Пленум по 319 ук рф

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103 «Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности» (извлечение)

По приговору мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 г. Галявиев, ранее судимый по п. «з» ст. 102 УК РСФСР, условно-досрочно освобожденный на четыре года десять дней, осужден по ст. 319 УК РФ к исправительным работам сроком на один год с удержанием 10% заработка в доход государства. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание один год один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По приговору Альметьевского городского суда Республики Татарстан в апелляционном порядке приговор изменен, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров Галявиеву окончательно назначено четыре года один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан приговор изменила, наказание, назначенное Галявиеву по ст. 319 УК РФ, смягчила до 3 тыс. рублей штрафа в доход государства, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначила четыре года десять дней лишения свободы со штрафом в размере 3 тыс. рублей в исправительной колонии строгого режима, в соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ постановила наказания в виде штрафа и лишения свободы исполнять самостоятельно.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан приговор и кассационное определение оставил без изменения.

В надзорной жалобе, поданной в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, Галявиев указал, что он осужден незаконно по ст. 319 УК РФ, просил о пересмотре судебных решений, так как после условно-досрочного освобождения он трудился на заводе и никаких правонарушений не допускал, но это судом во внимание принято не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 14 ноября 2006 г. все принятые судебные решения отменила, а дело прекратила, указав следующее.

Галявиев признан виновным в публичном оскорблении представителя власти, исполнявшего свои должностные обязанности, при следующих обстоятельствах.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Галявиев в дежурной части медицинского вытрезвителя УВД г. Альметьевска в присутствии Тарасовой и Макаровой оскорблял грубой нецензурной бранью дежурного инспектора медицинского вытрезвителя младшего лейтенанта милиции Хазиева, находившегося в форменной одежде при исполнении служебных обязанностей и оформлявшего учетную документацию для помещения Галявиева в палату для вытрезвления.

Мировой судья в обоснование своего вывода о виновности Галявиева в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей сослался в приговоре на показания потерпевшего Хазиева о том, что в дежурной части медицинского вытрезвителя во время составления документа на помещение туда Галявиева последний в состоянии алкогольного опьянения в присутствии других лиц стал оскорблять его нецензурной бранью, на показания свидетелей Макаровой и Тарасовой, подтвердивших указанное обстоятельство, а также на показания самого Галявиева в судебном заседании, из которых следует, что он оскорблял нецензурной бранью сотрудника милиции Хазиева.

Однако, правильно установив фактические обстоятельства дела, судья при квалификации действий Галявиева по ст. 319 УК РФ дал им неверную правовую оценку.

Согласно ст. 319 УК РФ уголовная ответственность наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

По смыслу указанного уголовного Закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Вместе с тем, как видно из приговора, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудника милиции Хазиева высказаны осужденным, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии Макаровой — санитарки медицинского вытрезвителя и Тарасовой — фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц.

В приговоре не приведены объективные данные, свидетельствующие о том, что Галявиев высказывал оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью. Отсутствуют они и в материалах дела.

При таких обстоятельствах в действиях Галявиева отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ.

В действиях Галявиева содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении осужденного к уголовной ответственности в порядке частного обвинения за это преступление действия осужденного не могут быть переквалифицированы на этот уголовный закон.

Поэтому все принятые по данному делу судебные решения подлежат отмене, а дело — прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии Галявиева состава преступления.

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103 «Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности» (извлечение)

Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, N 2, февраль 2007 г.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Пленум по 319 ук рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 319 УК РФ. Оскорбление представителя власти

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 319 УК РФ. Оскорбление представителя власти

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Статья 319 УК РФ. Оскорбление представителя власти

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарии к ст. 319 УК РФ

1. Основным непосредственным объектом преступления признаются общественные отношения, обеспечивающие защиту авторитета органов власти; дополнительным — честь и достоинство личности.

2. Потерпевшим является представитель власти (см. комментарий к ст. 318).

3. Объективная сторона выражается в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Оскорбление — это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (см. комментарий к ст. 130).

Обязательный признак состава рассматриваемого преступления — публичность оскорбления, т.е. когда оскорбительные действия совершаются в присутствии других людей или когда результаты оскорбления воспринимаются посторонними лицами (например, оскорбление в печати, оскорбительные надписи или рисунки на заборах или стенах домов).

БВС РФ. 2007. N 2. С. 24, 25.

Оскорбление может быть нанесено при исполнении представителем власти своих должностных обязанностей или хотя бы не при исполнении этих обязанностей, но в связи с их исполнением в прошлом (например, лицу, находящемуся в отпуске, на пенсии).

Преступление окончено с момента совершения оскорбительных действий.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что оскорбляет именно представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, и желает этого.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Статья 319 УК РФ. Оскорбление представителя власти

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарии к ст. 319 УК РФ

1. Основным непосредственным объектом преступления признаются общественные отношения, обеспечивающие защиту авторитета органов власти; дополнительным — честь и достоинство личности.

2. Потерпевшим является представитель власти (см. комментарий к ст. 318).

3. Объективная сторона выражается в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Оскорбление — это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (см. комментарий к ст. 130).

Обязательный признак состава рассматриваемого преступления — публичность оскорбления, т.е. когда оскорбительные действия совершаются в присутствии других людей или когда результаты оскорбления воспринимаются посторонними лицами (например, оскорбление в печати, оскорбительные надписи или рисунки на заборах или стенах домов).

БВС РФ. 2007. N 2. С. 24, 25.

Оскорбление может быть нанесено при исполнении представителем власти своих должностных обязанностей или хотя бы не при исполнении этих обязанностей, но в связи с их исполнением в прошлом (например, лицу, находящемуся в отпуске, на пенсии).

Преступление окончено с момента совершения оскорбительных действий.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что оскорбляет именно представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, и желает этого.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

§1. Особенности квалификации преступлений, предусмотренных ст. 317-319 УК РФ

При анализе и оценке общественной опасности исследуемого вида преступлений следует иметь в виду два основных аспекта. Прежде всего особую опасность посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа, а равно его близких (ст. 317 УК РФ) и применения насилия в отноше­нии представителя власти и его близких (ст. 318 УК РФ), ибо объектами такого преступления яв-

Глава 50. Расследование преступных посягательств иа Жизнь, здоровье, честь и достоинство

ляются порядок государственного управления и жизнь лиц, осуществляющих деятельность по ох* ране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности.

Насилие вообще, а анализируемый вид в частности, парализует волю людей, подрывает их веру в возможность государства обеспечить их безопасность. По мнению отдельных ученых, насилие оказывает определяющее влияние на нравственную и правовую атмосферу в обществе, духовную жизнь людей, их ценностные ориентации и каждодневные отношения между ними, принятие важ­ных решений и воспитание подрастающего поколения, политическую и экономическую деятель’ ность, а также возможность обеспечения правопорядка. Поэтому при законодательном регулирова­нии ответственности за совершение насилия в отношении сотрудника правоохранительного органа, формировании состава этого преступления и в правоприменительной практике необходимо учиты­вать рассмотренный аспект их общественной опасности.

Под прицелом преступников оказываются права граждан на безопасную жизнь, на охрану их личности, их интересов со стороны правоохранительных органов, т.е. на общественный порядок, общественную безопасность. Следовательно, дезорганизующее воздействие на общество осуществ­ляется посредством значительного усиления криминального давления на правоохранительные ор­ганы: от вовлечения в составы криминальных структур, подкупа до физического насилия — убий­ства, причинения различной тяжести вреда здоровью сотрудников правоохранительных органов и представителям власти.

Общественная опасность преступлений, предусмотренных ст. 317-319 УК РФ, состоит в том, что они посягают на жизнь и здоровье сотрудников правоохранительных органов и их близких в целях воспрепятствования деятельности первых по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, на порядок управления, нормальную деятельность органов государст­венной власти и местного самоуправления, их авторитет, а также честь и достоинство представите­ля власти в лице сотрудников правоохранительных органов.

С учетом изложенного УК РФ содержит три специальных состава, направленных на защиту жизни и здоровья, чести и достоинства работников правоохранительных органов. Статья 317 пре­дусматривает ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования их деятельности по охране об­щественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятель­ность. Статьи 318 и 319 предусматривают ответственность за применение насилия в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей и оскорбление представителя власти при исполнении ими своих должностных обязанностей или в связи с их ис­полнением (согласно примечанию к ст. 318 представителем власти признается должностное лицо правоохранительного органа).

1. Статья 317 УК РФ («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»). Сотрудник правоохранительного органа — это гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности: прокурора; следователя; лица, произ­водящего дознание; лица, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность; сотрудника ор­ганов внутренних дел, осуществляющего охрану общественного порядка и обеспечение общест­венной безопасности, исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров; сотрудника органа Феде­ральной службы безопасности; судебного исполнителя; сотрудника федеральных органов государ­ственной охраны, а также выполняющих иные обязанности в органах, для которых охрана право­порядка согласно закону является основной или одной из основных задач.

Помимо самого сотрудника правоохранительного органа, уголовный закон в такой же мере за­щищает права и интересы их близких, к которым относятся близкие родственники— лица, со­стоящие в родстве (отец, мать, дедушка, бабушка, дети, братья, сестры) или свойстве (супруг и род­ственники супруга) с сотрудником правоохранительного органа, а равно (в исключительных случаях) иные близкие лица, состоящие в свойстве с сотрудником правоохранительного органа, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся обстоятельств дороги конкретному сотруднику правоохранительного органа в силу сложившихся личных отношений (см. п. 3,4 ст. 5 УПК РФ).

Непременным условием квалификации содеянного по указанным нормам закона является ис­полнение сотрудником служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспече­нию общественной безопасности, т.е. это деятельность сотрудника, направленная на пресечение и предупреждение правонарушений, затрагивающих интересы значительного количества граждан (обеспечение правопорядка в общественных местах, контроль за соблюдением установленных пра­вил паспортной системы, выявление условий и обстоятельств, способствующих совершению пре­ступлений и т.д.), а также поддержание определенной степени защищенности жизненно важных

Глава 50. Расследование преступных посягательств на жизнь, здоровье, честь и достоинство

роны посягательство на жизнь и здоровье сотрудника следует квалифицировать как преступление против личности.

Субъектом данного преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Не­совершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет за убийство сотрудника правоохранительных органов подлежат уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

С учетом способов, методов и обстоятельств совершения посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа или его близких, законодателем предусматривается дополнительная квалификация содеянного по другим составам преступления. Так, посягательство на жизнь сотруд­ника правоохранительного органа или его близких, совершенное в составе устойчивой вооружен­ной группы (банды), необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотрен­ных ст. 317 и ст. 209 УК РФ.

2. Статья 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»). Представи­тель власти — это должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости (см. примечание к ст. 318).

Под насильственным посягательством на сотрудника правоохранительного органа или его близ­ких законодатель в ч. 1 рассматриваемой нормы предусматривает нанесение побоев или соверше­ние иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинения кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности или иных, более тяжких последствий, а также иные виды физического воздействия, выражающиеся в ограничении физической свободы против его воли, связывание и т.д., т.е. насилие, не опасное для жизни и здоровья потерпевшего.

Угроза применения насилия выражается в словесном или деятельном намерении правонару­шителя причинить сотруднику правоохранительного органа или его близким вред здоровью и дру­гие указанные выше физические и моральные страдания, вплоть до угрозы убийством.

Под,насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего (см. ч. 2 ст. 318 УК РФ), следует понимать вред здоровью любой тяжести (тяжкий, средней тяжести и легкий), вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. При этом дополнительная квалификация по соответствующим статьям УК РФ не требуется, а предотвращение смертельного исхода в результате оказания потерпевшему медицинской помощи не изменяет оценку вреда здо­ровью как опасного для жизни.

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966 г. № 31 «О судеб­ной практике по делам о грабеже и разбое» (с изменениями и дополнениями)1 по ч. 2 ст. 318 УК РФ квалифицируется применение насилия, которое хотя и не причинило реального вреда, но в момент применения создавало опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

Должностные обязанности представителя власти вытекают из служебных полномочий и свя­заны с осуществлением прав и обязанностей, которыми лицо наделено в силу занимаемой должно­сти (Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практи­ке по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышением власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге»)2.

Объективная сторона преступления, как указывалось выше, характеризуется активными дейст­виями и выражается в применении физического или психического насилия. Способы применения насилия могут быть самыми разнообразными, при этом между применением насилия в отношении сотрудника правоохранительного органа или его близких и наступившими последствиями должна существовать причинная связь.

Обязательным элементом состава преступления является применение насилия или угроз приме­нения насилия в отношении представителя власти или его близкого в связи с исполнением, а не только при исполнении, потерпевшим своих должностных обязанностей. При этом ответственность за применение насилия наступает только в случаях противодействия законной деятельности со­трудника правоохранительного органа.

Причинение тяжкого или менее тяжкого вреда здоровью сотруднику или его близкому в связи с иной служебной деятельностью, не связанной с исполнением им своих должностных обязанностей, следует квалифицировать по ст. 111 и 112 УК РФ.

Если насилие или угроза насилием применяются в отношении сотрудника правоохранительного органа, участвующего в отправлении правосудия или в производстве предварительного расследо­вания, т.е. судьи, прокурора, следователя, дознавателя и т.д., содеянное необходимо квалифициро­вать по ст, 296 УК РФ.

‘ Постановление Пленума Верховного Суда РФ. 1961 1996. М., 1997 ! Бюлл. Верховного Суда СССР 1990. № 3

Глава 50. Расследование преступных посягательств на жизнь, здоровье, честь и достоинство

Оконченным данное преступление считается с момента применения насилия соответствующей тяжести либо угрозы его применения.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины с прямым умыслом по отношению к применению насилия к представителю власти или его близким и прямым либо косвенным умыслом к возможным последствиям такого насилия. Совершение преступления в связи с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей предполагает цель воспрепят­ствования исполнению данных обязанностей представителем власти либо мотив мести за их испол­нение, однако поскольку законодатель специально не указывает такой цели и мотивов совершения данного преступного деяния, представляется, что они могут быть любыми.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16 лет. В случае, если умыш­ленное причинение тяжкого или менее тяжкого вреда здоровью представителя власти причинит несовершеннолетний в возрасте от 24 до 16 лет, то он подлежит ответственности по ст. 111 или 112 УК РФ.

С учетом обстоятельств причинения такому лицу правоохранительного органа или его близким тяжкого вреда здоровью (группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, в отношении двух и более лиц, неоднократно и т.п.) законодатель предусматривает до­полнительную квалификацию содеянного по соответствующей части ст. 111 УК РФ.

3. Статья 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Оскорбление представителя власти общественно опасно потому, что оно нарушает нормальную деятельность органов власти и их авторитет, а также посягает на честь и достоинство его самого как личности. Специфичным для данного преступления является публичность оскорбления, т.е. сведения, явно не соответствующие общепринятым нормам поведения и грубо попирающие человеческое достоинство, становятся дос­тоянием многих лиц (например, из публичного выступления, публично демонстрирующегося про­изведения или из средств массовой информации).

Объективная сторона данного преступления характеризуется умышленным унижением чести и достоинства представителя власти, выраженным в неприличной форме в присутствии посторонних лиц, т.е. других лиц, кроме виновного и потерпевшего. Оскорбление может быть выражено в уст­ной (высказывания, публичные выступления), письменной (листовки, обращение, публикация в средствах массовой информации), фотографической (фотографии, фотомонтаж), деятельной (физи­ческое оскорбление) и любой иной форме, унижающей честь и достоинство представителя власти.

Под публичным оскорблением при исполнении служебных обязанностей следует понимать ос­корбление представителя власти непосредственно в период исполнения им своих должностных обязанностей (например, в период несения службы на посту работником дорожно-патрульной службы, участкового уполномоченного в период работы на участке и т.д.), при этом неважно, свя­зано оскорбление с исполнением служебных обязанностей или оно совершено из личных неприяз­ненных отношений к потерпевшему.

От данного оскорбления следует отличать публичное оскорбление сотрудника в связи с испол­нением им своих должностных обязанностей. В данном случае для привлечения к ответственности виновного необходимо наличие прямой связи между оскорблением и исполнением сотрудником служебных обязанностей (независимо от времени исполнения).

Вместе с тем не подлежит квалификации по указанной статье закона оскорбление сотрудника правоохранительного органа, если оно не стало достоянием третьих лиц, а равно публичное ос­корбление сотрудника во время, свободное от исполнения должностных обязанностей, совершен­ное из личных неприязненных отношений, то есть когда оно не может подорвать авторитет соот­ветствующих органов.

Публичное оскорбление сотрудника правоохранительного органа может быть совершено только с прямым умыслом, то есть виновный осознает принадлежность потерпевшего к представителям власти и то, что он в данное время исполняет свои должностные обязанности, а также публичный и неприличный характер своих высказываний или действий в отношении потерпевшего и желает со­вершения указанных действий. Наличие дополнительных признаков субъективной стороны (мотив и цель) для квалификации деяния не обязательно.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

В случае публичного оскорбления сотрудника правоохранительного органа, являющегося уча­стником судебного процесса (прокурора, выступающего в качестве государственного обвинителя; милиционера патрульно-постовой службы, участвующего в суде в качестве свидетеля и т.д.), дея­тельность виновного следует квалифицировать одновременно по ч. 1 ст. 297 и ст. 319 УК РФ.

В свою очередь, не являются уголовно наказуемыми деяниями приготовление к публичному ос­корблению, а также к применению насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении со-

Глава 50. Расследование преступных посягательств на жизнь, здоровье, честь и достоинство ■

трудника правоохранительного органа или его близких, то есть сбор сведений об указанных лицах, написание оскорбительного текста, договоренность об опубликовании оскорбительной статьи, под­бор соучастников и т.д.

Преступления, предусмотренные ст. 317-319 УК РФ, считаются оконченными с момента поку­шения на жизнь указанных лиц, применения насилия или оскорбления представителя власти. Фак­тически наступившие в результате преступных действий последствия лежат за пределами данных составов преступлений и могут быть учтены при назначении наказания.

Пленум по 319 ук рф

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Leader=00713cqz 2200133 4500
001=000000000000000JurPortal00000000
005=20030918160101.0
245=10$aПубличное оскорбление представителя власти при исполнении им должностных обязанностей не может рассматриваться как малозначительное деяние, не представляющее общественной опасности :$bПостановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда /$cМатериал подготовлен Б. В. Волженкиным и И. К. Лебедевым.
260=1_$aСПб.,$c2003
653=__$aсудебная практика$aуголовные дела$aоскорбление$aдолжностные лица
700=1_$aВолженкин, Б. В.
700=1_$aЛебедев, И. К.
710=2_$aСанкт-Петербургский городской суд
900=__$aЮридическая практика. — 2003. — № 1. — с. 47 — 48. Материал(ы):

    Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им должностных обязанностей не может рассматриваться как малозначительное деяние, не представ-ляющее общественной опасности.

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им должностных обязанностей не может рассматриваться как малозначительное деяние, не представляющее общественной опасности.

Постановлением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга уголовное дело по обвинению Скорнякова в преступлении, преду­смотренном ст. 319 УК РФ, прекращено на основании п. 2 ст. 5 УПК РСФСР, ст. 14 УК РФ в связи с малозначительностью содеянного.

В протесте ставится вопрос об отмене постановления и направ­лении дела в тот же суд для рассмотрения по существу.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Президиум Санкт-Петербургского городского суда от 22.05.2002 г. находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следу­ющим основаниям.

Органами дознания Скорняков обвиняется в том, что публично оскорбил представителя власти при исполнении им своих должност­ных обязанностей. Скорняков в дежурной части 57 отдела милиции УВД Выборгского района Санкт-Петербурга, находясь в состоянии
алкогольного опьянения, публично, в присутствии граждан, выражался нецензурной бранью и высказывал оскорбления в адрес сотрудника милиции Алиева, на неоднократные требования прекратить оскорб­ления не реагировал.

В постановлении суд указал, что уголовное дело в отношении Скорнякова подлежит прекращению, поскольку он совершил преступление небольшой тяжести, ранее не судим, положительно харак­теризуется, в содеянном раскаивается, и хотя в его действиях фор­мально содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, однако с учетом данных о личности, обстоятельств дела содеянное не представляет общественной опасности в силу малозначительности.

Данные доводы суда являются несостоятельными.

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции . » от 24.09.1991 г. правильное и своевременное рассмотрение дел данной категории является одним из важнейших условий реального обеспечения правовой защищен­ности сотрудников милиции, укрепления законности и правопорядка.

Критерием оценки опасности деяния, отграничения его от малозначительных действий является степень выраженности юриди­ческих признаков деяния, предусмотренного ст. 312 УК РФ.

Анализ материалов дела свидетельствует о явной выраженности
таких признаков.

Находясь в помещении отдела милиции, Скорняков в присут­ствии посторонних граждан оскорбил грубой нецензурной бранью сотрудника милиции; при этом на замечания не реагировал.

Данные, характеризующие личность обвиняемого и его отноше­ние к содеянному, не связаны с определением деяния как мало­значительного. Эти обстоятельства должны быть учтены судом при индивидуализации ответственности, т. е. при решении вопроса о назначении наказания.

Вопреки требованиям ст. 234 УПК РСФСР суд не уведомил потерпевшего Алиева о прекращении уголовного дела, чем лишил его гарантированного законом права в установленном порядке обжаловать состоявшееся решение и тем самым нарушил его права, предусмотренные ст. 52 Конституции РФ.

Не уведомлен о прекращении уголовного дела и обвиняемый Скорняков, что грубо нарушает его права, предусмотренные ст. 46, 234 УПК РСФСР.

Президиум постановил: на основании изложенного и руковод­ствуясь ст. 378 УПК РСФСР постановление районного суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

* Материал подготовлен докт. юрид. наук, профессором кафедры уголовного права юридического факультета СПбГУ Б. В. Волженкиным и студентом 2-го курса юридического факультета СПбГУ И. К. Лебедевым.

Источник информации:
Юридическая практика. — 2003. — № 1. — с. 47 — 48.