Что такое этап согласно гк рф

Статья 762. Обязанности заказчика

По договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан, если иное не предусмотрено договором:

уплатить подрядчику установленную цену полностью после завершения всех работ или уплачивать ее частями после завершения отдельных этапов работ;

использовать техническую документацию, полученную от подрядчика, только на цели, предусмотренные договором, не передавать техническую документацию третьим лицам и не разглашать содержащиеся в ней данные без согласия подрядчика;

оказывать содействие подрядчику в выполнении проектных и изыскательских работ в объеме и на условиях, предусмотренных в договоре;

участвовать вместе с подрядчиком в согласовании готовой технической документации с соответствующими государственными органами и органами местного самоуправления;

возместить подрядчику дополнительные расходы, вызванные изменением исходных данных для выполнения проектных и изыскательских работ вследствие обстоятельств, не зависящих от подрядчика;

привлечь подрядчика к участию в деле по иску, предъявленному к заказчику третьим лицом в связи с недостатками составленной технической документации или выполненных изыскательских работ.

Комментарий к Ст. 762 ГК РФ

Нормы комментируемой статьи устанавливают обязанности заказчика. Следует отметить, что о некоторых обязанностях заказчика говорилось в ст. 758, п. 1 ст. 759 и ч. 3 п. 1 ст. 760 ГК РФ (см. соответствующие комментарии).

Обязанности заказчика одновременно являются правами требования подрядчика, равно как и обязанности подрядчика, установленные ст. 760 ГК РФ, одновременно являются правами требования заказчика.

Все установленные нормами комментируемой статьи обязанности являются диспозитивными; во всех случаях диспозитивность вызывает практические проблемы, подобные тем, о которых было сказано в п. 3 комментария к ст. 761 ГК РФ (в силу того, что, как правило, неясно, какая именно из норм является диспозитивной).

1. Часть 2 комментируемой статьи устанавливает обязанность заказчика уплатить цену, т.е. определяет возмездность договора. Комментируемая норма допускает два варианта уплаты цены:

1) полностью, после завершения всех работ;

2) частями, после завершения каждого этапа работ.

Представляется, что диспозитивность данной нормы не должна относиться к самому факту уплаты цены (хотя такое толкование и является буквальным), поскольку в ст. 758 ГК РФ (см. соответствующий комментарий) ясно сказано об императивной обязанности заказчика оплатить результат работ.

Соответственно, диспозитивность комментируемой нормы относится к порядку оплаты: договор может предусмотреть предоплату (как полностью, так и частями) либо, наоборот, оплату не сразу, а через определенное время после завершения работ. Возможны и иные способы определения порядка оплаты.

Практическая проблема, порождаемая комментируемой нормой, состоит в ответе на вопрос: как заказчик должен оплачивать установленную договором цену, если в нем не избран один из предлагаемых законом (названных выше) вариантов? Иначе говоря, стороны не уточнили, по завершении всех работ обязан платить заказчик либо по завершении каждого этапа. Представляется, что исполнение обязанности по оплате заказчиком будет зависеть от того, что именно потребует подрядчик. Таким образом, если в договоре не сказано ничего и подрядчик потребует оплату частями после завершения первого же этапа, у заказчика будут отсутствовать правовые основания отказа в платеже — необходимо будет исполнять обязанность. Та же ситуация возникнет, если подрядчик потребует оплату после второго и каждого последующего этапа работ.

2. В ч. 3 комментируемой статьи установлен порядок использования заказчиком технической документации, переданной ему подрядчиком.

Данная документация должна использоваться только в договорных целях (т.е. для достижения той цели, ради которой договор заключен), не может быть передана третьим лицам, не может быть разглашена без согласования с подрядчиком.

Диспозитивность данных норм означает, что договор может предусмотреть, что заказчик может:

— использовать техническую документацию в любых целях, в том числе не связанных с исполнением договора ПИР;

— передавать техническую документацию любым субъектам;

— разглашать любую информацию, не запрашивая согласия подрядчика.

3. Часть 4 комментируемой статьи регламентирует обязанность заказчика содействовать подрядчику в выполнении договора ПИР «в объеме и на условиях, предусмотренных договором». Данная норма частично корреспондирует нормам ст. 718 ГК РФ (см. соответствующий комментарий). Практическая проблема связана с ответом на вопрос: каким образом определяются конкретные параметры обязанности заказчика содействовать подрядчику или договор об этом не говорит ничего и существует ли в таких случаях данная обязанность заказчика? Иначе говоря, если в договоре не сказано ничего, а подрядчик обратился к заказчику за содействием, мотивируя ч. 4 комментируемой статьи, то может ли заказчик отказать либо потребовать плату за содействие? Представляется возможным аргументировать отрицательный ответ на данный вопрос (хотя противоположная позиция также имеет право на существование). Наша позиция основана на том, что обязанность содействовать подрядчику, если не исключена договором, у заказчика существует. Неопределенность ее объема и условий влечет возможность предъявления подрядчиком любого требования, которое, на его взгляд, является содействием. В случае несогласия заказчика вопрос об объеме и условиях содействия будет решать арбитражный суд. Подтверждением данной позиции является систематический анализ норм комментируемой статьи и п. 1 ст. 718 ГК РФ; в последней сказано, что «заказчик обязан в случаях, в объеме и порядке, предусмотренных договором подряда, оказывать подрядчику содействие в выполнении работы». Таким образом, общие положения о подряде связывают случаи, в которых возникает обязанность содействия с указанием в договоре. Соответственно, данная обязанность не возникнет, если случаи содействия в договоре не названы. Поскольку в комментируемой норме упоминание о случаях содействия отсутствует, то обязанность содействовать в исполнении договора ПИР возникает в любой ситуации, даже если объем и условия содействия договором не определены.

4. В ч. 5 комментируемой статьи установлена обязанность заказчика участвовать вместе с подрядчиком в согласовании готовой технической документации с государственными органами и органами местного самоуправления. Эта обязанность корреспондирует установленной в ч. 3 п. 1 ст. 760 ГК РФ обязанности подрядчика. Практическая проблема определяется раскоординированностью названных норм. Дело в том, что норма ч. 3 п. 1 ст. 760 Кодекса является императивной, в то время как норма комментируемой статьи диспозитивна. Возникает вопрос: что делать, если договор исключил установленную комментируемой нормой обязанность заказчика, а подрядчик впоследствии потребовал исполнения этой обязанности со ссылкой на императивную норму ч. 3 п. 1 ст. 760 ГК РФ?

5. Часть 6 комментируемой статьи предусматривает обязанность заказчика возместить подрядчику дополнительные расходы, вызванные изменениями, не зависящими от подрядчика. Речь идет об изменении исходных данных для выполнения договора ПИР. Комментируемая норма не отвечает на вопрос о том, кто именно должен будет доказывать, что обстоятельства, повлекшие дополнительные расходы, от подрядчика не зависели. Соответственно, каждая из сторон будет доказывать факты, на которые ссылается.

Вызывает некие сомнения в целесообразности диспозитивность комментируемой нормы. Получается, если в договоре сказано, что дополнительные расходы подрядчика не возмещаются, заказчик не будет их оплачивать даже в ситуации, когда изменение обстоятельств, вызвавших данные расходы, от подрядчика не зависело.

6. В ч. 7 комментируемой статьи установлена обязанность заказчика в ситуации, когда третье лицо предъявило к заказчику иск в связи с недостатками технической документации и (или) результатов изыскательских работ, привлечь к участию в деле подрядчика. Недостаток правовой регламентации состоит в том, что не определены правовые последствия неисполнения данной обязанности.

Сомнительна также диспозитивность комментируемой нормы. Речь идет о процессуальных правилах, наличие которых не должно зависеть от воли сторон договора.

Статья 753. Сдача и приемка работ

1. Заказчик, получивший сообщение подрядчика о готовности к сдаче результата выполненных по договору строительного подряда работ либо, если это предусмотрено договором, выполненного этапа работ, обязан немедленно приступить к его приемке.

2. Заказчик организует и осуществляет приемку результата работ за свой счет, если иное не предусмотрено договором строительного подряда.

В предусмотренных законом или иными правовыми актами случаях в приемке результата работ должны участвовать представители государственных органов и органов местного самоуправления.

3. Заказчик, предварительно принявший результат отдельного этапа работ, несет риск последствий гибели или повреждения результата работ, которые произошли не по вине подрядчика.

4. Сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной.

Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными.

5. В случаях, когда это предусмотрено законом или договором строительного подряда либо вытекает из характера работ, выполняемых по договору, приемке результата работ должны предшествовать предварительные испытания. В этих случаях приемка может осуществляться только при положительном результате предварительных испытаний.

6. Заказчик вправе отказаться от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком.

Комментарий к Ст. 753 ГК РФ

При приемке результатов работ ключевое значение имеют различного рода акты, подписываемые сторонами. Исследование законодательства и практики его применения показывает, что акт приемки имеет многогранное значение. Он является и расчетным документом, и основанием для перехода риска случайной гибели, и собственно актом приемки. Однако на практике вопрос о правовой природе указанного акта ставится и в следующей плоскости: является ли акт приемки сделкой или же лишь документом, отражающим фактические действия по приемке и подтверждающим выполнение соответствующих работ? Следует сказать, что поводом для поставленного вопроса явилось указание п. 4 комментируемой статьи на то, что односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными. Данное законоположение может быть воспринято как определяющее возможность признания акта приемки недействительным по общим основаниям недействительности сделки и, следовательно, как определяющее сделочную природу самого акта.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 14 Обзора практики рассмотрения споров по договорам строительного подряда указал, что требование о признании недействительным одностороннего акта приемки результата работ рассматривается одновременно с иском о взыскании стоимости работ. Описательная часть указанного пункта (отрицающая возможность предъявления самостоятельного иска о признании недействительным акта приемки) косвенно может свидетельствовать об отрицании сделочной природы этого акта.

В пользу данного вывода свидетельствует и правовая позиция, изложенная в п. 10 Обзора, в силу которой подрядчик, не сообщивший заказчику о необходимости выполнения дополнительных работ, не учтенных в технической документации, не вправе требовать оплаты этих работ и в случае, когда такие работы были включены в акт приемки, подписанный представителем заказчика. При этом важно, что основанием для данного подхода явился вывод о том, что «акт подтверждает лишь факт выполнения подрядчиком работ» и, по всей видимости, не может содержать изъявления воли на одобрение выполнения подрядчиком дополнительных работ.

Однако следует признать, что четкого ответа на вопрос о сделочной природе акта приемки Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ не дал, что может объясняться отсутствием на момент утверждения Обзора в отечественной цивилистике широкой теоретической проработки вопроса о природе исполнения обязательства .

———————————
Исследования, посвященные исполнению обязательства, появились в отечественной цивилистике новейшего времени позже. О природе исполнения см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 7 — 75.

Данное обстоятельство не замедлило сказаться на практике и явилось основанием для противоречивого разрешения указанного вопроса судами . Приведение рассматриваемой практики к единообразию, возможно, станет предметом будущих разъяснений.

———————————
См., например: Постановления ФАС Поволжского округа от 17 мая 2005 г. по делу N А65-9332/2004-СГ2-4, ФАС Уральского округа от 26 сентября 2007 г. по делу N Ф09-7907/07-С4, ФАС Северо-Кавказского округа от 17 января 2008 г. по делу N А53-1242/2007-С5-14.

Договор строительного подряда — важнейший этап строительства

Автор: Татьяна Нефедова

Договор строительного подряда — важнейший этап строительства

Что является этапом строительства, может ли «нулевой цикл» быть этапом строительства, как документально оформить окончание и принятие работ по отдельному этапу строительства — эти и другие вопросы, с которыми специалисты сталкиваются на практике, рассмотрены в данной статье. Актуальность этих вопросов продиктована и тем, что в нормативно-законодательной базе нередко данные понятия раскрыты не полностью.

Строительство любого объекта представляет собой сложный комплекс работ, состоящий из следующих один за другим этапов на протяжении продолжительного периода времени. Условиями договора подряда может быть определена сдача работ заказчику либо по мере выполнения всего объема работ, либо по этапам.
На практике встречаются различные виды приемки: промежуточная, частичная, приемка отдельных этапов работ. Зачастую схожесть понятий и неоднозначное закрепление в договоре строительного подряда конкретных взаимоотношений сторон по сдаче-приемке результатов работ может приводить к спорным ситуациям. Четкое разграничение имеет принципиальное значение для распределения рисков случайной гибели или случайного повреждения результата работ. В случае принятия промежуточных работ, не относящихся к отдельному этапу, действует общее правило о распределении рисков, а при принятии отдельного этапа работ распределение рисков регулируется специальным правилом. Ниже мы остановимся на приемке отдельных этапов работ (этапа строительства).

Что является этапом работ (этапом строительства)?

По договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену (п. 1 ст. 740 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 753 ГК РФ заказчик, получивший сообщение подрядчика о готовности к сдаче результата выполненных по договору строительного подряда работ либо, если это предусмотрено договором, выполненного этапа работ, обязан немедленно приступить к его приемке. При этом в соответствии с п. 3 ст. 753 ГК РФ заказчик, предварительно принявший результат отдельного этапа работ, несет риск последствий гибели или повреждения результата работ, которые произошли не по вине подрядчика. Данной норме корреспондирует и п. 1 ст. 741 ГК РФ, предусматривающий, что риск случайной гибели или повреждения объекта строительства, составляющего предмет договора строительного подряда, до приемки этого объекта заказчиком несет подрядчик.

Следует отметить, что ГК РФ не раскрывает подробно, что понимается под отдельным этапом работ (этапом строительства), выполняемых по договору строительного подряда.

Понятие этапа строительства содержится в п. 8 Положения о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16.02.2008 г. № 87, в п. 2 Положения об организации и проведения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.03.2007 г. № 145, в п. 3.2.1 Методологических положений по системе статистических показателей, разрабатываемых в статистике строительства и инвестиций в основной капитал, утвержденных приказом Росстата от 11.03.2009 г. № 37 (согласованы с Минэкономразвития России и введены в действие с 1 июня 2009 г.). Исходя из указанных документов, этапом строительства является строительство одного из объектов капитального строительства, строительство которого планируется осуществить на одном земельном участке, если такой объект может быть введен в эксплуатацию и эксплуатироваться автономно, т. е. независимо от строительства иных объектов капитального строительства на этом земельном участке, а также строительство части объекта капитального строительства, которая может быть введена в эксплуатацию и эксплуатироваться автономно, т. е. независимо от строительства иных частей этого объекта капитального строительства.

Согласно данному определению этапа им, по сути, может быть только то, что в том же приказе Росстата от 11.03.2009 г. № 37 и в других официальных документах именуется «очередью строительства» и «пусковым комплексом». Практически лишь они способны быть частью объекта капитального строительства, которая может быть введена в эксплуатацию и эксплуатироваться автономно, т. е. независимо от строительства иных частей этого объекта капитального строительства.

Очередь строительства — часть строительства, состоящая из группы зданий, сооружений и устройств, ввод которых в эксплуатацию обеспечивает выпуск продукции или оказание услуг, предусмотренных проектом. Может состоять из одного или нескольких пусковых комплексов.

Пусковым комплексом является совокупность нескольких объектов (или их частей) основного производственного и вспомогательного назначения, энергетического, транспортного и складского хозяйства, связи, внутриплощадочных инженерных коммуникаций, благоустройств и других объектов, являющихся частью стройки или ее очереди, ввод которых в эксплуатацию обеспечивает выпуск продукции или оказание услуг, предусмотренных проектом, и нормальные условия труда для обслуживающего персонала согласно действующим нормам (п. 3.2.1 приказа Росстата № 37, п. 3.12, 3.13 Методики определения стоимости строительной продукции на территории Российской Федерации, утвержденной постановлением Госстроя России от 5.03.2004 г. № 15/1).

Следует обратить внимание, что необходимость разработки проектной документации на объект капитального строительства применительно к отдельным этапам строительства устанавливается заказчиком и указывается в задании на проектирование. Разработка проектной документации, согласно Письму ОАО «Центр методологии нормирования и стандартизации в строительстве» от 06.06.2008 г. № 478/СН «Разъяснения ОАО “ЦНС” о статусе СНиП 11-01-95», осуществляется в соответствии с нормами Градостроительного кодекса Российской Федерации, постановления Правительства РФ от 16.02.2008 г. № 87. Возможность подготовки проектной документации в отношении отдельных этапов строительства должна быть обоснована расчетами, подтверждающими технологическую возможность реализации принятых проектных решений при осуществлении строительства по этапам.

Проектная документация в отношении отдельного этапа строительства разрабатывается в объеме, необходимом для осуществления этого этапа строительства. Указанная документация должна отвечать требованиям к составу и содержанию разделов проектной документации, установленным Положением о составе разделов документации и требованиях к их содержанию (утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16.02.2008 г. № 87) для объектов капитального строительства.

Подготовка проектной документации играет важную, а зачастую и решающую роль, например, в разрешении споров. Исходя из нормативного трактования этапа строительства, можно ли выделить «нулевой цикл» в этап строительства?

Является ли «нулевой цикл» этапом строительства?

Полная версия статьи в печатной версии журнала Жилищное Право или на сайте через 3 месяца.

Что такое этап согласно гк рф

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 6 июня 2017 года N 09-04-04/35157

[О толковании понятия «этап исполнения контракта»]

Министерство финансов Российской Федерации рассмотрело поступившее письмом Федерального казначейства от 13.01.2017 N 07-04-04/13-52 обращение ФАС России от 25.11.2016 N РП/81695/16 по вопросу о толковании понятия «этап исполнения контракта», а также исчерпывающего перечня документов и информации, подлежащих включению в реестр контрактов, заключенных заказчиками в соответствии с требованиями Федерального закона от 05.03.2013* N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Федеральный закон N 44-ФЗ), и сообщает следующее.

________________
* Вероятно, ошибка оригинала. Следует читать «от 05.04.2013». — Примечание изготовителя базы данных.

В соответствии с Положением о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 329, Минфин России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере бюджетной деятельности, однако Минфину России не предоставлено право официального толкования законодательных или иных нормативных правовых актов.

Согласно пункту 7.7 Регламента Министерства финансов Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 15.06.2012 N 82н, Минфином России не осуществляется разъяснение законодательства Российской Федерации, практики его применения, практики применения нормативных правовых актов, а также толкование норм, терминов и понятий по обращениям организаций, за исключением случаев, если на него возложена соответствующая обязанность.

Вместе с тем полагаем возможным высказать мнение Минфина России по поставленным в обращении вопросам.

Положения части 3 статьи 103 Федерального закона N 44-ФЗ, подпункта «к» пункта 2 Правил ведения реестра контрактов, заключенных заказчиками, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 28.11.2013 N 1084 (далее — Правила) не регламентируют порядок определения этапа или факта исполнения контракта, а устанавливают перечень и объем информации и документов о контракте и закупке, вносимой в реестр контрактов, заключенных заказчиками (далее — реестр).

Порядок формирования указанной информации и документов, включаемых в реестр, в соответствии с пунктом 10 Правил устанавливается Минфином России.

код и наименование документа(ов) о приемке поставленного товара, выполненной работы (ее результатов), оказанной услуги, в том числе в ходе отдельных этапов исполнения контракта (далее — документ о приемке), предусмотренных контрактом, а также определяющего(их) ненадлежащее исполнение контракта, или неисполнение контракта (с указанием допущенных нарушений), или наступление гарантийного случая, предусмотренного контрактом, или исполнение обязательств по гарантии качества товаров, работ, услуг;

реквизиты документа о приемке, а также определяющего(их) ненадлежащее исполнение контракта или неисполнение контракта (с указанием допущенных нарушений) или наступление гарантийного случая, предусмотренного контрактом, или исполнение обязательств по гарантии качества товаров, работ, услуг;

количество поставленного товара, объем выполненной работы или оказанной услуги, предусмотренные контрактом, в соответствии с документом о приемке, а также определяющим(ими) ненадлежащее исполнение контракта или неисполнении контракта (с указанием допущенных нарушений);

национальное кодовое буквенное обозначение и наименование единицы измерения количества поставленного товара, объема выполненной работы или оказанной услуги в соответствии с Общероссийским классификатором единиц измерения;

наименование, номер и дата платежного документа;

информация о соответствии платежного документа документу о приемке а также определяющему(им) ненадлежащее исполнение контракта или неисполнении контракта (с указанием допущенных нарушений);

наименование и код валюты, в которой осуществляется оплата контракта;

сумма оплаты контракта в соответствии с платежным документом, в том числе налога на добавленную стоимость;

дополнительные сведения о товаре при закупке лекарственных препаратов.

В отношении получателей бюджетных средств — государственных (муниципальных) заказчиков данные реестра взаимосвязаны с данными учета бюджетных обязательств, что позволяет обеспечить открытость, прозрачность и непротиворечивость информации о расходах бюджета на закупки товаров, работ, услуг.

В этой связи при наличии у заказчика документов, подтверждающих в соответствии с условиями контракта возникновение денежного обязательства при частичной поставке товаров, частичном выполнении работ, оказании услуг, или документов, подтверждающих оплату по контракту, заказчик представляет сведения об исполнении по каждому факту возникновения денежного обязательства и его исполнения (о приемке и оплате контракта) в установленном порядке.

Принимая во внимание изложенное, вышеназванные информация и документы об исполнении включаются в реестр контрактов не позднее 3-х дней со дня формирования соответствующих документов вне зависимости от того завершаются или нет при их формировании обязательства сторон по контракту.

2. В соответствии с частью 1 статьи 2 Федерального закона N 44-ФЗ законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоит из указанного Федерального закона, иных федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в части 1 статьи 1 Федерального закона N 44-ФЗ.

С учетом положений подпункта 1 части 1 статьи 94 Федерального закона N 44-ФЗ отдельным этапом исполнения контракта является период времени, завершающийся приемкой заказчиком исполнения, произведенного поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

В этой связи пунктом 1 части 1 статьи 94 Федерального закона N 44-ФЗ установлено, что исполнение контракта включает в себя комплекс мер, реализуемых после заключения контракта и направленных на достижение целей осуществления закупки путем взаимодействия заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с гражданским законодательством и Федеральным законом N 44-ФЗ, в том числе оплату отдельных этапов исполнения контракта, приемку отдельных этапов выполнения работы, предусмотренных контрактом.

Согласно положениям пункта 3 Положения установлен семидневный срок для размещения в ЕИС со дня оплаты заказчиком обязательств и подписания документов о приемке и (или) о результатах отдельного этапа исполнения контракта

Таким образом, если условиями контракта предусмотрено наличие в контракте этапов его исполнения (то есть ограниченной сроками обязанности поставщика (подрядчика, исполнителя) произвести исполнение в пользу заказчика), то отчет об исполнении государственного (муниципального) контракта может размещаться заказчиком в ЕИС по завершении указанного этапа.

При отсутствии в контракте условия об этанности (независимо от наименования этапа — этап в договоре подряда (статьи 708, 711, 753, 762 Гражданского кодекса), периоды в договоре поставки (статья 508 Гражданского кодекса), ежемесячный расчетный период в договоре энергосбережения (пункт 2 статьи 544 Гражданского кодекса), по мнению Минфина России, отчет размещается заказчиком в ЕИС в течение семи рабочих дней со дня каждой оплаты заказчиком обязательств по контракту и подписания каждого документа о приемке поставленных товаров, выполненных работ и оказанных услуг.

Что такое этап согласно гк рф

филиал Московской государственной юридической академии в г. Вологде

Четвертая часть Гражданского кодекса – новый этап в развитии законодательства об интеллектуальной собственности.

18 декабря 2006года была подписана четвертая часть Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), которая содержит в себе нормы, посвященные интеллектуальной собственности в РФ. Необходимость принятия части четвертой ГК РФ назревала давно, целями ее принятия является не только кодификация законодательства в данной области, но и соответствие стандартам и требованиям ВТО.

В настоящее время, когда РФ вступила в ВТО, одним из условий является соответствие Соглашению ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС).

Основная задача нашего исследования заключается в том, чтобы определить насколько российское законодательство в действительности соответствует требованиям ВТО (а именно ТРИПС), а также определить роль части четвертой ГК РФ в развитии законодательства об интеллектуальной собственности в соответствии с мировыми стандартами.

Думается, что о важности такого объекта гражданских прав как интеллектуальная собственность в настоящее время рассуждать не имеет смысла. Создание научно-технических результатов, их надежная правовая охрана и использование позволят обеспечить стабильное экономическое развитие на основе постоянного совершенствования технологических процессов, характеризующих современное производство, обеспечивающее выпуск продукции, конкурентоспособной как на внутреннем, так и на мировом рынке.

Заметим, что на международном уровне в области защиты прав интеллектуальной собственности действуют Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и Всемирная торговая организация.

Как отмечают Д.Б. Шульгин, С.В. Кортов [1] Всемирная торговая организация придает сфере охраны интеллектуальной собственности первостепенное значение. Достаточно сказать, что в состав Генерального Совета ВТО входит всего три Совета, одним из которых является Совет по интеллектуальной собственности, который осуществляет наблюдение за выполнением Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности.

К настоящему времени Россия присоединилась к большинству международных соглашений по охране интеллектуальной собственности, среди них можно выделить:

в области интеллектуальной собственности (в том числе промышленной собственности, авторского права и смежных прав) — Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г .;

в области промышленной собственности — Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г ., Договор о патентной кооперации от 19 июня 1970 г ., Мадридское соглашение о международной регистрации знаков от 14 апреля 1891 г ., Протокол к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков от 28 июня 1989 г ., Договор о законах по товарным знакам от 27 октября 1994 г ., Ниццкое соглашение о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15 июня 1957 г ., Евразийская патентная конвенция от 9 февраля 1994 г .;

в области авторского права и смежных прав — Бернская конвенция по охране литературных, художественных произведений от 9 сентября 1886 г ., Всемирная конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952 г .; Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций от 26 октября 1961 г .

Данные международные соглашения [2] , недостаточно внимания уделяют таким вопросам как, например, механизмы трансграничного перемещения объектов интеллектуальной собственности, обеспечение охраны прав в административном и судебном порядке. Вот именно этот пробел и призвано было ликвидировать Соглашением ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Оно представляет собой свод правил по торговле и инвестициям в идеи и творческую деятельность, а также указывает на защиту интеллектуальной собственности при осуществлении торговых операций.

Прежде чем говорить о новой части ГК хотелось бы остановиться на характеристике действующего в настоящее время законодательства в сфере интеллектуальной собственности.

Следует оговорить, что в данной работе мы не будем останавливаться на моменте соотнесения понятий «интеллектуальная собственность» и «исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности». Отметим только, что многие российские ученые еще со времен известнейшего цивилиста Г.Ф. Шершеневича считают, что термин «исключительные права» представляется более точным и потому предпочтительнее, чем «интеллектуальная собственность» [3] . А профессор Фоков А.П. отмечает, что когда идет речь о праве интеллектуальной собственности, то сущность и содержание самого права предполагает его исключительность. Поэтому очень трудно согласиться с известными зарубежными и российскими учеными в том, что даже терминологически «интеллектуальная собственность» и «исключительные права» представляют собой идеальное правовое равенство. [4]

В настоящее время национальное законодательство, регулирующее отношения в сфере интеллектуальной деятельности, включает:

1. общее законодательство (Конституцию Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Таможенный кодекс Российской Федерации и ряд иных законов, например ФЗ «О защите конкуренции» и т.д.)

2. специальное законодательство (Патентный закон РФ, Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах», Закон РФ «О селекционных достижениях», Закон РФ «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем».

Гражданский кодекс РФ часть первая определяет объекты гражданских прав, к числу которых относятся и исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность) (ст. 8, 54, 128, 132, 138, 139), а также регулирует отношения, возникающие при выполнении научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ (гл. 38), договора коммерческой концессии (гл. 54).

Гражданский кодекс РФ (ст. 138) закрепляет следующий правовой режим интеллектуальной собственности. Интеллектуальная собственность определяется как исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. [5]

Многие авторы справедливо отмечают, что в настоящее время самой важной причиной крайне неблагоприятного положения с охраной интеллектуальной собственности в России является разобщенность законодательства в этой сфере. [6]

Разобщенное, частичное правовое регулирование всегда характеризуется некоторой противоречивостью, а, следовательно, рядом проблем в той или иной сфере применения. Поэтому назрела задача кодификации законодательства, его объединения, приведения в соответствие с современными экономическими, политическими и правовыми реалиями. [7]

Например, Суханов Е.А. отмечает, что Закон «об авторском праве и смежных правах» и Патентный закон не содержат никакого регулирования важнейшей части отношений «интеллектуальной собственности» — договоров об использовании объектов интеллектуальной собственности. В лучшем случае в них можно обнаружить лишь упоминание о том или ином договоре, но практически никогда о его содержании, исполнении и последствиях нарушения. Таким образом оборот результатов интеллектуальной деятельности остается практически неурегулированным! [8]

Кроме того, как уже указывалось выше, РФ должна следовать международным стандартам, связанным с торговыми аспектами интеллектуальной собственности. Необходимым условием для вступления России в ВТО является присоединение к международному Соглашению о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности, которое названо Соглашение ТРИПС (TRIPS). Оно было принято 15 апреля 1994г. В качестве приложения к Маракешскому соглашению, учреждающему ВТО, и вступило в силу с 1 января 1995г..Соглашение ТРИПС направлено уменьшить искажения и препятствия на пути развития международной торговли и обеспечить, чтобы меры и процедуры по реализации прав интеллектуальной собственности сами не становились барьерами для законной торговли. Это Соглашение устанавливает минимум требований, которые страны — участницы ВТО должны соблюдать, охраняя и защищая права на интеллектуальную собственность. Однако приведение российского законодательства в соответствие с Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее — ТРИПС), одним из ключевых соглашений в рамках ВТО, в большей степени затруднено техническими аспектами.

Соглашение по ТРИПС регулирует отношения, которые связаны с различными объектами исключительных прав. В России многие из них, как мы уже отмечали, регулируются отдельными правовыми актами, что в данный момент требует существенной доработки.

Рядом ученых предлагалось принять федеральный закон- Кодекс интеллектуальной собственности, который бы систематизировал и кодифицировал имеющееся законодательство в данной области. [9] (Шестаков Д., Еременко В., Федотов М).

Выдвигалась так же идея о дополнении существующих законов.

Однако воспринятой на практике оказалась позиция гражданско-правовой кодификации законодательства об «интеллектуальной собственности». Дискуссии в основном велись о ее объеме: включать ли в ГК РФ лишь отдельные положения об этой сфере или закрепить в нем развернутое, а в ряде случаев — исчерпывающее правовое регулирование? [10]

Говоря о сторонниках кодификации законодательства об интеллектуальной собственности, В.А. Дозорцев указывал, что они образуют три группы. Первая предлагает ограничиться одной общей частью, имеющей хотя бы некоторое юридическое содержание (усеченная схема). Вторая выступает за сочетание в кодификационном акте общих положений с исчерпывающим регулированием отдельных видов интеллектуальных прав, которое исключает какое-либо специальное законодательство за рамками ГК РФ (исчерпывающая схема). Третья тоже видит необходимость в схеме, охватывающей наряду с общими положениями полную систему интеллектуальных прав (полносистемная схема), но включающую по отдельным видам исключительных прав лишь принципиальные положения, оставляющую их развернутое регулирование для специальных актов по отдельным видам. [11]

Принадлежа к третьей, умеренной группе ученых, В.А. Дозорцев аргументировано критиковал радикальных сторонников исчерпывающей схемы кодификации, которые предлагали поместить в ГК все относящиеся к интеллектуальным правам нормы — не только гражданского права, но и административного и других отраслей права.

Согласно позиции В.А. Дозорцева систематизации гражданского законодательства присуща многоуровневая основа, где центральный кодификационный акт — ГК РФ — существует в окружении развивающих и детализирующих его актов по специальным вопросам.

В настоящее время принята часть четвертая ГК РФ, с 1 января 2008г. она вступает в силу.

При подготовке проекта решались четыре основные задачи кодификационного характера:

полное сосредоточение в ГК РФ всего гражданского законодательства об интеллектуальной собственности и ряда, неразрывно связанных с ним, иных норм (их условно можно назвать регистрационными правилами). Это повлечет отмену шести федеральных законов 1992 — 1993 гг. об отдельных видах интеллектуальной собственности, многочисленных последующих законодательных наслоений на эти законы;

приведение федерального законодательства об интеллектуальной собственности в единую систему. Наиболее заметно в этом отношении выделение в четвертой части ГК РФ общих положений (глава 69, состоящая из 30 статей). Это влечет определенную законодательную экономию и, что важнее, позволяет сформулировать некоторые единые для законодательства об интеллектуальной собственности принципиальные положения;

ясное решение вопроса о соотношении норм об интеллектуальной собственности с общими положениями гражданского законодательства (о субъектах, сделках, исковой давности, представительстве, договорах и др.);

проведение сложной кодификационной работы юридико-технического характера — устранение расхождений и противоречий между действующими нормами разных законов, структурирование текста, значительное улучшение языка, редакции закона.

Принятие четвертой части ГК РФ должно стать итогом тщательного воплощения в нашем законодательстве положений, вытекающих из международных обязательств России в области интеллектуальной собственности. При составлении проекта преследовалась цель обеспечить его соответствие и тем международным договорам, участником которых Россия должна была стать в ближайшем будущем (Соглашению ТРИПС, договорам ВОИС). [12]

Сейчас, когда факт принятия четвертой части уже свершился, в адрес данного документа поступают самые различные отзывы. В частности Лисицин-Светланов в своем интервью Российской газете отметил, что одна из глав кодекса — глава 77 «Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии», проект которой был внезапно «добавлен», потребует, по его мнению, со временем серьезной корректировки, поскольку положения этой главы делают государство хозяйствующим субъектом. В современных условиях, когда вопрос о развитии в России инновационных процессов стоит особенно остро, государство должно играть активную роль в построении хозяйственных механизмов, а не становиться одним из игроков на технологическом рынке[13].

Но вместе с тем принятие четвертой части Гражданского кодекса РФ, посвященной правовому регулированию отношений в сфере интеллектуальной собственности, это важнейший этап в развитии законодательства об интеллектуальной собственности. Как отметил Крашенинников: «Во-первых, завершена кодификация норм, относящихся ко всем видам интеллектуальной деятельности, которая затрагивает авторов, патентообладателей и всю научную и творческую элиту страны. Во-вторых, принятием этого документа завершена кодификация всего гражданского законодательства РФ, воплощенного в Гражданском кодексе, состоящем теперь из четырех частей и охватывающем общие вопросы гражданского права, нормы о праве собственности и других вещных правах, положения о договорных и других обязательственных правоотношениях, наследственных правоотношениях, а с 1 января 2008 года — и нормы о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации».[14]

Однако, по мнению автора, нельзя не согласиться с мнением, что новая часть ГК РФ является лишь симбиозом норм гражданского, административного и трудового права. В.А. Дозорцев указывал, что неправильно выстраивать один раздел ГК РФ по одной схеме, в то время как систематизация остальных разделов базируется на других принципах, это привело бы только к разрушению единства гражданского права. [15]

Поэтому автор придерживается мнения, что целесообразнее было провести самостоятельную кодификацию законодательства об интеллектуальной собственности, т.е. вне рамок ГК.

[1] Д.Б. Шульгин, С.В. Кортов «Особенности управления интеллектуальной собственностью, обусловленные вступлением России в ВТО» // Инновации – 2002 — №2.

[2] Д.Б. Шульгин, С.В. Кортов «Особенности управления интеллектуальной собственностью, обусловленные вступлением России в ВТО» // Инновации – 2002. – №2.

[3] Шершеневич Г.Ф., Авторское право на литературные произведения. Казань. — 1981. — С. 132 — 137

[4] Фоков А.П. «Интеллектуальная собственность получит защиту» // Российский судья — 2006. — № 5.

[5] Гражданский кодекс Российской Федерации

[6] И.В. Цветков. Цивилистические записки. М.: ИГ «Юрист» — 2004. — С. 567.

[7] Шестаков Д. «Интеллектуальная собственность в системе Российского права и законодательства» // Российская юстиция. – 2000. – №5.

[8] Суханов Е.А., Яковлев В.Ф. «Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности» // «ЭЖ-Юрист». — 2006. — № 19.

[9] Шестаков Д. «Интеллектуальная собственность в системе Российского права и законодательства» // Российская юстиция. – 2000. – №5.

[10] Суханов Е.А., Яковлев В.Ф. «Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности» // «ЭЖ-Юрист». — 2006. — № 19.

[11] Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут. — 2005. — С. 359.

[12] Суханов Е.А., Яковлев В.Ф. «Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности» // «ЭЖ-Юрист». — 2006. — № 19.

[13] Интервью опубликовано в «Российской газете» от 22 декабря 2006 г .

[14] Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному // http://www.rg.ru/2006/12/22/kodeks.html последнее посещение — 09.12.2007

[15] Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут. — 2005. — С. 359.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.