Как меняет молодых казаков военная служба вдали от дома

Зачеты по литературе

Зачеты по литературе.

Прочитать роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Как и зачем соединил автор библейское предание, историю двух влюбленных и московские сатирико-бытовые сцены?

Что роднит мастера и Булгакова?

Чем стала в судьбе Маргариты встреча с мастером?

Кто такой Воланд? Творит ли он зло? Совершает ли добро?

Прочитать роман М. А. Шолохова «Тихий Дон»

История создания романа «Тихий Дон».

Какая тема возникает в романе с появлением в казачьей среде Штокмана?

История рода Мелеховых. Как уже в истории рода закладывается характер Григория Мелехова?

Что является мерилом истинности отношений между мужчиной и женщиной в казачьей среде? Роль семейного очага и детей.

Какие военные события описаны в романе «Тихий Дон»? Как меняет молодых казаков военная служба вдали от дома?

Прочитать рассказ А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Сопоставьте жизненную позицию Шухова с позициями других героев рассказа: Буйновского, Цезаря Марковича и др.

В чем своеобразие портрета Шухова? Воспроизведите биографию героя, сопоставьте ее с биографией других персонажей.

Как меняет молодых казаков военная служба вдали от дома

Строго научное описание не позволяет передать того впечатления, которое возникает ранней весной или поздней осенью, когда лес становится «прозрачным» .


Вантит, История Воронеж, Культура Воронеж, Археология Воронеж, Природа Воронеж, Экология Воронеж, Этнография Воронеж, Древности Воронеж, Книги Воронеж

Человек труда является главным героем всех произведений М. А. Шолохова, начиная с «Донских рассказов». Однако шолоховские герои — донские казаки — носители особого типа традиционного сознания, которое можно условно обозначить как военно-земледельческое. В мировоззрении казака гармонично сочетались духовные ценности труженика и воина. Примечательно, что два основных занятия казаков — мирный труд и военная служба (война) -нуждались одно в другом. Крестьянская работа подготавливала мужчину к войне: закаленный мирным трудом, казак легко переносил тяжести воинской службы, а после окончания военных действий легко менял саблю на плуг. В процессе работы на земле казак возрождался духовно: полностью искоренялась та воинственность, которая накапливалась на войне.

Именно поэтому земледельческий труд, по замечанию исследователей, воспринимается Шолоховым «как основа народной жизни, источник нравственного здоровья, духовного обаяния крестьянина-казака. » (9, 27) и тесно связан с фольклорной традицией. На «мирных» страницах «Тихого Дона» автор с любовью и трепетом изображает крестьянский труд, который воспринимается казаками не только как тяжелая необходимость, а как торжественный коллективный ритуал. Вот одна из картин, описывающая покос: «С Троицы начался луговой покос. С самого утра зацвело займище праздничными бабьими юбками, ярким щитвом завесок, красками платков. Выходили на покос всем хутором сразу. Косцы и гребельшицы одевались будто на годовой праздник. Так повелось исстари. От Дона до дальних ольховых зарослей шевелился и вздыхал под косами опустошаемый луг» (I, 47). «Герои «Тихого Дона», несмотря на изнурительную работу в поле, видят в ней источник духовного здоровья и радости» (9, 27). «В полном соответствии с народными воззрениями, отношение к труду избирается как важнейший критерий оценки человека. » (16, 76).

Однако полноценный мирный труд невозможен без надежной военной защиты, поэтому казаки активно участвовали в войнах, которые до начала ХХ века велись, прежде всего, во имя защиты Отечества и мирного труда. Ветераны в романе (дед Гришака Коршунов, Максим Богатырев и др.) с гордостью вспоминают свои военные подвиги, достойные уважения молодым поколением казаков. Таким образом, два противоположных по характеру занятия — земледельческий труд, связанный с созиданием, и военная служба, связанная с разрушением, — в традиционном сознании казачества не только не противоречили друг другу, а напротив, образовывали неразрывное единство. Война воспринималась казачьим обществом как испытание храбрости и своеобразная проверка физической и духовной мощи отдельного индивида и всего коллектива. Повышенный расход материальных ресурсов и человеческих сил на войне были оправданы высокой объединяющей целью — защитой своего отечества и спасением жизни всей нации. Укреплялось представление широких масс о национальном единстве (17, 35), (8, 278-285). Подобное отношение к войне свойственно и самому М. Шолохову, который не раз высказывался о «стихии пацифизма», которая «проскальзывет» у него в романе, как о недостатке (3, 172).

Французский антрополог и писатель Роже Кайуа выделил характерную особенность в войнах прошлого — ритуальность в отношениях воюющих сторон (8, 286). Сохранялись «традиции рыцарского благородства и воинского великодушия» по отношению к противнику и мирному населению, соблюдались запреты на некоторые виды оружия. Поле битвы представляло собой обособленное пространство, сравнимое с ристалищем, цирковой ареной, игровой площадкой. Вокруг этого места, посвященного насилию, оставался целый мир, где действовали более милосердные законы» (Там же]. Все это характерно для войн

XIX века, в которых участвовали казаки и о которых сохранили самые светлые воспоминания, поскольку воинскую честь старались не попирать. Так, дед Гришака Коршунов во время военной службы не стал добивать безоружного турецкого офицера: «Хотел срубить, а посля раздумал. Человек ить. » (I, 101). Даже в глубокой старости казак Максим Богатырев раскаивается в том, что в качестве трофея отобрал красивый ковер у мирных жителей: «чужое сиречь от нечистого» (I, 100-101). Старый казак-ветеран турецкой войны советует казакам из хутора Татарского, отправляющимся на войну с Германией, «человечью правду блюсть»: «Чужого на войне не бери — раз. Женщин упаси Бог трогать, и ишо молитву такую надо знать» (I,242).

Однако с увеличением темпов технического прогресса в XX веке характер войны коренным образом меняется, и это отмечают герои М. А. Шолохова. Так, старый казак, ветеран русско-турецкой войны замечает перед началом войны с Германией: «Должно, не похожая на турецкую выйдет война? Теперь ить вон какая оружия пошла. » (I, 241). На фронте казаки увидят это новое оружие, против которого бессильна лихая казачья кавалерия — австрийскую гаубицу, у которой «прицельная камера, весь механизм — верх совершенства» (I, 302). Офицер-артиллерист повстанческой армии высказывается о гражданской войне: «Раньше, хотя бы в эпоху Наполеона, добро было воевать!

Сошлись две армии, цокнулись, разошлись. Ни тебе фронтов, ни сидения в окопах. Скука одна, а не война! Красок нет. Грязцо! И вообще — бессмыслица» (III, 84-85).

Новые условия межнациональной (впоследствии классовой) войны, когда людей, равных по социальной (национальной) принадлежности, «стравливают» друг с другом, рождают особый тип казака — изувера и палача. К этому типу в той или иной степени относятся представители разных политических лагерей — Чубатый, Митька Коршунов, Михаил Кошевой, Илья Бунчук и др. Даже Григорий Мелехов, с детства с трепетом и уважением относившийся к праву на жизнь любого живого существа, не раз попадает под влияние атмосферы всеобщей озлобленности и переступает «человечью правду», от чего долго страдает. Так, в горячке боя Григорий убивает безоружного австрийца, в гражданскую войну дает приказ расстрелять пленных красноармейцев в отместку за смерть брата Петра, в бою с красными с особой жестокостью лично вырубает группу матросов-красноармейцев. Еще во время первой мировой войны Григорий замечает: «Людей стравили, и не попадайся! Хуже бирюков стал народ. Злоба кругом. Мне зараз думается, что ежли человека мне укусить — он бешенный сделается» (I, 268). Такие изменения в психологии воюющих — страшные и разрушительные последствия войны «нового» типа, которая идет в разрез с традиционными народными представлениями и идеалами.

Но особенно выразительно отношение к войне автор показывает через изображение зловещих природных явлений, которые предвещают великие беды. Так, перед самым началом войны России с Германией во всех основных стихиях — воздухе, воде и земле — происходят «волнения»: на кладбище хутора Татарского по ночам страшно кричит сыч, от засухи мелеет Дон, иссыхает и покрывается трещинами земля (I, 212-21). В основе этого «знамения» лежат фольклорно-мифологические представления о природе, которая «предупреждает» человека о грядущих несчастьях. В далекой Галиции, где скоро будут гибнуть тысячи казаков, по ночам видны «рукастые алые зарева»: «зарницами полыхали деревни, местечки, городки. Небо неулыбчиво серело, редкие погожие дни томили парной жарой. В садах жирно желтел лист, от черенка наливался предсмертным багрянцем, и издали похоже было, что деревья — в рваных ранах и кровоточат рудой древесной кровью» (I, 264-265). Таким образом, в этих описаниях война изображается в чисто фольклорном аспекте как народная беда, которую предвещают зловещие знамения. Война приобретает характер страшного стихийного бедствия, сеющего разрушение и опустошение.

Подобные предзнаменования сопровождают и начало гражданской войны на Дону в 1917 году. Казаки возвращаются с германского фронта в родные куреня, но ощущение предреволюционной угрозы настигает их здесь. Хутор Татарский томится в ожидании новых сражений красных с белыми, и картина природы строится на мотиве грядущих бед и испытаний: над хуторами и станицами нависает темная туча, готовая разразиться страшными раскатами грома и сильным вихрем. «Вечерами из-за копий голого леса ночь поднимала калено-красный щит» месяца, который сиял «кровяными отсветами войны и пожаров». Покрытые льдом деревья звенели, как стальные стремена, «будто конная невидимая рать шла левобережьем Дона, темным лесом, в сизой тьме, позвякивая оружием и стременами» (III, 95-96). Тревожное состояние передается домашним животным: «Лошади и быки, лишаясь сна, бродили до рассвета по базам. Выли собаки, и задолго до полуночи враз-ноголось начинали перекликиваться кочета» (III, 95).

По замечанию Л. Г. Сатаровой, «образ невидимой рати, как бы восставших теней предков с их могучим и непостижимым инстинктом воинов, идущих не то покорять чужой край, не то защищать родную землю, — все это придает изображаемым событиям мощь, масштабность древнеге-роического эпоса. » (12, 84]. Это описание мрачного предзнаменования очень напоминает начало похода князя Игоря на половцев в бессмертном «Слове о полку Игоре-ве»: «На другой день совсем рано кровавые зори свет возвещают; черные тучи с моря идут, хотят прикрыть четыре солнца, а в них трепещут синие молнии. Быть грому великому! Пойти дождю стрелами с Дона великого! Тут копьям изломиться, тут саблям побиться о шлемы половецкие на реке на Каяле, у Дона великого!». (14, 58]. Так, через «Слово о полку Игореве» выстраивается связь с образами и мотивами народного эпоса. Однако, если в традиционном героическом эпосе война ведется в соответствии с самыми высокими народными идеалами, а не за личные и классовые цели, то в романе «Тихий Дон» наоборот: представители радикальных политических лагерей попирают народные идеалы, разжигают межнациональную, а потом и внутринациональную вражду для достижения своих узкополитических и классовых целей. Поэтому и гражданская война для М. А. Шолохова — не время героико-романтических подвигов, а страшная бойня, «где черная смерть метит казаков, где, по словам казачьей песни, «страх и горе каждый день, каждый час» (IV, 67). В изображении войны Шолохов приближается к толстовскому методу дегероизации, что, безусловно, шло вразрез с традицией советской литературы 1920 — 30-х гг.

Нить, которая связывает «Тихий Дон» с великой древнерусской поэмой, тянется дальше — к мифологической теме нарушения равновесия между созиданием и разрушением, когда временное берет верх над вечным. В мифологии это происходит перед концом света, а в романе — в годы «невиданных перемен, неслыханных мятежей» первой мировой, революции и гражданской войны. В предсказании столетней бабки Максимки Грязнова явно звучат апокалиптические мотивы: «В старину не так-то народ жил -крепко жил, по правилами, и никаких на него не было напастей. А ты, чадонюшка, доживешь до такой поры времени, что увидишь, как землю опутают проволокой, и будут летать по синю небушку птицы с железными носами, будут людей клевать, как грач арбуз клюет. И будет мор на людях, глад, и восстанет брат на брата и сын на отца. » (II, 80). В этом предсказании сам Максимка и другие казаки перед самым началом революции и гражданской войны угадывают черты новой эпохи: «Телеграф придумали — вот тебе и проволока! А железна птица — еропланы. Мало они нашего брата подолбили? И голод будет. Мои вон супротив энтих годов вполовину хлеба сеют, да и каждый хозяин так. По станицам стар и млад остались, а хлоп неурожай — вот и «глад» вам» (Там же). Петро Мелехов спрашивает: «А брат на брата — это как вроде брехня?», на что кто-то замечает: «Погоди, и этого народ достигнет» (II, 81).

В романе «страшная», «непонятная» и «ненужная» война с Германией противопоставлена мирному труду, разрушение — созиданию. Несмотря на то, что формально первая мировая война для России была оборонительной (Германия первой объявила ей войну), простые солдаты и казаки по большей части не понимали, за что, собственно, они идут умирать. Еще во время проводов казаков из хутора Татарского на войну один пожилой казак так выражает свое отношение к вражде России и Германии: «Нам до них дела нету. Они пущай воюют, а у нас хлеба не убратые!» (I, 229). С развитием войны ситуация нисколько не проясняется: «Третий год в окопы загнали. За что и чего? — никто не разумеет» (II, 82). Цели России в Перовой мировой войне видятся казакам в романе не высокими и общенациональными, а узко-социальными. Как заметил о первой мировой войне известный немецкий психолог Дитрих Дёрнер, «войны, которая на самом деле произошла, никто не хотел, потому что никто ее не предвидел» (6, 148). В хуторе Татарском о войне с Германией узнают в августе -важнейшее для земледельца время, «когда один день весь год кормит», «когда вызревают плоды и доспевают хлеба». Война не дает закончить уборку урожая, и оставшиеся неубранными хлеба, опустевшие курени и станицы неотступно стоят перед глазами казаков даже вдали от родины.

Противопоставление войны и труда в романе реализуется через целый ряд образов, связанных с земледельческим циклом. Один из основных образов — образ засеянного пшеницей поля. Образ поля, «полюшка чистого», «раз-дольица чиста поля» встречается в разных фольклорных жанрах. «Он присутствует и в былинах, и в безымянных эпических и военно-исторических песнях, и в богатой народной лирике, символизируя представления о родной земле, об ее просторах» (11, 153). В романе особенно значим образ опустелой русской пашни (неубранного или невспаханного поля), образ «землицы-любушки», которая ждет хозяина. Вот сотня Григория Мелехова движется по дороге, вдоль которой «дымились вызревшие овсы», сбоку «млело поле с нескошенными делянами жита» (I, 233). В романе батальные сцены часто разворачиваются на фоне неубранных полей или пашень, что усиливает противоречие между созиданием и разрушением. Так, схватка казаков с немецкими драгунами происходит «возле небольшого клина суглинистой невеселой пахоты» (I, 262). Когда Григорий скачет в атаку, навстречу ему «неудержно летел черный клин пахоты» (I, 239). А когда казачья сотня идет по проселку, «вдоль дороги дымились вызревшие овсы. Григорий поднял голову: перед ним двигалась в такт с конской спиной серая шинель взводного урядника, сбоку млело поле с нескошенными делянами жита. » (I, 233).

Часто сражения разворачиваются на самом неубранном хлебном поле, которое противопоставляется железу, несущему кровь: «вызревшие хлеба топтала конница, на полях легли следы острошипых подков, будто град пробарабанил по всей Галиции» (I, 264). Казаки движутся к месту боя по хлебному полю, а их «кони копытами сбивают сочную росу с овсов» (I, 282). «Разрубленные лезвиями дорог хлеба. Идет сотня, копытит дороги, железными подковами мнет хлеба» (III, 80).

В другом случае неубранное поле, словно живое, безуспешно пытается «задержать» казачью конницу: полк Евгения Листницкого атакует через «полосу хлебов», но «высокое, выше пояса, жито, все перевитое повителью и травой, до крайности затрудняло бег лошадей. Впереди все так же зыбилась русая холка жита, позади лежало оно поваленное, растоптанное копытами» (I, 331). Подобно тому, как это делается в фольклоре, автор романа одухотворяет землю, приписывает ей свойства и качества живых существ (11, 312). Но если в русском фольклоре пашня и поля с вызревшими хлебами символизируют рождение новой жизни, то в романе заброшенная пашня или растоптанное поле становятся местом гибели русских воинов — казаков и красноармейцев. На такой пашне, выражаясь словами автора «Слова о полку Игореве», «редко пахари покрикивали, но часто вороны граяли, трупы между собой деля» (14, 40). Земля в романе все меньше рождает, а все больше раскрывает свои недра, чтобы принять останки погибших людей (2, 311).

В романе «Тихий Дон» писатель в соответствии с народной традицией изображает землю то радостной и цветущей, то мрачной, усеянной трупами и политой кровью. Образ «тучной донской, казачьей кровью политой земли» (III, 168) связан с эпической темой жертвенности человека во имя защиты свободы родного края и рождения новой жизни: «Прадеды наши кровью ее (землю — К. В.)полили, оттого может, и родит наш чернозем» (III, 136). Но если в героическом эпосе пролитие крови оправдывается идеей защиты мирного труда, то во время первой мировой, революции и гражданской войны казаки проливают кровь за чуждые политические идеи, подчиняющие себе человека и делающие его «убойной говядинкой». Народное сознание протестует против насилия, ординарец Григория Мелехова Прохор Зыков, который в конце романа обращается к главному герою: «А что, Пантелевич, не хватит ли крови-цу-то наземь цедить?» (IV, 70).

Ведущий образ, связанный с земледельческим трудом, -образ казака-пахаря, оторванного от крестьянского труда и тоскующего по земле. «Как бы ни была изнурительна работа, она доставляет радость, приносит моральное здоровье. Недаром так тоскуют казаки, оторванные от земли.» (16, 78). «Показательно, что у Григория Мелехова, оторванного в Ягодном от привычного сельскохозяйственного труда (от обработки земли), даже охотничий азарт остыл при виде «жирного косого квадрата деляны», которую он пахал с Натальей» (4, 28). Привычный казачий быт начинает рушиться уже во время войны с Германией. Затянувшаяся война отбрает у земли русской сильные мужские руки, в результате чего в Татарском дворы «щерились раскрытыми сараями, обветшалыми базами, постепенное разрушение оставляло на них свои неприглядные следы» (II, 54).

В гражданскую войну Григорий проникается злобой к большевикам и считает, что «они вторглись в его жизнь врагами, отняли его от земли! И каждый, глядя на неубранные валы пшеницы, на полегший под копытами нескошенный хлеб, на пустые гумна, вспоминал свои десятины, над которыми хрипели в непосильной работе бабы, и черствел сердцем, зверел» (III, 73). Вот как описывается состояние Григория Мелехова: «Цепь дней. Звено, вкованное в звено. Переходы, бои, отдых. В жилах от постоянного напряжения — не кровь, а нагретая ртуть. Голова от недосыпания тяжелей снаряда трехдюймовки. Отдохнуть бы Григорию, отоспаться! А потом ходить по мягкой пахотной борозде плугарем, посвистывать на быков. и неотрывно пить винный запах осени, поднятой плугом земли» (III, 79-80).

В гражданскую войну командование обеих противоборствующих лагерей смотрит на страждущую землю с высоты своих узкополитических идей, далеких от трудовых идеалов: командование повстанческой армии «особенно боялось дезертирства к началу полевых работ. Кудинов специально объезжал части и с несвойственной ему твердостью заявлял: «Пущай лучше на наших полях ветры пасутся, пущай лучше ни зерна в землю не кинем, а отпускать из частей казаков не приказываю!» (III, 235). Шолохов показывает, как мало было во всех политических лагерях людей, понимающих труженика-земледельца. Однако казаков продолжают волновать заботы о хозяйстве, их мозолистые руки по-прежнему тоскуют по труду. Илья Бунчук, который руководит по заданию партии расстрелом «врагов советской власти», обнаруживает, что среди казненных много простых казаков с мозолистыми от тяжелой работы руками. Выходит, что долгие войны, так ненавистные казаку-труженику, не могут убить естественную тягу к простой крестьянской работе. Манит, зовет к себе непаханая земля, и казаки горько восклицают: «Вот она, землица-любушка, хозяина ждет, а ему некогда, черти его по буграм мыкают, воюет» (III, 248). На призыв Фомина уставшие от непрекращающихся войн казаки отвечают: «Пора подходит — сеять надо, а не воевать» (IV, 369). М. А. Шолохов «видит в своих героях сопротивление злу войны через возврат к трудовым, исконно крестьянским занятиям» (13, 36).

Парадоксален образ войны, изображаемой как земледельческая работа: «Станицы, хутора на Дону обезлюдели, будто на покос, на страду вышла вся Донщина. На границах горькая разгоралась в тот год страда: лапала смерть работников, и не одна уж простоволосая казачка отпроща-лась, отголосила по мертвому. » (I, 307). Это описание гибели казаков, где явно просматриваются фольклорные элементы, соотносится со словами из старинной казачьей песни, взятой в качестве эпиграфа к первой книге романа «Тихий Дон»:

Не сохами-то славная землюшка наша распахана. Распахана наша землюшка лошадиными копытами, А засеяна славная землюшка казацкими головами, Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами (I, 12).

Варианты этой известной народной песни встречаются в записях П. В. Киреевского. Мотив сева — жатвы применительно к войне встречается и в «Слове о полку Игореве»: «Черная земля под копытами костями была засеяна, а кровью полита: горем взошли они по Русской земле». Метафорическое изображение битвы как сева, жатвы и страды является одним из распространенных «общих мест» в фольклоре и древнерусской литературе. Образы земледельческих работ, относящиеся к различным этапам крестьянской работы (сев — всходы — жатва), связаны с мифологической идеей сезонной цикличности, где разрушение уравновешивается созиданием (1, 101-163], (5, 30-31, 3940], (10, 375-466]. Как и в «Слове.», образ поля битвы -пашни употребляется для противопоставления войны миру, разрушения — созидательному труду» (10, 416].

В процессе непрекращающихся политических междоусобиц, в которые оказывается втянутым казачество, традиционный земледельческий цикл — основа бытия казака-крестьянина — нарушается, в результате чего земля становится ненужной. Вот как описывает потерю общения русского крестьянина с землей схимонахиня Нила (в миру Евдокия Колесникова): «В детские годы на Украине бывало посмотришь вокруг: до горизонта хлеба стоят, колосья налитые, один в один. Ветер подует, — как волны по морю идут до самого горизонта. Никаких сорняков в них не было. А ныне посмотришь — до самого горизонта один бурьян виднеется. Забросили землю, а она — кормилица. Нужно всем трудиться на земле. Людям придется отвечать за то, что земля не возделана» (15, 193]. С утратой трудовых ценностей происходит ломка национальных традиций и устоев: «уничтожается казачий быт, нравы, и вместе с ними уходит в глубокое подполье и народная культура, дичает душа человека» (7, 36].

Таким образом, образы и мотивы народной поэзии, отражающие процессы войны и земледельческого труда органично входят в художественный замысел романа «Тихий Дон». Через изображение этих фольклорных образов в романе отчетливо проступают истинно народные устремления, чуждые разрушительным политическим тенденциям группового эгоизма, но связанные с идеей мирного труда и его защиты. Традиционное фольклорно-мифологическое противопоставление мира — войне, созидательного труда -разрушению реализуется в динамическом развитии: от гармонии этих оппозиций в начале романа до нарушения равновесия между ними.

1. Адрианова-Перетц В. П. «Слово о полку Игореве» и памятники русской литературы XI — XIII веков. — Л., 1968.

2. Бардин А. В. Устное народное творчество в произведениях Шолохова // Ученые записки Оренбургского педагогического института, Серия историко-филологических наук, вып. 13. — Оренбург, 1958.

3. Беседа Шолохова с читателями // На подъеме, 1930, № 6.

4. Васильев В. Г. К вопросу о народно-поэтическом характере «Тихого Дона» М. Шолохова // Ученые записки Казахского государственного университета им. С. М. Кирова, т. 14, вып. 1, Алма-Ата, 1952,

5. Гаспаров Б. М. Поэтика «Слова о полку Игореве». — М.: «Аграф»,

6. Дёрнер Д. Логика неудачи. Стратегическое мышление в сложных ситуациях. М., 1997.

7. Драгомирецкая Н. В. Принципы создания характеров в творчестве М. Шолохова и классические традиции // Социалистический реализм и классическое наследие (Проблема характера). — М., 1960.

8. Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное. — М., 2003.

9. Котовсков В. Я. Шолоховская строка: Статьи. Страницы из дневника. — Ростов н/Д, 1988.

10. Лихачев Д. С. «Слово о полку Игореве». Историко-литературный очерк // «Слово о полку Игореве» (Изд. серии «Литературные памятники») / Под. ред. В. П. Адриановой-Перетц. — М.-Л.: 1950.

11. Лозанова А. Н. Народнопоэтические мотивы в романе М. Шолохова «Тихий Дон» // Вопросы советской литературы, т. IV, М. — Л.,

12. Сатарова Л. Г. К проблеме времени и пространства в «Тихом Доне»// Революция. Жизнь. Писатель. Вопросы теории и истории советской литературы. — Воронеж, 1976.

13. Сатарова Л. Г. Брат на брата, сын на отца (Художественная концепция гражданской войны в «Донских рассказах» М. Шолохова) // Литература в школе, 1993, № 4,

14. «Слово о полку Игореве» (Изд. серии «Литературные памятники») / Под. ред. В. П. Адриановой-Перетц. — М.-Л., 1950.

15. Схимонахиня Нила (Евдокия Андреевна Колесникова): Жизнеописание. Воспоминания о матушке. Пророчества, наставления, молитвы / Сост. А. Трофимов, З. Свириденкова. — Изд. 2-е исп. и доп. -М.: «Паломник». 2003.

16. Хватов А. И. Художественный мир Шолохова. — М.: 1978.

17. Шульц С. А. Миф и ритуал в творческом сознании Л. Н. Толстого // Русская литература, 1998, № 3.

Урок-зачет «Вертушка» по роману М.А. Шолохова «Тихий Дон»

Разделы: Литература

I. Организационный момент.

Зачёт “Вертушка” — групповая форма работы. Состав каждой группы: 5 учащихся + эксперт (сильный ученик, который может оценить содержание ответов учащихся). Эксперт работает только за одним столом, участники групп постоянно меняются (в соответствии с программой, указанной в его номере-карточке), каждый из них один раз выступает в роли ведущего. Роль ведущего (№1): самостоятельность поведения, независимость суждения, корректировка работы группы, аргументированность выставленной оценки.

Учащиеся берут карточки по своим номерам, на которых указан стол и роль в группе (очередь ответа). Расходятся для работы в группе за первый указанный в карточке стол и начинают работу по первому заданию. Через определённое время учащиеся переходят к другим столам, указанным в их карточках, и работают по второму вопросу. Таким образом, учащиеся отвечают на 5 вопросов. Эксперты выставляют оценки в их маршрутные листы. В конце урока подводятся итоги зачёта, эксперты называют имена учеников, давших лучшие ответы.

II. Литературная викторина по роману М.Шолохова “Тихий Дон”.

1. Узнайте литературного героя по его описанию.

— Был сух в кости, хром (в молодости на императорском смотру, на скачках сломал левую ногу), носил в левом ухе серебряную полумесяцем серьгу, до старости не слиняли на нём вороной масти борода и волосы.

(Пантелей Прокофьевич Мелехов.)

— Такой же, как у бати, вислый коршунячий нос, в чуть косых прорезях подсиненные миндалины горячих глаз, острые плиты скул обтянуты коричневой румянеющей кожей.

— Верхняя губа у неё пухловата, свисает над нижней козырьком. На правой щеке, пониже скулы, лепится коричневая родинка, а на родинке два золотистых волоска.

— В гневе доходил до беспамятства… Часто горячится (и тогда “пыхтит и наливается бураковым соком”); во время общей пляски “вместо ног у него плясали губы, не находившие себе покоя…”.

(Пантелей Прокофьевич Мелехов.)

— Среднего роста, худощав, близко поставленные к мясистой переносице глаза светлели хитрецой; часто улыбается, но косая поперечная морщина, рубцевавшая … лоб, двигалась медленно и тяжело, словно изнутри толкаемая холодом каких-то скрытных мыслей.

— Невысокий казак с неморгающим взглядом зеленоватых глаз и густой растительностью на тыльной стороне ладоней; обращают на себя внимание твёрдо загнутые челюсти, манера говорить недосказано, с улыбкой, зажатой в твёрдом углу губ.

— Из узеньких щёлок жёлто маслятся круглые с наглинкой глаза. Зрачки – кошачьи, поставленные торчмя, оттого взгляд … текуч, неуловим; походка увалистая, напоминает о волчьей породе.

— “… кинул на снег папаху, постоял, раскачиваясь, и вдруг скрипнул зубами, страшно застонал и с исказившимся лицом стал рвать на себе застёжки шинели”.

2. Какому персонажу принадлежат следующие слова:

“ У тебя хоть дети есть, а он у меня один на всём белом свете! Первый и последний…”

“Одной правды нету в жизни. Видно, кто кого одолеет, тот того и сожрёт. А я дурную правду искал. Душой болел, туда-сюда качался”.

3. Закончите фразу:

— Не лазоревым алым цветом, а собачьей бесилой, дурнопьяном придорожным цветёт поздняя…

4. Кто из героев романа, похоронив параличного отца, он со щербатого рубля повёл дело. Начал скупать по хуторам щетину и пух. Лет пять бедствовал, жулил и прижимал казаков окрестных хуторов на каждой копейке… Женился на дочке полусумасшедшего попа, взял немалое за ней приданое и открыл мануфактурный магазин.

(Сергей Платонович Мохов.)

5. В завалюхе Лукешки – косой после долгого отсева и отбора образовалось ядро в десять казаков. Кто? был сердцевиной, упрямо двигался он к одному ему известной цели. Точил, как червь древесину, нехитрые понятия и навыки, внушал к существующему строю отвращение и ненависть.

6. Кто поражал Григория “какой-то чистой внутренней красотой”.

7. “Как ты, батюшка, славный тихий Дон, ты кормилец наш…” Если Дон – не только название, но и имя, то каким должно быть отчество?

8. Кто слыли первыми богачами в хуторе Татарском?

III. Программа зачёта.

Стол “А” — Книга первая.

1. Вспомните содержание ч.1, кн.1. Какие сцены и эпизоды казачьей жизни особенно близки М.Шолохову? Какие из них являются показателем нормальной жизни?

— Опровергните примерами из текста распространённое мнение критиков, что Шолохов идеализирует казачество.

— Какую роль в этой части играет эпизод соревнования казака Коршунова и сотника Листницкого?

— Сопоставьте портретные описания Петра и Григория, Аксиньи и Натальи. Подумайте, как различия во внешности героев передают различия их характеров?

2. “Переведите” на литературный язык следующие цитаты из романа:

А) “Откинувшись назад, несёт мать в завеске на затоп кизяки…”

Б) “Ездил в станице за ухналями, видал хуторного одного”

В) “Ну да ты знаешь! Не из суцких, небось! Сам быкам хвосты крутил!”

Обоснуйте значение диалектизмов в языковой ткани романа.

— Патриархальные устои казаков не были настолько жёсткими, чтобы родители не спрашивали согласия детей, выбирая им пару. Почему же Григорий, с его строптивым характером, не противился воле отца, женясь на Наталье?

— Сравните жизнь Григория дома на хуторе и в конюхах у Листницких. Почему сытая жизнь у помещика всеми признаётся недостойной казака?

3. Какие темы вводит в роман появление Штокмана?

— Какое значение в совместной жизни Григория и Аксиньи имело рождение дочери? Почему Пантелей Прокофьевич уже не настаивал на возвращении сына на хутор?

— Как меняет молодых казаков военная служба вдали от дома?

4. Сравните первое и второе убийство Григорием врага в бою. В чём принципиальная разница этих убийств для Григория и для автора? Какие эпизоды этой части романа в полной мере раскрывает авторское отношение к войне?

— Какую роль в общей композиции романа играет “вставная новелла”, повествующая об отношениях студента Тимофея и Лизы Моховой?

— Как отразилась далёкая война на судьбе Дарьи и Аксиньи?

5. Характер Григория Мелехова. Какие эпизоды помогают получить представление о том, какие черты присущи герою, находящемуся на пороге грозных исторических событий?

Стол “В” — Книга вторая.

1. Перечислите факты, свидетельствующие о разложении регулярных частей верной правительству армии.

— В чём отличие второго возвращения Григория домой от первого?

2. В чём сходны и чем отличаются взгляды Подтелкова и Изварина? Как влияет на Григория общение с Извариным и Подтёлковым? Почему, вначале привлекательные для Григория, они, эти взгляды, в конце концов им отвергаются?

3. Какие главы романа иллюстрируют слова М.Шолохова, что во второй книге его “душит история”?

— Что в отношении Григория к военной службе выдаёт в нём типичного казака? В чём принципиальное отличие подвигов, за которые были награждены Григорий Мелехов, Митька Коршунов и Евгений Листницкий?

Раскройте образ Ильи Бунчука. Почему Шолохов отводит этому персонажу значительное место во второй книге? Расскажите историю развития отношений Бунчука и Анны Погудко. Какое место их линия занимает в ряду других любовных линий романа?

Сопоставьте сцены расстрела отряда Чернецова и отряда Подтелкова? Что между ними общего?

Стол “С” — Книга третья.

1. Выделите причины, приведённые к восстанию казаков на Дону. Насколько мотивы, побудившие казаков выступить против большевиков, отличались от мотивов контрреволюционной борьбы “добровольцев”? Кого и чем привлекает Советская власть?

2. Поиски правды Григорием. Как предыдущая жизнь Григория обусловила его участие в восстании? Докажите примерами из текста, что аполитичность казаков не является гарантией их неучастия в роковых исторических событиях.

3. Проанализируйте сцены казни Петра Мелехова, Котлярова, Лихачёва и др. Имеет ли значение для автора, к какому лагерю принадлежат жертвы?

4. Какая любовная пара в этой части продолжает и развивает тему любви в романе?

5. Раскройте своеобразие и роль пейзажа в романе (на примере одного из фрагментов третьей книги).

Стол “Д” — Книга четвёртая.

1. Сравните возвращение домой Мишки Кошевого и Митьки Коршунова. Отличается ли отношение хуторян к расправам, учинённым этими казаками в Татарском?

2. Когда Григорий впервые ощутил любовь к собственным детям? Что способствовало возникновению этого чувства? Расскажите о роли портретных зарисовок в раскрытии духовного мира Григория Мелехова в эпизодах четвёртой книги.

3. Какими фактами можно подтвердить закономерность перехода Григория на сторону красных? Как изменилось отношение казаков к борьбе против красных? Как раскрывается характер Григория Мелехова в эпизодах, связанных с бандой Фомина?

4. Каким временем года заканчивается роман Шолохова? Какое это имеет значение для общей композиции романа? Каковы ваши наблюдения над характером и судьбой Григория?

5. Сколько родных потерял Григорий Мелехов за время трёх войн? Кто из знакомых вам по роману казаков остался на хуторе Татарском? Сделайте вывод, в чём заключается трагедия Григория Мелехова.

Стол “Е” — По всему тексту.

1. Дайте возможные толкования смысла названия романа.

2. Установите временные и географические рамки каждого тома романа. Какое из известных вам произведений классической русской литературы XIX века отличается такой же широтой охвата действительности?

3. Историю каких казачьих родов вы смогли проследить на всём протяжении романа? Почему автор так внимательно относится к родословной его героев?

4. Выделите наиболее яркие эпизоды всех трёх войн, изображённых М. Шолоховым. Как проявляется в них авторское отношение к войне и к междоусобице?

5. Сопоставьте портретные зарисовки главного героя романа, относящиеся к разным этапам движения сюжета. Попробуйте определить сюжетные эпизоды по подробностям мимики, движений персонажа. Как внешний вид героя отражает происходящие в его душе драматические изменения?

А) Григорий положил на ладонь перерезанного утёнка. С внезапным чувством острой жалости глядел на мёртвый комочек, лежавший у него на ладони. Морщась, Григорий уронил утёнка, злобно махнул косой.

Б) Голос у него жалующийся, надтреснутый, и борозда (её только что, с чувством внутреннего страха, заметил Петро) темнела, стекая наискось через лоб, незнакомая, пугающая какой-то переменой, отчуждённостью. Григорий … скомкал и кинул под ноги рубаху. Потом долго мял пальцами горло, словно пропихивал застрявшее слово, смотрел в сторону.

В) … Григорий кинул на снег папаху, постоял, раскачиваясь, и вдруг скрипнул зубами, страшно застонал и с исказившимся лицом стал рвать на себе застёжки шинели. Рыдая, сотрясаясь от рыданий, он, как собака, стал хватать ртом снег, уцелевший под плетнем. Потом, в какую-то минуту чудовищного просветления, попытался встать, но не смог и, повернувшись мокрым от слёз, изуродованным болью лицом к столпившимся вокруг него казакам, крикнул надорванным, дико прозвучавшим голосом…

Г) Мишатка испуганно взглянул на него и опустил глаза. Он узнал в этом бородатом и страшном человеке отца…

III. Рефлексия. Самооценка деятельности учащихся на уроке. Подведение итогов зачёта: выступление экспертов. Индивидуальные маршрутные листы с выставленными экспертами оценками сдаются учителю.

Тихий Дон Основное содержание. Книга первая

Транскрипт

1 М.А. Шолохов. Тихий Дон: Анализ текста. Основное содержание. Сочинения. М.: Дрофа, М.Г. Павловец, М.Г. Павловец Часть первая Тихий Дон Основное содержание Книга первая Лишь внешне покоен и тих Дон-батюшка на самом деле река, подобно человеческой жизни, полна бурных перекатов, стремнин, водоворотов. «Текучее стремя» Дона также напоминает размеренный, исторически сложившийся уклад донских казаков. На самом краю хутора Татарского Вешенской станицы (дальше только Дон) расположился двор Мелеховых. «Турками» прозвали их хуторяне не случайно, не случайно черная масть пробралась в древний казацкий род. Из турецкого похода вернулся Прокофий Мелехов с молодой женой-турчанкой. Не по нраву пришлась она казакам: больно тонка и черна, не русской красоты, да и одевается странно, а потому мор, поразивший хуторской скот, был связан с появлением среди них турчанки, не иначе как колдуньи. Хоть и отстаивал Прокофий любовь свою с саблей в руках от обезумевших со страху суеверных хуторян, что рвались в дом учинить над ней расправу, да не спас жену, родившую ему преждевременно сына Пантелея, похожего на мать лицом и «подбористой» фигурой. Отцову стать перенял потом младший Пантелеев сын, и миндалины черных горячих глаз, и острые скулы, обтянутые коричневой кожей, и острый с горбинкой нос, даже сутулился Григорий по-отцовски. Старший, уже женатый, Петр походил во всем на мать, преждевременно состарившуюся, но все такую же скорую, подвижную Ильиничну. Дочь Дуняшка отцова слабость, да Петрова жена Дарья с ребенком вот и вся Мелеховская семья. Были они семьей дружной, уважаемой всеми, зажиточной, хозяйствовали добротно, ответственно. Так, Григорий, однажды разбуженный ни свет ни заря своим дружком (отчаянным и драчливым, по мнению Ильиничны) Митькой Коршуновым, согласился участвовать в конном состязании с сотником Листницким, чтобы поддержать Митькину казачью честь, но ушел втайне от отца, оседлав старую, оставленную на племя матку (впереди покос, и стоит поберечь необходимых в работе лошадей). Сами по себе состязания заслуживают особого внимания: сын местного барина сотник Листницкий вызвал Митьку, считая, что нет равных его поджарой кобылице, мать которой брала призы на офицерских скачках в самом Петербурге. Но победил все-таки Митькин жеребец, резвей которого в округе не найти, Листницкий отступил, полностью поражения не признав (кобылица сделала перед этим пробег в полтораста верст, была бы посвежей обязательно выиграла). И все же казачий конь победил. Давно стал замечать Пантелей Прокофьевич взгляды, бросаемые Гришкой на соседскую жену Аксинью. Не раз уже «воспитывал» он бесстыжего сынка. Да только не впрок пошла отцова наука Мелехову Григорию. И взорвалась размеренная хуторская жизнь с ее обыденными делами, проблемами и развлечениями-игрищами непонятной страстью Гришки и Аксиньи. Не успела жена проводить Астахова Степана на майские сборы (дело ежегодное для казаков), как бросила ее эта поздняя бабья любовь в самое пекло Гришкиной страсти. И если бы «жалмерка» Аксинья бегала тайком к соседу Мелехову, если бы Григорий скрытно-незаметно хаживал к жалмерке Аксинье все бы ничего, дело для хутора привычное. Но «гордо и высоко несла свою счастливую, но срамную голову» Аксинья Астахова, будто переродившись с той ночи на луговом покосе, проведенной с Григорием Мелеховым. За всю свою исстрадавшуюся жизнь решила отлюбить Аксинья. Страшное проклятье лежало на ее роду: в шестнадцать лет была изнасилована она своим

2 2 пятидесятилетним отцом. Мать с братом забили старика до смерти, а через год выдали дочь за Степана. После первой же ночи стал тот избивать свою молодую жену, не поверив в ее непорочность, бил нещадно года полтора, до рождения ребенка, который умер, не прожив и года. И все так и продолжалось: Степан бил Аксинью, не ночевал дома, пил, пока Мелехов Гришка не стал Аксинье поперек пути. Слухи с хутора привезла Степану в лагеря жена Андрея Томилина. С той поры стал Астахов чернеть, худеть. И что-то недоговоренно-грязное вмешалось в отношения двух неразлучных прежде друзей Петра и Степана. В крепкий узел завязалась вражда на обратном пути случай вмешался: охромел конь Астахова, и Астахов обвинил в этом Петра. Вылив всю накопившуюся злобу на бывшего товарища, домой Степан вернулся опустошенным это и спасло Аксинью. Поел, попил и. начал бить. Бил мастерски, со стороны казалось мужик казачка вытанцовывает. Полюбовался мужеской расправой Шамилин Алексей, увидели и братья Мелеховы. Увидели и в драку ввязались за всю свою обиду мстил Петр, во весь свой буйный нрав разошелся Григорий. Узнав о связи сына с Аксиньей Астаховой от купца Мохова, отец твердо решил женить его на Наталье Коршуновой дочери первого богача в хуторе. Боясь отказа, Пантелей Прокофьевич очень нервничал, однако твердого союзника, сам того не подозревая, нашел в юной красавице Наташе, влюбившейся в Григория Мелехова. Ее отец, Мирон Григорьевич, перечить любимице не стал, тем более что и жена, худосочная трудолюбивая Лукинична, переживая за старшенькую, проходу ему не давала. День свадьбы обговорили во второй визит сватов на первый Спас. Оценив все достоинства своей невесты (стройный стан, миловидное лицо, длинные ноги, прямой взгляд и привыкшие к работе руки), Григорий твердо решил порвать прежнюю сумасшедшую связь. Чего угодно ждала от него Аксинья (побега, тайных встреч, даже убийства мужа), но только не расставания. А потому хоть и плакала, и мучилась больше прежнего, но для себя твердо решила: Григорий мой, и быть ему моим вечно. У Мелехова же неизвестно почему временами сосало под ложечкой (началось это после последней встречи с Аксиньей в подсолнухах за домом), но уйти из дому, как предложила ему Ксюша, он никак не мог задохнется он без вольного степного ветра. Да и родство отец ему подобрал знатное, богатое, пора уже и самому на ноги становиться. Свадьба Григория Мелехова и Натальи Коршуновой прошла шумно, с соблюдением всех народных традиций, с заунывно-красивыми песнями и задиристыми танцами. Не до веселья, кажется, было только жениху, которого одолевал голод, раздражал шум, натирали ноги зерна пшеницы, насыпанные по народному обычаю в сапоги. Три раза поцеловал он в церкви молодую жену в безвкусные влажные губы, повторяя про себя одно: «Отгулялся. отгулялся. » Вопросы и задания 1. Прочитайте часть первую книги первой «Тихого Дона». Какие сцены и эпизоды казачьей жизни особенно близки писателю, какие из них являются показателем нормальной жизни? (Гл. II, III, IV, VIII, IX, XV, XXI-XXIII и др.) 2. Опровергните примерами из текста распространенное мнение критиков, что Шолохов идеализирует казачество. (Гл. I, VII, XIV.) 3. Какую роль в этой части играет эпизод соревнования казака Коршунова и сотника Листницкого? (Гл. VIII.) 4. Сопоставьте портретные описания Петра и Григория, Аксиньи и Натальи. Подумайте, как различия во внешности героев передают различия их характеров. (Гл. I, X, XII, XV и др.)

3 3 Часть вторая Еще не затихли окончательно пересуды вокруг Мелеховых и Астаховых, как спокойную жизнь хутора взорвала другая новость. Оказалось запятнанным прежде чистое имя Елизаветы Моховой, дочери местного купца Сергея Платоновича. Виновником сплетен на этот раз оказался Митька Коршунов, в прямом смысле соблазненный на рыбалке не по годам развитой Лизой. Митька готов был исправить свой грех, женившись на Елизавете. Однако сватовство это всерьез воспринял только дед Гришака, считавший родство с казаком для мужика Мохова честью. Ни Митькин отец, ни Елизавета предложение Коршунова-младшего слушать не стали. Сам Мохов, когда Митька пришел со своим сватовством, натравил на наглеца цепных псов. Никого на хуторе не удивил отказ купца Мохова. Был он роду не менее древнего, чем многие из казаков, живущих в станице Вешенской. Долгое время хранилась у Моховых грамота, жалованная прадеду воронежским воеводой, посылавшим его в бунтовскую станицу надсмотрщиком. Дед Сергея Платоновича разорился, а потому всем сегодняшним достатком Мохов был обязан только собственной сметливости и прижимистости. Весь хутор Татарский и окрестные хутора держал Сергей Платонович в своих руках. От первого брака было у него двое детей дочь Елизавета и сын Владимир, гимназист пятого класса. Вторая жена оказалась бездетной, к чужим детям относилась невнимательно, поэтому росли они без надлежащего досмотра, внимания и ласки. Выросли совсем разными и далекими друг другу и своей семье. По вечерам в моховском доме собиралась вся хуторская интеллигенция на чаепитие: студент Московского технического училища Боярышкин, учитель Баланда, учительница Марфа Герасимовна, почтмейстер, изредка наезжал из поместья Евгений Листницкий. Новость придавила Сергея Платоновича, дня три он из дома не выходил, дочь же отправил в Москву на курсы. И жизнь на хуторе пошла своим чередом: молотьба, пахота, сходы, порубка хвороста. В каждом доме текла своя горько-сладкая жизнь. Наталья сразу пришлась Мелеховым ко двору: работящая, расторопная. Старики нарадоваться не могли, любуясь и жалея свою младшую невестку. Григорий же все более убеждался, что не сможет избавиться от страсти к Аксинье, все больше понимал, что не прожить ему жизнь с Натальиной застенчиво-холодной любовью. Неотступность Аксиньи и молчаливое смирение Натальи сделали свое дело: невестка решилась уйти из дома свекра, а Пантелей Прокофьевич, по горячему своему нраву (в котором сын отцу явно не уступал), выгнал Гришку со двора. Так впервые, в запальчивости, Григорий покинул родной дом, родной хутор, устроившись конюхом к помещикам Листницким и забрав с собой безумно счастливую Аксинью. Новую Гришкину работу казаки одобрить не могли в холуи подался. Не понял его и сам старый помещик, казачий генерал, Николай Алексеевич Листницкий, отчеканив: «Какой же из тебя будет казак, ежели ты наймитом таскаешься?» Однако на работу взял, прекрасно помня боевые заслуги деда и отца Мелехова. А служба эта и вправду не пошла Григорию впрок: потучнел, обленился портила казака легкая, сытая жизнь. Аксинья пристроилась при кухне. Работы по дому было немного, так как давно овдовевший генерал жил жизнью неприхотливой, суровой. Его сын Евгений Листницкий после кадетского корпуса служил сотником в лейб-гвардии Атаманском полку, наведываясь к отцу в Ягодное в отпуск. Между тем на хуторе поселился чужак из Ростова слесарь Иосиф Давыдович Штокман. Привез его с женой в конце октября Федот Бодовсков, жить они остановились у вдовы Лукешки. До поры до времени слесарь не показывался людям на глаза, а через неделю учинили казаки обычную для всех расправу над «хохлами». Произошло это на мельнице, бились насмерть (не до игр): кто-то с давних пор заботливо разжигал и поддерживал эту рознь. И лилась соседская кровь уже которое столетие. В одну из таких драк и вмешался Иосиф Давыдович, пытаясь остановить казаков. Правда, слушать его

4 4 казаки не стали «чужак», да и речи ведет непонятные: об истории казаков русских мужиков, бежавших на вольный Дон от крепостного рабства, но время было упущено. Так не прошел первый опыт Штокмана, тем не менее вода камень точит. Постепенно стали в доме Лукешки на половине Штокмана собираться казаки: приходил Христоня, Валет работник с мельницы Сергея Платоновича, Давыдка, уволенный Моховым по доносу Владимира-«наследника», машинист Котляров Иван Алексеевич, постоянным гостем был и Мишка Кошевой, молодой казак, еще не отслуживший в действительной. Не сразу компания эта сколачивалась, начали с игр в подкидного дурака, а потом как-то незаметно, благодаря стараниям все того же Штокмана, перешли на чтение разных книг (сначала стихи Некрасова, Никитина, а потом подсунул Иосиф Давыдович Мишке-чтецу промасленную книжечку «Краткая история донского казачества» про Пугачева, про вольную жизнь, про Стеньку Разина и Кондратия Булавина). Вот тут только проняло казаков вдумчивое чтение: забурлили, заспорили. Хоть и жили хуторяне замкнуто, за двумя ставнями, дальше станицы бывать-то нигде не хотели, да по долгу службы многим довелось посмотреть разные земли, и потом рассказывали о небывалых порядках и укладах старые и молодые служивые казаки. Вот и на этот раз припомнил Христоня смешной случай, происшедший с ним во время службы в Петербурге. Студенческая шутка с портретом Карла Маркса, за чье здоровье просили выпить казачков ребята, подвела гостей Штокмана к совсем серьезному разговору, выходящему за рамки их нехитрых понятий и суждений, а к такому повороту казаков необходимо было еще подготовить. Наталья вернулась в отчий дом. Ничего хорошего не обещала ей такая перемена, плохое предзнаменование сопутствовало ее возвращению: пятилеток-бугай распорол шею кобылице. Ни жена и ни вдова молча сносила Наталья и жалость, и ругань, и скабрезности (родной брат Митька проходу не давал сестре). Писала Григорию, чтобы выяснить до конца свое положение ответ был краток и жесток. На Пасху чаша терпения ее переполнилась, и решила Наталья покончить с такой жизнью. Самоубийство не удалось, через семь месяцев поднялась на ноги. С той поры голову держать стала чуть набок перерезала «жилу нужную». Пантелей Прокофьевич, переживая случившееся как свою вину, предложил Наталье вернуться в дом Мелеховых. До Григория доходили слухи с хутора: то сам с паном приезжал, то брат навестил; однажды на охоте (догнав волка и перерезав ножом глотку бирюку) поднял он глаза и узнал в казаке, помогавшем осилить волка, Степана, заметно опустившегося, небритого, дрожащего от недавней погони и ненависти. Побывал с визитом в Ягодном и сам Пантелей Прокофьевич; Аксинья к тому времени родила Григорию дочь. Беременность скрывала, пока можно было, боязнь потерять Гришкину любовь пересиливала счастье рождения ребенка. Роды начались на покосе, а родила Аксинья в дороге прямо в руки Мелехову. Хоть и сомневался Григорий в собственном отцовстве, от ребенка не отказался. Время от времени приглядывался к малышке в поиске своих или Степана черт, да так в сомнении и отходил от колыбельки. За тем и застал Мелехова-младшего призыв на действительную службу. Провожать сына на службу приехал отец: еще до того привез он Григорию «справу» (две шинели, седло, шаровары), теперь был более ласков с Аксиньей, посмотрел ребенка: «В нашу породу». Оставив Аксинью лить слезы да дочку растить, уехал Григорий Мелехов на четыре года. Пройдя унизительный врачебный осмотр, был приписан в Двенадцатый гвардейский полк (не понравилось врачам черное «бандитское» лицо, да и спина в чирьях в Атаманский не прошел), лошадь, купленную на сбережения от хозяйской зарплаты да на казенные сто рублей, забраковали. Комиссия долго разглядывала немудреный казачий пожиток. Случайно дотронулся Григорий своей черной рукой до изнеженной ручки пристава отдернул тот брезгливо, затянул в перчатку. Не прошло это мимо угольных глаз Мелехова, взглянул на пристава с ухмылкой столкнулись взглядами. Так началась для Григория Мелехова неизвестная до этой поры служба.

5 5 Вопросы и задания 1. Патриархальные устои казаков не были настолько жесткими, чтобы родители не спрашивали согласия детей, выбирая им пару. Почему же Григорий, с его строптивым характером, не противился воле отца, женясь на Наталье? (Гл. XV, XVIII, XIX.) 2. Сравните жизнь Григория дома на хуторе и в конюхах у Листницких. Почему сытая жизнь у помещика всеми признается недостойной казака? (Гл. III, V, VIII, X; XI, XVI, XX, XXI.) 3. Какие темы вводит в роман появление Штокмана? (Гл. IV, V, VI, IX.) 4. Что отличает «иногородних» Мохова и Штокмана от казаков хутора? Какие поступки этих героев говорят об их чуждости коренному казачеству? (Гл. I, II, IV, V и др.) 5. Какое значение в совместной жизни Григория и Аксиньи имело рождение дочери? Почему Пантелей Прокофьевич уже не настаивал на возвращении сына на хутор? (Гл. XX, XXI.) 6. Какие эпизоды начала военной службы Григория предрешают его дальнейшую нелегкую судьбу? Как это связано с его характером? (Гл. XXI.) Часть третья Не все расскажешь в письме, не все опишешь. Не мог и Григорий передать того, что пережил с первых минут своей службы: ни тоску по земле родной, что одолевает казака в красном казенном вагоне, громыхающем по чужим незнакомым местам, ни злость и досаду, комом подкатывающие к горлу при незаслуженном оскорблении вахмистра или при высокомерных взглядах, бросаемых лощеными господами офицерами. Не расскажешь и о том, как оторванность от дома измучила и изменила новопризванных, как будто щербинка какая-то появилась в мыслях и поступках до этой поры совсем обыкновенных парней: там, дома, они знали, что делать сеять, пахать, убирать, ходить на игрища. здесь же все иначе, все ново и незнакомо. Вот и толкает жизнь до этого, может быть, порядочных ребят на поступки страшные, недостойные. Случилось это весной; в тот день Григорий дневалил на конюшне. Услышав в дальнем углу топот и приглушенный крик, Мелехов направился выяснить, что происходит, и увидел, как казаки насиловали горничную Франю на все имение, где стояла сотня Григория, это была единственная женщина, не считая пожилой жены управляющего. Ни предупредить, ни остановить насилия Григорий уже не мог. Так и смолчал, крепко стиснув зубы на замечание вахмистра «ты помалкивай». В первый раз за длинный отрезок времени чуть не заплакал Григорий. Мелеховы с нетерпением ждали писем от сына, всех волновало, как отнесся он к переезду в дом свекра Натальи (никого не оставляла надежда, что Григорий одумается и вернется домой, к законной жене), беспокоило содержание кратких его ответов, явная недоговоренность, сухость, близость Григорьева полка к русско-австрийской границе и непрекращающиеся разговоры-предупреждения о вероятности войны с Германией. Слухи о войне все больше завладевали умами хуторян; сама природа, казалось, предупреждала людей о грядущей беде: засушливое лето с выжженной травой, ночная духота, громовые раскаты без дождя, вой сыча на городском кладбище все предвещало недоброе. Тяжелые думы свои рассеивали старики легкой шуткой, на том и расходились. Случай, всколыхнувший хутор от края до края, как первый выстрел, произошел накануне скоротечного лугового покоса. Приехал становой пристав со следователем и с чернозубым маленьким офицером в форме. Прямиком направились к вдове Лукешке, позвав атамана. Обыск на квартире сделали тщательный. На вопросы Штокман отвечал с ухмылкой, раззадоривая и без того взвинченное начальство. Арестовали всех посещавших его дом казаков и рабочих, допрашивали с пристрастием. Тут и выяснилось, что Иосиф Давыдович член РСДРП с 1907 года. Штокман был арестован и вывезен с хутора под строгой охраной. Война. Ворвалась она в хутор на взмыленном коне, всадник только и крикнул «сполох!» и умчался дальше, оставив в растерянности оторванных от косьбы казаков, не осознавших до конца, какое несчастье на них навалилось. Через четыре дня увозили красные вагоны второочередников к русско-австрийской границе. За этими полками вскоре

6 6 последовали и казаки третьего призыва. Война поглощала с неимоверной скоростью цвет казачьих хуторов в самое страдное время. Она чернела звериным ненасытным оскалом никому не нужная, никем не званная. Сгорали казаки в ее огне, не понимая всего, убивая чаще из страха, а не из ненависти. Так убил первого врага Григорий: в пылу битвы, если б не меткий удар пикой, то вместо белобрысого австрийца лежал бы на поле он сам. Озверев от ужаса, не отвечая за свои действия, бросился Мелехов вдогон за австрийцами, на улицы предместья. Там и произошло второе убийство: разглядел Григорий и лицо жертвы, и руки, протянутые в мольбе, и раскрытые от страха глаза доля секунды. и череп раскроен надвое. И взвалил на себя казак непомерную тяжесть, под которой гнулся, чернел и замыкался Григорий: в нем живы были слова, оброненные дедом Гришакой за свадебным столом, о пленном (не убитом!) янычаре: «Человек ить. » Но другая это война, и подвиги на ней другие. Война калечила судьбы, жизни, нравственно уродовала простые души. Не узнал родного брата, встретив однажды, Петр Мелехов постарел под своей ношей Григорий, не узнавал и он своих бывших хуторян, рядом с которыми не один год работал в степи: никого не обошла война стороной. Вот Алексей Урюпин, казак станицы Казанской, прозванный Чубатым. Он убил пленного венгра, с которым за несколько минут до этого мирно переговаривались, угощаясь табачком, казаки. Вот балагур и похабник Егорка Жарков умирает с вывернутыми наружу кишками. Вот Прохор Зыков, только что вернувшийся из лазарета, тая в уголках губ боль и удивление, учащенно моргает своими телячьими добрыми глазами, не в силах понять, что он делает посреди этого кошмара. Как-то осматривая у дороги убитого казака, в кармане его шаровар Григорий нашел книжечку, которую передал в штабе писарям. И те, нескромно посмеиваясь, прочитали ее, узнав коротенькую историю чужой жизни и любви, такую мелкую по сравнению с наступившей нежданной развязкой. Это был дневник казака-студента откровенные записи предназначались для чтения разве что лучшему другу. Из дневника явствовало, что как-то в феврале (даже числа не вспомнить) познакомился Тимофей Иванович с медичкой второго курса Елизаветой Моховой. Они оказались земляками, немного поговорили, помолчали, посмотрели какойто сентиментальный фильм и разошлись, обменявшись адресами. Лиза показалась ему девушкой красивой и неглупой, хотя и испорченной (это выдавали глаза орехового оттенка, но, в сущности, неприятные). Спустя несколько дней (судя по датам записей) казакстудент ощутил особый подъем (очень поспособствовал этому новый костюм, купленный на присланные вовремя отцовские деньги). Еще через несколько дней он переехал к Елизавете жить (ей потребовалось время, чтобы уладить отношения с предыдущим ухажером-венерологом). Месяц они прожили вместе, прожигая деньги Тимофея. Подъем (недели две), истощение, взаимные упреки и, наконец, разрыв. Для него тяжелый, для нее обычный. Для него война и смерть, для нее очередная любовная интрига. Григорий Мелехов с легким ранением в глаз был вывезен с фронта и оказался в московской глазной больнице. За геройский поступок (контуженный, он вынес с поля боя раненого офицера) Григорий был представлен к награде. Здесь же в больнице познакомился Мелехов с украинцем-пулеметчиком Гаранжой. Желчный, язвительный сосед на многие волновавшие Григория с самого начала войны вопросы умудрился дать исчерпывающие ответы, пролив казаку новый свет на истинные причины войны, на правительство и самодержавную власть. С последней столкнулся Григорий напрямую уже в другом госпитале, куда перевели его на долечивание. Проездом из Воронежа госпиталь изволила посетить высочайшая особа императорской фамилии в сопровождении «должного количества свиты». Готовились к этому визиту тщательнейшим образом: как медперсонал, так и сами больные встречали гостей, вытянувшись по стойке смирно. Особа задавала «приличествующие ее положению и обстановке нелепые вопросы», раненые, вылупив больше положенной меры глаза, отвечали так же нелепо и невпопад, ответы

7 7 расшифровывал заведующий госпиталем. Подвели особу и к герою-казаку. Григорий стоял исхудавший, небритый, почерневший от болезни и мутивших душу размышлений. На обращение к нему члена императорской фамилии ответил, еле сдерживая злобу, что ему необходимо «по малой нужде сходить». Минутное замешательство прошло, особа, не уронив достоинства, что-то промолвив по-английски, отправилась дальше. А Григорий был рад хотя бы этой дозволенной дерзости. Сразу же после этого инцидента Мелехов был отпущен (выгнан) домой в отпуск. Нерадостное довелось Григорию возвращение. Дошла грязь войны и до тех, кому судьбой выпало не уходить, а провожать и дожидаться. Умерла от скарлатины дочь Аксиньи, а через три недели вернулся на долечивание раненный в бою Евгений Листницкий. Гордый своим отважным поступком: ушел в полк из царской свиты, от тепла, безопасности и пустой болтовни к риску, крови и смерти, считал он теперь, что все ему дозволено, ведь чуть не погиб. Можно «пожалеть» жалмерку, потерявшую ребенка. И не важно, что муж и отец ее ребенка в это время рискуют собственной жизнью. Аксинье действительно жалость эта пришла вовремя: чувствовала она, что годы уходят, проложив несмываемые складки вдоль губ и морщинки вокруг глаз, что жизнь опустела с уходом Григория и потеряла всякий смысл со смертью дочери. Ласки и тепла хочется всякой женщине, что уж говорить о тех, чьи судьбы были изломаны, безвозвратно испорчены. Согнулась под бременем невостребованных желаний и Дарья Мелехова, всем существом своим жаждущая полноты жизни, получавшая лишь крохи. Порченой считали свою старшую невестку старики Мелеховы, а порченость эта в полной мере проявилась лишь теперь, с уходом Петра на войну. Загуляла жалмерка, возвращалась засветло и, смеясь, рассказывала подружке Наташе о маленьких своих подвигах. А Наталья ждала Григория, и, хоть посмеивалась над откровениями Дарьи, значительно в большей степени близки и понятны ей были секреты Дуняшки, которая выросла к своей пятнадцатой весне в стройную бойкую девушку с горящими миндалинами глаз. Все эти новости навалились на Григория Мелехова сразу по возвращении: дед Сашка (конюх Листницких), хоть никогда не знал от нее никакой обиды, тем не менее первый сообщил о подлой измене Аксиньи ее Григорий трогать не стал, а пана избил за себя и Аксинью кнутом; развернулся и ушел к себе домой, в хутор. Встретила его там сухощавая черноглазая красавица девка, оказалось сестра. Плакали от радости старики, бледная, растерянная Наталья. Радость была тем сильнее, что за время разлуки успели родные похоронить своего Григория (получили похоронку), а потом и погордиться (в письме от Петра, пришедшем на двенадцатый день после известия о смерти, сообщалось о присвоении Григорию Георгиевского креста и о производстве его в младшие урядники). Первый на хуторе Георгиевский крест отмечался всеми: даже Сергей Платонович, узнав об этом из газеты, передал Григорию посылочку. В первое свое возвращение домой остался Григорий с законной женой, чем еще больше порадовал стариков. Вопросы и задания 1. Как меняет молодых казаков военная служба вдали от дома? (Гл. П.) 2. Какие явления в природе и происшествия в казачьей среде говорят о надвигающихся грозных событиях? (Гл. I, III.) Сопоставьте описания природы в первой и третьей частях романа: в чем они отличны и чем обусловлено их различие? (Ч. I, гл. I, IV и др.; ч. II, гл. III, XVI, XVII и др.) 3. Сравните первое и второе убийство Григорием врага в бою. В чем принципиальная разница этих убийств для Григория и для автора? (Гл. V.) 4. Какие эпизоды этой части романа в полной мере раскрывают авторское отношение к войне? (Гл IV V VI, VII, VIII, IX, XII и др.) 5. Какую роль в общей композиции романа играет «вставная новелла», повествующая об отношениях студента Тимофея и Лизы Моховой? (Гл. XI.) 6. Как отразилась далекая война на судьбе Дарьи и Аксиньи? (Гл. XVIII, XIX, XXII.)