Относительные доказательства упк

Оглавление:

Доказательство и доказывание в уголовном процессе (3)

Главная > Реферат >Государство и право

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

по дисциплине «Уголовному процессу»

Уровень образования специалист

Вид курсовой работы теоретический

Тема: Доказательство и доказывание в уголовном процессе

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОКАЗЫВАНИЯ…………… 7

Понятие, сущность и содержание доказывания в уголовном судопроизводстве. 7

Цель доказывания в уголовном процессе. Характер и содержание истины, устанавливаемой по уголовному делу………………………. 8

Предмет и пределы доказывания в уголовном процессе……. 10

Процесс доказывания и его элементы………………………….. 15

Участники процесса доказывания. Их классификация……….. 16

СУЩНОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. 18

Понятие доказательств в уголовном процессе. 18

Классификация доказательств в уголовном процессе………… 20

ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ…. 23

Доказательства и доказывания – основные вопросы определяющие сущность уголовного процесса. К ним обращались многие авторы, что вполне понятно, ибо нет других проблем, которые вбирали бы в себя такое множество различных аспектов уголовно – процессуальной теории и практики. Им посвящены многочисленные исследования. Однако проблемы доказывания неисчерпаемы и, несомненно, еще немало вопросов ждут своего решения.

Актуальность темы работы. Исследование проблем доказательств и доказывания в уголовном процессе теснейшим образом связаны с жизнью, практической деятельностью, направленной на защиту общества от преступлений, а в условиях роста преступности такие исследования приобретают особое значение. Как отмечал выдающийся юрист Бентам «Искусство судопроизводства, в сущности, есть иное, как искусство пользоваться доказательствами». Для того чтобы научиться владеть доказательствами, а через них и судопроизводством нам прежде необходимо получить четкое представление о самих доказательствах и доказывании в уголовном судопроизводстве. Уметь классифицировать доказательства и знать о требованиях, предъявляемых к доказательствам.

Важнейшей проблемой доказывания продолжает оставаться собирание

доказательств. Изучение проблемы собирания доказательств имеет исключительно важное значение. Практика свидетельствует о том, что ошибки в собирании доказательств достаточно распространены на предварительном и судебном следствии. Нередко они приводят к неустановлению виновных либо к вынесению неправосудного приговора, в определенной мере этому способствует отсутствие единых научных представлений о сущности собирания доказательств и факторах, определяющих полноту и точность отражения фактических данных в материалах дела.

Для обеспечения достоверности полученных сведений и возможности их проверки законодатель устанавливает, кто, откуда и каким путем может получить доказательства, на основе которых устанавливаются обстоятельства дела. В законе указывается исчерпывающий перечень источников получения сведений, имеющих значение по делу, и применительно к каждому источнику – порядок получения (допрос, осмотр и др.) и закрепления полученных сведений в надлежащей процессуальной форме в деле.

Доказательство по уголовному делу выступает в единстве своего содержания («фактические данные») и процессуальный формы получения и закрепления фактических данных, а в целом характеризуется такими свойствами, как относимость и допустимость.

Понятие «доказательство» и «доказывание» используются в теории доказательств в нескольких значениях. Доказательство, в процессуальном понимании, это сведения о каких – либо фактических обстоятельствах дела, полученные в установленном законом порядке.

Доказательство – это и определенный логический прием рассуждения, когда на основе установленных обстоятельств утверждается или отрицается наличие какого – либо обстоятельства. Собственно, именно от наименования этого логического приема берет свое начало использование понятие «доказательство» в уголовном процессе, поскольку здесь на основе установления обстоятельств происходит опосредованное познание обстоятельств, прошлого события. В науке о доказывании используются достижения различных наук, в том числе логики, психологии, криминалистики, судебной медицины, психиатрии и др. Важную роль в развитии теории доказательств играет изучение следственной и судебной практики.

Цель работы – исследования сущности доказательство и доказывание в уголовном процессе.

Сформулированная цель работы предполагает решение следующих задач:

изучить сущность и содержание доказывания в уголовном процессе;

рассмотреть предмет и пределы доказывания в уголовном процессе;

раскрыть понятие и дать классификацию доказательств в уголовном процессе;

изучить виды доказательств в уголовном процессе

При написании работы использовалось действующее законодательство, литература по уголовному праву и уголовному процессу, по криминалистики, специальные литературные источники, относящиеся к определенным разделам теории доказывания и других наук, достижения которых используются при доказывании в ходе уголовного судопроизводства. Особенно помогли в исследовании такие авторы, как Александров А.С., Белкин А.Р., Власихина В.А., Левченко О.В., Мельник В.В., Орлов Ю.К.

Процессы и результаты научной, нормотворческой и правоприменительной деятельности, отражающие специфику деятельности участников судопроизводства, в сфере уголовно-процессуального и уголовного закона.

Отношения, складывающиеся между субъектами уголовного судопроизводства, которые наделены определенными правами, которые руководствуются в своей деятельности законами, инструкциями, положениями и т.д.

Нормы, правовые институты, закрепленные в действующем на территории Российской Федерации конституционном, уголовном и уголовно процессуальном законодательстве.

Закономерности указанных видов деятельности и основанные на их познании правовые средства решения стоящих перед обществом и государством задач.

Положения, выносимые на защиту:

теория познания и теория уголовно-процессуального доказывания, практически, едины в своих исходных (методологических) моментах;

истина, устанавливаемая в уголовном процессе не может быть названа ни абсолютной, ни относительной

предмет доказывания по уголовному делу – это, установленный законодателем и объективно необходимый для законного и обоснованного разрешения дела по существу, перечень фактов и обстоятельств, подлежащих установлению (доказыванию) по каждому уголовному делу;

процесс доказывания в уголовном судопроизводстве России складывается из следующих, взаимосвязанных между собой, элементов: обнаружение, собирание, фиксация, проверка и оценка доказательств по делу, а также обоснование на их основе (всех) выводов и процессуальных решений по делу;

процесс доказывания в уголовном судопроизводстве России складывается из следующих, взаимосвязанных между собой, элементов: обнаружение, собирание, фиксация, проверка и оценка доказательств по делу, а также обоснование на их основе (всех) выводов и процессуальных решений по делу;

Курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОКАЗЫВАНИЯ

Понятие, сущность и содержание доказывания в уголовном производстве

Доказывание – составляет суть и основное содержание деятельности в уголовном процессе, вне зависимости от этапа или производства по уголовному делу. В основе уголовно-процессуальной теории доказывания (теории доказательств) 1 , как частного проявления теории познания, лежат три основных положения материалистической диалектики:

1. Вокруг нас, независимо от нас и наших ощущений, существует объективная реальность (окружающий нас мир);

2. Этот мир обладает свойством отражения; свойством запечатления в живой и неживой природе (следы преступления, следы в документах, следы событий и действий в памяти людей и т.п.). Из этого положения следует предельно важный для теории доказывания вывод о том, что нет событий и действий, которые не оставляют материальных или идеальных следов (в виде материальных следов преступления или в виде мысленных следов-образов, которые сохранились в памяти очевидцев факта преступного события);

3. Эти следы-отображения можно найти, познать, зафиксировать (в той или иной форме) и донести до других субъектов познания (в, том числе и доказывания) при помощи средств человеческой деятельности.

Преступление, как правило, событие прошлого. Оно не существует как объективная реальность к моменту возбуждения уголовного дела, предварительного расследования или судебного рассмотрения дела. Поэтому его нормативно-определенные признаки (закрепленные в виде идеальной «модели» в нормах и институтах УК РФ) можно “реконструировать” и познать в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения дела лишь по материальным следам (оставленным на месте преступления, в документах, в виде материальных следов преступления и т. п.) либо по мысленным следам-образам, которые сохранились в памяти людей (свидетелей, потерпевших и т. п.). Отсюда, и задача следственных органов прежде всего заключается в том, чтобы обнаружить, зафиксировать (собрать), в установленном законом порядке, проверить и оценить, сохранившиеся сведения о преступлении (доказательства; ст. 74 УПК) и личности лица, его совершившего, с тем чтобы на их основе сформировать как собственное внутреннее убеждение о доказанности фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного его разрешения (ст. 73, 299 УПК), так и соответствующее внутреннее убеждение суда, разрешающего данное дело по существу 1 .

Таким образом, теория познания и теория уголовно-процессуального доказывания, практически, едины в своих исходных (методологических) моментах. Наиболее четко мысль о единстве познания и доказывания в уголовном процессе, в свое время, выразил М.С. Строгович, указывая на то, что: “Мы отождествляем доказывание в уголовном судопроизводстве с познанием истины по уголовным делам: процесс доказывания и есть процесс познания фактов, обстоятельств уголовного дела” 2 .

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс.
СПб.: Питер, 2005. 272 с. – (Серия «Краткий курс»).

Раздел I. Общая часть

Глава 6. Доказательства и доказывание

§ 2. Доказательства в уголовном судопроизводстве, их относимость и допустимость. Классификация доказательств.

Согласно ч. 1 ст. 74 УПК доказательствами по уголовному делу признаются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном данным Кодексом, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Способность доказательств устанавливать наличие или отсутствие искомых по делу обстоятельств получила в теории судопроизводства название относимости доказательств. Относимость — необходимое качество любого доказательства. Если сведения не имеют никакого значения для данного уголовного дела, они не должны признаваться доказательствами. Вместе с тем указанная способность доказательств не всегда несомненна, но может носить и предположительный, вероятностный характер.

Согласно указанному определению, доказательства должны быть получены лишь в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом. Соответствие доказательства требованиям норм уголовно-процессуального права называют допустимостью доказательства. Вместе со свойством относимости она создает достаточные условия для признания сведений доказательством по делу. Отступление от установленной правовой формы может привести к недопустимости доказательства, лишению его юридической силы и невозможности использования в процессе доказывания.

Следует иметь в виду, что недопустимыми являются доказательства, полученные правоохранительными органами с нарушением норм любого федерального закона, а не только норм УПК (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Иное может привести к подмене процессуальных действий оперативно-розыск­ными в целях незаконного добывания будущих доказательств, когда процессуальная форма используется в качестве «ширмы» для нарушения конституционных прав личности.

Закон устанавливает перечень случаев, когда доказательство должно быть признано недопустимым. Так, к недопустимым доказательствам отнесены показания подозреваемого или обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника и не подтвержденные им в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК). Это положение служит важной гарантией против самооговора и признания вины обвиняемым и подозреваемым под воздействием физического или психического насилия. В п. 2 ч. 2 ст. 75 содержится также запрет на использование так называемых показаний «по слуху», т. е. показаний потерпевшего, свидетеля, основанных на догадке, предположении, слухе, а также показаний свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Недопустимыми, согласно п. 3 ч. 2 ст. 75, являются и все иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК.

В целом, требования допустимости доказательств, установленные уголовно-процессуальным законом, или вытекающие из его содержания, следующие.

1. Правило о надлежащем источнике доказательств – лицах, от которых исходит доказательственная информация. К ним предъявляются требования известности и проверяемости первоисточника сведений, а также наличие правосубъектности (т. е. способности лица иметь в уголовном процессе права и обязанности и осуществлять их своими действиями), в том числе как источника доказательств. Так, ряд лиц не могут быть свидетелями (ст. 56).

2. Правило о надлежащем субъекте доказывания. К числу субъектов, правомочных проводить действия по собиранию доказательств, относятся: следователь, дознаватель, орган дознания, прокурор, защитник, суд (ч. 1, 3 ст. 86). Например, следователь может выполнять роль надлежащего субъекта действий по собиранию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют основания для его отвода (ст. 61); б) соблюдены правила, касающиеся подследственности (ч. 4 ст. 150, ст. 151); в) уголовное дело принято им к своему производству, о чем имеется запись в постановлении о возбуждении уголовного дела либо в отдельном постановлении (ст. 156), либо г) имеется отдельное поручение следователя другой территориальной подследственности (ч. 1 ст. 152), или д) имеется решение прокурора о производстве предварительного следствия группой следователей, в которую включен и данный следователь (ст. 163).

3. Правило о надлежащем виде способа собирания доказательств (о способах собирания доказательств см. § 5 настоящей главы). Для того, чтобы полученное доказательство могло быть допустимым, должен быть избран лишь тот способ собирания доказательств, который по своему содержанию предназначен законом для данной ситуации.

4. Правило законной процессуальной формы собирания доказательств (определенных условий, процедуры и гарантий). Если эти требования не соблюдены, полученное доказательство может вызывать неустранимые сомнения в своей достоверности, а права и законные интересы участников таких процессуальных действий могут быть существенно и необратимо нарушены. Так, например, проведение обыска до возбуждения уголовного дела, без вынесения соответствующего постановления и т. д. влечет за собой недопустимость всех полученных в результате этого следственного действия сведений.

5. Правило законной процедуры проверки доказательств. Иногда закон предполагает или прямо устанавливает определенную последовательность действий по проверке доказательств.

Гарантией своевременного выявления и блокирования недопустимых доказательств служит возможность признания доказательства недопустимым судом, прокурором, следователем, дознавателем по ходатайству сторон или по собственной инициативе (ч. 3, 4 ст. 88).

С допустимостью доказательств связан ряд проблем юридической науки и практики. Эти проблемы можно выразить в следующих вопросах:

— Любое ли нарушение закона влечет признание доказательства недопустимым или только существенное?

— Можно ли обжаловать в суд в порядке ст. 125 УПК отказ следователя признать доказательство недопустимым?

— Одинаковые ли правовые последствия для стороны обвинения и защиты влечет нарушение правил собирания доказательств, или эти последствия ассиметричны? [1]

Доказательства классифицируются по различным основаниям:

В зависимости от отношения к обвинению они разделяются на уличающие или оправдывающие обвиняемого. Эта классификация обеспечивает всесторонность исследования обстоятельств дела и помогает определить порядок исследования доказательств в суде;

По отношению к предмету доказывания различают прямые и косвенные доказательства. Прямые доказательства прямо указывают на обстоятельства главного факта, косвенные же непосредственно указывают лишь на доказательственные факты, и только через них — на виновность. Одно косвенное доказательство влечет несколько версий, поэтому требуется их совокупность.

В зависимости от количества источников сведений об искомом обстоятельстве доказательства делятся на первоначальные и производные. Первоначальные – это оригиналы, производные – копии. Использование производных доказательств допускается при недостижимости первоначальных.

По способу формирования информации доказательства делятся на личные и вещественные. В личных информация субъективна (воспроизводится из памяти), в вещественных – объективна. Эта классификация позволяет разграничивать иные документы от документов – вещественных доказательств.

По качественной характеристике источников сведений доказательства делятся на:

— показания подозреваемого, обвиняемого;

— показания потерпевшего, свидетеля;

— заключение и показания эксперта и специалиста;

— протоколы следственных и судебных действий;

Это легальная классификация, прямо закрепленная в ст. 74 УПК, определяющая основные требования к видам доказательств. Именно по этой классификации принято рассматривать содержание доказательств различных видов.

[1] Подробнее о них см. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. Учебник для вузов. СПб., 2004. С. 190-192.

Доказательства и доказывание в уголовном процессе

Гносеологические основы установления объективной истины как цели уголовного судопроизводства

Преступление (или, точнее, деяние с признаками преступления, с признаками состава преступления), подлежащее исследованию в уголовном судопроизводстве, представляет собой по отношению к процессу предварительного его расследования и судебного разбирательства уголовного дела событие прошлого.

В связи с этим установление фактических обстоятельств совершения преступления, имеющих юридическое значение, осуществляется путем ретроспективного познания, специфической формой которого в уголовном судопроизводстве является уголовно-процессуальное доказывание.

Методологической основой теории доказывания, теории уголовно-процессуального познания (А.А. Давлетов) является диалектико-материалистическая гносеология с ее теорией отражения и постулатом о принципиальной познаваемости явлений объективной реально-сти (действительности).

Взаимодействие различных объектов окружающего мира в силу всеобщей взаимосвязи всех явлений природы и общества, взаимообусловленности общества и природы отражается в следах, остающихся на взаимодействующих объектах.

Преступление также оставляет следы в сознании различных лиц и на объектах материального мира.

Обнаружение и исследование этих следов взаимодействия обеспечивают познание фактических и иных обстоятельств совершения преступления, необходимых для правильного применения норм различных отраслей законодательства и законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела.

Таким образом, раскрытие, предварительное расследование преступлений (событий прошлого) и судебное разбирательство уголовных дел об этих преступлениях осуществляется с помощью следов этих событий — доказательств (или аргументов с точки зрения науки логики).

Специфика уголовно-процессуального доказывания по уголовному делу, в отличие от других видов познания, прежде всего научных исследований, заключается в:

  1. наличии специальных уголовно-процессуальных сроков (разрешения поступивших заявлений и сообщений о преступлении, предварительного расследования и т.д.);
  2. противодействии установлению объективной истины некоторыми участниками уголовного процесса, в том числе находящимися на стороне обвинения (например, дознавателем, следователем, прокурором, потерпевшим);
  3. применении средств доказывания управомоченными уголовно-процессуальным законом только государственными органами и должностными лицами;
  4. использовании только указанных в уголовно-процессуальном законе средств доказывания (или источников доказательств);
  5. применении средств доказывания (или источников доказательств) в порядке и форме, установленных уголовно-процессуальным законом;
  6. необходимости принятия итогового уголовно-процессуального решения, обладающего правовыми последствиями, при наличии указанных в законе условий и оснований.

Специфика уголовно-процессуального доказывания в значительной, определяющей мере обусловлена регулирующими его нормами уголовно-процессуального законодательства, составляющими доказательственное право.

Доказательственное право — подотрасль уголовно-процессуального права, состоящего из совокупности правовых норм (правил поведения), регулирующих процесс и средства доказывания в сфере уголовного судопроизводства.

Нормы доказательственного права неразрывно связаны с иными уголовно-процессуальными нормами и применяются практически во всех стадиях уголовного судопроизводства, в том числе и в стадии исполнения приговора при разрешении вопросов, возникающих во время отбывания осужденным наказания.

Процесс доказывания исследуется теорией доказательств (или теорией уголовно-процессуального доказывания, теорией уголовно-процессуального познания), которая является частью науки уголовного процесса и соотносится с ней как часть и целое, в том числе и с точки зрения предмета познаваемых явлений.

Теория уголовно-процессуального доказывания — система идей, взглядов, концепций, отражающих природу, характер, содержание доказательственного уголовно-процессуального законодательства и практики его применения в отечественном и зарубежном уголовном судопроизводстве.

Целью уголовно-процессуального доказывания как формы познания в уголовном процессе является установление истины, которая носит объективный характер.

В правовой литературе применительно к рассматриваемой проблеме имеются, в частности, два научных и практических суждения:

1) в уголовном процессе присутствует понятие «целеполагание». Целеполагание — мыслительная деятельность, заключающаяся в:

а) осмыслении фактической ситуации;
б) переводе этой ситуации в ходе системного анализа в проблему;
в) создании при ее решении дерева целей, предназначенного и пригодного для разрешения той проблемной ситуации, которая и послужила началом мыслительной деятельности.

К сожалению, в этом определении понятия «целеполагание» отсутствует указание на его субъект.

Мы считаем, что к субъектам целеполагания относятся не только должностные лица органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, но и участники уголовного процесса, реализующие свои функции на профессиональной основе (защитники обвиняемого и представители интересов иных участников уголовного процесса);

2) установление объективной истины не является целью уголовного судопроизводства, ибо она — лишь предпосылка для принятия итоговых решений по уголовному делу (последствий ее установления).

Как с первым, так и со вторым суждением можно в целом согласиться.

Однако справедливости ради нужно отметить, что авторы, утверждающие, что целью уголовного судопроизводства является познание объективной истины (В.В. Вандышев, И.А. Возгрин, Д.В. Ривман, В.З. Лукашевич, П.С. Элькинд и др.), никогда не отвергали правовых ее последствий, а предполагали их.

По крайней мере, это положение не отвергали те процессуалисты в сфере науки уголовного судопроизводства, которые в содержание истины включали социально-правовую оценку установленных фактических обстоятельств.

Истина — соответствие наших знаний и выводов, в том числе органов предварительного расследования и суда, действительности (объективной реальности).

Действительность — объективно существующая вне и независимо от нашего сознания реальность бытия.

Таким образом, истина в уголовном процессе — соответствие выводов органов предварительного расследования, прокурора и суда о фактических и иных обстоятельствах совершения преступления обстоятельствам, которые реально существовали в действительности, являющихся фактическим основанием применения норм различного законодательства в уголовном судопроизводстве.

В данном случае речь идет лишь о должностных лицах и государственных органах, осуществляющих уголовный процесс, поскольку только они определяют конечный результат.

Однако мы ни в коем случае не принижаем роль в установлении объективной истины других участников уголовного судопроизводства, прежде всего защитника и представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

Понятие объективной истины неразрывно связано с понятиями обоснованности, вероятности и достоверности.

Обоснованность выводов в уголовном процессе означает в самом общем виде их соответствие имеющимся в уголовном деле доказательствам.

Степень обоснованности выводов по уголовному делу может быть вероятной и достоверной.

Вероятностные знания в уголовном процессе — отражающие действительность предположительные знания и выводы органов предварительного расследования, прокурора и суда, допускающие сомнение в их истинности.

Тем не менее, вероятностные (вероятные) знания в уголовном судопроизводстве имеют широкое применение в уголовно-процессуальном доказывании для организации и осуществления поисковой деятельности.

Так, на этих знаниях возбуждается уголовное дело, применяются к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения и т.д.

Достоверные знания в уголовном судопроизводстве — однозначно отражающие действительность знания и выводы органов предварительного расследования, прокурора и суда, характеризующие полное и несомненное доверие к их истинности.

Следовательно, целью уголовно-процессуального доказывания является установление достоверной, объективно существующей истины.

В правовой литературе совершенно справедливо, на наш взгляд, утверждается: «Интересы публичные, интересы правильного отправления правосудия требуют достижения материальной истины, которая является целью процесса»1.

Правда, эта точка зрения не является в правовой литературе единственной.

Точки зрения иных авторов на эту проблему изложены в теме, посвященной рассмотрению принципов уголовного процесса.

Поскольку уголовно-процессуальное доказывание базируется на логике и гносеологии, в правовой литературе дискутируется вопрос о характере объективной истины по уголовным делам.

Отдельные авторы пытались обосновать невозможность применения философских категорий к разрешению вопроса о характере истины в уголовном судопроизводстве, что совершенно неверно и принижает роль философского знания вообще и в отраслевых правовых науках в частности.

Другие процессуалисты, признавая применимость философских категорий для разрешения рассматриваемого вопроса, высказали следующие точки зрения:

  1. истина в уголовном судопроизводстве носит абсолютный характер;
  2. истина в уголовном процессе носит относительный характер;
  3. истина в уголовном процессе по отдельным уголовным делам бывает абсолютной, а по другим — относительной;
  4. истина в уголовном процессе всегда одновременно является и абсолютной, и относительной.

Думается, что устанавливаемая по уголовным делам истина является одновременно и относительной, и абсолютной.

Истина в уголовном судопроизводстве носит относительный характер, так как фактические и иные обстоятельства преступления устанавливаются не во всех их связях и опосредованиях, а только в пределах, необходимых для правоприменения, для решения юридических вопросов по конкретному уголовному делу.

В то же время каждая относительная истина в силу ее объективности содержит частицу абсолютной истины.

«Частицы» абсолютной истины находятся во всех обстоятельствах, подлежащих доказыванию (установлению) по уголовному делу. Совокупность «частиц» абсолютной истины образует фактическое основание, достаточное для правильного применения норм различных отраслей права в сфере уголовного судопроизводства.

Представляется, что в уголовном процессе истина должна именоваться юридической.

Это положение обусловлено следующими обстоятельствами.

Уголовно-процессуальное доказывание — основной, определяющий, но не единственный вид познания в уголовном судопроизводстве.

В доказывании по уголовному делу нередко применяются предусмотренные уголовно-процессуальным законом презумпции, преюдиции, общеизвестные факты и оперативно-розыскные данные.

В частности, в доказывании широко используются правила, обусловленные:

а) презумпцией невиновности (например, все сомнения толкуются в пользу обвиняемого; обвинительный приговор не может быть постановлен на предположениях; и т.д.);
б) наличием в уголовном процессе свидетельского и иных иммунитетов, которых, на наш взгляд, слишком много;
в) существованием особого порядка принятия судебного решения, особого производства в отношении отдельных категорий граждан и т.д.

Тем не менее, юридическая истина в уголовном судопроизводстве по своей природе остается истиной объективной, отражающей лишь специфику уголовно-процессуального познания по уголовному делу.

Другим важным дискуссионным вопросом в уголовном процессе, имеющим важное методологическое и методическое значение, является вопрос о содержании истины в уголовном процессе.

Отдельные авторы полагают, что в содержание истины в уголовном судопроизводстве входят лишь сведения, отражающие фактические обстоятельства совершения преступления.

Другие специалисты включают в ее содержание не только установленные фактические обстоятельства совершения преступления, но и материально-правовую квалификацию деяния.

Наконец, в теории уголовного процесса существует третья точка зрения, в соответствии с которой в содержание истины должны быть включены:

а) фактические обстоятельства совершения преступления;
б) уголовно-правовая квалификация преступного посягательства;
в) социально-правовая оценка преступного деяния и лица, его совершившего, в виде справедливого наказания виновного.

Думается, что в наибольшей степени социально-правовым реалиям отечественного государства отвечает последняя точка зрения с учетом того, что уголовно-процессуальное законодательство требует справедливости принимаемых уголовно-процессуальных решений.

Критерием истинности наших знаний о явлениях, процессах, объектах объективной реальности выступает практическая деятельность человечества в ее многообразных формах.

В уголовном процессе практика как критерий истинности знаний о подготавливаемом или совершенном преступном посягательстве реализуется в двух ее основных формах.

Первая из этих форм заключается в непосредственной практической деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, в виде производства различных следственных и иных процессуальных действий, в том числе с применением экспериментов, проведением проверок до возбуждения уголовного дела, и экспертных исследований, использованием в уголовном процессе научных познаний и научно-технических средств.

Вторая из них состоит в опосредованной практике в виде общественно-исторических знаний, выраженных:

а) в опубликованных научных, научно-учебных и учебно-методических трудах;

б) в общем и профессиональном опыте специалистов, осуществляющих уголовное судопроизводство или действующих в нем на профессиональной основе иных участников уголовного процесса (защитников, представителей интересов различных участников уголовного процесса, специалистов и т.д.).

Доказательства в уголовном судопроизводстве и их свойства

Познание фактических обстоятельств совершения преступления происходит в основном опосредованно с помощью имеющихся в уголовном деле доказательств — аргументов с точки зрения науки логики, действующего законодательства, поскольку событие преступления имело место в прошлом по отношению к процессу предварительного расследования и судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций.

Законодательное определение понятия уголовно-процессуального доказательства сформулировано в ст. 74 УПК РФ.

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь и дознаватель в порядке, определенном уголовно-процессуальным законом, устанавли-вают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

Указание законодателя на «любые сведения» позволяет сделать вывод о том, что под ними можно понимать:

а) фактические данные, факты, в том числе доказательственные (промежуточные или вспомогательные);
б) сведения о фактах (обстоятельствах), с помощью которых обеспечивается доказывание обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу.

Такое понимание доказательств в уголовном судопроизводстве обусловлено, на наш взгляд, наличием двух путей познания реальной действительности: непосредственного и опосредованного.

Разумеется, непосредственный путь познания фактических обстоятельств совершения преступления в уголовном процессе применяется в ограниченных пределах.

Тем не менее, непосредственно в уголовном судопроизводстве могут быть познаны разнообразные свойства, признаки, качества, свойства и особенности вещественных доказательств, отдельных общественно опасных последствий совершенного преступления и некоторые другие обстоятельства.

Очевидно, что основным путем познания в уголовном судопроизводстве выступает опосредованный метод исследования фактических обстоятельств подготавливаемого или совершенного преступного посягательства.

Конкурентами доказательств в уголовном процессе выступают так называемые сигналы — фактические данные (сведения, информация), не являющиеся доказательствами в силу их несоответствия требованиям уголовно-процессуального законодательства, которое предъявляет особые требования к условиям, порядку и форме собирания, проверки и оценки информации, могущей играть в уголовном судопроизводстве роль доказательств.

Вопрос о понятии и содержании доказательств является в правовой литературе дискуссионным.

Одни авторы утверждают, что под доказательствами следует понимать только сведения о фактах или фактические данные, факты.

Другие процессуалисты исходят из «двойственного», дуалистического понимания доказательств, в силу чего доказательствами являются как сведения о фактах (фактические данные), так и источники доказательств (средства доказывания), в которых они находятся.

Наконец, третья группа специалистов полагает, что доказательства представляют собой неразрывное единство сведений (фактических данных) и средств доказывания (источников, в которых они находятся).

Законодатель в новом Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации поддержал позицию авторов второй точки зрения.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве (ст. 74 УПК РФ) доказательствами являются как любые сведения, отвечающие определенным требованиям, так и средства доказывания (протоколы следственных и судебных действий, иные документы и т.д.).

Такой подход нам представляется неверным, поскольку доказательством является все-таки информация (сведения, фактические данные, факты), а средства доказывания — лишь форма существования информации в уголовном судопроизводстве.

Разумеется, между ними существует неразрывная связь, которая вряд ли подлежит отрицанию в силу правовой значимости уголовно-процессуальной формы.

При производстве, например, обыска искомые объекты не были обнаружены. В этом случае доказательством является не сам протокол обыска, а факт отсутствия (в дальнейшем — сведения об этом факте) в месте производства обыска имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела объектов, которые стремились обнаружить следователь или дознаватель.

Таким образом, законодателю не удалось устранить из теории уголовного процесса и практики правоприменительной деятельности дискуссионность, спорность понятия доказательства в уголовном судопроизводстве.

В ст. 74 УПК РФ определены свойства, имманентно (изначально) присущие доказательствам в виде фактических данных (сведений, информации).

Эти свойства в теории уголовного процесса принято называть относимостью и допустимостью доказательств (точнее в этом случае следовало бы вести речь о свойствах информации).

Думается, что допускается ошибка, когда некоторые специалисты считают, что обязательным свойством доказательства является его достоверность.

Достоверность доказательства устанавливается лишь в процессе его оценки — одного из элементов процесса доказывания.

Не случайно законодатель в многочисленных нормах уголовно-процессуального закона требует от государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, указания на мотивы признания одних доказательств достоверными, а других — недостоверными.

Относимость — свойство доказательств (фактических данных, любых сведений), заключающееся в их способности устанавливать или опровергать имеющие для уголовного дела значение фактические обстоятельства, среди которых определяющую роль играют обстоятельства, входящие в предмет доказывания.

Другими словами, относимость доказательств — это их связь с предметом доказывания и иными фактическими обстоятельствами, имеющими значение для правильного (законного, обоснованного и справедливого) рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Допустимость — свойство доказательств (фактических данных, любых сведений), заключающееся в способности информации быть использованной в этом качестве в уголовном судопроизводстве.

Понятие допустимости доказательств носит интегративный, комплексный характер и включает в себя определенные требования к ним, установленные уголовно-процессуальным законом, в частности, требований:

1) собирания доказательств из источников (а возможно, из средств доказывания), указанных в ст. 74 УПК РФ.

К ним действующее уголовно-процессуальное законодательство относит:

1) показания подозреваемого и обвиняемого;
2) показания потерпевшего и свидетеля;
3) заключение и показания эксперта;
3.1) заключение и показания специалиста;
4) вещественные доказательства;
5) протоколы следственных и судебных действий;
6) иные документы.

Некоторые авторы полагают, что перечисленные средства доказывания являются источниками доказательств.

Однако это мнение представляется неточным.

В ст. 75 УПК РФ под источником доказательств явно подразумевается лицо или материальный объект (предмет или документ).

В частности, к недопустимым доказательствам уголовно-процессуальный закон относит показания свидетеля, если он не может указать источник своей осведомленности.

Из этого положения следует, что источниками доказательств являются очевидцы, свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые, эксперты, должностные лица, составляющие протоколы следственных и судебных действий, иные документы, а также объекты материального мира, которые могут играть роль вещественных доказательств.

Особое положение в системе средств доказывания занимают вещественные доказательства (материальные объекты), которые в этом отношении уникальны. Они сами по себе играют одновременно роль и средства доказывания (источника доказательств), и собственно доказательства, поскольку обладают признаками, свойствами, качествами, имеющими значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Изложенные суждения свидетельствуют о том, что показания участников уголовного процесса, заключения экспертов, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, содержащие доказательства, целесообразно именовать средствами доказывания, что было сделано раньше в гражданском процессуальном законодательстве (ст. 49 ГПК РСФСР).

В таком разделении понятий существует не только теоретический, но и практический смысл.

Это обусловлено тем, что уголовно-процессуальный закон предъявляет определенные требования как к средствам доказывания, так и к источникам доказательственной информации.

При этом следует иметь в виду, что уголовно-процессуальный закон, следственная и судебная практика установили правило об известности и возможности проверки источников доказательств.

По изложенной причине не признаются доказательствами анонимные сообщения, результаты применения работы служебно-розыскной собаки, оперативно-розыскные данные, не отвечающие требованиям уголовно-процессуального законодательства, и т.д.

В основе данного правила лежит положение о том, что неопределенность происхождения информации лишает органы предварительного расследования, прокурора и суд возможности проверки ее достоверности, которая является необходимым элементом процесса уголовно-процессуального доказывания.

В рассматриваемом случае речь идет о юридической презумпции, ставящей доброкачественность доказательств в зависимость от наличия первоисточников и возможности их проверки;

2) к собиранию доказательств надлежащими субъектами доказывания.

К ним в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом относятся дознаватель, следователь и суд.

Это требование различается в зависимости от уголовно-процессуальной функции субъекта доказывания.

Так, доказательства, собираемые следователем, обладают свойством допустимости, если он находится на надлежащим образом оформленной должности и принял уголовное дело к своему производству, а также если отсутствуют обстоятельства, устраняющие его от участия в предварительном расследовании уголовного дела (ст. 61, 67 УПК РФ).

Кроме того, в некоторых случаях допустимость доказательств в уголовном процессе обеспечивается тем, что следователь является участником следственной группы (или следственной группы с привлечением оперативных работников) либо он выполняет отдельные требования (поручения) следователя, расследующего уголовное дело на другой территории.

Допустимость информации в качестве доказательств в судебном разбирательстве достигается в соответствии с рассматриваемым требованием тем, что судья назначен на должность Указом Президента Российской Федерации, а коллегиальный состав суда является законным; и т.д.

В соответствии со ст. 86 УПК РФ доказательства могут быть обнаружены и собраны сторонами, которые не указаны выше (защитниками, потерпевшими и т.д.);

3) соблюдения порядка и формы собирания и проверки доказательств.

Нарушение установленных законом уголовно-процессуальных процедур и форм собирания и проверки доказательств может повлечь утрату ими свойства допустимости.

Отечественный законодатель своевременно, на наш взгляд, установил положение, в соответствии с которым доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуальных правил, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения и доказывания фактических и иных обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ (ст. 75 УПК РФ).

Разумеется, в данном положении уголовно-процессуального закона речь идет, на наш взгляд, не обо всех нарушениях, а только о тех из них, для исправления, «реабилитации» которых уголовно-процессуальный закон не предусматривает необходимых процессуальных средств.

К недопустимым нарушениям, которые носят существенный характер, относится в основном несоблюдение требований к средствам и субъектам доказывания и содержанию доказательств.

При нарушении надлежащей процедуры собирания доказательств в некоторых случаях возможна процессуальная реабилитация дефектного (недоброкачественного) доказательства.

В частности, отсутствие подписей понятых в протоколе следственного действия может быть восполнено путем их допроса в качестве свидетелей.

Однако если, допустим, осмотр места происшествия производился вообще без участия понятых при отсутствии для этого оснований, то такое нарушение уголовно-процессуального закона не может быть исправлено, и протокол осмотра места происшествия как средство доказывания должен быть признан юридически ничтожным, а имеющиеся в нем доказательства — недопустимыми.

Законодатель изложил в уголовно-процессуальном законе примерный перечень случаев, когда доказательства должны быть признаны недопустимыми.

К недопустимым доказательствам в уголовном судопроизводстве относятся (ст. 75 УПК РФ):

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные ими в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи их отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым (которые, разумеется, уже стали подсудимыми) в суде.

Поэтому первые допросы лица в качестве подозреваемого или обвиняемого должны быть произведены с обязательным участием защитника;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Эти требования, характеризующие свойство недопустимости, имеют отношение к любым доказательствам.

В то же время в уголовно-процессуальном законодательстве имеются определенные требования, касающиеся лишь отдельных видов доказательств.

Эти немногочисленные случаи опираются на положения уголовно-процессуального закона или правил, выработанных судебной практикой.

Так, например, ст. 196 УПК РФ требует, чтобы причины смерти, характер и степень тяжести вреда, причиненного здоровью, были установлены только заключением судебно-медицинского эксперта.

Руководящими разъяснениями высшего судебного органа установлен запрет на обоснование обвинения и обвинительного заключения (или обвинительного акта) вероятностными (не категорическими) заключениями экспертов, на использование результатов следственного и судебного предъявления для опознания, если опознающий сделал это без достаточной уверенности, и т.п.

Верховный Суд Российской Федерации указал на то, что доказательства считаются полученными с нарушением уголовно-процессуального закона, т.е. недоброкачественными (недопустимыми), если:

а) при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания, закрепления и проверки;

б) собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных уголовно-процессуальными нормами.

Таким образом, допустимость доказательств в уголовном процессе можно определить как соответствие их формы и содержания требованиям уголовно-процессуального закона, как их процессуальную доброкачественность.

Наиболее распространенными основаниями признания доказательств в уголовном судопроизводстве недопустимыми, как свидетельствует судебная практика, являются нарушения:

1) уголовно-процессуальных правил институтов подследственности и подсудности;

2) получение доказательств должностным лицом, подлежащим отводу;

3) вынесение приговора незаконным составом суда;

4) уголовно-процессуального закона, связанные с порядком производства по уголовному делу или использованием средств доказывания, не указанных в законе, ибо их перечень носит исчерпывающий (закрытый) характер;

5) касающиеся требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к отдельным видам доказательств.

Например, нарушение свидетельского иммунитета (ст. 51 Конституции Российской Федерации, ст. 42, 44, 46 УПК РФ и др.).

Термины «относимость» и «допустимость» доказательств в теории уголовно-процессуального доказывания носят условный характер и употребляются авторами работы в силу их краткости и традиционности.

В строго научном смысле речь в данном случае нужно вести об относимости и допустимости сведений (фактов, фактических данных, информации), претендующих на их использование в уголовном процессе в качестве доказательств.

Для следственной и судебной практики по уголовным делам важное практическое значение имеет классификация доказательств.

В уголовно-процессуальной литературе существует следующая устоявшаяся система классификации доказательств.

В зависимости от отношения к предмету обвинения доказательства в уголовном процессе подразделяются на обвинительные и оправдательные.

Обвинительные — доказательства, уличающие обвиняемого в совершении преступления или отягчающие его уголовную ответственность (например, сообщение следователю свидетелем-очевидцем о нанесении удара ножом человеку конкретным лицом).

Оправдательные — доказательства, опровергающие обвинение конкретного лица в совершении преступления или смягчающие его уголовную ответственность. Ярким примером оправдательного доказательства в уголовном процессе является алиби.

Алиби (от лат. alibi — где-нибудь, в другом месте) — в уголовном судопроизводстве и криминалистике — обстоятельство, указывающее на невозможность нахождения подозреваемого, обвиняемого в момент совершения преступления на месте его совершения.

Практическое значение данной классификации состоит в возложении обязанности на государственные органы и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, доказывания не только виновности, но и невиновности подозреваемого или обвиняемого.

В зависимости от отношения к предмету доказывания доказательства в уголовном процессе делятся на прямые и косвенные.

Прямые — доказательства, непосредственно, прямо, без промежуточных звеньев указывающие на обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ).

Хрестоматийным примером прямого доказательства являются показания свидетеля-очевидца.

Косвенные — доказательства, указывающие на обстоятельства предмета доказывания по уголовному делу опосредованно, через промежуточные звенья — доказательственные факты.

Косвенным доказательством виновности является, в частности, наличие отпечатков пальцев ранее судимого лица на бутылке, обнаруженной на месте убийства.

Практическое значение этой классификации обусловлено тем, что прямые доказательства допускают только одно объяснение исследуемого события или отдельного его обстоятельства, а косвенные — несколько.

Поэтому государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, должны стремиться к собиранию прямых доказательств.

Если же обвинение обосновывается косвенными доказательствами, то их совокупность должна представлять собой такую систему, из которой следовал бы единственный вывод о виновности конкретного лица.

В зависимости от характеристики источника доказательственной информации в уголовном процессе различают первоначальные и производные доказательства.

Первоначальные доказательства — доказательства, содержащиеся в источнике информации, который непосредственно, без промежуточных звеньев воспринимал искомые обстоятельства (доказательства из «первых рук»).

Такими доказательствами чаще всего бывают сведения, которые сообщают следователю свидетель-очевидец, подозреваемый или обвиняемый, потерпевший.

Кроме того, данную информацию может получить дознаватель, следователь при изучении оригинала документа.

Производные доказательства — доказательства, содержащиеся в источнике информации, который не воспринимал непосредственно соответствующие обстоятельства, а получил информацию о них из другого источника (доказательства из «вторых рук»).

К производным доказательствам относятся всегда показания свидетелей, которые сообщают сведения, полученные ими со слов очевидцев, копии различных документов или выписки из них и т.п.

Практическое значение этой классификации доказательств в уголовном процессе обусловлено тем, что первоначальные доказательства — доказательства, полученные из «первых», а производные доказательства — доказательства, полученные из «вторых» рук.

Поэтому данная классификация доказательств ориентирует практических работников на получение доказательств прежде всего из первоисточников.

В зависимости от механизма формирования доказательственной информации в уголовном процессе доказательства подразделяются на личные и вещественные.

Личные доказательства — доказательства, в формировании которых принимают участие психическое восприятие человеком и обработка его сознанием соответствующих обстоятельств и передача этим лицом в различной форме сведений об этих обстоятельствах государственным органам и должностным лицам, осуществляющим уголовный процесс.

К личным доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, заключение и показания специалиста, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.

Вещественные доказательства — объекты материального мира, на которых отразились следы их взаимодействия с иными материальными объектами или человеком, имеющим отношение к расследуемому уголовному делу.

К вещественным доказательствам относятся материальные объекты, содержащие информацию, которая воспринимается путем непосредственного восприятия и изучения или специального исследования их признаков, свойств, характеристик с применением тех-нических средств.

Практическое значение этой классификации доказательств состоит в том, что при оценке личных доказательств практические работники должны учитывать субъективные характеристики источника доказательств, его отношение к основным участникам уголовного процесса, объективные условия формирования доказательственной информации и т.д.

При изучении вещественных доказательств следует прежде всего обращать внимание не только на их признаки, качества и свойства, но и на то, каким образом материальные объекты оказались в уголовном судопроизводстве, каким образом они процессуально оформлены (за-креплены) и исследованы в конкретном уголовном деле, и т.п.

Предмет и пределы доказывания

С помощью доказательств устанавливаются обстоятельства родового и индивидуального предметов доказывания по уголовному делу.

Под предметом доказывания (родовое понятие) понимается совокупность фактических обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу и имеющих правовое значение, т.е. обеспечивающих правильное применение норм различных отраслей права.

Обязанность установления предмета доказывания по конкретному уголовному делу лежит на дознавателе, следователе, прокуроре и суде.

Предмет уголовно-процессуального доказывания по каждому уголовному делу индивидуален, в связи с чем возникают проблемы неполноты установления фактических обстоятельств совершения преступления, отсутствия всесторонности и объективности исследования доказательств по конкретному уголовному делу, и т.д.

Родовой предмет доказывания установлен законодателем в ст. 73 УПК РФ.

При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

  1. событие преступления (время, место, способ и другие фактические обстоятельства совершения преступления);
  2. виновность лица в совершении преступления, форма вины обвиняемого и мотивы преступления;
  3. обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого в совершении преступления;
  4. характер и размер вреда, причиненного преступлением;
  5. обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость совершенного деяния;
  6. обстоятельства, влияющие на степень и характер уголовной ответственности, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ, т.е. смягчающие и отягчающие уголовную ответственность и наказание обвиняемого обстоятельства;
  7. обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности или наказания;
  8. обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Подлежат выявлению по уголовному делу также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

При изучении предмета доказывания в уголовном судопроизводстве нужно иметь в виду следующие моменты.

Во-первых, современный уголовно-процессуальный закон в определенной мере официально расширил предмет доказывания за счет включения в него обстоятельств:

а) исключающих преступность и наказуемость деяния;
б) которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания;
в) связанных с конфискацией имущества.

Однако эти обстоятельства подлежали установлению в рамках и ранее действовавшего законодательства, поскольку необходимость их доказывания презюмировалась (предполагалась) с учетом действия уголовного законодательства и его взаимосвязи с уголовно-процессуальным законом.

Во-вторых, в ст. 73 УПК РФ сформулирован предмет доказывания, который получил в теории уголовного процесса название родового, поскольку установление перечисленных в нем обстоятельств обязательно по всем уголовным делам.

Таким образом, родовой предмет доказывания играет роль ориентира, образца для практических работников, указывающих на то, что входящие в него обстоятельства должны быть установлены по каждому уголовному делу, независимо от характера и специфики фактических обстоятельств совершения преступления.

Разумеется, предмет доказывания по конкретному уголовному делу индивидуален в силу специфических особенностей совершения преступного посягательства (времени, места, способа и т.п.) и процесса его доказывания.

В-третьих, в основе предмета доказывания лежат все элементы состава преступления, приспособленные для решения задач уголовного судопроизводства в трансформированном виде.

В частности, очевидно, что, например, уголовно-правовое понятие «вина» трансформировалось в уголовно-процессуальное понятие «виновность», т.е. установленную имеющимися в уголовном деле доказательствами вину обвиняемого, и т.п.

Разумеется, в силу самостоятельности уголовного процесса и уголовно-процессуального законодательства в предмете доказывания находятся не только факты прошлого, но и факты настоящего и даже будущего, необходимые для достижения целей и решения собственных задач уголовного судопроизводства.

В-четвертых, авторы настоящего учебника неоднократно указывали на то, что ч. 2 ст. 73 УПК РФ следовало бы перевести в императивный вариант.

Отсутствие императивности привело к тому, что в настоящее время дознаватели, следователи, прокуроры и судьи не уделяют должного внимания установлению этих обстоятельств.

Между тем на необходимость широкого развертывания воспитательно-предупредительной работы указывают не только законодатели путем принятия соответствующих законов, но и Генеральный прокурор Российской Федерации Ю. Чайка, министр внутренних дел Российской Федерации Р. Нургалиев и другие специалисты.

В предмете доказывания по уголовному делу некоторые специалисты в области уголовного процесса выделяют главный факт.

Главный факт в предмете доказывания — совокупность находящихся в предмете доказывания обстоятельств, устанавливающих или опровергающих:

а) факт совершения общественно опасного деяния;
б) виновность обвиняемого;
в) характер и степень ответственности.

Предмет доказывания в уголовном процессе неразрывно связан с пределами доказывания.

Пределы доказывания — степень глубины доказанности обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, зависящая от системы (количества и качества) собранных в процессе предварительного расследования преступления и судебного разбира-тельства уголовного дела доказательств.

Пределы, как и предмет доказывания по конкретному уголовному делу, устанавливаются дознавателем, следователем, прокурором, судом и сторонами.

Они зависят от индивидуального предмета доказывания по конкретному уголовному делу, активности сторон, качества и количества имеющихся доказательств, представленных сторонами документов, предметов и иных материалов.

Пределы доказывания, как и предметы доказывания по уголовным делам, в стадиях досудебной подготовки материалов и судебного разбирательства уголовного дела могут не совпадать.

Это обусловлено в уголовном судопроизводстве различием в оценке предмета и пределов доказывания; в исходных подходах к оценке относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств и других обстоятельств.

Таким образом, в процессе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела должностные лица, осуществляющие уголовный процесс, должны правильно устанавливать не только индивидуальный предмет доказывания по уголовному делу, но пределы его установления (познания, доказывания).

Процесс доказывания (уголовно-процессуального познания)

Уголовно-процессуальные доказательства являются средством познания фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу, и реализуются в процессе доказывания (уголовно-процессуального познания).

Уголовно-процессуальное доказывание происходит во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Разумеется, специфика стадий уголовного судопроизводства (или отдельных его производств) налагает отпечаток на процесс уголовно-процессуального доказывания.

Тем не менее, основные направления доказывания, его цели и непосредственные задачи остаются в уголовном судопроизводстве достаточно постоянными и неизменными.

Внутренняя структура процесса доказывания в сфере уголовного судопроизводства включает в себя информационный, логический и юридический компоненты.

В настоящем учебнике рассматриваются лишь информационный и юридический уровни уголовно-процессуального доказывания.

Процесс доказывания в уголовном процессе (процесс уголовно-процессуального познания) — урегулированные уголовно-процессуальным законодательством правоотношения и деятельность всех участников уголовного процесса при определяющей роли дознавателя, следователя, прокурора и суда по собиранию, проверке и оценке доказательств.

Из этого определения понятия процесса доказывания следует, что его основными элементами являются собирание, проверка и оценка доказательств.

Собирание доказательств в уголовном судопроизводстве — урегулированная уголовно-процессуальным законом часть процесса доказывания по уголовному делу, заключающаяся в правоотношениях и деятельности участников уголовного процесса при определяющей

Между тем на необходимость широкого развертывания воспитательно-предупредительной работы указывают не только законодатели путем принятия соответствующих законов, но и Генеральный прокурор Российской Федерации Ю. Чайка, министр внутренних дел Российской Федерации Р. Нургалиев и другие специалисты.

В предмете доказывания по уголовному делу некоторые специалисты в области уголовного процесса выделяют главный факт.

Главный факт в предмете доказывания — совокупность находящихся в предмете доказывания обстоятельств, устанавливающих или опровергающих:

а) факт совершения общественно опасного деяния;
б) виновность обвиняемого;
в) характер и степень ответственности.

Предмет доказывания в уголовном процессе неразрывно связан с пределами доказывания.

Пределы доказывания — степень глубины доказанности обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, зависящая от системы (количества и качества) собранных в процессе предварительного расследования преступления и судебного разбира-тельства уголовного дела доказательств.

Пределы, как и предмет доказывания по конкретному уголовному делу, устанавливаются дознавателем, следователем, прокурором, судом и сторонами.

Они зависят от индивидуального предмета доказывания по конкретному уголовному делу, активности сторон, качества и количества имеющихся доказательств, представленных сторонами документов, предметов и иных материалов.

Пределы доказывания, как и предметы доказывания по уголовным делам, в стадиях досудебной подготовки материалов и судебного разбирательства уголовного дела могут не совпадать.

Это обусловлено в уголовном судопроизводстве различием в оценке предмета и пределов доказывания; в исходных подходах к оценке относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств и других обстоятельств.

Таким образом, в процессе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела должностные лица, осуществляющие уголовный процесс, должны правильно устанавливать не только индивидуальный предмет доказывания по уголовному делу, но пределы его установления (познания, доказывания).

Процесс доказывания (уголовно-процессуального познания)

Уголовно-процессуальные доказательства являются средством познания фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу, и реализуются в процессе доказывания (уголовно-процессуального познания).

Уголовно-процессуальное доказывание происходит во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Разумеется, специфика стадий уголовного судопроизводства (или отдельных его производств) налагает отпечаток на процесс уголовно-процессуального доказывания.

Тем не менее, основные направления доказывания, его цели и непосредственные задачи остаются в уголовном судопроизводстве достаточно постоянными и неизменными.

Внутренняя структура процесса доказывания в сфере уголовного судопроизводства включает в себя информационный, логический и юридический компоненты.

В настоящем учебнике рассматриваются лишь информационный и юридический уровни уголовно-процессуального доказывания.

Процесс доказывания в уголовном процессе (процесс уголовно-процессуального познания) — урегулированные уголовно-процессуальным законодательством правоотношения и деятельность всех участников уголовного процесса при определяющей роли дознавателя, следователя, прокурора и суда по собиранию, проверке и оценке доказательств.

Из этого определения понятия процесса доказывания следует, что его основными элементами являются собирание, проверка и оценка доказательств.

Собирание доказательств в уголовном судопроизводстве — урегулированная уголовно-процессуальным законом часть процесса доказывания по уголовному делу, заключающаяся в правоотношениях и деятельности участников уголовного процесса при определяющей роли дознавателя, следователя и суда по обнаружению, изъятию, процессуальному закреплению (оформлению) доказательств.

Согласно ст. 86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказа-тельств.

Защитник вправе собирать доказательства путем:

  • получения предметов, документов и других сведений;
  • опроса лиц с их согласия;
  • истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Методами или способами собирания доказательств в отечественном уголовном процессе являются:

1) производство следственных и судебных действий государственными органами и должностными лицами, указанными в уголовно-процессуальном законе;

2) представление по собственной инициативе различных объектов (предметов, документов, вещей и т.д.):

а) участниками уголовного процесса;
б) другими лицами, которые после представления указанных объектов становятся участниками уголовного процесса, так как они должны быть допрошены обычно в качестве свидетелей об обстоятельствах обнаружения ими (или появления у них) соответствующих предметов и документов;

3) производство ревизий, инвентаризаций и иных документальных проверок соответствующими организациями и учреждениями по поручению государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство;

4) истребование органами предварительного расследования, прокурором или судом документов и предметов от организаций, учреждений, предприятий, общественных объединений, должностных лиц или граждан.

Остро дискуссионным в теории уголовного процесса, уголовно-процессуальном законодательстве остается вопрос об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 5 июля 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» «результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, могут представляться в органы дознания, сле-дователю и в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств».

Результаты оперативно-розыскной деятельности — сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом об оперативно-розыскной деятельности о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда (п. 36.1 ст. 5 УПК РФ).

Между тем специального механизма проверки оперативных данных уголовно-процессуальный закон не содержит.

Этот вывод обусловлен тем, что уголовно-процессуальный закон указал лишь на недопустимость использования в процессе доказывания результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом (ст. 89 УПК РФ).

Этот запрет носит практически абсолютный характер, поскольку уголовно-процессуальный закон России, в отличие от процессуального законодательства ряда зарубежных государств, не предусматривает порядка легализации (или трансформации, интерпретации) оперативно-розыскных данных в уголовно-процессуальные доказательства.

Некоторые авторы утверждают, что результаты оперативной деятельности следует рассматривать как основу формирования доказательств по уголовному делу.

Другие специалисты в области уголовного судопроизводства совершенно справедливо возражают против этого тезиса, поскольку уголовно-процессуальный закон не разрешает собирать доказательства в ходе оперативно-розыскной деятельности.

Будучи сторонниками использования в уголовном процессе оперативно-розыскных данных, мы не допускали бы их в качестве доказательств по уголовному делу до тех пор, пока не будет разработан специальный уголовно-процессуальный механизм их проверки.

В настоящее время в материалах уголовного дела обычно находится справка (сообщение), в которой должностное лицо органа дознания сообщает, что проведенными оперативными мероприятиями установлен определенный факт.

Наличие или отсутствие этого факта в действительности проверить невозможно, он, в зависимости от правосознания должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, принимается ими «на веру».

Между тем рассматриваемая проблема решается достаточно просто, не считая финансовых вопросов.

По нашему мнению, все органы предварительного расследования и суды должны быть оборудованы специальными помещениями и оснащены средствами видеоконференцсвязи с тем, чтобы участники процесса непосредственно могли общаться с соответствующими лицами в режиме on-line, в том числе и с носителями оперативно-розыскной информации.

В настоящее время представление результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд должно быть оформлено в виде постановления, образец которого дан в соответствующей Инструкции, утвержденной МВД, ФСБ, ФСО, ФТС, СВР, ФСИН, ФС по контролю за оборотом наркотиков, Министерства обороны Российской Федерации.

В процессе уголовно-процессуального доказывания могут быть использованы преюдиции.

Преюдиция — обязательность вступившего в законную силу приговора при определенных обстоятельствах для государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство по другому уголовному делу.

Согласно ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают у них (а не только у суда) сомнений.

В этом случае такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле, по которому приговор вступил в законную силу.

Рассматриваемая преюдиция в уголовном процессе производна от презумпции (предположения) истинности вступившего в законную силу приговора.

Проверка доказательств — часть процесса доказывания, заключающаяся в правоотношениях и деятельности участников уголовного процесса при определяющей роли дознавателя, следователя, прокурора и суда по установлению достоверности доказательств, выявлению противоречий между доказательствами и их устранению, определению достаточности доказательств для принятия уголовно-процессуального решения.

В соответствии со ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором или судом путем:

а) сопоставления доказательств (фактов, фактических данных, сведений, информации), содержащихся в одном средстве доказывания (источнике доказательств);
б) сопоставления доказательств, содержащихся в нескольких различных средствах доказывания;
в) установления источников, содержащих новые доказательства;
г) производства дополнительных следственных или судебных действий с целью получения новых доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Оценка доказательств — мыслительная (логическая) деятельность участников уголовного судопроизводства при определяющей роли дознавателя, следователя, прокурора или суда по определению относимости, допустимости и достоверности каждого из имеющихся доказа-тельств, а всех собранных доказательств по уголовному делу в совокупности их достаточности для правильного разрешения уголовного дела.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает единые принципы и правила оценки доказательств во всех стадиях и особых производствах уголовного процесса.

Согласно ст. 17 и 88 УПК РФ доказательства по уголовному делу оцениваются их участниками по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и совестью.

Внутреннее убеждение участников уголовного процесса при оценке доказательств по уголовному делу имеет два аспекта.

Внутреннее убеждение как принцип оценки доказательств представляет собой свободную их оценку, не связанную правилами о преимуществе одних доказательств перед другими.

Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств характеризуется:

а) полученным достоверным знанием по уголовному делу;
б) верой, убежденностью в правильности полученного достоверного знания;
в) волевым стимулом, побуждающим к совершению или принятию соответственно уголовно-процессуальных действий и решений.

Достоверное доказательство — доказательство по уголовному делу, истинность содержания которого признается заслуживающей полного, несомненного доверия.

Достаточность доказательств — такая совокупность доказательств, которая обеспечивает принятие законного, обоснованного, мотивированного и справедливого решения по уголовному делу.

При наличии обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 75 УПК РФ, суд, прокурор, следователь, дознаватель признают доказательство недопустимым.

Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого и защитника или по собственной инициативе.

Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в ходе предварительного слушания (ст. 234, 235 УПК РФ) или судебного разбирательства в суде первой инстанции.

Важным в уголовном процессе является вопрос об обязанности доказывания.

Обязанность доказывания — объем должного поведения участников уголовного процесса по собиранию, проверке и оценке доказательств.

Обычно под обязанностью доказывания в уголовно-процессуальной литературе и теории понимают обязанность доказывания виновности подозреваемого, обвиняемого или подсудимого.

В этом плане процессуалисты подразделяют всех субъектов уголовно-процессуального доказывания по уголовному делу на две группы:

1) государственные органы и должностные лица, обязанные доказывать виновность конкретного лица.

К этой группе традиционно относят:

а) орган дознания;
б) дознавателя;
в) следователя;
г) руководителя следственного органа (части, комитета);
д) прокурора, частного обвинителя и его представителей;
е) суд.

Отнесение в настоящее время суда к числу обязательных субъектов доказывания вызывает сомнение. Оно обусловлено тем, что главный смысл процесса доказывания заключается в обязанности установления виновности обвиняемого.

С учетом действия конституционного принципа состязательности уголовного процесса суд должен сохранять беспристрастность и объективность, с одной стороны, и создавать необходимые, равные условия сторонам для всестороннего, полного и объективного ис-следования обстоятельств дела, с другой (ст. 243 УПК РФ).

Очевидно, что при таком подходе к правовому регулированию роли суда в судебном разбирательстве уголовного дела в первой или апелляционной инстанции суд не должен обладать обязанностью по доказыванию виновности подсудимого.

Некоторые авторы полагают, что активность суда не противоречит состязательным началам уголовного процесса и при наличии определенных законодательных ограничений должна присутствовать в уголовном судопроизводстве, т.е. при определенных условиях они не возражают против возложения обязанности доказывания на суд;

2) участники процесса, имеющие право участвовать в доказывании определенных обстоятельств уголовного дела.

В эту группу участников уголовного судопроизводства входят:

а) подозреваемый, обвиняемый, их законные представители и защитники;
б) потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Очевидно, что настоящая классификация участников уголовного процесса, на которых возлагается обязанность доказывания или которым предоставляется право на участие в доказывании, базируется на принципе презумпции невиновности.

Вместе с тем представляется, что отнесение защитника и профессиональных юристов — представителей потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика к участникам, обладающим правом на участие в доказывании, недостаточно корректно и обоснованно.

Этот вывод обусловлен тем, что в зависимости от выполняемых функций и с учетом интересов представляемых участников уголовного судопроизводства на них лежит обязанность установления соответствующих обстоятельств уголовного дела.

В противном случае они не выполняют своих прямых профессиональных уголовно-процессуальных функций (обязанностей).

Разумеется, в отличие от должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, их обязанность доказывания носит специфический характер.

Так, например, защитник должен предпринимать все законные меры к доказыванию невиновности обвиняемого или обстоятельств, смягчающих его ответственность.

Однако если он обнаружит недостатки в деятельности процессуального противника (государственного обвинителя) по доказыванию виновности своего подзащитного и знает, каким образом их устранить, то он не должен ни в коем случае заниматься устранением этих недостатков, имея в виду, что неустранимые или не устраненные сомнения толкуются в пользу подзащитного.

В противном случае он становится добровольным помощником стороны обвинения, нарушая тем самым профессиональный кодекс поведения (участия) в уголовном судопроизводстве.

Обязанность доказывания возложена законом на частного обвинителя и его представителей, поскольку по этим делам, как правило, не принимает участие государственный обвинитель.

В уголовно-процессуальной литературе широко используется термин «бремя доказывания».

Бремя доказывания — возложение уголовно-процессуальным законом на одну из сторон отрицательных последствий в связи с недоказанностью ею фактических обстоятельств уголовного дела, на которые она ссылается в обоснование своей процессуальной позиции.

По общему правилу, бремя доказывания обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, и опровержения доводов представителей защиты лежит на обвинителе.

Однако в отдельных случаях уголовно-процессуальный закон возлагает бремя доказывания на иных участников уголовного процесса, заявляющих, в частности, определенные ходатайства.

Общая характеристика отдельных видов доказательств (средств доказывания)

Показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых (ст. 76—79 УПК РФ)

Показания — урегулированные уголовно-процессуальным законом устные сообщения допрашиваемого дознавателю, следователю или суду об обстоятельствах, имеющих значение для правильного (законного, обоснованного, мотивированного и справедливого) рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Дача показаний для подозреваемого и обвиняемого является правом, ибо это одно из средств их защиты, и поэтому они не привлекаются к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а также за отказ от дачи показаний (ст. 307 и 308 УК РФ).

Следует заметить, что в англосаксонской системе права (общей системе права) для лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления, предусмотрено право на молчание.

Именно правом на молчание должны обладать, на наш взгляд, указанные участники в российском уголовном судопроизводстве.

Право на дачу показаний подозреваемым, обвиняемым, используемое, в том числе, и для защиты незаконных интересов, никоим образом не содействует решению задач уголовного процесса, поскольку государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, обязаны опровергнуть любые достаточно разумные доводы подозреваемого и обвиняемого.

Дача показаний для потерпевшего является правом и обязанностью.

Дача показаний для свидетеля выступает в качестве обязанности.

Во всех случаях допроса перечисленных лиц следует иметь в виду возможность наличия у них свидетельского иммунитета.

Подозреваемый и обвиняемый дают показания только в стадии предварительного расследования.

Допрос подозреваемого производится в соответствии с требованиями ст. 187—190 УПК РФ, а обвиняемого — согласно требованиям ст. 173, 174, 187- 190 УПК РФ.

Обвиняемый, который приобрел процессуальный статус подсудимого, дает в этом качестве показания в стадии судебного разбирательства в судах первой (ст. 275 УПК РФ) или апелляционной инстанций (ст. 365 УПК РФ).

Потерпевшие и свидетели допрашиваются в этом качестве как в стадии предварительного расследования по правилам ст. 187—191 УПК РФ, так и в судах первой (соответственно по правилам ст. 277 и 278 УПК РФ) и апелляционной инстанций по правилам ст. 365 УПК РФ.

Важную роль в уголовном судопроизводстве играет предмет показаний участников уголовного процесса — обстоятельства, выяснению которых необходимо уделять в процессе предварительного расследования и судебного разбирательства особое внимание.

Предмет показаний подозреваемого составляют обстоятельства, послужившие основанием для:

а) возбуждения против него уголовного дела;
б) его задержания в качестве подозреваемого по основаниям, предусмотренным ст. 91 УПК РФ;
в) применения к нему меры пресечения в порядке ст. 100 УПК РФ;
г) установления иных известных ему обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела.

К предмету показаний обвиняемого относятся обстоятельства, послужившие основанием для предъявления ему обвинения, а также иные известные ему обстоятельства по уголовному делу, в том числе сведения об имеющихся в уголовном деле доказательствах.

В процессуальной и криминалистической литературе традиционно показания подозреваемого и обвиняемого делят на два вида: показания, в которых содержится полное или частичное признание ими своей вины в совершении преступления, и показания, в кото-рых эта вина отрицается.

В обоих случаях доказательственное значение имеют не сами факты признания или отрицания вины, а наличие или отсутствие конкретной информации об обстоятельствах совершения преступления.

Именно поэтому законодатель установил уголовно-процессуальное правило, согласно которому признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его совокупностью имеющихся доказательств по уголовному делу (ст. 77 УПК).

При оценке показаний этих участников уголовного судопроизводства нужно учитывать очевидную их заинтересованность в исходе уголовного дела, применение большинством из них многочисленных способов противодействия предварительному расследованию и судебному разбирательству, соответствие (или несоответствие) данных показаний другим доказательствам, имеющимся в материалах уголовного дела, и прочее.

Предметом показаний потерпевшего являются любые обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, в том числе данные о его взаимоотношениях с подозреваемым и обвиняемым, а также со свидетелями.

Предмет показаний свидетеля составляют любые обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, в том числе сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними или другими свидетелями.

Особенности оценки показаний потерпевшего заключаются в учете механизма совершения преступления, психического и психологического его состояния после совершения преступления.

При оценке показаний свидетеля следует учитывать объективные и субъективные факторы механизма их формирования, которые детально рассмотрены в учебниках по криминалистике.

Заключения и показания эксперта и специалиста

Эксперт — физическое лицо, которому поручено производство судебной экспертизы в связи с обладанием им специальными познаниями в области науки, техники, искусства и ремесла.

Экспертиза — процесс исследования экспертом представленных ему по уголовному делу объектов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

Экспертное исследование обычно производится экспертами соответствующих государственных учреждений, организаций, деятельность которых регулируется специальным законом.

По результатам проведенного исследования эксперт составляет заключение.

Заключение эксперта — процессуальный документ, содержащий сведения о факте, ходе, содержании и результатах экспертного исследования и выводы эксперта по вопросам, которые перед ним были поставлены лицом, в производстве которого находится уголовное дело, или сторонами для разрешения их с помощью специальных познаний.

Специалист — физическое лицо, обладающее специальными познаниями в области науки, техники, искусства и ремесла и привлеченное к участию в уголовном деле для разрешения вопросов, требующих специальных познаний.

Заключение специалиста — процессуальный документ, в котором изложены суждения по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию и поставленным перед ним сторонами или судом.

Показания эксперта, специалиста — урегулированное уголовно-процессуальным законом общение судебного эксперта, специалиста в виде беседы с дознавателем, следователем, прокурором, судом и сторонами в ходе допроса с целью получения ими устных разъяснений и уточнений данных этими лицами заключений (ст. 80 УПК РФ).

Дача показаний экспертом регулируется ст. 205 и 282 УПК РФ, а специалиста — ст. 53, 168 и 271 УПК РФ.

Особенности оценки заключений эксперта и специалиста как средств доказывания в уголовном процессе заключаются в следующем.

Во-первых, участникам уголовного процесса необходимо удостовериться в компетентности эксперта и специалиста, обратив особое внимание на сведения:

а) об их возрасте;
б) об образовании;
в) о стаже работы по специальности;’
г) о наличии у них ученой степени или ученого звания;
д) о стаже проведения экспертных и иных исследований или участия в уголовном судопроизводстве в качестве эксперта или специалиста и т.д.

Во-вторых, следует установить отсутствие нарушений уголовно-процессуального закона при назначении судебной экспертизы или привлечении к участию в уголовном деле специалиста.

В-третьих, необходимо тщательно ознакомиться с заключениями в полном объеме, а не только, как это делается обычно на практике, с окончательными выводами и суждениями, чтобы выяснить, все ли объекты были подвергнуты исследованию, на все ли вопросы даны ответы, не имеется ли противоречий в выводах или суждениях эксперта либо специалиста.

В-четвертых, нужно убедиться в том, что эксперт и специалист используют современные и апробированные методики для формирования своих выводов и суждений.

В-пятых, следует сопоставить выводы и суждения, содержащиеся в заключениях или их показаниях, с имеющимися в материалах уголовного дела доказательствами для установления наличия или отсутствия между ними противоречий.

При изучении заключения эксперта в качестве средства доказывания в уголовном процессе необходимо ознакомиться с Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам», которое не потеряло актуальности до настоящего времени.

В частности, заслуживают особого внимания следующие положения этого постановления:

  1. акты либо справки о результатах ведомственного исследования какого-либо обстоятельства, в том числе ведомственные заключения, именуемые экспертизой (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т.п.), хотя бы и полученные по за-просам органов предварительного расследования или суда, не могут рассматриваться в качестве заключения эксперта и служить основанием для отказа в ходатайстве о проведении судебной экспертизы;
  2. производство экспертизы по уголовному делу в стадии предания суду (назначения судебного заседания) не допускается;
  3. вероятностное заключение эксперта по уголовному делу не может быть положено в основу обвинительного приговора;
  4. при рассмотрении уголовного дела в кассационном или надзорном порядке суды не вправе назначать производство экспертизы, в том числе дополнительной или повторной.

Вещественные доказательства — объекты материального мира, свойства, качества, состояния и признаки которых имеют связь с обстоятельствами предмета уголовно-процессуального доказывания и значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Примерный перечень вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве дан в ст. 81 УПК РФ.

К вещественным доказательствам по уголовному делу уголовно-процессуальным законом отнесены:

  1. предметы, которые служили орудиями совершения преступления (например, нож или огнестрельное оружие при совершении убийства);
  2. предметы, которые сохранили на себе следы совершения преступления (например, одежда жертвы преступления со следами крови при причинении ей телесных повреждений);
  3. предметы, на которые были направлены преступные действия (например, шапка, которую сорвал с головы жертвы преступник, совершивший грабеж);
  4. деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления (например, квартира, приобретенная на украденные или иным способом похищенные деньги);
  5. иные предметы и документы, не перечисленные выше, которые могут служить средствами к обнаружению преступления и установлению фактических обстоятельств дела (например, дневник обвиняемого с описанием совершенных им преступных действий).

В некоторых случаях материальные объекты могут обладать несколькими признаками вещественных доказательств.

К вещественным доказательствам по уголовному делу относятся также фонограммы контроля и записи телефонных и иных переговоров (ст. 186 УПК РФ).

Дача показаний экспертом регулируется ст. 205 и 282 УПК РФ, а специалиста — ст. 53, 168 и 271 УПК РФ.

Особенности оценки заключений эксперта и специалиста как средств доказывания в уголовном процессе заключаются в следующем.

Во-первых, участникам уголовного процесса необходимо удостовериться в компетентности эксперта и специалиста, обратив особое внимание на сведения:

а) об их возрасте;
б) об образовании;
в) о стаже работы по специальности;
г) о наличии у них ученой степени или ученого звания;
д) о стаже проведения экспертных и иных исследований или участия в уголовном судопроизводстве в качестве эксперта или специалиста и т.д.

Во-вторых, следует установить отсутствие нарушений уголовно-процессуального закона при назначении судебной экспертизы или привлечении к участию в уголовном деле специалиста.

В-третьих, необходимо тщательно ознакомиться с заключениями в полном объеме, а не только, как это делается обычно на практике, с окончательными выводами и суждениями, чтобы выяснить, все ли объекты были подвергнуты исследованию, на все ли вопросы даны ответы, не имеется ли противоречий в выводах или суждениях эксперта либо специалиста.

В-четвертых, нужно убедиться в том, что эксперт и специалист используют современные и апробированные методики для формирования своих выводов и суждений.

В-пятых, следует сопоставить выводы и суждения, содержащиеся в заключениях или их показаниях, с имеющимися в материалах уголовного дела доказательствами для установления наличия или отсутствия между ними противоречий.

При изучении заключения эксперта в качестве средства доказывания в уголовном процессе необходимо ознакомиться с Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам», которое не потеряло актуальности до настоящего времени.

В частности, заслуживают особого внимания следующие положения этого постановления:

  1. акты либо справки о результатах ведомственного исследования какого-либо обстоятельства, в том числе ведомственные заключения, именуемые экспертизой (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т.п.), хотя бы и полученные по за-просам органов предварительного расследования или суда, не могут рассматриваться в качестве заключения эксперта и служить основанием для отказа в ходатайстве о проведении судебной экспертизы;
  2. производство экспертизы по уголовному делу в стадии предания суду (назначения судебного заседания) не допускается;
  3. вероятностное заключение эксперта по уголовному делу не может быть положено в основу обвинительного приговора;
  4. при рассмотрении уголовного дела в кассационном или надзорном порядке суды не вправе назначать производство экспертизы, в том числе дополнительной или повторной.

Вещественные доказательства — объекты материального мира, свойства, качества, состояния и признаки которых имеют связь с обстоятельствами предмета уголовно-процессуального доказывания и значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Примерный перечень вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве дан в ст. 81 УПК РФ.

К вещественным доказательствам по уголовному делу уголовно-процессуальным законом отнесены:

  1. предметы, которые служили орудиями совершения преступления (например, нож или огнестрельное оружие при совершении убийства);
  2. предметы, которые сохранили на себе следы совершения преступления (например, одежда жертвы преступления со следами крови при причинении ей телесных повреждений);
  3. предметы, на которые были направлены преступные действия (например, шапка, которую сорвал с головы жертвы преступник, совершивший грабеж);
  4. деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления (например, квартира, приобретенная на украденные или иным способом похищенные деньги);
  5. иные предметы и документы, не перечисленные выше, которые могут служить средствами к обнаружению преступления и установлению фактических обстоятельств дела (например, дневник обвиняемого с описанием совершенных им преступных действий).

В некоторых случаях материальные объекты могут обладать несколькими признаками вещественных доказательств.

К вещественным доказательствам по уголовному делу относятся также фонограммы контроля и записи телефонных и иных переговоров (ст. 186 УПК РФ).

Процессуальные условия допустимости в уголовный процесс объектов в качестве вещественных доказательств заключаются в следующем:

1) в уголовном деле должен находиться документ, указывающий на обстоятельства появления объекта в качестве вещественного доказательства (например, протокол осмотра места происшествия, протокол представления предмета или документа и т.п.);

2) в уголовном деле должен быть протокол осмотра данного объекта в качестве вещественного доказательства.

Чаще всего в уголовном процессе результаты осмотра объекта фиксируются в протоколе его обнаружения или представления.

Тем не менее, из тактических соображений следователь, дознаватель вправе осматривать обнаруженные или представленные предметы и документы, могущие играть роль вещественных доказательств, вне рамок уголовно-процессуального действия, указывающего на появление возможного (предположительного) вещественного доказательства.

В этом случае их осмотр оформляется самостоятельным протоколом производства следственного действия (протоколом осмотра соответствующего объекта);

3) объект следует признать вещественным доказательством и приобщить в этом качестве к уголовному делу постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда.

Строго говоря, только с этого момента в уголовном процессе можно вести речь об объекте как о вещественном доказательстве.

Объекты, появившиеся в уголовном судопроизводстве в рассматриваемом качестве, называют в правовой литературе вещественными доказательствами до их приобщения в этом качестве к уголовному делу условно, с учетом традиций и краткости рассматриваемого термина.

Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается ст. 81 и 82 УПК РФ.

При вынесении судом приговора, определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

а) орудия преступления, принадлежащие подсудимому, подлежат конфискации и уничтожению или передаче в соответствующие учреждения (например, в музеи криминалистики);
б) предметы, запрещенные в гражданском обороте, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожению (например, наркотические вещества);
в) предметы, не представляющие ценности и не истребованные сторонами, подлежат уничтожению или передаче заинтересованным лицам в случае наличия их ходатайства (заявления);
г) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу;
д) деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. «а»—«в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей;
е) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются в уголовном деле в течение всего срока его хранения либо подлежат передаче заинтересованным лицам по их ходатайству;
ж) остальные объекты подлежат передаче законным владельцам, а при неустановлении этих лиц они переходят в собственность государства.

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Предметы, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату под расписку лицам, у которых они были изъяты.

Согласно ст. 82 УПК РФ объекты, признанные вещественными доказательствами, должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления (или определения) о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных ст. 82 УПК РФ.

В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественные доказательства хранятся в уголовном деле до вступления в законную силу решения суда, разрешающего гражданско-правовой спор.

Вещественные доказательства в виде объектов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено, или расходы по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы (сопоставимы) с их стоимостью:

а) фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и хранятся в месте, указанном дознавателем или следователем.

К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства.

Кроме того, к уголовному делу может быть приобщен также образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного экспертного исследования;

б) возвращаются законному владельцу, если это возможно без ущерба для уголовно-процессуального доказывания (для установления объективной истины по уголовному делу);

в) передаются для реализации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет государственного органа, принявшего решение об изъятии вещественных доказательств, на соответствующий срок.

Правительство России утвердило своим постановлением «Положение о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно».

Основные правила этого постановления заключаются в следующем:

а) хранение указанных вещественных доказательств осуществляется государственным органом, принявшим решение об их изъятии (уполномоченным органом), Российским фондом федерального имущества (далее — Фонд) либо юридическими или физическими лицами (хранителями);

б) юридическим основанием для хранения вещественных доказательств является договор между уполномоченным органом и Фондом или иным хранителем;

в) уполномоченный государственный орган, Фонд или иной хранитель могут заключать договоры имущественного страхования вещественных доказательств со страховыми организациями, отобранными на конкурсной основе, в целях обеспечения сохранности вещественных доказательств, возмещения убытков в случае их утраты (гибели), недостачи или повреждения;

г) вещественные доказательства, передаваемые на хранение или реализацию соответствующим организациям, подлежат обязательному учету и оценке в порядке, определяемом нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти;

д) реализация вещественных доказательств по уголовному делу осуществляется Фондом в сроки, установленные договором;

е) вырученные от реализации вещественных доказательств по уголовному делу средства перечисляются для их учета на счет уполномоченного органа, которые поступают во временное распоряжение этого органа;

ж) при обращении денежных средств от реализации вещественных доказательств в доход государства они подлежат перечислению в доход федерального бюджета за вычетом затрат Фонда на реализацию вещественных доказательств;

з) учет движения вещественных доказательств k денежных средств от их реализации ведется уполномоченным органом и Фондом, обобщенные сведения о котором ежеквартально Фонд предоставляет заинтересованным федеральным органам исполнительной власти и Генеральной прокуратуре России;

и) порядок хранения, учета и передачи на хранение или реализацию вещественных доказательств, для которых законодательством установлены особые правила обращения (наркотические средства и психотропные вещества, оружие и боеприпасы, культурные ценности и т.п.) определяются соответствующими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Вещественные доказательства в виде скоропортящихся товаров и продукции, а также имущества, подвергающегося быстрому моральному старению, хранение которых затруднено или расходы по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, могут быть:

а) возвращены их владельцам;

б) в случае невозможности возврата владельцам переданы для реализации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет либо органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, либо банка или иной кредитной организации, предусмотренных перечнем, который устанавливается также Правительством Российской Федерации, на соответствующий срок;

в) уничтожены, если скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность.

В этом случае составляется протокол в порядке, предусмотренном ст. 166 УПК РФ.

Вещественные доказательства в виде изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются.

Об этом процессуальном действии составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166 УПК РФ.

Деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества, обнаруженные при производстве следственных действий, подлежат аресту в порядке, установленном ст. 115 УПК РФ.

Опись имущества, подвергнутого аресту, приобщается к уголовному делу.

Деньги и иные ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий:

а) должны быть сданы на хранение в банк или иную кредитную организацию;

б) могут храниться при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для хода уголовно-процессуального доказывания.

Иные условия учета, хранения и передачи отдельных категорий вещественных доказательств устанавливаются Правительством Российской Федерации (ст. 82 УПК РФ).

При передаче уголовного дела:

а) органом дознания, дознавателем следователю;
б) от одного органа дознания другому;
в) от одного следователя другому;
г) прокурору или в суд;
д) из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Протоколы следственных и судебных действий и иные документы

Протоколы следственных и судебных действий — письменные акты (документы), в которых в установленном уголовно-процессуальным законом порядке на основе непосредственного или опосредованного восприятия зафиксированы сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу.

Согласно ст. 83 УПК РФ протоколы следственных действий и судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным уголовно-процессуальным законом.

Остается сожалеть о том, что законодатель не счел возможным перечислить протоколы следственных действий, которые являются средствами доказывания, в отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства.

Между тем в уголовном судопроизводстве составляется значительное число протоколов, которые не содержат и не могут содержать доказательств (например, протокол предъявления участникам уголовного судопроизводства материалов уголовного дела для ознакомления).

Подавляющее большинство процессуалистов не относят к средствам доказывания протоколы допросов свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, поскольку доказательственную силу имеют показания допрошенных лиц.

Однако существует точка зрения, согласно которой протоколы допросов являются производными средствами доказывания.

Думается, что эта точка зрения близка к истине с учетом правил оглашения в судебном разбирательстве протоколов допроса указанных лиц, установленных действующим уголовно-процессуальным законом.

Эти правила заключаются в том, что при определенных обстоятельствах протоколы допроса подсудимого, потерпевшего и свидетеля могут быть оглашены в судебном разбирательстве, и содержащиеся в них сведения могут быть использованы в качестве доказательств.

Особое место среди рассматриваемых средств доказывания занимает протокол судебного заседания, в котором фиксируются все проводимые в суде действия (за исключением производства экспертизы, результаты которой оформляются отдельным документом) и принимаемые решения, за исключением решений, принимаемых в совещательной комнате, и итогового решения — приговора, постановления или определения суда (или судьи).

Порядок производства и оформления следственных и судебных действий подробно регламентирован уголовно-процессуальным законом.

Эти правила являются важной гарантией достоверности сведений, содержащихся в протоколе следственного действия.

Как представляется, к рассматриваемым средствам доказывания (или источникам доказательств) могут быть отнесены:

  1. протокол следственного осмотра любого объекта;
  2. протокол следственного обыска;
  3. протокол следственной выемки;
  4. протокол следственного предъявления для опознания;
  5. протокол следственного освидетельствования;
  6. протокол следственного эксперимента;
  7. протокол задержания подозреваемого;
  8. протокол наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки;
  9. протокол контроля и записи телефонных и иных переговоров;
  10. протокол следственной проверки показаний на месте;
  11. протокол судебного заседания;
  12. протоколы отдельных судебных действий.

Термин «документ» в уголовном судопроизводстве является родовым понятием.

Это понятие включает в себя и протоколы следственных и иных процессуальных действий, и заключения эксперта и специалиста, и постановления должностных лиц, и т.д.

Для удобства работы правоприменителя в уголовном судопроизводстве в качестве средства доказывания законодатель указал «иные документы», т.е. документы, ранее им не перечисленные, не указанные в ст. 74 УПК РФ.

Иные документы — средства доказывания в виде различных документов, если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложенные в них должностными лицами предприятий, учреждений, организаций либо гражданами, имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде.

К ним могут быть отнесены материалы фото- и (или) киносъемки, аудио- и (или) видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

К этому средству доказывания относятся разнообразные характеристики, справки, акты, доверенности, объяснения, права на управление транспортными средствами, дипломы, удостоверяющие получение соответствующего образования, и т.д.

Этот вид документов обладает особенностями, которые определяются временем, способом и формами их создания, приемами получения и приобщения к уголовному делу в качестве такового.

В самом общем виде под иным документом понимается любой объект материального мира, на котором условными знаками (буквами, числами, кодами и т.д.) зафиксированы какие-либо сведения о каких-то объектах или об их изображениях.

Наиболее распространенными являются письменные документы рукописного и печатного (компьютерного) характера.

В последнее время появилась машинная (или электронная) документация.

Следовательно, для иного документа в качестве средства доказывания в уголовном судопроизводстве не имеют значения материал, из которого он изготовлен, способ его создания, условный код, в котором выражено его содержание.

При оценке иных документов учитываются компетентность должностного лица или гражданина, их составивших, наличие необходимых реквизитов, содержание этих документов, а также их место в системе имеющихся доказательств по уголовному делу.

Иные документы необходимо отличать от документов — вещественных доказательств.

Документ, обладающий признаками, указанными в ст. 81 УПК РФ, является вещественным доказательством, если он признан таковым и приобщен к уголовному делу в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.