Гражданский кодекс рф статья 33

Главная | Воздушный кодекс РФ | Статья 33. Государственная регистрация и государственный учет воздушных судов

Статья 33. Государственная регистрация и государственный учет воздушных судов

1. Воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов, подлежат государственной регистрации в следующем порядке:
гражданские воздушные суда, за исключением сверхлегких гражданских воздушных судов авиации общего назначения, — в Государственном реестре гражданских воздушных судов Российской Федерации с выдачей свидетельств о государственной регистрации или в государственном реестре гражданских воздушных судов иностранного государства при условии заключения соглашения о поддержании летной годности между Российской Федерацией и государством регистрации;
сверхлегкие гражданские воздушные суда авиации общего назначения — в порядке, установленном уполномоченным органом в области гражданской авиации;
государственные воздушные суда — в порядке, установленном уполномоченным органом в области обороны по согласованию с уполномоченными органами, имеющими подразделения государственной авиации.
(п. 1 в ред. Федерального закона от 18.07.2006 N 114-ФЗ)
2. Ведение Государственного реестра гражданских воздушных судов Российской Федерации возлагается на уполномоченный орган в области гражданской авиации.
(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)
3. Экспериментальные воздушные суда подлежат государственному учету с выдачей соответствующих документов уполномоченным органом в области оборонной промышленности.
(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)
4. Воздушное судно, зарегистрированное или учтенное в установленном порядке в Российской Федерации, приобретает национальную принадлежность Российской Федерации.
5. Данные о гражданском воздушном судне исключаются из Государственного реестра гражданских воздушных судов Российской Федерации в следующих случаях:
списание гражданского воздушного судна или снятие его с эксплуатации;
продажа гражданского воздушного судна или переход на иных законных основаниях права собственности на него иностранному государству, а также иностранному гражданину, лицу без гражданства или иностранному юридическому лицу при условии вывоза гражданского воздушного судна за пределы территории Российской Федерации;
нарушение требований к государственной регистрации гражданского воздушного судна.
6. При исключении данных о гражданском воздушном судне из Государственного реестра гражданских воздушных судов Российской Федерации свидетельство о государственной регистрации этого воздушного судна утрачивает силу и подлежит возврату органу, выдавшему указанное свидетельство.
7. Правила государственной регистрации и государственного учета воздушных судов устанавливаются соответствующим уполномоченным органом.
(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)
8. За государственную регистрацию гражданского воздушного судна уплачивается государственная пошлина в размерах и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.
(п. 8 в ред. Федерального закона от 02.11.2004 N 127-ФЗ)
О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними см. также Федеральный закон от 14.03.2009 N 31-ФЗ.

9. Государственная регистрация прав собственности и иных вещных прав на воздушное судно, ограничение этих прав, их возникновение, переход и прекращение, а также установление порядка государственной регистрации и оснований для отказа в государственной регистрации прав на воздушное судно и сделок с ним осуществляются в соответствии со статьей 131 Гражданского кодекса Российской Федерации.
10. В случае залога гражданского воздушного судна сведения о залоге подлежат включению в Государственный реестр гражданских воздушных судов Российской Федерации.

Общество защиты прав потребителей в социальных сетях:

Семейный кодекс РФ

Глава 7. Законный режим имущества супругов.

Статья 33. Понятие законного режима имущества супругов.
1. Законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.

Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.

2. Права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства, определяются статьями 257 и 258 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статья 34. Совместная собственность супругов.
1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

2. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

3. Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

Статья 35. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов.
1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

3. Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Статья 36. Имущество каждого из супругов.
1. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

2. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.

3. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата.

Статья 37. Признание имущества каждого из супругов их совместной собственностью.
Имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

Статья 38. Раздел общего имущества супругов.
1. Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

2. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. По желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено.

3. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

4. Суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

5. Вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети.

Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их общих несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов.

6. В случае раздела общего имущества супругов в период брака та часть общего имущества супругов, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют их совместную собственность.

7. К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Статья 39. Определение долей при разделе общего имущества супругов.
1. При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

2. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

3. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Статья 33 Конституции РФ

Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Комментарий к Статье 33 Конституции РФ

1. Закрепленное в ст. 33 Конституции право граждан может быть определено как право на индивидуальное или совместное (коллективное) обращение в публичные (государственные и муниципальные) органы. На международно-правовом уровне это право соотносится с положениями ст. 19 Всеобщей декларации прав человека и ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах. Историческим и понятийно-категориальным аналогом данного элемента конституционного статуса граждан РФ является право петиций, которое было закреплено еще в Конституции Франции 1791 г. и сегодня указывается в конституциях ряда зарубежных стран.

Нормативная конституционная характеристика комментируемого права обнаруживает его сложную юридическую природу как основного права, обладающего всеми характеристиками субъективных правомочий и отражающего в этом качестве не только личную, но и публичную потребность индивида в эффективной организации государственной и общественной жизни. В этом качестве право на обращение традиционно относится к числу политических прав, связанных с обеспечением участия граждан в реализации публичной политической власти, и имеет ярко выраженные гарантирующие свойства, т.е. выступает своего рода правом-гарантией всех иных (не только политических) конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также законных интересов. Соответственно, оно имеет не только субъективно-личную, но и выраженную публичную направленность.

Несмотря на личную заинтересованность граждан в предусмотренных обращениях, они должны быть по своей направленности и публично-правовыми, т.е. затрагивать вопросы, составляющие конституционные начала управления делами государства (ст. 32), эффективного решения стоящих перед обществом и государством в лице их органов, организаций, хозяйствующих субъектов задач, включая и надлежащее обеспечение и защиту прав и свобод (иметь политическую направленность в широком смысле). Вопросы сугубо частного характера (частной жизни как сферы исключительно личностного самоопределения) в таких обращениях не должны ставиться. Право на обращение может рассматриваться и как одна из важных форм обратной связи в системе государственного управления (в широком смысле), посредством которой обеспечиваются проверка, установление соответствия между характером и содержанием государственного воздействия на те или иные общественные отношения и фактической общественной практикой, складывающейся в соответствующей социальной сфере.

Нормативное содержание комментируемого конституционного права включает в себя ряд правомочий, основными среди которых являются:

1) правомочие личного обращения в государственные органы и органы местного самоуправления — определяет возможность лица напрямую в устной форме (на личном приеме) довести до сведения органа государственной или муниципальной власти предложение, заявление или жалобу;

2) правомочие направлять в названные органы индивидуальные и коллективные обращения — характеризует письменную форму петиционных взаимоотношений личности и государства, которая может быть реализована как одним лицом, так и группой лиц. Особой формой совместного пользования правом на обращение являются обращения юридических лиц. Как подчеркнул Конституционный Суд, комментируемое право по своей природе относится к числу тех, которые могут принадлежать объединениям граждан в форме юридических лиц (см. Определение от 22.04.2004 N 213-О*(419));

3) правомочия требования рассмотрения обращения в разумный срок компетентным лицом аппарата публичной власти и получения на него мотивированного и обоснованного, по существу поставленных в обращении вопросов, ответа, содержащего указание на конкретные обстоятельства, положенные в его основу. Закрепляя конституционно-правовой статус личности, Конституция исходит из того, что гражданин во взаимоотношениях с публичной властью выступает не объектом государственной деятельности, а как равноправный, наделенный неотъемлемым личным достоинством субъект, могущий защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов (см., например: Постановление КС РФ от 03.05.1995 N 4-П; Определение КС РФ от 25.01.2005 N 42-О*(420)). В соответствии с этим, принимая во внимание также, что Конституция призвана установить и гарантировать реальные конституционные права, право на обращение охватывает собой инициирование, процесс и результат петиционных отношений личности и государства, при том что «выпадение» из его нормативного содержания хотя бы одного из названых элементов (их непризнание или необеспечение) неизбежно приводит к неэффективности названного конституционного права в целом.

Субъектами конституционного права на обращения, непосредственно поименованными в комментируемом положении Конституции, являются граждане РФ. Вместе с тем в силу ч. 3 ст. 62 Конституции данным правом могут пользоваться иностранные граждане и лица без гражданства, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором. Соответственно, федеральный законодатель вправе предусмотреть для иностранных граждан и лиц без гражданства определенные изъятия и ограничения в отношении их правосубъектности права на обращение. Так, в соответствии с Федеральным законом от 25.07.2002 N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (в ред. от 06.05.2008) заявление иностранного гражданина о выдаче разрешения на временное проживание в Российской Федерации рассматривается территориальным органом федерального органа исполнительной власти в сфере миграции.

2. Нормативное содержание конституционного права на обращения конкретизируется в действующем федеральном законодательстве, а также в соответствии с конституционным разграничением предметов ведения и полномочий в области правового регулирования и защиты прав и свобод человека и гражданина — на уровне субъектов РФ.

2.1. В федеральном законодательстве в течение достаточно продолжительного времени, в том числе после принятия Конституции РФ 1993 г., порядок работы с обращениями граждан регламентировался Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12.12.1968 «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан», который действовал в части, не противоречащей Конституции, а также Закону об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан, вплоть до 2006 г., когда был принят и введен в действие Закон об обращениях.

Согласно Закону об обращениях термин обращение означает направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу письменные предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления. При этом содержание устного обращения заносится в карточку личного приема гражданина (ч. 3 ст. 13 Закона). Кроме того, в ч. 3 ст. 7 Закона об обращениях оговаривается возможность направления сообщения в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу по информационным системам общего пользования. Такое обращение, даже будучи изначально устным, приобретает форму закрепленной информации и подлежит рассмотрению в общем порядке.

Как это вытекает из Закона об обращениях (ст. 4), возможны следующие виды обращений: 1) предложение — рекомендация гражданина по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов, деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, развитию общественных отношений, улучшению социально-экономической и иных сфер деятельности государства и общества; 2) заявление — просьба гражданина о содействии в реализации его конституционных прав и свобод или конституционных прав и свобод других лиц, либо сообщение о нарушении законов и иных нормативных правовых актов, недостатках в работе государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, либо критика деятельности указанных органов и должностных лиц; 3) жалоба — просьба гражданина о восстановлении или защите его нарушенных прав, свобод или законных интересов либо прав, свобод или законных интересов других лиц. В соответствии с Законом об обращениях (ст. 10) каждый государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо, рассматривая поступившее обращение, принимает меры, направленные на восстановление или защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов гражданина. Значение этих установлений определяется и общим характером конституционных требований (ст. 18), и не конкретизированным по кругу потенциальных адресатов содержанием права.

Законом об обращениях устанавливается бесплатный характер их рассмотрения (ч. 3 ст. 2). Однако в специально установленных случаях с физических лиц и организаций при их обращении в государственные органы (кроме консульских учреждений), органы местного самоуправления взимается особый сбор — государственная пошлина.

Многие положения Закона об обращениях могут трактоваться как юридические гарантии и комментируемого конституционного права, и прав и свобод человека в целом. Принципиально конституционными и гарантирующими являются, в частности, положения ч. 2 ст. 2 Закона о свободной и добровольной реализации права на обращение, которая в то же время не должна нарушать права и свободы других лиц. В ст. 6 конкретизируются гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением: 1) запрещается преследование за критику; 2) не допускается разглашение сведений, содержащихся в обращении, а также сведений, касающихся частной жизни гражданина, без его согласия. Нарушение представителями публичной власти определяемых этими гарантиями требований может послужить основанием уже для обращения за судебной защитой и решения вопроса об их юридической ответственности.

В ст. 5 Закона об обращениях перечисляются права гражданина при рассмотрении обращения. По своей сути и с учетом принципа обязательности принятия обращения к рассмотрению (ст. 9 Закона) это легальная конкретизация законодателем содержания основного права, закрепленного в ст. 33 Конституции. Соответствующими правомочиями — как конкретизированными элементами основного права граждан — признаны: 1) право представлять дополнительные документы и материалы либо обращаться с просьбой об их истребовании; 2) право знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения обращения, если это не затрагивает права, свободы и законные интересы других лиц и если в указанных документах и материалах не содержатся сведения, составляющие государственную*(421) или иную охраняемую федеральным законом тайну; 3) право получать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов (за исключением особо оговоренных случаев) или уведомление о переадресации письменного обращения по компетенции; 4) право обращаться с жалобой на принятое по обращению решение или на действие (бездействие) в связи с рассмотрением обращения в административном и (или) судебном порядке в соответствии с законодательством РФ; 5) право обращаться с заявлением о прекращении рассмотрения обращения. Этим правам корреспондируют закрепленные в ч. 1 ст. 10 Закона обязанности государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц. Определены и сроки исполнения названных обязанностей (ст. 10, 12 Закона).

Установленный в ч. 6 ст. 8 Закона об обращении запрет направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется, соответствует общепризнанному принципу права о недопустимости быть судьей в собственном деле. В качестве дополнительной гарантии Закон устанавливает для таких случаев обязанность властных органов и должностных лиц разъяснить гражданину его право обжаловать соответствующие решение или действие (бездействие) в установленном порядке в суд. С той же целью в ч. 2 ст. 11 Закона указывается, что обращение, в котором обжалуется судебное решение, возвращается гражданину, направившему обращение, с разъяснением порядка обжалования данного судебного решения.

Установленный Законом об обращениях порядок рассмотрения отдельных обращений включает правила, выражающие современные мировые тенденции совершенствования способов противодействия злоупотреблениям правом. Именно к числу таких средств относится норма, закрепленная в ч. 5 ст. 11 Закона. Она предусматривает, что в случае, если в письменном обращении гражданина содержится вопрос, на который ему многократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее направляемыми обращениями, и при этом в обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства, руководитель государственного органа или органа местного самоуправления, должностное лицо либо уполномоченное на то лицо вправе принять решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки с гражданином по данному вопросу при условии, что указанное обращение и ранее направляемые обращения направлялись в один и тот же государственный орган, орган местного самоуправления или одному и тому же должностному лицу. Гражданин, направивший обращение, уведомляется о данном решении. Конституционность этих законоположений подтверждена практикой Конституционного Суда (Определения от 18.12.2007 N 906-О-О, от 15.04.2008 N 239-О-О *(422)), который исходит из того, что названные нормы во взаимосвязи с другими положениями Закона об обращениях обязывают полномочные органы публичной власти и должностных лиц обеспечивать объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, в случае необходимости — с участием гражданина, направившего обращение, давать на него ответ по существу, что корреспондирует конституционному праву граждан РФ на индивидуальные и коллективные обращения граждан в органы публичной власти, при том, что одной из гарантий права граждан на обращение является их право обращаться с жалобой на принятое по обращению решение или на действия (бездействие) в связи с рассмотрением обращения в административном и (или) судебном порядке в соответствии с законодательством РФ (п. 4 ст. 5 Закона).

Важно отметить, что нормы, направленные на противодействие петиционным злоупотреблениям, впервые были сформулированы на подзаконном уровне, а именно в п. 1.4 Инструкции о порядке рассмотрения обращений граждан и ведения делопроизводства по ним в Судебном департаменте при ВС РФ, введенной в действие приказом Судебного департамента при ВС РФ от 23.12.1998 N 112 (в ред. от 05.05.2004), где установлено, что не принимаются к рассмотрению обращения, содержащие оскорбительные выражения. Разрешая дело по заявлению гражданина П. о признании данного положения недействительным, Кассационная коллегия ВС РФ в Определении от 23.12.2004 подчеркнула, что в соответствии с Конституцией (ч. 3 ст. 17) осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, в частности достоинство личности, охраняемое государством (ч. 1 ст. 21). Из анализа данных конституционных норм в их взаимосвязи следует, что закрепленное в ст. 33 Конституции право граждан на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления не означает наличие права на употребление в этих обращениях оскорбительных выражений, несомненно, унижающих достоинство тех, кому они адресованы, поэтому употребление таких выражений в обращениях в государственные органы является недопустимым злоупотреблением правом на свободу слова и выражения мнения.

Необходимым элементом механизма обеспечения установленного порядка рассмотрения обращений выступает институт юридической ответственности уполномоченных должностных лиц. Диспозиции норм, определяющих конкретные составы возможных правонарушений при рассмотрении обращений граждан, частично закреплены в различных отраслях законодательства, частично — должны «конструироваться» правоприменителем с учетом положений Закона об обращениях, включая его ст. 15, которая, однако, как и ч. 1 ст. 16, не имеет самостоятельного правоприменительного значения. Подобный подход характерен для федерального законодателя, но вряд ли вполне соответствует цели оптимального обеспечения возможности пользования правом на личное обращение к государству. Среди нормативных положений, которые могут применяться для достижения этой цели, а равно и обеспечения принципа правозаконности, следует выделить положения ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 137, ч. 2 ст. 138, ст. 140, 293 УК; ст. 5.39, 17.2, 19.7, 19.7.1, 19.8, 19.9 КоАП (административная ответственность должностных лиц за правонарушения, связанные с рассмотрением обращений граждан может устанавливаться и законами субъектов РФ); ст. 57 и 58 Закона о госслужбе; ст. 27 Федерального закона от 02.03.2007 N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»; ст. 192-194 ТК; ст. 16, 1069, ч. 3 ст. 1081, § 2 гл. 59 ГК РФ.

Статья 15 Закона об обращениях выступает и общей нормативной предпосылкой привлечения к юридической ответственности за нарушения порядка личных обращений к государству со стороны граждан (правообладателей). Актуальной нормативной конкретизацией такой ответственности является положение ч. 2 ст. 16 Закона, согласно которой в случае, если гражданин указал в обращении заведомо ложные сведения, расходы, понесенные в связи с рассмотрением обращения государственным органом, органом местного самоуправления или должностным лицом, могут быть взысканы с данного гражданина по решению суда.

2.2. Федеральные правовые нормы о порядке рассмотрения обращений граждан развиваются в законах субъектов РФ, что соответствует конституционным полномочиям субъектов РФ по нормативному обеспечению защиты прав и свобод человека и гражданина (п. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции). Вместе с тем после принятия Закона об обращениях объем регионального правового регулирования защиты права на обращения существенным образом сузился, что, очевидно, связывалось, с одной стороны, с урегулированием основных элементов петиционных отношений в названном Законе, а с другой — с необходимостью устранения противоречий в этой сфере между федеральным и региональным правом.

В то же время ряд субъектов РФ, руководствуясь нормой ч. 2 ст. 3 Закона об обращениях, предусматривающей возможность установления законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ положений, направленных на защиту права граждан на обращение, в том числе введения ими гарантий названного права, дополняющих гарантии, установленные Законом, либо приняли новые законодательные акты, либо внесли изменения и дополнения к ранее действующим законам, детализируя в своем законодательстве основные положения Закона. Следует отметить, впрочем, что не все из такого рода нововведений представляются конституционно обоснованными.

Так, ст. 3 Закона Московской области от 05.10.2006 «О рассмотрении обращений граждан» предусматривается возможность увеличения срока рассмотрения обращений, написанных на иностранном языке или точечно-рельефным шрифтом слепых, при том что продление срока возможно на время, необходимое для перевода. Очевидно, что сама соответствующая возможность и использованное оценочное понятие входят в известное противоречие с федеральными стандартами обеспечения комментируемого конституционного права. Не случайно близкое, по сути, положение п. 1 ст. 16 Закона Республики Тыва от 30.06.1999 «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Тыва» (в ред. от 04.07.2000) о не предусмотренном федеральным законодателем ограничении срока подачи жалоб лицу, являющемуся по своему правовому статусу государственным органом субъекта РФ, Определением Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 03.10.2007 было признано недействующим как незаконное и необоснованное. Между тем, в Законе Республики Башкортостан от 12.12.2006 «Об обращениях граждан в Республике Башкортостан» содержатся правила безотлагательного и первоочередного рассмотрения отдельных категорий обращений. Постановлением администрации Тверской области от 21.10.2008 N 385-па «О дополнительных гарантиях права граждан на обращение в органы государственной власти Тверской области» закреплено право внеочередного приема граждан по личным вопросам руководителями соответствующих исполнительных органов для инвалидов I и II групп. Подобные решения должны проводиться с учетом требований ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации и понимания сущности субфедерального конституционного гарантирования прав человека.

3. Предусмотренный Законом об обращениях порядок их рассмотрения распространяется на все обращения граждан (носит универсальный характер), за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами (ч. 2 ст. 1 Закона). К числу таких законов относятся прежде всего те, которые определяют осуществление судебной власти посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводств.

Возможность обращения граждан к соответствующим судам за защитой своих прав и свобод, обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц гарантируется Конституцией отдельно (ч. 1 и 2 ст. 46). Каждая процессуальная модель таких обращений носит специальный — по отношению к общим требованиям практики правосудного обеспечения (защиты) прав и свобод — характер, и одновременно каждая из них не входит в столь же самостоятельные правовые режимы, устанавливаемые Законом об обращениях. Как подчеркнул в одном из определений Конституционный Суд (см. Определение от 08.04.2003 N 157-О*(423)), применяя материальные и процессуальные нормы отраслевого законодательства, определяющие основания и порядок обращений граждан в суды для защиты своих прав и законных интересов, суды [общей юрисдикции] должны учитывать, что эти нормы находятся в общей системе конституционно-правового регулирования и не могут полагаться препятствием к осуществлению конституционного права на обращение в государственные органы.

Содержательная близость прав, закрепленных в ст. 33 и ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ, не должна вести к их отождествлению. В этой связи, например, Конституционный Суд РФ не нашел признаков совмещения исполнительной и судебной функций в режиме правового регулирования оснований и процедуры отмены регистрации кандидатов в депутаты федеральным законодательством об основных гарантиях избирательных прав граждан, а также подчеркнул, что право на обращение к государству, в смысле ст. 33 Конституции, не включает право на судебную защиту, способы и процедуры реализации которого регламентированы специальными федеральными конституционными и федеральными законами (см. Определение от 25.12.2003 N 458-О*(424)).

Процессуальные права, конкретизирующие возможности обращений, связанных с пользованием правом на судебную защиту, закреплены, в частности, Законе о Конституционном Суде РФ, ГПК, АПК, УПК, КоАП, Законе об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан. В тех же законах конкретизированы и процессуальные права, определяющие возможности обращений (заявлений, жалоб, ходатайств) граждан к иным органам и должностным лицам — участникам соответствующих судопроизводств, что подтверждает принципиальное общеправовое гарантирующее значение комментируемого конституционного права. Понимание и учет этого обстоятельства выступают необходимыми предпосылками обеспечения конституционной законности и защиты прав и свобод человека.

Далее необходимо учитывать специальные порядки, призванные обеспечить возможность досудебного обжалования гражданами решений и действий правоохранительных государственных органов, связанных с установлением и применением мер юридической ответственности или иных принудительных мер. Досудебный порядок обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях предусмотрен КоАП (гл. 30). Порядки подачи, рассмотрения и разрешения жалоб, направляемых в таможенные органы на решения, действия (бездействие) таможенных органов или их должностных лиц, запросов о причинах принятых такими органами и должностными лицами решений устанавливаются Таможенным кодексом. Налоговый кодекс определяет порядки досудебного обжалования не вступивших (апелляционная жалоба) и вступивших в силу решений о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решений об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В соответствии с п. 4 ст. 20 Закона об основных гарантиях избирательные комиссии обязаны в пределах своей компетенции рассматривать поступившие к ним в период избирательной кампании, кампании референдума обращения о нарушении закона, проводить проверки по этим обращениям и давать лицам, направившим обращения, письменные ответы в установленные Законом сроки. Согласно положениям ст. 75 Закона решения и действия (бездействие) избирательных комиссий и их должностных лиц, нарушающие избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, могут быть обжалованы в непосредственно вышестоящую комиссию, которая обязана, не направляя жалобу в нижестоящую комиссию, за исключением случаев, когда обстоятельства, изложенные в жалобе, не были предметом рассмотрения нижестоящей комиссии, рассмотреть жалобу и вынести одно из предусмотренных Законом решений. Предварительное обращение в вышестоящую избирательную комиссию не является обязательным условием для обращения в суд.

Специфика порядка публичных обращений граждан к государству («личных обращений») может быть обусловлена не только природой тех общественных отношений, в связи с которыми лицо приходит к выводу о необходимости обращения (в этой связи специальные правила обращений устанавливаются, например, Федеральными законами «О лицензировании отдельных видов деятельности» и «О гражданстве Российской Федерации»), но и особенностями статусных характеристик потенциальных субъектов обращений. Особенные порядки обращений предусмотрены, например, для военнослужащих. Предложения, заявления и жалобы военнослужащих, связанные с прохождением воинской службы, рассматриваются в соответствии с Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ, утвержденным Указом Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 (в ред. от 23.10.2008). Порядок обращения к государственным органам лиц, обвиняемых и подозреваемых в совершении преступления и находящихся в местах принудительного содержания, регламентируется ст. 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», а также подзаконными Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденными приказом Минюста России от 14.10.2005 и соответствующими административными регламентами. Специальный порядок публичных обращений и их рассмотрения установлен также для лиц, ходатайствующих о признании их беженцами, Федеральным законом от 19.02.1993 N 4528-1 «О беженцах» (в ред. от 23.07.2008). Близкий по содержанию правовой режим обращений устанавливается Законом РФ от 19.02.1993 N 4530-1 «О вынужденных переселенцах» (в ред. от 23.07.2008). При этом, как подчеркнул КС РФ, статусные ограничения комментируемого конституционного права (в частности, для лиц, занимающих судейские должности), не могут устанавливаться корпоративными нормативными актами (см. Постановление от 28.02.2008 N 3-П*(425)).

4. В контексте идущей в стране административной реформы важное значение для определения нормативной конфигурации механизма обеспечения пользования правом на обращение к государству и повышения его эффективности приобретают административные регламенты, принимаемые различными органами исполнительной власти в соответствии с постановлениями Правительства РФ от 19.01.2005 N 30 «О Типовом регламенте взаимодействия федеральных органов исполнительной власти» и от 28.07.2005 N 452 «О Типовом регламенте внутренней организации федеральных органов исполнительной власти». В п. 11.5 Типового регламента, в частности, установлено, что федеральный орган исполнительной власти в пределах своей компетенции обеспечивает рассмотрение обращений граждан и организаций, поступивших непосредственно в его адрес, принятых при личном приеме или направленных ему иными федеральными органами государственной власти и должностными лицами. По результатам рассмотрения обращения федеральный орган исполнительной власти принимает необходимые меры и направляет ответ в срок до одного месяца с даты поступления, а также по просьбе направивших обращение государственных органов уведомляет их о принятом решении. При необходимости срок рассмотрения может продлеваться, но не более чем на один месяц, о каждом продлении сообщается заявителю с указанием причин.

Вместе с тем текущая административная практика показывает, что проблематика надлежащего отношения органов исполнительной власти к исполнению соответствующих обязанностей по-прежнему актуальна. Так, Регламент Федерального казначейства (утв. приказом Федерального казначейства от 10.04.2006) отличается инновационными решениями вопросов организации приема и рассмотрения интернет-сообщений граждан; но в то же время первоначально установленный в нем порядок работы с обращениями граждан и организаций заметно отличался от предусмотренного Законом об обращениях, что потребовало серьезной корректировки текста Регламента, проведенной приказами от 06.08.2007 N 4н и от 16.01.2009 N 1н.

Например, приказом ФСБ России от 22.11.2007 N 21 утверждена Инструкция об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах Федеральной службы безопасности (в ред. от 04.04.2008). Приказом МЧС России от 31.01.2007 N 45 утверждена Инструкция по работе с обращениями граждан в системе Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. 22 сентября 2006 г. издан приказ МВД России «Об утверждении Инструкции по работе с обращениями граждан в системе МВД России». Важным адресатом обращений граждан является прокуратура РФ. В соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о прокуратуре поступающие в органы прокуратуры заявления и жалобы граждан рассматриваются в порядке и сроки, которые установлены федеральным законодательством. Подзаконная конституционная конкретизация этого направления деятельности системы прокуратуры осуществляется посредством реализации своих полномочий Генеральным прокурором РФ. Принятие Закона об обращениях обусловило утверждение приказом Генеральной прокуратуры РФ от 17.12.2007 N 200 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры Российской Федерации (в ред. от 05.09.2008).

Беспрецедентным по характеру и значению для процесса демократизации взаимодействия гражданского общества и государственной власти в России следует признать приказ Минобороны России от 28.12.2006 N 500 «Об утверждении Инструкции по работе с обращениями граждан в Вооруженных Силах Российской Федерации».

В Инструкции впервые регламентирован порядок регистрации и учета, ведения отчетности и организации работы с обращениями граждан, поступившими в органы военного управления, объединения, соединения, воинские части, организации Вооруженных Сил РФ и военные комиссариаты. Ведомственными инструкциями последнего времени конкретизированы также порядки обращения граждан в таможенные органы РФ*(426) и ФТС России, Федеральную службу Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и другие правоохранительные органы.