Дополнительное наказание по ст 264 ук рф

Оглавление:

УДО по ст. 264 ч. 3 Лишение права управления транспортным средством

У меня произошло ДТП по ст. 264 ч. 3. Суд вынес наказание в виде 3 (трех) лет лишения права управления транспортным средством, 2 (двух) лет лишения свободы условно и 2 (два) года испытательного срока. С момента вынесения приговора прошло уже 1 (один) год и 2 (два) месяца. У меня такой вопрос. Могу ли я рассчитывать на условно-досрочное освобождение? Если да, то что мне нужно предоставить в суд для этого? Если нет, на основании чего мне могут отказать?

Заранее большое спасибо!

Ответы юристов (4)

Здравствуйте, Вячеслав! Да, такое возможно по истечение половины испытательного срока. В суд нужно представить доказательства того, что осужденный своим поведением доказал свое исправление, возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда.

Уточнение клиента

А водительское удостоверение тоже с половины срока (т.е. с 1,5 лет) можно пробовать возвращать или можно уже пробовать в суд обращаться?

16 Апреля 2014, 09:17

Есть вопрос к юристу?

Корректирую ответ. В Вашем случае досрочная отмена условного осуждение неприемлема в связи с тем, что дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством исполняется реально. То есть, для отмены испытательного срока и снятии судимости необходимо условно досрочно отменить дополнительное наказание.

Уточнение клиента

Короче говоря я ничего не смогу сделать, пока не истек срок в 1 год и 6 месяцев, т.к. обращаться в суд я могу только по истечению половины срока дополнительного наказания (а это лишения прав), я правильно понял?

16 Апреля 2014, 09:55

Я выкладываю выдержку из постановления суда. Делайте выводы.

Уточнение клиента

Хорошо. Спасибо большое за помощь!

16 Апреля 2014, 10:49

Осужденный Королев Е.А. обратился в

Долинский городской суд с ходатайством

о досрочном снятии дополнительного

наказания, назначенного приговором

Долинского городского суда 26 февраля

В обоснование заявленного ходатайства

указано, что по приговору суда он

признан виновным в совершении

преступления, предусмотренного ч. 3 ст.

264 УК РФ, с назначением наказания в

виде лишения свободы, сроком на три

года и назначением дополнительного

наказания в виде лишения права

управления транспортным средством

сроком на три года.

Основное наказание осужденный отбывал

в колонии поселении, откуда освободился

18 октября 2010 года на основании

городского суда об условно-досрочном

За период отбывании наказания,

последующий период, он характеризуется

положительно, работает, но в силу

лишения специального права лишен

возможности работать по имеющейся

профессии водителя и содержать семью,

в связи с чем, по его мнению, имеются

законные основания для снятия

Осужденный Королев Е.А. в судебном

заседании заявленное ходатайство

поддержал, настаивая на его

Выслушав пояснения осужденного,

исследовав материалы дела, суд пришел

Приговором Долинского городского суда

от 26 февраля 2009 года Королев Е.А.

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ с

назначением наказания в виде лишения

свободы сроком на 3 года, с назначением

дополнительного наказания в виде

лишения права управления транспортным

средством на три года. Основное

наказание осужденный отбывал в

колонии поселении, откуда освободился

18 октября 2010 года на основании

городского суда об условно-досрочном

Правовые основания отмены

предусмотрены положениями Уголовного

Кодекса Российской Федерации и могут

быть применены, в том числе, в случае

принятия решения об условно-досрочном

освобождении, издания акта амнистии,

истечении процессуальных сроков,

Как видно из материалов дела

осужденный Королев Е.А. освобожден

условно-досрочно от отбывания

основного наказания на основании

городского суда от 18 октября 2010 года.

Указанным постановлением от

отбывания дополнительного вида

наказания он не освобождался.

Иные правовые основания для

освобождения осужденного от

дополнительного наказания, такие как,

издание акта амнистии, изменение

уголовного закона, истечение

установленных процессуальных сроков,

применяемых к срокам исчисления

судимости и отбыванию наказания, в

настоящее время отсутствуют,

следовательно, ходатайство осужденного

Королева А.Г. о досрочном снятии

(отмены) дополнительного наказания не

подлежит удовлетворению, как не

основанное на законе.

На основании изложенного,

руководствуясь ст. ст. 396, 397, 399 УПК

Отказать в удовлетворении ходатайства

осужденного Королева Евгения

Адамовича, — года рождения, о

досрочном снятии (отмены)

дополнительного наказания по приговору

Долинского городского суда от 26

февраля 2009 года.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Может ли суд назначить дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, если оно не предусмотрено санкцией статьи УК РФ?

В соответствии с ч.3 ст.47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве наказания за соответствующее преступление.
По смыслу закона, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, по общему правилу, может быть назначено в качестве дополнительного наказания за преступление, которое связано с определенной должностью или деятельностью лица.
При этом запрещение занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью должно быть обусловлено обстоятельствами совершенного преступления ( например, лишение права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, при осуждении по ч.1 ст.264 УК РФ).

Подготовлено апелляционно- кассационным отделом уголовно-судебного управления прокуратуры области

Лишён ли я водительских прав, если осужден по ст 264 ч 3 УК РФ?

Я был осуждён по ст. 264 ч. 3 к 2-м годам лишения свободы с дополнительным наказанием: «Лишение права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортных средств на 2 года».

1 Подскажите пожалуйста, эта фраза что означает!?

2 Должен ли я сдать своё водительское удостоверение

Ответы юристов (3)

эта фраза что означает!?

Эта фраза означает, что Вам назначено дополнительное наказание в виде лишения специального права — управления автомобилем — сроком на 2 года. Срок лишения данного права начинает течь с момента освобождения из мест лишения свободы, если осужденный приговаривался к этому виду наказания. Если к более мягкому, чем лишение свободы — то срок начинает течь с момента вступления в силу приговора суда.

Должен ли я сдать своё водительское удостоверение

Это уж как хотите. Ваше водительское удостоверение недействительно, и если вас задержат с ним за рулём автомобиля, у Вас возникнут серьёзные проблемы. Есть такая статья в УК РФ:

УК РФ Статья 264.1. Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию(введена Федеральным законом от 31.12.2014 N 528-ФЗ)

Управление автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянениялибо имеющим судимость за совершение преступления, предусмотренного частями второй, четвертойили шестой статьи 264настоящего Кодекса либо настоящей статьей, — наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

У Вас, правда, часть 3 ст.264 УК РФ, как Вы указали, поэтому к Вам данная статья применена быть не может. Но всё равно, наступит административная ответственность за управление ТС лицом, лишённым прав управления. Тоже плохо.

Лишён ли я водительских прав или просто не могу управлять ТС

Сергей, так это ведь одно и то же. Вы лишены прав управления транспортными средствами, следовательно, не можете управлять ТС (в смысле, не имеете такого права).

Уточнение клиента

Мне было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года, я уже на свободе: освободился по УДО!

А срок исчисляется с момента сдачи в/у в органы ГИБДД!?

И сдавать в/у необходимо в орган ГИБДД по месту регистрации по паспорту или там, где это произошло!?

Я совершил правонарушение в г. Москва, а зарегистрирован в г. Волгоград.

28 Января 2018, 13:51

Есть вопрос к юристу?

срок исчисляется с момента сдачи в/у в органы ГИБД

Срок исчисляется с момента вступления в силу приговора. Водительское удостоверение с этого момента становится недействительным; приговор направляется в ГИБДД, где соответствующие данные вносятся в компьютерную базу.

Для того, чтобы управлять автомобилем, Вам всё равно потребуется новое водительское удостоверение.

Я совершил правонарушение в г. Москва, а зарегистрирован в г. Волгоград

Сдайте его там, где зарегистрированы, не ошибётесь.

Уточнение клиента

Но возможно сдать в/у и в Москве, я правильно Вас понял!?

28 Января 2018, 14:04

Но возможно сдать в/у и в Москве, я правильно Вас понял!?

Да, возможно и в Москве. Москвичи сами направят в/у туда. куда следует.

Уточнение клиента

СПАСИБО ВАМ ОГРОМНОЕ.

28 Января 2018, 14:26

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Лишение права управлять транспортным средством как разновидность уголовного наказания (Воскресов Б.Н.)

Дата размещения статьи: 23.06.2016

Лишение права управлять транспортным средством как вид дополнительного уголовного наказания содержалось в шести санкциях ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств» вплоть до 1 июля 2015 года, несмотря на то что в исчерпывающем перечне видов наказаний (ст. 44 УК РФ) такой вид наказания отсутствовал.
Федеральным законом от 31.12.2014 N 528-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения» данный недостаток был устранен и слова «управлять транспортным средством» заменены словами «занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью».
В то же время суды, как представляется, раскрывая содержание наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, будут продолжать лишать субъектов преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, именно права управления транспортным средством.
В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» (ред. от 23.12.2010) лишение права заниматься определенной деятельностью состоит в запрете на занятие профессиональной или иной деятельностью в отношении лица, совершившего преступление, характер которого связан с этой деятельностью (например, управление транспортом, охота).
Изучение судебно-следственной практики по данной категории уголовных дел показывает, что лица, управляющие транспортным средством, чаще являлись водителями-любителями, реже управление транспортным средством являлось их профессией, а нередко они и вовсе не имели прав на управление транспортным средством либо были лишены такого права, в том числе за совершение аналогичного преступления. В последнем случае встает резонный вопрос о возможности назначения анализируемого наказания по совокупности приговоров путем их сложения, хотя сроки дополнительных уголовных наказаний не складываются и в любом случае не могут превышать трехлетнего периода, указанного в ст. 47 УК РФ. Суды в таких случаях также лишают субъектов преступления прав управления транспортным средством, хотя такого права у них и не было.
Так, к примеру, осужденный К. был лишен права управления транспортным средством на срок 3 — 6 лет в порядке административного законодательства (сроки лишения прав складывались в порядке ст. 32.7 КоАП РФ). После совершения К. преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ, суд, помимо основного наказания в виде лишения свободы сроком 1 год 6 месяцев с отбыванием в колонии-поселении, назначил ему также и дополнительное — лишение права управлять транспортным средством на максимальный срок — 3 года.
Пленум Верховного Суда РФ по этому поводу занимает следующую позицию: «В связи с тем, что статья 264 УК РФ наряду с основным наказанием предусматривает возможность применения к виновному дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством, суду следует иметь в виду, что исходя из статьи 47 УК РФ указанное дополнительное наказание может быть назначено как лицу, которому в установленном законом порядке было выдано соответствующее удостоверение, так и лицу, управлявшему автомобилем или другим транспортным средством без соответствующего разрешения» .
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 08.05.2015).

В данном случае интересны рассуждения Н. Мирошниченко о соотношении «запрета права» и «запрета деятельности». Так, она говорит о том, что если речь идет о запрете деятельности, то деятельность эта, безусловно, должна осуществляться на основании специального разрешения, и запрет данной деятельности, разрешенной специальным документом, не лишает виновного удостоверенного этим документом права. Такой вывод делается на основании того, что по окончании срока лишения права управления транспортным средством водительские права возвращаются владельцу без сдачи повторного экзамена, то есть право на управление остается в период наказания, только пользоваться им запрещено.
Следует поддержать мнение автора о необходимости лишения в таком случае именно права управления, удостоверенного тем или иным свидетельством, сертификатом, разрешением, а не управления как вида деятельности и необходимости повторной сдачи экзамена, так как предоставляемое государством право надо либо заслужить, либо доказать .
———————————
Мирошниченко Н. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью // Уголовное право. 2014. N 1. С. 52.

Интерес представляют формулировки, которые использует законодатель в санкциях статьи 264 УК РФ при указании на анализируемый вид наказания в качестве дополнительного:
1) часть 1 — наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет или без такового (выделено нами. — В.Б.);
2) часть 6 — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до девяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет.
Суды по-разному трактуют санкцию ч. 1 ст. 264 УК РФ относительно возможности присоединения к основному наказанию в виде ограничения свободы дополнительного — в виде лишения права управлять транспортным средством. Ряд судей такое наказание в качестве дополнительного к ограничению свободы назначают, а другие — нет.
Представляется, что избранная законодателем формулировка, к сожалению, не позволяет этого делать. Лишение прав в качестве дополнительного наказания может быть назначено лишь к принудительным работам и к лишению свободы. Об этом говорит предлог «либо», который стоит после слов «ограничением свободы на срок до трех лет», который дает основание утверждать, что далее речь идет о самостоятельном, отдельном наказании и лишение права управлять транспортным средством к ограничению свободы не относится .
———————————
Магомедов М.А. Ради справедливости // Законность. 2014. N 4. С. 60.

Также в первой части законодатель, вводя данное наказание в качестве дополнительного, указывает суду на право его назначения или неназначения, используя формулировку «или без такового». В то же время во втором случае такой оговорки нет, и, следовательно, суды лишены собственного усмотрения и обязаны данное наказание назначать, присоединяя к основному.
Изучение судебной практики отражает непоследовательную практику в данном вопросе. Суды не соблюдают требования мотивации любых вопросов, связанных с назначением наказания (п. 4 ст. 307 УПК РФ), а также рекомендации Пленума Верховного Суда о том, что в описательно-мотивировочной части приговора должны быть указаны мотивы неприменения дополнительного наказания .
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 «О судебном приговоре» (ред. от 16.04.2013) // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 13.05.2015).

Судьи не только не назначают обязательное лишение прав, но и не используют для этого единственно возможное законное основание, предусмотренное ст. 64 УК РФ «Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление», позволяющей при наличии исключительных обстоятельств выходить за рамки указанного выше предписания и не назначать обязательное дополнительное наказание. Представляется, что такие решения суда должны быть предметом кассационных представлений государственного обвинителя.
Ведь на основании п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» (ред. от 03.12.2013) если закон, по которому квалифицировано совершенное преступление, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания (например, часть первая статьи 290 УК РФ), то его неприменение судом допускается лишь при наличии условий, предусмотренных статьей 64 УК РФ, и должно быть мотивировано в приговоре со ссылкой на указанную статью.
На основании п. 12.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» при постановлении обвинительного приговора за нарушение лицом правил дорожного движения, повлекшее последствия, указанные в частях 2, 4 или части 6 статьи 264 УК РФ, назначение виновному дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством (часть 2 статьи 47 УК РФ) является обязательным .
———————————
СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 30.05.2015).

Так, из 14466 осужденных в 2013 г. по ст. 264 УК РФ были лишены права управлять транспортным средством лишь около половины — 8644 виновных. В 2014 году по ст. 264 УК РФ было осуждено 11696 водителей (из них 3984 совершили преступление в состоянии опьянения), а лишены права управлять транспортным средством лишь 8617 человек (73,6%). Причем в 22% назначался минимальный шестимесячный срок, которого вряд ли достаточно как с точки зрения целей уголовного наказания, так и с точки зрения карательной составляющей уголовного наказания. Представляется, что и трехлетний срок следует увеличить до десяти лет, тем более что ч. 2 ст. 47 УК РФ оговаривает увеличение сроков такого наказания до 20 лет.
Причем у пьяных водителей, по чьей вине погибли люди, чаще всего управление транспортным средством не являлось основным родом профессиональной деятельности .
———————————
URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=1775.

В то же время представляется не совсем справедливым назначение в качестве дополнительного наказания лишения права управлять транспортным средством осужденному по ч. 5 ст. 264 УК РФ А.Н. Бородюку, профессия которого — водитель-экспедитор. А.Н. Бородюк совершил неосторожное преступление — нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть двух и более лиц, в том числе одной из дочерей виновного. Он не был судим, полностью признал вину, раскаялся, судебное разбирательство по его ходатайству было проведено в особом порядке в соответствии с гл. 40 УПК РФ, на попечении у него оставалось еще двое несовершеннолетних детей. В то же время суд назначил ему 2 года 6 месяцев реального лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении и дополнительно лишил его права управлять транспортным средством сроком на 2 года, то есть лишил его возможности работать по единственной специальности и получать доход .
———————————
Личное дело N 7 филиала ФКУ УИИ ГУФСИН РФ по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону по Ростовской области.

Ведь на основании п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (ред. от 03.12.2013) судам рекомендовано при назначении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами при наличии к тому оснований и с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, обсуждать вопрос о целесообразности его применения в отношении лица, для которого управление транспортным средством является профессией .
———————————
СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 12.05.2015).

Встречаются приговоры (постановления) судов, в которых на осужденных условно с испытательным сроком либо условно-досрочно освобожденных водителей, которым в качестве дополнительного наказания назначено лишение права управлять транспортным средством, одновременно возлагается обязанность трудоустроиться. Осужденные в подобных ситуациях оказываются в затруднительном положении и вынуждены работать не по имеющейся профессии или менять ее.
Вызывает обоснованную критику научной общественности судебная практика примирительных процедур и освобождение в связи с деятельным раскаянием (ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ) по преступлениям, в которых от действий виновных (чаще находящихся в состоянии опьянения) гибнут люди . Причем основным, непосредственным объектом выступают публичные отношения безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. ст. 263 — 268 УК РФ), а их деяния граничат с умышленным причинением смерти .
———————————
Шнитенков А.В. Примирение с потерпевшим как основание освобождения от уголовной ответственности: проблемы законодательства и судебной практики // Российская юстиция. 2014. N 11. С. 54.
Питецкий В.В. Актуальные проблемы установления вины за вред, причиненный при управлении транспортным средством // Российская юстиция. 2013. N 3. С. 56.

Так, 14.05.2013 постановлением судьи Красносельского районного суда г. Санкт-Петербурга было прекращено уголовное дело в отношении С., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ. В результате нарушения С., управлявшим автомобилем, Правил дорожного движения была причинена смерть дорожным рабочим — Б., 03.10.1989 г.р., и Л., 24.02.1984 г.р. В ходе судебного разбирательства С. выплатил потерпевшим К. и Л. по 1 млн. руб. каждой, и от них поступили заявления о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого С. в связи с примирением и возмещением причиненного ущерба в полном объеме.
Как ни странно, но подобная практика считается правильной. Так, в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда от 27 июня 2013 г. N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» отмечается: «При рассмотрении вопроса о применении положений ст. 76 УК РФ к лицам, совершившим преступление, последствием которого явилась смерть пострадавшего, судам следует иметь в виду положения ч. 8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего в таких случаях к одному из близких родственников погибшего. Поскольку уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо ограничений в процессуальных правах лиц, признанных потерпевшими в порядке, установленном ч. 8 ст. 42 УПК РФ, примирение лица, совершившего преступление, с такими потерпевшими может служить основанием для освобождения его от уголовной ответственности» .
———————————
СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 08.04.2015).

Например, в 2013 году суды прекратили уголовное преследование в отношении 7325 (50,6% от всех осужденных по данной статье) виновных в совершении преступления, предусмотренного ст. 264, в связи с примирением сторон на основании ст. ст. 76 УК РФ, 25 УПК РФ. Причем более тысячи таких деяний были связаны с человеческими жертвами и совершены в состоянии алкогольного опьянения. 41 субъект был освобожден от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в соответствии со ст. ст. 75 УК РФ, 28 УПК РФ. В 2014 году эти цифры составили 7316 (62,5%).
Ведь, освобождая таких лиц от уголовной ответственности, суд не имеет возможности привлечь их и к административной ответственности, в частности, по ст. 12.8 КоАП РФ «Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения» и назначить административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами.
Интересен тот факт, что при этом 1034 осужденных за данное преступление имели на момент судебного рассмотрения неснятые и непогашенные судимости, из них 300 — по две и более судимости, 188 совершили преступление в период испытательного срока условного осуждения, а у 830 судимости к моменту осуждения были сняты или погашены.
Кроме того, анкетирование практических работников и анализ административной практики по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ «Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. ч. 1 или 2 настоящей статьи», дает основание утверждать о высоком уровне рецидива «пьяного» вождения. В то время как в материалах уголовных дел по ст. 264 УК РФ чаще всего можно встретить протоколы освидетельствования, подтверждающие состояние опьянения субъекта. В то же время редко можно встретить материалы назначенных дознавателем или следователем судебных психиатрических или наркологических экспертиз лицам, совершившим данные преступления, для выяснения того, являются ли последние больными алкоголизмом или наркоманией, нуждаются ли они в лечении.
Данные вопросы перестали интересовать органы следствия и суд после того, как 8 декабря 2003 года Федеральным законом N 162-ФЗ данные категории преступников были исключены из ст. 97 УК РФ и к ним не стали применять принудительные меры медицинского характера. Данный шаг усугубил сложившееся положение дел. Напомним, что принудительные меры медицинского характера могли назначаться судом лицам, совершившим преступления и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании. Следует отметить, что данные меры зарекомендовали себя с положительной стороны, они успешно применялись к осужденным как к лишению свободы, так и к наказаниям и иным мерам, не связанным с изоляцией от общества (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительные или обязательные работы, условное осуждение или отсрочка отбывания наказания). Однако активная и порой поверхностная имплементация в национальное законодательство декларативных норм международного права, касающихся прав и свобод человека, привела к исключению возможности данного лечения.
Складывается парадоксальная ситуация, свидетельствующая об отсутствии адекватной прогрессивной и неотвратимой ответственности таких водителей в рамках как административных, так и уголовных правоотношений. В то время как, например, в Республике Беларусь за подобные деяния не только лишают свободы и права управления, но и конфискуют автомобиль виновного сроком до трех лет. Особо непоследовательным выглядит отсутствие какой-либо негативной ответственности в случае уклонения осужденного от исполнения анализируемого наказания и продолжения управлять транспортным средством.
Осужденные к данной мере и их защитники, зная «беззубость» уголовно-исполнительных инспекций и суда, порой игнорируют встречи и явки в инспекцию, меняют место жительства и даже продолжают управлять транспортными средствами. Нам известна ситуация, когда осужденный, лишенный такого права, приезжал на беседу с контролирующим инспектором на автомобиле.
Стоит отметить, что с 1 июля 2015 года вступил в силу Федеральный закон от 31 декабря 2014 года N 528-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения», который вернул в Особенную часть УК РФ норму об уголовной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения с административной преюдицией (ст. 264.1 УК РФ) .
———————————
СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 09.04.2015).

1. Магомедов М.А. Ради справедливости // Законность. 2014. N 4. С. 60.
2. Мирошниченко Н. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью // Уголовное право. 2014. N 1. С. 52.
3. Питецкий В.В. Актуальные проблемы установления вины за вред, причиненный при управлении транспортным средством // Российская юстиция. 2013. N 3. С. 55 — 57.
4. Шнитенков А.В. Примирение с потерпевшим как основание освобождения от уголовной ответственности: проблемы законодательства и судебной практики // Российская юстиция. 2014. N 11. С. 54.

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Верховным Судом Российской Федерации разъяснены вопросы, возникающие при рассмотрении уголовных дел о преступлениях по ст.ст.264, 264.1 УК РФ

Верховным Судом Российской Федерации раскрыт перечень механических транспортных средств, указано, что под ними в ст.ст.264, 264.1 УК РФ понимаются автомобили, автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, квадрициклы, мопеды, иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право, а также трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины.

Лица, управлявшие транспортными средствами, не относящимися к указанным механическим транспортным средствам (например, велосипедами), и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по ч.1, 2 или 3 ст.268 УК РФ.

При этом действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в ст.264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при ремонте транспортных средств, производстве погрузочно-разгрузочных, строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, должны квалифицироваться по соответствующим статьям УК РФ, предусмат-ривающим ответственность за преступления против жизни и здоровья либо за нарушение правил при производстве работ или требований охраны труда.

Обращено внимание судов на то, что водитель, не выполнивший законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, признается в соответствии с п.2 примечаний к ст. 264 УК РФ лицом, находящимся в состоянии опьянения, если направление на медицинское освиде-тельствование осуществлялось в соответствии с правилами, утвержденными Правительством Российской Федерации, и отказ от медицинского освидетельствования зафиксирован должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспорта, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование либо уполномоченным медицинским работником в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Кроме того, водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан совершившим преступление в состоянии опьянения, если после его задержания к моменту проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством.

Пленум разъяснил, что ответственность по статье 264.1 УК РФ наступает при условии, если на момент управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель является лицом, подвергнутым административному наказанию по части 1 или 3 статьи 12.8 КоАП РФ за управление транспортным средством в состоянии опьянения или по статье 12.26 КоАП РФ за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеет судимость за совершение преступления, предусмотренного частями 2, 4 или 6 статьи 264 или статьей 264.1 УК РФ. При этом следует иметь в виду, что лицо, привлекаемое к ответственности, может отвечать как одному из указанных условий, так и их совокупности.

Судам необходимо учитывать, что при постановлении обвинительного приговора по ч.ч. 2 — 6 ст.264 или по ст.264.1 УК РФ, назначение виновному дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью является обязательным, в том числе, если к основному наказанию лицо осуждается условно. Неприменение такого дополнительного наказания допускается лишь при наличии условий, предусмотренных ст.64 УК РФ. Суд вправе назначить этот вид дополнительного наказания по ч.1 ст.264 УК РФ как осужденному к лишению свободы, так и осужденному к ограничению свободы, но со ссылкой на ч.3 ст.47 УК РФ. В приговоре надлежит конкретизировать, что осужденный лишается права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами.

Следует иметь в виду, что исходя из ст.47 УК РФ указанное дополнительное наказание может быть назначено как лицу, которому в установленном законом порядке было выдано соответствующее удостоверение, так и лицу, управлявшему автомобилем или другим транспортным средством без соответствующего разрешения. При назначении виновному такого дополнительного наказания, как лишение права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами, суду надлежит информировать об этом соответствующее управление ГИБДД в субъекте Российской Федерации. Имеющееся в деле удостоверение на право управления транспортными средствами следует направить в это подразделение для исполнения приговора суда.

Кроме того, если в ходе судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч.2, 4 или 6 ст.264 либо ст.264.1 УК РФ, будет установлено, что лицо в связи с этим правонарушением привлечено к административной ответственности по ч.1 или 3 ст.12.8 либо по ст.12.26 КоАП РФ, то суду следует направить уголовное дело прокурору на основании ст.237 УПК РФ, поскольку вступившее в законную силу и неотмененное решение о привлечении к административной ответственности лица за совершение тех же действий, которые вменены ему органами предварительного расследования (управление транспортным средством в состоянии опьянения или невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), является препятствием для вынесения приговора.

лишение права управления транспортным средством

О совершенствовании признаков уголовного наказания за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

  • Текст
  • Кратко
  • Справка
  • Рецензии*

Уголовное наказание должно представлять логическую систему его видов.Закрепление законодателем лишения права управления транспортным средством в рамках ст.264 Уголовного кодекса Российской Федерации (Далее – УК) в качестве самостоятельного наказания вызывает сомнения.Оно не имеет уголовно-правовой природы и является очевидным исключением из общих правил выстраивания уголовно-правовых санкций.

А.Ш.Габдрахманов верно обращает внимание «на определенную нестыковку санкций норм, предусмотренных ст.264 УК РФ, и положениями его Общей части.В ст.264 УК РФ в качестве дополнительного наказания предусмотрено лишение права управлять транспортным средством, а в Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации (ст.47 УК РФ) регламентировано наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.Фактически в Особенной части УК предусмотрен новый вид наказания, неизвестный его Общей части.Чтобы привести в соответствие их положения, следовало бы либо в санкциях ст.264 УК РФ вместо «лишения права управлять транспортным средством» указать «лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью», или в отдельной части ст.47 УК РФ отразить наказание в виде лишения права управлять транспортным средством» 2 .

Автор, верно высказывается по существу, но, на наш взгляд, предлагает неправильное видение решения данного вопроса.Действительно данное наказание не включено законодателем в перечень видов наказаний, предусмотренных ст.44 УК.Однако лишение права заниматься определенной деятельностью как показывает практика, включает в себя среди прочих и этот вид лишений и ограничений.Другое дело, что его признаки, пределы не раскрываются в Уголовном кодексе.Не отводит закон ему места и в общих началах назначения наказания, других тесно связанных институтах уголовного права.Это вызывает определенные вопросы по поводу его причисления законодателем к уголовному наказанию.

Лишение права заниматься определенной деятельностью не совпадает по содержанию с лишением права управления транспортным средством.Первое означает запрещение на установленный судом срок заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.Такой запрет может касаться служебной деятельности осужденного (фармацевтической, педагогической, управления общественным транспортом), неслужебной профессиональной деятельности (например, охотничьего промысла, оказания юридических услуг и т.д.), а также любой иной непрофессиональной деятельности (например, управления личными транспортными средствами) 3 .Последняя часть предложения вызывает возражение, поскольку если рассматривать лишение права управления транспортным средством как специальный вид наказания в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, это должно вытекать из положений уголовного закона.

Должна быть согласована система признаков данного вида наказания, начиная с места расположения и заканчивая его видом и сроками назначения.

Кроме того, законодатель по неясным причинам предусмотрел данный вид наказания как безусловный (дополнительный) к основным видам, начиная с 1 и заканчивая 6 частью ст.264 УК.На мой взгляд, нарушение правил эксплуатации транспортных средств не всегда соотносится по сущностным юридическим признакам с наказанием в виде лишения права управления транспортным средством.Наличие навыков вождения автомобиля и водительского удостоверения логически не стыкуются с возможностью его изъятия за нарушение некоторых норм технической эксплуатации транспортного средства, например за неисправность транспортного средства.Нарушение норм технической эксплуатации транспортного средства, как свидетельствует судебно-следственная практика, далеко не всегда связано с нарушением правил дорожного движения.Избрав устоявшийся в науке и законодательной практике подход к формированию признаков уголовно-правовой санкции, законодатель опрометчиво забыл про особенности конструкции признаков данного состава преступления.

Также, неясно как видит законодатель возможное применение данного вида наказания, неурегулированное нормами уголовного законодательства.Данное «наказание» не адаптировано под общие начала назначения наказания.

Ясности ради следует отметить, что в соответствии с ч.2 ст.47 УК в качестве основного вида наказания лишение права управления транспортным средством не может быть назначено.Следовательно, оно не имеет самостоятельной уголовно-правовой природы и не может иметь уголовно-правового содержания.Налицо логический диссонанс между сущностью института уголовного наказания, механизмом его построения и правовой природой исследуемого вида государственного принуждения.

Лишение права заниматься определенной деятельностью, по мнению некоторых ученых, распространяется как на профессиональную, так и иную деятельность гражданина, например в сфере досуга.К профессиональной деятельности относятся педагогическая, врачебная, управление транспортом по договору найма.К иной деятельности, которая может быть запрещена осужденным, относятся управление личным транспортом, охота и т.п.Таким образом, конкретное «поле» лишения прав в рамках применения данного вида наказания не обозначено.В целом данный вопрос относится к судебному усмотрению и по своей правовой природе является оценочным.Однако лишение права управления транспортным средством указано в норме, предусмотренной ст.264 УК.Поэтому сам законодатель исключает его из возможно относимых к лишению права заниматься определенной деятельностью и указывает на его самостоятельный характер.

Резюмируя изложенное, отмечу, что лишение права управления транспортным средством имеет по своей сущности административно-правовую природу.

Данный вид наказания предусмотрен законодателем в рамках ст.3.8.Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, и, соответственно, в ряде составов административных правонарушений, преимущественно посягающих на общественные отношения в области дорожного движения (глава 12 КоАП РФ).Поэтому он изначально адаптирован именно под административное законодательство и отвечает основам механизма формирования данной отрасли права.Целесообразность его включения в уголовное законодательство, в целом, не вызывает сомнения, однако требует иного законодательного решения, в соответствии с его правовой природой, задачами, целями, местом в пенализационном аппарате уголовного права.

Подводя промежуточный итог, считаю, что лишение права управлять транспортным средством должно отражать концептуальные основы и признаки уголовного наказания.Это обусловливает необходимость его детального закрепления в рамках общей части уголовного закона.Только после этого, следует его включать в конкретные нормы Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Федеральным законом от 31 декабря 2014 г.№ 528 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения» 4 , вступившим в силу с 1 июля 2015 г.обсуждаемый вид государственного принуждения был заменен на лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.Сразу возникает мысль, что законодатель не видит золотой середины или, попросту, не хочет ее видеть или искать.

Данное решение противоречиво.Совсем не ясно, какое отношение имеет к норме, предусмотренной ст.264 УК РФ, наказание в виде лишения права занимать определенные должности.В литературе существует точка зрения, что субъект преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, специальный.Пытаются отстаивать данную позицию и некоторые молодые ученые.Я не согласен с такой точкой зрения, поскольку никакими специальными (дополнительными) признаками субъект преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, не обладает.Это любое лицо, управляющее транспортным средством, обладающее общими признаками субъекта преступления.Данное предложение определяет юридическое отношение субъекта к техническому механизму, но не порождает особого статуса субъекта преступления.Иными словами, субъект этого преступления тот, кто оперирует этим техническим механизмом.Пленум Верховного Суда Российской Федерации, раскрывая содержание признаков субъекта данного состава преступления, не ставит его в статус специального 5 .Нормы уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, предусматривающие в санкции обсуждаемый вид наказания, учитывая особенности описания их объективной стороны состава преступления, могут быть совершены должностным лицом (См., ст.ст.

263, 2631, 266, 269, 270, 271, 2711 УК РФ).Правовая природа данных преступных деяний позволяет говорить о деликтоспособности специального субъекта.По ошибке законодателя в круг «должностных» транспортных преступлений попала и ст.2641 УК РФ, поскольку является прообразом ее общей нормы.

Таким образом, обсуждаемая новелла санкции ст.264 УК РФ способна привести к абсурду.Этот обязательный вид уголовного наказания может быть начат применим к должностным лицам, которые совершили преступление, предусмотренное ст.264 УК РФ.Причинной связи же дорожно-транспортного преступления с правами и полномочиями должностного лица это соотношение элементов уголовно-правовой нормы иметь не может.Разве только в том случае, когда должностные лица, используя свой статус, двигаются по дорогам с использованием различных проблесковых маячков, дающих право преимущественного проезда.Но и подобная гипотеза весьма сомнительна, поскольку будет распространяться, в основном, только на представителей власти из систем правоохранительных органов.Опять получается камень в огород «блюстителей закона».

Вторая часть данного вида наказания, связанная с лишением права заниматься определенной деятельностью, как показывает теория и практика, может иметь форму лишения права управления транспортным средством.Вместе с тем и подобный подход законодателя представляется не совсем верным.Нет ничего более неопределенного, чем слишком широкие понятия, используемые в законе.И поэтому будет закономерным вопрос: А сегодня лишение права управления транспортным средством как вид наказания, может быть отнесен к санкции ст.264 УК РФ.Считаю, что нет по следующим причинам.Во-первых, законодатель отказался от него, предусмотрев другой.Во-вторых, он имеет ясную административно-правовую природу.В-третьих, с точки зрения семантического анализа слова «деятельность» весьма сомнительно относить обсуждаемую форму порицания к этому виду наказания.В-четвертых, нельзя заполнять вид наказания, имеющий уголовно-правовую природу, фрагментами иных отраслей права.

Подводя итог всему сказанному, считаем, что идея о включении лишения права управления транспортным средством в уголовный закон в качестве вида наказания правильна.Вместе с тем, она требует более детальной разработки.

Список использованных источников

Габдрахманов А.Ш.Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта (уголовно-правовые и криминологические аспекты).Казань, 2008.С.20.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.проф.А.И. Чучаева.М., 2009.С.324.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г.№ 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» // СПС «КонсультантПлюс».