Написать письмо хлестакову

LITERATURUS: Мир русской литературы

Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений

Меню сайта

Письмо Хлестакова Тряпичкину в комедии «Ревизор» Гоголя (текст)

Письмо Хлестакова к его другу Тряпичкину является важным эпизодом в комедии «Ревизор».

Чиновники города N принимают господина Хлестакова за ревизора. Об этом забавном случае Хлестаков тут же сообщает в письме к своему другу Тряпичкину.

Письмо Хлестакова к Тряпичкину попадает в руки почтмейстера. Прочитав письмо, почтмейстер Шпекин понимает, что Хлестаков вовсе не ревизор.

Однако чиновники разоблачают Хлестакова слишком поздно, когда тот уже уехал из города.

Письмо Хлестакова Тряпичкину

Его благородию, милостивому государю, Ивану Васильевичу Тряпичкину, в Санкт‑Петербурге, в Почтамтскую улицу, в доме под номером девяносто седьмым, поворотя на двор, в третьем этаже направо.»
Это был текст письма Хлестакова Тряпичкину из комедии «Ревизор» Гоголя.

Письмо Хлестакова комедия Ревизор

Пишу тебе письмишко,
В уездном городишке,
Мой друг,ты не поверишь,
О случае со мной!

В дороге и в картишки,
Меня кругом обчистил,
Пехотный капитанишко,
Ох сволочь,бог ты мой!

Сидел,я весь несчастный,
В гостинице ужасной,
Как вдруг,ко мне чинуши,
Явились толпой,

Тамошний городничий,
Со всей своею свитой,
Урядником,исправником,
И прочей шушерой.

Теперь живу в домишке,
Я в центре городишка,
Наперебой чиновники,
Мне рады услужить.

Чтоб служба была гладкой,
Несут мне кучей взятки,
Но лишь того не ведают,
Что их не мне судить!

Я опишу всех вкратце,
Меня все так боятся,
и глупый городничий,
Да и почмейстер пьянь

Судья,он тот мошенник,
Завёл себе ищеек,
Чиновник,Земляника
Увы,такая дрянь!

Семейство городничего,
Я нахожу приятным,
Ко мне благоволит,
Презрелая мадам

Ну шуры-муры с дочкой,
А вообщем ставлю точку,
Не то,от жизни сладкой,
Забудусь,где я сам.

Ну к чёрту,охи вздохи,
Дела не так уж плохи,
Домой поеду цугом,
Я с шиком,с ветерком.

Прощай душа Тряпичкин,
Пиши,мне по привычке,
Займусь литературой,
Поведаю,о всём!

Письмо Хлестакова (Дорошевич)

Жизнь моя проходит в хлопотах и заботах об отечестве. Что, брат, делать: хоть и из Moulin Rouge [1] , а патриот.

Я, брат, тут теперь почётным членом русской торговой палаты состою. Меня многие за государственного человека принимают.

И знаешь, кто меня устроил? К. А. Скальковский.

Ты должен его знать. Бывший директор горного департамента, знаменитый сочинениями о возвышенностях балерин, тайный советник, написавший исследование о Фуфу. Любит биржу и изящное. Un homme d’état de chez Maxim’s [2] .

Он председателем, а меня почётным членом. Сам и ввёл.

— Рекомендую, — говорит, — молодой человек. Направления самого симпатичного. Прямо с вокзала в Moulin Rouge поехал. Не нигилист какой-нибудь. Ручаюсь.

— Ну, — говорят, — раз уж вы, Константин Аполлонович, так аттестуете… Вам эти места лучше знать.

У нас, брат, заседания. Хотим вопросы экспорта и импорта урегулировать. Развить, — понимаешь. Свести, так сказать, две страны.

За успех ручаться можно: меня ты знаешь, ну, а на К. А. Скальковского можешь, как на меня, положиться.

На днях он нам первый доклад делал. У Максима.

— Милостивые, — говорит, — государыни и милостивые государи! Хотя милостивых государынь между нами, к сожалению, и нет, но это ничего не значит: я всегда себе милостивых государынь мысленно представляю. И о чём бы писать ни начал, непременно сведу всё на кокоток. Так же поступлю я и теперь: известно, что строго выдержанное направление в государственном человеке прежде всего. Итак, милостивые государи! Давно занимаясь в печати горизонтальным ремеслом, т. е. описывая так называемых «горизонталок», я пришёл к убеждению, что единственный предмет французского экспорта, который всегда у нас принимался с распростёртыми объятиями, это — кокотки. Кокотку всегда принимают не иначе, как с распростёртыми объятиями, иначе нет смысла её и принимать. Чрезвычайно, чёрт побери, заманчивая профессия! Но, — увы! — милостивые государи, за последнее время замечено, что французские предметы всё более и более заменяются немецкими. С парижскими кокотками у нас случилось то же, что и с гаванскими сигарами! Их вытесняют рижские. Между тем, милостивые государи, какое же может быть сравнение между французской кокоткой и немецкой? Я считаю излишним даже говорить об этом, потому что разница между ними достаточно определена в моём опыте сравнительной кокотологии, вышедшем под названием «В Париже». Достаточно вам сказать, что немки даже чулки носят только до колен. (Разочарованное «Ну-у» среди присутствующих.) На ряду с этим во Франции замечается перепроизводство кокоток. Из моего исследования о Фуфу вам, милостивые государи, известно, сколько порядочной кокотке нужно в месяц. Увы, милостивые государи, Париж этим потребностям не удовлетворяет, и вот мы замечаем значительное движение этого рабочего элемента из Парижа в Монте-Карло. Исследованию этого переселенческого движения мною посвящён специальный фельетон в одной из петербургских газет, с указанием адресов, где можно найти страдающих от безработицы для тех добрых людей, которые захотели бы сделать доброе дело и доставить им занятие. Нужда, господа, вопиющая! Достаточно вам сказать, что масса кокоток сидит в Монте-Карло, не имея возможности даже уплатить по счетам и уехать. (Возгласы: Сделать подписку!) Нет, господа, зачем подписка! Я враг всяких подписок. Доброе дело, по-моему, надо делать скромно, один на один. Между этими кокотками, господа, царит настоящий голод. Я сам, сам видел многих, которые по три, по четыре дня не ели устриц. Многие из них не ужинают! И мне кажется, господа, что, установив правильный экспорт французских кокоток в Россию, мы тем самым разрешим вопрос об их безработице во Франции, и вместе с тем утолим кокоточный голод в России. Пора, пора, господа, дать русскому народу настоящую французскую кокотку, взамен того немецкого суррогата, который он получает из Риги. Благодаря вас за честь, которую вы сделали мне, избрав меня в председатели торговой палаты, я объявляю, что займусь, по примеру прежних лет, кокотками. Ура!

Впечатление потрясающее. На следующий день К. А. Скальковский был торжественно провозглашён доктором сравнительной кокотологии и ресторанных наук honoris causa [3] , как сказано в дипломе, «в вознаграждение литературных заслуг».

Торжество происходило в Café Américain [4] , наверху. Хотели в другом месте, но там тоже какое-то торжество происходило, — всё было занято. Председательствовала mademoiselle Фуфу и сказала премилую речь. Немножко странную, но ведь француженка многого в нашей русской жизни не понимает.

— Ami et cher papaschka [5] ! — так начала она свою речь. — Ваши труды в области кокоткознания у всех в памяти и не нуждаются в похвалах.

Вы принадлежите к числу тех избранных умов, которые могут заниматься несколькими предметами единовременно. Так, будучи директором горного департамента, вы, судя по вашим писаниям, более занимались изучением островов. Что касается ваших заслуг в области сравнительной кокотологии, то достаточно сказать, что с тех пор, как вы были так добры и указали, в каких именно ресторанах и в какие часы можно застать лучших кокоток, — с тех пор число русских посетителей там значительно увеличилось. За что мы и выражаем вам признательность от своего имени и от имени этих рестораторов. Да! Ami et cher papaschka , как зовём мы вас! Вы самоотверженно занимались своей публичной деятельностью, за что и потерпели гонение в отечестве. Но утешьтесь. Вы не были дипломатом, вы не устраивали франко-русского альянса, но устроили такую массу франко-русских альянсов, что и не снилось! Примите же от нас в воздаяние литературных заслуг ваших, — honoris causa — звание доктора кокотологии и присвоенную этому званию бутоньерку из разноцветных подвязок. Позвольте представить вам моих подруг!

Тут началось дефилирование. Сначала шли более, так сказать, современные особы, а потом двинулась «старая гвардия». Представляясь, они делали правой ногой на караул, — и чрезвычайно удобно, не надо было даже снимать цилиндр, чтобы раскланиваться: они сами сбивали цилиндр с головы ногой.

Вообще торжество было страшное. Не обошлось, конечно, и без неприятности.

Когда мы выходили из кафе, на нас накинулась толпа проводников, — знаешь, вот тех, что по place de l’Opéra [6] шляются и к прохожим иностранцам пристают:

— Не желаете ли туда-то отправиться? Туда-то?

Кинулись — и прямо к К. А. Скальковскому.

— Как, — кричат, — вам, ваше превосходительство, не стыдно? У бедных людей хлеб отбиваете! Раньше мы русских господ по разным местам водили, а теперь все с вашими фельетонами ходят: «сами, говорят, найдём!» Нехорошо конкуренцию делать!

Но мы, конечно, не обратили внимания и пошли в гору, на Монмартр, — всё-таки он бывший директор горного департамента!

Так-то, душа Тряпичкин. Вот какие дела делаем. Собираюсь для пользы отечества адрес-календарь всех парижских кокоток составить, с указанием, в каких ресторанах бывают и prix-fix [7] ‘ы.

И вообрази, русские-то, хороши, не понимают Встретил тут одного, рассказал проект, — говорит:

— Что ж вы такое? Международный «устроители знакомства» какой-то!

Я думаю, что он нигилист. Наверное, нигилист! Надо будет про него написать, что нигилист.

Итоговый урок в 8-м классе по произведению Н.В. Гоголя «Ревизор» (интеллектуальная игра)

Разделы: Литература

В «Ревизоре» я решился собрать в одну
кучу всё дурное в России, какое я тогда знал,
все несправедливости, какие делаются в тех
местах и в тех случаях, где больше всего
требуется от человека справедливости,
и за одним разом посмеяться над всеми.
«Авторская исповедь» Н.В.гоголь.

1 этап «Разминка». / На этом этапе в игре участвуют все учащиеся класса./

Куда ехал Хлестаков из Петербурга? / В Саратовскую губернию, в свою деревню/

Почему, по мнению судьи, ревизор едет в их город? / Есть политическая причина. Россия хочет вести войну, правительство интересуется, нет ли где измены/

На какое строение были выделены деньги городу, но стройка так и не началась, а в отчёте написано, что оно сгорело. / Церковь /

На кого похожи больные в богоугодных заведениях? / На кузнецов/

Чем по совместительству занимаются сторожа в суде? / Разведением гусей /

Назовите отличительные признаки учителей города? /Ломать стулья в момент объяснения материала и строить гримасы/

Кто из чиновников брал взятки борзыми щенками? /Судья/

Кому Хлестаков писал письмо в Петербург с характеристикой чиновников? / Тряпичкину /

Когда Хлестаков понимает, что его принимают за государственного человека? / Когда чиновники обращаются к нему с взятками и просьбами/

Какие слова из текста свидетельствуют, что город не пограничный? /Да отсюда, хоть 3 года скачи, ни до какого государства не доедешь/

Чьи и о ком эти слова: «Ах, мошенник, просто разбойник. Да за это его в Сибирь». / Слова Хлестакова о городничем/

Чем грозил городничий купцу Абдулину, если он не пришлёт ему самого лучшего вина? /»Перерою весь погреб».

Кто городничего называет бездельником и подлецом? /Бездельником — Артёмий Филиппович, подлецом — Лука Лукич/

Сколько стоит арбуз, который «был» на столе у Хлестакова во время бала? /700 рублей/

Что на бал в Петербурге привозили из Парижа? / В кастрюльке суп/

Чем в Петербурге управлял Хлестаков? /Департаментом/

Скольких губернаторов обманул городничий за период своей службы? /Трёх/

После какого выражения Хлестакова в сцене вранья городничий и чиновники встали? /»министр», «Ваше превосходительство»/

Каких людей, по словам Хлестакова, он не любит? /Двуличных/

О чём мечтал городничий после отъезда Хлестакова? /Чин большой зашибить или генералом стать, носить кавалерию/.

Когда Хлестаков обещал вернуться в город? /Завтра, послезавтра/

Кто из чиновников был не только взяточником, но ещё и доносчиком? /Земляника/

К кому в царской России обращались «Ваше превосходительство»? /К высшим чинам 3-4 класса/

Кто в Петербурге боится Хлестакова? /Государственный совет/

2 этап «Отборочный» / На этом этапе играют учащиеся, набравшие больше всех баллов за правильные ответы в разминке./

О ком из героев городничий говорит: «худенький, тоненький: ну точно муха с прорезанными крыльями»? / О Хлестакове/

Назовите способ лечения от Артёмия Филипповича и Христиана Ивановича? / Лекарств дорогих не употреблять. Человек простой: если умрёт, то так умрёт; если выздоровеет, то и так выздоровеет/

Кого из чиновников можно судить за нарушение должностных обязанностей? /Почтмейстера, за чтение чужих писем/

Какой чин имел Хлестаков Иван Александрович? / «Простой елистратишка» — коллежский регистратор — низший гражданский чин 14 класса в России./

Добчинский Хлестакова называл генералом, а как его называл Бобчинский? /Генералиссимусом /

С какими жалобами приходили к Хлестакову слесарша и унтер-офицерша? / У слесарши забрали мужа в солдаты, а унтер-офицершу высекли на площади/

О ком в письме Хлестакова говорится: «:глуп, как сивый мерин:» / О городничем/

Кто из чиновников назван в письме Хлестакова «свиньёй в ермолке»? / Надзиратель богоугодных заведений — Земляника/

Сколько времени, по указанию Гоголя, длится немая сцена? /Полторы минуты/

Сколько лет городничий был на службе? /Тридцать лет/

О ком гостья городничего говорит: «Да, она такова была всегда; я её знаю: посади её за стол, она и ноги свои:» /Об Анне Андреевне/

Продолжите фразу Хлестакова: «Я люблю поесть. Ведь на то живёшь, чтобы: / срывать цветы удовольствия»

3 этап «Заключительный» /Играют 4-5 человек, набравших большее количество баллов. Тематику вопросов они выбирают сами/.

«Какие со мной чудеса. » (Иван Хлестаков как модификация образа сказочного персонажа)

Патапенко С. Н. (Вологда), театровед, к.ф.н., доцент кафедры литературы Вологодского государственного педагогического университета / 2007

В пьесе «Ревизор» даже такому персонажу, которого сам автор характеризует как «несколько приглуповатого», «без царя в голове», «пустейшего», к концу сценических событий дается вполне адекватное осознание произошедшего с ним. Письмо Хлестакова, коллективно зачитываемое в доме городничего, начинается с утверждения о невероятности случившегося: «Спешу уведомить тебя, душа Тряпичкин, какие со мной чудеса» (IV, 90). Затем, правда, описываются вполне реальные детали и подробности о карточном проигрыше пехотному капитану, о связанных с этим материальных трудностях и неожиданном спасении, которому способствовали «петербургская физиономия и костюм». Но первоначальная установка здесь остается доминирующей: несколько дней пребывания в уездном городе N, от которого «хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь», для Хлестакова обернулись временем, выпадающим из унылой реальности существования чиновника низшего класса. Коллежский регистратор оказался в пространстве, где для него потекли молочные реки с кисельными берегами. Денежный поток из взяток, рыба с экзотическим названием на завтрак, персидский ковер в дорогу вполне могут сойти для того, кто воровал пирожки в петербургских кондитерских, за место небывалых чудес.

Итак, между Петербургом, где служит Хлестаков, и деревней Подкатиловкой Саратовской губернии, откуда он родом, расположился некий провинциальный российский город, ставший для одного из персонажей пьесы «Ревизор» «тридевятым царством». В этом контексте географическая характеристика городничего своих мест («хоть три года скачи. ») обретает формульность сказочных зачинов, «временно-пространственное определение („в некотором царстве“)», как подсказывает В. Я. Пропп 1 .

Персонажа, попавшего в это пространство, зовут Иван, самым распространенным именем героев русских сказок. Если учесть, что Гоголь в своем творчестве охотно использует принцип «говорящих» имен и фамилий, то значимость имени центрального действующего лица не воспринимается как случайное совпадение. «Имена и фамилии у Гоголя — своеобразная инструментовка персонажей», — подчеркивал Н. Я. Берковский 2 .

То, что происходит в пьесе с «приглуповатым» Иваном Хлестаковым, вполне вписывается в итоговую ситуацию сказок об Иване-дураке, оставляющем с носом всех остальных. Безнаказанный исход Хлестакова из города N сопоставим с победой Ивана-дурака над умными братьями или старшими соперниками. Такой вывод в своем отчаянном вопле по поводу «пустейшего» Хлестакова подтверждает «очень неглупый по-своему человек» Скозник-Дмухановкий: «Вот смотрите, смотрите, весь мир, все христианство, все смотрите, как одурачен городничий. Дурака ему, дурака, старому подлецу! Сосульку, тряпку принял за важного человека! До сих пор не могу прийти в себя» (IV, 93-94).

Рассуждая об образе Ивана-дурака, Е. М. Мелетинский отмечает его соотнесенность как с эпическим героем (тогда он наделен царским происхождением), так и с более демократическим вариантом. В этом случае он входит в типологический ряд персонажей мирового фольклора, именуемых «героями, не подающих надежд». Они занимает низкое социально положение, их все презирают, однако, неожиданно совершив героический подвиг либо получив поддержку волшебных сил, достигают цели. Ивана-дурака в данном ряду исследователь считает «наиболее своеобразным и глубоким образом», так как «в отличие от других сходных типов он содержит элементы иронии и юмора» 3 . «Образ Иванушки может быть и героизированным и комическим. В сущности он варьируется в пределах между „дурачком“ — „подлинным глупцом“ и „дурачком“ — „хитрецом“», — пишет Мелетинский 4 . Используя термин М. Горького, комический вариант «дурачка» — «подлинного глупца», ученый именует «ироническим удачником». Он изображается «как простак, которому везет». И оценка рассказчика такого героя следующая: «Хотя он был и глупый, но ему все лучше давалось, чем умным» 5 . При этом Мелетинский намечает линию эволюции только образа «дурачка-хитреца», вспоминая Хаджу Насреддина, Тиля Уленшпигеля, Пер Гюнта, а «дурачок» — «подлинный глупец» оставлен без перспективы дальнейшего развития в словесном искусстве.

Нам представляется, что как типологический брат «иронического удачника» или же как литературная модификация этого фольклорного образа может быть рассмотрен Иван Хлестаков. Налицо все характеристики: низкое социальное положение (Хлестаков — чиновник 14 класса, самого последнего в служебной иерархии); то, что он не подает никаких надежд, ясно уже из предварительных авторских замечаний; никто и в грош его не ставит, даже собственный слуга; метаморфоза, превратившая его из гонимого, «низкого» персонажа в «значительное лицо», случилась неожиданно для Ивана Александровича, безо всяких на то стараний с его стороны (на первоначальном этапе, по крайней мере). Некая потусторонняя сила вмешалась в судьбу Хлестакова.

Волшебными помощниками и дарителями в одном лице оказались все жители города N, представленные в пьесе. «Отцы города», назначив Хлестакова на роль ревизора, поместили его в сказочный хронотоп, границы и время действия которого просматриваются в пьесе очень зримо.

Иван Александрович начинает ощущать восторг от новой жизни, вкусив в ведомстве Земляники неизвестной рыбы, а покидает своих дарителей, увозя ковер, в последнюю минуту преподнесенный городничим. На сказочную семантику этих предметных деталей в «Ревизоре» обратил внимание В. Набоков, подчеркнув, что в гоголевском мире «названия рыбы — божественная музыка», а «ковер превращается в волшебный ковер-самолет, на котором Хлестаков совершает свой отлет со сцены под серебристый перезвон бубенцов и лирический призыв ямщика к волшебным коням: «Эй вы, залетные!» 6 .

Рассмотрим более детально эти образы. Рыба, безусловно, связана с темой еды, которая столь важна для понимания поведения Хлестакова в пьесе. Из его письма Тряпичкину становится известно: в Петербурге он не брезговал полакомиться пирожками «за счет аглицкого короля», что означает элементарное воровство; сочиняя себе жизнь «значительного лица» в Петербурге, гастрономические фантазии Иван Александрович выдвигает на первый план: «На столе, например, арбуз — в семьсот рублей арбуз. Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа; откроют крышку — пар, которому подобного нельзя отыскать в природе» (IV, 49). Первые эпизоды с его присутствием в пьесе демонстрируют нешуточные муки голода. Сначала Осип, лежа на барской постели, признается: «Черт побери, есть так хочется и в животе трескотня такая, как будто целый полк затрубил в трубы Кажись, так бы теперь весь свет съел» (IV, 26), затем Хлестаков, выпроводив слугу клянчить обед, вторит ему: «Ужасно, как хочется есть! Какой скверный городишко! В овощенных лавках ничего не дают в долг» (IV, 29). Добчинский и Бобчинский, описывая незнакомца, замеченного ими в трактире, живописуют следующую картину: «Увидел, что мы с Петром-то Ивановичем ели семгу, так он и в тарелки к нам заглянул» (IV, 20). В одночасье все изменилось: голодное существование в гостинице превратилось в череду бесконечных приемов пищи в присутственных местах. Перед Хлестаковым словно расстилается скатерть-самобранка, насыщающая его тщедушное естество.

Граница между голодным и сытым существованием персонажа проводится в доме городничего, когда Хлестаков, отведав всевозможных яств в богоугодном заведении Земляники, наконец, удовлетворенный, признается: «Завтрак был очень хорош. Я совсем объелся. Я люблю поесть. Ведь на то и живешь, чтобы срывать цветы удовольствия». И сразу же после столь глубокомысленного замечания спрашивает как о главном удовольствии сегодняшнего утра: «Как называлась эта рыба?», — и получает от угодливо подбежавшего Земляники ответ: «Лабардан-с» (IV, 45). Треска, так поразившая воображение и желудок Хлестакова, становится гастрономическим знаком перехода в иную жизнь, в которой все происходит, как хочет Иван Александрович. Эта рыба словно благословляет его на такую жизнь, обещая, что все будет «по-лабарданскому велению, по хлестаковскому хотению».

Прощаясь с такой жизнью, мнимый ревизор увозит с собой ковер. Сквозник-Дмухановский приказывает вынести для отъезжающего «самый лучший — что по голубому полю, персидский». Причем эпизод с ковром разворачивается, как указывает ремарка, «за сценою» (IV, 79). Персонажей нет — слышны только их голоса. Зрительный ряд отсутствует, в пустом сценическом пространстве осязаем лишь звук, поэтому, как выглядит «по голубому полю, персидский», не узнать никогда. Из-за такого приема эпизод утрачивает бытовую конкретность и обретает инфернальный характер. Когда слышно, что «Осип бьет рукой по ковру» и его голос приглашает «елистратишку» словами: «теперь садитесь, Ваше благородие», то прощальные реплики Хлестакова звучат как из иного мира, уносящего Ивана Александровича в вихре полета в неведомую даль (IV, 79-90).

Эти два предмета — рыба и ковер — обрамляют существование Хлестакова в доме городничего, где брал петербургский гость «не по чину», врал не по размеру, сватался не по любви или расчету, а от переизбытка выпавших возможностей. Тем более, что на роль сказочной царевны претендовали сразу два женских персонажа — дочь и жена городничего. Вообще, прием умножения, который Ю. В. Манн называет одним из сквозных приемов гоголевского творчества, в пьесе «Ревизор» проявляется и при соотнесении действующих лиц комедии с пропповской функциональной моделью сказочных персонажей, которую семиотическая теория театра уже давно использует как базовую основу для разработки актантной модели драматического действия. Такие гоголевские лица, как Марья Антоновна и Анна Андреевна, фокусируются в одном женском облике, манящем Хлестакова, другие охватывают круги действия сразу нескольких сказочных актантов: вредителя, дарителя и помощника. Функциональные поля этих трех персонажей традиционной сказки в «Ревизоре» накладываются друг на друга, а сами они укрупняются до размеров множества.

В начале пьесы воссоздается коллективный портрет вредителей города N. Он включает всех чиновников во главе с городничим. Их служебные «подвиги» ярко расписаны в первом действии в административных замечаниях Сквозник-Дмухановского о больных, не получающих медицинской помощи, о некормленых в течение нескольких дней арестантах, о якобы сгоревшей церкви, которую на самом деле даже и не начинали строить. Необходимость создать видимость искоренения недостатков сопровождается глубокой убежденностью в том, что «нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь грехов. Это уже так самим богом устроено, и волтерианцы напрасно против этого говорят» (IV, 14).

Спасая себя от разоблачения и наказания, чиновники становятся сначала дарителями особого отношения к лицу из Петербурга, а затем и помощниками на пути обретения им значительности и величия.

По отношению к центральному сказочному актанту (герою) в пьесе применяется «минус-прием». Как таковой он в «Ревизоре» отсутствует. Даже, если рассматривать истинного ревизора в качестве перспективного осуществления круга действий героя, то следует признать, что Гоголь не заинтересован в его материализации и потому создает из него грандиозный по содержательной значимости внесценический персонаж, а не действующее лицо.

Круг действий героя в пьесе остается пустым. На время в его пространство попадает «ложный герой». Данный симулякр на функциональном уровне исполняет роль героя подлинного. При этом Гоголь меняет в традиционной актантной модели действенные вектора: герою и «ложному герою» в одном лице не с кем бороться. Ни тебе препятствий, ни цели, ни вредителей — все дарители и помощники, и даже невеста сама идет в руки. Такая актантная инверсия в конечном итоге и порождает знаменитую «миражную интригу» гоголевской пьесы, а все действующие лица пьесы, в том числе и мнимый ревизор, на самом высоком функциональном круге автора-отправителя обретают статус вредителей «всего христианства». Хотя одно отличие у Хлестакова от других персонажей имеется: он покидает пьесу безнаказанным «ироническим удачником», перед которым в мире искаженных ценностей открылись волшебные возможности. И тем самым Гоголь коррелирует сказочную оценку «персонажа, не подающего надежд», которая сводилась к следующей формуле: «Он глуп, но ему везет, ему благоприятствует судьба» 7 . Хлестакову благоприятствует не судьба, а мир, «не подающий надежд».

Хлестаков и хлестаковщина (по пьесе Н.В. Гоголя «Ревизор»).

Комедия «Ревизор» — самая важная пьеса Н.В.Гоголя. Работать над ней писатель начал в 1835 году, в том же году «Ревизор» был поставлен на сцене.

Одна из главных ролей в комедии принадлежит Ивану Александровичу Хлестакову. По сюжету произведения этот герой едет домой и по дороге попадает в уездный город. Здесь его по ошибке принимают за ревизора.

Хлестаков — «молодой человек лет 23-х, тоненький, худенький; несколько приглуповат и, как говорят, без царя в голове…говорит и действует без всякого соображения». Он служит в Петербурге коллежским регистатором и получает мизерную зарплату.

Действительно, Хлестаков – глупый человек. Он сам говорит, что у него «легкость в мыслях необыкновенная». Кроме этого, Хлестаков еще и труслив. Поэтому, когда к нему в номер пожаловал сам городничий, Иван Александрович думает, что сейчас его отведут в тюрьму за долги. Позже герой занимает денег и перебирается на квартиру к Сквозник-Дмухановскому. Он думает, что его приглашают в дом к городничему из-за человечности и гостеприимности чиновников города. Пуская пыль в глаза жене и дочери Антона Антоновича, Хлестаков начинает «распускать хвост», придумывать себе новую жизнь. Постепенно он все больше и больше «расходится» в своем вранье. Сначала герой представляет себя важным лицом в своем департаменте. Он, якобы, с начальником отделения «на дружеской ноге». Потом его хотят сделать коллежским асессором, да он отказывается. Вот уж и сторож летит к Хлестакову с щеткой, чтобы почистить ему сапоги. Вот уже однажды его принимают за самого главнокомандующего и даже государя-императора.

Вскоре к Хлестакову начинают приходить чиновники города. Он, все больше наглея и завираясь, берет у них взаймы большие деньги, а те охотно дают. Только после этого Иван Александрович догадывается, что его принимают за важное государственное лицо. Хлестаков пишет письмо своему другу Тряпичкину, в котором делится всем происшедшим и нелестно отзывается о чиновниках. Эта сцена раскрывает моральный облик героя. Взяв у каждого из «отцов города» деньги, живя в доме у городничего, Хлестаков всех их «разделывает под орех». Больше всего он ругает своего благодетеля – Сквозник-Дмухановского.

Чуть позже Иван Александрович заводит романы с женой и дочерью городничего. Вскоре он становится женихом Марии Антоновны. Герой уже не может остановиться в своем вранье. Такое поведение ведет его к полному разоблачению. И только благодаря своему слуге Осипу Хлестаков смог вовремя уехать. Напоследок он обнадежил семью Сквозник-Дмухановского своим скорым возвращением. Вскоре чиновники перехватывают письмо Хлестакова к Тряпичкину. Оно показывает, кто есть Хлестаков на самом деле.

С именем этого героя комедии связано понятие «хлестаковщины». Что же это такое? «Хлестаковщина» – это безудержное вранье, легкое порхание по жизни «без царя в голове». Это безответственность за свои слова и поступки. Это и безкультурье, и способность прилаживаться к любым обстоятельствам. «Хлестаковщина» – это грозное явление, способное причинить много бед и одному человеку, и всему обществу.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.