Воинская часть в ханты мансийске

Сегодня глава Ханты-Мансийского района, секретарь политсовета местного отделения партии «Единая Россия» Петр Захаров поздравил с наступающим новым годом и рождеством военнослужащих войсковой части 93438 войск противовоздушной обороны Военно-воздушных сил.

Глава района

«Мы по праву гордимся замечательными ратными традициями Вооруженных сил России. В памяти народа навсегда останутся подвиги воинов, в годы суровых испытаний отстоявших родную землю от врага. Защищать свою Родину, стоять на страже интересов россиян, приумножать славу и мощь своего государства – это призвание мужественных и сильных людей, которые преданы интересам своей страны. Всегда были, есть и будут те, для кого «Служу России» – не просто слова, а исполненное глубокого смысла жизненное предназначение», — обратился к солдатам и офицерам глава района.

Петр Захаров пожелал личному составу несокрушимой воли, богатырского здоровья, высоких достижений в служении Родине, удачи в новом году, успехов и надежного тыла.

Затем глава района осмотрел подразделения войсковой части, места размещения военнослужащих, помещения для досуга и столовую. За чаем глава района пообщался с личным составом.

«Сегодня у нас в районе, в селе Елизарово действует военно-патриотический лагерь «Патриот+», и это направление востребовано не только среди мальчишек, но и среди девочек, — отмечает глава муниципалитета. — Подростки отказываются выезжать в теплые края и с удовольствием проводят летние каникулы в патриотическом лагере».

Глава района выразил надежду на то, что ребята из войсковой части смогут провести с сельскими школьниками и допризывной молодежью познавательные беседы о службе в армии, смогут показать, как правильно собрать и разобрать оружие, надеть химические средства защиты, рассказать о значении для страны войск ПВО.

В завершение встречи глава муниципалитета от партии «Единая Россия» вручил военнослужащим к Новому году сладкие подарки.

Войсковая часть 93438 войск ПВО Военно-воздушных сил г. Ханты-Мансийска действует с 1957 года. В настоящее время в войсках действует отдельная радиотехническая рота. Воинскую службу несут молодые люди со всей России.

Секретные гектары. Воинская часть в Ханты-Мансийске — снова на повестке дня

Создает ли старая радиолокационная станция (РЛС), расположенная в черте Ханты-Мансийска, вредное электромагнитное излучение и сможет ли город получить для строительства этот стратегически важный кусок земли?

Вредно или нет?

Заседание Комитета городского хозяйства Думы Ханты-Мансийска прошло в более напряженной, чем обычно, обстановке. Вопрос, который был вынесен на рассмотрение депутатом Евгением Харьковым, связан со старой темой, неоднократно присутствовавшей в повестке работы представительного органа власти еще прошлого созыва. Речь идет о воинской части, расположенной в черте города в районе улицы Югорская, а точнее, о размещенной на ее территории радиолокационной станции (РЛС), которая, по мнению депутата, создает вредное электромагнитное излучение для жителей близлежащих домов.

«Фактически эти жилые дома находятся на расстоянии 150-200 метров от воинской части и получают электромагнитное излучение в диапазоне вредных сверхвысоких частот. Между тем, есть санитарные правила, которые содержат все допустимые нормативы для жилых домов. Я сделал несколько запросов в Роспотребнадзор, но ответа не получил. Я знаю, что уже проводился ряд замеров, и полученные исследования не выявили отклонений от допустимых параметров. Мое мнение: эти замеры проводились не в период работы РЛС. Считаю необходимым в интересах жителей города еще раз инициировать такое исследование, но провести его в присутствии граждан или представителей жильцов этих домов», — с таким предложением обратился депутат.

Заметим, что очередное инициирование этой темы у многих вызвало удивление, поскольку вопрос, действительно, «с бородой». РЛС, о которой идет речь, стоит в черте города еще с 1967 года. Земля, где располагается воинская часть, находится в федеральной собственности. За годы диалога с Министерством обороны, с различными федеральными структурами, надзорными органами, скопились тома переписки и взаимного обмена документами.

В свое время, действительно, речь шла о передислокации РЛС. И в генеральном плане города, который отражает логику действий администрации Ханты-Мансийска до 2033 года, значится перенос этой воинской части. Однако логику действий Министерства обороны, которая, наверное, процентов на 90 засекречена, так как речь идет о безопасности страны, мало кто может знать и прогнозировать.

В любом случае, администрация в таких решениях не может выступать главным действующим лицом, так как это — не полномочия муниципалитета и вне компетенции местных органов власти.

Обеспокоенность и активность по вопросу РЛС высказывали и депутаты предыдущих созывов, и руководство мэрией разных лет, и общественники.

Жилая застройка микрорайона «Солдатское поле» началась почти 15 лет назад. По словам Евгения Щеткина, который на тот момент возглавлял Ханты-Мансийский отдел управления Роспотребнадзора, за период его работы было порядка 3-4 жалоб от жителей домов, расположенных вблизи воинской части (улицы Лермонтова. Рябиновая). «Микроволновка не работает, телевизор не ловит — такого рода были жалобы. По всем фактам мы тогда провели обследование, причем приглашали специалистов из Екатеринбурга, чтобы сделать замеры. По всем жалобам превышение допустимых уровней мы не зафиксировали».

Получен официальный ответ от Управления по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 11 декабря этого года о том, что такие обращения, действительно, были, по результатам подготовлены ответы и направлены заявителям. А также о том, что последние измерения электромагнитного поля радиочастотного диапазона в жилом доме по адресу: ул.Югорская, 16 были проведены 12 октября этого года, превышений предельно допустимого уровня не установлено.

Санитарная зона

На заседании комитета городской думы речь шла об отсутствии санитарно-защитной зоны, которая должна существовать вокруг подобного объекта. По словам директора департамента градостроительства и архитектуры Юлии Романенко, в Генеральном плане города все надлежащие объекты имеют проектную санитарно-защитную зону. «Она определена, но не установлена, не поставлена на кадастр, так как это — обязанность субъекта, в чьем непосредственном ведении находится объект», — поясняет руководитель департамента. В данном случае обязанность по определению санитарно-защитной зоны и постановке границ этой зоны на кадастровый учет лежит на Министерстве обороны РФ.

Подтверждает это и вышеприведенный ответ Роспотребнадзора от 11 декабря: «Федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор на объектах министерства обороны РФ (в том числе установление санитарно-защитных зон таким объектам) осуществляют структурные подразделения Министерства обороны, наделенные полномочиями по осуществлению государственного санитарно-эпидемиологического надзора».

Также в письме указано, что контроль за уровнем излучения РЛС воинской части — это тоже полномочия специальных структур Минобороны. Даже санитарная служба у силовиков «своя». И именно она должна организовывать и проводить замеры электромагнитных излучений на военных объектах. Как заметил Евгений Щеткин, если «гражданский» Роспотребнадзор, предположим, пойдет в суд с результатами своих исследований, то дело развалится, поскольку проводить замеры на военных объектах — это полномочия, простыми словами говоря, «военного Роспотребнадзора».

Нарушений нет, но земля нужна

Юлия Романенко добавляет, что «построенные жилые дома получили разрешение на строительство в соответствии со статьей 51 Градостроительного Кодекса Российской Федерации и разрешение на ввод в эксплуатацию в соответствии со статьей 55 Градостроительного Кодекса РФ». Чтобы получить эти разрешения, нужно, как известно, предоставить целую кипу заключений, в том числе санитарных, экологических и прочих, свидетельствующих о соответствии объекта требованиям санитарного и экологического законодательства. Все это застройщик делает в рамках строительного надзора. «По результатам проведения многократных проверок, выданных разрешений на строительство, нарушений в области градостроительной деятельности в микрорайоне «Солдатское поле» не было», — говорит Юлия Романенко.

По словам заместителя главы города Ханты-Мансийска Андрея Шашкова, никаких доказательств того, что оборудование станции приносит какой-либо вред жителям города, на сегодня нет. Напротив, есть не единственное заключение Роспотребнадзора об отсутствии какого бы то ни было вреда здоровью. Иначе администрация города первая бы забила тревогу.

Сама же РЛС является недействующей и относится к резервным объектам Министерства обороны.

Как добавляет другой заместитель главы города Теодор Марютин, курирующий правовые вопросы, администрация Ханты-Мансийска в этом вопросе является союзником обеспокоенных горожан. «Для муниципалитета выгодно, чтобы этот объект был передислоцирован, не с точки зрения экологической составляющей, а просто потому, что достаточно большая территория нужна городу. Мы могли бы там нарезать участки под жилищное строительство, в том числе под индивидуальную жилую застройку. Ханты-Мансийск стремительно развивается. Городу нужна земля, а ее нет, потому что вокруг — Самаровский чугас. И мы готовы поддержать граждан, которые выступят с инициативой о переносе воинской части, направят, например, письмо в Министерство обороны».

Депутат Юрий Горбачев, председательствующий в ходе заседания комитета, также подчеркнул, что дума готова поддержать инициативную группу жильцов дома в их действиях о переносе военного объекта. Представитель прокуратуры выразил готовность дать все необходимые консультации сразу после заседания комитета, а также в любой момент принять хантымансийцев по этому вопросу.

Зачем Сургуту воинская часть, а стране и армии – военные строители

Слово «армия» для большинства гражданского населения прочно ассоциируется со словами «граница», «передовая», «война». И факт существования воинской части в географическом центре России, которым является Сургут, сегодня у многих вызывает удивление. Зачем здесь армия, с кем ей воевать? Возможно, именно этими вопросами лет 15 назад и задалось Министерство обороны РФ, принимая решение о расформировании сургутской воинской части, стоявшей здесь с восьмидесятого года прошлого века. Может быть, были другие причины, к примеру – экономия. Но вполне вероятно, что воинская часть в центре Западной Сибири и всей страны вскоре может появиться вновь. Так считает подполковник запаса Виктор Вратил, большую часть жизни отслуживший в Сургутском военном корпусе, которым в последние годы командовал генерал Сергей Иванов.

Эшелон до БАМа не доехал

— Воинские части нашей бригады, а затем и корпуса стояли в Белоярском, Надыме, Новом Уренгое. Центром дислокации был Сургут. Хотя в 1980 году из Закарпатья мы ехали на БАМ – строить автодорогу вдоль Байкало-Амурской магистрали, а попали на Север: обустраивать месторождения, строить дома, здания промышленного назначения, а чуть позже и дороги. Практически все фундаменты домов на ул. Ленина построили наши солдаты, — рассказывает Виктор Вратил.

Воинская часть в Закарпатье в конце 60-х появилась для создания в регионе инфраструктуры, прежде всего – автодорог через перевал. Официально – в рамках подготовки СССР к Олимпиаде-80, но на самом деле объект имел и стратегическое назначение.

— Перевал радиусом всего 10-12 метров крупная техника преодолеть не могла. И в 1968 году во время чешских событий наша армия чуть не погубила на нем немало единиц, которые в итоге пришлось перебрасывать через Карпаты самолетами и вертолетами. Плюс надо было поднимать инфраструктуру, потому и создали нашу военную бригаду. К 1980 году 70 км дорог в горах мы пробили – свою задачу выполнили. И тогда было принято решение перебросить нас на строительство дороги на Байкал, — вспоминает ветеран. – О том, что эшелон перенаправили на север, в Сургут, узнали уже в пути.

В том, что станет офицером, Виктор Вратил был уверен с детства. Но попасть в военно-десантное училище, как мечталось, не удалось. «Не взяли с весом 49 кг вместе с сапогами». Отец, кадровый военный, посоветовал военно-инженерное направление: дополнительная гражданская специальность лишней точно не будет. И оказался прав. Знания и навыки, полученные во время учебы, а затем во время службы в Закарпатье в начале 80-х не дали попасть капитану Вратилу на передовую во время службы в Афганистане.

— Ехал в Афган служить в дорожно-комендантской роте и обеспечивать безопасность передвижения наших войск по территории, а попал опять на стройку – строили госпиталь, дороги, казармы, ангары на кабульском аэродроме. И даже жилые дома. Несколько раз попытался доказать, что ехал не за этим, да разве будут в штабе слушать 30-летнего парня? Есть приказ – выполняй! – рассказывает ветеран.

В «горячую точку» глава семейства и отец двоих сыновей отправлялся уже из Сургута, в 1983-м, когда Советская Армия, долгое время пороху не нюхавшая, да и вся страна узнали про «груз-200».

— Жена с детьми в то время продолжали жить в Закарпатье – в Сургуте для них не оказалось ни жилья, ни работы, ни детсада. Перед отправкой в Афганистан я приехал к ним в отпуск, он всем в таких случаях положен. Ну что сказать? Рыдали. Но все обошлось.

О том, что так и не удалось попасть на передовую, Виктор Леонидович переживает до сих пор. По крайней мере, мне так показалось. Потому я не стала развивать эту тему в разговоре, но решила написать об этом. Строительство госпиталей, тем более в непосредственной близости от линии фронта дело не менее значимое, чем участие собственно в боевых действиях.

Окончательно Сургутский военный корпус был расформирован всего три-четыре года назад, когда Министерство обороны закончило распродажу его имущества, которого оказалось немало – на это ушло более шести лет.

Новый поворот

— У военных такое не редкость – когда получаешь одну специальность, а по жизни идешь совсем с другой профессией, — рассуждает подполковник запаса. — После Афганистана, вернувшись в Сургут, я стал заместителем начальника склада технического имущества, – прежде всего автомобильного. Затем стал начальником автомобильной службы военной бригады, а когда образовался корпус, стал начальником автомобильной военной инспекции Сургута. Была у нас и такая. Так что закончил я службу уже не столько как строитель и дорожник, сколько как автомобилист. И такие повороты в профессии случаются у очень многих военных. Офицер учится всю жизнь, даже в отставке. Иногда – у своих же солдат. К офицерской службе я приступил в 22 года, моим первым солдатам было по 24-25 лет. А один из них – 26-летний главный инженер Криворожского железобетонного завода! По этому виду работ он, по сути, и был у нас главным, а не я, знавший в теории, как дороги строить и ширину дорожного полотна рассчитывать. Кстати, армия давала профессию и солдатам. По множеству гражданских специальностей, при этом с квалификационными удостоверениями.

Подполковник запаса Виктор Вратил не исключает, что новый поворот может случиться и в армейской истории Сургута (они с женой решили его уже не покидать): реанимируют воинскую часть или создадут (пришлют) новую.

— Это в советское время от нас далеко до границы было. А сейчас? Сколько километров, например, до Казахстана? Ну или давайте на север посмотрим, где Ямал и Арктика. Сургут – это действительно логистический центр. И защищать в нем надо не только электростанции (в Сургуте для выполнения этой задачи существовала стрелково-зенитная батарея, но это другая история. — Прим. авт.). А если что-то случится, к примеру, с нашим мостом. Конечно, армия появится на нашей территории не сегодня и не завтра. Но она появится, она нужна. И понимание этого на уровне руководителей государства и Вооруженных Сил скоро придет, а может – оно уже есть.

425 офицеров и сержантов 78 Дорожно-строительного военного корпуса проживают сегодня на территории дислокации — тюменском севере. Из них 186 — в Сургуте, большинство из них не только живут, но и трудятся рядом с нами.

МиГам — В ЮГОРСК?

Наверное, немногие обратили внимание на промелькнувшую в прессе информацию о планах развернуть в Югре базу военно-воздушных сил. Однако ветераны бывшего 763-го авиаполка, что располагался когда-то в Мансийском (ныне Югорск-2), не могли пропустить такое известие. Мало того, они обратились к депутату Госдумы и члену комитета по обороне В.Н. Тетекину с просьбой вынести на обсуждение вопрос о размещении базы на месте бывшего 763-го авиаполка. Обращение подписали старшие офицеры запаса – подполковники: В.А. Арутюнян, Н.Н. Витюк, И.Ф. Сорока и майор В.А. Плакида. Одновременно с этим в редакцию “Северного варианта” поступила просьба взять во внимание данный вопрос. Во исполнение чего мы и попросили нашего давнего знакомого Вячеслава Николаевича Тетекина прокомментировать ситуацию:

— В конце июня 2013 года на заседании Думы ХМАО — Югры я рассказал депутатам о беззащитности русского Севера перед ударами средств воздушно-космического нападения вероятного противника. При этом я опирался на оценки крупных военных, высказанных в ходе нескольких круглых столов, которые проводились мною в Москве в качестве члена комитета Государственной Думы по обороне. Мое выступление было неожиданностью для депутатов ХМАО — Югры, ибо в общественном сознании Западная Сибирь, особенно ее северная часть, воспринимается как нечто бесконечно далекое от военных угроз, от путей, по которым двигались на Россию бесчисленные волны захватчиков.

Между тем, для современных средств воздушно-космического нападения, прежде всего, для крылатых ракет морского и воздушного базирования, в отличие от танков и пехоты, не имеет никакого значения болотистая или лесная местность, горы или пустыни. Залп 154 крылатых ракет с одной только американской ударной подводной лодки типа «Огайо» из района Карского моря может привести к уничтожению всех ключевых объектов энергетики, добычи и транспортировки нефти и газа на территории Ханты-Мансийского автономного округа.

Тему обороноспособности российского Севера я поднимал задолго до выступления в Думе ХМАО. За год до этого я внес в Государственную Думу предложение направить в Министерство обороны протокольное поручение следующего содержания: «С середины 50-х гг. в г. Ханты-Мансийске дислоцирована отдельная рота радиотехнических войск РФ, осуществляющая контроль воздушного пространства на северном стратегическом направлении, в том числе и на направлении возможного удара крылатыми ракетами с подводных лодок вероятного противника. Местные власти обратились в Министерство обороны с предложением передислоцировать указанную часть. Однако это приведет к значительным расходам. В связи с особым значением данной воинской части для обеспечения безопасности России прошу Комитет ГД по обороне запросить в Главном штабе ВВС информацию о целесообразности перебазирования этой части. ».

Тогда единороссовское большинство «зарезало» это предложение. Пришлось обратиться в Министерство обороны с собственным депутатским запросом. Ответ гласил, что никуда указанную роту РТВ военные перебазировать не собираются.

Продолжая изучать тему безопасности северного стратегического направления, а также в ходе поездки в г. Советский я узнал, что в течение многих лет в Югорске-2 был дислоцирован 763-й истребительный авиаполк на лучших в мире перехватчиках МиГ-31. В 1997 году по злой воле тогдашнего начальника Генерального штаба Квашнина этот полк был ликвидирован.

Во времена правления в Министерстве обороны «эффективного менеджера» А.Э. Сердюкова и его «женского батальона смерти» ни о каком восстановлении обороноспособности российского Севера и говорить не приходилось. Многое изменилось после того, как военное ведомство возглавил С.К. Шойгу, а начальником Генштаба стал воевавший (в отличие от его предшественника Н.Е. Макарова) генерал В.В. Герасимов. Не только в Министерстве обороны, но и в высшем руководстве страны ныне признают, что Арктика с ее колоссальными природными ресурсами постепенно превращается в поле столкновения интересов многих государств, причем не только приполярных. А военная сила испокон веков была одним из важных аргументов в такого рода ситуациях.

Год назад единороссы даже слышать не хотели о проблемах какой-то радиотехнической роты в Ханты-Мансийске, далеком от Московской кольцевой автодороги. Сегодня же в прессе появились сообщения о возможности возвращения в Югру истребительной авиации. Но возвращение ВВС требует решения массы вопросов: нужно определить аэродром базирования, систему обнаружения и наведения на цели, организовать тыловое снабжение и социально-бытовое обеспечение военнослужащих.

В сентябре я побывал в Березово, Игриме, Приобье и в Советском. Масштабы ущерба, причиненного в 90-х быстро сменявшимися министрами обороны — «реформаторами», огромны. Разрушен не только аэродром и гарнизон в Югорске-2. Сегодня на месте части дальней связи в Березово свалка мусора и останки исполинских антенн. На месте штаба радиотехнического батальона «Березово» — малоэтажный микрорайон-новостройка, окружающий руины казарм. От радиотехнической роты обнаружения низколетящих целей в Игриме остался только бетонный остов командного пункта. Еще 20 лет назад эти подразделения, работая совместно, включая ОРЛР «Ханты-Мансийск», обеспечивали единое радиолокационное поле и сопровождали работу в небе югорских перехватчиков.

Все нужно создавать с нуля. Судя по всему, Югорск-2 лучше всего приспособлен для возвращения авиаполка. Гражданские аэродромы Нягань, Урай и Советский заметно уступают в своих возможностях. Здесь уникальны даже природные характеристики — в нескольких километрах (в самом Югорске) может бушевать ненастье, а над аэродромом в Югорске-2 — чистое небо. Но это не все.

Во-первых, в случае базирования подразделений ВВС на гражданских аэродромах они превращаются в аэродромы совместного базирования. Это означает, прежде всего, неизбежный конфликт интересов между гражданскими и военными пользователями. Когда летают военные, график гражданских рейсов нарушается. Взлетно-посадочные полосы в этих аэропортах настелены плитами ПАГ-14, а для военных нужны более прочные ПАГ-18. Реконструкция же полосы — это сотни миллионов рублей расходов исключительно в военных интересах. На время реконструкции гражданские перевозчики несут убытки.

Во-вторых, военный аэродром должен быть оборудован зоной рассредоточения самолетов. А это дополнительные гектары земли, которых вокруг аэропорта в Советском фактически нет, ибо рядом болота. А ведь еще нужны проектные, строительные работы плюс пересмотр генерального плана застройки города. Ведь земля военным будет нужна именно в его черте. Надо иметь в виду и весьма специфические проблемы, связанные с хранением и обслуживанием вооружения боевых самолетов. Одна только настройка бортовой РЛС у современного истребителя – дело небезопасное. Нужен большой и безлюдный сектор, в который будет обращен поражающий луч локатора. Где возьмешь такой сектор в пригороде?

В-третьих, тыловое обеспечение даже одной эскадрильи — тысячи тонн горюче-смазочных материалов и иных расходных материалов. Все это грузы, которые по бездорожью или через транзитные терминалы не навозишься. Как завозить это все, к примеру, в Урай? А в Советском есть железная дорога.

Я, как член Комитета Госдумы по обороне, исхожу из того, что:

— земля в Югорске-2 все еще принадлежит Министерству обороны, и это важный аргумент в пользу возвращения именно сюда полка ВВС;

— несмотря на разграбление материально-технической базы 763-го полка, к базе в Югорске-2 не требуются отдельные автомобильные или железные дороги. А значит, и завоз материалов для строительства будет относительно дешевым;

— рельеф местности и род угрозы с воздуха на данном театре военных действий не изменились. А значит, и все прежние решения о боевом применении истребительной авиации с привязкой к данному месту дислокации требуют лишь уточнения, а не проведения новых, в том числе и опытно-изыскательских работ;

— под Югорском продолжает нести боевое дежурство пункт наведения, командный пункт, радиолокационная рота, изначально привязанные к своему «материнскому» полку;

— в Советском районе есть развитая строительная промышленность, способная решить задачи в Югорске-2. И если будет принято решение о возвращении в Югру авиаполка, аэродром в Советском может стать временным аэродромом совместного базирования на период ввода в строй аэродрома в Югорске-2.

Ни один из других вариантов возвращения военной авиации в Югру, кроме возврата в Югорск-2, не предусматривает, на мой взгляд, столь эффективного решения всех связанных с этим вопросов. Выгоды же муниципалитетам городов Югорска, Советского и Советского района от присутствия ВВС настолько очевидны, что и говорить об этом можно лишь с точки зрения эффективного расходования средств, которые поступят в их бюджеты от военных.

Как мы видим, получился вполне содержательный ответ, такой комментарий отпиской не назовешь. Можно было бы умыть руки и ждать новых известий. Тем не менее, мы решили узнать мнение еще некоторых, казалось бы, заинтересованных лиц. Речь идет о главах Советского района и города Югорска. Понимая, что данный вопрос далеко не в их компетенции, мы все-таки направили запросы и получили вот такие ответы.

Глава Советского района С.В. Удинцев:

— Решение о строительстве военного аэродрома принимается Министерством обороны Российской Федерации. Насколько мне известно, ранее 763-й истребительный авиаполк располагался недалеко от города Югорска, там, где в настоящее время находится жилой мкр. Югорск-2. Если речь идет о том, чтобы военный аэродром построить снова на этом месте, то здесь органы местного самоуправления Советского района не могут самостоятельно оценивать данное предложение. Дело в том, что мкр. Югорск-2 не относится к Советскому району, его территория принадлежит отдельному муниципальному образованию «город Югорск». На сегодняшний день предложение о размещении ВВС в Советском районе не поступало. Прежде чем поддерживать или отклонять подобную инициативу, необходимо произвести анализ всех возможных последствий от строительства военного аэродрома на территории района. Так как данный объект имеет общественное значение, его нужно выносить на общественные обсуждения, а затем уже принимать решение.

Глава города Югорска Р.З. Салахов:

— Администрацией города Югорска инициированы обращения в адрес Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Н.В. Комаровой и Министра обороны Российской Федерации С.К. Шойгу по вопросу рассмотрения возможности дальнейшего использования территории микрорайона Югорск-2, объектов социального назначения и жизнеобеспечения, существующих зданий в целях размещения и функционирования авиационной базы. Правительством автономного округа в адрес Министерства обороны также направлено обращение о дальнейшем использовании аэродрома Комсомольский (Югорск-2) для дислокации ВВС МО РФ. Администрация города Югорска при положительном решении выразила готовность оказания помощи и всесторонней поддержки в реализации вышеуказанных мероприятий.

Такова картина на день сегодняшний. Вопрос остается открытым, и можно лишь удовлетвориться, что те, кому следует, держат руку на пульсе событий. А значит, не ровен час, все вернется на круги своя, и новенькая военная часть расположится под Югорском. И тогда, как и в прежние времена, нет-нет, да и расколет тихое небо над городом грохот пролетающего МиГа.

76 призывников из Ханты-Мансийска отправились на воинскую службу

В окружном центре завершился очередной призыв граждан на военную службу. Как рассказал начальник отдела военного комиссариата автономного округа по г. Ханты-Мансийску и району Андрей Зибарев, в Вооружённые Силы РФ и воинские формирования других министерств и ведомств направлено 76 призывников.

«Очередной призыв граждан на военную службу завершился в середине июля. В период проведения кампании было проведено 15 заседаний призывной комиссии города Ханты-Мансийска, установленная норма призыва граждан на военную службу в городе выполнена на 100%. Освобождение от призыва получили 150 человек», – проинформировал начальник отдела военного комиссариата.

Большая часть призывников из Ханты-Мансийска отправляется служить в сухопутные войска – 50 человек станут танкистами, ракетчиками и артиллеристами, а также войдут в состав специальных войск и ПВО. Оперативно-стратегические объединения Военно-Морского флота России пополнят шесть новобранцев, по четыре человека отправятся служить в ракетные войска стратегического назначения и железнодорожные, внутренние войска МВД России. Почетной обязанностью служить в Федеральной службе охраны Президента РФ наделены два жителя окружного центра.

Стоит отметить, что 15 хантымансийцев отобраны для поступления в учреждения высшего профессионального образования Министерства обороны РФ. Сейчас будущие курсанты готовятся к прохождению конкурса, профессионально-психологического отбора и к сдаче нормативов по физической подготовке.

РЛС «Гамма-С1» поступили в Пермский край и Ханты-Мансийский автономный округ

На вооружение 2-го командования ВВС и противовоздушной обороны Центрального военного округа поступили две новейшие радиолокационные станции «Гамма-С1».

«Сейчас специалисты радиотехнических войск округа готовят их к боевому дежурству», — говорится в сообщении пресс-службы ЦВО, которое публикуют СМИ.

В сообщении уточняется, что новые РЛС получили радиотехнические подразделения, дислоцированные в Пермском крае и Ханты-Мансийском автономном округе.

По информации пресс-службы, всего в 2012 году объединение ВВС и ПВО округа получило более 15 образцов новой и модернизированной радиолокационной техники, в том числе комплексы средств автоматизации «Фундамент-3Э».

Гамма-С1 — российская мобильная трёхкоординатная радиолокационная станция общего назначения сантиметрового диапазона длин волн средней дальности. Предназначена для ведения кругового или секторного обзора воздушного пространства в целях средств ПВО, контроля воздушного пространства, а также обеспечения гражданского воздушного движения.

В 2003 г. началось серийное оснащение войск РЛС «Гамма-С1». Производство РЛС осуществляет ОАО «Муромский завод радиоизмерительной аппаратуры», совместно с ОАО «ВНИИРТ» и ОАО «Правдинский завод радиорелейной аппаратуры».

Первый серийный образец РЛС был развернут и прошел опытную эксплуатацию в одном из радиотехнических подразделений РТВ Командования специального назначения (г. Москва).