382 статья ук

Уголовный кодекс Украины
Статья 382. Невыполнение судебного решения

1. Умышленное неисполнение приговора, решения, определения, постановления суда, вступивших в законную силу, или препятствование их исполнению —

наказывается штрафом от пятисот до одной тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок до трех лет.

2. Те же действия, совершенные должностным лицом, —

наказываются штрафом от семисот пятидесяти до одной тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Действия, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные должностным лицом, занимающим ответственное или особо ответственное положение, или лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное этой статьей, или если они причинили существенный вред охраняемым законом правам и свободам граждан, государственным или общественным интересам или интересам юридических лиц, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Умышленное неисполнение должностным лицом решения Европейского суда по правам человека, решения Конституционного Суда Украины и умышленное невыполнение ею заключения Конституционного Суда Украины —

наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Ответственность за неисполнение решений суда по новому закону

16 января 2014 года Верховной Радой Украины был принят Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» и процессуальные законы о дополнительных мерах защиты безопасности граждан», которым в частности были внесены изменения в Уголовный кодекс Украины.

Принятым законом усилена ответственность за умышленное неисполнение решения суда. Так, в предложенной редакции статьи 382 Уголовного кодекса Украины предусмотрено, что умышленное неисполнение приговора, решения, определения, постановления суда, вступивших в законную силу или подлежат немедленному исполнению, или препятствование их исполнению наказывается штрафом от пятисот до одной тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок от двух до четырех лет.

Очевидно, что неисполнение судебных решений отрицательно влияет как на авторитет судебной власти, так и на авторитет адвокатуры, поскольку при такой ситуации, не достигается конечная цель правосудия и адвокатуры — оказание профессиональной помощи и защита интересов граждан и реальное восстановление их нарушенных прав.

Динамика количества осужденных по статье 382 Уголовного кодекса в Украине свидетельствует об отсутствии действенных механизмов со стороны государства, которые бы обеспечили добровольное исполнение решений суда. Так, в 2010 году за это преступление было осуждено 78 человек, в 2011 году — 133 человека, а уже в 2012 году — 143 человека, что почти в 2 раза больше, чем в 2010 году.

Согласно Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1787 (2011) от 26 января 2011 года «Исполнение решений Европейского суда по правам человека» существование основных системных недостатков, которые вызывают большое количество повторяющихся выводов о нарушении Конвенции, связаны, в частности, с хроническим невыполнением решений национальных судов.

В резолюции подчеркивается, что Украина должна срочно разработать и принять комплексную стратегию по разрешению ситуации, при которой значительное количество окончательных судебных решений остается невыполненной, а также внедрить эффективные внутренние средства правовой защиты.

Руководствуясь практикой Европейского суда по правам человека, отметим, что исполнение судебных решений рассматривается как неотъемлемая часть судебного разбирательства в смысле статьи 6 Конвенции.

В свою очередь, государством уже осуществлены определенные шаги к решению этой проблемы. В том числе, в соответствии с судебной реформой 2010 года, инициированной Президентом Украины, соответствующими изменениями в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» от 7 июля 2010 года была решена проблема затягивания сроков рассмотрения дел. Венецианская комиссия в своем выводе от 18 октября 2010 года по Закону «О судоустройстве и статусе судей» положительно отметила внесены изменения.

В свою очередь, вторым этапом решения вопроса стало принятие Верховной Радой Украины 16 февраля 2014 года ряда законов, которыми, в том числе, были внесены изменения в Уголовный кодекс Украины и усилена уголовная ответственность за неисполнение решения суда.

При предоставлении адвокатских услуг и представлении интересов клиентов в гражданском, административном или хозяйственном процессе, неоднократно на практике приходится встречаться с проблематикой исполнения судебных решений, вступивших в законную силу. Выиграть дело — это только половина пути. Другая часть — это обеспечение быстрого и результативного выполнения решения суда, вступившего в законную силу. В том числе проблема касается не только процедуры организации такого исполнения, но и отсутствия соразмерной ответственности лица, обязанного исполнить решение, вступившее в законную силу и о котором ему стало известно.

Как показывает практика, решения суда, вступившие в законную силу, не исполняются не только рядовыми гражданами, но и должностными лицами органов государственной власти.

Такое усиление ответственности за неисполнение решений суда однозначно даст положительный результат в решении проблемы уклонения от исполнения, а также позволит адвокатам более эффективно обеспечить результат при оказании правовой помощи клиентам. Также, усиление ответственности будет однозначно побуждать к немедленному исполнению решений судов, вступивших в законную силу, не дожидаясь процедуры исполнительного производства.

Указанные реформы судебной системы бесспорно повысят уровень судебной защиты прав лиц и рост уровня доверия граждан как к судебной системе, так и к адвокатуре в целом.

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу (действующая редакция)

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 года. — Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 382 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает основные требования к порядку передачи кредитором своих прав другому лицу. Сторонами договора уступки требования являются цедент (первоначальный кредитор) и цессионарий (новый кредитор).

Переход прав кредитора другому лицу может быть осуществлен по двум основаниям:

— на основании сделки;

— на основании закона.

Рассмотрим эти основания.

Переход прав кредитора другому лицу на основании сделки. В указанном случае цедент заключает договор цессии (уступки права (требования)) с цессионарием. При этом цессионарий становится новым кредитором.

Пример. Поставщик за плату передает коллекторскому агентству право требовать с получателя денежные средства за поставленную продукцию.

Договор цессии подчиняется общим правилам о гражданско-правовых договорах. Существенным условием такого договора является условие о предмете. Кроме того, в договоре цессии необходимо конкретизировать вид требования, право на которое уступается, обязательство, право по которому возникло. Уступка требования может быть произведена как на возмездной, так и на безвозмездной основе.

Но существуют некоторые ограничения на передачу прав кредитора к другому лицу. Например, ограничения предусмотрены ст. ст. 383, 388 ГК РФ.

Переход прав кредитора другому лицу на основании закона. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

— в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

— по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;

— вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;

— при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

— в других случаях, предусмотренных законом.

Отметим, что из п. 1 комментируемой статьи с 01.07.2014 исключено положение о том, что правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

2. Пунктом 2 комментируемой статьи установлено, что для перехода к другому лицу прав кредитора согласия должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором. Таким образом, данная норма является отсылочной к тем случаям, для которых необходимо согласие должника для перехода к другому лицу прав кредитора.

Так, в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2012 по делу N А75-8728/2011 судом разъяснено, что по общему правилу исходя из комментируемой нами нормы согласия должника на совершение первоначальным кредитором сделки по уступке своих прав (требований) к должнику, другому лицу не требуется. Достаточно отправить должнику письменное уведомление об этом в целях избежания риска возможного исполнения должником своих обязательств непосредственно первоначальному, а не новому кредитору.

Итак, согласие должника на уступку права требования другому кредитору может потребоваться в следующих случаях:

— если это предусмотрено договором между кредитором и должником;

— в случаях, специально предусмотренных законами.

С 01.07.2014 в п. 2 комментируемой статьи введено новое положение, согласно которому уступка требования другому кредитору, совершенная в нарушение прямого запрета в тексте договора, может быть признана недействительной по иску должника. Однако это будет возможно лишь в том случае, если будет доказано, что другая сторона сделки по уступке знала или должна была знать об указанном запрете. Кроме того, в п. 2 комментируемой статьи появилось еще одно положение, согласно которому наличие в договоре запрета на уступку требования не препятствует продаже таких прав в порядке исполнительного производства и по законодательству о несостоятельности (банкротстве).

Пунктами 2 — 5 ст. 388 ГК РФ предусмотрен ряд случаев, когда требуется согласие должника на уступку требования.

В силу ст. 965 ГК РФ если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, то к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

Ограничения по уступке права требования предусмотрены и другими федеральными законами.

Например, в силу ст. 121 КТМ РФ при перевозке груза по чартеру фрахтователь вправе лишь с согласия перевозчика уступать свои права по договору морской перевозки груза третьим лицам. При этом фрахтователь, а также третье лицо, которому он уступил свои права, несет перед перевозчиком солидарную ответственность за неисполнение договора морской перевозки груза.

Согласно положению, содержащемуся в ч. 2 ст. 5 ФЗ от 21.07.2005 N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», перемена лиц по концессионному соглашению путем уступки требования или перевода долга допускается с согласия концедента и с момента ввода в эксплуатацию объекта концессионного соглашения. Концессионер не вправе передавать в залог свои права по концессионному соглашению. В случае перемены лиц по концессионному соглашению не допускается внесение изменений в условия концессионного соглашения, определяющие технические характеристики объекта концессионного соглашения.

В силу ст. 21 ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» не допускается уступка преимущественных прав участников общества на покупку доли или части доли в уставном капитале общества.

3. Пунктом 3 комментируемой статьи на кредитора возложена обязанность письменно уведомить должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Законом четко не установлено, кто из кредиторов должен уведомить должника: новый или старый кредитор. Однако данное условие может быть предусмотрено как договором между первоначальным кредитором и должником, так и договором уступки требования. Следует учитывать, что именно новый кредитор несет риск неблагоприятных для него последствий, вызванных неотправкой уведомления. Следовательно, при отсутствии указания в договоре о том, кто должен отправить уведомление должнику, именно новому кредитору нужно позаботиться о том, чтобы исполнение по обязательству было произведено ему.

В информационном письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 указано, что если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное.

Отметим, что с 01.07.2014 обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. С 01.07.2014 действует новая норма, посвященная возмещению расходов должников — физических лиц, вызванных переходом прав, если уступка совершена без согласия должника. По общему правилу обязанность по возмещению указанных расходов солидарно возлагается на первоначального и нового кредитора. Исключения из этого правила могут составлять случаи, предусмотренные законами о ценных бумагах.

Статья 382. Невыполнение судебного решения

1. Умышленное невыполнение служебным лицом приговора, решение, постановления, постановления суда, которые набрали законной силы, или препятствование их выполнению —

наказывается штрафом от пятисот до одной тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок до трех лет, с лишением права обнимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те самые действия, содеянные служебным лицом, которое занимает ответственное или особенно ответственное положение, или лицом, раньше судимой за преступление, предусмотренное этой статьей, или если они причинили важный вред охраняемым законом правам и свободам граждан, государственным или общественным интересам или интересам юридических лиц, —

наказываются ограничением воли на срок до пяти лет или лишением свободы на тот самый срок, с лишением права обнимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Умышленное невыполнение служебным лицом решения Европейского суда из прав человека —

наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет с лишением права обнимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Статья 382. Неисполнение судебного решения

1. Умышленное неисполнение должностным лицом

приговора, решения, определения, постановления суда,

вступивших в законную силу, или воспрепятствование

их исполнению, наказывается штрафом от пятисот до одной тысячи

не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или

лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься

определенной деятельностью на срок до трех лет.

занимающим ответственное либо особо ответственное положение, или лицом, ранее судимым за преступление,

предусмотренного настоящей статьей, или если они причинили существенный вред охраняемым законом правам и свободам граждан, государственным либо общественным интересам или интересам юридических лиц, наказываются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Умышленное невыполнение должностным лицом

решения Европейского суда по правам человека,наказывается лишением свободы на срок от трех до

восьми лет с лишением права занимать определенные

должности или заниматься определенной деятельностью

на срок до трех лет.

1. Судебные приговоры, решения, определения или постановления, которые были приняты в установленном законом порядке и вступили в законную силу, обязательны

для исполнения всеми должностными лицами и отдельными гражданами.

Под должностными лицами, обязанными выполнять судебные решения или содействовать их выполнению, следует понимать руководителей и других работников органов и учреждений внутренних дел, судебных исполнителей, руководителей и иных должностных лиц различных

предприятий, учреждений и организаций.

2. Под невыполнением какого-либо судебного решения, которое непосредственно было предложено исполнить

данному должностному лицу, или препятствие им выполнению такого решения, образует состав рассматриваемого

преступления. Невыполнение судебного решения может

совершаться как путем действия, так и путем бездействия (например, должностное лицо, получившее приговор,

по которому подчиненный ему работник лишен права занимать определенную должность, не выполняет никаких

действий по исполнению приговора). Данное преступление также может выражаться в активных действиях (например, в приведенном выше случае должностное лицо с

целью невыполнения приговора суда формально издает

распоряжение о перемещении работника, в отношении которого вынесен приговор, на другое предприятие, тем самым вводит суд в заблуждение).

Ответственность за данное преступление наступает как

за невыполнение итогового судебного документа по конкретному делу, так и по другому, принятому во время рассмотрения дела (например, руководство отдела внутренних дел не выполняет постановления суда о приводе подсудимого в суд).

за пределами судебного процесса, не влечет ответственности по данному составу.

Препятствие выполнению судебного решения может

иметь место в том случае, когда должностное лицо, используя свое положение, мешает лицам, исполняющим судебное решение, совершать это. Такие действия могут сопровождаться совершением других преступлений (например, нанесением легких телесных повреждений судебному

исполнителю при исполнении им судебного решения; подобные действия должны квалифицироваться по совокупности ст. 382 и ч. 2 ст. 350).

Преступление признается оконченным с того момента,

когда судебное решение было принято должностным лицом, которое обязано было его выполнить, но этого не совершило (например, согласно ст. 401 УПК, при вынесении

оправдательного приговора подсудимый, находящийся под

стражей, должен быть освобожден из-под стражи в зале

судебного заседания. Невыполнение этого требования начальником стражи образует состав данного преступления).

Для наличия преступления’ необходимо установить, что

соответствующий документ из суда поступил к должностному лицу, которое обязано его выполнить, и такое лицо

имело реальную возможность это осуществить.

Преступление может приобрести длящийся характер

с момента невыполнения судебного решения должностным лицом. Такое состояние может длиться до того момента, пока судебное решение не будет выполняться должностным лицом или это осуществит другое лицо, либо

то лицо, в отношении которого принято такое судебное

3. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный, которому в

связи со служебным положением необходимо исполнить

судебное решение, сознает характер своих обязанностей,

но не выполняет этого решения при наличии возможности выполнить его или препятствует такому исполнению.

Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Невыполнение судебного решения по неосторожности, при

наличии для этого необходимых оснований, может квалифицироваться по ст. 367.

4. Субъектом преступления может быть должностное

лицо, которое в виду своих полномочий, обязано выполнить судебное решение.

Как заставить должника платить

Исполнительное производство: уголовный аспект.

Необходимо активно использовать «уголовную» составляющую способов взыскания и понуждения должника к социально ответственному поведению.

Продолжаем исследовать отдельные обстоятельства обеспечения исполнительного производства (то есть, процедуры принудительного исполнения судебных решений) в направлении использования всех возможных — согласно законодательства — мер процессуального воздействия на должника.

Напомним о постановке проблемы: есть решение суда и его необходимо выполнять. Однако, мер принудительного исполнения, обозначенных в Законе Украины «Об исполнительном производстве», явно недостаточно для эффективного существования системы выполнения. Кроме того, существуют ряд факторов (включая макроэкономические показатели, индивидуальное имущественное положение должника и пр.), которые ставят существование системы и ее эффективность под большой знак вопроса.

Ранее мы уже рассмотрели аспекты дополнительного воздействия на должника (руководителя должника-юридического лица) путем запрета (ограничения) выезда за границу. И убедились в наличии процессуальных возможностей, и, вместе с тем, отметили ничтожно малый процент используемых возможностей по понуждению должника (его руководителя) к законопослушному поведению.

Лишь ничтожной доле процента должников (их руководителям) – 15 тысячам человек в год запрещается покидать пределы Украины. И это — при 5-7 миллионах поступающих ежегодно исполнительных документов.

При этом, мы искренне полагаем, что при риске «застрять» в Украине на несколько лет (пока решение суда будет исполнено) – должники (их руководители) проявляли бы большую сговорчивость, оперативность и процессуально-материальную активность.

Как пример, приведем ситуацию в Республике Казахстан (которая находится примерно в одинаковом процессуальном положении с Украиной, будучи «наследником» одной из советских республик): данные о должниках, ограниченных в праве выезда, находятся в свободном публичном доступе, и любой желающий (независимо от его процессуального интереса) может оперативно поинтересоваться статусом своего предполагаемого контрагента (проверить свой статус) и быть уверенным, что «пропетлять» не удастся.

Аналогичные механизмы существуют во множестве других стран, просто у Казахстана он очень «ярко» позиционирован и доказал свою эффективность и действенность.

Впрочем, кроме такого специфического средства воздействия, как запрет выезда за границу, не следует пренебрегать и уголовным преследованием должника (его руководителя) за совершение преступлений (правонарушений) в той или иной мере касающихся исполнительного производства (процедуры исполнения судебных решений).

Итак, любой долг – это всегда результат неисполнения предыдущих имущественных (гражданских и хозяйственных) обязательств. В ряде случаев эффективной является схема уголовного преследования (попыток уголовного преследования) со стороны взыскателя (кредитора) по отношению к должнику в форме попыток доказать факт мошенничества (то есть, заранее запланированного завладения деньгами (имуществом) без изначальной возможности и желания рассчитаться…

В некоторых случаях это бывает крайне эффективным.

Например, в практика знает неоднократные случаи, когда должник заключал договор, по которому обещал (обязывался) поставить разные нужные товары (уголь, металлический крепеж), но «горел» на том, что очень детально указывал (оговаривал) обстоятельства поставки (например, железнодорожный узел и лицо перевозчика, которое осуществит поставку). Получив предоплату – должник исчезал, изредка отвечая письмами и факсами вроде «нас подвели контрагенты, скоро поставим, все будет».

«Футбол» такого рода продолжался достаточно долго, пока кредитор не начинал активно «копать» и не выяснял, к примеру, что у должника своих активов для поставки оговоренного товара нет. Но кроме того, у него нет и заключенных договоров о техническом обеспечении поставки товара с железнодорожным узлом и перевозчиком (и они о должнике не знали). В подобном случае удавалось доказывать, что «кидок» был спланирован заранее.

Однако, к величайшему сожалению – подобные случаи крайне редки: милиция и прокуратура в Украине почему-то склонны отписываться фразами по клише «… возникли хозяйственно-правовые отношения, которые нужно решать в суде, криминала нет».

Более того, как только следователи узнают, что дело уже в суде, то с величайшим облегчением пишут «взыскатель-заявитель своими действиями, обратившись в суд – уже признал, что между ним и ответчиком сугубо гражданско-правовые и хозяйственно-правовые отношения, в которые милиция вмешиваться не будет… Факт обращения в суд дает формальный повод обвинить же самого взыскателя в неправильной (точнее, невыгодной) трактовке содержания отношений.

Позволим себе дать технический прикладной совет: милицию и прокуратуру есть смысл «доставать» заявлениями в случае «кидка» до подачи иска в суд — тогда существует иллюзорный шанс, что следователи и опера будут хоть что-то делать. После подачи в суд (особенно, если об этом узнает слествие) – смысла писать жалобы и заявления нет, ибо заявителю будет немедленно дана отписка «суд разберется»…

Зачастую даже не особо важно, чем закончится проверка и буду ли должника ожидать «тюрьма и вши» — важен сам факт нормально проведенной проверки, активно, с вызовом свидетелей и потенциальных обвиняемых, в идеале – с обысками, опознаниями, изъятиями и экспертизами. Тогда, предвидя близкую перспективу преследования в уголовном порядке – должник может встать на путь исправления, и рассчитаться с заявителем. И уже сам просить закрыть дело на основании «…существовали хозяйственно-правовые отношения, которые были прекращены вследствие добровольного их выполнения должником».

Любое взыскание на любой стадии – это война, война эмоциональная, мировоззренческая, волевая, война интеллекта, соображений, прогнозов… Должник должен быть поставлен перед дилеммой: «либо заплати – либо сядешь». И только в этом случае в нашем государстве можно надеяться на его благопристойное поведение. У должника должно быть понимание: проволочка с исполнением обязательств – Пиррова победа. Неправедно нажитые деньги и активы можно попытаться сохранить ценой, которая делает всю затею совершенно бессмысленной и невыгодной экономически. Иными словами – экономика рулит.

Эффективность взыскания в суде – «нулевая», потому как реально официально взыскать с нищего изначально должника несколько сотен тысяч гривен невозможно технически.

Государство почему-то с легкостью самоустраняется, делегирует и отдает «право на насилие» самим участникам правоотношений, для которых процедура “выбивания долгов” – не совсем привычная и естественная. Собственно, для этих целей – осуществление правопорядка – и существует государство.

В свою очередь, подобная тенденция приводит к тому, что на государство граждане начинают «класть», со всеми вытекающими последствиями – устранением из участия в общественных макроэкономических процессах. Пытаясь возвратить и удержать позиции «вершителя правосудия» и «арбитра» – государство начинает карать тех, кто обратился за помощью к конкурентам (тем же вышибалам), и самих конкурентов (“вышибал”). Что лишь усугубляет кризис и рождает реки крови от всевозможных «разборок».

По этой причине невыполнение решений судов (синонимы: неисполнение хозяйственно-правовых обязательств, дисбаланс в имущественном обороте, «кидок» контрагента) – зло системное, зло масштаба государства. Но зло искореняемое — то есть таковое, которое можно и нужно искоренять.

Сегодня мы затронем уголовные аспекты воздействия на должника в процессе исполнительного производства.

Итак, в Уголовном кодексе Украины существует (предусмотрено) уголовное наказание за неисполнение судебного решения (ст. 382) и за незаконные действия (растрата, повреждение) в отношении арестованного имущества, залогового имущества или имущества, подлежащего конфискации (ст. 388). То есть, эти статьи (составы преступления) сугубо «исполнительско-производственные», могут применяться в процедуре осуществления исполнительного производства.

Однако, статистические показатели количества результативных уголовных производств ничтожны. Согласно данных Государственной судебной администрации:

— в 2010 году по ст. 382 было осуждено 78 человек и оправдан 1; по ст. 388 осуждены 32 человека,

— в 2011 году по ст. 382 было осуждено 133 человека; по ст. 388 были осуждены 21 человек,

— в 2012 году по ст. 382 было осуждено 143 человека; по ст. 388 – 19 человек,

— в 2013 году по ст. 382 было осуждено 143 человека и оправдано 4 человека; по ст. 388 — 31 человек,

— в 2014 году по ст. 382 было осуждено 160 человек и оправдано 3; по ст. 388 – осуждено 35 человек.

То есть, количество осужденных — ничтожно. При огромном количестве невыполненных судебных решений, которые некоторые исследователи, в частности, адвокат, к.ю.н. Андрей Авторгов определяют не более 3,7% общего количества. То есть, попасть в тюрьму за невыполнение судебных решений имеет шанс в виде лотереи лишь ничтожная доля процента должников (их руководителей). Несомненно, что при таком ничтожном риске «хлебнуть правосудия» должники кредиторов не боятся, и относятся они к своим обязанностям, индифферентно.

Естественно, что при более активном взаимодействии взыскателя с правоохранительными органами в направлении «посадки» должников – последние будут вести себя активнее и рассудительнее. Пассивность взыскателей, очевидно, имеет несколько аспектов, один из которых – незнание о таких видах полуэкзотических ответственностей и неверие в правосудие.

К слову сказать, Генеральная прокуратура Украины предоставляет несколько иные (хотя и близкие по масштабу со сведениями Государственной судебной администрации) данные об уголовных производствах. Итак, в 2010 году (по «старому» УПК) было зарегистрировано 281 преступление, предусмотренное ст. 382 УК Украины, в 2011 году — 469 аналогичных преступлений и 275 преступлений по состоянию на 20.11.2012 год. За аналогичные периоды по ст. 388 УК Украины было зарегистрировано, соответственно, 99, 88 и 69 преступлений (возбужденных уголовных дел).

А согласно данных по учету «нового» УПК Украины, вступившего в действие в 2012 году, в 2013 году зарегистрировано уголовных производств по ст. 382 УК Украины – 3614, в 2014-м — 3261, за три месяца 2015 года – 1208, а по ст. 388 УК Украины за эти же периоды – 686, 569 и 202 уголовных производства, соответственно.

То есть, активность заявителей (взыскателей) все же имеет место, хотя и явно недостаточна — и это при том, что активность милиции и прокуратуры еще ниже (практически отсутствует).

Еще одной «уголовной» статьей, которая может применяться к отношениям уголовного производства как способ (метода) давления на должника-участника хозяйственных отношений, можно считать ст. 219 УК Украины (доведение до банкротства).

Что такое банкротство в Украине, если говорить упрощенно? Это ситуация, при которой должник не в состоянии выполнить решение суда и заплатить деньги. Возбуждая дело о банкротстве, хозяйственный суд признает, что руководители должника очень «постарались» довести его до плачевного состояния, разворовав и растратив все, что можно. В таком случае, можно и нужно ставить вопрос о прямой преступной причинно-следственной связи между плачевным и «нищим» состоянием должника и действиями «керівників», подталкивая последних в направлении уголовного наказания.

Но и здесь статистика не очень обнадеживающая. Обвинительных приговоров по ст. 219 УК Украины было: в 2010 и в 2011 годах – «аж» по 2, в 2012 году – ни одного, в 2013 году – 1, в 2014 году – опять ни одного…

Уголовных производств по «старому» УПК в виде уголовных дел – в 2010 году было 25, в 2011 году — 48, а по состоянию на 20.11.2012 – 42 преступления. А по «новому» УПК было зарегистрировано в 2013 году – 130, в 2014 году — 48, за три месяца 2015 года – 14…

При этом дел о банкротстве (длящихся и законченных) – огромное количество. При этом зачастую они инициируются самим должником (аффилированными лицами) для введения процедуры моратория на выполнение судебных решений (п. 8 ч. 1 ст. 37 Закона Украины «Об исполнительном производстве», ч. 9 ст. 16 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или о признании его банкротом»). И в этом плане процедура банкротства – отличнейшее процессуальное средство диверсии: долг есть, он взыскан, но по нашему гуманному закону в отношении должника вводится процедура моратория (невыполнения решения суда), которая искусственно тянется долгие годы. При этом часто должник еще и ухитряется шантажировать взыскателя, сам будучи обязан выполнить обязательства.

Считаем, что “уравновешивание” моратория в процедуре банкротства очень неплохо будет осуществлено противопоставлением уголовного преследования должника: довел предприятие до банкротства – понимай, что существует серьезный риск стать участником уголовного производства и сесть в тюрьму. Тут должна быть прямая процессуальная зависимость, исключающая всяческие “маневры” должника. Благо, правовая основа для подобной схемы и подхода «должник должен отвечать всеми возможными способами» — существует. Да и не только в Украине: трудно найти страну, в которой должник не нес бы ответственность за невыполнение судебного решения или за умышленное доведение до банкротства.

Так, Уголовный Кодекс Грузии устанавливает наказание за незаконные деяния при неплатежеспособности (ст. 205) и за невыполнение должником обязательств, возложенных на него судебным решением (ст. 3772). Уголовный кодекс Российской Федерации толкует преступлениями неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), преднамеренное банкротство (ст. 196) и даже фиктивное банкротство (ст. 197), равно как и злостное уклонение от погашение кредиторской задолженности (ст. 177).

Уголовный кодекс Эстонской Республики наказывает ст. 1482 преднамеренное банкротство, ст. 1483 — сокрытие имущества или долгов в производстве по делам о банкротстве или по делам об обращении взыскания на имущество, а ст. 1762 устанавливает преступлением неисполнение решения или приговора суда. Уголовный кодекс Республики Казахстан в ст. 382 устанавливает ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта и исполнительного документа.

А статьями 215, 216, 216-1 и 217 устанавливает ответственность за, соответственно, неправомерные действия при реабилитации и банкротстве, преднамеренное банкротство, доведение до неплатежеспособности и ложное банкротство (тем самим давая широчайшие процессуальные возможности и способы маневра в любой ситуации, при которой нарушены обычные хозяйственные устойчивые связи и порядок расчетов).

Во всех иных случаях и примерах (в различных государствах, не только в бывших государствах СССР) – ситуация идентичная: должник особо не забалует, ибо уклоняясь от уплаты задолженности и доводя дело до суда (и тем более – до банкротства) – он очень рискует. Особенно это чувствуется в хозяйственных правоотношениях, то есть, в тех сферах, где весомо ощущается движение капиталов, материальных и нематериальных ресурсов, финансовых и иных активов: общество очень бережно относится к стабильности делового оборота на национальном уровне и его активности, ликвидности.

Почему-то в Украине подобное, серьезное отношение к описываемой проблеме отсутствует. Несмотря на то, что случаи невыполнение решений хозяйственных судов далеко не частные и не имеют приватного характера, а обязательно касаются интересов государства и общества в целом.

Очевидно, что ситуацию необходимо качественно и последовательно менять. Устанавливая жесткие, но столь необходимые для оздоровления экономики и общества правила игры, в основу ставя неукоснительность выполнения обязательств, тем более – установленных судебным решением. Необходимо активно использовать «уголовную» составляющую методов и способов взыскания и понуждения должника к правильному и социально ответственному поведению.

Ирина Кременовская, к.ю.н., ученый секретарь Института экономико-правовых исследований НАН Украины; Алексей Святогор, адвокат, аспирант, Елена Лычаченко, правозащитник; специально для издания «Аргумент»