Дискриминация женщин в современном обществе

Дискриминация женщин (2)

Главная > Реферат >Социология

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования.

Уральская государственная юридическая академия

2. ЖЕНЩИНА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

2.1. Неравноправие, где и в чем проявляется

2.2. Открытие собственного дела как способ избавления от дискриминации

Женские общественные организации

3. МЕЖДУНАРОДНЫЙ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ

МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЖЕНЩИН

3.1. Современный подход к проблеме

3.2. Федеральный закон «О государственных гарантиях

равных прав и свобод и равных возможностей

мужчин и женщин в Российской Федерации

«Истинное равенство граждан состоит в том, чтобы

все они одинаково были подчинены законам».

Жан Леро́н Д’Аламбе́р

– великий французский просветитель.

Каждый из нас слышал о дискриминации по половому (гендерному) признаку, т.е. дискриминации по отношению к женщинам. О дискриминации мужчин мы никогда ничего не слышали.

Почему мы выделяем права женщин в контексте прав человека? Потому что тысячелетиями под правами человека подразумевались права мужчин, а женщины, согласно философской традиции, считались существами второго сорта. Для оправдания разделения ролей, между мужчиной и женщиной, сложился миф о «природном назначении» каждого пола, об особенностях «мужского» и «женского» характера, о «тайне» пола. В его основе лежит строгая соподчиненность в отношениях между полами: мужчина — полноценный человек, субъект истории, женщина — жена мужа своего, объект его власти — власти патриархального рода.

Таким образом, философия заложила основы патриархата, которые в том или ином виде воспроизводились в последующих обществах и культурах. Она создала механизмы, автоматически воспроизводившие систему власти, при которой на вершине социальной пирамиды патриархатного общества всегда оказывался мужчина, и он обладал правом прибегать к насилию ради сохранения власти и поддержания своего авторитета.

В своей работе я проанализирую истоки социальной дискриминации, состояние этого вопроса в мире и в России в частности, разберусь в нормативно-правовых актах затрагивающих эту сторону нашей жизни.

Что несет за собой само понятие? Социальная дискриминация женщин (от латинского слова — discriminatio — различие) означает ограничение или лишение прав по признаку пола во всех сферах жизни общества: трудовой, социально-экономической, политической, семейно-бытовой. Социальная дискриминация ведет к снижению социального статуса женщины и является одной из форм насилия над ее личностью, а иногда и угрозой для ее безопасности.

Истоки социальной дискриминации женщин следует искать в глубокой древности. Уже тогда ученые и политики прикрывали неравноправное положение женщины в обществе, ее угнетение и эксплуатацию спорами о том, является ли женщина человеком и имеет ли она душу.

В древние времена женское начало в большинстве культур считалось началом темным, губительным, искушающим. Для большинства традиционных культур искушение — это то, что сбивает с истинного пути. В древнем мире женщина — всегда источник соблазнов. Японская пословица гласит: «Красавица — это меч, разрубающий жизнь». Этой мысли вторит древнееврейский мудрец Екклесиаст: «И нашел я, что горче смерти женщина, потому что она — сеть, и сердце ее — силки, руки ее — оковы».

В ветхозаветном обществе, описывающем состояние человека после грехопадения, положение женщины на «вторых ролях». Она практически исключена из общественной жизни и во всем подчинена мужчине. В вопросах взаимоотношений с мужчинами ей, как правило, отводится роль пассивной стороны. Эта традиция сохраняется и в средневековом иудаизме. Так, например, если женщина в традиционных утренних молитвах должна возносить хвалу Господу за то, что Он создал ее по Своей воле, то мужчина за то, что Бог не создал его женщиной. Можно соглашаться или не соглашаться с библейской интерпретацией человеческой истории и смысла взаимоотношений между мужчиной и женщиной, но факт остается фактом: известное нам древнее традиционное общество — это общество патриархальное, в котором царит женское бесправие.

В других древних культурах, основанием которых стала не монотеистическая традиция иудаизма, положение женщины еще более бесправно. На Древнем Востоке от женщины требовалось абсолютное послушание мужу во всем. Семейные законы были суровы: непокорную жену супруг мог наказать, и наказать довольно жестоко. Согласно одному древнеассирийскому закону, муж имел право за непослушание, лень или отказ от исполнения супружеских обязанностей избить жену, остричь ее, отрезать ей уши, нос, выжечь на лбу рабское клеймо или выгнать из дома. При этом, что бы ни совершил мужчина, никто не мог привлечь его к ответственности, тогда как он мог все.

Согласно законам вавилонского царя Хаммурапи, мужчина имел неограниченную власть над членами своей семьи. Несмотря на то, что какие-то права у женщины были, по большому счету она являлась собственностью мужа. Хотя и жена и муж имели право на развод, у мужа эти права были несравнимо шире, а жена обязана была хранить верность супругу и после смерти последнего. Даже овдовев, она не могла заключать договоров, вести денежные дела, ставить свою подпись — все делалось только через опекуна. К людям («авилумам») приравнивались только женщины-жрицы, которые, однако, были строго исключены из семейных отношений.

Ни древняя Греция, ни Древний Рим небыли исключением в плане отношения к женщине. В Греции женщина практически не участвовала в общественной жизни. В греческих полисах (городах-государствах) женщины никогда не имели гражданства (т. е. фактически приравнивались к рабам), не обладали властью распоряжаться имуществом (исключением была Спарта), целиком находясь под опекой мужчин. Опекуном до замужества являлся отец либо ближайший родственник-мужчина, после замужества вся власть переходила к законному супругу. Супружеская измена в Древнем Риме каралась смертью. Естественно, если изменяла женщина.

Аристотель утверждает, что причиной неравенства является качественная разница между полами, которая предполагает большую значимость мужчины, чем женщины. Мужчина не просто сильнее, умнее и т.д., он качественно лучше, поэтому его природа a priori предназначена для того, чтобы властвовать, тогда как природа женщины побуждает ее подчиняться.

Чувство примитивно-грубого мужского превосходства над женщиной Сократ выразил следующими словами: «Три вещи можно считать счастьем: что ты не дикое животное, что ты грек, а не варвар, и что ты мужчина, а не женщина». Эта цитата известна, по-моему, всем феминисткам нашего столетия и они с удовольствием оперируют ею. Со времен Сократа прошло почти два с половиной тысячелетия, но и в наши дни многие государственные и общественные деятели, ученые и в их числе социологи выступают против самого понятия «социальная дискриминация женщины».

Еще долгие столетия женщина не принимала никакого участия в общественно-политической и интеллектуальной жизни.

Всерьез же против положения женщины «босой, беременной и на кухне» начинает восставать лишь сознание европейца конца XVIII — начала XIX века. Хотя существенно — ничего не меняется. Знаменитый кодекс Наполеона выдержан вполне в патриархальном духе: текст кодекса закрепляет верховную власть мужа в семье, в суде не могут быть рассмотрены показания жены в качестве свидетельских, проституция оправдывается как способ сохранения единобрачия и т. д.

На смену крайностям древнего мира, обрекавшего женщину на бесправное существование, пришли крайности феминизма, заразившего женщину стремлением обязательно быть «не хуже» мужчины во всем: одежде, спорте, профессии и т.д. И если во многом такое стремление справедливо и оправдано, то, доведенное до крайности, оно становится абсурдным отрицанием половых различий и, на самом деле, мешает, а не помогает женщине полноценно развиться как личности.

Октябрьская революция в России 1917 г. дала толчок к решению ключевого вопроса о равенстве женщины и мужчины во всех сферах жизни, в том числе гражданских и юридических правах, в труде и образовании, в семье.

Но дискриминация “слабого пола” сохранялась и при советском режиме. Для женщин была закрыта служба в вооруженных силах и других силовых структурах (за исключением ряда технических или вспомогательных специальностей). Им законодательно был закрыт доступ к “тяжелым” и “вредным” производствам, что полностью исключало свободу личного выбора.

Многовековое противостояние мужчины и женщины до сих пор не получает своего конечного разрешения.

Дискриминация женщин в современном обществе

Дорога к равенству. Проблемы дискриминации по признаку пола
Завадская Л.

Часть I
Теория

К вопросу о дискриминации
Хорошая теория — это ключ к правильному пониманию настоящего и будущего. Она позволяет выстроить целостное, фундаментальное представление о проблеме. Социальная теория необходима для объяснения того, что происходит в мире, обществе.

Теория дискриминации — объясняет социальные отношения с точки зрения нарушения равенства.

Дискриминация — явление остро ощутимое социально, но пока еще слабо фиксируемо формально. Она существует, о ней говорят и, одновременно, она не отражается в юридических, экономических, социальных, политических документах, отчетах, хотя политически она объявлена вне закона. В Европе дискриминация формально, казалось бы, ушла из жизни современного человека, но, как это не покажется странным, она вплетена в ткань общественных отношений, и некоторые ощущают ее на себе, даже не отдавая отчета в том, что подвергаются дискриминации.

Патриархат
Из 6 миллиардов человек, живущих на Земле, 53% составляют женщины и 47% мужчины. При этом политики, ученые, демографы, специалисты по гендерной тематике говорят о женщинах как о дискриминируемом большинстве.

Объяснить это возможно, взяв в качестве алгоритма теорию патриархата, которая предполагает доминирование власти одного пола, контроль, применение силы со стороны этого пола по отношению к другому.

Изучение патриархата, то есть изучение власти одного пола над другим, помогает осознать и понять традиции старого времени, где доминирование мужского пола над женским считалось нормой общественных отношений, где «сильный» пол утверждал свою власть через насилие и контроль. Время патриархата прошло, но оставило след в современных общественных отношениях.

Патриархат — период в развитии цивилизации, когда сила, власть и контроль (физический и экономический) сильного пола над слабым диктовали условия жизни в обществе. Это система идей, взглядов, традиций, норм морали, мер ответственности, общественных отношений, этических и, конечно, юридических принципов, которую общество поддерживает и разделяет, закрепляя во всей системе нормативных регуляторов.

Патриархат отрицает на бытовом уровне идеи равенства и партнерства, утверждая иерархию в отношениях. Корни дискриминации — в патриархате.

В историческом аспекте власть «патриарха» — это власть царя, князя, патрона, воина, хозяина, мужа, отца (во многих случаях братьев) над женщиной, которой общество отводило второстепенную, подчиненную роль. Такую роль общество отводит женщине и сегодня, несмотря на юридически закрепленную идею равенства.

За женщиной остается роль жены, сестры, матери, хозяйки дома. Так называемые «выдающиеся женщины» — лишь исключение, которое в истории подчеркивает правило.

Общество, признающее Права Человека, принципиально отрицает неравенство. Система нормативных отношений, в основе которых лежит идеология уважения человеческой личности, отрицает патриархат как модель регулирования гендерных отношений. Отказ от идеологии доминирования одного пола над другим — это путь к равенству по признаку пола.

Равенство многомерно: критериями его являются пол, раса, национальность, язык, вероисповедание и т. д. Мы можем проследить развитие идеи равенства и ее практическое воплощение в общественном сознании и жизни от первоначального осознания равенства как социальной ценности до конкретных шагов в борьбе за равенство. От равенства сословий — религиозного равенства — национального — этнического — классового — до равенства полов. Гендерные аспекты равенства в этой хронологии последние, и сегодня еще только входят в жизнь социума.

Дискриминация и неравенство
Дискриминация определяется в юриспруденции через неравной доступ к праву как мере свободы равнозначных субъектов. Виды дискриминации — неравенства в праве — требуют отдельного освещения.

Существует неравенство (в т. ч. в гендерном аспекте) двух типов: неравенство прав, обусловленных законодательством, и неравенство, отсекающее доступ к равным возможностям. Права и возможности, таким образом, являются индикатором соблюдения равенства.

Наличие неравенства свидетельствует о существовании социальных систем, воспроизводящих дискриминацию: то есть нарушающих равенство возможностей пользоваться правами, которые предполагают равенство всех субъектов, и/или нарушающих принцип равенства, универсальности прав человека самими законами.

Эти два типа воспроизведения дискриминации взаимосвязаны и одновременно самостоятельны. Первый характеризуется нормами, воспроизводящими патриархальные взгляды на положение человека — мужчины и женщины — в обществе. Второй закрепляет традиционные представления о положении двух полов через систему законодательных положений, в конституции, кодексах, законах, нормативных актах и инструкциях, где зафиксированы официальные взгляды государства на равенство и его реализацию. Иногда государство поддерживает традиционные воззрения на гендерные роли, имея при этом самые благие намерения и не подозревая о своем соучастии в воспроизводстве дискриминации и патриархальных взглядов на проблему 261 . Примеры можно позаимствовать из трудового права, где «льгота» зачеркивает равенство, а «запрет» делает подчас исключение из равенства по признаку принадлежности к определенному полу.

Различия по признаку пола
Различия не предполагают неравенства. Они должны учитываться в жизни, но не отсекать доступ к праву и соответствующим возможностям. Различия дифференцируют доступ, но не перечеркивают его.

Женщины в обществе обладают специальным юридическим статусом, который в первую очередь определяется их репродуктивной функцией.

Дискриминация связана с патриархальными воззрениями на гендерные роли в обществе, в первую очередь на роль матери, которая должна принадлежать дому и семье. Традиционные представления не допускают равенства, и эта проблема в современном обществе должна решаться всеми доступными способами. Самое опасное на сегодняшний день — это воспроизводство дискриминации на бытовом уровне, через самую закрытую структуру общества — семью, род, клан. Дискриминация закрепляется через стереотипы, традиции, обычаи, предания, этику, мораль, семейные ценности, в целом через нормы поведения. Дискриминацию на бытовом уровне преодолеть крайне тяжело.

При этом доктрина равенства двуедина, как доктрина свободных людей — мужчин и женщин. Это идеология свободы в рамках новой цивилизации, уходящая своими корнями в традиции, которые питают идею равных возможностей для двух полов.

Равенство возможностей закреплено в российском конституционном законодательстве (ч. 3 ст. 19 Конституции РФ) и, как следствие этого, обязательно для исполнения. И если законодатель исходит из идеи достигнутого равенства двух полов то, как следствие этого, очевидна необходимость в проведении политики мягкой поддержки женщин. Признание проблемы отсутствия эффективного равенства и равноправия по признаку пола ставит вопрос и решение его в иную плоскость — принятия антидискриминационных мер в сфере возможностей и прав. Речь идет не только о политике, но и законодательной стратегии в сфере прав и свобод двух субъектов — мужчин и женщин, и о соответствующей судебной практике. Развитое законодательство в области прав женщин в России в целом направлено на преодоление дискриминации. Но проблем остается очень много — от идеологических постулатов, лежащих в основе равенства, до законодательной политики, не отошедшей от традиций, возрождающих патриархальные взгляды на роль женщины в обществе. Конституция РФ 1993 года дала юридический стандарт равенства, и путь к соблюдению его лежит через систему антидискриминационных мер защиты.

Часть II
Конституционные принципы равенства в советской и постсоветской России (1917-1993 гг.)

Конституционное законодательство позволяет понять основные взгляды общества (советского и постсоветского, российского) на равенство.

Конституционные принципы равенства, в т. ч. по признаку пола, в России до 1993 г. имели три измерения: классово-пролетарский, он был закреплен в первой советской Конституции 1918 г.; показательно-социалистический, он нашел свое отражение в «сталинской» Конституции 1936 г. и распределительный в Конституции 1977 г.

Равенство — идол социалистического строя. Всеобщее равенство всегда считалось идеей социализма. Особо выделялось гендерная проблема — равенство полов не по физиологическому признаку, а по иным, социальным и культурно-этническим показателям, ролям двух полов в обществе.

Женская тема во всех перечисленных выше конституциях развивается несколько обособленно от общей проблемы.

Революция 1917 г. дала женщине шанс выйти из юридической зависимости и стать де-юре свободной гражданкой. В 1918 г. равенство было провозглашено как идея пролетарская, продиктованная чисто классовыми воззрениями на эту проблему.

Равенство всех по признаку классовой принадлежности определило взгляд и на равенство по признаку пола. В принципе, идея равенства всех по признаку классовой (читай — пролетарской) принадлежности характеризовалась цепью изъятий, которые убили так и не родившуюся по-настоящему идею равенства, включая равенство полов. Исключение из равенства делалось по принципиальным показателям: классовым, партийным, сословным и т. д.

Принцип равенства по признаку пола в Конституции 1918 г. имел в основе своей одну единственную идею: сделать мужчин и женщин равноправными. Но равенство полов было ограничено рамками идеи равенства по пролетарскому происхождению. Это делало в принципе бессмысленным данный стандарт, являвшийся идеалом революции, — ведь изъятия были бесконечны. Равенство и Свобода — универсальны в любом измерении, поскольку лежат в основе доктрины Прав Человека, которая не была интегрирована и принята в молодом советском государстве.

Вышеописанная ситуация повлекла за собой катастрофические последствия. Равенство, включая равенство полов, было таким образом изъято из универсального каталога самой постановкой вопроса. Как следствие уровня понимания проблемы, равенство женщин и мужчин было определено как стандарт, который равнялся мужскому стандарту.

Конституция 1918 г. гласила, что «женщина имеет равные права с мужчиной». Это уже была значительная победа, что нельзя отрицать. Неравенство, на первый взгляд, уничтожается. Большевистская революция установила принцип равенства по признаку пола, что и было закреплено в Конституции 1918 г., а также в ряде законодательных актов. При одной оговорке — фактическое равенство по признаку пола в крестьянской, пролетарской, патриархальной стране не могло быть достигнуто.

Почти двадцать лет равенство представлялось как достигнутое. Оно было одновременно мифом и олицетворением победы пролетариата над старым временем. Равенство полов стало лозунгом партии, пролетарской революции и становления советского государства.

Почти через два десятилетия в Конституции 1936 г. был воспроизведен и определенным образом развит постулат о равенстве, в т. ч. и по признаку пола.

Идея равенства полов в «сталинской» Конституции утверждалась через заботу государства о женщинах. При этом Вождь, Партия и Государство выступали в роли патриархов, занимающих главенствующую роль в жизни семьи и женщины. Вспомоществование, которое полагалось семье через систему пособий и «льгот», закреплявшихся за женщиной, по сути не давало возможности быть патриархом в семье главе этой семьи — мужчине. Мужчина не был экономически самостоятелен и, вследствие этого, не был экономически могуществен. Экономика страны и экономика семьи была сплетена таким образом, что Вождь и Государство оказывались ответственными кормильцами для всех и каждого.

«Сталинская» Конституция была олицетворением крепнущего тоталитарного государства, оплотом режима подчинения. Семья контролировалась не только через систему «льгот», но и репрессии. Репрессии коснулись многих семей, и в этом смысле равенство по признаку пола достигалось посредством обвинительных формул ЧСИР 262 и ЧСВН 263 .

Мужчина в «сталинской» Конституции не фигурирует как субъект конституционных отношений — иначе он был бы конкурентен Вождю. Мужчина-отец в истории советского законодательства — очень слабая, юридически неокрашенная фигура, по сравнению с таким субъектом права как женщина-мать, женщина-героиня. Мужчина того времени незначителен как персонаж в истории законодательства о равенстве. Муж, семья и дети — это не та триада, которая интересовала государство. Мужчина с позиций заботы о нем не интересен и политически непонятен в отсталой, еще по сути крестьянской, патриархальной стране. Муж, мужчина в Конституции сталинского времени практически не упоминается. Равенство по признаку пола было уничтожено через исключение одного пола и не упоминания о нем в Основном Законе страны. Репрессии усиливались и сводили на нет саму идею права как равного для всех стандарта свободы и достоинства.

Сталинский период явился этапом «заботы» о равенстве и, как это не кажется парадоксально, одновременно заложил идею позитивной дискриминации по признаку пола (льготы, пособия, поддержка), а не устранения причин дискриминации женщин. С этого момента «забота» стала частью «сильной» политики в отношении «слабого» пола, которая и сегодня проводится в отношении преимущественно женщин-матерей.

Вышеописанный период был самым трагичным в истории российского равенства, и в частности равенства полов. Этот этап был поражен лицемерием и болезнью, именуемой «псевдоравенство» всегда и во всем, любой ценой», и закончился уже после смерти Вождя, в конце шестидесятых годов.

Третий этап в развитии идеи равенства в советском конституционном законодательстве был ознаменован «развитым социализмом» и Конституцией 1977 г. 1970-е годы — это время распределительного равенства, окрашенное идеей окончательной победы социализма и достигнутого равенства всех и вся. Идея равенства полов была повторена и выражалась через систему позитивной дискриминации гарантий, льгот, пособий, заботы государства о семье, женщине, и лишь в одной конституционной норме о муже-отце.

В основе системы лежал идеологический тезис о равенстве всех в распределительных отношениях в условиях развитого социализма. Государство распределяет блага и, тем самым, контролирует их получение через стандарт равенства. Уровень жизни равномерно контролируется через систему оплаты «по труду» и через другие каналы потребления. Гендерное равенство, т. е. равенство по признаку пола, определяемое через социокультурные роли двух полов в обществе, «достигалось» системой вспомоществования через общественные фонды потребления, а не с помощью экономических регуляторов. Структура экономики была настолько условна, что позволяла делать все, что Партия и Государство считали необходимым. Ставить вопрос о дискриминации по признаку пола не приходило в голову никому, поскольку идея равенства не дискутировалась, а была принята как догма всем советским обществом. Иллюзия равенства по признаку пола не была безосновательной. Этот миф реально врос за 50 лет в сознание советских людей. Идея равенства эксплуатировалась как сильный лозунг на всех партийных съездах, манифестациях, собраниях, в жизни советского общества и в отдельных коллективах. Внушение, что равенство достигнуто, изначально и принципиально отсекало критику. Даже диссидентская литература не содержала генерального постулата о равенстве, так как была сконцентрирована на идеях борьбы за свободу.

Принцип равенства, включая гендерный аспект, был сформулирован в Конституции 1977 г. как сложившийся факт. Гарантии равенства в этой Конституции были заложены через идею «равенства распределенных возможностей», но приписаны к женщине и через нее к семье.

Идеи гендерного равенства Конституция 1977 г. не принесла, зачеркнув реальную, трудно вскрываемую, но оставшуюся нерешенной проблему дискриминации по признаку пола. При этом принцип конституционного равенства в Конституции 1977 г. очень приятен в потреблении. Он предоставлял целый ряд гарантий, в распределительном плане очень неплохих. Они были связаны с возможностями социалистической экономики. Но гарантии эти были зависимы от распределения в условиях нефункциональных механизмов социалистической экономики.

В 1990-е годы в российском обществе распределение и перераспределение идет через рыночные механизмы. Это первое условие реальности гарантий равенства. Иной подход обречен оставаться пусть и приятной, но иллюзией. Крах социалистической экономики был предопределен и, как следствие этого, был предопределен и крах главной, еще раз подчеркнем, главной идеи социализма и главного его идола — равенства.

Казалось бы, советский социализм умер, а значит равенство, включая равенство полов, и сама идея о нем должны были бы умереть в своей советской интерпретации вместе с соответствующими экономическими и иными представлениями. Но этого не произошло. Миф о достигнутом равенстве полов не исчез из жизни и сегодня, в начале третьего тысячелетия. Он стал частью нашей сегодняшней реальности, и преодолеть его в современном российском обществе очень сложно.

В новейшей истории произошел еще один поворот в развитии идеи равенства по признаку пола. В 1992 г. в текст прежней Конституции (1977 г.) Верховным Советом России была внесена поправка, зачеркивающая гарантии равенства, по сути снимающая с государства ответственность перед женщиной за достижение равенства в сфере возможностей как доступе к праву и свободе.

С 1992 г. путь к идее равенства лежал уже через строгую краткую конституционную норму: «…мужчина и женщина имеют равные права». И только конституционной поправкой было признано, что достигнуто равенство в правах, и ни о каких дополнительных системах обеспечения равенства, например, через гарантии, обеспечивающие равные возможности, речь идти не может. Конституционная норма о равенстве полов 1992 г. основана была на представлении о том, что достижимо лишь юридическое равенство. Гарантии как возможности социалистической системы перераспределения были изъяты. Социалистические регуляторы не работали, и, как следствие этого, неработающей оказалась система гарантий женщинам, в первую очередь женщинам-матерям.

Возможности и их равенство как гарантии со стороны государства стали частью истории — истории тоталитарного государства и зависимости от него людей, мужчин и женщин. Был сделан выбор в пользу Свободы Человека. А равенство в условиях Свободы качественно иное.

Гендерное равенство достижимо через борьбу за него, а не за миф о достигнутом равенстве. Бороться необходимо с распространенным представлением о том, что социальные гарантии должны быть привязаны исключительно к женщине.

Гендерное равенство должно быть реальным, не связанным с иллюзией о помощи и заботе, не имеющим отношения к мифу о равенстве.

Равенство в правах в России практически не оспаривается (хотя, на мой взгляд, и здесь есть тема для дискуссии). Равенство возможностей для обоих полов — вот настоящий предмет исследования.

Равенство возможностей в мире свободной экономики — это не гарантии для женщин образца советского времени. Равные возможности для двух полов в обществе связаны с реальным пониманием проблемы. Социалистические гарантии ушли в прошлое, но сознание цепляется за миф о равенстве, несмотря на то, что в мире свободы продолжают существовать патриархат и дискриминация по признаку пола.

Законы о равенстве должны быть вписаны в рамки реальных экономических отношений. Равные права и возможности для мужчин и женщин должны отражать политический спектр нового времени, определяемого как время перемен.

Конституционное Совещание и Конституция РФ 1993 г. внесли коррективу в механизм достижения гендерного равенства через двуединую систему его обеспечения: равенства прав и равенства возможностей. Именно такой путь отсекает дискриминацию. И государство обязано выступать гарантом этой перспективной, и, в первой части, вполне реальной конституционной нормы. Равенство прав — это уже победа над патриархатом. Равенство возможностей для двух полов в условиях свободы достижимо посредством реальных мер борьбы с дискриминацией и патриархальными взглядами и отношениями в экономике, политике, быту, где женщина зависима от стереотипа подчинения мужчине. Равное положение двух полов в обществе может быть реальным лишь тогда, когда государство обеспечит реализацию двуединого стандарта «равных прав и возможностей» через систему антидискриминационных мер, включая законодательные.

Если государство признает, что равенство не достигнуто, то его обязанность принять меры к его достижению, в соответствии с Конституцией. Меры могут и должны быть различны и сведены к процедурам обеспечения и гарантирования равенства, «равных прав и равных возможностей». Если равные права закреплены в Конституции России и различных законодательных актах, то равные возможности как процедуры достижения равных прав лишь декларированы. Впереди большая работа по их внедрению в жизнь общества, в реальные социокультурные отношения.

Конституционная норма о гендерном равенстве (ч. 3 ст. 19 Конституции РФ) методологически верна и не вызывает сомнений, если под равенством мы понимаем не только юридически оформленное право мужчин и женщин, но и реальную практику реализации прав.

Жизнь в обществе без традиций невозможна. Но если традиция нарушает конституционный стандарт, то следует выступить против этой традиции, идущей вразрез с нашими собственными закрепленными в Конституции представлениями о равенстве. Традиция патриархата опасна по двум основным причинам: во-первых, она противоречит идеологии равноправия, во-вторых, лишает опоры проведение политики гендерного равенства, распределяя льготы вместо включения экономических рычагов равенства.

В 1993 г. Россия, приняв новую Конституцию и закрепив норму «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации», взяла на себя обязательства следовать этим принципам. Новый поворот в осмыслении равенства по признаку пола является показателем слома старых стереотипов и, хотелось бы верить, отказом от соответствующих мифов. Он был вписан в новую парадигму права как мера свободы равных субъектов, в т. ч. независимо от пола.

Часть III
Политические права с позиций гендерного равенства

Судебная защита равных возможностей
при реализации права быть избранными.
Проблемы и поиски решения.

Политические права, закрепленные в Конституции 1993 г., не имеют гендерной асимметрии. Они четко отражают доктрину политического равноправия мужчин и женщин. Эта конституционная норма общепризнанна и неоспорима. Она полностью соответствует установившимся в обществе представлениям о праве и возможности для двух полов избирать и быть избранными, а также универсальным международным стандартам в этой сфере.

Ст. 32 Конституции РФ соответствует ст. 25 Международного Пакта о гражданских и политических правах:

«Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации… и без необоснованных ограничений право и возможность:
а) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно избранных представителей;
б) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;
в) допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе».

Конституционное право избирать закреплено и в действующем законодательстве. Оно реализуется на практике без гендерной асимметрии. Что же касается права быть избранным/ой, то на юридико-нормативном уровне общество разделяет это право (и подтверждение тому — принятие Конституции РФ всенародным голосованием). Однако в ходе выборов общество подвергает сомнению это право в отношении женщин. И подтверждение тому — парламентские выборы 1999 г., где только 7,8% голосов было отдано женщинам, которые баллотировались в Государственную Думу РФ. Выборы являются показателем адаптивности конституционного принципа равенства и того, насколько общество этот принцип разделяет де-факто.

Право быть избранной в реальной политической жизни фактически отрицается. Оно с большим трудом реализуется в политических отношениях, отступая в ходе выборов перед стереотипом причастности к власти лишь мужчин. Таким образом, стандарт, закрепленный Конституцией РФ 1993 г., на практике отторгается обществом, которое в целом не отрицает идеологию равенства.

Российская судебная практика в сфере защиты лиц, пострадавших от дискриминации по принципу пола, во время избирательных кампаний нам неизвестна. Трудно, при общих положениях избирательного законодательства и отсутствии матрицы, которая позволяет судить о наличии дискриминации в конкретном случае, выстроить тактику судебной защиты в отношении права быть избранной. Доступ к этому праву, с позиций традиционного правового регулирования, обеспечен. Закон уровнял мужчин и женщин. Они могут избираться без каких-либо изъятий. Но, имея на это право, они не имеют равных возможностей быть равными в доступе к власти.

Как уже было указано выше, четыре года назад 7,8% женщин и 92,2% мужчин получили мандаты депутатов ГД РФ. И от этой статистики следует отталкиваться при поиске методов судебной защиты равенства и защиты от дискриминации. Следует признать, что право не нарушено. Конституционная норма (ст. 19) соблюдена в части равенства в правах по признаку пола, то есть право быть избранной или избранным в принципе с позиций нарушений равенства не оспаривается. Но оспариваются или могли бы оспариваться положения ч. 3 данной статьи, т. е. конституционный норматив о «равных возможностях» для обоих полов.

Но как на уровне защиты в суде успешно соединить нарушение конституционного принципа равных возможностей и нарушение субъективного права быть избранной? Задача выполнима лишь при условии, что суд признает достаточным аргумент статистики, что в высшей степени маловероятно. Суд привык видеть парадигму «свободы выбора» и не видеть парадигмы «равных возможностей». Допустима ли логика, когда «свобода выбора» будет ограничена равенством?

С либеральной позиции свобода выбора не ограничивается, если нет злоупотребления ей, и равенство не конкурирует со свободой. Избиратель свободен выбрать любого кандидата, независимо от гендерных характеристик. И этот тезис для суда является основополагающим на сегодняшний день. Но существует весомая оговорка, связанная с официальным признанием дискриминации в обществе. Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин предполагает установление «во всех областях, и в частности в политической … все соответствующие меры, включая законодательные, для обеспечения всестороннего развития и прогресса женщин, с тем чтобы гарантировать им осуществление и пользование правами человека и основными свободами на основе равенства с мужчинами» (ст. 3). К подобным мерам с очевидностью относится и введение квот, так как согласно Конвенции «принятие государствами-участниками временных специальных мер, направленных на ускорение установления фактического равенства между мужчинами и женщинами, не считается, как это определяется настоящей Конвенцией, дискриминационным» (ст. 4). Введение квот позволит в случае, если квоты не соблюдаются, защищать права и возможности в судебном порядке. Конвенция ратифицирована, но рекомендации не соблюдаются. Отношение к установлению гендерных квот отрицательное.

Твердых, формализованных стандартов, показывающих нарушение равенства в доступе к праву, не разработано. Но жертвы не должны быть изъяты из сферы защиты лишь на основании отсутствия навыков у суда защищать «равные возможности». Жертвы могут быть защищены, например, если мы приведем конкретные случаи, отрицающие такие возможности для двух полов во время выборов, в рамках борьбы конкретных конкурентов — мужчины и женщины. Равные возможности имеют субъективное измерение, но факт дискриминации совершенно конкретен.

При обращении в суд по факту дискриминации следует обратить внимание на нормы материального права. Это ч. 3 ст. 19 Конституции РФ; содержащаяся в избирательном законодательстве норма, гарантирующая «равные права и равные возможности» для двух полов; норма уголовного законодательства, преследующая за нарушение принципа равенства. Материальная законодательная база включает в себя и Международную Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированную Россией, и в силу ст. 15 Конституции РФ, являющуюся «составной частью российской правовой системы».

Наличие достаточной законодательной базы — само по себе победа, т.к. позволяет осуществить наступление на дискриминацию с позиций защиты равных возможностей.

Второй ключевой позицией для защиты является сбор доказательств по конкретному делу. Доказательства должны быть достаточны, чтобы убедить суд в присутствии факта дискриминации по признаку пола одного из кандидатов в ходе выборов на конкретном избирательном участке.

Доказательства дискриминации могут быть разнообразны. Например, гендерно-провоцирующие листовки; аудио и/или видеозаписи кандидатов, содержащие высказывания и т. д., затрагивающие честь и достоинство личности с точки зрения пола; брошюры, выражающие подобные взгляды, распространяющиеся во время избирательной кампании и т. п.

Окончание фамилии претендента указывает на принадлежность претендента к мужскому или женскому полу. Таким образом, система алфавитных списков является гендерно асимметричной, так как, если кандидаты — однофамильцы, на первом месте в списке будет стоять фамилия мужчины, и выбор ведется от первого ко второму месту.

Итак, можно использовать много различных видов доказательств, но все они должны подтверждать, что имел место факт дискриминации по гендерному признаку, а не по иным мотивам. В предмет доказывания по делу должны быть включены все данные, подтверждающие, что «пол» был дискриминирован. Такой подход открывает доступ к реальной судебной защите.

261 Региональный доклад «Мониторинг ситуации с дискриминацией женщин в России». Ростовская область. 2002.
262 См. Завадская Л. Н. Конституция 1993 г. и проблемы гендерного равенства; Развитие Конституционной идеи равенства полов в Конституциях СССР 1918, 1936 и 1977 гг. / Гендерные экспертизы российского законодательства. гл. I, II. М., 2001.
263 Член семьи изменника Родины.
Назад

Женщина в современном мире

Женщина в современном мире

К сожалению, в современном обществе брак и материнство всё более утрачивают значимость для женщин, ценностные ориентации которых устремлены, в первую очередь, на достижение карьерного роста и общественное признание

Масс-медиа активно транслируют искажённые и неестественные для женской природы образы, повсеместно навязывая их. Женщина, живущая в XXI веке, должна быть эмансипированной, сексуально раскрепощённой, самодостаточной, способной постоять не только за себя, но и за других. Отсутствие собственной семьи и детей ничуть не должно смущать её, ведь и без этих «дополнений» она вполне может быть счастлива. При наличии семьи, такая женщина с лёгкостью может стать её главой, выполняя функции, которые являются прерогативой мужчин.

Типичная современная женщина, описанная в современных литературных произведениях – это сильная личность, чаще всего ищущая вторую половину, которая успела на протяжении жизни сделать карьеру, приобрести неплохой денежный и культурный капитал. Как правило, героиня, по закону жанра, находит сильного мужчину, которому всё же удаётся понять её самость и смириться с трудным характером избранницы.

Почему-то скромные и покладистые женщины сегодня не в моде – всё более популярной становится агрессивная независимость в сочетании с успешностью и стервозностью. В общественном сознании происходит болезненное несоответствие шаблонов, навязанных СМИ, и христианским образом женщины, который описан в духовно — назидательной литературе. Последствия такого несоответствия — ложное восприятие женщины мужчинами, а самое главное — самой себя.

Печальным фактом является то, что роль жены и матери в современном обществе является непрестижной. Бытует мнение, что помимо материнства, женщина обязательно должна состояться на профессиональном поприще и стремиться к высокому социальному статусу. Как свидельствуют материалы многих Интернет – форумов, быть просто матерью и женой в наше время банально и даже неприлично. Нередко такое мнение высказывают именно мужчины. Почему женщина должна стыдиться того, что для неё первостепенно важными жизненными задачами является создание семьи и воспитание детей? Является ли нормой для женщин выполнять большое количество социальных ролей? Эти вопросы являются открытыми для многих людей.

В западном обществе популярно социальное движение чайлдфри (англ. childfree — свободный от детей, бездетный; childless by choice — добровольная бездетность), главной идеей которых является отсутствие детей и сознательное нежелание когда-либо иметь их. Эта негативная тенденция имеет некоторое распространение и на Украине.

За нежеланием иметь детей нередко скрываются сложные социальные и психологические причины. Например, боязнь не справиться с ответственностью и панический страх перед трудностями, а также обыкновенный эгоизм, гедонистическая жизненная позиция, желание жить «для себя». Существует точка зрения, что чайлдфри — это инфантильные люди, которые привыкли быть центром своей собственной вселенной и не готовы поставить в этот самый центр ребёнка.

Святитель Филарет, митрополит Московский говорил: «Бог, сотворив первых человеков, им самим и их потомкам вверил дальнейшее произведение людей на свет, вверил как бы продолжение Своего творческого действия. Какой великий дар!».

Многие женщины ратуют за равноправие обоих полов, утверждая, что подчинение мужчине унизительно и оскорбляет их моральные чувства. Но между мужчиной и женщиной не может быть равенства априори, они созданы для того, чтобы дополнять друг друга, а не соревноваться: «Тяготы друг друга носите и тако исполните Закон Христов».

Святая мученица Евгения подвизалась в мужском монастыре под видом инока, впоследствии открылась народу и произнесла: «Такова сила святого имени Христова, что ею и слабые жены не уступают в твердости сильным мужам, и не полагается различия между людьми, кроме степени веры. Все мы одного духовного естества во Христе Иисусе, перед Которым не полагается различия между мужами и женами, как свидетельствует учитель христианский Павел…».

Святая имела в виду известные слова апостола из послания к Галатам: «Нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Галл. 3,28). Это значит, что мужчины и женщины, едины во Христе и равны в духовном призвании. А это и есть единственное истинное равенство. Оно значительно отличается от того, за которое сражаются феминистки.

Сегодня всё чаще говорят о том, что происходит смена традиционных гендерный ролей. Институт семьи все дальше отходит от патриархальной модели, женщины становятся мужественными и не желают исполнять роль хранительницы домашнего очага.

В эпоху технического прогресса отпала потребность в разделении работы на исконно «мужскую» и «женскую». Став материально независимыми от мужчин, женщины заявили о равноправии с ними. Забыв о своем истинном предназначении, они вынуждают себя работать наравне с мужчинами, делать карьеру, откладывая брак и материнство на неопределённое будущее. Но когда приходит понимание, что семья является необходимостью и отправляется на поиски потенциального мужа, то сталкивается с определёнными трудностями: мужская модель поведения, выработанная годами и одобряемая современными нормами общественной морали, оказывается, отталкивает представителей сильного пола, даже на подсознательном уровне. Таким образом, спроецировав на себя образы, навязанные СМИ, женщина с ужасом понимает, что в реальной жизни они работают, только наоборот.

Медики утверждают, что психологический настрой способен изменить самочувствие человека. Поэтому руководящие должности могут плохо сказываться на женском здоровье. Женщины-руководители испытывают большой психоэмоциональный стресс из-за необходимости соревноваться с мужчинами, быть жёсткими и настойчивыми.

В современных условиях гонок за материальными благами, женщины нередко приобретают маскулинные черты характера, чтобы сохранять конкурентоспособность. Та женщина, которая проявляет естественные феминные черты характера (скромность, мягкость, застенчивость) в условиях современной реальности воспринимается иронически. Нередко можно услышать в адрес таких женщин весьма утрированные замечания, такие как: «домашняя клуша», «ни рыба, ни мясо», «погрязла в кастрюлях», «никакого саморазвития». Но может ли общество осуждать женщину за ее истинную природу?

Но всё же необходимо вспомнить, что Церковь всегда говорила о том, что быть женой и матерью — это главная миссия женщины. И недопустимо воспринимать это как неудобное обстоятельство, с которым надо смириться. Быть настоящей женщиной, «немощным сосудом» — это великое счастье, нужно только позволить его себе!