Индивидуальная собственность гражданский кодекс

Статья 244 ГК РФ. Понятие и основания возникновения общей собственности (действующая редакция)

1. Имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности.

2. Имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

3. Общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество.

4. Общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона.

Общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором.

5. По соглашению участников совместной собственности, а при недостижении согласия по решению суда на общее имущество может быть установлена долевая собственность этих лиц.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 244 ГК РФ

1. Общая собственность предполагает наличие равных прав нескольких субъектов на один и тот же объект. Совместная собственность не предусматривает выдела долей каждого участника, они рассматриваются как равные. Долевая собственность указывает лишь на участие в ней нескольких субъектов, которые могут обладать правом в равных долях, либо размеры их долей могут в значительной степени отличаться по своему размеру. В настоящее время преимущественной формой общей собственности является долевая, поскольку она позволяет обеспечить защиту прав каждого из сособственников, изначально регламентируя объем его правомочий.

В настоящее время режим совместной собственности в силу предписаний закона сохраняется лишь в отношении имущества супругов и членов крестьянского (фермерского) хозяйства. Во всех остальных случаях общая собственность должна быть разделена на доли, принадлежащие каждому из участников.

2. Формирование общей собственности допустимо в отношении делимого имущества, что позволит обеспечить выдел доли каждого из участников. Однако положения настоящей статьи указывают на возможность ее применения только при наличии специальных предписаний закона или договора, т.е. приоритетной является индивидуальная собственность. ГК РФ не предусматривает право участника общей долевой собственности на обращение в суд с требованием о понуждении других участников общей долевой собственности к передаче ему в натуре своих долей. Невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли не исключает права участника общей долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон. Разрешая такое требование, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности, нуждаемость каждого из сособственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования.

По решению участников совместной собственности, а при невозможности достижения согласия — по решению суда совместная собственность может быть трансформирована в долевую посредством определения доли каждого из участников.

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.09.2006 по делу N Ф04-5224/2006;

— Постановление Президиума Московского областного суда от 16.01.2008 N 13 по делу N 44г-7/08;

— Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.06.2014 по делу N А63-13361/2013;

— Определение Ленинградского областного суда от 21.03.2013 N 33-1246/2013;

— решение Галичского районного суда Костромской области от 09.07.2014 по делу N 2-437/2014.

Статья 209 ГК РФ. Содержание права собственности

Новая редакция Ст. 209 ГК РФ

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Комментарий к Ст. 209 ГК РФ

1. Понятие. Право собственности в объективном смысле — это совокупность юридических норм, закрепляющих принадлежность имущества определенным лицам, определяющих объем правомочий по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом, а также гарантирующих охрану и защиту прав и интересов собственников.

Право собственности в субъективном смысле (субъективное право собственности) — это установленная законом мера дозволенного поведения управомоченного лица (собственника) по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом своей властью и в своем интересе.

2. Правомочия собственника. Владение — основанная на законе возможность иметь вещь в своем обладании. Собственник, а также лица, которым он передал право владения своим имуществом, являются законными (титульными) владельцами.

Пользование — извлечение из имущества полезных свойств, выгоды, получение доходов.

Распоряжение — возможность совершать в отношении имущества любые действия (в том числе отчуждать в собственность третьих лиц, передавать в залог, сдавать в аренду и т.п.) вплоть до уничтожения вещи.

Собственник может передать другим лицам правомочия по владению, пользованию (чаще всего) или распоряжению (в исключительных случаях) своим имуществом.

Совокупность трех полномочий, принадлежащих собственнику, образует традиционное содержание права собственности по российскому праву.

3. Собственность и траст. В п. 4 комментируемой статьи нашла отражение дискуссия начала 1990-х гг. о возможности введения в отечественное право доверительного управления (траста) — англо-саксонского института, имеющего характер вещных прав. Законодатель подчеркивает, что в России доверительное управление является исключительно институтом обязательственного права.

Другой комментарий к Ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Раздел II ГК посвящен праву собственности и другим вещным правам. Вещным правам присущи определенные общие признаки, которые и позволяют выделить их в отдельную категорию прав. Суть вещных прав состоит в возможности обладателя такого права воздействовать на вещь, получать от нее пользу по собственному усмотрению и по своей воле, помимо всяких иных лиц. Можно сказать, что вещное право предоставляет лицу власть непосредственно над вещью. В теории иногда конструируют довольно сложную схему, дополняющую эту власть также обязанностью неопределенного круга третьих лиц воздерживаться от нарушения вещного права. Делается это для того, чтобы избежать представления о вещном праве как о фактическом отношении к вещи, что противоречит его общественной природе. Однако эта конструкция представляется излишней. Во-первых, любое право нельзя нарушать третьим лицам. Следовательно, этот запрет сам по себе не в состоянии отразить суть того или иного права и не может быть отличительным признаком той или иной категории прав. Во-вторых, власть в отношении вещи, составляющая суть вещного права, — это не связь с вещью, а социально обусловленное отношение, ведь и сама вещь, и способ воздействия на нее определяются не физическими (технологическими) параметрами, а социальными, экономическими, юридическими. Иными словами, вещное право не просто власть над вещью, но юридическая власть.

Носитель вещного права может осуществлять это право независимо от других лиц. Важнейшим вещным правом является право собственника. Вещными правами лиц, не являющихся собственниками, являются права, производные и зависимые от права собственности, возникающие по воле собственника или по указанию закона и осуществляемые в пределах, установленных договором с собственником или законом (см. ст. 216 ГК РФ).

2. Вещное право, принадлежащее субъекту (субъективное вещное право), характеризуется рядом признаков.

Прежде всего, оно является правом абсолютным. Это означает, что оно противостоит всем прочим лицам, направлено против всех, исключает в отношении вещи всех иных лиц. Частное проявление абсолютности вещного права — то, что одно и то же право на вещь не может принадлежать более чем одному лицу: все другие лица исключены из этого права. В том случае, когда вещное право на одну вещь имеют несколько лиц (например, право общей собственности), они выступают в отношении этой вещи как одно лицо.

От абсолютных вещных прав отличаются права обязательственные. Обязательственное право, заключающееся в праве требования к определенному лицу, всегда относительно, осуществляется только в отношении этого обязанного лица.

Относительный характер обязательственного права предопределяет способ его реализации — путем заявления требования к должнику. Отличается и способ передачи этого права — в порядке цессии (ст. 382 ГК РФ). Цессия предполагает участие сторон обязательства — кредитора и должника. Например, право арендатора, являющееся обязательственным, несмотря на повышенную защиту арендатора в виде права следования (см. п. 3), может быть передано иному лицу только в порядке цессии, тогда как вещные права передаются иным образом (ст. 223 ГК РФ).

Обязательственное право не характеризуется исключительностью: обязанное лицо может иметь такие же или аналогичные обязанности и по отношению к иным лицам, вследствие чего возникают такие институты, как конкурс кредиторов, когда несколько лиц имеют к должнику однородные требования. Поскольку обязательственные права связывают только две стороны — кредитора и должника, стороны вправе по своему усмотрению определить свои взаимоотношения. Поэтому обязательственные права могут бесконечно различаться по своему содержанию. Вещные права, действующие против всех, по тем же самым причинам не могут быть различными.

Вещные права устанавливаются законом (ст. 216 ГК и др.).

3. Субъект вещного права не может сам себе изменить характер (тип) права, а может лишь отказаться от права в одностороннем порядке.

Вещное право обладает таким качеством, как право следования. Это качество является одним из самых важных и характерных свойств вещного права. Суть его состоит в том, что у кого бы ни оказалась вещь, право на нее сохраняет субъект этого права, пока он не выразил волю на его отчуждение. Даже если вещь переходит к очередному обладателю в результате сделки, вещное право на нее продолжает следовать за нею.

Однако в тех случаях, когда нормальный порядок оборота вещи нарушается и вещь приобретается в порядке первоначального, а не производного приобретения (см. комментарий к ст. 218), утрачиваются и имеющиеся на вещь вещные права.

4. Объектом вещных прав является индивидуально-определенная вещь. Это свойство вещи, как и другие ее свойства — делимость, потребляемость и проч., определяется не столько физическими качествами вещи, сколько воззрениями оборота, т.е. параметрами экономическими и юридическими.

Одна и та же вещь может обладать и не обладать признаками индивидуально-определенной, в зависимости от конкретной юридической ситуации. Например, 100 т нефти не являются индивидуально-определенной вещью и не могут быть объектом вещного права. Но если 100 т нефти помещены в известное хранилище, то вещное право на них уже может возникнуть.

В качестве примера индивидуально-определенной вещи обычно приводятся произведения искусства (картины, скульптуры и т.д.). Однако и в этом случае юридическая квалификация вещи зависит от конкретной ситуации. Например, если дизайнер обязался по договору о создании интерьера разместить в нем 10 картин, выполненных в абстрактной манере, то речь идет о вещах родовых, даже если указан автор или авторы, выбранные сторонами (кроме случая, когда указанный автор имеет всего не более 10 картин).

Характер объекта права вытекает из сущности самого права и из способа его защиты, который также предрешен характером права. Понятно, что субъект вещного права не может распространить свою власть на вещь, которая не определена индивидуально, т.е. не отграничена так или иначе от иных вещей того же рода. Не может он отстранять от вещи и иных лиц, если неясно, что же это за вещь. А если вещь утрачена, ее истребование посредством вещных средств защиты (см. комментарий к ст. ст. 301 — 305) невозможно, так как нельзя определить, где она находится, имеется ли она вообще.

5. Вещное право действует, пока имеется индивидуально-определенная вещь, которая является объектом права, обязательственное право действует, пока имеется должник или его правопреемник. Как уничтожение вещи или утрата ею индивидуальности прекращают вещное право, так и гибель должника при отсутствии правопреемников прекращает право обязательственное (личное). Квалифицированный способ прекращения личного обязательства — банкротство, имеющее те же последствия, что и гибель должника; в то же время банкротство не затрагивает вещных прав на имущество должника.

6. В судебной практике вопрос об объекте вещного права приобретает особое значение, когда обсуждается способ защиты права. Например, неоднократно подчеркивалось, что заявление требований о праве на некоторое количество, выраженное в квадратных метрах площади, тоннах и т.д., не может квалифицироваться как вещное требование, поскольку невозможно определить индивидуально-определенную вещь, на которую претендует истец.

Чаще всего подобные коллизии возникали на почве споров об исполнении договоров о долевом участии в строительстве. Если участник строительства, ссылаясь на имеющееся у него право на долю в общей собственности, предъявляет требование о выделении ему площади в строящемся доме, указывая свои требования в размере этой площади, т.е. в квадратных метрах, то такое требование не может быть удовлетворено, поскольку отсутствует объект вещного права. Таким объектом может быть только строение или его часть. Поэтому заявленные вещные требования в квадратных метрах отклоняются судами.

Договоры долевого участия, когда они имеют природу договоров простого товарищества (совместной деятельности), приводят к возникновению общей собственности. В этом случае иск участника о признании за ним права может выражаться лишь как иск с указанием доли в виде дроби в конкретном строении. Индивидуализация объекта права достигается здесь путем указания на конкретное строение. Но и в таком случае недопустимо заявление требования, выраженного в виде размера площади или суммы инвестиций. Даже если известна общая площадь всего строения, истец должен обозначить свое право путем указания доли, рассчитанной как дробь. Суд не вправе проводить такие расчеты и таким способом конкретизировать заявленное требование.

7. Определенной спецификой обладает такой объект права, как ценные бумаги в бездокументарной форме. Если ценные бумаги (но, конечно, не закрепленные в них права) в документарной форме являются объектом вещных прав, то относительно ценных бумаг в бездокументарной форме этого сказать нельзя. По своей сути они являются выражением обязательственных прав. В то же время обороту этих прав приданы некоторые свойства оборота вещей, в частности, добросовестным приобретателям ценных бумаг даже в случае недействительности сделок в отношении этих бумаг суды предоставляют защиту (ст. 302 ГК РФ). Обладатели прав на бездокументарные ценные бумаги именуются владельцами, хотя владение как физическая власть над вещью ими не осуществляется. Напротив, сама категория владения вещью противопоставляется праву на вещь именно по тому признаку, что в первом случае речь идет о фактическом господстве над вещью, а во втором — о юридическом. Владелец ценной бумаги, имеющий именно право на бумагу, т.е. обладающий юридической властью, не отвечает общему понятию владельца. Поэтому следует прийти к выводу, что применительно к бездокументарным ценным бумагам термин «владение» приобретает специфическое значение, исключающее автоматическое применение к нему норм ГК о владении (ст. ст. 305, 234 и др.). То же самое можно сказать и о номинальном держателе бездокументарной ценной бумаги. В отличие от известного классическому праву понятия держания — несамостоятельного владения вещью для другого лица, здесь остается лишь свойство выполнения действий в чужом интересе. При этом специфика оборота ценных бумаг сказывается в отстранении фигуры обладателя права от распоряжения бумагами, пока не прекращено номинальное держание.

Например, АО предъявило иск к регистратору, требуя совершения регистрации передаточного распоряжения на передачу бездокументарных акций, сделанного их владельцем, хотя номинальный держатель, на лицевом счете которого находились акции, не давал такого распоряжения. Суд иск удовлетворил. Вышестоящий суд решение отменил, указав, что помимо номинального держателя иные лица, не имеющие данных акций на своем лицевом счете, в том числе владелец акций, не вправе совершать передаточное распоряжение о передаче акций.

Очевидно, что режим права на бездокументарные ценные бумаги не позволяет отнести это право к числу вещных. Кроме того, сами бездокументарные ценные бумаги могут обезличиваться в обороте и утрачивать всякие признаки объекта вещного права. Основной способ индивидуализации вещи, обладающей лишь родовыми признаками (а именно к таким вещам и относятся бездокументарные ценные бумаги, имеющие номинал, данные об эмитенте и эмиссии, присваиваемые сразу некоторой совокупности в принципе одинаковых бумаг), — обособление путем владения (отдельное хранение, помещение меток, упаковка и проч.). Применительно к ценным бумагам такие способы, кроме как зачисление на лицевой счет владельца, неприменимы. Но как только бумаги поступают в оборот, они обезличиваются, и при некотором минимальном количестве операций, связанных с переходом через несколько лицевых счетов, утрачивают свою индивидуальность. С этого момента применение к ним норм разд. II ГК даже по аналогии становится невозможным.

8. Сложным в теории права остается также вопрос о праве собственника на деньги. Деньги названы ст. 128 ГК в числе вещей. Деньги являются вещами, поскольку речь идет о бумажных, металлических деньгах (монете). В отношении этих вещей, если они индивидуализированы (например, помещены в сейф), возникает право собственности с присущими вещному праву свойствами. В частности, гибель денег влечет утрату права собственности на них. В то же время законом ограничены возможности по истребованию денег из чужого незаконного владения (п. 3 ст. 302 ГК РФ).

Однако в современной экономике развитие отношений по поводу денег привело к возникновению так называемых безналичных денег. Хотя безналичные деньги очевидным образом вытесняют в обороте деньги наличные, их юридическая природа остается спорной. Во всяком случае, право на получение денег, находящихся на расчетном счете в кредитном учреждении, иные аналогичные права на денежные средства подчиняются режиму прав обязательственных, так как осуществление этих прав зависит от должника (кредитного учреждения), в том числе от его кредитоспособности. В то же время безналичные деньги не могут погибнуть физически, подобно вещам.

Хотя деньги, равно как и денежные средства, не могут быть предметом залога (см.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 69), однако многие юристы полагают, что право на денежные средства, принадлежащее лицу по договору банковского вклада, может быть предметом цессии подобно другим обязательственным правам. Предметом цессии может быть также право требования к кредитному учреждению о выдаче остатка по счету после расторжения договора банковского счета. Все это также позволяет считать, что денежные средства, находящиеся в кредитном учреждении (безналичные деньги), не являются вещами и не принадлежат их обладателю на вещном праве.

9. Особая ценность права собственности, его центральное положение среди имущественных прав предопределены тем, что собственность является главным условием реализации экономических и творческих способностей человека. Не получив свободного, обеспеченного всем правопорядком доступа к вещам, человек лишается возможности обеспечить свое существование, удовлетворить свои потребности. В наибольшей степени раскрытию способностей человека отвечает наиболее свободное, не стесненное чужой волей, внешними условиями отношение к вещам. Именно такое отношение обеспечивается правом собственности.

Право собственности является наиболее свободным правом лица на вещь, наиболее полным вещным правом.

10. Право собственности обладает свойством эластичности. Это означает, что как только отпадают любые ограничения права, установленные собственником в пользу других лиц, получивших право на ту же вещь, право собственности сразу же восстанавливается в полном объеме без всяких дополнительных юридических актов.

В то же время нет оснований говорить о восстановлении права собственности вследствие признания сделки об отчуждении вещи недействительной, дело в том, что фикция, заставляющая считать, что сделки не было, позволяет прийти к выводу, что и право не исчезало. Однако поскольку речь идет о вещи, действие этой фикции ограничивается состоянием самой вещи. К моменту признания сделки недействительной вещь может быть утрачена, уничтожена, переработана. Это следует и из ст. 167 ГК, предусматривающей случай невозможности возврата вещи. Таким образом, признание сделки недействительной само по себе не означает восстановления права на вещь.

От ситуации восстановления права следует отличать возвращение собственником (иным обладателем вещного права, предусматривающего владение) утраченного ранее владения вещью: в этом случае само право никак не ограничивалось в пользу определенных лиц, но утрачивалась возможность его фактического осуществления.

11. Право собственности бессрочно. Ограничение права собственности сроком означало бы тем самым ограничение прав собственника, превращение права собственности в неполное, ограниченное, что вступило бы в противоречие с сущностью этого права.

Что же касается обязательственных прав на вещь, то хотя они и позволяют так или иначе использовать вещь, однако всегда являются зависящими от воли должника и срочными, т.е. всегда ограниченными известным сроком. За его пределами пользование вещью утрачивает санкцию собственника и становится незаконным.

12. С момента установления системы регистрации права собственности и вещных прав на объекты недвижимости приобрело кардинальное значение деление вещей на движимые и недвижимые (см. комментарий к ст. ст. 130, 131).

13. Закон, следуя традиции, сложившейся в отечественном праве с XIX в., устанавливает, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом.

При этом под владением понимается осуществление физической власти над вещью, например проживание в жилом доме, охрана иного объекта недвижимости и т.п. Пользованием является извлечение из вещи полезных свойств, например чтение книг из личной библиотеки, езда на своем автомобиле. Собственник сам определяет, в чем состоит польза той или иной его вещи, и любое его обращение с вещью, поскольку оно не противоречит закону, рассматривается как использование. Распоряжение — это прежде всего совершение с вещью различных сделок, изменяющих юридическое отношение к вещи собственника и дающих права на вещь иным лицам, в том числе отчуждение вещи, т.е. передача права собственности на нее иному лицу. Распоряжением является и уничтожение вещи, а также иные действия, влекущие утрату вещью ее сущности — потребление (например, горючего), переработка. В результате сделок и иных распорядительных актов собственника меняется юридическая судьба вещи.

14. Указание в Законе на права владения, пользования и распоряжения вещью собственником не может пониматься как исчерпание этими правомочиями всего права собственности, а также как расщепление права собственности на три или иное количество правомочий. Право собственности является единым, цельным правом и не распадается на какое-то конечное число правомочий. В законе говорится именно о праве собственности, а не об отдельных правомочиях собственника.

Это обстоятельство следует иметь в виду при квалификации сделок по поводу вещи. Передавая вещь иным лицам на том или ином праве (аренды, доверительного управления, комиссии и т.д.), собственник при этом не передает им своего права собственности — ни полностью, ни в части. Поэтому хотя арендатор владеет и пользуется полученной по договору вещью, это не может означать, что он получил от собственника правомочия владения и пользования. Права арендатора состоят в определенных правах требования к собственнику (ст. 307 ГК РФ), а собственник при этом сохраняет всю полноту своего права; именно наличие у него права собственности и обеспечивает интерес арендатора в том, чтобы собственник принял определенные имущественные обязательства перед ним. Ведь только обязательства того лица, которое сохраняет полное право на имущество, обеспечивают имущественные интересы того, кто намерен так или иначе пользоваться этим имуществом.

Ошибочное впечатление, что при заключении договоров по поводу вещи собственник якобы передает свои правомочия и тем самым лишается их, может привести к серьезным практическим ошибкам. В частности, нередко можно столкнуться с позицией, согласно которой при передаче вещи на комиссию собственник утрачивает право распоряжения ею, либо с такой, что при аресте вещи с ее одновременным изъятием право собственности вовсе исчезает, так как собственник лишен возможности и владения, и пользования, и распоряжения.

На самом деле в этих случаях право собственности по-прежнему принадлежит собственнику, а его возможности в отношении своего имущества определяются договором, и в этом случае это личные обязательства перед владельцем вещи или законом, который продолжает рассматривать его именно в качестве собственника, предоставляя ему в числе прочего и исковые средства защиты собственности против нарушителей.

15. Ошибочное представление о том, что право собственности сводится к упомянутым трем правомочиям собственника, приводит и к неверному выводу о существовании вещного права владения, отличного от права собственности. На самом деле такое право закону неизвестно. И дело не только в том, что оно не указано в ст. 216 ГК.

Как уже говорилось, собственнику принадлежит вся полнота прав на вещь. Выделение в этом праве каких-либо отдельных правомочий не имеет никакого смысла, так как и осуществление, и защита права ставятся в зависимость лишь от воли собственника, которая может быть ограничена только законом. Таким образом, предварительное выделение того или иного правомочия в составе права собственности не только лишено практического смысла, но и так или иначе будет приводить к его ограничению, что вступает в противоречие с неограниченностью этого права.

Что касается владения вещью, осуществляемого иными лицами, связанными с собственниками договором по поводу вещи, то такое владение осуществляется в силу личного обязательства, принятого на себя собственником. Очевидно, что такое право на вещь вещным не является.

Наконец, владение, осуществляемое в рамках ограниченного вещного права (см. комментарий к ст. ст. 216, 305), не существует само по себе, а является содержанием соответствующего вещного права и, следовательно, не может считаться отдельным субъективным гражданским правом.

Незаконное владение, т.е. владение без правового основания, которое осуществляется не по воле собственника, не является субъективным правом и в том случае, когда ему предоставляется защита (см. комментарий к ст. 234).

Точно так же не существует вещных прав пользования и распоряжения.

16. В п. 4 ст. 209 подчеркивается, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности, хотя доверительный управляющий может владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. Тем самым вновь подчеркивается, как и в п. 2 ст. 209, что возникающие у другого лица в силу договора о передаче вещи права не тождественны ни праву собственности в целом, ни его частям, если такие части могут быть выделены. При передаче вещи по договору собственник продолжает сохранять всю полноту своего права, пока вещь не отчуждена им. Неполного, расщепленного права собственности ГК не признает. Таким образом, в норме п. 4 ст. 209 ГК подчеркивается несовместимость конструкций расщепленной собственности, в том числе возникающих на почве англо-американского траста, с российским частным правом.

17. Право собственности является наиболее полным вещным правом. Оно осуществляется по усмотрению собственника. Однако, как и любое право, может быть ограничено законом (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

При осуществлении права собственности собственник должен действовать так, чтобы не вступать в противоречие с законом и иными правовыми актами и не нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц. Речь идет о соблюдении различных специальных правил — противопожарных, санитарных и т.п. При этом бремя доказывания нарушения прав и законных интересов иных лиц возлагается на потерпевших. Собственник не обязан доказывать правомерность своих действий по осуществлению права собственности.

18. В практике Европейского суда по правам человека в Страсбурге неоднократно поднимался вопрос о праве государства на ограничение права собственности. Эти вопросы возникали в делах об изъятии земельных участков для общественных нужд, применительно к налоговым и таможенным обязанностям собственника. Общим выводом можно считать то, что государство вправе ограничивать право собственности исходя из публичных интересов. Однако при этом должен быть соблюден баланс частных и публичных интересов.

Насколько сложно найти такой баланс, позволяет судить, в частности, дело «James против Великобритании». Истцами оспаривался закон, по которому арендаторы, получившие в XIX в. право аренды и застройки в центральной части Лондона на 99 лет, по истечении срока аренды получили право принудительного выкупа у собственников занимаемой недвижимости по номинальной стоимости. Остроту спору придало то обстоятельство, что некоторые арендаторы, выкупив недвижимость, продавали ее третьим лицам по цене, многократно превышавшей сумму выкупа. Европейский суд по правам человека признал, что, хотя налицо вмешательство государства в право собственности, оно может быть оправдано существенным публичным интересом. В то же время практика итальянских властей, предоставлявших правительственными декретами многолетние отсрочки выселения арендаторов из арендованных жилых помещений, была признана Европейским судом неоправданной, нарушающей баланс публичных и частных интересов и ущемляющей права собственников-арендодателей.

19. Ограничением права собственности не может являться договор собственника с каким-либо лицом. Такой договор не затрагивает право собственности и не ограничивает его. Интерес лица, которому передано имущество, обеспечивается не ограничением права собственности, а принятыми собственником на себя обязательствами, в частности, обязательством предоставить вещь в надлежащем состоянии, не препятствовать ее использованию в соответствии с условиями договора и т.д. Таким образом, именно полнота права собственности обязанного лица (должника) является средством обеспечения интересов владельца (кредитора).

ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ КОДЕКСЕ. В. А. Дозорцев

Названные вопросы представляют интерес не как некие абстрактные «теоретические» положения. Они имеют острейшую практическую значимость, особенно с учетом задач дальнейшего развития общества и совершенствования правового регулирования. Строго говоря, все общие правовые положения, если не заниматься схоластикой, влекут за собой практические последствия. Просто общие положения, как действующие наиболее широко, должны быть осмыслены и обоснованы особенно тщательно и всесторонне.

Существует ошибочное представление, будто правовая регламентация может быть построена произвольно, по усмотрению законодателя. Но это совсем не так. Право основано на объективных закономерностях, нарушение которых раньше или позже жестоко мстит за себя. Осо-

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 228

бенность этих закономерностей заключается лишь в том, что их игнорирование часто сказывается не сразу. Те же последствия влечет за собой нарушение принципа системности законодательства, который тоже есть выражение объективного начала в праве. Закономерности в праве нельзя смешивать со способами их выражения, которые в нормах могут варьироваться. Объективный характер правовых категорий особенно ярко проявляется в таких фундаментальных правовых категориях, как право собственности.

Содержание права собственности меняется в зависимости от того, осуществляется ли оно на властной или на рыночной основе, точнее, в зависимости от того, какие отношения имеют доминирующее значение в обществе – властные или рыночные. Попытки построить единый правовой механизм права собственности обречены на неудачу, именно с ними связаны многочисленные недоразумения и неосновательные конструкции.

Наиболее сложной является ситуация, когда в основе права собственности лежит публичное начало, но осуществляется это право собственности с использованием рыночного механизма. Именно в этой ситуации появились и получили объективную основу конструкция расщепленной собственности, конструкция оперативного управления и т.п. При существующей системе основания для такого раздвоения отпали, в условиях нынешней рыночной экономики вполне естественным является монистический подход к содержанию права собственности. Есть все основания однозначно определять это содержание через классические правомочия собственника. Но при этом надо различать право собственности и его осуществление, существуют условия, когда и при рыночной экономике элементы властных отношений могут сохраниться.

Общее понятие права собственности

Деление права собственности на формы и виды. За многие годы привычным для нас стало деление права собственности на формы и виды. Выделялись два вида собственности – общественная социалистическая собственность и личная собственность. Социалистическую собственность закон и доктрина делили на три формы – государственную (общенародную) собственность; собственность колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений; собственность общественных организаций. В условиях командно-административной системы не проводилось особого различия между собственностью и правом собственности. Виды и формы собствен-

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 229

ности (права собственности) различались не только по субъектам, но и по кругу объектов и по содержанию.

Такая система пришла в противоречие с потребностями принципиально новых отношений, рыночной экономики. Основная задача гражданско-правовой регламентации права собственности заключается в том. чтобы поставить участников рыночных отношений в одинаковое, равное положение. Для этого важно создание единого института права собственности, отказ от деления права собственности на виды или формы, каждый из которых имеет разное содержание.

Именно в создании такого единого права собственности заключается наиболее радикальное изменение в регламентации этого важнейшего института, произведенное новым Гражданским кодексом. Впервые за долгие годы восстановлено единое право собственности. Теперь нет ни права государственной собственности как особой категории, ни права частной собственности. Есть просто право собственности. Любое цивилизованное гражданское законодательство строится по этому принципу. Закон не выделяет категорию права частной собственности. Просто право собственности как субъективное право может принадлежать частным лицам.

Нормы Гражданского кодекса основаны на положениях Конституции Российской Федерации о собственности. Часть 2 статьи 8 Конституции говорит о частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. В новых условиях экономические и политические отношения дифференцированы от правовых более четко, поэтому указанию именно на собственность, а не на право собственности следовало бы придать существенное значение. Конституция оперирует с экономической и политической, но не с правовой категорией, она обозначает лишь субъекта права собственности, а не содержательно разные категории. Она не различает содержание права собственности в зависимости от того, принадлежит ли оно частному лицу или образованию, наделенному властными полномочиями. Об этом свидетельствует и указание на «иные» формы собственности, т.е. на иных субъектов права собственности, кроме частных лиц и государства или муниципальных образований. Например, это могут быть общественные образования, иностранные субъекты права и т.п. О праве собственности статья 8 Конституции не говорит вообще. Регламентация права собственности – прерогатива Гражданского кодекса, а не Конституции.

По тому же конституционному принципу построена и статья 212 ГК – единственная статья, выделяющая формы собственно-

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 230

сги. Она тоже называет формы собственности, но не права собственности, и она прямо указывает на то, что речь идет о субъектах права собственности. Само право собственности теперь едино и не делится на формы, которым присуще особое содержание. Для права собственности государства не устанавливаются особые правомочия или особые условия защиты, как это было ранее. Одинаковое для всех субъектов содержание права собственности – это принципиальнейшее положение, определяющее новую систему права собственности.

По тому же принципу построена и часть 2 статьи 9 Конституции. Об охране права именно частной собственности говорит только статья 35 Конституции, но она делает акцент на праве именно частных лиц, подчеркивая, что их право охраняется на тех же началах, что и право всех других субъектов.

По Гражданскому кодексу Российской Федерации нет никакого права государственной собственности и права частной собственности в объективном смысле, как правовых категорий, различающихся по содержанию. Есть только право разных субъектов, как это и обозначено в ГК. Нигде в мире нет особого права частной собственности, есть только субъективное право собственности, которое может принадлежать разного вида субъектам, но это единое право собственности в объективном смысле, единая категория.

В рассмотренных положениях выражается качественный сдвиг в системе права собственности, наиболее существенное изменение, произведенное новым Гражданским кодексом.

Объекты права собственности. Гражданский кодекс в качестве объекта права собственности называет имущество. Однако это не означает, что таким объектом является всякое имущество, все виды объектов имущественных гражданских прав, перечисленные в статье 128 ГК РФ. Прямо виды имущества, которые могут быть объектом права собственности, Гражданский кодекс не выделяет, но из существа отдельных его положений совершенно ясно, какого рода объекты он имеет в виду. Объектом права собственности могут быть только материальные вещи, ограниченные в пространстве. Прежде всего это вытекает из правомочий собственника (п. 1 ст. 209 ГК). содержание которых определяется в большой мере натуральными свойствами объекта. Для права собственности исходным является правомочие владения, как физического обладания вещью, господства на ней, от которого зависит содержание и других правомочий собственника (пользования и распоряжения). Право

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 231

владения может осуществляться только в отношении материальной вещи, ограниченной в пространстве. Также это вытекает из правил о риске случайной гибели вещи (ст. 211 ГК), которые могут относиться только к материальным вещам, из отнесения права собственности к вещным правам (ст. 216 ГК), из норм о вещных способах защиты права собственности (ст. 302-304). Число примеров такого рода можно легко увеличить.

Единственным исключением из этого принципа является предприятие как имущественный комплекс. Оно включает в себя не только материальные объекты, но и права требования, долги, равно как и исключительные права (ст. 132 ГК). Но предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью, т.е. приравнивается к недвижимым вещам. Только в качестве элемента предприятия как комплекса его обязательственные права и обязанности, исключительные права могут считаться входящими в состав объекта права собственности. В обособленном же виде обязательственные требования и другие права на объекты, не имеющие вещественного характера, никак не могут входить в число объектов права собственности.

Из сказанного вытекает, что следует достаточно четко различать имущество как родовую категорию и объекты права собственности как одну из ее разновидностей. Попытки провозгласить объектом права собственности «имущество» вообще, как о нем говорит статья 128 ГК, ошибочны. С этой точки зрения совершенно неправильно переносить на наше право подходы, вытекающие из английской системы права, в соответствии с которыми к «собственности» относят всякое имущество, в том числе и обязательственные требования. Но при этом нужно иметь в виду, что английскому праву известны две категории: «property» и «ownership». Первый из этих терминов имеет достаточно широкое значение, он используется для обозначения не только собственности, но и имущественных отношений вообще. Вместе с тем в английском праве выделяется «неосязаемая собственность» (intangible property), включающая обязательственные требования, и собственность на материальные вещи (tangible property). Механическое и примитивное использование категорий из другой системы права чрезвычайно опасно. К сожалению, следы такого подхода встречаются в нашем законодательстве.

Провозглашение объектом права собственности обязательственных прав и обязанностей или даже распространение на них хотя бы

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 232

в какой-то части правового режима объекта права собственности безусловно ошибочно и способно вызвать лишь недоразумения на практике.

Понятие «имущества» включает в себя все виды материальных ценностей, как вещные, так и обязательственные права, оно представляет собой очень широкую категорию. А право собственности составляет только часть вещных прав, оно неизмеримо уже всех имущественных прав, хотя и составляет их ядро. Именно из такого соотношения имущественных прав и права собственности исходит и статья 35 Конституции РФ, которая оперирует обоими этими понятиями. Без дифференциации правильно понять смысл этой статьи невозможно. Под этими терминами в статье скрыто каждый раз разное содержание.

Часть 1 говорит о том, что право собственности может принадлежать частным лицам и такая возможность предусматривается законом. Ни о чем другом здесь не говорится. Иначе пришлось бы сказать об охране законом и права государственной собственности и т.п. Конституция закрепляет лишь принципиально новое положение, только в этом смысл рассматриваемой нормы, которая говорит только о праве собственности.

Часть 2 статьи 35 говорит о праве иметь имущество в собственности. Имущество может быть объектом права собственности, но нигде не сказано, что это относится ко всякому имуществу. Например, владеть можно только материальными вещами, и только они могут составить объект права собственности, но никак не нематериальные права требования. Здесь говорится уже о соотношении имущества и объектов права собственности.

А часть 3 той же статьи говорит уже только об имуществе – о всяком имуществе, о всяких материальных ценностях, включая как вещи, так и обязательственные требования. Лишение всякого имущества, а не только объектов права собственности, может быть произведено лишь по решению суда. Также правило о принудительном отчуждении для государственных нужд относится ко всякому имуществу, а не только к объектам права собственности.

Наконец, часть 4 статьи 35 тоже имеет в виду имущество, имущество в широком смысле. Как известно, наследственную массу может составить всякое имущество, в том числе и обязательственные требования, а не только объекты права собственности.

Без четкого разграничения объектов права собственности и имущества понять статью 35 Конституции невозможно.

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 233

Объектом права собственности является материальная вещь. Именно она и может быть объектом купли-продажи, суть которой в переходе права собственности от одного лица другому. В силу этого, правила о договоре купли-продажи не могут применяться к передаче обязательственных прав и обязанностей от одного субъекта другому. Именно поэтому представляется сомнительным пункт 4 статьи 454 ГК, предусматривающий куплю-продажу имущественных прав вообще. От характера права зависит и порядок его передачи. Если к обязательственным правам применять нормы о купле-продаже, им окажутся противоречащими правила об уступке требования (ст. 382 ГК, особенно п. 3, предусматривающий правовые последствия уведомления должника) и о переводе долга (ст. 391 ГК предусматривает обязательность согласия кредитора). Отличия уступки требования и перевода долга от купли-продажи связаны именно с нематериальным характером объекта.

Представляется чрезвычайно важным с достаточной осторожностью относиться к признанию объектом права собственности ценных бумаг. При отсутствии ценной бумаги осуществить выраженное в ней право – а оно имеет обязательственный характер – как правило, невозможно (правда, в некоторых случаях возможно восстановление ценной бумаги путем возбуждения вызывного производства). Но основную ценность представляет все-таки право, а не бумага как вещь. Бумага как вещь имеет разную значимость для разных видов ценных бумаг – именной, предъявительской, ордерной. Для именных ценных бумаг она имеет наименьшее значение, в частности, в связи с появлением бездокументарных ценных бумаг, где право собственности отсутствует вообще. Попытки виндицировать именные ценные бумаги (не только бездокументарные) достаточно бессмысленны. А стремление провозгласить другие виды ценных бумаг бездокументарными (такие проекты предлагаются достаточно настойчиво, например, в отношении векселей) совершенно несостоятельно.

По той же причине с достаточной осторожностью следует относиться и к формулировкам о купле-продаже ценных бумаг. Важнейшая особенность их правового режима заключается в особом порядке уступки прав на них.

Также не могут быть отнесены к объектам права собственности объекты так называемой «интеллектуальной собственности» (исключительных прав). Результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации юридических лиц и товаров нематериальны. Термин «интеллектуальная собственность» отражает лишь

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А.

общность политической и экономической функции этой категории с соответствующими функциями права собственности на материальные вещи, но юридически терминология представляет собой лишь литературный образ, никак не отражая реальное правовое содержание. Вся юридическая общность этих двух категорий сводится к тому, что они обе представляют собой абсолютное право. На результаты интеллектуальной деятельности не может быть распространен режим, установленный для материальных вещей, а именно такой режим и является главным критерием для выделения правовых категорий, иначе юридические классификации превратились бы в чисто схоластическое занятие.

Вывод заключается в том, что надо четко различать объекты гражданских прав и объекты права собственности. Недаром эти категории регламентированы в разных главах ГК. Далеко не все объекты гражданского права могут быть объектом права собственности. К объектам права собственности относятся лишь материальные вещи и только они. Притом объектами субъективного права собственности могут быть только индивидуально определенные вещи.

Существенным новшеством, введенным Гражданским кодексом, явилось деление вещей на движимые и недвижимые (ст. 130 и 131 ГК РФ). Прежде такого деления вещей в нашем праве не существовало, вместо него закон оперировал экономическими категориями основных и оборотных фондов. С точки зрения юридической эти категории не могли считаться достаточно четкими, ибо отнесение к той или иной категории определялось меняющейся экономической функцией вещи. Движимость и недвижимость – это достаточно стабильные категории, которые могут быть связаны со вполне определенным правовым режимом. Поэтому введение этих категорий, апробированных многовековой мировой практикой, является существенным шагом вперед, необходимым в условиях четких рыночных отношений.

Субъекты права собственности. Соотношение права собственности и гражданской правосубъектности. Не вызывает сомнений способность физического лица быть субъектом права собственности. Гораздо сложнее обстоит дело с юридическим лицом, которое при его образовании кем-то было наделено имуществом. Вопрос о взаимоотношениях учредителя юридического лица и самого юридического лица по поводу такого имущества имеет первостепенное практическое значение.

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 235

Существует два основных типа юридических лиц. Один – это объединение, когда участники стремятся для получения выгод и достижения какой-то цели соединить свои силы и средства, одновременно освободив себя от ответственности за деятельность созданной ими организации. Образование еще одного субъекта права возможно только на этой основе, иначе не получится отдельная организация, будет лишь совместная деятельность на базе общей собственности, без обособления ответственности.

Другой тип юридического лица – это учреждение, организация, создаваемая собственником путем выделения для нее части своего имущества. На этой основе возможны два варианта. Первый – когда учредитель определяет лишь направление деятельности организации, предоставляя ей действовать самостоятельно. Второй – когда учредитель стремится сохранить за собой более или менее полный контроль.

Возможны и некие промежуточные варианты, например, когда создается объединение, но учредители не преследуют собственных интересов, объединение не имеет коммерческих целей. Тогда они предоставляют ему максимальную самостоятельность.

Итак, три разные ситуации.

При создании объединения право собственности его учредителей на имущество, передаваемое объединению, должно прекращаться и оно должно возникать у объединения. Объединение как организацию иначе не создать, максимум на что можно рассчитывать – это совместная деятельность. Субъектом права собственности при этой модели организации являются именно эти организации, а не их учредители или участники. Об этом совершенно однозначно говорит пункт 1 статьи 66 ГК РФ, который устанавливает, что «имущество (хозяйственного товарищества и общества – В.Д.), созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное или приобретенное хозяйственным товариществом или обществом в процессе его деятельности, принадлежит ему на праве собственности». Участники объединения, в частности, акционеры в акционерном обществе, не имеют права собственности на имущество объединения.

Юридические лица, не имеющие форму объединения, – тоже собственники, например фонды. Не собственники – это только унитарные предприятия и финансируемые собственником учреждения.

Казалось бы, ошибки, существовавшие на предшествующих этапах, в настоящее время преодолены. Однако до сих пор бытует

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 236

убеждение, что собственниками имущества акционерного общества являются его акционеры. Между тем последние не обладают правом собственности, они не осуществляют правомочий собственника. Им принадлежат только обязательственные требования и основанные на членских отношениях определенные права по формированию органов хозяйственных товариществ и обществ, полномочных осуществлять правомочия собственника, принадлежащие юридическому лицу.

Особенно часто неправильные представления бытуют в случаях, когда все или большая часть акций принадлежит государству. Но на этот случай распространяется общее правило – государству может принадлежать в этом случае лишь право собственности на акции, а право собственности на имущество юридического лица принадлежит только этому юридическому лицу. Акционирование государственного юридического лица (даже еще не приватизация, а только акционирование) есть основание прекращения права собственности государства на имущество этого юридического лица, основание возникновения права собственности государства на акции и основание возникновения права собственности на имущество у вновь возникшего акционерного общества.

На акционерные компании, все акции которых принадлежат государству, полностью распространяются нормы ГК об акционерном обществе одного лица. Пункт 6 статьи 98 ГК РФ предусматривает возможность существования акционерного общества, состоящего из одного лица, образуемого либо путем его создания одним лицом, либо путем приобретения всех акций общества одним лицом (см. также ч. 2 п. 1 ст. 66 ГК). Установлено только одно ограничение – общество одного лица не может иметь в качестве своего единственного участника другое общество одного лица. Государство может выступать в качестве участника такого общества на общих основаниях.

На такое общество одного лица распространяются все нормы об акционерных обществах, в частности, нормы о праве собственности акционерного общества на имущество, об обязательственных отношениях акционера с обществом. Смысл создания такого акционерного общества, как и всякого другого, заключается в обособлении имущества общества от имущества его участника, обособлении их ответственности и т.п. При сохранении права собственности участника общества эта цель оказалась бы недостигнутой. Поэтому при создании акционерного общества право собственности государства

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 237

прекращается и возникает право собственности частного субъекта права – акционерного общества.

Однако это не исключает особенности правового режима акционерного общества, все акции которого принадлежат государству. Основные особенности такого общества, определяющие все остальные отличия, – в порядке управления принадлежащими государству акциями. Такое общество может называться «государственным акционерным обществом», но при этом надо иметь в виду, что речь идет не о праве собственности на имущество, а о принадлежности акций.

Государство обеспечивает свои интересы в таком акционерном обществе через своих представителей, действующих в порядке, предусмотренном Указом Президента РФ от 10 июня 1994 г. № 1200 «О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой»[1], постановлением Правительства РФ от 1 октября 1994 г. № 1112 «Об отчетности руководителей федеральных государственных предприятий, действующих на основании контрактов, заключаемых в соответствии с гражданским законодательством, и представителей государства в органах управления акционерных обществ (товариществ и иных предприятий смешанной формы собственности), акции (доли, паи) которых закреплены в федеральной собственности»[2], постановлением Правительства РФ от 21 мая 1996 г. № 625 «Об обеспечении представления интересов государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена в федеральной собственности»[3] и некоторыми другими актами. Государство выступает в этих случаях как акционер, а не как собственник, оно может воздействовать на органы управления, но не осуществлять непосредственно правомочия собственника. Указания в этом случае на «смешанные формы собственности» совершенно неправомерны. Собственником является акционерное общество. А его имущество может формироваться за счет разных и даже разнородных источников.

Право собственности – это право на осуществление правомочий в отношении объекта собственности. В этом смысле право собственности всегда имеет индивидуальный характер, ибо волю может выражать только конкретное лицо, являющееся субъектом пра-

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 238

ва, волю на осуществление правомочий – лишь субъект гражданского права. Субъектом гражданского права может быть лишь физическое лицо, юридическое лицо, государство или муниципальное образование. Право собственности сохраняет индивидуальный характер, если оно принадлежит на какой-то объект нескольким лицам, является правом общей собственности. При праве общей собственности воля на осуществление правомочий должна быть выражена в индивидуальном порядке каждым из сособственников, это должна быть согласованная между ними воля и она должна быть выражена всеми ими совместно.

Сказанное полностью относится и к коллективным образованиям, являющимся юридическими лицами. В связи с ними нужно четко различать выражение воли на осуществление правомочий, которое тоже имеет индивидуальный характер, и процесс выработки единой воли этого образования, являющегося собственником. Носителем права собственности и в этом случае является одно лицо (кроме права общей собственности), имеющее свою особую индивидуальную волю, независимо от того, что эта воля вырабатывается на коллективной основе.

Только это коллективное образование имеет право собственности, входящие в его состав лица в качестве учредителей, членов, вкладчиков, участников трудового процесса и т.п., не имеют права собственности и не участвуют в праве собственности этого коллективного образования. Права последних с точки зрения гражданского права имеют совершено иную (главным образом обязательственную) природу. Никакого «иного» характера, кроме индивидуального (с учетом права общей собственности), право собственности юридически иметь не может. Это полностью относится и ко всем коллективным образованиям – иначе создастся полная юридическая неопределенность с осуществлением правомочий собственника и в конечном счете будет подорван весь экономический оборот.

От признания права собственности должен быть отделен вопрос о получении выгод от использования объектов права собственности и механизме получения таких выгод.

Организации, не преследующие коммерческих целей, независимо от того, создает ли их одно лицо или несколько лиц, если этим организациям предоставляется право действовать самостоятельно, хотя и в рамках определенного направления, тоже наделяются правом собственности. Право собственности учредителя (учредителей) на вносимое ими имущество прекращается и учредитель вообще не

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 239

имеет никаких имущественных прав. Без наделения правом собственности их подлинная самостоятельность невозможна. К числу таких организаций относятся общественные и религиозные организации (объединения), фонды, благотворительные и иные организации, объединения юридических лиц.

И только в третьем случае собственниками остаются учредители, а права юридических лиц имеют другую правовую природу. Это третий случай специально будет рассмотрен несколько ниже.

Так или иначе право собственности принадлежит либо юридическому лицу, либо учредителю или участнику, распределения между ними права собственности быть не может.

Закон (пп. 2 и 3 ст. 48 ГК РФ) четко и исчерпывающим образом определил рассмотренные типажи юридических лиц с точки зрения того, кому принадлежит право собственности на имущество.

Если на этой основе переходить к вопросу о соотношении права собственности и гражданской правосубъектности, то можно прийти к выводу, что эти две категории переплетены теснейшим образом, в принципе неразрывно. По идее, право собственности составляет необходимое условие правосубъектности и наоборот, правосубъектность нужна для того, чтобы иметь возможность стать собственником. Правосубъектность нужна прежде всего для того, чтобы лицо могло обладать правом собственности, а право собственности составляет основу правосубъектности, ибо только оно создает подлинную базу для имущественной самостоятельности, полноценного обособления имущества, самостоятельной имущественной ответственности. Разрыв между правом собственности и правосубъектностью, положение, при котором субъект права не может быть собственником, правомерен только в определенных исторических условиях. За этими рамками такой разрыв не просто аномален и архаичен, но и влечет за собой тяжкие практические последствия. Он возможен только как промежуточная, переходная стадия в развитии системы. При невозможности для субъекта права иметь право собственности его правосубъектность является неполноценной либо возникает необходимость искусственно конструировать абсолютное право, так или иначе становящееся на место права собственности, замещающее его. Но такое замещение порождает неразрешимые противоречия.

Разрыв между правом собственности и правосубъектностью характерен для системы, при которой право государственной собственности конструируется как самостоятельный вид права собственности.

ГК России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский; – М.,Родос, 1998. С. 240

Содержание права собственности. Содержание права собственности, установленное ГК, традиционно. Это правомочия владения, пользования и распоряжения (п. 1 ст. 209 ГК), которые соответствуют натуральным свойствам объекта и потребностям рыночного обращения.

Но наряду с самим содержанием права собственности существенное значение имеет вопрос о способах его осуществления. Здесь существуют некоторые традиционные для нашего права проблемы, которые будут рассмотрены при анализе права собственности, принадлежащего государству (право хозяйственного ведения и оперативного управления – здесь происходят определенные изменения), но есть и новшества. В законодательстве появился такой способ осуществления права собственности как доверительное управление (п. 4 ст. 209, ст. 1012-1026 ГК). Смысл этого института в том, чтобы право собственности могли осуществлять лица, определяемые не на административной, а на гражданско-правовой основе, чтобы они были заинтересованы в эффективном осуществлении правомочий собственника и несли ответственность перед ним за свою ненадлежащую деятельность. Это – принципиальное новшество в законодательстве. При этом оказывается, что наряду с правомочиями собственника необходимо четко выделить еще и более широкую категорию – управление собственностью (или имуществом вообще). Такое управление включает в себя не только осуществление правомочий, но и совершение фактических действий.