Адвокат терразини это

Адвокат терразини это

Очень влиятельный адвокат

Терразини обычно приглашал важных гостей в роскошный, закрытый для случайных посетителей ресторан, где в официантки брали потрясающих красоток. Он повел туда и Каннито и вновь увидел блондинку, которая сразу же начала с ним кокетничать.

Выждав немного, Каннито попробовал позондировать почву.

— Вы знаете, — сказал он, — когда я вспоминаю об этом Каттани, который сидит за решеткой, мне делается его немного жаль.

— Да, — отозвался Терразини, — я знаю, что вы ходили навестить его в тюрьме. Да не думайте вы о нем! Предоставьте его своей судьбе.

— Но он этого не заслужил, .— сказал шеф отдела «Зет». — Этого парня я знаю двадцать лет. Неужели для него нельзя было бы что-нибудь сделать?

— А надо ли? — с раздражением отозвался Терразини. — Он горячая голова. Тюрьма его немножко остудит.

Каннито продолжал гнуть свое:

— Я никогда не совал нос в ваши местные, сицилийские дела. И если я сейчас позволяю себе вмешиваться, то только потому, что здесь, как вы не можете не согласиться, вы натворили немало грубых ошибок.

Ужин был окончен. Вернулась пышногрудая блондинка с кофе. Личико у нее сияло.

— Ты просто ангел, — прошептал Терразини. И, сунув ей в руку свою визитную карточку, добавил: — Там мы сможем видеться и наедине.

У девушки заблестели глаза.

— Ну, конечно, — еле слышно выдохнула она, опуская карточку в кармашек.

Тогда Терразини, возвращаясь к последним словам Каннито, закончил:

— Вы говорите — ошибки. Если и были допущены какие-то ошибки, то не лучше ли уничтожить все следы?

«Хунта», «Спрут» и адвокат Терразини

В общем, давно это было.
В те незапамятные времена никто даже не догадывался о телезомбировани, а я ещё ездила в автобусах.
У советского народа тогда случилась большая радость — по первому из двух-трёх телеканалов (на большей части страны он был единственным) начали показывать сериалы.

Не помню, сколько их было и в какой последовательности их демонстрировали, но мне запомнились два: латиноамериканская «Изаура» и итальянский «Спрут» с комиссаром Катани. «Изаура» начиналась очень симпатичным саундтреком, который, я уверена, и сегодня мгновенно узнает любая пенсионерка, даже начисто лишённая слуха. А в «Спруте» был некий важный персонаж — адвокат Терразини.

Так вот, еду я как-то раз в автобусе. А рядом со мной разговаривают о житейских делах две женщины. Возрастом чуть более, чем за 50, по виду — жительницы сельских пригородов. Говорила, в основном, одна из них. Вторая лишь вздыхала, цокала языком, охала, ахала и выражала свои эмоции прочими междометиями. Потому как в семье первой происходило чёрт-те что, о чём она и рассказывала приятельнице. Очень запутанные семейные отношения рассказчицы уже год как решались в суде, отчего ей и присным постоянно приходилось общаться с адвокатом. И вот, всякий раз, когда эта женщина произносила слово «адвокат», её речь будто натыкалась на преграду, следовала пауза, после чего она произносила: «ТЕРРАЗИНИ». И снова после короткой паузы возобновлялся ровный поток слов.

Я прислушалась.
Мы ехали рядом минут 20.
Как только звучало слово «адвокат», за ним, через короткую паузу, всегда вставлялось «терразини». Адвокат . терразини. Адвокат. терразини.
Вторая женщина, между прочим, на это «терразини» никак вообще не реагировала. Словно так и надо.
У адвоката было обычное, не итальянское, имя. Оно тоже упоминалось, но не влияло на сцепку профессии с фамилией сериального героя.
. а Иван Иванович, который адвокат . терразини . сказал, что нужна справка.
. а мы тогда с адвокатом . терразини. пошли к.
. он туда пошёл с адвокатом . терразини.
. адвокату . ТЕРРАЗИНИ.
. адвоката . ТЕРРАЗИНИ.

Всего-то серий десять, кажется. Не больше.

А это я про «хунту», «киевских карателей», «бандеровцев», «юго-восток» и всё такое.

Дорогие русскоязычные телезрители московских каналов!

Как только услышите «хунта», «каратели» или «юго-восток», сразу вспоминайте и повторяйте: «адвокат терразини!»
Запомнили?
«АДВОКАТ ТЕРРАЗИНИ!»

Редакция сайта не влияет на содержание блогов и не несет ответственность за мнение, выраженное авторами на страницах «Эспресо ТВ»

Адвокат терразини это

— Поскольку теперь мне представилась счастливая возможность с вами познакомиться, — продолжал Равануза, — разрешите пригласить вас с супругой завтра на вечер, который мы устраиваем в Клубе интеллигенции нашего города.

Небольшой оркестрик заиграл медленный фокстрот, и все ужинающие оставили свои столики и устремились на большую террасу, на которой было светло, как днем. Несколько пар начали танцевать. Каттани с женой смешались с веселой толпой и вскоре потеряли друг друга из вида.

Комиссар столкнулся с банкиром Раванузой, державшим в руке бокал с шампанским. Бросались в глаза его загорелое лицо и стройная фигура.

— Доктор Каттани, вы не танцуете?

— Сказать по правде, — с подчеркнуто равнодушным видом ответил комиссар, — танцы меня никогда не привлекали.

— Тогда позвольте спросить: что вас привлекает? — с двусмысленным смешком продолжал Равануза.

— Цветы. А особенно я люблю. васильки.

Если банкир и был удивлен или почувствовал какой-то намек, он ничем этого не выдал и продолжал с невозмутимым видом улыбаться, как господь бог. Тем временем Коррадо подцепил какой-то подвижный старичок с нимбом вьющихся седых волос вокруг лысины.

— Разрешите представиться, я — барон Платто, поэт.

— Да-да, — кивнул Каттани, — мы с вами познакомились за ужином.

— Вы ведь из Милана? Вы знакомы с моим коллегой Эудженио Монтале [Известный современный итальянский поэт]?

— Нет, лично незнаком. И — увы! — даже не читал. Мои познания в поэзии ограничиваются тем, чему учили в школе.

Поэт неодобрительно покачал головой, подошел к буфетной стойке сменить пустой бокал шампанского на полный. Увешанные драгоценностями дамы бесцельно слонялись по залу. В уголке толпилась кучка молодежи, и оттуда доносился громкий смех.

— Доктор Каттани! — Комиссар обернулся и увидел мужчину с лицом, похожим на хитрую мордочку ласки, который держал под руки двух приторно улыбающихся манерных девиц. — Доктор Каттани, разрешите? Я — адвокат Терразини, а это мои племянницы.

Девицы заулыбались еще шире. «Хороши племянницы, — подумал Каттани, — как бы не так!»

Адвокат Терразини оставил своих барышень и отвел комиссара в сторону.

— Простите, что беспокою в неподходящий момент, но я — адвокат обвинения в деле по убийству Мари-нео. Я представляю интересы вдовы. Могу ли спросить, как идет расследование, пролилось ли хоть чуточку света? Я прекрасно понимаю, вы не можете вдаваться в подробности, но хотя бы скажите в самых общих чертах.

— Адвокат, мне абсолютно нечего вам сообщить,— категорическим тоном ответил Каттани. Но потом, словно передумав, добавил: — Да нет, пожалуй, кое-что я могу вам сказать.

Терразини навострил уши.

— Только что здесь ко мне подходил один человек, которого сейчас я нигде не вижу. Он сказал, что хочет поговорить со мной о Маринео, а потом куда-то исчез.

— А он представился?

— Да, сказал, что его фамилия Фьордализо. Если увидите его, пошлите ко мне. Интересно, что он расскажет.

— Если только увижу. Но такой фамилии я никогда не слыхал. Надо же — Фьордализо.

И адвокат отошел с ошарашенным видом. Смотря ему вслед, Каттани встретился взглядом с ослепительно красивой женщиной, которая стояла в одиночестве со стаканом виски в руке. Ее тонкая фигура была затянута в длинное черное платье. Лицо у нее было открытое, держалась она уверенно и гордо. Каттани не отрывал от нее взгляда. Она чуть заметно насмешливо улыбнулась уголком рта и сделала несколько шагов в сторону комиссара. Ее притягивало словно магнитом.

— Чем это вы тут занимаетесь? — произнесла она глубоким грудным голосом («Голос у нее чарующий», — подумал Каттани). — Издали за мной наблюдаете? Боитесь подойти поближе? Меня зовут Ольга Камастра.

Женщина без предрассудков и весьма ловка. Двадцати пяти лет, ослепительно красивая, без роду без племени и без гроша денег, она выскочила замуж за графа Камастру, на сорок лет старше ее. И теперь, оставшись вдовой, она с полным правом звалась графиней. Но главное, что она унаследовала, — это капитал. Обладая предприимчивостью, основала строительную фирму. «Запачкала известью родовой герб»,— как прохаживались на ее счет злые языки.

— Так что же, комиссар, вы в самом деле меня боитесь?

Каттани не отрываясь смотрел в ее лучистые черные глаза.

— Может, и боюсь, — флегматично ответил он. — Я знавал женщин вашего типа.

— Ну давайте же, скажите откровенно. Сколько убийств вы мне приписываете? Сколько трупов, упрятанных под фундамент домов, которые я строю?

— Да нет, — Каттани наконец оторвал от нее взгляд. — Я имел в виду совсем другую опасность. — И продолжал, стараясь глядеть на нее не так откровенно: — Вы мне кажетесь червонной королевой. И жертвы ваши совсем иного рода. Представляю, сколько их!

Из толпы вынырнула изящная фигурка Эльзе. За ней как тень, следовал Нанни Сантамария, танцевавший с Эльзе весь вечер. Увидев мужа, любезничавшего с Ольгой, она вскричала чуть ли не с истерическими нотками в голосе:

— Ах, вот он где, мой муженек! А я-то никак не могла понять, где ты запропастился!

— Ты же знаешь, что я не выношу такой толкотни. Стоял тут, в сторонке.

«Не слишком-то убедительный ответ, дружище, — подумал он. — Нет, совсем не убедительный».

— Если вам интересно это знать, то комиссар признавался мне, каков его идеал женщины, — вмешалась графиня. Ей хотелось поддразнить ревнивую жену.

Каттани словно только сейчас заметил Сантамарию и смерил его взглядом. «Сначала делает подарки моей дочери, потом пристает к моей жене», — подумал он. Этот тип начинал его раздражать.

Вновь выплыла сутулая фигура Платто, поглощавшего кто знает какой по счету бокал.

— Мертвый придавлен доской гробовой, тот, кто еще жив, ищет покой. Разрешите представиться: барон Платто, поэт.

Девушка сидела на скамейке, обхватив себя тонкими, слабыми руками. На лице ее застыло выражение тоскливого страха. Де Мария поспешил подойти к ней и сразу же понял, что у его невесты что-то стряслось.

— Анна, почему у тебя такое выражение лица?

— Все из-за брата. Его перевели в другую тюрьму. В Палермо, в Уччардонскую. Он страшно испуган, хочет тебя видеть. Говорит, должен тебе что-то сказать. Ты к нему съездишь?

— Конечно. Сегодня же, — успокоил ее полицейский.

Возвратясь из Палермо, Де Мария позвонил невесте.

— Да, я с ним говорил. Это очень важно. Ты успокойся, а я сейчас же должен повидать комиссара.

В квартире Каттани зазвонил телефон. Комиссар находился как раз у аппарата и сразу же снял трубку.

И услышал, как что-то щелкнуло, словно повесили трубку. Через несколько минут вновь раздался звонок.

— Говорит Де Мария.

— Это ты сейчас звонил? — спросил комиссар.

— Нет, я только вот набрал ваш номер.

— Ну ладно. Выкладывай.

— Я ездил в тюрьму к брату Анны. — По его голосу можно было понять, что Де Мария не в силах скрыть волнения. — Я должен немедленно видеть вас, комиссар. Я нахожусь в баре на площади, в трех кварталах от вас, там, где поворачивает автобус.

Вешая трубку, Де Мария не заметил вошедшего в бар приземистого парня с худым лицом и пластиковым пакетом в руках. Полицейский подошел к стойке бара, парень, намеренно замедляя шаги, сзади приблизился к нему. В двух шагах от Де Марии он сунул руку в пакет и вынул оружие. Взгляд его был прикован к затылку полицейского. Он поднял пистолет и спустил курок. Тело Де Марии, ударившись о стойку, сползло на пол.

Никто не пошевельнулся. Всех парализовал ужас. Только хозяин бара, словно в истерическом припадке, стал кричать как одержимый. Киллер, схватив его за отворот пиджака, прошипел ему в лицо:

Прежде чем опустить пистолет в пластиковый пакет, он снова прицелился в голову полицейского, и вновь прогремел выстрел.

В подмосковье убит криминальный авторитет, оправданный судом

В четверг вечером в Одинцовском районе Московской области был убит известный криминальный авторитет Андрей Журавлев по кличке Терразини. Свое звучное прозвище он получил после демонстрации по советскому телевидению итальянского сериала «Спрут» (напомним, что одним из врагов главного героя фильма — комиссара полиции Катани — был адвокат Терразини).

По данным следствия, Журавлева расстреляли возле его дома в селе Ершово два киллера, использовавшие автоматическое оружие иностранного производства и автомат Калашникова.

Терразини считался лидером так называемой бауманской преступной группировки, на счету которой множество убийств, бандитских нападений, взрывов. Спасаясь от российского правосудия, Журавлев бежал в 1999 году в Израиль, где принял иудаизм, после чего получил там гражданство. Однако в 2002 году его экстрадировали. Причем израильские власти потребовали гарантий, что в России преступник предстанет перед судом и будет осужден за свои злодеяния. Это был первый и пока единственный случай выдачи израильского гражданина правоохранительным органам России.

Журавлева к суду привлекли, но в этом году присяжные вынесли ему оправдательный вердикт. Неделю назад Верховный суд России утвердил это решение. Как считают представители московской милиции, Терразини убили по заказу кого-то из российских авторитетов.

Адвокат терразини это

«В проигранной войне сопротивляйся до конца». Нет, я не устану повторять великую фразу великого советского поэта Егора Летова. Повторяй ее и ты, всякий раз, когда злая судьба бьет тебя по щекам, когда тычет мордой в грязь, чужую или твою собственную, — повторяй, благо таких случаев тебе представляется предостаточно. Повторяй. И сопротивляйся.

Что такое история полицейского комиссара из полицейского же сериала (sic! — полицейского сериала, разительно пошлый жанр), что такое эта история, как не великолепный пример такой проигранной войны. Что такое Спрут, La Piovra, как не торжествующий и алчный мир, тянущий к тебе свои скользкие щупальца — чувствуешь ли ты их на своем одиноком горле? Неравная борьба комиссара полиции с мафией как метафора всякой достойной и обреченной борьбы. Именно так, всякая достойная борьба обречена раз и навсегда согласно основному закону мироздания, закону, существующему лишь для того, чтобы ты его оспаривал. Достойна, и потому обречена, обречена, и потому достойна.

Хорошо это или плохо — быть обреченным? Вопрос в принципе поставлен неверно, это знает тот, кто обречен. В «Спруте», в первых четырех его частях, замечательно то, что к этому знанию пришли авторы сценария «политического детектива». Который, конечно, на самом деле больше, чем детектив, больше, чем сериал, который, несмотря на все сериальные несуразицы, требует обобщения на гораздо более высоких уровнях. Есть такие произведения, относящиеся к несерьезному жанру, которые несут в себе колоссальный смысловой заряд. Особенно важны они для подростков, людей в периоде становления, еще неиспорченных, но уже полных энергии и жизненных сил. Иосиф Виссарионович Сталин неспроста назывался Кобой — это имя он взял себе в молодости из грузинского мелодраматического романа.

Лучше всего пафос фильма раскрывается в речах женщин и злодеев, что, как известно, в большинстве случаев одно и то же. «Вы считаете, что способны изменить наш образ жизни, — говорит комиссару адвокат Терразини, бесподобный типаж негодяя (его гениально сыграл знаменитый Франсуа Перье), которого создателям фильма в третьей части почему-то понадобилось поменять на негодяев более лубочных и топорных. — Хотите нарушить равновесие, благодаря которому существует наше общество… Как же вы наивны! Не стройте иллюзий. Это как игра в китайские шкатулки: открываешь одну, а там еще одна… Все одинаковые, и все разные… Потому что цель у всех одна — выжить».

Характерны слова толстого Эспинозы, обращенные в четвертой части «Спрута» к комиссару незадолго до гибели Каттани: «Комиссар, я вовсе не проиграл. И знаете почему? Потому что те, кто управляет и решает — они со мной… Потому что все заодно. Весь мир… Мы — те, кто приказывает. Те, кто стоит над всем. В конечном счете, и над теми законами со всеми их статьями, которые вы так рьяно защищаете. Крупные финансисты, крупные преступники, государственные чиновники — все вместе. Это власть».

Каков полицейский сериал? Хорошо сказано! Сам Владимир Ульянов был бы доволен четкостью и образностью формулировки. Впрочем, третья и четвертая части сериала существенно уступают первым двум. Сказалась, видимо, растущая популярность, и без типически американских крутизны и сентиментальности авторы обойтись уже не смогли.

Потом они поступили еще хуже: проект нужно было завершить смертью Каттани, но коммерческий успех и любовь народная сделали свое дело: после четвертого «Спрута» было снято еще шесть сериалов, вплоть до десятого. Я пытался смотреть один из них и пришел в горькое недоумение. Роль вершителей правосудия исполняли учительского вида женщина, похожая на селедку, изрядно подпортившая своим присутствием уже четвертый «Спрут», и неизвестный мне доселе актер с удивительно толстым носом, занимавшим пол-лица… Воистину, трагедия повторилась фарсом. Впрочем, не будем судить ее авторов за это, скажем спасибо за то, что им удалось уже свершить.

Всякая полицейщина есть ревностное служение Системе. Чем помимо всего прочего замечателен «Спрут», так это тем, что главный герой, комиссар полиции, белая ворона, является вовсе не послушным слугой, но бескомпромиссным врагом Системы, даже тогда, когда он этого не осознает.

«Мы с вами просто приговорены к честности», — говорит во второй части еще мятущемуся комиссару мудрый полковник Ферретти, который всего через несколько дней после разговора будет приговорен уже не только к честности, но и к смерти. Приговоренный к честности теряет все: семью, друзей, соратников, дом… Любовь и предательство шествуют по его жизни рука об руку, одинаково опасные и разрушительные. Что движет комиссаром, что заставляет его, подобно бульдозеру Химейера, двигать дальше и дальше? Что придает ему храбрости и сил, кроме его яростного отчаяния?

Вот он идет стремительно и мешковато по пустынной улице, больше похожей на кладбище, комиссар Каттани, хмурый большеголовый бутуз, сжимая в кармане бесполезный пистолет, набычившись и наклонив голову вперед, словно желая забодать кого-нибудь. Одинокая и упорная злая воля, объявившая войну всему миру. Наперекор всему, всем и вся. Всех и вся навсегда потерявшая. Какой отличный и цельный образ! Как нельзя кстати юноше, обдумывающему житье, решающему, делать бы жизнь с кого…

  • La Piovra

Подсудимому по делу ОПГ В. Кирилюку судья разрешил взять себе в адвокаты хоть Терразини

— Вам было дано время на поиск адвоката. Вы можете себе вызвать защитника из любой точки мира, хоть из Италии Терразини (адвокат, откровенно защищающий преступников в знаменитом телесериале Спрут, — авт.). Это ваше право. Но мы вы сегодня обеспечены государственным. РИА Мелитополь 22.11.2014 12:05

Ударим коррупцией по. коррупции!

Коррупция. Ощутите это слово, попробуйте его на вкус. Оно всплывает кадрами с комиссаром Каттани и адвокатом Терразини. Оно грохочет автоматными очередями. и перекатывается россыпью золотых побрякушек и бриллиантов. Оно шелестит новыми купюрами, пахнет кожей салонов умопомрачительно дорогих. from-ua.com 30.03.2010 07:30

Черкасская область — побратим Сицилии: правит бал судья по кличке «Терразини»

внимание разношерстная компания за одним из столиков. Там вместе отдыхали местный судья Владимир Коваленко (кличка, данная судье жителями района — «Терразини«), сельский голова села Жаботын Тарас Плужник и его двоюродный брат Иван Дяченко из Киева, подвизавшийся в шоу-бизнесе, а также. Украина криминальная 17.08.2009 08:59