постановления и возвращению уголовного дела в отношении Ш. в суд первой инстанции для выполнения требований ст. 259 УПК РФ» («Обзор апелляционной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики Марий Эл за II квартал 2014 года»)

2) «Из материалов уголовного дела следует, что осужденные и их защитники были ознакомлены с протоколами судебных заседаний, участниками процесса были принесены замечания на протоколы судебных заседаний, которые рассмотрены в соответствии с положениями ст. 260 УПК РФ, в связи с чем доводы жалоб о том, что протоколы судебных заседаний не отражают должным образом ход судебного разбирательства и содержат неверное изложение показаний допрошенных по делу лиц, являются необоснованными.

Кроме того, согласно материалам уголовного дела, аудиозапись в ходе судебном заседания в порядке части 5 статьи 259 УПК РФ официально не производилась, а запись, которую вела сторона защиты неофициально, не может являться допустимой и использоваться в качестве источника для сравнения, в связи с чем доводы жалоб относительно сравнения печатного текста протокола судебного заседания с аудиозаписью судебного заседания, не могут быть приняты во внимание» (Апелляционное определение Московского городского суда от 06.03.2014 по делу N 10-2008/2014).

3) «В постановлении от 17 августа 2012 года об отклонении замечаний П. на протокол судебного заседания суд указал, что протокол в полной мере отражает происходившее в судебном заседании, при ведении протокола секретарем использовались технические средства записи. Однако в протоколе судебного заседания указания на использование технических средств записи не содержится, носители записи, которые в соответствии с ч. 5 ст. 259 УПК РФ должны прилагаться к материалам дела, к делу не приобщены.

При указанных обстоятельствах обжалуемое постановление подлежит отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, выразившемся в несоблюдении процедуры судопроизводства, повлекшем нарушение процессуальных прав осужденного» (Кассационное определение Ивановского областного суда от 24.09.2012 по делу N 22-2305).

Выводы

Внесение изменений в уголовно-процессуальный кодекс РФ по поводу ознакомления участников процесса с протоколом судебного заседания до прений сторон очень важно и необходимо. Без анализа протокола судебного заседания в рамках конкретного судебного разбирательства в судебном заседании суда первой инстанции, т.е. без возможности употребления участниками процесса всех своих прав, в том числе и возможности осуществления адвокатами защиты интересов подсудимых всеми, не запрещенными законом способами, сделать это невозможно. Такой способ защиты, как ведение в ходе процесса аудиозаписи законом не запрещен, следовательно, он законен. Ныне действующие нормы УПК РФ не дают четко прописанными в законе способами осуществить сторонам процесса его логическое завершение. При подаче замечаний на протокол судебного заседания вынесении судебного решения по этому поводу, судья, принимая решение об удостоверении принесенных замечаний, либо их отклонении, должен руководствоваться сравнительным анализом содержимого протокола судебного заседания с предоставленной стороной процесса аудиозаписью. Это необходимо делать по окончанию судебного следствия, перед прениями сторон, и ни в коем случае на стадии обжалования судебного решения. Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, судебное решение должно быть законным, мотивированным и обоснованным. Отсутствие указанных действий на стадии принятия судом решения уже ставит законность приговора под сомнение.

Есть небольшая адвокатская хитрость, вполне вписывающаяся в нормы УПК РФ, способная законно закрепить хоть часть показаний свидетелей, которые могут сыграть ключевую роль в стратегии защиты. Согласно п. 5 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, свидетель вправе заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда. Следовательно, он имеет право приносить ходатайство. Если это свидетель защиты, перед его допросом в зале суда, надо попросить его изложить все обстоятельства в письменном виде. После допроса стороной защиты, которая будет допрашивать его первой, ходатайствовать о приобщении его показаний в письменном виде к материалам уголовного дела. Судья не может отказать, хоть его допрос к этому моменту еще не окончится, его должны допрашивать сторона обвинения и может задавать вопросы суд. Но это не может быть основанием отказа в приобщении его письменных показаний. Главное, что в протоколе судебного заседания нельзя будет «что-то пропустить», так как информация будет в его письменных показаниях.

Адвокат Георгий Тер-Акопов