Плюшевого короля выпустили под залог

Пойманного СБУшника выпустили из СИЗО под залог в 1,2 млн гривен

сотрудника СБУ пойманного на взятке отпустили под залог

Сотрудника СБУ ранее арестованного за взяточничество отпустили из СИЗО под залог

Сотрудник СБУ Александр Карамушко, которого подозревают в получении взятки в размере 47,5 тысяч долларов, отпустили из СИЗО под залог. Средства по СБУшника внесли еще вчера, сообщает УНН.

По словам адвоката Александра Горобца, что в настоящее время САП планирует внести ходатайство в суд об отстранении его подзащитного от должности.

«Сегодня будет решен этот вопрос. Я знаю, что есть такая информация, что готовилось это ходатайство. Однако мы его еще не получили», – добавил он.

Как сообщали «Комментарии», сотрудник главного управления СБУ Александр Карамушка попался на взятке.

На следующий день ему объявили о подозрении. В НАБУ пояснили, что сотрудник спецслужбы обладал информацией, которая свидетельствовала о получении рядом иностранцев вида на жительство в Украине путем заключения фиктивных браков с гражданками Украины, и решил этим воспользоваться.

Позже, в Соломенском райсуде Киева сегодня, 27 апреля в 14:00 прошло заседание суда по избранию меры пресечения СБУшнику Александру Карамушке, которого подозревают в получении взятки.

Суд уменьшил «королю контрабанды» залог с 21 млн до 141 тысячи

Апелляционный суд Киева изменил сумму залога с 21 миллиона до 141 тысячи гривен для бизнесмена Вадима Альперина, которого подозревают в даче взятки детективу Национального антикоррупционного бюро.

Об этом «Украинской правде» сообщил представитель защиты Альперина.

«Эта сумма составляет 140 960 грн», – уточнил адвокат.

Он отметил, что заседание по рассмотрению апелляции защиты состоялось 22 января. По словам собеседника УП, защита считала неправомерным избрание меры пресечения Альперину.

В то же время, адвокат не смог прокомментировать, чем руководствовался суд при вынесении решения, ведь еще не читал постановление целиком.

«Украинская правда» обратилась за комментарием в Апелляционный суд, но ответ еще не получила.

В ноябре 2017 года сообщалось об аресте 450 миллионов, принадлежащих двум десяткам одесских компаний-импортеров, которые контролировал Альперин.

Позже стало известно, что бизнесмен предлагал детективам НАБУ взятку в 800 тысяч долларов за снятие этого ареста.

Печерский райсуд Киева арестовал Альперина на 60 суток с альтернативой внесения залога в 21 млн грн.

В декабре бизнесмен после внесения залога вышел из-под стражи.

Экс-таможенника Аминева, подозреваемого в краже арестованного имущества, выпустили под залог

Суд сократил сумму внесения залога в 15 раз

Экс-сотрудника одесской таможни Дениса Аминева, подозреваемого в краже контейнеров с нерастаможенным грузом стоимостью в 154 млн гривен, выпустили из СИЗО.

Аминев был задержан в августе 2018 года и арестован на два месяца с правом внесения залога в 30 млн грн. Адвокат обратился к суду с ходатайством об изменении меры пресечения с содержания под стражей на личное обязательство.

Судья рассмотрел ходатайство и отказал в его удовлетворении, однако своим постановлением одновременно установил меньшую сумму залога. Подсудимый вышел из СИЗО после внесения 1,762 млн грн.

Напомним, итоги работы таможни в июне-июле 2018 года свидетельствуют о том, что борьба с контрабандой в Украине дает ощутимые результаты. Как сообщили в ГФС и Кабмине, за июль в госбюджет поступило более 29,7 млрд грн . Это на 3,7 млрд грн больше, если сравнивать с июлем 2017 года. При этом относительно июня 2018 показатели поступлений в госбюджет выросли почти на 3,2 млрд грн. Как отметил Продан, средние за день поступления от таможни уже превышают 1,4 млрд грн.

Совладелицу Гавриловских курчат выпустили под залог — СМИ

Задержанная по подозрению в организации птичьего могильника и загрязнении окружающей среды в Киевской области совладелица предприятия по производству курятины Агромарс (ТМ Гавриловские курчата) Марина Сигал вышла под залог. Как сообщил Украинской правде источник в прокуратуре, за Сигал внесли залог в размере 90 млн грн.

Напомним, 9 июня совладелицу холдинга арестовали на 60 суток с возможностью внесения залога. Вместе с женщиной был арестован ее муж, экс-нардеп от Партии регионов Евгений Сигал. Печерский суд избрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей на 2 месяца с альтернативой внесения залога в размере 80 млн грн, однако за экс-нардепа пока ее не внесли.

Как сообщалось, владельцев известной птицефабрики Агромарс правоохранители задержали по подозрению в организации птичьего могильника и загрязнении окружающей среды в Киевской области.

Как «выйти под залог» по новому УПК

На рынок юридического сопровождения уголовных дел начали активно продвигать услугу «выпуск под залог». Есть основания полагать, что вскоре она станет одной из самых востребованных.

Не так давно в одном из районных судов столицы слушалось дело, фигурантом которого могла бы оказаться любая компания, работающая в Украине. Представительство крупной транснациональной корпорации обвинили в уклонении от уплаты налогов на сумму 5 млн грн. Против бухгалтера возбудили уголовное дело.

Чтобы оставаться на свободе на период досудебного следствия, он должен был внести залог в размере 5 млн грн. «Осилить» эту сумму самостоятельно счетовод даже не планировал. А компания платить… отказалась. Ее руководство посчитало, что схема с залогом потенциально слишком дорогая. Его очень легко лишиться под предлогом малейшего нарушения условий выхода под обеспечение.

А положительный исход дела о неуплате налогов вовсе не гаран­тирован. В итоге можно потерять все 10 млн грн. Впрочем, у этой истории все же был хеппи-энд: бухгалтер за решетку не попал. Компания уплатила сумму якобы недоплаченных налогов, и уголовное дело закрыли по реабилитирующим обстоятельствам. Причем в дальнейшем юристы корпорации все-таки рассчитывают отсудить у Госналогслужбы выплаченные 5 млн грн. податей.

С ноября залогом в Украине будут пользоваться гораздо активнее. К этому времени вступит в силу новый Уголовный процессуальный кодекс. Одной из его революционных норм должна стать практика выхода под залог даже подозреваемых и обвиняемых в совершении тяжких преступлений. Именно залог станет основной мерой пресечения при расследовании уголовных дел. Вот только желающим выйти на свободу до суда, похоже, придется платить дважды — и в госказну, и лично судьям.

Опция «выход под залог» в отечественном уголовно-процессуальном праве существует уже много лет. Но на практике судьи и следователи до сих пор пользовались ею крайне редко. К примеру, в 2010 г. из 46 тыс. человек, в отношении которых избиралась мера пресечения, украинские суды выпустили под залог лишь… 109 счаст­ливчиков. Т. е. 0,24% подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

В остальных случаях их в основном отправляли за решетку. «Раньше залог как мера пресечения практически не применялся в связи с тем, что в УПК отсутствовал действенный механизм его применения, — поясняет Станислав Мищенко, заместитель главы Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел. — Неясности касались решения вопроса по размеру залога, критериев его определения, места хранения предмета залога и так далее».

Пока залог как альтернатива содержания под стражей в стране не прижился, вопиющие истории вроде той, что произошла с Эдуардом Смоляром, экс-чиновником одесской мэрии, считались из ряда вон выходящими. Одессита задержали по подозрению в незаконном отчуждении городской собственности на 38 млн грн., отправили в СИЗО, но затем выпустили под залог в размере 1 млн грн. Г-н Смоляр задерживаться в Одессе не стал, собрал вещи — и был таков. Говорят, сейчас он проживает в Израиле.

Очень скоро количество подобных историй должно увеличиться. По замыслу авторов нового УПК, в ближайшем будущем залог станет самой популярной мерой пресечения и в разы сократит число людей, взятых под стражу. Одновременно ему априори придется стать и главной причиной всевозможных злоупотреблений. В новом документе размер залога жестко привязан к тяжести преступления. Нет никаких сомнений, что в скором времени аналогичная «тарифная сетка» появится и для определения размера взяток.

«УПК нашпигован коррупционными моментами, — уверен Юрий Кармазин, первый замглавы Комитета ВР по вопросам правосудия. — И прежде всего это возможность злоупотреблений при залоге. Понравился судье цвет ваших глаз или размер конверта, который вы предложите ему, его родным, близким, доверенным лицам или нет? Если понравился, значит, у вас будет один залог, не понравился — другой. То есть возможность варьировать сумму залога в Кодексе — колоссальная».

Какой изволите?

Главными потребителями услуги «выход под залог» будут бизнесмены и руководители, которых налоговая захочет привлечь к уголовной ответственности по 212 статье УК — уклонение от уплаты налогов. Вот тут-то и кроется ключевая законодательная хитрость. Никаких других опций, кроме залога либо же пребывания под стражей, для экономических преступников нет!

На сухом юридическом языке это звучит так: лиц, по которым основной вид наказания предусмотрен в виде штрафа на сумму более 51 тыс. грн., не могут выпустить на поруки или посадить под домашний арест. В 100% случаев они обязаны внести залог. Если же денег у собственника нет, директор или бухгалтер автоматически отправятся в СИЗО.

Правда, таких прецедентов, по словам Инны Отрош, главы Печерского райсуда Киева, в ее ведомстве еще не было. «Могу со 100%-й уверенностью сказать, что все лица, в отношении которых суд принял решение об избрании меры пресечения в виде залога, этот залог вносят, — говорит глава суда. — В практике бывают даже такие случаи, когда защитник вносит залог еще до решения суда. По собственной инициативе, поскольку никаких запретов для этого нет. То есть они готовы вносить залог. И это нормально».

Впрочем, исключать факт отсутствия у человека денег для внесения залога нельзя. Парадоксально, но если такое случится, то шансов быть на свободе во время расследования у экономического преступника, чья вина еще не доказана, в отличие от подозреваемого в убийстве равны нулю.

Между тем судьям оставили возможность определять размер обеспечения на свое усмотрение. А что способно скостить залог в интересах подозреваемого эффективнее, нежели финансовая мотивация судьи? По словам Виктора Швеца, главы парламентского Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, очень скоро в Украине появится практика двойной оплаты залога: государству и тем, кто принимает решение о его размере.

«Подозреваемый будет договариваться с тем же следователем. Он скажет: «Я даю тебе 50 тыс. грн., запиши мне 3 тыс. залога и на этом разбежимся». Тот возьмет деньги, поделится половиной со следственным судьей и на том все останутся довольными. Думаю, именно так все и будет происходить на практике», — поясняет г-н Швец.

Зато даже минимальное невыполнение условий выхода под залог позволяет государству силами суда тотчас же забрать эти деньги себе. К примеру, если человек хотя бы на одну минуту опоздает на встречу к следователю, формально есть повод обвинить его в невыполнении обязательств. При четко отработанной правоохранительными органами схеме это позволит автоматически отправлять залог в бюджет. Более того, если в дальнейшем в отношении непунктуального подозреваемого вновь захотят применить данную меру пресечения, сумма залога в обязательном порядке должна быть больше предыдущей. И так — до бесконечности.

Ржавые консерваторы

Попытку свести к минимуму злоупотребления с размером залога законодатель все же предпринял. Размер залога действительно четко определен в зависимости от тяжести преступления.

Однако на практике судьи, похоже, даже и не думают руководст­воваться данной нормой! В этом мы убедились, пообщавшись с Леонидом Фесенко — главой Высшего спецсуда по рассмотрению гражданских и уголовных дел, членом Высшего совета юстиции. Именно на его ведомство возложена одна из главных функций высших спецсудов — давать разъяснения нижестоящим судам, как поступать в той или иной ситуации. И если в новом УПК старая императивная норма о том, что размер залога не может быть меньше суммы причиненного ущерба, отсутствует, в реальной жизни дело, скорее всего, будет обстоять с точностью до наоборот.

«Мы люди консервативные, к большому сожалению. И не всегда сразу принимается во внимание тот закон, который действует на то или иное время, — откровенничает Леонид Фесенко. В принципе, эта практика (размер залога больше или равен суммы ущерба — прим. ред.) будет продолжаться. Это справедливо. Коль ты посягнул на какую-то собственность, и она имеет свою стоимость, так внеси эту стоимость в качестве залога».

Показательно, что уже в этом месяце пленум высшего спецсуда, которым руководит г-н Фесенко, должен выпустить некие рекомендации по залогу. Правда, на чем именно будут основываться такие разъяснения, сказать сложно. Хотя бы потому, что новый УПК еще не вступил в силу, а значит, нет и практики его применения.

Коррупционные риски, связанные с определением размера залога, признают даже в партии власти. «Очень многое будет зависеть от судьи, — говорит Владимир Малышев, член фракции Партии регионов в Верховной Раде. — В первую очередь от его профессионализма, но самое главное — от его совести. И если человек украл на 10 млн, а залог ему установят в 15 тыс., куда деньги пошли? Ответ однозначный: судье в карман. Но мы же не можем предусмотреть все! Нужно посмотреть, как будет действовать новый УПК, хотя я не сомневаюсь, что нам всем придется вносить в него еще множество изменений».

Как бы там ни было, поле для судебных злоупотреблений в части применения залога в качестве меры пресечения настолько широко, что исправить ситуацию может лишь жесткое законодательное ограничение самого размера залога. Наличие же исключительного права судьи в ряде случаев по собственному усмотрению определять размер залога больше, чем установлено законом, — искушение, способное соблазнить даже самых неподкупных служителей Фемиды. Ведь кто сказал, что исключения из правил не могут стать нормой? Судебная практика устами судей говорит об обратном.

Не пропустите новые статьи. Подписывайтесь на рассылку!

Опубликовано на сайте: 14.08.2012

Автор: Станислав Мирошниченко