Как написать письмо википедия

Сервис WebMoney Письма

Сервис WebMoney Письма предназначен для создания и отправки обычных «бумажных» писем в любую страну мира. Для отправки такого письма ваше местонахождение не имеет значения, и нет необходимости иметь конверт, почтовые марки, бумагу, ручку — достаточно быть пользователем WebMoney и иметь подключение к интернету.

Стоимость отправки одного письма по России составляет 31 WMR, в другие страны 44 WMR.

Для того чтобы воспользоваться сервисом WebMoney Письма необходимо авторизоваться на сайте (https://letters.wmtransfer.com) и перейти в раздел «Написать письмо».

Пишем текст письма, не более 64 строк. Далее указываем реквизиты получателя и отправителя в соответствии с правилами написания адреса.

Затем проверяем содержимое письма, правильность написания адресов и сохраняем письмо.

Для того чтобы письмо выслать адресату необходимо нажать кнопку «Отправить» и оплатить услугу в соответствии с тарифом.

Как написать письмо википедия

В нашем блоге мы много пишем о создании почтовых рассылок и использовании email в качестве средства коммуникации. Ранее мы уже говорили о том, почему электронная почта никогда не умрет, и почему этот инструмент так сложно улучшить. Сегодня же речь пойдет о конкретном будущем email в сфере делового общения — именно этим вопросом задались пользователи сервиса Quora. Мы представляем вашему вниманию их лучшие ответы.

Электронная почта положила конец факсимильной связи и написанию писем от руки. На сегодняшний день это основное средство коммуникации для бизнеса. Так что же станет с электронной почтой, скажем, через 20-25-30 лет? За последние 20 лет мы не наблюдали никаких серьезных изменений, за исключением появления большого количества мобильных приложений.

1) Филл Вулф, впервые отправил e-mail в 1979

Для начала давайте предположим, что будет с компьютерными технологиями и коммуникациями в целом через 20 или 30 лет. Полагаю, они станут:

  • более распространенными (бесперебойное соединение, интернет вещей и т.п);
  • в большей степени носимыми или встроенными (линзы, кохлеарные импланты, дисплеи на поверхности нашей кожи и т.п);
  • у нас появятся новые сервисы, которые помогут нам лучше управляться с этой областью.

Обработка естественного языка полностью сотрет границы между устной и письменной речью, а также между разными языками, будь то хинди или язык жестов. Вам останется только выбрать, на каком языке вы хотите общаться.

Таким образом, в этом гипотетическом будущем электронная почта является неотъемлемой частью всех коммуникационных сервисов. В социальных медиа существует ряд основных моментов:

  • поиск контактов;
  • принятие запросов;
  • получение информации (когда мы читаем, слушаем, смотрим, чувствуем, ощущаем);
  • передача информации (когда мы говорим, рисуем, поем, пишем, жестикулируем).

Поиск контактов. Каким образом вы ищете контакты для коммуникации? В настоящее время сервисы для поиска деловых контактов (например, социальная сеть LinkedIn) и организаций помогают нам найти человека или группу лиц, чтобы связаться с ними для какой-либо цели. А поскольку в скором будущем мы будем завалены горами личных данных, к 2040 году у нас будет более эффективное средство для поиска контактов, чем «социальные сети», «белые» или «жёлтые» страницы. Системы подбора людей, тематические социальные сети, сервисы для поиска и организации мероприятий, вроде Meetup, сервисы определения местоположения помогут вам найти нужного человека для сотрудничества или общения в нужное время.

Принятие запросов. Через тридцать лет ваше ПО/прокси-сервер/брокер будет предлагать вам добавить новые контакты прежде, чем они сами вас найдут. Представьте, что фильтр спама, служба уведомления и профессиональный ассистент сложились в единое целое. Сервисы будут соревноваться в том, насколько хорошо они взаимодействуют с вами, насколько точно их фильтры угадывают ваши предпочтения, и насколько слаженно они устанавливают время для коммуникации, удобное для сторон. В распоряжении этого «почтового ящика» будет масса данных, чтобы вычислить, как и когда показать вам уведомление или начать общение. Он будет осуществлять проверку подлинности личности, учитывать социальную достижимость собеседника (вы оба дружите с вашим бывшим мужем), предыдущее взаимодействие с вами и другими людьми, связи (лицо работает на компанию X, которая принадлежит Y), особые пометки (ваш руководитель сказал, что вы должны сделать этот звонок), коммерческие предложения, ваше альтернативное времяпрепровождение (вы стоите в очереди на концерт), вашу заинтересованность в той или иной теме и т.д. Сегодня Facebook определяет, какие обновления из тысяч будут вам интересны, а в 2040 году вы будете решать, какие новости получать.

[Могу поспорить, что к 2020 году Microsoft или Google будет лучше вас знать, какие письма представляют для вас интерес, исходя из степени удовлетворенности пользователей]

Получение информации. Людям нравится Skype, потому что в нем можно с легкостью регулировать степень близости общения. В окне отображаются индикаторы настроения и присутствия. Мгновенный обмен сообщениями позволяет передавать сообщения в асинхронном режиме или в режиме реального времени. Если сообщений недостаточно, вы включаете микрофон и можете поговорить. Когда необходимо видеть мимику и жесты, вы переходите на видео-связь. Через 30 лет появятся новые методы отображения интерфейсов пользователей, например, голографические аватары или быстрое последовательное визуальное предъявление. Вероятно, вы сможете озвучить свои твиты голосом Тейлор Свифт. У вас появятся новые схемы и рабочие области конструирования для асинхронного обмена сообщениями. И мы сможем беспрепятственно и быстро переходить с одного средства коммуникации или визуализации на другое.

Передача информации. В начале 1980-х у нас не было интернета, смартфонов, электромобилей, бесплатной видеоконференцсвязи, частных космических кораблей и нанотехнологий. А ведь с тех пор прошло всего 30 лет. К 2040 году, как минимум, еще несколько миллиардов людей присоединятся к киберпространству. Появление новых устройств и средств коммуникации сделает разницу между теми, кто уже присоединился к киберпространству, и теми, кто далек от него, еще более существенной.

При общении с другим человеком [посредством Сети] вы сможете добавить созданный вами контент – информацию о том, что вы говорите или делаете – в ход беседы. Канал передачи преобразует информацию в формат, который предпочтителен для вас или вашего собеседника (рукописное или напечатанное письмо, устная речь или танец). Можете считать это автоматизацией услуг, предоставляемых сегодня службами для слабослышащих людей.

Ваш канал позволит вам со своей стороны выступить в роли «продюсера стрима», вставляя медиа-объекты в беседу по своему желанию и усмотрению. Вы даже сможете объединять стримы или разделять их (как в случае с git).

Кроме того, вы сможете контролировать другие аспекты вашего разговора. Кто обладает правом передавать другим запись этого разговора? Какую часть? Кому? Нужно ли удалять разговор в режиме реального времени, как сегодня почтовые сервисы удаляют электронные письма по истечении срока хранения? Допускаете ли вы анонимность собеседника или использование псевдонимов?

Уведомления. Однако электронная почта охватывает не только взаимодействие с людьми. Мы десятилетиями пытаемся приобщить машины к работе в ней. К 2040 году триллионы датчиков и устройств будут взаимодействовать между собой и с людьми в процессе коммуникаций. Мы будем получать уведомления от наших тел (настроение, пульс, уровень кислорода в крови и т.д), а все наши данные будут храниться в нашем персональном облачном хранилище. Электронные ящики будут проверять запросы от неизвестных устройств и людей: стоит ли уделить внимание уведомлению, отправленному автобусом, в котором вы сейчас едете? Если да, то в какой форме стоит отреагировать на него, если вам неудобно говорить, или ваши руки заняты? В конце концов, ведь не во всех разговорах вам необходимо давать развернутый ответ. Бывает, достаточно просто увидеть или прослушать сообщение, а иногда – быстро проворчать ответ или махнуть рукой. Не забудьте приобрести «аватар премиум класса» для своего электрокардиографа: всего за два процента от его стоимости любая звезда Болливуда станет его реальным воплощением.

Работа и личная жизнь. Вы помните те времена, когда у вас были отдельные почтовые ящики для работы, для личных целей, для учебы, общественной деятельности и т.д? Десяток разных аккаунтов. «Жонглировать» сразу несколькими почтовыми ящиками весьма сложно, пусть даже это помогает вам не смешивать работу с личной жизнью. В будущем у вас будет единая очередь входящих сообщений из разных сфер вашей жизни. Ваш, судя по всему, обладающий самосознанием, почтовый ящик позволит вам подбирать различные образы и стили общения с разными категориями собеседников. А такие проекты, как The Limited Liability Persona, помогут создать ваше виртуальное Альтер-эго.

Работа и общение. Ваш вопрос касался конкретно деловой электронной переписки. Сегодня электронные письма и другие средства общения являются неотъемлемым элементом функционирования рынка труда и сотрудничества работников. Давайте ненадолго отклонимся от темы и обсудим будущее работы. Через 30 лет, после войн, стихийных бедствий, депрессий, кризисов и вторжения пришельцев, основные элементы рабочего процесса останутся неизменными: многие из нас так и будут продавать свое время другим людям или организациям. Только большая часть этой работы будет осуществляться с помощью ваших коммуникационных каналов (а то и через них). Вам больше не понадобятся отдельные наборы инструментов для общения, организации рабочего процесса (например, составление графика, списка задач, бюджета и т.п) и взаимодействия. Контекст-провайдеры позволят вам добавить к браузеру функции, которые сведут воедино работу, организацию рабочего процесса и общение. Таким образом, независимо от того, работаете ли вы, развлекаетесь или обсуждаете семейные вопросы – вы будете использовать одно средство коммуникации.

В далёком 2040 году электронная почта, какой мы знаем её сейчас, будет существовать. Но для нас она [в текущем ее понимании] будет чем-то вроде телетайпного аппарата или перфокарты: антиквариатом, заложившим основу социальных медиа.

2) Джимми Уэйлс, основатель Wikipedia и соучредитель Wikia

Я думаю, мы решим проблему спама, причём не с помощью Байесовской или какой-либо иной фильтрации.

Напротив, я полагаю, что какой-нибудь сервис, который полностью или практически полностью «оккупирует» нашу жизнь в будущем, (к счастью или к сожалению) сможет представить закрытую или полузакрытую альтернативу/версию электронной почты без спама. Люди могут сделать это уже сейчас, но пока они не слишком в этом заинтересованы.

Но у закрытых систем есть недостаток. Я хочу, чтобы любой человек, который пишет мне сообщение, мог также выслать и электронное письмо. Но если бы вам пришлось заводить аккаунт в Facebook только ради того, чтобы отправить электронное письмо, сайт бы давно закрылся. В закрытой системе очень просто бороться со спамом. Если кто-то рассылает спам, вы просто исключаете его из системы.
На месте Facebook я бы попытался создать «Facebook для доменов», чтобы составить конкуренцию Google. Я бы пообещал людям, что мы навсегда избавим их от спама, а любой пользователь Facebook сможет беспрепятственно писать вам электронные письма. Люди, не зарегистрированные в Facebook, все равно смогут посылать письма через нашу центральную систему. Таким образом, мы сможем вычислить злоумышленников и удалить их письма прежде, чем вы их увидите.

3) Мэттью Рошер, работает в Yseop

Меня больше интересуют грядущие изменения не в самом формате электронных сообщений, а в деловом общении в целом. Я считаю, что главная проблема электронных сообщений в том, что люди тратят 50% своего времени на их написание (хочу поделиться небольшой статьей, на которую наткнулся сегодня: «Исследование: сотрудники непродуктивно тратят половину рабочего дня»).

У меня свой взгляд на продуктивность: Каждый раз, когда продавец не стоит перед покупателем, предлагая ему свой товар, он тратит свое время впустую. А электронная рассылка и заполнение данных для CRM не приносят выручки. Каждый раз, когда доктор заполняет документы по страховке, а не занимается лечением пациента, больница зря тратит деньги. И так далее…

Поэтому, я думаю, что в будущем искусственный интеллект будет писать и рассылать электронные письма, и людям больше не придется этим заниматься. Мы работаем медленно, делаем речевые и грамматические ошибки, выставляя свои компании не в лучшем свете, а иногда отправляем письма не тем адресатам (кто не без греха?).

К примеру, раньше люди считали сами и часто делали ошибки. Затем мы изобрели калькулятор. Теперь нам остается лишь ввести в него числа и получить готовый ответ. Позже у нас появились компьютеры и Excel, что значительно повысило продуктивность. То же самое необходимо сделать в сфере деловой коммуникации. В 1970-х люди покупали автомобили, а вместе с ними инструменты для ремонта. Сегодня KIA дает 7 лет гарантии на свои автомобили в Европе. Что произошло? Роботы взяли на себя выполнение повторяющихся задач.

4) Рошан Чокси, соучредитель и CEO компании Bloc

Пол Грэм считает, что электронную почту нужно использовать больше в качестве списка задач. Я вынужден с ним не согласиться. Я думаю, что у электронной почты более широкая область применения. Это единственная система обмена сообщениями с применением push-технологии, которой пользуется практически каждый. Думаю, электронная почта станет чем-то вроде универсального центра push-уведомлений для обмена сообщениями.

5) Дэвид Ли, инженер, помешан на технологиях

Ответ зависит от того, каким образом мы рассматриваем электронную почту. С точки зрения механизма пересылки сообщений, способа их отображения, функций клиента или чего-то еще? Это важный вопрос, поскольку наше представление об электронной почте, скорее всего, изменится. Через 20-30 лет электронная почта будет работать по-другому и, вероятно, использовать совсем другие протоколы.

Я предполагаю, что электронная почта станет ближе к социальным сетям, но навряд ли Facebook, Twitter или Google+ смогут заменить ее полностью. Недостаток социальных сетей в том, что они не основаны на стандартах, они не настолько распространены и универсальны. Кроме того, во многих социальных сетях существуют проблемы с конфиденциальностью. Маловероятно, что клиент захочет, чтобы информация о его финансовом состоянии или здоровье попала в социальную сеть, где она может стать достоянием общественности. Я мог бы также привести убедительные аргументы в пользу того, что социальные сети не слишком отличаются от электронной почты. Да, они устроены по-разному и выполняют другие функции, но чем, по сути, отличается пост в Facebook или Twitter от электронного письма?

Двадцать-тридацать лет – это очень большой период для сферы компьютерных технологий. Вполне возможно, что какая-то новая технология или компания полностью изменит способ общения между предприятиями и их клиентами. Кто знает, может быть, Рэймонд Курцвейл (Raymond Kurzweil) прав насчет сингулярности. Тогда, вероятно, предприятия в будущем смогут обращаться напрямую к нашему сознанию.

6) Джонатан Тредуэй, соучредитель стартапа Uniteable, предприниматель

Несмотря на то, что сегодня электронная почта является основным средством деловой коммуникации, в будущем большинство работников и работодателей устанут от переполненных ящиков. В условиях постоянного увеличения потока информации становится все труднее осуществлять эффективную внутреннюю коммуникацию.

И хотя я получаю не так много спама на свой рабочий e-mail, я, как и Джимми Уэйлс, считаю, что на смену существующей универсальной системы придет закрытая альтернатива. Я постоянно вижу, слышу и говорю о том, что все чаще и чаще компании используют (или собираются использовать) чат-приложения, типа Slack, Skype Messenger или Uniteable для внутреннего общения в качестве замены электронной почты.

И на то есть несколько причин:

  1. Чат-приложения, в отличие от электронной почты, работают в режиме реального времени.
  2. Несмотря на то, что вы заводите аккаунт в электронной почте для работы, зачастую вы получаете письма, с ней не связанные, поэтому сложно выделить важную информацию среди остальной.
  3. Чат-приложения намного лучше приспособлены для ведения групповых переговоров, чем электронная почта.

Ну а поскольку предприятия обычно поддерживают связь удаленно, то разумно предположить, что будет некая универсальная система, наподобие электронной почты, которая позволит общаться с клиентами.

7) Жак Швартц, 40 лет проработал в Кремниевой долине

Повысится интеграция электронной почты с организацией работы (drag-and-drop вложения, управление календарем в одно касание и т.п), защита аккаунтов позволит избежать получения писем с нежелательным содержанием (редакция входных данных), интерфейс управления станет более удобным (лишняя информация будет опускаться), улучшится интерфейс почтовых приложений (передача информации из приложения на электронную почту в одно касание), появится функция наложения текста и звука на видео, автоматически будет осуществляться проверка на наличие несоответствий в письмах (на основании предыдущей переписки программы смогут выявлять неверно указанные суммы, даты так же, как сегодня они обнаруживают грамматические ошибки в тексте), автоматизация станет более совершенной в целом.

Всегда будет потребность в асинхронном общении, в котором могут участвовать несколько лиц.

До тех пор пока не изобретут интерфейсы, способные считывать наши мысли (и, похоже, что это реально), люди буду использовать клавиатуру для передачи информации. Озвучивание текста сообщений это здорово, но зачастую этот способ неуместен или нежелателен (вы же не хотите, чтобы все узнали о новом перспективном стартапе, в который вы инвестируете. Хаха).

Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г. (Белинский)

Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека [1] : этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим, действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорблённое чувство самолюбия ещё можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б всё дело заключалось только в нём; но нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель.

Да, я любил Вас со всею страстью, с какою человек, кровно связанный со своею страною, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса. И Вы имели основательную причину хоть на минуту выйти из спокойного состояния духа, потерявши право на такую любовь. Говорю это не потому, чтобы я считал любовь мою наградою великого таланта, а потому, что, в этом отношении, представляю не одно, а множество лиц, из которых ни Вы, ни я не видали самого большего числа и которые, в свою очередь, тоже никогда не видали Вас. Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении её, все враги Ваши — и литературные (Чичиковы, Ноздрёвы, Городничие и т. п.), и нелитературные, которых имена Вам известны. Вы сами видите хорошо, что от Вашей книги отступились даже люди, по-видимому, одного духа с её духом [2] . Если б она и была написана вследствие глубоко искреннего убеждения, и тогда бы она должна была произвести на публику то же впечатление. И если её принимали все (за исключением немногих людей, которых надо видеть и знать, чтоб не обрадоваться их одобрению) за хитрую, но чересчур перетонённую проделку для достижения небесным путём чисто земных целей — в этом виноваты только Вы. И это нисколько не удивительно, а удивительно то, что Вы находите это удивительным. Я думаю, это от того, что Вы глубоко знаете Россию только как художник, а не как мыслящий человек, роль которого Вы так неудачно приняли на себя в своей фантастической книге [3] . И это не потому, чтоб Вы не были мыслящим человеком, а потому, что Вы столько уже лет привыкли смотреть на Россию из Вашего прекрасного далёка [4] , а ведь известно, что ничего нет легче, как издалека видеть предметы такими, какими нам хочется их видеть; потому, что Вы в этом прекрасном далёке живёте совершенно чуждым ему, в самом себе, внутри себя или в однообразии кружка, одинаково с Вами настроенного и бессильного противиться Вашему на него влиянию. Поэтому Вы не заметили, что Россия видит своё спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а со здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми, не имея на это и того оправдания, каким лукаво пользуются американские плантаторы, утверждая, что негр — не человек; страны, где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Стешками, Васьками, Палашками; страны, где, наконец, нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей. Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь: уничтожение крепостного права, отменение телесного наказания, введение по возможности строгого выполнения хотя бы тех законов, которые уже есть. Это чувствует даже само правительство (которое хорошо знает, что делают помещики со своими крестьянами и сколько последние ежегодно режут первых), — что доказывается его робкими и бесплодными полумерами [5] в пользу белых негров и комическим заменением однохвостного кнута трёххвостою плетью [6] . Вот вопросы, которыми тревожно занята Россия в её апатическом полусне! И в это-то время великий писатель, который своими дивно-художественными, глубоко-истинными творениями так могущественно содействовал самосознанию России, давши ей возможность взглянуть на себя самое, как будто в зеркале, — является с книгою, в которой во имя Христа и церкви учит варвара-помещика наживать от крестьян больше денег, ругая их неумытыми рылами. И это не должно было привести меня в негодование. Да если бы Вы обнаружили покушение на мою жизнь, и тогда бы я не более возненавидел Вас за эти позорные строки… И после этого Вы хотите, чтобы верили искренности направления Вашей книги? Нет, если бы Вы действительно преисполнились истиною Христова, а не дьяволова ученья, — совсем не то написали бы Вы Вашему адепту из помещиков. Вы написали бы ему, что так как его крестьяне — его братья во Христе, а как брат не может быть рабом своего брата, то он и должен или дать им свободу, или хоть по крайней мере пользоваться их трудами как можно льготнее для них, сознавая себя, в глубине своей совести, в ложном в отношении к ним положении. А выражение: ах ты, неумытое рыло! Да у какого Ноздрёва, какого Собакевича подслушали Вы его, чтобы передать миру как великое открытие в пользу и назидание русских мужиков, которые, и без того, потому и не умываются, что, поверив своим барам, сами себя не считают за людей? А Ваше понятие о национальном русском суде и расправе, идеал которого нашли Вы в словах глупой бабы в повести Пушкина, и по разуму которого должно пороть и правого и виноватого [7] ? Да это и так у нас делается вчастую, хотя чаще всего порют только правого, если ему нечем откупиться от преступления — быть без вины виноватым! И такая-то книга могла быть результатом трудного внутреннего процесса, высокого духовного просветления. Не может быть. Или Вы больны, и Вам надо спешить лечиться; или — не смею досказать моей мысли…

Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов — что Вы делаете. Взгляните себе под ноги: ведь Вы стоите над бездною… Что Вы подобное учение опираете на православную церковь — это я ещё понимаю: она всегда была опорою кнута и угодницей деспотизма; но Христа-то зачем Вы примешали тут? Что Вы нашли общего между Ним и какою-нибудь, а тем более православною, церковью? Он первый возвестил людям учение свободы, равенства и братства и мученичеством запечатлел, утвердил истину Своего учения. И оно только до тех пор и было спасением людей, пока не организовалось в церковь и не приняло за основание принципа ортодоксии. Церковь же явилась иерархией, стало быть поборницею неравенства, льстецом власти, врагом и гонительницею братства между людьми, — чем и продолжает быть до сих пор. Но смысл учения Христова открыт философским движением прошлого века. И вот почему какой-нибудь Вольтер, орудием насмешки потушивший в Европе костры фанатизма и невежества, конечно, больше сын Христа, плоть от плоти его и кость от костей его, нежели все Ваши попы, архиереи, митрополиты и патриархи, восточные и западные. Неужели Вы этого не знаете? А ведь всё это теперь вовсе не новость для всякого гимназиста…

А потому, неужели Вы, автор «Ревизора» и «Мёртвых душ», неужели Вы искренно, от души, пропели гимн гнусному русскому духовенству, поставив его неизмеримо выше духовенства католического? Положим, Вы не знаете, что второе когда-то было чем-то, между тем как первое никогда ничем не было, кроме как слугою и рабом светской власти; но неужели же и в самом деле Вы не знаете, что наше духовенство находится во всеобщем презрении у русского общества и русского народа? Про кого русский народ рассказывает похабную сказку? Про попа, попадью, попову дочь и попова работника. Кого русский народ называет: дурья порода, колуханы, жеребцы? — Попов. Не есть ли поп на Руси, для всех русских, представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства? И будто всего этого Вы не знаете? Странно! По-Вашему, русский народ — самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя Божие, почёсывая себе задницу. Он говорит об образе: годится — молиться, не годится — горшки покрывать. Приглядитесь пристальнее, и Вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нём ещё много суеверия, но нет и следа религиозности [8] . Суеверие проходит с успехами цивилизации; но религиозность часто уживается и с ними; живой пример — Франция, где и теперь много искренних, фанатических католиков между людьми просвещёнными и образованными и где многие, отложившись от христианства, всё ещё упорно стоят за какого-то Бога. Русский народ не таков: мистическая экзальтация вовсе не в его натуре; у него слишком много для этого здравого смысла, ясности и положительности в уме: и вот в этом-то, может быть, и заключается огромность исторических судеб его в будущем. Религиозность не привилась в нём даже к духовенству; ибо несколько отдельных, исключительных личностей, отличавшихся тихою, холодною аскетическою созерцательностию — ничего не доказывают. Большинство же нашего духовенства всегда отличалось только толстыми брюхами, теологическим педантизмом да диким невежеством. Его грех обвинить в религиозной нетерпимости и фанатизме; его скорее можно похвалить за образцовый индифферентизм в деле веры. Религиозность проявилась у нас только в раскольнических сектах, столь противуположных по духу своему массе народа и столь ничтожных перед нею числительно.

Не буду распространяться о Вашем дифирамбе любовной связи русского народа с его владыками. Скажу прямо: этот дифирамб ни в ком не встретил себе сочувствия и уронил Вас в глазах даже людей, в других отношениях очень близких к Вам по их направлению. Что касается до меня лично, предоставляю Вашей совести упиваться созерцанием божественной красоты самодержавия (оно покойно, да, говорят, и выгодно для Вас); только продолжайте благоразумно созерцать её из Вашего прекрасного далёка: вблизи-то она не так красива и не так безопасна… Замечу только одно: когда европейцем, особенно католиком, овладевает религиозный дух, — он делается обличителем неправой власти, подобно еврейским пророкам, обличавшим в беззаконии сильных земли. У нас же наоборот, постигнет человека (даже порядочного) болезнь, известная у врачей-психиатров под именем religiosa mania, он тотчас же земному богу подкурит больше, чем небесному, да ещё так хватит через край, что тот и хотел бы наградить его за рабское усердие, да видит, что этим скомпрометировал бы себя в глазах общества… Бестия наш брат, русский человек.

Вспомнил я ещё, что в Вашей книге Вы утверждаете как великую и неоспоримую истину, будто простому народу грамота не только не полезна, но положительно вредна. Что сказать Вам на это? Да простит Вас Ваш византийский Бог за эту византийскую мысль, если только, передавши её бумаге, Вы не знали, что творили…

«Но, может быть, — скажете Вы мне, — положим, что я заблуждался, и все мои мысли ложь; но почему ж отнимают у меня право заблуждаться и не хотят верить искренности моих заблуждений?» — Потому, отвечаю я Вам, что подобное направление в России давно уже не новость. Даже ещё недавно оно было вполне исчерпано Бурачком с братиею [9] . Конечно, в Вашей книге больше ума и даже таланта (хотя того и другого не очень богато в ней), чем в их сочинениях; зато они развили общее им с Вами учение с большей энергиею и большею последовательностию, смело дошли до его последних результатов, все отдали византийскому Богу, ничего не оставили сатане; тогда как Вы, желая поставить по свече тому и другому, впали в противоречия, отстаивали, например, Пушкина, литературу и театр, которые, с Вашей точки зрения, если б только Вы имели добросовестность быть последовательным, нисколько не могут служить к спасению души, но много могут служить к её погибели. Чья же голова могла переварить мысль о тождественности Гоголя с Бурачком? Вы слишком высоко поставили себя во мнении русской публики, чтобы она могла верить в Вас искренности подобных убеждений. Что кажется естественным в глупцах, то не может казаться таким в гениальном человеке. Некоторые остановились было на мысли, что Ваша книга есть плод умственного расстройства, близкого к положительному сумасшествию. Но они скоро отступились от такого заключения: ясно, что книга писалась не день, не неделю, не месяц, а может быть год, два или три; в ней есть связь; сквозь небрежное изложение проглядывает обдуманность, а гимны властям предержащим хорошо устраивают земное положение набожного автора. Вот почему распространился в Петербурге слух, будто Вы написали эту книгу с целию попасть в наставники к сыну наследника. Ещё прежде этого в Петербурге сделалось известным Ваше письмо к Уварову, где Вы говорите с огорчением, что Вашим сочинениям в России дают превратный толк, затем обнаруживаете недовольство своими прежними произведениями и объявляете, что только тогда останетесь довольны своими сочинениями, когда тот, кто и т. д. [10] Теперь судите сами: можно ли удивляться тому, что Ваша книга уронила Вас в глазах публики и как писателя и, ещё больше, как человека?

Вы, сколько я вижу, не совсем хорошо понимаете русскую публику. Её характер определяется положением русского общества, в котором кипят и рвутся наружу свежие силы, но, сдавленные тяжёлым гнётом, не находя исхода, производят только уныние, тоску, апатию. Только в одной литературе, несмотря на татарскую цензуру, есть ещё жизнь и движение вперёд. Вот почему звание писателя у нас так почтенно, почему у нас так лёгок литературный успех, даже при маленьком таланте. Титло поэта, звание литератора у нас давно уже затмило мишуру эполет и разноцветных мундиров. И вот почему у нас в особенности награждается общим вниманием всякое так называемое либеральное направление, даже и при бедности таланта, и почему так скоро падает популярность великих поэтов, искренно или неискренно отдающих себя в услужение православию, самодержавию и народности. Разительный пример — Пушкин, которому стоило написать только два-три верноподданнических стихотворения и надеть камер-юнкерскую ливрею, чтобы вдруг лишиться народной любви. И Вы сильно ошибаетесь, если не шутя думаете, что Ваша книга пала не от её дурного направления, а от резкости истин, будто бы высказанных Вами всем и каждому. Положим, Вы могли это думать о пишущей братии, но публика-то как могла попасть в эту категорию? Неужели в «Ревизоре» и «Мёртвых Душах» Вы менее резко, с меньшею истиною и талантом и менее горькие правды высказали ей? И она, действительно, осердилась на Вас до бешенства, но «Ревизор» и «Мёртвые Души» от этого не пали, тогда как Ваша последняя книга позорно провалилась сквозь землю. И публика тут права: она видит в русских писателях своих единственных вождей, защитников и спасителей от мрака самодержавия, православия и народности, и потому, всегда готовая простить писателю плохую книгу, никогда не прощает ему зловредной книги. Это показывает, сколько лежит в нашем обществе, хотя ещё и в зародыше, свежего, здорового чутья; и это же показывает, что у него есть будущность. Если Вы любите Россию, порадуйтесь вместе со мною падению Вашей книги!

Не без некоторого чувства самодовольства скажу Вам, что мне кажется, что я немного знаю русскую публику. Ваша книга испугала меня возможностию дурного влияния на правительство, на цензуру, но не на публику. Когда пронёсся в Петербурге слух, что правительство хочет напечатать Вашу книгу в числе многих тысяч экземпляров и продавать её по самой низкой цене, мои друзья приуныли; но я тогда же сказал им, что, несмотря ни на что, книга не будет иметь успеха, и о ней скоро забудут. И действительно, она теперь памятнее всем статьями о ней, нежели сама собою. Да, у русского человека глубок, хотя и не развит ещё, инстинкт истины!

Ваше обращение, пожалуй, могло быть и искренно. Но мысль — довести о нём до сведения публики — была самая несчастная. Времена наивного благочестия давно уже прошли и для нашего общества. Оно уже понимает, что молиться везде всё равно, и что в Иерусалиме ищут Христа только люди, или никогда не носившие Его в груди своей, или потерявшие Его. Кто способен страдать при виде чужого страдания, кому тяжко зрелище угнетения чуждых ему людей, — тот носит Христа в груди своей и тому незачем ходить пешком в Иерусалим. Смирение, проповедуемое Вами, во-первых, не ново, а во-вторых, отзывается, с одной стороны, страшною гордостью, а с другой — самым позорным унижением своего человеческого достоинства. Мысль сделаться каким-то абстрактным совершенством, стать выше всех смирением может быть плодом только или гордости, или слабоумия, и в обоих случаях ведёт неизбежно к лицемерию, ханжеству, китаизму. И при этом Вы позволили себе цинически грязно выражаться не только о других (это было бы только невежливо), но и о самом себе — это уже гадко, потому что, если человек, бьющий своего ближнего по щекам, возбуждает негодование, то человек, бьющий по щекам самого себя, возбуждает презрение. Нет! Вы только омрачены, а не просветлены; Вы не поняли ни духа, ни формы христианства нашего времени. Не истиной христианского учения, а болезненною боязнью смерти, чорта и ада веет от Вашей книги. И что за язык, что за фразы! «Дрянь и тряпка стал теперь всяк человек!» Неужели Вы думаете, что сказать «всяк», вместо «всякий», — значит выразиться Библейски? Какая это великая истина, что, когда человек весь отдаётся лжи, его оставляют ум и талант! Не будь на Вашей книге выставлено Вашего имени и будь из неё выключены те места, где Вы говорите о самом себе как о писателе, кто бы подумал, что эта надутая и неопрятная шумиха слов и фраз — произведение пера автора «Ревизора» и «Мёртвых Душ»?

Что же касается до меня лично, повторяю Вам: Вы ошиблись, сочтя статью мою выражением досады за Ваш отзыв обо мне, как об одном из Ваших критиков. Если б только это рассердило меня, я только об этом и отозвался бы с досадою, а обо всём остальном выразился бы спокойно и беспристрастно. А это правда, что Ваш отзыв о Ваших почитателях вдвойне нехорош. Я понимаю необходимость иногда щёлкнуть глупца, который своими похвалами, своим восторгом ко мне только делает меня смешным, но и эта необходимость тяжела, потому что как-то по-человечески неловко даже за ложную любовь платить враждою. Но Вы имели в виду людей, если не с отменным умом, то всё же и не глупцов. Эти люди в своём удивлении к Вашим творениям наделали, может быть, гораздо больше восторженных восклицаний, нежели сколько Вы сказали о них дела; но всё же их энтузиазм к Вам выходит из такого чистого и благородного источника, что Вам вовсе не следовало бы выдавать их головою общим их и Вашим врагам, да ещё вдобавок обвинить их в намерении дать какой-то предосудительный толк Вашим сочинениям. Вы, конечно, сделали это по увлечению главною мыслию Вашей книги и по неосмотрительности, а Вяземский, этот князь в аристократии и холоп в литературе, развил Вашу мысль и напечатал на Ваших почитателей (стало быть, на меня всех больше) чистый донос [11] . Он это сделал, вероятно, в благодарность Вам за то, что Вы его, плохого рифмоплёта, произвели в великие поэты, кажется, сколько я помню, за его «вялый, влачащийся по земле стих» [12] . Всё это нехорошо! А что Вы только ожидали времени, когда Вам можно будет отдать справедливость и почитателям Вашего таланта (отдавши её с гордым смирением Вашим врагам), этого я не знал, не мог, да, признаться, и не захотел бы знать. Передо мною была Ваша книга, а не Ваши намерения. Я читал и перечитывал её сто раз, и всё-таки не нашёл в ней ничего, кроме того, что в ней есть, а то, что в ней есть, глубоко возмутило и оскорбило мою душу.

Если б я дал полную волю моему чувству, письмо это скоро бы превратилось в толстую тетрадь. Я никогда не думал писать к Вам об этом предмете, хотя и мучительно желал этого и хотя Вы всем и каждому печатно дали право писать к Вам без церемоний, имея в виду одну правду [13] . Живя в России, я не мог бы этого сделать, ибо тамошние Шпекины распечатывают чужие письма не из одного личного удовольствия, но и по долгу службы, ради доносов. Но нынешним летом начинающаяся чахотка прогнала меня за границу и N переслал мне Ваше письмо в Зальцбрунн [14] , откуда я сегодня же еду с Анненковым в Париж через Франкфурт-на-Майне. Неожиданное получение Вашего письма дало мне возможность высказать Вам всё, что лежало у меня на душе против Вас по поводу Вашей книги. Я не умею говорить вполовину, не умею хитрить: это не в моей натуре. Пусть Вы или само время докажет мне, что я ошибался в моих о Вас заключениях — я первый порадуюсь этому, но не раскаюсь в том, что сказал Вам. Тут дело идёт не о моей или Вашей личности, а о предмете, который гораздо выше не только меня, но даже и Вас: тут дело идёт об истине, о русском обществе, о России. И вот моё последнее заключительное слово: если Вы имели несчастие с гордым смирением отречься от Ваших истинно великих произведений, то теперь Вам должно с искренним смирением отречься от последней Вашей книги и тяжкий грех её издания в свет искупить новыми творениями, которые напомнили бы Ваши прежние.

Зальцбрунн,
15-го июля н. с.
1847-го года.

Что такое аутрич и как он работает?

Больше полезных статей, кейсов и мануалов. Подпишись на обновления!

Аутрич (англ. outreach) – метод линкбилдинга при помощи налаживания связей, договоренностей с блогерами, журналистами, админами сайтов.

Цель аутрича – размещение статьи, ссылки, баннерной рекламы на интернет-ресурсах .

В этой статье мы рассмотрим на примерах, как работает аутрич в линкбилдинге, а также важные моменты на которые стоит обратить внимание для получения максимального результата.

Линкбидера который занимается аутричем называют “человек отвертка” или просто аутричер.

Его аутрич работа состоит в построении отношений с вебмастерами на максимально выгодных условиях.

Аутрич SEO можно разделить на:

— Платный аутрич — когда мы платим вебмастеру за то, что размещаем на нем нашу статью, ссылку или баннер;

Условно бесплатный аутрич — мы не платим в за размещение, но несем расходы за подготовку контента, работу аутричера. В этом случае сайт-партнер заинтересован в контенте, который мы можем ему предоставить и не берет денег за его размещение т.к. он полезен его аудитории.

Для аутрича мы используем следующие инструменты:

  • Google;
  • платная электронная почта от Google;
  • ahrefs;
  • scrapebox;
  • прямые руки.

Подготовка списка сайтов для аутрича

Грамотный выбор сайтов для аутрич залог высокого процента ответов и как следствие большого количества размещений.

Где взять релевантные сайты для аутрич?

1. Анализировать обратные ссылки ваших конкурентов

Самый простой и верный способ сделать это через ahrefs. Вы получите список сайтов, которые точно сотрудничают с Вашей нишей и процент отказов будет минимален.

2. Просто искать руками в Google

Здесь Вам поможет использование поисковых формул. Допустим, вам нужно найти блоги на тематику кулинарии на английском языке. Для этого в поисковую строку пишем “cookery in England” inurl:sponsored post.

Расшифруем формулу: “cookery in England” — гугл должен показать сайты, которые содержат фразу “cookery in England” только в такой последовательности. Если мы напишем то же самое, но без кавычек, то Гугл покажет нам сайты, которые содержат отдельно слово cookery и отдельно England.

inurl:sponsored post — в урле сайта должна быть фраза sponsored post. Можно заменить на intitle:sponsored post, тогда фраза sponsored post будет в тайтле. Полный список поисковых формул можно найти в интернете.

3. Использовать автоматизированный поиск в Google

При больших объемах поисковых запросов поиск стоит автоматизировать. Для этого можно использовать scrapebox или другой парсер.

Начинаем аутрич: определяем цель кампании

Собрав список интересующих сайтов, собираем руками или при помощи парсера базу контактов (адреса электронной почты, ссылки на контактную форму и т.п.).

Далее делаем краткий анализ размещений на этих сайтах. Обращаем внимание на кого ссылается интересующий нас сайт, характер статьи (реклама, обзор или информационная статья) и т.п.

Отталкиваясь от полученой информации определеяем цели компании аутрича:

  • Тип размещения: статья, баннер, размещение ссылки;
  • Стоимость размещения: бесплатно или платно

Ключевой момент: готовим шаблоны

Шаблон первого письма — это Ваше лицо, по нему будет сформировано первое впечатление о Вас и его нужно сделать максимально грамотно, емко и с учетом целей кампании аутрича.

Зависимо от объема отправляемых писем готовим несколько шаблонов.

При отправлении персонализируем шаблоны, чтобы увеличить процент ответов и уменьшить вероятность попадания письма в спам.

Например, в теме письма стоит указать название сайта, а так же обратиться к веб-мастеру по имени, если оно известно.

Пример такого письма:

По собранной базе контактов делаем рассылку писем. Если на сайте есть форма обратной связи нужно использовать в первую очередь ее.

Наберитесь терпения: не все ответят сразу

Вам могут не отвечать по разным причинам. В первую очередь стоить помнить, что Вы пишите живым людям и не все они работают 24/7. Например, человек мог просто уехать в отпуск, заболеть или же мог попросту забыть ответить.

Часто, как в примере ниже, не отвечают даже вебмастера которые выражали заинтересованность в сотрудничестве ранее.

Так что, если в течении нескольких дней Вам не ответили, то отправляем один из этих шаблонов:

  1. “Any updates?”
  2. “My manager won’t let me stop following up with you until I get a response​”

Можно подготовить более персонализированный шаблон, но и эти лаконичные шаблоны неплохо работают. Повторяем несколько раз в зависимости от заинтересованности в сайте.

Если очень важно достучаться до вебмастера нужно поискать другие каналы (Facebook, Skype) или попросить коллегу написать с другой почты. Для ускорение вебмастера, как в примере ниже, должно хватить сообщения в Facebook.

После первого ответа стоит уточнить все важные моменты, если Вы не узнали о них из первого ответа:

  • вечная ссылка или с годичной оплатой;
  • ссылка dofollow или nofollow;
  • ссылка и анкор;
  • тему статьи (если ее пишите Вы), количество слов, качество изображений;
  • сроки публикации статьи;
  • предоплата или оплата после публикации (лучший вариант);
  • возможна ли скидка;

Ставим ТЗ копирайтеру

Теперь имея всю необходимую информацию мы ставим ТЗ на текст копирайтеру (если текст заранее не был подготовлен). По опыту скажу, что пара заготовленных текстов не бывает лишней.

В ТЗ копирайтеру важно передать все требования сайта, показать пример подходящей статьи. Это позволит сэкономить время на доработке контента.

Размещение и контроль качества

Подготовленную статью отправляем вебмастеру. Иногда стоит не раз напомнить о размещении статьи вебмастеру. Пример такого случая приводим ниже.

В конкретно этом случае еще не раз пришлось читать о том, что статья скоро будет опубликована и ее сейчас редактируют. Однако все было не зря и нашу статью опубликовали с чем нас радостно поздравил вебмастер.

После этого нужно провести контроль качества размещенной статьи.

Чек-лист состоит из следующих пунктов:

  • анкор и урл ссылки;
  • атрибуты ссылки (dofollow или nofollow);
  • индексация страницы (отсутствие noindex в meta robots);
  • наличие неоговоренных ранее других ссылок в статье;
  • проверка внешнего вида статьи, наличия изображений

Если все в норме, то благодарим вебмастера за размещение, а если нет, то просим исправить то, что нам не подходит как пришлось нам в примере ниже.

Поскольку вебмастер может изменить нашу ссылку, удалить ссылку или даже статью целиком через некоторое время, для мониторинга используем сервис Link Checker PRO. Больше о том, как бороться с недобросовестными вебмастерами при помощи Link Checker’а можно прочитать здесь.

В заключение

Ключевыми моментами организации аутрича является грамотный подбор сайтов,

точное определение целей кампании, написание шаблонов и умение вести переговоры с блогерами и журналистами.

Немаловажным для достижение цели аутрича является умение правильно поставить ТЗ на тексты копирайтеру т.к. это значительно сказывается на скорости размещения статей.

Правильно организованный аутрич позволит Вам получить органичные ссылки в статьях на трастовых сайтах, что очень важно для успешной реализации SEO стратегии.