Брачно семейное и наследственное право по законам хаммурапи

uristinfo.net

§ 2.4. Брачно-семейные отношения по «Законам Хаммурапи»

По ЗХ брак считался разновидностью договора. Обычно он заключался между родителями жениха и невесты, согласие последних не требовалось. Да и вряд ли такое согласие имело правовое значение. Если учесть, что девочек выдавали замуж с 7-8 лет. Действовало правило: нет договора — нет брака и семьи. «Если человек взял жену и не заключил с ней письменного договора, то эта женщина не жена» (ст. 128).
Допускался брак свободного с рабыней и свободной женщины с рабом, если последний служил во дворце или был в услужении у мушкенума. Дети от таких браков считались свободными (ст.ст. 175, 176). В случае смерти их отца половина наследства принадлежала хозяину раба. Будущий зять платил выкуп, обменивался с тестем подарками. Дочери полагалось приданое. Закон уже отказывался от прежнего брака как вида сделки купли-продажи.
Приданое и подарки давали будущей жене некоторые гарантии ее материального обеспечения на случай смерти мужа или развода (кроме случаев, когда она обвинялась в разгульном образе жизни или предосудительном поведении).
Муж мог, если того пожелает, выделить жене часть наследства наравне с долей своих сыновей. Если же дети притесняли свою мать, выгоняли ее из дома, то она могла взять приданое, уйти от них, но теряла свою долю наследства. Взяв приданое эта женщина могла выйти замуж за человека, «который ей по сердцу» (ст. 172). Она имела право покинуть мужа, получить развод и вернуться к отцу, если ее муж «гулял, очень унижал. А она блюла себя и греха не совершала, или же она люто возненавидела своего мужа. Сказав ему: «Не трогай меня. Не прикасайся ко мне» (ст. 142)». Во втором случае дело о разводе надлежало рассматривать в том квартале, где женщина проживает.
Закон предусматривал некоторые гарантии женщине с детьми, если ее оставил сожитель. Муж-авилум, покидая ее, должен был выделить на воспитание детей половину своего имущества. Если дети достигали совершеннолетия, их мать могла получить свою долю наследства, равную части любого сына наследника (ст. 137). Она могла выйти замуж за человека, «который ей понравился». В данном случае усматривается один из первых и древнейших видов алиментных обязательств.
Жена могла уйти к другому, если ее муж попал в плен и не оставил ей средств к существованию (ст. 134). Но если он возвращался из плена, то жена обязана была вернуться к нему, а дети «должны идти за своими отцами». Если муж-авилум бросил семью и убежал из своего селения, а потом вернулся, то его жена не обязана была возвращаться к нему. Авилум мог оставить жену, если она была бездетной и не могла рожать. В этом случае ей возвращались выкуп и приданое или мина серебра (ст.ст. 138, 139). Мушкенум при таком разводе платил полмины. По тем временам сумма весьма значительная. При бездетной жене муж мог привести в дом наложницу, но он не вправе взять наложницу, если его жена привела ему рабыню, родившую детей.
Закон детально определяет положение супругов, их права на наследство и т.д. Муж-авилум мог отдать свою жену в долговую кабалу, если в брачном контракте она в письменной форме не оградила себя от такой напасти (ст. 151). В случае тяжелой болезни супруги муж мог взять вторую жену. Муж мог выгнать жену, если она разоряла семью, была мотовкой. Унижала достоинство супруга. Приданое ей не возвращалось (ст. 141). Если такую жену не прогоняли, она становилась рабыней, а муж мог жениться на другой (ст. 141). Следовательно, развод для мужчины был возможен в любое время. Вместе с тем закон говорит о некоторой правоспособности замужней женщины.
Жена авилума имела право распоряжаться своим приданым, заниматься ремеслом, торговлей, ростовщичеством, имела довольно широкую гражданскую дееспособность. Закон в какой-то мере охранял ее честь и достоинство. Если авилум без оснований обвинил чужую жену в безнравственном поведении, оклеветал ее и «простер палец», то его надлежало повергнуть перед судьями и обрить ему виски (ст. 127). Изнасилование чужой жены или девушки, проживающей в доме отца, каралось смертной казнью (ст. 130).
Если муж обвинял свою жену в прелюбодеянии, но сам факт не был доказан, жена, дав клятву своей непорочности, могла покинуть его и вернуться в дом отца (ст. 131). В качестве другой, весьма суровой альтернативы доказательства своей невинности жена могла подвергнуть себя водной ордалии. Утонувшая считалась виновной.
За безнравственное поведение жену следовало утопить, бросить в реку, если она, не дождавшись своего мужа из плена, не хранила своего достояния и «вошла в дом другого» (ст. 133) или «была схвачена, лежащей с другим мужчиной» (ст. 129). Жену за убийство мужа сажали на кол (ст. 153). Ее могли приговорить к смертной казни, если она при наличии детей от первого брака без разрешения суда вышла замуж вторично.
По ЗХ, положение женщин-вавилонянок, по сравнению с законами шумеров, ухудшалось. Девушка могла появляться на улице и в общественных местах только в сопровождении своих родственников, иначе ее считали «гулящей». В случае изнасилования такой девушки мужчина мог освободиться от ответственности, поклявшись в том, что принял ее за «гулящую». Если дочь не вышла замуж, отец мог передать ее храму на положение блудницы, что не считалось зазорным и постыдным.
В более привилегированном положении находились жрицы, состоящие при храме. Однако там высокие должности получали дочери высокопоставленных родителей. Права жриц и других служителей богини любви Иштар в сфере имущественных отношений мало чем отличались от прав авилум.
ЗХ предусматривал большую власть отца семейства над детьми. Он мог продать своих детей в рабство, в долговую кабалу, отдать дочь в храм в качестве жрицы любви, где она становилась проституткой, торговала своим телом, а деньги отдавала храму, что считалось богоугодным занятием.
Если сын ударил своего отца, ему отрубали пальцы (ст. 195). Если приемный сын отрекался от своих родителей, которые его вскормили и воспитали, ему отрезали язык. Отец мог лишить сына наследства, предварительно получив санкцию суда.
Таким образом, ЗХ не только закрепил и сохранил большую власть хозяина дома как главы патриархальной семьи, но и усилил ее. Возможно, что обычаи и традиции шумеров, аккадцев, аморитов и других народов, не зафиксированные в ЗХ, содержали иные установления в области брачно-семейных отношений.

Контрольные вопросы

1. Кто такие авилумы?
2. Кто такие мушкенумы?
3. В какой форме заключался брак по «Законам Хаммурапи»: в письменной или в устной?
4. В каких случаях муж мог ввести наложницу в дом?
5. Перечислите наказания по «Законам Хаммурапи»?

Вопросы для подготовки к семинару

1. Общая характеристика «Законов Хаммурапи».
2. Правовое положение населения по «Законам Хаммурапи».
3. Преступления и наказания по «Законам Хаммурапи».
4. Брачно-семейные отношения по «Законам Хаммурапи».

Задание для самостоятельной работы:

1. Опишите систему наказаний, предусмотренных «Законами Хам- мурапи».
2. Приведите примеры (письменно) норм, содержащихся в «Законах Хаммурапи» и относящихся соответственно к уголовному, гражданскому и семейному праву.

Список рекомендуемой литературы

1. Всеобщая история государства и права / Под ред. К.И. Батыра. — М., 2005.
2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. — М., 2000.
3. История государства и права зарубежных стран в 2-х ч. / Под ред. Н.А. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. — М., 2005.
4. Скрипелев Е.А. Основные черты права Древнего Востока (Законы Хаммурапи). — М., 1964.
5. Федоров К.Г., Лисневский Э.В. История государства и права зарубежных стран: Учебное пособие. В 2-х ч. — Ростов-н/Д, 1994.
6. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. З.М. Черниловского. — М., 1994.
7. Хрестоматия по истории Древнего мира. — Т. 1: Древний Восток / Под ред. В.В. Струве. — М., 1950.
8. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. — М., 2003.

Брачно-семейное право вавилонского царя Хаммурапи

В Вавилоне брак считался действительным, если скреплялся письменным договором. Без договора отношения не имели юридической силы. Основным содержанием договора являлись: порядок его заключения, взаимоотношения супругов, родителей и детей, правовой режим семейного имущества. Допускались браки между свободными и рабами; дети в этих случаях признавались свободными. Запрещались браки между восходящими и нисходящими родственниками, а также между свойственниками (например, между мачехой и пасынком).

Брачный договор заключался между женихом и отцом невесты; они определяли и содержание договора. Жених вносил выкупную плату и свадебный подарок в семью невесты (компенсация за потерю работницы). Приданое невесты, выделяемое отцом, передавалось жениху. В случае отказа сторон от заключения брака до официальной церемонии бракосочетания жених терял выкупную плату и свадебный подарок в пользу отца невесты и возвращал приданое, несостоявшийся тесть обязывался вернуть все полученное им в двойном размере.

О равноправии полов речи не было. Господствующее положение в семье занимал муж. Он ведал хозяйственным обеспечением семьи. Власть над домочадцами, хотя и не беспредельна, но достаточно велика. В случае необходимости он мог продать жену и детей в рабство или отдать в долговую кабалу (на срок до трех лет).

Юридически закрепленная моногамная форма семьи в значительной степени была фикцией, поскольку сам законодатель допускал многоженство и половую свободу для мужчин. При бездетности жены муж мог взять наложницу, а жену либо оставить в доме, либо «отвергнуть ее», но при непременном условии возврата ей приданого. Муж может жениться вторично, а первую жену оставить в доме как свою рабыню либо развестись с ней, если жена «станет поступать безрассудно, разорять свой дом или пренебрегать своим мужем». Наконец, муж вправе взять в дом вторую жену, если первую постигнет болезнь. Если больная жена захочет вернуться в дом своего отца, препятствовать этому не следует, главное – не удерживать приданое. Супружеская неверность со стороны жены жестоко наказывалась, виновной грозила смертная казнь – утопление в реке. Муж же мог не только открыто сожительствовать с рабыней, но и узаконить детей, рожденных от этого сожительства. Такая рабыня не могла быть продана в другой дом, а после смерти хозяина получала свободу.

Брако-разводный процесс также подчинен интересам мужчины. Развод для мужа был осуществим достаточно легко, хотя и требовал некоторого обоснования (бесплодие, расточительство, дурное поведение жены); жена же имела право на развод лишь при наличии серьезных причин: злостной клеветы на нее, нарушение мужем супружеской верности и пренебрежение ею как женой, длительное отсутствие и неоказание семье материальной помощи, при серьезном заболевании, когда муж вторично женится или берет в дом наложницу. Дети, как правило, остаются с отцом и только в исключительных случаях следуют за матерью, когда ее социальный и имущественный статус выше, чем у отца.

Вместе с тем Законы рассматривали замужнюю женщину как вполне правоспособную личность, наделив ее широкими имущественными правами. Приданое остается ее собственностью, находясь лишь во временном пользовании и заведывании мужа. Жена может распоряжаться также тем имуществом, которое получит в подарок от мужа; это имущество со смертью мужа остается собственностью жены, и она может завещать его тому из своих детей, кому пожелает. Жена свободно заключает сделки, покупает и арендует имущество, занимается ремеслом, торговлей, ростовщичеством, может выступать в суде по имущественным спорам. По условиям брачного договора долги, сделанные мужем до брака, на имущество жены не распространялись.

  • Currently 2.96/5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Рейтинг: 3.0/5 (1599 голосов)

Брачно-семейное право в «Законах Хаммурапи»

Общими для всех сословий были требования брачно-семейных законов. Общие условия заключения брака, порядок сопровождавших брак церемоний здесь не регулировались: по-видимому, в этом отношении беспрекословно действовали нормы обычного права. Не характеризовались специально и права главы семьи, который рассматривался как собственник всего имущества и самих членов семьи. Законы Хаммурапи регулировали более усложненные ситуации брачно-семейных отношений.

Заключение брака оформлялось договором, без которого женщина не рассматривалась в качестве жены. Договор был, как правило, устным. Из литературных памятников известно, что браку сопутствовали особые церемонии и сама процедура заключалась в произнесении фраз типа: «Ты лишь да будешь моим мужем, я же буду твоей женой». Письменные договоры употреблялись тогда, когда надо было обговорить некие особые условия. Супруги должны были соблюдать в браке взаимные обязанности: жена – хранить верность, муж – обеспечивать средства к существованию; нельзя было покидать супругу в случае, если ее постигнет тяжкая болезнь. Нарушение этих обязанностей влекло либо уголовные наказания для женщины, либо имущественную компенсацию со стороны мужа. Развод допускался по инициативе и мужа, и жены. В случае развода по вине мужа (что устанавливал соседский суд) бывшей жене полагалась имущественная компенсация, кроме того, она забирала приданое. Если же жена «станет поступать расточительно, станет разорять свой дом, позорить своего мужа», то никакой разводной платы не следовало. При особо злостном пренебрежении женщиной своим долгом предписывалось ее «бросить в воду». По общему правилу, брак был моногамным. Однако в случае злонамеренного поведения жены, длительного бесплодия разрешалось взять в дом вторую жену, рабыню или наложницу (но не всех разом); при этом первая жена могла остаться жить в общей семье.

Отношения родителей и детей строились на принципе патриархальной власти главы семейства. Отец давал разрешение на брак дочери, имел право по собственной воле «брать жен» для сыновей. Предполагалось, что он может изгнать сына из семьи и лишить наследства, однако суд исследовал обоснованность этого решения и разрешал такие действия, если сын вторично допустил «тяжкий грех» в отношении отца (в первый раз надлежало его простить). Дочери, выданной замуж, выдавалось приданое, владельцем которого впредь была она сама. Дочерям, отпущенным в жрицы, следовало выделять долю из наследства. Такая же обязательная доля полагалась и пережившей супруге-вдове. Наследство женщин получали только их дети.

Наследственные отношения строились по принципу семейной общности. Завещаний вавилонское право, видимо, не допускало. Однако известны были внутрисемейные дарения имущества (дарения между живыми): мужа жене, отца сыну. Оформленные специальным договором, эти дарения считались неоспоримыми и наследственному переделу не подлежали.

Брачно-семейное и наследственное право по судебнику Хаммурапи

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Университет Натальи Нестеровой

На ТЕМУ: брачно-семейное и наследственное право по судебнику Хаммурапи

История нахождения «Кодекса Хаммурапи»

Список использованной литературы:

Изучение древних судебников, одним из которых и является судебник Хаммурапи и на сегодняшний день, не потеряло своей актуальности. Судебники, являются самыми первыми законами, а их составители — первыми людьми попытавшимися установить некоторые социальные нормы поведения, чтобы управлять людьми, ведь единственная сила отделяющая государство от хаоса — это закон. Хотя законы эти по нашим сегодняшним меркам могут показаться примитивными, но иногда и в них можно почерпнуть что-нибудь ценное, что неплохо было бы и перенять нам сегодня. Законы также могут свидетельствовать об уровне развития государства. Чем совершеннее государство — тем совершеннее и законы. Изучая вавилонский кодекс можно прийти к заключению, что Вавилон уже в те времена находился на достаточно высоком уровне развития и обладал сложными социальными отношениями. Наконец из законов можно узнать также о нравах, о обычаях какого-нибудь государства того времени. Из всего этого видно, что изучение древних судебников дело стоящее.

Законы Хаммурапи (1792 — 1750 гг. до н. э.) — шестого царя первой вавилонской династии были найдены французской экспедицией в 1901 г. в Сузах (столица Элама). Сейчас хранятся в Луврском музее в Париже.

Законы Хаммурапи высечены на черном базальтовом столбе, который в качестве трофея был увезен эламитами из Вавилонии в XII в. до н. э. Кодекс законов Хаммурапи содержит 282 статьи но на столбе сохранилось 247 статей, 35 статей были выскоблены, очевидно, по приказу эламского царя. Впоследствии недостающие статьи были восстановлены на основе фрагментов дубликатов, найденных в Сузах, в библиотеке ассирийского царя Ашшурбанапала (669 — около 630г.г. до н.э.) в Ниневии.

История Вавилона того времени

Первые правители небольшого царства Вавилона вели осторожную политику, заключая союзы с сильными соседними государствами – Ларсой, Исином, Мари, причём точно выбирали наиболее выгодного партнёра. Так, первая пятёрка Вавилонских царей смогла значительно расширить свои владения, но Вавилон ещё не достиг уровня союзников.

Положение меняется, когда к власти приходит шестой царь Вавилона – Хаммурапи, который был одним из величайших политиков древности. Он управлял Вавилоном с 1792 по 1750г. до н.э. Взойдя на трон небольшого царства, расположенного в среднем течении Евфрата, Хаммурапи закончил свои дни повелителем огромного по тем меркам государства, включавшего в себя основную часть Двуречья. Нередко, даже не прибегая к использованию собственных войск, но используя продуманную систему политических союзов, он мог разгромить самых сильных своих противников, впрочем, и союзников тоже. Таким образом, Вавилонский царь расправился с царем северного государства Мари, которого звали Зимри-Лим.

После объединения страны Хаммурапи пришлось решать очень сложные задачи. С одной стороны – чтобы его владения не распались на отдельные области, как это было, власть царя должна быть могущественной. Однако, с другой стороны, Хаммурапи не мог отбирать у крестьян земли, собирать ремесленников в царские мастерские, вновь создавать крупные царские хозяйства. Действия такого рода привели бы к моментальному упадку страны – люди успели привыкнуть к относительной свободе, самостоятельности, к доходам от рыночной торговли. Но мудрый Хаммурапи нашёл приёмы, позволяющие царю управлять деятельностью подданых, став автором самого известного на Древнем Востоке сборника законов, названного историками «Кодексом Хаммурапи».

История нахождения «Кодекса Хаммурапи»

В 1901 – 1902 гг. Французские археологи раскапывали развалины города Сузы, на протяжении многих веков являвшегося столицей государства Элам, восточного соседа древней Вавилонии. Вдруг лопата одного из работавших ударилась о какой-то камень. Очень осторожно, чтобы не испортить интересный предмет, удалили слой земли и извлекли сначала один, а впоследствии второй и третий куски каменного столба. Учёным сразу врезались в глаза надписи и изображения, вырезанные на гладко вышлифованной поверхности чёрного камня искусным резчиком. Пришлось приложить огромные усилия для того, чтобы почти полностью, за исключением нескольких трещин и выбоин, составить и тщательно склеить драгоценные для науки обломки – закруглённый базальтовый столб, высотой в 2м. На лицевой стороне наверху были вырезаны две рельефные мужские фигуры с внушительными окладистыми бородами, в длинных одеждах, ниспадающих до самых пят. Один из этих старцев восседал на троне. Его голова была увенчана высоким остроконечным тюрбаном, а в правой, протянутой вперёд руке, он держал коротенький жезл и большой круглый браслет. Другой стоял перед троном в подчительной позе.

Находка была перевезена в Париж и выставлена в одном из залов Луврского музея. Вавилонские клинописные тексты на поверхности столба впервые прочитал и перевёл на французский язык выдающийся учёный В. Шейль. Затем последовали переводы на другие языки, в том числе и на русский.

Оказалось, что на столбе записан тот самый «Кодекс царя Хаммурапи» (либо «Законы царя Хаммурапи»). Фигуры, выгравированные на столбе, изображали самого царя Хаммурапи и бога солнца Шамаша. Бог как бы утверждал законы, изданные царём, и разрешал ему от имени богов творить суд и расправу над всеми своими подданными.

Клинописный текст состоит трех частей: введения, законов и заключения. В первой и последней части Хаммурапи характеризует себя и свое правление, а также указывает цель составления законов: чтобы сильный не угнетал слабого и т. д. В верхней части лицевой стороны столба изображен Хаммурапи, стоящий в молитвенной позе перед сидящим богом солнца и правосудия Шамашем, вручающим ему законы. Таким образом, провозглашается религиозно-правовое основание власти царя и цель издания им законов.

Законы Хаммурапи представляют собой результат тщательного обобщения и систематизации разновременных писаных и неписаных правовых норм. Они не содержат исчерпывающего свода таких норм (отсутствуют, например, нормы устанавливающие наказание за простую кражу, за умышленное убийство, за чародейство и т.п.), но такая задача, видимо не ставилась. Подобного рода простейшие случаи предполагались общеизвестными и не вызывающими разногласий. Законы Хаммурапи рассматривают лишь те случаи, по поводу которых действующие нормы права различных областей страны расходились между собой.

Законы Хаммурапи содержат несколько сот правовых норм, относящихся, если употреблять современную терминологию, как к уголовному, так и к гражданскому (а также и к процессуальному) праву. Сами же вавилонские юристы такого различия не проводили, и его не знает ни одна древняя система права. Каждая норма вводится словом «если» после чего следует изложение возможной ситуации и вытекающих из неё юридических последствий. При издании текста законов он был разбит на «параграфы», или «статьи», снабженные нумерацией (сам текст такой нумерации, естественно, не имеет, так как, вероятно, выучивался наизусть). Всего таких параграфов — 282.

Нормы внутри Законов Хаммурапи группируются по «предмету» регулирования, а расположение норм внутри групп и переходы от группы к группе осуществляется по принципу ассоциации. Так, первая группа норм (п.1 — п.5) устанавливает кару за важнейшие правонарушения: ложные обвинения в убийстве или чародействе, лжесвидетельство и «изменение» судебного решения судьей. Следующие статьи (п. 6 — п. 25) посвящены охране собственности царя, храмов, общинников и царских людей. Последний параграф этого раздела касается противоправного завладения чужим имуществом. Поэтому следующий раздел (п.26 — п. 41), касающийся имущества полученного от царя за службу, начинается с параграфа согласно которому воин, не пошедший в поход или пославший вместо себя наёмника, подлежит смертной казни (не за «дезертирство», как обычно считают, а за то, что, не выполнив своих обязанностей и утратив тем самым право на служебный надел, продолжает им пользоваться, т.е. за «кражу»). Последний параграф этого раздела касается вопроса о противоправном использовании чужого поля, а п. 42 (первый в следующей группе) — тоже об использовании чужого поля, но в другом аспекте. Эта четвертая группа норм (п. 42 – п. 88) регулирует операции с недвижимостью и ответственность за правонарушения, касающиеся этого имущества.

Дальнейшие разделы посвящены следующим нормам:

п.89 — 126 — торговые и коммерческие операции.

п.127 — 195 — семейное право.

п.196 — 214 — умышленные и неумышленные телесные повреждения.

п.215 — 282 — операции с движимым имуществом, включая наем имущества и личный наем (эти два вида правоотношений вавилонские юристы рассматривали как один).

Семейные отношения видимо играли в Вавилоне достаточно большую роль, т.к. им в Законах Хаммурапи уделяется немало внимания.

Неверность со стороны жены каралась смертью (п. 129). Были установлены подробные правила для разбирания обвинений такого рода (п. 130 — п. 136). При определенных обстоятельствах она могла быть и оправдана, например, в п. 134 говорится: «Если человек будет уведен в плен, а в его доме нет средств для пропитания, то его жена может войти в дом другого; эта женщина не виновна». Здесь Хаммурапи поступил мудро, включив в судебник такую статью, ибо в условиях частых войн того времени, пленение, видимо, случалось достаточно часто, а так как большинство семей жило, скажем так, ниже среднего уровня и мужчина был единственным кормильцем, то отсутствие подобной статьи могло бы привести просто к сильному сокращению населения и, соответственно, падению силы государства. При возвращении же война из плена, его жена возвращалась к нему, что сказано в п. 135, но это правило не распространялось на ее детей, рожденных от другого. В этом пункте прямо так и говорится: «дети следуют за их отцами». Это может свидетельствовать о том, что эта женщина могла войти в дом другого человека, уже имея собственных детей, и в случае возвращения своего мужа из плена эти дети, конечно же, уходили назад вместе с ней, но она не могла забрать с собой детей рожденных от человека, который ее содержал все это время.

Но, если этот человек, так сказать, дезертировал, то его жена, после его возвращения назад не должна была возвращаться к нему (п. 136). «Если человек бросит свою общину и убежит и после этого его жена войдет в дом другого, то если этот человек вернется и захочет взять свою жену, — так как он возненавидел свою общину и убежал, жена беглеца не должна возвращаться к своему мужу». Дети, в этом случае тоже, вероятно, не возвращались.

Если же жена в отсутствие мужа могла прокормить себя, но вошла в дом другого, то этот случай приравнивался к измене и, соответственно, карался смертью (п. 133).

Однако законы в этом случае предусматривают, что если муж будет изменять ей со свободными, «ходить из дома в дом», то жена могла забрать свое приданое и уйти в дом своего отца (п. 142).

В определенных обстоятельствах: болезнь жены (п. 148), женитьба на жрице, которой не позволялось иметь детей (п. 145), плохое поведение жены (п. 141)- муж мог взять вторую жену. Целью этого брака являлось рождение детей, которые унаследуют семейное имущество, и будут поддерживать культ предков. Весьма интересна в семейных отношениях статья 141: «Если жена человека, которая живет в доме человека, вознамерится уйти и станет поступать расточительно, станет разорять свой дом, позорить своего мужа, то ее должно изобличить, и если ее муж решит покинуть ее, — он может покинуть ее; он может в ее путь не давать ей никакой разводной платы. Если ее муж решит не покидать ее, то муж ее может взять замуж другую женщину, а та женщина должна жить в доме своего мужа, как рабыня». Слова «станет разорять свой дом» могут свидетельствовать о том, что замужние женщины в древнем Вавилоне могли наравне с мужчинами заниматься торговыми делами и распоряжаться средствами семьи по-своему усмотрению, естественно на благо семьи. В этом же случае она могла, так сказать копить свои собственные заначки по вполне понятным причинам.

Хотя в законах есть упоминание о выкупе за невесту, однако вавилонский брак не был браком-куплей, так как размер приданого был больше чем размер выкупа.

Как уже упоминалось, целью брака было рождение детей и поэтому в случае бездетного брака выход искали в усыновлении чужих детей по согласованию с их кровными родителями или найденышей (п. 185).

Дети обычно становились полноправными лишь после смерти отца и наследования семейного имущества. Законы Хаммурапи и здесь тоже вносят некоторые правовые особенности: так, отец мог лишить сына наследства, если тот дважды совершил тяжелый грех против него (п. 168 и п. 169). «Если он совершил по отношению к отцу тяжкий грех, достаточный для лишения его наследства, они (судьи) должны на первый раз простить его; если же он совершил тяжкий грех во второй раз, то отец может лишить его наследства».

Отец также мог признать детей от рабыни своими собственными детьми, со всеми вытекающими отсюда правами, посредством формулы «Мои дети». И после смерти отца они получали свою долю наследства наравне с законными детьми, но даже если он их таковыми и не называл, они после его смерти все равно получали свободу и их мать тоже, правда, в этом случае они уже не могли претендовать на наследство (п. 170 и п. 171).

Известными имущественными правами пользовалась также и вдова: она получала свое приданное и вдовью долю, если муж дал ее ей. Если же муж при жизни не оставил супруге вдовьей доли, то она получала из наследства долю, подобную доле одного наследника. В любом случае она могла и дальше жить в доме своего мужа, правда не могла распоряжаться им, «отдавать за серебро». Причем ее дети не могли насильно выселить ее из дома (п. 171 и п. 172)

Известны случаи, когда престарелые отцы при жизни передавали детям свое имущество в обмен на обязательство со стороны детей выдавать отцу, пока он жив, определенное содержание. Такие же договоры заключали иногда со своими детьми и матери, очевидно, передавая им свою «вдовью долю » (свое приданое, а также, если были, подарки мужа).

Дворцовый раб или раб мушкенума могли жениться на свободных, и их дети считались свободными (п. 175). «Если либо раб дворца, либо раб мушкенума возьмет замуж дочь человека, и она родит детей, то господин раба не может предъявлять претензии к детям дочери человека об обращении их в рабство «. Вдова такого раба, если она была свободной имела право забрать свое приданое и половину совместного нажитого имущества «для своих детей» (п. 176). Вторая половина отходила к господину умершего раба. Характерно, что дети в этом именуются не «детьми раба», но «ее детьми». Прочие рабы, видимо не имели и этих скромных привилегий.

Всякий царский служащий или работник владел землей из дворцового фонда лишь условно, в зависимости от выполняемой им службы. Царь мог в любое время отнять такую землю у владельца или заменить ему один надел на другой. В случае смерти владельца земля не переходила по наследству, если на наследника нельзя было возложить ту же службу; однако по мере того как во множестве случаев эта земля все же переходила к сыну владельца и так как администрация редко считала нужным менять условия землепользования, то надельная земля со временем все более становилась прочным достоянием владельца и его семьи (п. 27 — п. 29, п. 31 — п. 32). Статья 31: «Если же он (воин) будет отсутствовать только один год и вернется, то должно отдать ему его поле, сад и дом, и он сам будет нести свою повинность». И в письмах того времени эта земля часто называется, так же как собственная земля, «владением отцовского дома». Тем не менее земля эта, а также дом и огород, расположенный на ней, не могли отчуждаться по произволу владельца (п. 35 — п. 38). Статья 38: «Редум, баирум или приносящий доход не может отписывать из поля, сада или дома, связанных с его повинностью, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг».

Вернувшемуся из плена воину был обеспечен его надел (п. 27), а в случаи гибели воина его надел передавался его совершеннолетнему сыну, если же совершеннолетнего сына не было, то его матери с детьми выдавалась треть надела на пропитание (п. 29). «Если сын его малолетен и не может нести повинность своего отца, то должно отдать треть поля и сада его матери, и мать вырастит его».

Служащим царя не возбранялось приобретать частную землю из общинного фонда (п. 39) «Из поля, сада и дома, которые он купил и приобрел, он может отписывать своей жене и дочери, а также отдавать за свой долг».

Законы Хаммурапи — сборник моральных установлений или отчет царя перед богами с описанием тех судебных дел, которые разбирал Хаммурапи — так до сих пор думают многие историки, не придя к единому мнению. Законы эти дают историкам широкую картину жизни Древнего Вавилона. В целом же, Законы Хаммурапи были направлены на поддержание существующей жизни и, по мнению ряда историков, препятствовали изменениям в обществе.

«Законы» принадлежат к важнейшим источникам по древневавилонскому и вообще древневосточному праву, на долгое время послужили основой вавилонского права и тем самым дают возможность восстанавливать многие стороны социально-экономического строя Месопотамии II тыс. до н.э.

Следует учесть, что Хаммурапи, существенно усилив роль государства в общественной и хозяйственной жизни страны (впоследствии частично утраченную), не изменил основ этой жизни, как они сложились в начале тысячелетия и сохранялись вплоть до его конца, а частично и позже.

Список использованной литературы:

Дьяконова И.М. «История Древнего Востока. Ч. 1. Месопотамия», М., 1983г.,

Жидков О. А. и Крашенинникова Н. А. «История государства и права зарубежных стран», М., 1999г.,

Хрестоматия по истории Древнего Востока, М.,1980.

Брачно-семейное и наследственное право по законам Хаммурапи

Законность брака в Вавилоне определялась по соблюдению особых юридических формальностей. Законы Хаммурапи и вопрос об имущественных отношениях между супругами. Заключительные требования «Законов Хаммурапи». Характеристика Вестминстерского статута.

Подобные документы

Социально-политический строй Древне-Вавилонского государства. Текст Законов Хаммурапи. Право собственности, обязательственное и гражданское право. Семейное право, семейно-брачные отношения и наследование. Уголовное право и процесс по Законам Хаммурапи.

реферат, добавлен 27.11.2012

Имущественные и обязательственные отношения по законам Хаммурапи. Право собственности во времена правления Хаммурапи. Законодательство Хаммурапи о договорах хранения, товарищества, мены, поручения. Законы Хаммурапи об обязательствах из причинения вреда.

контрольная работа, добавлен 10.02.2009

Брачно-семейное право и имущественное положение женщин в семье по законам Хаммурапи. Общая характеристика регулирования имущественных отношений. Имущественное положение женщины и мужчины в семье. Сравнительная характеристика правового статуса в семье.

курсовая работа, добавлен 02.01.2017

Государственный строй Вавилона. История создания и особенности Законов Хаммурапи, характеристика права Вавилона с их позиции. Регулирование имущественных и брачно-семейных отношений, уголовное право. Осуждение всего, что нарушало целостность семьи.

реферат, добавлен 19.10.2012

Источники права стран Древнего Востока. Характеристика «Законов Хаммурапи». Социальная структура и правовое положение основных групп населения по ним. Брачно-семейное право, преступления, наказания, суд и процесс. Золотая булла 1356 г. Саксонское зерцало.

контрольная работа, добавлен 17.06.2016

Законы Хаммурапи как свод законов рабовладельческого государства. Основные черты рабовладельческого права по законам Хаммурапи. Система «разделения властей» и система «сдержек и противовесов» по Конституции США 1797 г. Особенности Билля о правах 1791 г.

контрольная работа, добавлен 06.10.2011

Законы царя Хаммурапи. Регулирование имущественных отношений, купли, аренды. Брачно-семейные отношения и наследование. Уголовные преступления и наказания. Источники древнего индийского права. Особенности Законов Ману и Хаммурапи, их сходства и различия.

презентация, добавлен 27.11.2014

Правления царя Хаммурапи 1792-1750 гг. до н.э. Законы Хаммурапи – один из выдающихся памятников истории права. Суть «Закона о гомстедах». Принятие Гомстед-акта, мероприятия против рабовладельцев, проведённые в ходе Гражданской войны и Реконструкции Юга.

контрольная работа, добавлен 04.06.2010

Характеристика Законов Хаммурапи как древнейшего законодательного памятника. Сфера применения принципа талиона. Влияние на определение меры наказания сословного положения виновного и потерпевшего. Статьи Законов Хаммурапи, посвященные семейному праву.

курсовая работа, добавлен 20.12.2015

Свод законов рабовладельческого государства, названный по имени царя Вавилонии в 1792-1750 гг. до н.э. История открытия Закона Хаммурапи. Принципы наказания согласно этому документу. Устройство семейной жизни. Извлечения из текста законов Хаммурапи.

Брачно-семейное и наследственное право по законам Хаммурапи (стр. 1 из 3)

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«ЧИТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Институт переподготовки и повышения квалификации

Кафедра теории государства и права

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН »

Тема: «Брачно-семейное и наследственное право по законам Хаммурапи. Общая характеристика Вестминстерского статута 1931 г »

Выполнил: Кинаш С. Н.

зав. кафедрой ТГП, к. и. н.

_________И. Н. Мамкина

1 Брачно-семейное и наследственное право по законам Хаммурапи

2 Общая характеристика Вестминстерского статута 1931 г.

Список использованной литературы

Первым вопросом в работе предложено рассмотреть брачно-семейное и наследственное право по законам Хаммурапи. Законность брака в Вавилоне, как и везде, определялась по соблюдению определенных юридических формальностей: необходимо было заключить брачный контракт, причем при свидетелях (обычно устный), а иначе этот брак не имел законную силу (п. 128)[1] : «Если человек возьмет жену и не заключит письменного договора, то эта женщина — не жена». Брачному обряду предшествовало заключение определенного соглашения между женихом или его отцом и отцом невесты. Это были своеобразное обручение. При этом жених вручал семье девушки определенную сумму денег – тирхату и брачный подарок самой новобрачной или её семье – библу (ст. 139, 159). Соглашение не означало в будущем обязательного брака: обе стороны могли от него отступить. Однако это налагало определенную ответственность – моральную и материальную. Если отказывался от брака жених, то он не мог требовать возвращения ни тирхату, ни брачного подарка. Если же отказывалась невеста или ее семья, то они возвращали все получено в двойном размере (ст. 160). Следовательно, и тирхату, и библу выступали не как плата за товар, то есть девушку, как это было у многих древних народов, а как своеобразная гарантия заключения брака. Допускали брак свободного с рабыней (ст. 170). Детей от такого брака считали свободными, так же как от брака свободной с рабом (царским или мушкенума). Однако в последнем случае в случае смерти мужчины – раба половина его имущества переходила к его хозяину и только вторую его половину наследовали жена и дети.

При бракосочетании отец давал дочери приданое – шерикту. Шерикту выдавали дочери и при посвящении ее в жрицы. Получив приданое, дочь уже не могла наследовать родительское имущество после их смерти (ст. 183). Шерикту становилось собственностью дочери, однако после бракосочетания переходило в пользование мужа, а после смерти жены – к ее детям.

Неверность со стороны жены каралась смертью (п. 129). Были установлены подробные правила для разбирания обвинений такого рода (п. 130 — п. 136)[2] . При определенных обстоятельствах она могла быть и оправдана, например, в п. 134 говорится: «Если человек будет уведен в плен, а в его доме нет средств для пропитания, то его жена может войти в дом другого; эта женщина не виновна». Здесь Хаммурапи поступил мудро, включив в судебник такую статью, ибо в условиях частых войн того времени, пленение, видимо, случалось достаточно часто, а так как большинство семей жило, скажем так, ниже среднего уровня и мужчина был единственным кормильцем, то отсутствие подобной статьи могло бы привести просто к сильному сокращению населения и, соответственно, падению силы государства. При возвращении же воина из плена, его жена возвращалась к нему, что сказано в п. 135, но это правило не распространялось на ее детей, рожденных от другого. В этом пункте прямо так и говорится: «дети следуют за их отцами». Это может свидетельствовать о том, что эта женщина могла войти в дом другого человека, уже имея собственных детей, и в случае возвращения своего мужа из плена эти дети, конечно же, уходили назад вместе с ней, но она не могла забрать с собой детей рожденных от человека, который ее содержал все это время. Но, если этот человек, так сказать, дезертировал, то его жена, после его возвращения назад не должна была возвращаться к нему (п. 136). «Если человек бросит свою общину и убежит и после этого его жена войдет в дом другого, то если этот человек вернется и захочет взять свою жену, — так как он возненавидел свою общину и убежал, жена беглеца не должна возвращаться к своему мужу». Дети, в этом случае тоже, вероятно, не возвращались. Если же жена в отсутствие мужа могла прокормить себя, но вошла в дом другого, то этот случай приравнивался к измене и, соответственно, карался смертью (п. 133). Правда эти законы о супружеской неверности распространялись только на женщин, муж же, наоборот мог сожительствовать с рабынями и прижитых с ними детей признавать своими законными детьми (п. 170). Смертной казнью он карался лишь в том случае, если соблазнил жену свободного человека, хотя если муж этой женщины хотел простить ее, то ему тоже могли сохранить жизнь (п. 128). «Если жена человека будет захвачена будет захвачена лежащей с другим мужчиною, то должно их связать и бросить в воду. Если хозяин жены сохранит жизнь своей жене, то и царь сохранит жизнь своего раба «. Однако законы в этом случае предусматривают, что если муж будет изменять ей со свободными, «ходить из дома в дом», то жена могла забрать свое приданое и уйти в дом своего отца (п. 142).

В определенных обстоятельствах: болезнь жены (п. 148), женитьба на жрице, которой не позволялось иметь детей (п. 145), плохое поведение жены (п. 141)- муж мог взять вторую жену. Целью этого брака являлось рождение детей, которые унаследуют семейное имущество, и будут поддерживать культ предков. Весьма интересна в семейных отношениях статья 141: «Если жена человека, которая живет в доме человека, вознамерится уйти и станет поступать расточительно, станет разорять свой дом, позорить своего мужа, то ее должно изобличить, и если ее муж решит покинуть ее, — он может покинуть ее; он может в ее путь не давать ей никакой разводной платы. Если ее муж решит не покидать ее, то муж ее может взять замуж другую женщину, а та женщина должна жить в доме своего мужа, как рабыня». Слова «станет разорять свой дом» могут свидетельствовать о том, что замужние женщины в древнем Вавилоне могли наравне с мужчинами заниматься торговыми делами и распоряжаться средствами семьи по-своему усмотрению, естественно на благо семьи. В этом же случае она могла, так сказать копить свои собственные заначки по вполне понятным причинам. Так как в браке большую роль играло имущество, то Законы Хаммурапи подробно рассматривают вопрос о имущественных отношениях между супругами: о приданом и брачном выкупе (п. 159 — п. 164), о раздельной ответственности по долгам, возникшим до брака (п. 151 — п. 152), об имуществе жены о котором сказано в п. 150, который сам по своему содержанию очень оригинален: «Если человек подарит своей жене поле, сад, дом или движимое имущество и выдаст ее документ с печатью, то после смерти ее мужа ее дети не могут требовать от нее ничего по суду; мать может отдать то, что будет после нее своему сыну, которого любит, брату она не должна отдавать». Эта статья говорит, что женщина в Вавилоне могла иметь свое личное имущество, принадлежащее только ей и которым никто, кроме нее, не мог распоряжаться. Не случайно в статье упоминается, что муж должен выдать ей документ, который подтверждает право ее владения. Наследственного права на это имущество тоже никто не имел. Хотя в законах есть упоминание о выкупе за невесту, однако вавилонский брак не был браком-куплей, так как размер приданого был больше чем размер выкупа. Как уже упоминалось, целью брака было рождение детей и поэтому в случае бездетного брака выход искали в усыновлении чужих детей по согласованию с их кровными родителями или найденышей (п. 185). Из ст.117, 119 также видно, что продавать или выдавать в “кабалу” членов своей семьи иначе, как в уплату уже существующего долга, “человек” не может. Очевидно, возможности свободно (например, не ради уплаты долга, а ради простого обогащения[3] ) распоряжаться членами своей семьи его лишил именно Хаммурапи.

Дети обычно становились полноправными лишь после смерти отца и наследования семейного имущества. Законы Хаммурапи и здесь тоже вносят некоторые правовые особенности: так, отец мог лишить сына наследства, если тот дважды совершил тяжелый грех против него (п. 168 и п. 169). «Если он совершил по отношению к отцу тяжкий грех, достаточный для лишения его наследства, они (судьи) должны на первый раз простить его; если же он совершил тяжкий грех во второй раз, то отец может лишить его наследства». Отец также мог признать детей от рабыни своими собственными детьми, со всеми вытекающими отсюда правами, посредством формулы «Мои дети». И после смерти отца они получали свою долю наследства наравне с законными детьми, но даже если он их таковыми и не называл, они после его смерти все равно получали свободу и их мать тоже, правда, в этом случае они уже не могли претендовать на наследство (п. 170 и п. 171).

Известными имущественными правами пользовалась также и вдова: она получала свое приданное и вдовью долю, если муж дал ее ей. Если же муж при жизни не оставил супруге вдовьей доли, то она получала из наследства долю, подобную доле одного наследника. В любом случае она могла и дальше жить в доме своего мужа, правда не могла распоряжаться им, «отдавать за серебро». Причем ее дети не могли насильно выселить ее из дома (п. 171 и п. 172)

Известны случаи, когда престарелые отцы при жизни передавали детям свое имущество в обмен на обязательство со стороны детей выдавать отцу, пока он жив, определенное содержание. Такие же договоры заключали иногда со своими детьми и матери, очевидно, передавая им свою «вдовью долю » (свое приданое, а также, если были, подарки мужа).