Оценка доказательств в суде

Оглавление:

Оценка доказательств в суде

«РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ»

Адвокат Мишурина Ольга Александровна. Ростов-на-Дону.

ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Оцениваются доказательства по внутреннему убеждению суда, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности Принцип внутреннего

убеждения базируется на том, что только сами судьи решают вопросы достоверности доказательств, истинности или ложности содержащихся в доказательствах сведений, достаточности для правильного вывода.

В своих оценочных суждениях суд самостоятелен и независим, не связан какими-либо формальными предписаниями. Ему не может быть навязана оценка доказательств извне. Даже вышестоящий суд, рассматривающий дело в кассационном или надзорном порядке, не вправе разрешать вопросы о достоверности или недостоверности доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими.

В соответствии с нормами ГПК никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Любое доказательство суд может отвергнуть, если это не соответствует действительности.

Оцениваются каждое доказательство в отдельности и все во взаимосвязи. Это дает возможность суду сопоставить их друг с другом, устранить противоречия между отдельными доказательствами, если они имеются

Результаты оценки судом доказательств излагаются в мотивировочной части решения, где суд должен указать доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы по которым он отвергает те или иные.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс.
СПб.: Питер, 2005. 272 с. – (Серия «Краткий курс»).

Раздел I. Общая часть

Глава 4. Принципы состязательного уголовного процесса

§ 5. Оценка доказательств судом по внутреннему убеждению. Недопустимость повторного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же деяние (non bis in idem)

Принцип независимости суда служит основанием для такого институционного процессуального принципа, как оценка доказательств судом по внутреннему убеждению, или свободная оценка доказательств. Этот принцип распространяет свое действие также и на прокурора, следователя и дознавателя. Содержание его многогранно.

Во-первых, он предполагает запрет суду, следователю, дознавателю, прокурору принимать во внимание при оценке доказательств какие-либо посторонние мнения лиц, не участвующих в процессе, а равно не основанные на доказательствах утверждения сторон и иных участников судопроизводства. Согласно данному принципу доказательства оцениваются по внутреннему убеждению субъекта доказывания. Внутреннее убеждение есть полная уверенность субъекта оценки доказательств относительно достоверности полученных выводов. Однако оно должно основываться не на отвлеченном мнении, а на оценке каждого из доказательств и всей их совокупности в целом.

Во-вторых, этот принцип направлен на обеспечение самостоятельности суда по отношению к законодателю, который не вправе принимать законы, в которых различным видам доказательств придавалась бы разная, заранее установленная сила. В ч. 2 ст. 17 УПК по этому поводу сказано: «Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы». То есть названный принцип запрещает формальную (легальную) систему доказательств в уголовном процессе.

В-третьих, данный принцип предлагает субъектам доказывания руководствоваться законом (допустимостью доказательств) и совестью.

Принцип недопустимости повторного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же деяние (non bis in idem) логически вытекает из состязательной идеи, ибо после состоявшегося процесса и вступления в законную силу приговора суда нет почвы для нового спора по тому же предмету. Можно сказать, что нет наказания после состязания (что в общем-то соответствует русской поговорке о том, что “после драки кулаками не машут”). В первую очередь это касается обвинителя, поскольку именно на нем лежит бремя доказывания, а потому “проигрыш” должен быть для него как правило безвозвратен.

В современном уголовном процессе содержание данного принципа включает следующие требования:

1. Право на уголовное преследование иссякает не только по делу, окончательно решенному судом и потому не подлежащему рассмотрению вновь (п. 4 ст. 27 УПК). Преследование прерывается и на стадии досудебной подготовки, если обнаружится, что следственный орган — тот же самый или параллельной юрисдикции — ранее уже прекратил дело по этому обвинению (п. 5 ст. 27 УПК).

2. Принцип non bis in idem не одобряет многократные судебные разбирательства в отношении обвиняемого. Исключение составляют эпизоды, когда в деле вновь открываются фактические обстоятельства, которые не были и не могли быть известны суду при вынесении решения по делу. Для этого предусмотрено возобновление дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (гл. 49 УПК).

3. Поворот обвинения к худшему путем увеличения наказания при пересмотре судебных решений, вступивших в законную силу, не допускается (ст. 405 УПК). Это рассматривается как своего рода санкция, как дополнительное бремя, которое несет в публичном уголовном процессе обвинитель, не сумевший доказать виновность обвиняемого в предоставленное ему “основное время”. Напротив, по жалобе стороны защиты пересмотр даже вступивших в силу решений вполне допустим.

§ 10. Оценка доказательств

Законодательство, устанавливая критерии оценки доказательств, обращается к суду.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Не существует формальных требований о том, какие доказательства следует признавать достоверными. Суд оценивает доказательства независимо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы, т.е. оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. На формирование внутреннего убеждения существенное влияние оказывает мировоззрение судьи, важным элементом которого является правосознание. Правосознание помогает правильно понять и толковать норму права, подлежащую применению, оценить собранные по делу доказательства и проч. Правосознание важно и для участвующих в деле лиц, которые также оценивают доказательства сточки зрения своей правовой позиции.

Внутреннее убеждение основывается на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Объективное рассмотрение доказательств — это отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, предвзятости и предубеждения при оценке доказательств. В плане поддержания возможности объективного исследования доказательств закон вводит правила об отводе судьи. Отсутствие заинтересованности в исходе рассматриваемого дела позволяет суду рассматривать доказательства всесторонне. Если представители сторон действуют в рамках собственных правовых позиций и исследуют доказательства в соответствии со своими требованиями или возражениями, то суд, будучи не заинтересованным в исходе спора, исследует доказательства всесторонне: как со стороны истца, так и со стороны ответчика. Всесторонность означает принятие во внимание доводов всех участвующих в деле лиц, исследование и оценку доказательств не с позиции одной из сторон, а с позиции независимого арбитра.

Полное рассмотрение доказательств — наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценка всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд может предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства.

Непосредственное исследование судом доказательств полностью соответствует принципу непосредственности рассмотрения дела (см.

Часть 3 ст. 67 ГПК дополняет требования, предъявляемые к оценке доказательств судом, указывая, что суд оценивает относимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Приведенная характеристика оценки доказательства относится, прежде всего, к окончательной оценке доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором

приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч. 4 ст. 67 ГПК).

Однако оценка доказательств может быть как окончательной, так и промежуточной, может относиться к доказательствам, исследуемым для разрешения дела, и к доказательствам, обосновывающим необходимость совершения отдельных процессуальных действий.

В оценке доказательств принимают участие практически все субъекты доказывания. Деятельность сторон по оценке исследованных доказательств не предусматривается в ГПК. Вместе с тем это не означает, что стороны и другие участвующие в деле лица не оценивают доказательства. От их оценки зависит дальнейшая судьба процесса. Опытный представитель на любой стадии процесса способен оценить перспективу своей правовой позиции по делу и в зависимости от этого принять соответствующее решение: отказаться от иска (или признать иск), предложить (согласиться) заключить мировое соглашение или участвовать в рассмотрении дела до вынесения решения. Аналогично оценивают доказательства и вправе отказаться от иска прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане, защищающие нарушенные или оспариваемые права, свободы и охраняемые законом интересы других лиц. Однако при отказе от иска указанных субъектов, защищающих интересы других лиц в суде, законом предусмотрены меры, охраняющие право истца на продолжение рассмотрения дела.

Суд оценивает доказательства не только при разрешении дела по существу, но и на более ранних стадиях, например предлагает участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотрение дела на основе имеющихся доказательств.

Таким образом, оценка доказательств — это сложная процессуальная и одновременно мыслительная деятельность суда, а также участвующих в деле лиц, имеющая место на всех стадиях гражданского процесса.

Оценка доказательств в гражданском процессе (нюансы)

Оценка доказательств в гражданском процессе — один из наиболее важных аспектов гражданского судопроизводства. Нюансы оценки доказательств в гражданском процессе, рассмотренные ниже, позволят по-новому взглянуть на формирование правовой позиции по некоторым категориям гражданских дел, помогут в выборе обоснованных и приоритетных доказательств.

Понятие, критерии и виды оценки доказательств в гражданском процессе

Правилам, по которым производится оценка доказательств в гражданском процессе (далее — оценка), посвящена ст. 67 ГПК РФ. Данный правовой институт весьма сложен для исследования, поскольку связан и с установлением критериев оценки, и с психологией производящих эту оценку лиц (что предполагает элемент субъективности), и с осуществлением оценки доказательств на всех стадиях процесса.

Из диспозиции указанной статьи можно вывести следующие примерные критерии оценки:

  • относимость;
  • допустимость;
  • достаточность;
  • достоверность;
  • непосредственность.

Нюансы оценки доказательств зависят от субъекта оценки. На этом основании можно выделить:

  • оценку, проводимую судом (ч. 3 ст. 67 ГПК РФ);
  • оценку, проводимую лицами, участвующими в деле (сторона оценивает доказательства своей правовой позиции, а также правовой позиции процессуального оппонента по вышеуказанным критериям).

Суд оценивает доказательства с момента подготовки дела и до вынесения решения, в связи с чем также можно выделить промежуточную и окончательную оценку.

Далее предлагаем обратиться к особенной части судебного доказывания.

ВАЖНО! Нюансы оценки доказательств находятся в прямой взаимосвязи с предметом доказывания и индивидуальны по отношению к категории дела.

Например, определением Мосгорсуда от 02.02.2016 по делу № 33-2555/2016 оставлено в силе решение районного суда и подтверждено, что истцом не было представлено достаточных и исчерпывающих доказательств, входящих в предмет доказывания по делам о защите чести и достоинства, взыскании морального вреда. Недоказанность порочащего характера сведений наряду с признанием установленными и доказанными иных фактов в составе предмета доказывания повлекло оценку судом доказательств как недостаточных в совокупности.

Относимость, допустимость и достаточность доказательств на примере дел о признании увольнения незаконным

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (ч. 3 ст. 67 ГПК РФ).

Анализ норм ГК РФ и ГПК РФ позволяет сделать вывод о том, что относимость — это содержание доказательств, определяемое исходя из следующего:

  • приводимые факты имеют значение для дела и к делу относятся;
  • указанные факты можно подтвердить либо опровергнуть.

Относимыми могут быть названы доказательства, которые имеют отношение к предмету доказывания, устанавливают факт наличия событий.

Допустимыми являются доказательства, которые суд оценил как полученные надлежащим способом. Допустимость — форма доказательств, которые должны соответствовать требованиям закона, логике доказывания, исключительно подтверждать конкретные факты.

Так, факт отсутствия волеизъявления лица на подписание соглашения о расторжении трудового договора не был признан доказанным, поскольку представленные доказательства не являлись относимыми (апелляционное определение Мосгорсуда от 22.01.2016 по делу № 33-2112/2016). Давление со стороны работодателя истец подтверждал следующими документами и информацией:

  • положительными производственными характеристиками, свидетельствами о расторжении брака и рождении детей;
  • сведениями об угрозах ответчика обратиться с заявлением в правоохранительные органы по поводу предъявления поддельного листка нетрудоспособности;
  • обращением истца с заявлением в Госинспекцию труда Москвы с просьбой о разъяснении причины увольнения.

Суд представленные доказательства ни относимыми, ни достаточными не счел, в связи с чем в удовлетворении иска отказал.

Обосновывая свою позицию относительно аналогичного трудового спора о понуждении к увольнению, работница представила экспертное заключение о своей личности. Суд счел, что подобное доказательство не является относимым и не свидетельствует о нарушении работодателем закона (апелляционное определение Саратовского городского суда от 28.08.2012 по делу № 33-3502/12).

ВАЖНО! Факт понуждения к увольнению не может быть подтвержден косвенными доказательствами, т. к. на практике может возникать подмена фактов: нервное, тревожное состояние работника во время увольнения может спровоцировать у него ложное ощущение угрожающего поведения представителей работодателя. Собранные доказательства в этом случае признаются судом недостаточными и не соответствующими критерию допустимости. Угрозы рекомендуется подтверждать свидетельскими показаниями, аудио- или видеозаписью (например, апелляционное определение Мосгорсуда от 24.11.2015 № 33-41300/2015), объяснениями сторон по делу, а также формулировкой, используемой при написании заявления об увольнении.

Непосредственность и достоверность доказательств через призму судебной практики по договорам займа

Основополагающим принципом оценки является принцип свободной оценки доказательств: никакое доказательство для суда не имеет заранее установленной силы (ч. 2 ст. 67 ГПК РФ). Такой элемент оценки доказательства, как непосредственность, подразумевает исследование доказательств судом непосредственно в процессе, установление первоисточника доказательства и обоснование решения именно такими доказательствами.

Истец, обосновывая требование о возврате займа, подтвердил факт передачи денежных средств копией расписки. Как выяснилось в апелляционной инстанции, при рассмотрении дела суд 1-й инстанции не учел обстоятельства представления доказательств сторонами (оригинал документа находился в материалах иного дела и не мог быть предъявлен) и непосредственно не дал оценку копии расписки, ссылаясь на ч. 7 ст. 67 ГРК РФ, в связи с чем решение было отменено (определение Мосгорсуда от 15.03.2016 № 4г/1-1822).

ВАЖНО! Невозможность представить оригиналы документов, являющихся доказательствами по делу, по причине их нахождения в материалах другого дела, не может быть расценена судом как их непредставление по личному желанию стороны и бездействие.

Существенным критерием оценки доказательств является также достоверность доказательств. Суд и участники процесса оценивают достоверность доказательств посредством различных способов: путем проведения экспертизы, эксперимента и т. д., но в первую очередь исходя из наличия оригинала документа.

Так, например, спор о возврате займа был рассмотрен в пользу ответчика, поскольку в судебное заседание истцом не были представлены оригиналы договора займа и расписки по причине их утраты в натуре (апелляционное определение Мосгорсуда от 30.11.2015 № 33-36627).

Таким образом, оценка доказательств зависит:

  • от объекта оценки (что именно представляется в качестве доказательства);
  • субъекта деятельности по оценке.

При оценке доказательств важно принимать во внимание все указанные в ст. 67 ГПК РФ критерии: относимость, допустимость, достоверность, достаточность и их взаимную связь.

При этом важную роль играет преодоление человеческого фактора и, как следствие, недопущение искажения истины по делу и предотвращение возникновения судебных ошибок — умышленных либо неосторожных. Как показала вышеприведенная судебная практика, внутреннее убеждение суда и следование принципам непосредственности при оценке доказательств, а также верное определение предмета доказывания по отдельным категориям дел позволяют установить истину по делу.

Статья 67 ГПК РФ. Оценка доказательств

Новая редакция Ст. 67 ГПК РФ

1. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

3. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

4. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

5. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

6. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

7. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Комментарий к Статье 67 ГПК РФ

1. В ст. 67 ГПК РФ, посвященной оценке доказательств, закрепляются критерии такой оценки. Согласно ч. 1 ст. 67 ГПК РФ «суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению». Внутреннее убеждение означает, что при оценке доказательств судья независим от внешних факторов и приходит к выводу на основе своих знаний, опыта и законов логики.

Внутреннее убеждение суда складывается не единовременно, оно формируется в течение определенного времени, в процессе исследования доказательств судом, которое должно быть всесторонним, полным, объективным и непосредственным.

Всесторонность исследования предполагает изучение и исследование судом доказательств, обосновывающих позицию истца, ответчика и третьего лица.

Требование полноты заключается в исследовании такого количества доказательств, которое позволит сделать суду однозначный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов.

Объективность предполагает беспристрастность суда в процессе оценки, когда ни одной из сторон не отдается предпочтение, а суд, проявляя непредвзятость и исключая влияние эмоций и симпатий, исполняет роль независимого арбитра.

Непосредственность исследования проявляется в закрепленном в ч. 1 ст. 157 ГПК РФ принципе непосредственности, согласно которому суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Часть 2 ст. 67 ГПК РФ содержит правило, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, которое находит развитие в других нормах Кодекса. Так, ч. 2 ст. 187 ГПК РФ устанавливает, что «заключение эксперта. не имеет для суда заранее установленной силы» и оценивается наряду с другими доказательствами.

Несколько изменяют действия данного правила положения ч. 2 — 4 ст. 61 ГПК РФ, предусматривающие преюдициальность обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными постановлениями суда общей юрисдикции или арбитражного суда, приговором по уголовному делу. Такие обстоятельства не доказываются снова и будут «обязательны для суда», рассматривающего дело.

3. Согласно ч. 3 ст. 67 ГПК РФ суд обязан проверить и оценить каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Критерий относимости определен в ст. 59 ГПК РФ, а допустимости — в ст. 60 ГПК. Критерий достоверности предполагает проверку судом источника такого доказательства и его связи с искомым фактом. Допрашивая свидетеля, суд должен выяснить источник его информации: является ли свидетель очевидцем излагаемых им фактов или он получил информацию из другого источника. Помимо этого суд должен установить возможность такого свидетеля правильно воспринимать и запоминать факты, очевидцем которых он явился. Исследуя письменные доказательства, суд обязан установить их подлинность, составление и подписание уполномоченным органом при соблюдении соответствующей процедуры согласования и утверждения.

Следующим критерием оценки является оценка достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности. При этом суд оценивает все имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства, позволяя сопоставить и соотнести их, выявляя противоречия и расхождения. На основании этого в каждом конкретном деле суд определяет достаточность доказательств, имеющихся в материалах дела, для обоснования выводов суда. Говоря о достаточности доказательств, законодатель имеет в виду не количественную характеристику, а качественную. Критерий достаточности предполагает представление не как можно большего количества доказательств, а такого количества, когда суд может сделать однозначный вывод о возможности удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований.

4. Итогом оценочной деятельности суда является вынесение судом законного и обоснованного решения. Свои выводы, т.е. результаты оценки, суд обязан изложить в резолютивной части решения суда (ч. 4 ст. 198 ГПК РФ), где помимо обстоятельств дела, установленных судом, должны быть указаны мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Другими словами, в мотивировочной части судебного решения отражается процесс комплексной оценки всех исследованных в судебном заседании доказательств, когда суд по своему внутреннему убеждению признает установленными юридические факты на основании определенных средств доказывания и не признает установленными другие обстоятельства, так как доказательства, обосновывающие их, отвергнуты судом по указанным им причинам.

5. Часть 5 (как и последующие части) ст. 67 ГПК РФ посвящены оценке одного средства доказывания — письменного доказательства. Выделяя особенности оценки документов и иных письменных доказательств, законодатель установил критерии такой оценки. Представляется, что редакцию указанной нормы нельзя признать удачной.

При оценке документов и иных письменных доказательств суд должен установить, что они содержат все необходимые реквизиты для данного вида письменных доказательств, исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью.

Фактически оценка должна сводиться к проверке формы составления документа и иных письменных доказательств. Для проверки полномочий должностного лица на подписание документов суд может затребовать от соответствующего органа представления дополнительных документов (положений об органе, приказа о назначении лица на соответствующую должность и др.). В конечном итоге оценка таких письменных доказательств будет отвлекать силы и средства суда, а также его время для проверки представленных письменных доказательств.

6. В ч. 6 ст. 67 ГПК РФ содержатся требования к оценке копии документов и иных письменных доказательств. Суд должен установить тождественность содержания копии и оригинала письменного доказательства, способ копирования и сохранения копии.

ГПК хотя и предусматривает в ч. 2 ст. 71 возможность, не представляя в суд оригинала, представить «надлежащим образом заверенную копию» письменного доказательства, но общие правила оценки доказательств говорят об обратном. Системный анализ ч. 6 — 7 ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 и 157 ГПК РФ позволяет сделать вывод, что суд должен непосредственно исследовать подлинник письменного доказательства для установления факта соответствия копии подлиннику.

7. Специальный случай оценки копии письменного доказательства содержится в ч. 7 ст. 67 ГПК РФ, предусматривающей запрет на признание доказанными обстоятельств, которые были подтверждены лишь копией документа или иного письменного доказательства, если существуют одновременно следующие условия:

— суд непосредственно не исследовал его или нельзя представить оригинал по причине его утраты;

— обе стороны представили копии, содержание которых не тождественно;

— нельзя установить подлинное содержание оригинала с помощью других средств доказывания.

Другой комментарий к Ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья посвящена оценке доказательств. Часть 1 комментируемой статьи указывает, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Основным критерием оценки доказательств судом является внутреннее убеждение суда, которое уходит своими корнями в принцип свободной оценки доказательств. В соответствии с принципом свободной оценки доказательств не может быть заранее установленной силы доказательств, каждое доказательство подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами. Все доказательства должны быть исследованы с позиции их относимости, допустимости, достаточности. Отдавая предпочтение тому или иному доказательству, суд исходит из их достоверности, аргументируя свой вывод в судебном акте.

Суд оценивает доказательства исходя из их совокупности по своему внутреннему убеждению. Никто не вправе давать суду указания о том, как надо оценить те или иные доказательства (проявление принципа независимости судей).

Полное исследование доказательств предполагает наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценку всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд вправе предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотреть дело на основании имеющихся в деле.

Объективность исследования доказательств означает отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, отсутствие предвзятости и предубеждения при оценке доказательств (см. нормы об отводе судьи).

Важным критерием в оценке доказательств является непосредственность исследования судом имеющихся в деле доказательств. Исключения из принципа непосредственности прямо установлены ГПК РФ.

2. В соответствии с комментируемой статьей суд должен оценить:

— относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности;

— достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Относимость и допустимость доказательств определяются с учетом критериев, определенных процессуальным законом (см. ст. ст. 59 и 60 ГПК и комментарий к ним).

Достоверность — это характеристика доказательства, отражающая точность соответствия установленных обстоятельств дела фактическим обстоятельствам, имевшим место. Достоверность и истина — взаимосвязанные категории. Если истина — это соответствие знаний человека (как отвлеченного, так и конкретного человека) реальной действительности, то убеждение в истинности знания — достоверность. Переход от вероятности к достоверному знанию -закономерность любого процесса познания, в том числе судебного.

Вероятность — это результат отсутствия достаточных знаний, позволяющих выделить такой класс явления, в котором рассматриваемые события были бы однозначно детерминированы. Мы пользуемся вероятностными суждениями за неимением лучшего; они выражают не объективные отношения между классами событий, а недостаток знаний, нашу неуверенность либо определяют степень нашей неуверенности. Неопределенность знаний о фактических обстоятельствах дела у судьи (в момент принятия иска, подготовки дела к судебному разбирательству) объясняется неполнотой и противоречивостью доказательственной информации.

Достоверность доказательства оценивается судом. Вначале каждое из доказательств исследуется в отдельности, затем переходят к сопоставлению различных доказательств друг с другом и в совокупности. Обнаружение противоречивых, взаимоисключающих сведений по делу свидетельствует о порочности тех или иных материалов (доказательств) и, как правило, требует дальнейшей работы по установлению обстоятельств дела.

Достаточность доказательств — это качественная характеристика процесса (состояние), позволяющая суду сделать однозначный вывод из имеющейся по делу совокупности доказательств и разрешить дело по существу. Задачи гражданского судопроизводства могут быть выполнены при условии, что суд правильно установит обстоятельства, подлежащие доказыванию, получит их, исследует, даст им адекватную оценку.

Решение проблемы достаточности доказательств связано с вопросом о цели судебного доказывания и характере истины, устанавливаемой судом при разрешении гражданского дела. Поиск истины ограничен предметом доказывания, трудностями доказывания по конкретному делу, нормами, подлежащими применению по делу, а также степенью активности сторон, реализующих принадлежащие им процессуальные права (проявление диспозитивных и состязательных начал процесса).

Проблема достаточности доказательств по конкретному делу разрешается следующим образом. При непредставлении каких-либо доказательств, исчерпании возможностей по установлению искомых фактов суд устанавливает:

— наличие доказательств — на основе доказательственных презумпций исходя из того, что они не опровергнуты;

— отсутствие отдельных обстоятельств — на основе того, что сторона, на которой лежит обязанность доказывания, не представила доказательств в их подтверждение.

Оценка доказательств производится судом в течение всего судебного разбирательства. Окончательная оценка доказательств имеет место после окончания их исследования в совещательной комнате.

При вынесении судебного акта суд обязан проанализировать, какие факты предмета доказывания установлены, какими доказательствами это подтверждается.

3. Часть 4 комментируемой статьи отражает требования к закреплению в решении суда мотивации принятия тех или иных доказательств в качестве основы для вынесения судебного решения: мотивы принятия или отказа в принятии того или иного доказательства, объяснение, почему отдано предпочтение одному доказательству перед другим, основаны на оценке доказательств, исследованных в суде.

На основе анализа суд приходит к выводу о том, можно ли считать факт установленным по делу.

4. Части 5 — 7 комментируемой статьи указывают на особенности проверки достоверности письменных доказательств.

При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан убедиться в том, что:

— документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств;

— документ или иное письменное доказательство подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью;

— письменное доказательство содержит все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств;

— оценка письменного доказательства осуществляется с учетом других доказательств, собранных по делу.

Письменные доказательства подразделяются на:

Достоверность производных доказательств зависит от многих факторов. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд также должен проверить их достоверность, для этого требуется установить:

— не произошло ли при копировании изменения содержания копии документа по сравнению с его оригиналом;

— с помощью какого технического приема выполнено копирование;

— гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала;

— каким образом сохранялась копия документа.

Если определенное искомое обстоятельство в суде может быть подтверждено только копией документа или иного письменного доказательства без предъявления их оригинала, то такое обстоятельство не может считаться судом доказанным.

Оценка доказательств

В ГПК и АПК оценка доказательств сформулирована таким образом, что при первом прочтении соответствующих статей представляется, будто речь идет исключительно о деятельности суда при окончательном разрешении дела. Однако данный вывод неправилен [1] .

Оценка доказательств присуща всем стадиям гражданского процесса. В оценке доказательств принимают участие и суд, и лица, участвующие в деле. Однако значимость оценки, ее критерии зависят от характера указанных субъектов.

С точки зрения содержания оценка доказательств строится не только на правовых аспектах, но и на закономерностях познания, логике, психологии [2] . Вместе с тем в науке гражданского процессуального права сложилось неоднозначное понимание содержания оценки доказательств. Одни полагают, что оценка – это логический, мыслительный, но не правовой процесс. Другие признают в оценке доказательств и логические, и правовые начала. Третьи дополняют оценку доказательств психологическим аспектом [3] .

Без логического мышления сделать вывод, оценить любое явление невозможно, поэтому любая оценка фактов, доказательств предполагает предварительный их анализ. Отсюда нельзя отрывать от оценки доказательств логику мышления. Судьи, воспринимая доказательства, оценивая их, не могут действовать как машины, обязательно должны приниматься во внимание психологические особенности. В то же время судьи действуют на основе закона, поэтому подчиняются тем критериям оценки доказательств, которые сформулированы в ГПК. Исходя из сказанного, представляется более верным считать, что оценка доказательств – это сплетение правовых, психологических и логических аспектов.

ГПК устанавливает критерии оценки доказательств. Согласно ч. 1 и 2 ст. 67 ГПК «суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы».

Понятие «внутреннее убеждение суда» при оценке доказательств уходит своими корнями в принцип свободной оценки доказательств. Следственный тип судопроизводства, к которому относится и российский процесс, в течение длительного времени не предусматривал возможность свободной оценки доказательств. Судебная реформа 1864 г. привнесла много нового в российское судопроизводство, приблизив его к состязательному типу. Одним из таких нововведений стала свободная оценка доказательств, характерная и поныне для российского судопроизводства. В соответствии с принципом свободной оценки доказательств нет заранее установленной силы доказательств. Наоборот, ГПК на протяжении многих десятилетий закрепляет правило – «Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы» (ч. 2 ст. 67 ГПК). Не существует и формальных требований, исходя из которых те или иные доказательства следует признавать достоверными. Никто не вправе давать суду указания о том, как надо оценить те или иные доказательства. Суд оценивает доказательства независимо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы, т.е. оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению.

Внутреннее убеждение – это проявление не произвола суда, а его самостоятельности в рассмотрении дела.

В соответствии с российским гражданским процессуальным законодательством суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению. Толкование понятия «внутреннее убеждение» в науке различно. Лишь несколько примеров. С. В. Курылев пишет: «С точки зрения психологической (внутреннего убеждения суда) результатом достаточного доказательства является уверенность судьи в наличии (отсутствии) доказываемого факта» [4] . К. И. Комиссаров полагает, что внутреннее убеждение судьи – это не критерий оценки доказательств, а ее результат [5] . М. К. Треушников и А. Винтерова отмечают, что оценка доказательств по внутреннему убеждению судьи означает, что судьи решают вопросы «достоверности доказательств, истинности или ложности содержащихся в доказательствах сведений, достаточности их для окончательного правильного вывода» [6] .

О психологии восприятия судом доказательств, исследуемых в суде, в науке гражданского процесса написаны интересные работы [7] . Не вызывает каких бы то ни было сомнений влияние на убеждение судьи различных факторов: общественного мнения, характеристики стороны, чувства ответственности и т.д. Все это может отразиться на внутреннем убеждении судьи, которое не поддается точному измерению, и у каждого оно свое. Если бы были рецепты формирования одного возможного убеждения всеми людьми, то не было бы отмены судебных постановлений, особых мнений судей, не согласных с вынесенным решением. В судебном заседании исследуются доказательства, их воспринимают судьи, но внутреннее убеждение каждого из них может разниться.

Всесторонность означает принятие во внимание доводов всех участвующих в деле лиц, исследование и оценка доказательств не с позиции одной из сторон, а с позиции независимого арбитра. Отсутствие заинтересованности в исходе рассматриваемого дела позволяет суду исследовать доказательства всесторонне. Если представители сторон действуют в рамках своих правовых позиций и исследуют доказательства в соответствии со своими требованиями или возражениями, то суд, будучи не заинтересованным в исходе спора, исследует доказательства всесторонне: как со стороны истца, так и со стороны ответчика.

Можно привести следующий случай из судебной практики, хорошо раскрывающий понятие всесторонности оценки доказательств.

Пример. Судом было установлено и нашло подтверждение в судебном заседании, что 29 декабря 2006 г. между истцом Башлыковым и ответчиком ООО «О.» заключен договор купли-продажи транспортного средства марки CHEVROLET LANOS, 2006 года выпуска, (VIN) Y6DTF69Y070046532, согласно которому продавец обязуется передать автомобиль и относящиеся к нему документы в собственность покупателя, а покупатель обязуется принять товар и оплатить его на условиях настоящего договора. Стоимость автомобиля согласно п. 2 указанного договора составляет 280 000 руб. В процессе эксплуатации указанного автомобиля были обнаружены недостатки, а именно: посторонний шум и вибрация в силовом агрегате (моторе), повышенный расход топлива в пределах 12 литров на 100 км при смешанном режиме эксплуатации; на автомобиле неестественно расположены педали управления (педаль сцепления), а ход педали сцепления не соответствует техническим условиям, в механизме сцепления присутствует неестественный щелчок при отпускании педали сцепления при работающем двигателе и невключенной передаче.

8 января 2007 г., 5 февраля 2007 г., 15 февраля 2007 г. и 16 марта 2007 г. истцом направлены ответчику претензии с требованием устранить недостатки.

В претензии от 26 июня 2008 г. истец отказался от исполнения договора и потребовал возврата стоимости товара.

В соответствии со ст. 18 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение 15 дней со дня передачи потребителю такого товара.

По истечении этого срока указанное требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев: обнаружение существенного недостатка товара; нарушение установленных названным Законом сроков устранения недостатков товара; невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем 30 дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков. Автотранспортные средства отнесены к такому виду товаров Перечнем технически сложных товаров, в отношении которых требования потребителя об их замене подлежат удовлетворению в случае обнаружения в товарах существенных недостатков, утвержденным постановлением Правительства РФ от 13.05.1997 № 575. Существенным недостатком товара, согласно преамбуле Закона РФ «О защите прав потребителей», является неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные недостатки.

В исковом заявлении в качестве одного из оснований иска было указано наличие высокого уровня локальной вибрации на рулевом колесе при работе двигателя, следовательно, установление степени данной вибрации является юридически значимым обстоятельством при разрешении данного спора.

Для определения качества указанного автомобиля судом 11 сентября 2007 г. была назначена судебная автотовароведческая экспертиза, на разрешение которой был, в частности, поставлен вопрос о том, имеет ли указанный автомобиль такой недостаток, как локальная вибрация рулевого колеса автомобиля.

Согласно заключению эксперта Уральского регионального центра судебной экспертизы от 06.03.2008 № 105- 1541/09-2 в результате проведенной экспертизы было установлено присутствие незначительной локальной вибрации рулевого колеса. Также в данном заключении указано, что, поскольку ООО «О.» не обладает специальными средствами измерения, определить количественную составляющую установленной вибрации не представилось возможным.

В связи с тем, что заключение эксперта было неполным, истцом было заявлено письменное ходатайство о проведении дополнительной экспертизы и готовности оплатить расходы по ее проведению, при этом в судебном заседании 18 марта 2008 г. представитель истца указал, что в заключении эксперта не определено, является ли отмеченная экспертом вибрация существенным недостатком. Судом в удовлетворении ходатайства о проведении дополнительной экспертизы было отказано на том основании, что ответы на вопросы, которые истец намерен поставить перед экспертами при проведении дополнительной экспертизы, уже ставились перед экспертом и на них получен ответ в заключении назначенной по определению суда экспертизы.

Истцом были представлены суду протоколы проведенных промышленной санитарной лабораторией ОАО Уральского производственного предприятия «Вектор» измерений параметров вибрации от 17 марта 2008 г. и 3 апреля 2008 г., согласно которым исследуемый автомобиль не соответствует требованиям безопасности для водителя и пассажира.

В судебном заседании 9 сентября 2008 г. по инициативе истца был допрошен в качестве специалиста Старцев, который показал, что является заведующим кафедрой Центра охраны труда, имеет опыт работы по измерению вибрации на рабочих местах 12 лет. Он пояснил, что 17 марта 2008 г. в присутствии истца проводил замеры уровня вибрации автомобиля Башлыкова. Допустимый уровень вибрации на рабочих местах – до 120–126 дБ, а уровень вибрации в автомобиле Башлыкова превышает норму на 11 дБ. Вибрация вредна для здоровья человека, действует на его сосудистую и нервную системы. Судом в качестве допустимых доказательств не были приняты во внимание как объяснения специалиста, так и названные протоколы измерения параметров вибрации, которым суд дал критическую оценку, поскольку ни специалисты, проводившие измерения параметров вибрации, ни давшие пояснения в судебном заседании специалисты не предупреждались об ответственности, как того требует закон. При этом специалист Старцев непосредственно сам указанные в протоколах замеры уровня вибрации не производил, а лишь присутствовал при их проведении, а кроме того они опровергаются заключением эксперта от 6 марта 2008 г. и условиями договора купли-продажи, допускающими наличие незначительных отклонений и недостатков, которые стороны договорились таковыми не считать.

При этом суд не учел, что согласно ст. 188 ГПК в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества).

Лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь.

Специалист дает суду консультацию в устной или письменной форме, исходя из профессиональных знаний, без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда.

Консультация специалиста, данная в письменной форме, оглашается в судебном заседании и приобщается к делу. Консультации и пояснения специалиста, данные в устной форме, заносятся в протокол судебного заседания.

В целях разъяснения и дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы.

В отличие от заключения эксперта консультация специалиста не относится к доказательствам. Специалист не проводит по поручению суда специального исследования предоставленных ему материалов с целью выявления сведений о фактах, относящихся к делу, что свойственно функции эксперта. Специалист не предупреждается и об ответственности за дачу заведомо ложной консультации.

Будучи обязанным явиться в судебное заседание, ответить на поставленные перед ним вопросы, выполнить задание технического характера, специалист обладает также правом с разрешения председательствующего принимать участие в исследовании доказательства, задавать лицам, участвующим в деле, вопросы относительно объекта исследования, а также задавать вопросы свидетелям, при допросе которых он участвует. Если в процессе выполнения своих обязанностей специалист придет к выводу, что ответ на поставленные перед ним вопросы требует знаний, которыми он не обладает, или необходимо проведение специального исследования на уровне эксперта, он вправе порекомендовать суду пригласить иного специалиста либо назначить экспертизу.

Таким образом, при разрешении обоснованности требования, заявленного истцом в качестве одного из оснований иска о защите прав потребителей, – продажи ему товара ненадлежащего качества (с высокой вибрацией рулевого колеса, о наличии которой в деле имелись противоречивые данные), суд, отказывая в удовлетворении иска по данному основанию только исходя из заключения эксперта от 06.03.2008 № 105-1541/09-2, в котором отмечено присутствие незначительной локальной вибрации рулевого колеса и в то же время указано, что определить количественную составляющую установленной вибрации не представилось возможным, поскольку ООО «О.» не обладает специальными средствами измерения, указанные противоречия не устранил и, отказывая истцам в назначении дополнительной экспертизы, не выполнил требования ст. 57 ГПК, предусматривающей, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. В случае если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств при наличии в деле противоречивых данных об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Отказывая истцам по их ходатайству в оказании содействия в собирании доказательств в предусмотренной законом форме, суд нарушил принцип диспозитивности.

Следовательно, суд сделал вывод об отсутствии существенного недостатка автомобиля – высокого уровня локальной вибрации рулевого колеса – на основании заключения эксперта, не содержащего данных измерения этого уровня, т.е. суд посчитал установленным обстоятельство, не имея для этого достаточных доказательств [8] .

Полное рассмотрение доказательств предполагает наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценку всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд может предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства.

Пример. Из пояснений истца по конкретному делу следует, что по устной договоренности с работодателем при приеме на работу без заключения трудового договора ему был установлен должностной оклад в размере 180 тыс. руб. в месяц.

Однако суд это обстоятельство не исследовал, не истребовал необходимые, отвечающие требованиям относимости и допустимости доказательства, не дал оценки доводам ответчика о недостаточности тех доказательств, которые истец представил в подтверждение исковых требований. Пояснения свидетеля Фролова, водителя автобуса, также не дают ответа на вопрос о размере должностного оклада истца.

Оспаривая размер должностного оклада, ответчик вместе с тем не представил каких-либо доказательств, опровергающих доводы истца, а также сведений о размере должностного оклада истца.

При таких противоречивых данных суду следовало предложить сторонам представить дополнительные доказательства по делу и при необходимости оказать содействие в их собирании в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 57 ГПК [9] .

Объективное рассмотрение доказательств означает отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, отсутствие предвзятости и предубеждения при оценке доказательств. В плане поддержания возможности беспристрастного исследования доказательств закон вводит правило о возможности отвода судьи. Объективность рассмотрения доказательств является одним из проявлений принципа независимости судей.

Непосредственное исследование доказательств предполагает участие суда в исследовании доказательств, что позволяет сформировать свое внутреннее убеждение. Закон предусматривает лишь две возможности исключения из принципа непосредственности исследования доказательств, а именно: судебное поручение и обеспечение доказательств. Но даже в этом случае протоколы и иные собранные материалы в процессе обеспечения доказательств и выполнения судебного поручения подлежат оглашению и исследованию в судебном заседании. Если лица явились в судебное заседание, то их показания будут заслушаны несмотря на то, что есть соответствующие протоколы.

Как уже отмечалось, в соответствии со ст. 67 ГПК суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточную и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Приведем случай, когда требования процессуального закона об оценке доказательств не были выполнены судом, рассмотревшим спор по существу.

Пример. Ответчик, индивидуальный предприниматель М., отрицавшая расторжение трудового договора с истицей Б. и отстранение ее от работы, вместе с тем в судебном заседании поясняла, что она Б. не доверяла и полагала, что прекращает с ней трудовые отношения. Письменное заявление Б. от 14 октября 2004 г. с просьбой уведомить о причинах ее увольнения либо отстранения от работы было оставлено М. без ответа. Согласно объяснениям ответчика с 11 октября 2004 г. на место истицы ею был принят другой работник, об этом же указано в ее заявлении от 5 ноября 2004 г. в Камбарский районный суд. Указанным доказательствам суд в нарушение положений ст. 67 ГПК оценки не дал, а показания свидетелей Бармина, Воробьева, Соцких, Колобковой отверг как недопустимые по делу доказательства.

В силу ст. 60 ГПК не могут подтверждаться никакими другими доказательствами обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания. Согласно ст. 193 ТК о применении к работнику дисциплинарного взыскания издается приказ. Ссылаясь на положения данной нормы, суд не учел, что само по себе отсутствие приказа об увольнении может свидетельствовать не об отсутствии факта увольнения, а о нарушении работодателем установленного законом порядка расторжения трудового договора.

Действующее законодательство не содержит требования предоставления только письменного приказа в подтверждение факта прекращения трудового договора по инициативе работодателя.

При таком положении суд неправильно применил норму процессуального закона о допустимости доказательств и признал недопустимыми доказательствами по делу показания допрошенных в судебном заседании свидетелей.

При оценке объяснений Б., ссылавшейся на неправомерное отстранение ее от работы ответчиком, суд исходил из того, что требований о признании незаконным отстранения от работы ею не заявлено. Однако в дополнении к исковому заявлению от 18 марта 2005 г. истица прямо ссылается на указанное обстоятельство, расценивая его как свидетельство расторжения с нею трудового договора по инициативе работодателя.

Кроме того, судебные инстанции не учли, что при рассмотрении данного трудового спора были заявлены требования о восстановлении на работе, требования же о признании незаконным отстранения от работы являются их частью, а поэтому суд был вправе, сделав вывод о незаконности не увольнения, а отстранения от работы, удовлетворить требования истца, признав незаконным отстранение от работы и не требуя от него подачи нового иска.

Допущенные судом первой инстанции существенные нарушения норм процессуального права при оценке доказательств не были исправлены при рассмотрении дела в кассационном и надзорном порядке.

Поскольку допущенные судами первой и кассационной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными и привели к неправильному разрешению спора, то состоявшиеся по данному делу судебные постановления нельзя признать законными, в связи с чем они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции [10] .

Оценка доказательств – это не только процессуальная, но и мыслительная деятельность. Как и любая мыслительная деятельность, оценка доказательств подчинена законам познания, логики. Одновременно оценка доказательства находится под влиянием правовых требований.

Приведенная характеристика оценки доказательства относится прежде всего к окончательной оценке доказательств. Вместе с тем оценка доказательств может быть как окончательной, так и промежуточной, может относиться к доказательствам, исследуемым для разрешения дела, и к доказательствам, обосновывающим необходимость совершения отдельных процессуальных действий.

В оценке доказательств принимают участие практически все субъекты доказывания. Деятельность сторон по оценке исследованных доказательств не регулируется ГПК. Однако это не означает, что стороны и другие участвующие в деле лица не оценивают доказательства. От их оценки зависит дальнейшая судьба процесса. Опытный представитель на любой стадии процесса способен оценить перспективу своей правовой позиции по делу и в зависимости от этого принять соответствующее решение: отказаться от иска (или признать иск), предложить (согласиться) заключить мировое соглашение или участвовать в рассмотрении дела до вынесения решения. Аналогично оценивают доказательства и вправе отказаться от иска прокурор, органы государственного управления, местного самоуправления, организации и граждане, защищающие права других лиц. Анализ доказательств и их оценка дается лицами, участвующими в деле, во время судебных прений.

Суд оценивает доказательства не только при разрешении дела по существу, но и на более ранних стадиях, например, предлагает лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотрение дела на основе имеющихся доказательств.

Помимо окончательной и промежуточной оценки доказательств, в науке гражданского процессуального права выделяются и иные ее виды. В частности, оценка доказательств вышестоящими судебными инстанциями при пересмотре судебных актов получила название «контрольная оценка» [11] .

Оценка доказательств может быть рекомендательной (исходит от лиц, участвующих в деле, и их представителей) и властной (оценка доказательств судом) [12] .

Таким образом, оценка доказательств – это сложная процессуальная и одновременно мыслительная деятельность суда, а также участвующих в деле лиц, имеющая место на всех стадиях гражданского процесса.

  • [1] Здесь изложен материал на основании соответствующей главы книги Решетниковой И. В. «Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве» (М., 2000. С. 199–203).
  • [2]Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 5.
  • [3]Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии.