Коап 1242

Решение Ленинградского областного суда от 31 августа 2015 г. по делу N 7-1242/2015

Решение Ленинградского областного суда от 31 августа 2015 г. по делу N 7-1242/2015

Судья Ленинградского областного суда Рябинин К.В.,

при секретаре М.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу А.О. на постановление судьи Выборгского городского суда Ленинградской области от 24 июня 2015 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

постановлением судьи Выборгского городского суда от 24 июня 2015 года А.О. за сокрытие от таможенного контроля товара при перемещении через таможенную границу таможенного союза привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере ? стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, что составило 21501 рубль 50 копеек.

Из судебного постановления усматривается, что А.О. 27 февраля 2015 года по прибытии из Финляндии на таможенный пост многостороннего автомобильного пункта пропуска «Торфяновка» Выборгской таможни на автомобиле марки «ЛАДА», регистрационный номер N, предоставил свидетельство о регистрации транспортного средства N согласно которому автомобиль имеет следующие данные: «ЛАДА 210740» идентификационный номер N, двигатель номер — N, год выпуска — 2008, цвет темно-вишневый.

В результате таможенного досмотра было установлено, что фактически перемещаемое транспортное средство представляет собой легковой автомобиль, оборудованный двигателем с номером N с маркировкой на откидной крышке перчаточного ящика с указанием марки транспортного средства — «LADA 2105», цвет синий, идентификационный номер (VIN) в ходе досмотра — не установлен.

По результатам проведенной в ходе административного расследования экспертизы было установлено, что перемещаемое А.О. транспортное средство — легковой автомобиль «LADA», модель «21053», идентификационный номер N, год выпуска — 1992; свободная (рыночная) стоимость товара составила 43003 рубля.

В жалобе А.О. просит постановление судьи Выборгского городского суда Ленинградской области от 24 июня 2015 года изменить, вынести наказание по ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ в виде конфискации транспортного средства «LADA 21053» (VIN) N. Кроме этого, податель жалобы указывает на то, что суд при вынесении административного наказания не учел характер совершенного правонарушения и имущественное положение. По мнению подателя жалобы, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права, не выяснены все обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела. Полагает, что сумма штрафа увеличена в несколько раз от стоимости изъятого автомобиля. В действиях А.О. отсутствует умысел на совершение вменяемого правонарушения.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав защитника А.О. — Р.Н., прихожу к следующему.

Положениями п. 3 ст. 150 Таможенного кодекса Таможенного союза установлено, что товары, перемещаемые через таможенную границу, подлежат таможенному контролю в порядке, установленном таможенным законодательством таможенного союза и законодательством государств-членов таможенного союза.

Согласно подп. 1 п. 2 ст. 95 Таможенного кодекса Таможенного союза контроль проводится должностными лицами таможенных органов в отношении товаров, в том числе транспортных средств, перемещаемых через таможенную границу и (или) подлежащих декларированию в соответствии с указанным Кодексом.

Сокрытие товаров от таможенного контроля путем использования тайников или иных способов, затрудняющих обнаружение товаров, либо путем придания одним товарам вида других при перемещении их через таможенную границу Таможенного союза влечет в соответствии с ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ наложение административного штрафа на граждан и юридических лиц в размере от одной второй до трехкратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой и конфискацию товаров и (или) транспортных средств, явившихся орудиями совершения административного правонарушения, либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Проверка законности и обоснованности судебного постановления показывает, что вывод судьи о совершении А.О. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ, основывается на доказательствах, которые были всесторонне и полно исследованы и оценены судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

В ходе производства по делу было установлено, что А.О. сокрыл товар от таможенного контроля путем придания ему вида другого товара при перемещении его через таможенную границу Российской Федерации — предоставил для таможенного контроля автомобиль «LADA», модель «21053», идентификационный номер (VIN) N, год выпуска — 1992 под видом автомобиля «ЛАДА 210740» идентификационный номер (VIN) N, двигатель номер — N.

Факт совершения административного правонарушения и вина А.О. подтверждается актом таможенного досмотра от 27 февраля 2015 года, свидетельством о регистрации транспортного средства, объяснениями А.О. от 28.02.2015 года, заключением таможенного эксперта Экспертно-криминалистической службы — регионального филиала Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления г. Санкт-Петербург от 30 марта 2015 года, другими материалами дела.

Административное наказание назначено А.О. в пределах санкции, установленной ч.2 ст.16.1 КоАП РФ, с учетом фактических обстоятельств дела, данных о личности виновного, и с соблюдением требований ст.4.1 КоАП РФ.

Доводы жалобы сводятся к переоценке доказательств, которые всесторонне и полно проверены судом с соблюдением требований ст. 26.11 КоАП РФ и не влияют на правильность вывода суда о виновности А.О. совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.16.1 КоАП РФ. Оснований для назначения А.О. наказания в виде конфискации автомобиля не усматриваю.

Существенных нарушений норм процессуального права при производстве по делу, позволяющих рассматривать постановление суда как незаконное и необоснованное, по делу не установлено.

Руководствуясь статьей 30.7 КоАП РФ, судья

постановление судьи Выборгского городского суда Ленинградской области от 24 июня 2015 года оставить без изменения, жалобу А.О. — без удовлетворения.

Судья: Шевцова Н.В.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Статья 1242 ГК РФ. Организации, осуществляющие коллективное управление авторскими и смежными правами (действующая редакция)

1. Авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда настоящим Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).

Создание таких организаций не препятствует осуществлению представительства обладателей авторских и смежных прав другими юридическими лицами и гражданами.

2. Организации по управлению правами на коллективной основе могут создаваться для управления правами, относящимися к одному или нескольким видам объектов авторских и смежных прав, для управления одним или несколькими видами таких прав в отношении определенных способов использования соответствующих объектов либо для управления любыми авторскими и (или) смежными правами.

3. Основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 настоящего Кодекса.

Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации. Основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе может быть также договор с другой организацией, в том числе иностранной, управляющей правами на коллективной основе.

К договорам, указанным в абзацах первом и втором настоящего пункта, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 — 419) и о договоре (статьи 420 — 453), поскольку иное не вытекает из содержания или характера права, переданного в управление. Правила настоящего раздела о договорах об отчуждении исключительных прав и о лицензионных договорах к указанным договорам не применяются.

4. Организации по управлению правами на коллективной основе не вправе использовать объекты авторских и смежных прав, исключительные права на которые переданы им в управление.

5. Организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.

Аккредитованная организация (статья 1244) также вправе от имени неопределенного круга правообладателей предъявлять требования в суде, необходимые для защиты прав, управление которыми осуществляет такая организация.

6. Правовое положение организаций по управлению правами на коллективной основе, функции этих организаций, права и обязанности их членов определяются настоящим Кодексом, законами о некоммерческих организациях и уставами соответствующих организаций.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1242 ГК РФ

1. Статьи 1242 — 1244 ГК РФ посвящены понятию и деятельности организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами.

В них рассматриваются договорные и квазидоговорные (возникающие на основе закона) отношения с участием таких организаций.

Аналогом этих отношений являются отношения по доверительному управлению имуществом (гл. 53 ГК РФ).

Сходство проявляется даже в употреблении одинакового термина — «управление», который отражает специфику этих отношений и не имеет ничего общего с понятием управления, применяемым в сфере административных, властных отношений.

Более того, назвав договор договором доверительного управления имуществом, стороны могут воспользоваться нормами гл. 53 ГК РФ для достижения тех же целей, что предусмотрены в ст. 1242 и 1243 ГК РФ.

Это создает возможность разного правового регулирования одинаковых общественных отношений, что, конечно, нежелательно.

Разумеется, в настоящее время некоторые нормы гл. 53 ГК РФ могут применяться по аналогии к отношениям, регулируемым ст. 1242 — 1244 ГК РФ.

2. В абзаце 1 п. 1 комментируемой статьи дается определение организации, осуществляющей коллективное управление авторскими и (или) смежными правами, и указывается основное направление деятельности такой организации.

Организация по управлению правами на коллективной основе — это некоммерческая организация, основанная на членстве. Следовательно, такая организация не должна преследовать извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не вправе распределять полученную прибыль между участниками (членами).

3. Может ли такая организация вообще заниматься предпринимательской деятельностью? Поскольку прежнее законодательство (абз. 1 п. 1 ст. 45 Закона РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах») прямо устанавливало, что «организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, не вправе заниматься коммерческой деятельностью», а новое законодательство такой оговорки не содержит, следовательно, исходя из принципа исторического толкования правовых норм, следует считать, что такие организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность.

4. Содержащееся в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи положение о том, что данная организация «основана на членстве», может пониматься двояко. В соответствии с некоторыми нормами в ГК РФ «членство» (участие) в юридическом лице означает возникновение между этим участником и юридическим лицом особых обязательственных отношений (например, ст. 116 ГК РФ — членство в потребительском кооперативе). Тот же смысл имеет содержащееся в ст. 118 ГК РФ указание о том, что фондом считается некоммерческая организация, «не имеющая членства»: это означает, что у учредителей фонда не возникает никаких особых прав и обязанностей по отношению к фонду.

Однако в других случаях «членство» (участие) в юридическом лице означает, что этот участник не может быть участником других подобных юридических лиц (ст. 107 ГК РФ — производственный кооператив; ст. 69 ГК РФ — полное товарищество).

Следует считать, что в данном случае понятие «членства» имеет это последнее значение.

«Членство» обладателей авторских и смежных прав в этих организациях возникает только на основе договоров, указанных в п. 3 комментируемой статьи. Без заключения таких договоров никакого «членства» не может возникать. Если такой договор заключается с тем автором или обладателем смежных прав, который не желает или не может стать «членом» данной организации (например, потому что состоит в другой аналогичной организации), такой договор не может содержать никаких дискриминационных положений по сравнению с договором, заключенным с «членом» данной организации, и вообще лишать его каких-либо прав или возлагать на него какие-либо дополнительные обязанности в связи с тем, что он не является «членом».

5. Как следует из абз. 1 п. 1 данной статьи, организации по управлению правами на коллективной основе действуют в соответствии с полномочиями, которые они получают от правообладателей — от авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав.

Указанные права предоставляются организации по управлению правами на коллективной основе в следующих двух случаях, указанных в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи:

1) когда осуществление этих прав в индивидуальном порядке затруднено;

2) когда ГК РФ допускает использование авторских произведений и объектов смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения.

6. Первый случай относится к праву использования объекта, на который существует исключительное право.

Правообладатель предоставляет указанной организации полномочия по управлению своими правами только в тех случаях, когда осуществление этих прав в индивидуальном порядке затруднено.

Это последнее слово — «затруднено» — является ключевым в данной норме. «Затруднено» означает либо нецелесообразность, либо даже практическую невозможность заключения отдельных лицензионных договоров с отдельными пользователями.

Известно, что подобные «затруднения» обычно касаются не любых авторских произведений и объектов смежных прав, а только некоторых их категорий, причем только в отдельных сферах использования охраняемых объектов.

Например, автор комментария к ГК РФ в состоянии сам проследить за тем, кто и как издает и продает этот комментарий, у него не возникает затруднений при заключении индивидуальных договоров с пользователями, и потому в отношении этого объекта нет потребности передавать права на него в систему коллективного управления. В таком же положении находятся театральные спектакли, балеты, оперы и другие музыкальные произведения «больших» форм. Более того, такие объекты по закону не могут попадать в систему коллективного управления.

Иначе обстоят дела с произведениями «малых» форм. К ним относятся прежде всего песни, а также иные небольшие музыкальные, сценические и литературные произведения. Такие произведения обычно включаются в систему коллективного управления, поскольку число их пользователей огромно, использование их носит зачастую разовый характер, а потому заключение в отношении таких произведений индивидуальных лицензионных договоров явно «затруднено».

Важно подчеркнуть, что этот критерий включения охраняемых объектов в систему коллективного управления (наличие или отсутствие затруднений при заключении индивидуальных лицензионных договоров) должен учитываться и применяться и в отношении произведений, указанных в подп. 1 п. 1 ст. 1244 ГК РФ.

7. Второй случай, когда допустимо коллективное управление, относится к той сфере использования охраняемых объектов, в которой исключительное право не действует, где оно заменено правом на получение вознаграждения. Эти случаи перечислены в подп. 2 — 6 п. 1 ст. 1244 ГК РФ.

8. Содержащаяся в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи норма устанавливает, что даже если в определенной сфере и для определенных случаев использования охраняемых объектов создана и действует организация по управлению правами на коллективной основе, другие юридические лица и граждане вправе осуществлять представительство интересов обладателей авторских и смежных прав.

Из этой нормы хотя и косвенно, но со всей очевидностью вытекает, что деятельность организации по управлению правами на коллективной основе является разновидностью деятельности по представительству интересов правообладателей, а само «управление правами» есть разновидность представительства (ст. 182 — 184 ГК РФ).

9. В пункте 2 данной статьи предусматривается, что сфера деятельности организации по управлению правами на коллективной основе может относиться к одному, нескольким или ко всем объектам авторских и смежных прав, к одному, нескольким или ко всем видам этих прав.

Эта норма не затрагивает вопроса о возможности существования двух или большего числа таких организаций, деятельность которых относится к одному и тому же виду объектов и к одному и тому же виду прав. Прямой — положительный — ответ на этот вопрос вытекает из абз. 2 п. 3 ст. 1244 ГК РФ: существование в подобных случаях двух или большего числа подобных организаций является допустимым.

10. Пункт 3 комментируемой статьи посвящен основаниям возникновения у организаций по управлению правами на коллективной основе полномочий «управлять» соответствующими правами.

Как следует из этого пункта, единственным таким основанием являются договоры, заключаемые этими организациями с правообладателями. Иными словами, из закона никаких таких полномочий не возникает. Исключение составляют указанные в п. 3 ст. 1244 ГК РФ случаи, относящиеся к аккредитованным организациям: тогда полномочия у аккредитованных организаций возникают в силу закона.

11. В абзаце 1 п. 3 указывается, что такие договоры заключаются в письменной форме. Несоблюдение этого условия не делает заключенный договор недействительным, однако влечет неблагоприятные последствия, указанные в п. 1 ст. 162 ГК РФ.

12. Сами эти договоры именуются договорами о передаче полномочий по управлению правами. Содержание этих договоров раскрывается в п. 4 и 5 комментируемой статьи, а также в п. 1, 3 и 4 ст. 1243 ГК РФ.

13. Первая фраза абз. 2 п. 3 комментируемой статьи содержит норму, указывающую на возможность заключения договоров о передаче полномочий как с членами этой организации, так и с иными правообладателями, не являющимися ее членами.

Эту фразу следует понимать таким образом, что организация имеет право заключать такие договоры не только с лицами, являющимися ее учредителями, но и с иными лицами.

Из этой фразы нельзя делать вывод о том, что договоры, заключаемые с членами этой организации, должны отличаться от договоров, заключаемых с иными лицами. Более того, как уже отмечалось в п. 4 комментария к данной статье, договоры с членами такой организации должны быть идентичны договорам с «нечленами».

14. Во второй фразе абз. 2 п. 3 комментируемой статьи регламентируется норма, возлагающая на организацию обязанность заключения договора с любым правообладателем, обратившимся к ней с таким предложением, разумеется, «если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности такой организации».

Эта норма, таким образом, приравнивает данные договоры к публичным (ст. 426 ГК РФ), но термин «публичный договор» не применяется, потому что в публичном договоре сторона, на которую закон возлагает обязанность заключить договор, всегда является коммерческой, а в данном случае организация коллективного управления является некоммерческой.

Вместе с тем нет никаких сомнений в том, что правила, содержащиеся в ст. 426 ГК РФ, могут и даже должны применяться по аналогии к рассматриваемым договорам.

Что касается норм, содержащихся в ст. 445 и 446 ГК РФ, то они применимы к рассматриваемым договорам прямо, а не по аналогии.

15. В третьей фразе абз. 2 п. 3 комментируемой статьи предусматривается, что полномочия указанных организаций по управлению правами могут основываться также на договоре, заключенном с другой организацией, управляющей правами на коллективной основе, в том числе с иностранной организацией. Это так называемые договоры о взаимном представительстве интересов.

По сути, в таких случаях во взаимоотношениях, возникающих между правообладателем и пользователем (лицензиатом), появляется не один, а два посредника. Однако наличие двух посредников в тех случаях, когда дело касается использования иностранных авторских и смежных прав в России (или использования за рубежом российских авторских и смежных прав), оправданно и необходимо.

Вместе с тем во взаимоотношениях внутри страны наличие двух посредников необоснованно ущемляет интересы правообладателей.

16. В первой фразе абз. 3 п. 3 данной статьи указывается на применимость к рассматриваемым договорам общих положений ГК РФ об обязательствах и договорах.

Поскольку нет никаких сомнений в том, что заключение таких договоров правообладателями является проявлением их правомочия распоряжения исключительным правом, следует признать, что данная норма повторяет п. 2 ст. 1233 ГК РФ, и потому не имеет особой правовой нагрузки.

В тех случаях, когда договоры, указанные в п. 3 комментируемой статьи, имеют признаки договоров присоединения, к ним применимы нормы ст. 428 ГК РФ.

17. Вторая фраза абз. 3 п. 3 предусматривает, что к рассматриваемым договорам не применяются специальные положения, касающиеся договоров об отчуждении исключительных прав и лицензионных договоров. Из этой нормы логично сделать вывод о том, что рассматриваемые договоры не являются ни договорами об отчуждении исключительных прав, ни лицензионными договорами.

Тем не менее нет никаких сомнений в том, что в этих договорах уже содержатся многие условия, включающиеся затем в лицензионные договоры, которые впоследствии заключаются организацией коллективного управления с пользователями (п. 1 ст. 1243 ГК РФ).

18. В пункте 4 данной статьи содержится важная норма, в соответствии с которой сами организации по коллективному управлению правами не имеют права использовать те объекты авторских и смежных прав, исключительные права на которые переданы им в управление.

По своей сути эта норма аналогична общей норме, содержащейся в п. 3 ст. 182 ГК РФ: «Представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично».

Норма, содержащаяся в п. 4 комментируемой статьи, распространяется и на случаи, когда переданные в коллективное управление объекты могут использоваться свободно, но с выплатой вознаграждения правообладателю.

19. В пункте 5 комментируемой статьи содержатся нормы, закрепляющие за организацией по коллективному управлению право защищать в отношениях с третьими лицами права, переданные ей в управление на коллективной основе.

Из статьи 1243 ГК РФ с очевидностью следует, что у организации по управлению правами на коллективной основе возникает право заключать лицензионные договоры (и договоры о выплате вознаграждения) с пользователями и совершать определенные действия по исполнению этих договоров. Это относительные права такой организации; эти права осуществляются в относительных (договорных) отношениях.

А в пункте 5 ст. 1242 ГК РФ речь идет о неких правах на защиту, реализуемых во внедоговорных (абсолютных) отношениях. Эти права могут возникать у организаций коллективного управления лишь в том случае, если они получили от правообладателей не только право на заключение и исполнение соответствующих лицензионных договоров (и договоров о выплате вознаграждения), но и какие-то дополнительные права.

Эти дополнительные права не могут возникать просто в силу закона (например, только потому, что выступающий в заключенном договоре партнер правообладателя именует себя «организацией по управлению правами на коллективной основе»). Эти дополнительные права должны быть переданы (предоставлены) самим правообладателем.

Ориентирами при формулировке в договоре этих дополнительных прав могут быть нормы, содержащиеся в п. 1 ст. 1007 ГК РФ («Агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора»), а также в п. 1 ст. 1020 ГК РФ («Доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление»).

При этом приходится учитывать и норму, содержащуюся в п. 2 ст. 1243 ГК РФ, которая касается права правообладателя заключать лицензионные договоры непосредственно с пользователями.

Поэтому нормы п. 5 комментируемой статьи могут применяться только при условии включения в договор между организацией по коллективному управлению и правообладателями указанных выше дополнительных условий.

20. В абзаце 1 п. 5 речь идет о праве организации по коллективному управлению на совершение различных юридических действий, необходимых для защиты переданных им прав. В число этих действий включаются действия по предъявлению требований в суде.

Представляется, что под требованиями, которые могут заявляться в суд, имеются в виду исковые требования, заявляемые такой организацией и касающиеся прежде всего выплаты компенсации или возмещения убытков, причиненных использованием этих прав без заключения договоров, указанных в п. 1 ст. 1243 ГК РФ. Однако эти требования не могут состоять в обязании заключить такой договор.

Что касается иных юридических действий, то это прежде всего различные письма — предупреждения об имевших место случаях нарушения прав, которые могут содержать предложения о добровольном возмещении убытков (выплате компенсации) и о заключении договоров, предусмотренных в п. 1 ст. 1243 ГК РФ.

Все указанные выше юридические действия организация по коллективному управлению вправе осуществлять либо от имени правообладателей, либо от себя лично. Очевидно, что даже в этом последнем случае организация по коллективному управлению по запросу суда или другой стороны обязана сообщить имена (наименования) правообладателей, которые передали ей права.

21. В абзаце 2 п. 5 комментируемой статьи предусматриваются некоторые добавления, касающиеся аккредитованных организаций: они также имеют право, действуя от имени неопределенного круга правообладателей, предъявлять в суде требования, необходимые для защиты тех прав, управление которыми осуществляют такие организации.

Таким образом, под выражением «права, переданные в управление организации по коллективному управлению» понимаются права конкретных правообладателей, а «права, управление которыми осуществляет аккредитованная организация» — это права неопределенного круга правообладателей.

Эти выражения следует запомнить, поскольку они имеют разное правовое значение, несмотря на их идентичность с точки зрения русского языка. Здесь законодатель поднялся до вершин «языка Эзопа».

22. В употребляемом в п. 5 выражении «предъявлять требования в суде» под словом «суд» имеется в виду суд общей юрисдикции, арбитражный суд или третейский суд — п. 1 ст. 11 ГК РФ.

23. Хотя из абз. 2 п. 5 прямо не вытекает право аккредитованной организации совершать от имени неопределенного круга лиц юридические действия, необходимые для защиты прав, управление которыми осуществляет эта организация (кроме предъявления требований в суде), следует полагать, что аккредитованная организация имеет такое право.

24. В пункте 6 данной статьи содержится стандартная оговорка о том, что различные правовые вопросы, касающиеся создания и деятельности организаций по коллективному управлению, могут регулироваться в других нормах ГК РФ и в законах о некоммерческих организациях.

Большое значение должен иметь типовой устав аккредитованной организации (п. 7 ст. 1244 ГК РФ).

Разумеется, остальные вопросы могут быть урегулированы в учредительных документах отдельных организаций по коллективному управлению, на что указано в п. 6 комментируемой статьи.

25. Из статей 1242, 1243 и 1244 ГК РФ следует, что многие существенные условия договоров, заключаемых организацией по коллективному управлению с правообладателями, а также договоров, заключаемых такой организацией с пользователями, определяются уставом такой организации.

Поэтому либо во всех таких договорах эти условия должны повторяться, либо в упомянутых договорах должна содержаться ссылка на этот устав, либо устав организации должен прилагаться к каждому такому договору.

В противном случае партнер организации по коллективному управлению вправе оспаривать эти условия.

Дело № 5-1242/2012

г. Воркута Республика Коми 30 ноября 2012 года

Мировой судья Горняцкого судебного участка г. Воркуты Республики Коми

с участием представителя должностного лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, по доверенности Шенкель А.П.,

рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 20.25 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении должностного лица — Шенкеля В.Л.1, рождения, уроженца ,

В соответствии с ПОСТАНОВЛЕНИЕм старшего государственного инспектора Коми ТОГАН УГАН НОТБ СЗФО Ространснадзора от серия КФФ должностное лицо — Шенкель В.Л.1 был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.11.3.1 КоАП РФ. Данным ПОСТАНОВЛЕНИЕм правонарушителю назначено административное наказание в виде штрафа в размере 2000 рублей. ПОСТАНОВЛЕНИЕ вступило в законную силу

В установленный законом срок Шенкель В.Л.1 документ, подтверждающий уплату штрафа должностному лицу, вынесшему ПОСТАНОВЛЕНИЕ, не представил, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Шенкель В.Л.1 в судебном заседании не участвовал, ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель должностного лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, по доверенности Шенкель А.П., пояснил, что штраф действительно был уплачен по истечении установленного законом срока.

В силу ст.26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых устанавливается наличие или отсутствие события административного правонарушения, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Выслушав представителя должностного лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

ПОСТАНОВЛЕНИЕм Коми ТОГАН УГАН НОТБ СЗФО Ространснадзора от должностное лицо Шенкель В.Л.1 признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.11.3.1 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 2000 руб. (л.д.2-3).

ПОСТАНОВЛЕНИЕ получено Шенкель В.Л.1 — , и вступило в законную силу —

В соответствии с ч.1 ст.32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее тридцати дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных ст.31.5 КоАП РФ.

Согласно ч.5 ст.32.2 КоАП РФ при отсутствии документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, по истечении срока, указанного в ч.1 ст.32.2 КоАП РФ, судья, орган, должностное лицо, вынесшие ПОСТАНОВЛЕНИЕ, направляют в течение трех суток ПОСТАНОВЛЕНИЕ о наложении административного штрафа с отметкой о его неуплате судебному приставу-исполнителю для исполнения в порядке, предусмотренном федеральным законодательством. Кроме того, должностное лицо федерального органа исполнительной власти, структурного подразделения или территориального органа, иного государственного органа, рассмотревших дело об административном правонарушении, либо уполномоченное лицо коллегиального органа, рассмотревшего дело об административном правонарушении, составляет протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.20.25 КоАП РФ, в отношении лица, не уплатившего административный штраф.

Как следует из п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в случае совершения административного правонарушения, выразившегося в форме бездействия, срок привлечения к административной ответственности исчисляется со дня, следующего за последним днем периода, предоставленного для исполнения соответствующей обязанности.

Исходя из системного толкования вышеуказанных норм лицо, привлеченное к административной ответственности, обязано в добровольном порядке уплатить штраф не позднее 30 дней со дня вступления в силу постановления о наложении административного штрафа, и после истечения данного срока в случае неуплаты штрафа усматривается событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Поскольку ПОСТАНОВЛЕНИЕ Коми ТОГАН УГАН НОТБ СЗФО Ространснадзора от вступило в законную силу — , Шенкель В.Л.1 был обязан уплатить административный штраф, наложенный на него этим ПОСТАНОВЛЕНИЕм, в срок до включительно.

Обстоятельств, препятствовавших лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, своевременно уплатить штраф, назначенный ПОСТАНОВЛЕНИЕм от , не установлено.

Таким образом, Суд считает доказанным факт неуплаты Шенкель В.Л.1 административного штрафа, назначенного ПОСТАНОВЛЕНИЕм Коми ТОГАН УГАН НОТБ СЗФО Ространснадзора от , в срок установленный Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, то есть факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.25 КоАП РФ.

Неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный КоАП РФ, в соответствии с санкцией ч.1 ст. 20.25 КоАП РФ, влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток.

В силу ч.2 ст.4.1 КоАП РФ при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

К обстоятельствам, смягчающим административную ответственность, суд относит признание вины и уплату штрафа на день рассмотрения дела в суде.

Обстоятельств, отягчающих административную ответственность, судом не установлено.

Учитывая характер совершенного административного правонарушения, личность правонарушителя, тот факт, что Шенкель В.Л.1 ранее не подвергался административной ответственности за подобное правонарушение, Суд считает возможным подвергнуть его наказанию в виде административного штрафа в размере, предусмотренном санкцией ч.1 ст.20.25 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 4.1, 23.1, 29.9, 29.10 КоАП РФ, мировой судья

Должностное лицо — Шенкеля В.Л.1 признать виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.25 КоАП РФ, и назначить ему наказание в виде административного штрафа в размере 4000 (четыре тысячи) рублей.

Согласно ст.32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее тридцати дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу.

Разъяснить лицу, привлеченному к административной ответственности, что при непредставлении документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, по истечении срока, предусмотренного КоАП РФ, ПОСТАНОВЛЕНИЕ будет передано для принудительного исполнения в Отдел судебных приставов по г.Воркуте УФССП по Республике Коми.

Реквизиты для уплаты штрафа: УФК по г.Санкт-Петербургу (УГАН НОТБ СЗФО Ространснадзора)

ИНН 7838434432, КПП 783801001, р/счет 40101810200000010001, лицевой счет 0472W08290 банк получателя: ГРКЦ ГУ Р Банка России г.Санкт-Петербург БИК 044030001, КБК 106 116 9 140 , ОКАТО 40262563000.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ может быть обжаловано в течение 10 суток со дня вручения копии постановления в Воркутинский городской суд Республики Коми с подачей жалобы через мирового судью Горняцкого судебного участка г. Воркуты Республики Коми.

Свежая положительная судебная практика для УО по ст. 7.23. 3 КоАП РФ

Сегодня мы разберём примеры положительной судебной практики для управляющих организаций по ст. 7.23.3 КоАП РФ. Нас будут интересовать действия УО, которые помогли им выйти из, казалось бы, безвыходных ситуаций.

Надеемся, наша подборка пригодится вам при необходимости.

Ст. 7.23.3 КоАП РФ

Статья 7.23.3 была введена в КоАП РФ Федеральным законом от 21.07.2014 №255-ФЗ. Она устанавливает ответственность за нарушение правил осуществления предпринимательской деятельности по управлению МКД.

Структурно статья делится на две части. Первая определяет, какое наказание грозит УО, если она нарушает правила управления МКД.

Наказание — административный штраф. Для должностных лиц он составляет 50-100 тысяч рублей, для юридических лиц — 150-250 тысяч рублей. Разбирательство административного дела по ст. 7.23.3 может закончиться для УО и дисквалификацией на срок до трёх лет.

Ч. 2 раскрывает ответственность за невыполнение УО обязанностей по управлению МКД в период прекращения действия лицензии или её аннулирования, если УО обязана осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению МКД.

Должностным лицам грозит штраф размером от 100 до 200 тысяч рублей или дисквалификация на срок до трех лет. Индивидуальным предпринимателям — административный штраф от 150 до 500 тысяч рублей или дисквалификация на срок до трёх лет, юридическим лицам — штраф от 150 до 500 тысяч рублей.

Изучите обязанности РСО

Районный суд не нашёл в действиях УО состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ, и прекратил судебное производство. Заместитель начальника ГЖИ не согласился с этим решением и подал жалобу в вышестоящий суд.

В жалобе он указал, что не видит оснований для прекращения производства по делу и просит отменить решение предыдущего суда. Представитель ГЖИ пояснил, что УО обязана заключать договоры энергоснабжения с РСО, так как это является стандартом управления МКД. Этих договоров у УО не было. Представители организации не смогли предъявить в ГЖИ документы, подтверждающие присоединение МКД к электрическим сетям, но даже это не является препятствием для заключения договора с РСО.

Суд установил, что в отношении УО была проведена внеплановая документарная проверка, в ходе которой выяснилось, что УО не заключила договор энергоснабжения с РСО, а значит, не организовала должным образом оказание услуги по энергоснабжению МКД.

Однако одновременно с этим суду стало известно, что УО неоднократно обращалась в РСО с заявкой о заключении договора энергоснабжения, но РСО в заключении договора каждый раз отказывала.

В МКД, которым управляет указанная УО, установлен общедомовой прибор учёта электроэнергии, актом допуска он признан пригодным. Получатель денежных средств за электроснабжение — РСО. И тем не менее последняя требовала от УО предоставить документы, подтверждающие факт технологического присоединения МКД к централизованным сетям энергоснабжения.

УО запросила данные документы, на что тоже получила отказ в связи с тем, что это противоречит действующему законодательству. Ведь в обязанность РСО входит заключение договоров с любым обратившимся лицом, энергопринимающие устройства которого присоединены к объектам электросетевого хозяйства.

Так суд пришёл к выводу, что оснований для отмены состоявшихся судебных решений нет. Жалоба заместителя начальника ГЖИ была оставлена без удовлетворения.

Помните о правилах составления протокола

Постановление Кемеровского областного суда касается дела № 4а-159/16. УО признали виновной в совершении административного преступления по ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ и назначили штраф в размере 50 тысяч рублей.

УО написала надзорную жалобу, в которой попросила отменить состоявшиеся судебные решения и прекратить производство по делу, ссылаясь на то, что заключённый договор управления МКД является незаключенным. А значит, у сторон нет ни прав, ни обязанностей по управлению МКД.

Вышестоящий суд проверил материалы дела и установил, что в отношении УО был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ. При этом какие-либо сведения о том, что УО извещалась о дате, времени и месте составления протокола в материалах дела отсутствуют.

Правда, извещение о явке для составления протокола было адресовано директору управляющей организации, но направлено оно было по другому адресу и получено иным лицом. Это противоречит ч. 2 ст. 25.15 КоАП РФ (правила извещения лиц), согласно которой извещения направляются по месту жительства адресата.

Составление протокола об административном правонарушении также проходило с нарушением законодательства — в отсутствие директора УО (ст. 28.2 КоАП РФ). Таким образом, были нарушены права директора УО на защиту.

Поэтому суд постановил частично удовлетворить жалобу УО и возвратить дело в предыдущий суд на новое рассмотрение.

Помните: хуже вам сделать не могут

УО был назначен штраф за совершение административного правонарушения, предусмотренное ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ, она попыталась штраф оспорить, но следующий суд оставил постановление без изменения.

УО написала жалобу в Курганский областной суд с требованием отменить ранее состоявшиеся судебные решения. УО отметила, что её действия были квалифицированы неверно, и административная ответственность за вменяемое ей правонарушение предусмотрена ч. 1 ст. 13.19.2 КоАП РФ.

Также УО отметила, что не была надлежащим образом уведомлена о проведении проверки.

Суд, рассмотрев материалы дела, установил, что причиной для возбуждения дела об административном правонарушении послужило нарушение требований ч. 10 ст. 161, п. 6 ст. 193 ЖК РФ, п. 3 и 5 Стандарта раскрытия информации. На сайте «Реформа ЖКХ» не в полном объеме раскрыта информация о финансово-хозяйственной деятельности УО по управлению многоквартирным домом.

При этом ГЖИ не проводила проверку правильности размещения УО сведений в ГИС ЖКХ, она проверяла соблюдение УО лицензионных требований.

А соблюдение требований по раскрытию информации в данном случае является условием лицензируемой деятельности по управлению МКД. За несоблюдение лицензионных требований следует ответственность по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ, а не по ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ. То есть предыдущий суд неправильно квалифицировал административное правонарушение.

В таких случаях судья вправе переквалифицировать действия привлекаемого к административной ответственности лица на другую статью КоАП РФ, при условии, что наказание не ухудшит положение указанного лица. Точно так же решается вопрос при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении.

Мы уже знаем, что ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ устанавливает более строгое наказание, следовательно, не может быть применена, так как повлечёт ухудшение положения УО.

Поэтому суд постановил решения предыдущих судов об административных правонарушениях отменить. Прекратить производство по делу на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ.

Тщательно проверяйте материалы дела

Четвёртое дело, которое мы рассмотрим — дело № 4а-9/2016 (4а-1136/2015).

Начало истории типичное: штраф, несколько попыток его оспорить, и наконец, последняя надежда на областной суд, куда не отчаявшаяся УО направляет надзорную жалобу.

В ней представитель УО указывает, что показания коллективного ПУ тепловой энергии за май и июнь 2015 года отсутствуют в связи с завершением отопительного сезона, и, так как у УО есть действующая лицензия, то УО нельзя считать субъектом административного правонарушения по ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ.

Суд проверил доводы надзорной жалобы и решил, что она может быть частично удовлетворена.

ГЖИ проводила проверку по сведениям о нарушении лицензионных требований, в ходе которой установила, что в платёжных документах за май и июнь 2015 года отсутствуют показания общедомового ПУ тепловой энергии.

Однако материалы, предоставленные суду на рассмотрение, не подтверждают вменённое УО административное правонарушение по ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ.

К тому же в деле отсутствуют документы о назначении директора управляющей организации, определяющие должностные обязанности и подтверждающие, что именно он является субъектом данного административного правонарушения.

Совокупность этих обстоятельств не позволяют вынести по делу законное решения. Таким образом, вывод предыдущих судов о составе правонарушения, соответствующего ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ является преждевременным.

Суд удовлетворил требование представителя УО, так как вменённое УО правонарушение не подтвердилось материалами дела.

Нет состава правонарушения — нет штрафа

Последним мы рассмотрим решение по делу №12-101/16.

Директор УО просит отменить решение предыдущего суда об административном штрафе, так как в действиях УО отсутствует состав правонарушения, и прекратить производство по делу.

Доказательство — отсутствие в материалах дела указания на нарушение конкретных стандартов Постановления Правительства РФ от 15.05.2013 г. №416, ответственность за которые предусмотрена ст. 7.23.3 КоАП РФ.

Суд установил, что директор УО был признан виновным в совершении административного правонарушения по ст. 7.23.3 КоАП РФ, так как представил ответ на запрос собственника помещения МКД с нарушением п. 19, 21 Постановления Правительства РФ от 23.09.2010 г. № 731.

Однако ни в протоколе об административном правонарушении, ни в обжалуемом постановлении предыдущего суда действительно не указаны нарушенные пункты правил по управлению МКД. Таким образом, очевидно, что состава административного правонарушения по ч. 1 ст. 7.23.3 КоАП РФ нет.

Суд постановил отменить решение предыдущего суда и прекратить производство по делу ввиду отсутствия состава административного правонарушения.

Мы рассмотрели пять свежих примеров положительной судебной практики для УО по ст. 7.23.3 КоАП РФ. В каждом из приведённых случаев УО помогли выиграть чёткие и слаженные действия, а главное — знание законодательства.

Поэтому, если вы не уверены в силах своего юриста или в вашей УО такой должности нет, найдите хорошего специалиста или изучите лицензионное законодательство самостоятельно.

Дьявол прячется в деталях, помните об этом. Ксения Терлецкая

Полезная статья?

Поделитесь с коллегами и друзьями

Надеемся, наша подборка пригодится вам при необходимости.