Ук рф 1991

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 1991 гjода №1

г.Москва 23 апреля 1991 г.

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О НАРУШЕНИЯХ ПРАВИЛ ОХРАНЫ ТРУДА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ И ИНЫХ РАБОТ

изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11, от 25 октября 1996 г. № 10, от 6 февраля 2007 г. № 7 и от 3 марта 2015 г. № 9)

Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Исключен постановлением Пленума от 6 февраля 2007 г. № 7.

2. Разъяснить судам, что предусмотренная законом ответственность за нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда для лиц, обязанных обеспечивать соблюдение этих правил, наступает независимо от формы собственности предприятий, на которых они работают.

При этом субъектами названных преступлений могут быть граждане Российской Федерации, иностранные граждане, а также лица без гражданства.

3. Обратить внимание судов на то, что в ответственность по ст. 143 УК РФ могут нести лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работы, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил.

В иных случаях лица, виновные в ненадлежащем выполнении своих служебных обязанностей по обеспечению безопасных условий труда, могут нести ответственность за должностные преступления (например, за непринятие мер по разработке соответствующих инструкций, по созданию условий для выполнения правил и норм охраны труда, по осуществлению надлежащего контроля за их соблюдением).

Однако если нарушение правил и норм охраны труда допущено работником, не являвшимся лицом, указанным в ст. 143 УК РФ, и повлекло последствия, перечисленные в этой статье, содеянное должно рассматриваться как преступление против личности независимо от того, имеет ли потерпевший отношение к данному производству или нет.

В отличие от ст. 143 УК РФ ответственность по ст. ст. 216 и 217 УК РФ могут нести как лица, на которых возложена обязанность по выполнению правил и норм охраны труда, так и другие работники, постоянная или временная деятельность которых связана с данным производством.

4. В случае, когда умысел виновного был направлен на достижение преступного результата, а способом реализации такого умысла явилось нарушение правил охраны труда и безопасности работ, содеянное надлежит квалифицировать по соответствующей статье УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение умышленного преступления.

Если же виновный путем нарушения указанных правил преследовал цель причинить одни последствия, а отношение его к наступлению других последствий выступало в форме неосторожной вины, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, совершенных умышленно и по неосторожности.

5. При рассмотрении каждого дела о нарушении правил и норм охраны труда особое значение приобретает тщательное и всестороннее исследование причинной связи между этими нарушениями и наступившими вредными последствиями либо наличием реальной опасности наступления таких последствий, что и должно быть обосновано в приговоре. Кроме того, в нем суд обязан сослаться на конкретные пункты действующих правил безопасности работ и охраны труда, нарушение которых повлекло либо могло повлечь указанные в законе последствия.

В связи с исследованием причинной связи между названными нарушениями и наступившими вредными последствиями суду следует выяснять также роль потерпевшего в происшествии. Если при этом будет установлено, что несчастный случай на производстве произошел вследствие небрежности потерпевшего, суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора в отношении подсудимого, а в случае признания его виновным – учитывать при назначении наказания факт небрежности, допущенной самим потерпевшим.

6. По делам данной категории необходимо отграничивать преступления, предусмотренные ст. 143 УК РФ, от преступлений, предусмотренных ст. 216 УК РФ, учитывая, что при решении указанного вопроса следует исходить из того, при производстве каких именно работ нарушены правила безопасности. Если нарушение этих правил (в том числе и правил охраны труда) было допущено при производстве горных либо строительных работ, то содеянное должно квалифицироваться по ст. 216 УК РФ.

7. Во избежание ошибок при квалификации действий, повлекших вредные последствия при производстве горных, строительных и иных работ с использованием специальных самоходных машин (экскаватор, грейдер, скрепер и т.п.), судам следует иметь в виду что, если лицо, управляющее трактором или иной самоходной машиной, нарушило правила производства определенных работ, техники безопасности или иные правила охраны труда, хотя бы эти нарушения и были допущены во время движения машины, содеянное надлежит квалифицировать по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за нарушение этих правил, а в соответствующих случаях – за преступления против жизни и здоровья граждан, уничтожение или повреждение имущества.

8. При назначении наказания лицам, виновным в преступном нарушении правил охраны труда и безопасности работ, судам необходимо учитывать общественную опасность этих преступлений, характер допущенных нарушений, тяжесть наступивших последствий и другие обстоятельства, указанные в ст. 60 УК РФ, в зависимости от которых следует обсуждать вопрос не только об основном, но и дополнительном наказании в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В случае, если суд придет к выводу о необходимости назначения такого дополнительного наказания, в резолютивной части приговора следует сослаться на ст. 47 УК РФ.

9. Обратить внимание судов на то, что согласно требованиям ст. 73 УПК РФ при разбирательстве дела подлежат доказыванию, помимо других обстоятельств, характер и размер вреда, причиненного преступлением. В связи с этим судам следует решать вопрос о возмещении вреда, причиненного в результате нарушения правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ имуществу предприятия либо организации, а в соответствующих случаях – гражданам, потерпевшим от преступления.

Если при разбирательстве дела суд в соответствии со ст. 309 УПК РФ придет к выводу о необходимости передать вопрос о размере возмещения гражданского иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, то он, при наличии к тому оснований, вправе частным определением обратить внимание соответствующих должностных лиц на допущенную неполноту предварительного следствия, повлекшую необходимость принятия указанного решения.

10. По делам данной категории суды должны обращать особое внимание на необходимость установления всей совокупности причин производственного травматизма, профессиональных или иных заболеваний и принимать предусмотренные законом меры к их устранению.

В частных определениях судам не следует ограничиваться лишь констатацией обстоятельств совершенного преступления. В них должны указываться конкретные нарушения правил охраны труда и безопасности работ на данном предприятии, явившиеся причиной гибели людей, производственных травм или заболеваний и требующие принятия соответствующих мер по устранению выявленных недостатков и организации безопасных условий труда.

При установлении фактов недисциплинированности, безответственности, пьянства и других условий, способствовавших совершению указанных преступлений, судам надлежит реагировать на эти обстоятельства в частных определениях, обращая внимание соответствующих должностных лиц на необходимость принятия мер по укреплению трудовой дисциплины и обеспечению порядка и организованности на производстве.

В ходе судебного разбирательства необходимо также выяснить, какие меры приняты администрацией соответствующего предприятия или организации по представлению следователя или прокурора, и если таковые приняты не были, надлежит указать на это в частном определении.

Судам следует обеспечить строгий контроль за исполнением частных определений. В случае оставления должностным лицом без рассмотрения частного определения либо непринятия мер к устранению указанных в нем нарушений закона должен быть решен вопрос о привлечении такого должностного лица к предусмотренной ст. 17.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ответственности.

11. Рекомендовать верховным судам республик, краевым и областным судам, судам городов федерального значения, судам автономной области и автономных округов, окружным (флотским) военным судам периодически обобщать практику рассмотрения судами первой инстанции уголовных дел о нарушениях правил и норм охраны труда, анализировать причины допускаемых ошибок и принимать необходимые меры к повышению уровня рассмотрения дел этой категории.

Статья 88 УК РСФСР. Смертная казнь за валютные операции. 1961 год

01.07.61 в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении уголовной ответственности за нарушения правил о валютных операциях», статья 88 пополнилась смертной казнью. (Утверждена ВС РСФСР 25 июля 1962)

Статья 88. Нарушение правил о валютных операциях

Нарушение правил о валютных операциях, а также спекуляция валютными ценностями или ценными бумагами

— наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества или без конфискации, с обязательной конфискацией валютных ценностей и ценных бумаг и со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки.

Спекуляция валютными ценностями или ценными бумагами в виде промысла или в крупных размерах, а равно нарушение правил о валютных операциях лицом, ранее осужденным по части первой настоящей статьи,

— наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки или смертной казнью с конфискацией имущества»; http://www.lawrussia.ru/texts/legal_861/doc861a500x940.htm

Возможность совершения гражданами сделок с валютными ценностями была законодательно закреплена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. «О сделках с валютными ценностями на территории СССР» , установившим случаи, в которых разрешалось участие физических лиц в валютных операциях: дарение валютных ценностей близким родственникам, завещание и приобретение по праву наследования валютных ценностей, сделки купли — продажи, обмена и дарения в целях коллекционирования единичных экземпляров монет, а также расчеты в иностранной валюте и иными валютными ценностями при оплате товаров и услуг в уполномоченных магазинах и организациях.

В более поздней редакции статьи 88 (вероятно с 1984 года) смертная казнь исключена.

Статья 88. Нарушение правил о валютных операциях, а также спекуляция валютными ценностями или ценными бумагами
— наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества или без конфискации, с обязательной конфискацией валютных ценностей и ценных бумаг.

Те же действия, совершенные лицом, ранее судимым за преступления, предусмотренные настоящей статьей, а равно спекуляция валютными ценностями или ценными бумагами в крупных размерах
— наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

(в ред. Закона РСФСР от 25 июля 1962 г. и Указа Президиума ВС РСФСР от 30 января 1984 г.; Закона РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 1982-1; Закона РФ от 18 февраля 1993 г. № 4510-1. — Ведомости ВС РСФСР, 1962, № 29, ст. 449; 1984, № 5, ст. 168; Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР, 1991, № 52, ст. 1867; Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1993, № 10, ст. 360)

В этом варианте статья просуществовала до 1994 года, когда уже в России в доллары можно было приобрести в обменных пунктах. Но могли и осудить.

В 1994 году статья 88 исключена из УК РФ — Федеральный закон от 01.07.94 N 10-ФЗ. — «Российские вести», N 123, 06.07.94. Но вместо нее включили, 162.7

Статья 162.7. Незаконные сделки с валютными ценностями

Совершение незаконных сделок с валютными ценностями путем их купли — продажи, обмена, использования в качестве средства платежа, а равно незаконное хранение, перевозка или пересылка драгоценных камней или драгоценных металлов в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий,
— наказывается штрафом от тридцати до ста минимальных размеров оплаты труда или лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

Те же действия, совершенные повторно, или по предварительному сговору группой лиц, или должностным лицом, или в крупных размерах,
— наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества.

Примечание. Под крупным размером понимается сумма сделки, в пятьдесят раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации. (в ред. Федерального закона от 01.07.94 № 10-ФЗ — «Российские вести», № 123, 06.07.94)

В 1996 статья 162.7 не вошла в УК, но вместо нее появилась статья 191.

Следком РФ «шьет» дела литовским судьям и прокурорам за события 1991 года

Об этом сообщается на сайте ведомства.

«Главным следственным управлением Следственного комитета России возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц Генеральной прокуратуры и суда Литовской Республики. В их действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 299 УК РФ (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности)», — говорится в сообщении.

Далее уточняется, что «с 2006 года должностными лицами Генеральной прокуратуры и суда Литовской Республики осуществляется уголовное преследование 60 бывших военнослужащих Вооруженных сил СССР, значительная часть которых в настоящее время является гражданами России».

В Литве их подозревают в преступлениях во время событий в Вильнюсе в январе 1991 года. Тогда во время борьбы за независимость Литвы, на подавление которой были направлены военные Советской армии, погибли 14 литовцев и более 700 получили ранения.

Как сообщалось, в ночь на 11 марта 1990 года Верховный cовет Литовской ССР провозгласил независимость. Литва стала первой из союзных республик, объявившей независимость. В январе 1991 года в столице республики и других литовских городах были инспирированы беспорядки, на подавление которых были направлены советские войска. Военные брали под контроль стратегически важные объекты. Наиболее кровавым оказался штурм телецентра в Вильнюсе. Известно, что в штурме принимали участие десантники и сотрудники группы «Альфа».

Впоследствии никто из должностных лиц СССР не взял на себя ответственность за гибель мирных граждан. Министры внутренних дел и обороны также уверяли в своей непричастности. Президент СССР Михаил Горбачев заявил, что ничего не знал об этой акции Вооруженных сил СССР.

Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 144 УК РФ

1. Статьей 29 Конституции Рф гарантированы свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации. Реализация этого права во многом сопряжена с профессиональной деятельностью журналистов.

Потерпевшим от этого преступления является журналист, выполняющий свой профессиональный долг.

Под профессиональной деятельностью журналистов понимаются редактирование, создание, сбор или подготовка сообщений и материалов для редакции зарегистрированного СМИ на основе трудовых или иных договорных отношений журналиста с редакцией зарегистрированного СМИ либо по ее уполномочию (см. ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации») (в ред. от 14.06.2011) .
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 7. Ст. 300; СЗ РФ. 2011. N 25. Ст. 3535.

Профессиональная деятельность журналистов в Российской Федерации осуществляется в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации».

2. Объективная сторона преступления выражается в деянии в форме воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста, а также характеризуется способом воспрепятствования — принуждением к распространению либо к отказу от распространения информации.

Воспрепятствование — это противодействие со стороны других лиц путем принуждения журналистов к распространению информации. Принуждение может быть осуществлено как путем воздействия на орган массовой информации: угроза прекращения или приостановления его деятельности, уничтожение тиража или его части и иные подобные деяния, так и путем воздействия на самого журналиста. В частности, принуждение может выразиться в применении к самому журналисту или его близким насилия, в угрозе его применения, в уничтожении или угрозе уничтожения имущества, угрозе увольнением, понижения в должности, шантаже, т.е. угрозе разглашения нежелательных сведений и других действиях, нарушающих законные права и интересы журналиста (распространения сведений, порочащих журналиста и его близких), и т.д.

Причинение вреда иным объектам при воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов потребует квалификации по совокупности преступлений.

Под распространением информации понимается любая форма доведения ее до неопределенно большого круга лиц, массового потребителя: опубликование, выступление по радио, по телевидению и т.п.

3. Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения самого деяния независимо от того, удалось ли добиться от журналиста распространения или отказа от распространения той или иной информации.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла.

5. Субъект основного состава преступления — общий. Им является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. В квалифицированном составе субъект специальный — должностное лицо СМИ, где работает журналист, или любое иное лицо, обладающее служебным положением, которое используется для воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста.

6. Частью 3 комментируемой статьи предусмотрен особо квалифицированный состав воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов. К особо квалифицирующим признакам рассматриваемого преступления законодатель отнес применение насилия к журналисту или его близким либо повреждение или уничтожение их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия.

Применение насилия в данном случае охватывает насилие любого характера и причинение легкого вреда здоровью и вреда здоровью средней тяжести. Причинение тяжкого вреда здоровью при совершении деяния требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК.

По ч. 3 комментируемой статьи следует квалифицировать деяние не только в тех случаях, где насилие реально применено, но и тогда, когда имело место угроза применения насилия.

Под уничтожением имущества следует понимать приведение его в полную негодность для использования по целевому назначению при невозможности восстановления имущества. Повреждение же предполагает приведение имущества в частичную негодность или полную негодность, но при возможности восстановления.

Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем

1. Создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием или его финансирование —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

2. Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарий к статье 208 Уголовного Кодекса РФ

1. В ч. 1 предусмотрена ответственность за: 1) создание вооруженного формирования; 2) руководство таким формированием; 3) его финансирование.

2. Незаконное вооруженное формирование может создаваться в форме объединения, отряда, дружины или иной группы, т.е. объединения вооруженных лиц с различной степенью организованности, численности и оснащенности.

3. Обязательным признаком является незаконность вооруженного формирования. В соответствии с п. 9 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ «Об обороне» создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренных федеральными законами, запрещается и преследуется по закону.

Порядок создания законных формирований установлен такими законами, как Закон РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции», Федеральный закон от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации», Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» и др.

4. Признак вооруженности означает наличие у всего формирования или части ее членов оружия, подпадающего под это понятие в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии», а также боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

5. Создание незаконного вооруженного формирования выражается в любых действиях, результатом которых стала его организация (привлечение участников, вооружение участников, разработка структуры, устава и т.д.).

6. Под руководством понимается управление деятельностью уже созданного формирования (разработка планов, расстановка руководителей, командиров подразделений, организация контроля их деятельности, поддержание дисциплины и др.).

7. Финансирование означает материальное обеспечение незаконного вооруженного формирования.

8. Преступление является оконченным с момента совершения соответствующих действий.

9. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

10. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

11. Частью 2 ст. 208 УК предусмотрена ответственность за участие в незаконном вооруженном формировании, под которым следует понимать членство в нем и выполнение любых действий и поручений в соответствии с планами и задачами деятельности формирования, получение денежного вознаграждения и т.д.

12. Примечание к ст. 208 УК предусматривает условия освобождения лица от уголовной ответственности: а) добровольность прекращения участия в формировании; б) сдача оружия; в) отсутствие в его действиях иного состава преступления.

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
В СЛУЧАЕ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ ВЕДЕНИИ СТРОИТЕЛЬНЫХ И ИНЫХ РАБОТ

Общественная опасность нарушения правил безопасности при осуществлении строительных и иных видов работ состоит в том, что такого рода деяния могут повлечь за собой неблагоприятные последствия для жизни и здоровья не только лиц, производящих различные виды работ, но и для иных лиц, оказавшихся в сфере их выполнения, а также причинить крупный материальный ущерб. Однако данные обстоятельства далеко не всегда учитываются при применении ст. 216 УК РФ. Исследование практики возбуждения уголовных дел по фактам нарушения правил безопасности при выполнении строительных и иных видов работ позволяет обозначить следующие проблемы.

1. Неверная оценка вида выполняемых работ влечет за собой в ряде случаев ошибочную квалификацию таких деяний как неосторожных посягательств на личность (ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118 УК РФ). Следует учитывать, что строительные работы — родовое понятие для группы специализированных работ. Пленум Верховного Суда СССР в п. 10 постановления «О практике применения судами уголовного законодательства, направленного на охрану безопасных условий труда и безопасности горных, строительных и иных работ» от 5 декабря 1986 г. № 16 разъяснил, что под строительными работами понимаются:

а) земляные, каменные, бетонные, монтажные, демонтажные, изоляционные, кровельные, электромонтажные, отделочные, санитарно-технические, погрузочно-разгрузочные и другие работы, производимые на строительной площадке в связи с возведением, реконструкцией, ремонтом, передвижением или сносом жилых зданий, помещений и сооружений производственного, складского, бытового, общественного и иного назначения;

б) работы вне строительной площадки, связанные с ремонтом и прокладкой линий связи, электросетей, дорог, коммуникаций теплоснабжения, газоснабжения, водоснабжения, канализации и других инженерных сетей.

В этой связи вызывает сомнение квалификация Ленинградским областным судом действий Р. по признакам ч. 2 ст. 143 УК РФ. Машинист самоходного катка Р. производил асфальтобетонные работы по ремонту автодороги. Он видел, что машинист В. остановил свой каток в рабочей зоне, вышел из него и встал рядом; нарушив правила предосторожности, несмотря на экстренное торможение, Р. произвел наезд движущимся катком на В., который оказался зажат между двумя катками. Своими действиями Р. нарушил требования пп. 36, 38 Типовой инструкции по охране труда для машиниста катка, утвержденной первым заместителем генерального директора Федерального дорожного департамента Минтранса России 11 марта 1993 г., и требования Инструкции по охране труда для машинистов дорожных катков, утвержденной генеральным директором ЗАО 5 мая 2003 г. В результате преступной небрежности Р. по неосторожности причинил В. тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, повлекший его смерть на месте происшествия(1).

В данной ситуации, как представляется, имелись все основания для квалификации действий Р. по ч. 2 ст. 216 УК РФ по следующим причинам: а) имел место специальный вид строительных работ, а именно прокладка дорог; б) Р. не соответствует признакам субъекта преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, поскольку согласно разъяснениям, данным в

п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» от 23 апреля 1991 г. № 1, ответственность по ст. 143 УК РФ могут нести лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил. Действующая редакция ст. 143 УК РФ фактически изменила подход к пониманию субъекта данного преступления — им является лицо, на которое возложены обязанности по соблюдению правил охраны труда. Такое описание признаков субъекта соответствует обязанностям, возложенным на каждого работника трудовым законодательством (ст.ст. 21, 214 Трудового кодекса Российской Федерации).

Под иными работами применительно к ст. 216 УК РФ следует понимать любые производственные работы, приравненные к горным или строительным по уровню сложности и вероятного травматизма как рабочих, так и иных лиц и причинения материального вреда, требующие в связи с этим соблюдения при их осуществлении специальных правил безопасности (сварочные, погрузочно-разгрузочные вне строительной площадки, снегоуборочные и т. п.)(1).

В целом перечень горных, строительных и иных работ содержится в Едином тарифно-квалификационном справочнике работ и профессий рабочих, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 октября 2002 г. № 787. Требования по безопасному проведению отдельных видов работ, например, регламентируются Межотраслевыми правилами по охране труда при погрузочно-разгрузочных работах и размещении грузов (ПОТ РМ-007-98), утвержденными Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 20 марта 1998 г. № 16.

В каждом случае нарушения правил ведения строительных или иных видов работ должно быть установлено и отражено в процессуальных документах, кем и какие конкретно пункты правил безопасности ведения работ нарушены.

2. Использование источников повышенной опасности при выполнении различного вида работ требует детального правового регулирования обращения с ними и четкого соблюдения установленных правил. Стоит отметить, что общие требования к безопасному ведению общестроительных и специальных строительных работ определяются постановлениями Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу(2). Наиболее часто встречающимися нарушениями специальных правил ведения строительных и иных видов работ являются:

а) отсутствие обозначения опасных зон, в пределах которых осуществляются работы, либо ненадлежащее их обозначение.

Приговором Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 13 сентября 2012 г. Л. признан виновным по ч. 2 ст. 216 УК РФ. Л. обвинялся в том, что, будучи начальником производственного участка на объекте электроснабжения административно-бытового комплекса ЗАО , ответственным за содержание территории

зоны производства работ, обязанным осуществлять руководство производственно-хозяйственной деятельностью участка, обеспечивать применение технологической оснастки, строительных машин, не обеспечил должным образом и не организовал безопасное содержание территории зоны производства работ, в результате была причинена смерть человеку от ожогов, полученных в результате его падения в промоину с горячей водой, образовавшейся при прорыве теплотрассы;

б) использование при осуществлении работ механизмов, устройств и установок, не пригодных по техническому состоянию для осуществления конкретных видов работ.

Так, Приговором Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 23 ноября 2011 г. А. и Г. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 216 УК РФ. А. — начальник участка в ЗАО , а Г. — производитель работ в ЗАО , назначенный ответственным за безопасное производство работ по текущему ремонту путепровода. Выполняя согласно договору работы по текущему ремонту путепровода, Г. не обеспечил должным образом и не организовал безопасное производство работ.

При выполнении асфальтоукладочных работ по текущему ремонту путепровода произошло разрушение газового баллона, установленного на асфальтоукладчике. При этом произошел залповый выброс углеводородных газов, образовалось газово-воздушное облако пропан-бутана, которое вспыхнуло. Одной из причин разрушения газового баллона явилось низкое качество изготовления продольного сварного шва обечайки. В результате разрушения газового баллона машинисту асфальтоукладчика Б., а также К. были причинены телесные повреждения, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью. От телесных повреждений потерпевшие скончались в клинике термических ожогов. Кроме того, в результате разрушения газового баллона Т. были причинены телесные повреждения, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью;

в) отсутствие надлежащего инструктажа по технике безопасности;

г) отсутствие необходимого контроля за соблюдением техники безопасности при ведении работ;

д) предоставление допуска к выполнению работ, требующих специальной подготовки, лицам, не имеющим достаточной квалификации;

е) нарушение правил эксплуатации сложных механизмов и устройств и т. п.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации, действия, повлекшие вредные последствия при производстве горных, строительных и иных работ с использованием специальных самоходных машин (экскаватор, грейдер, скрепер, бульдозер и т. п.), совершенные лицом, управлявшим самоходной машиной и нарушившим специальные правила производства определенных работ, следует квалифицировать по ст. 216 УК РФ, хотя бы эти нарушения и были допущены во время движения машины(1).

Так, приговором Петроградского районного суда г. Санкт-Петербурга от 4 мая 2011 г. К. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ. К. обвинялся в том, что он, управляя экскаватором-погрузчиком, принадлежащим ООО , осуществляя работы по уборке снега с проезжей части, двигаясь задним ходом, совершил наезд на Г., в результате чего последняя скончалась на месте происшествия.

3. При квалификации нарушения правил безопасности при ведении строительных и иных работ необходимо устанавливать, имеется ли причинная связь между этими нарушениями и наступившими общественно опасными последствиями либо наличием реальной опасности наступления такого рода последствий.

4. Поскольку состав преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ, сформулирован как материальный, обязательным признаком объективной стороны является наступление общественно опасных последствий в виде тяжкого вреда здоровью человека или смерти либо крупного ущерба. Преступление признается

оконченным только при условии наступления одного из указанных последствий. Общественно опасные последствия характеризует причинение вреда дополнительным непосредственным объектам рассматриваемого преступления — жизни и здоровью человека, а также собственности. Причинение вреда данным благам не требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Особенной части УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности и собственности.

5. Следует учитывать, что специальные правила предназначаются для людей определенных категорий — специальных субъектов, на которых возложено исполнение строго определенных данными правилами обязанностей при осуществлении конкретных видов работ. Ответственность по ст. 216 УК РФ, в отличие от ст. 143 УК РФ(1), могут нести:

а) лица, на которых возложена обязанность по соблюдению правил и норм охраны труда;

б) работники, постоянная или временная деятельность которых связана с производством конкретного вида работ.

Достаточно часто встречаются ситуации, когда отношения между работодателем и лицом, осуществлявшим конкретные виды работ, допустившим нарушение специальных правил безопасности и причинившим своими действиями последствия, указанные в ст. 216 УК РФ, не оформлены надлежащим образом. Как следствие, возникают проблемы оценки фактических отношений между работодателем и работником в сфере обеспечения безопасных условий труда. Принятие решения о возможной квалификации часто зависит от установления типа и содержания правоотношений, возникших между указанными лицами: гражданско-правовые или трудовые отношения.

Трудовые отношения в соответствии со ст. 15 ТК РФ представляют собой отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора (ч. 1 ст. 16 ТК РФ). В соответствии с ч. 3 ст. 16 ТК РФ трудовые отношения между работником и работодателем могут возникать также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. На основании этого можно сделать вывод о том, что фактическое выполнение работ может быть оценено как трудовые отношения, но исключительно при соблюдении требований ст. 15 ТК РФ, в противном случае речь можно вести только о гражданско-правовых отношениях. В соответствии с ч. 1 ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Поэтому при установлении фактических трудовых отношений, возникших между работодателем и работником, постановка вопроса об уголовной ответственности правомерна.

Гражданско-правовые отношения в анализируемой ситуации могут быть основаны на договоре подряда. В соответствии ч. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. В соответствии со ст. 703 ГК РФ договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику.

В соответствии с ч. 1 ст. 740 ГК РФ по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену. При этом обязанность обеспечить соблюдение правил безопасности ложится на подрядчика.

6. Потерпевшими в случае нарушения правил безопасности при ведении строительных и иных работ могут стать следующие категории лиц: работники организации, выполняющей строительные работы или иные виды работ; лица, случайно оказавшиеся в зоне проведения работ или проживающие в этой зоне и являющиеся потребителями услуг, предоставляемых данной организацией.

Учитывая это обстоятельство, можно сделать вывод о том, что в случаях, когда в результате нарушения правил безопасности при ведении строительных или иных работ оказались потерпевшими лица, являющиеся потребителями услуги, действия виновных нужно квалифицировать по ст. 238 УК РФ.

В тех случаях, когда имеет место нарушение правил бытовой предосторожности лицами, не имеющими отношения к постоянной или временной работе на соответствующем объекте, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека либо причинившее крупный ущерб, это деяние должно квалифицироваться по статьям Особенной части УК РФ с учетом фактически причиненного вреда (например, по ст. ст. 109, 118, 168).

Так, приговором Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19 марта 2012 г. К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ. Органами предварительного следствия К. обвинялся в том, что, действуя в нарушение утвержденного Распоряжением Администрации г. Санкт-Петербурга от 23 сентября 2002 г. № 1784-ра Положения о мерах по усилению контроля за состоянием внешнего благоустройства Санкт-Петербурга, без соответствующего согласования произвел переоборудование находящегося в его квартире, расположенной по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Замшина, д. 27, корп. 1, кв. 278, балкона, а впоследствии, действуя в нарушение Правил уборки, обеспечения чистоты и порядка на территории Санкт-Петербурга, утвержденных Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 16 октября 2007 г. № 1334, видя образовавшиеся наледи на принадлежащем ему балконе, своевременно их не удалил, что привело к самопроизвольному падению наледи, а в дальнейшем к смерти потерпевшей Л. Таким образом, К. не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий в виде смерти Л. и не желал их наступления, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть наступление этих общественно опасных последствий, т. е. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 109 УК РФ.

7. Достаточно часто возникают вопросы, связанные с отграничением состава преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ, от состава преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ. При решении данного вопроса, как представляется, нужно исходить из того, что ст. 216 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение специальных правил безопасности ведения работ, ст. 143 УК РФ регламентирует ответственность за нарушение общих требований охраны труда в любой сфере. В этой связи вызывает некоторые сомнения позиция Верховного Суда Российской Федерации, который в п. 6 постановления «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» от 23 апреля 1991 г. № 1 констатирует, что при разграничении рассматриваемых составов следует исходить из того, при производстве каких именно работ нарушены правила безопасности, и если нарушение допущено при ведении горных, строительных и иных работ, рекомендует квалифицировать содеянное по ст. 216 УК РФ. Представляется, что данные составы преступлений являются взаимопересекающимися, но не находящимися между собой в отношениях конкуренции.