Статья гк 127

Оглавление:

Подраздел 2. Лица (ст.ст. 17 — 127)

Подраздел 2. Лица

  • Глава 3. Граждане (физические лица) (ст.ст. 17 — 47)
    • Статья 17. Правоспособность гражданина
    • Статья 18. Содержание правоспособности граждан
    • Статья 19. Имя гражданина
    • Статья 20. Место жительства гражданина
    • Статья 21. Дееспособность гражданина
    • Статья 22. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина
    • Статья 23. Предпринимательская деятельность гражданина
    • Статья 24. Имущественная ответственность гражданина
    • Статья 25. Несостоятельность (банкротство) гражданина
    • Статья 26. Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
    • Статья 27. Эмансипация
    • Статья 28. Дееспособность малолетних
    • Статья 29. Признание гражданина недееспособным
    • Статья 30. Ограничение дееспособности гражданина
    • Статья 31. Опека и попечительство
    • Статья 32. Опека
    • Статья 33. Попечительство
    • Статья 34. Органы опеки и попечительства
    • Статья 35. Опекуны и попечители
    • Статья 36. Исполнение опекунами и попечителями своих обязанностей
    • Статья 37. Распоряжение имуществом подопечного
    • Статья 38. Доверительное управление имуществом подопечного
    • Статья 39. Освобождение и отстранение опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей
    • Статья 40. Прекращение опеки и попечительства
    • Статья 41. Патронаж над совершеннолетними дееспособными гражданами
    • Статья 42. Признание гражданина безвестно отсутствующим
    • Статья 43. Последствия признания гражданина безвестно отсутствующим
    • Статья 44. Отмена решения о признании гражданина безвестно отсутствующим
    • Статья 45. Объявление гражданина умершим
    • Статья 46. Последствия явки гражданина, объявленного умершим
    • Статья 47. Регистрация актов гражданского состояния
  • Глава 4. Юридические лица (ст.ст. 48 — 123.28)
  • Глава 5. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством (ст.ст. 124 — 127)
    • Статья 124. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования — субъекты гражданского права
    • Статья 125. Порядок участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством
    • Статья 126. Ответственность по обязательствам Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования
    • Статья 127. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Статья 127. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств

Статья 127. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств

Комментарий к Ст. 127 ГК РФ

1. Положение комментируемой статьи фактически содержит отсылку к специальному закону об иммунитете государства и его собственности, который в настоящее время не принят. В основе настоящей статьи лежит положение ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, согласно которой иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ.

В соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК РФ правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом. Часть третья Гражданского кодекса РФ, регулирующая отношения с участием иностранного элемента, содержит норму, посвященную отношениям с участием государства. Согласно ст. 1204 ГК РФ к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства правила разд. VI Кодекса применяются на общих основаниях, если иное не установлено законом.

2. Наряду с гражданскими правоотношениями государства являются участниками процессуальных отношений, регулируемых ГПК РФ и АПК РФ, и обладают иммунитетом в соответствии с принципом суверенитета и равенства всех государств. Суверенитет включает в себя следующие положения:

— государства равны между собой;

— каждое государство пользуется неотъемлемым правом полного суверенитета;

— каждое государство пользуется уважением, правом на территориальную целостность и политическую независимость;

— каждое государство должно честно исполнять свой долг и свои обязанности.

Иммунитет заключается в неподсудности одного государства без его согласия судам другого государства, недопустимости в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества, недопустимости без согласия государства принудительного исполнения решения, вынесенного против него в другом государстве.

В комментируемой статье говорится об иммунитете государства, который включает в себя:

а) судебный иммунитет как неподсудность государства суду иностранного государства: ни один иностранный суд не вправе принудительно привлечь иностранное государство в качестве ответчика (государство может выступать в иностранном суде истцом, а также ответчиком только при наличии согласия);

б) иммунитет от применения мер по предварительному обеспечению иска, если они касаются государства и его собственности, то недопустимы без согласия государства (например, арест государственного имущества);

в) иммунитет от принудительного исполнения судебного постановления: независимо от участия государства в рассмотрении дела постановление может быть выполнено им только добровольно;

г) иммунитет собственности государства — принцип неприкосновенности государственной собственности, находящейся на территории иностранного государства;

д) иммунитет от применения иностранного права, т.е. применение к правовым отношениям с участием государства иностранного права только с согласия государства .

———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья: Постатейный научно-практический комментарий по наследственному праву и международному частному праву / Под общ. ред. П.В. Крашенинникова. М.: Российская газета, 2008. С. 229 (автор комментария к ст. 1204 — Г.К. Дмитриева).

В науке и правоприменительной практике выделяют разные виды иммунитета, выраженные в следующих теориях:

1) теория абсолютного иммунитета, состоящая в том, что государство при вступлении в гражданско-правовые отношения без своего согласия неподсудно иностранным судам, не подчиняется действию иностранных законов, освобождается от обеспечительных и принудительных мер по иску и исполнению судебного решения, а также от ареста и реквизиции собственности;

2) теория «функционального» иммунитета, иногда отождествляемого с ограниченным иммунитетом, которая подразумевает отказ государства от иммунитета и распространение на государство тех же норм, которые регулируют участие юридических лиц в частноправовых отношениях, в том числе норм об ответственности государства наравне с другими участниками оборота. Функциональный иммунитет — отказ государства от иммунитета в разных сферах по разным критериям, например, при разграничении деятельности государства на публично-правовую и частноправовую государство отказывается от иммунитета в частной сфере. В настоящее время в ряде стран приняты специальные законы о государственном иммунитете, в частности Закон США об иммунитете иностранных государств 1976 г., Закон Великобритании об иммунитете государств 1978 г., Закон Сингапура об иммунитете иностранного государства 1979 г., а также имеются соответствующие законодательные акты в Великобритании, Канаде, Пакистане, ЮАР и других странах;

3) ограниченный иммунитет, устанавливающий перечень конкретных случаев, когда государство не пользуется иммунитетом, например, на основе международных договоров .

Отказ от абсолютного иммунитета государства возможен разными способами. Так, в ч. 3 ст. 251 АПК РФ упоминаются следующие способы:

— указание на то во внутреннем законодательном акте (так, в Законе США об иммунитетах иностранных государств 1976 г. предусматривается, что иммунитет государства не признается, когда основаниями для иска служат коммерческая деятельность, осуществляемая иностранным государством в США, или действие, совершенное за пределами США в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства вне США, если это действие имеет прямые последствия для Соединенных Штатов);

———————————
Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005. О законодательстве зарубежных стран см.: Законодательство зарубежных стран. Вып. 2: Законодательство капиталистических стран об иммунитете иностранного государства / Редкол.: А.Л. Маковский (гл. ред.) и др. М., 1988. С. 1 — 3.

— принятие индивидуального нормативного правового акта;

— заключение международного договора, в частности двустороннего соглашения;

— указание на то в заключенном договоре;

— обращение в суд (в этом случае государство не может воспользоваться судебным иммунитетом против встречного иска).

3. В российском законодательстве нормы об иммунитете государства и его ограничении в разных сферах содержатся в разных нормативных правовых актах. Так, согласно ст. 23 Федерального закона от 30 декабря 1995 г. N 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, в соответствии с законодательством Российской Федерации может быть предусмотрен отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 18.

Нормы о судебном и других видах иммунитета содержатся в ГПК РФ и АПК РФ. Согласно ст. 401 ГПК РФ предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом. Аналогичные нормы содержатся в АПК РФ, согласно ст. 251 которого иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в Российской Федерации, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом.

Государство может дать согласие на рассмотрение предъявленного к нему иска в суде другого государства, а также на применение мер по обеспечению иска или исполнение решения. Такое согласие может быть выражено дипломатическим путем либо сформулировано в международных договорах, внутренних актах, отдельных соглашениях .

———————————
Постатейный комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2006 (автор комментария к ст. 401 — О.А. Рузакова).

Об отказе Российской Федерации от абсолютного иммунитета в международных частноправовых отношениях свидетельствуют нормы ст. 1204 ГК РФ.

Как отмечается в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июня 1999 г. N 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса», арбитражный суд принимает иск по коммерческому спору, ответчиком в котором является иностранное государство, выступающее в качестве суверена, или межгосударственная организация, имеющая иммунитет согласно международному договору, только при наличии явно выраженного согласия ответчика на рассмотрение спора в арбитражном суде Российской Федерации. Подобное согласие следует рассматривать в качестве отказа от судебного иммунитета иностранного государства или международной организации. Согласие на рассмотрение спора в арбитражном суде Российской Федерации должно быть подписано лицами, уполномоченными законодательством иностранного государства или внутренними правилами международной организации на отказ от судебного иммунитета .

———————————
Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007 (автор комментария к ст. 251 — О.А. Рузакова).

4. Нормы о защите прав иностранных лиц содержатся в различных нормативных правовых актах, в частности, согласно ст. 5 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» иностранному инвестору на территории Российской Федерации предоставляется полная и безусловная защита прав и интересов, которая обеспечивается настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, а также международными договорами РФ.

Иностранный инвестор имеет право на возмещение убытков, причиненных ему в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в соответствии с гражданским законодательством РФ.

5. Комментируемая статья распространяет свое действие не только на Российскую Федерацию, но и на субъекты Федерации, которые также могут вступать в гражданско-правовые отношения с участием иностранных лиц. Так, например, в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 4 января 1999 г. N 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» субъекты Федерации в пределах полномочий, предоставленных им Конституцией РФ, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий, обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели. Субъекты Федерации с согласия Правительства РФ могут осуществлять такие связи и с органами государственной власти иностранных государств. При этом федеральные органы государственной власти не несут ответственность по соглашениям об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенным органами государственной власти субъектов Федерации, за исключением случаев, когда указанные соглашения заключены с органами государственной власти иностранных государств с согласия Правительства РФ либо по конкретному соглашению субъекта Федерации имеются официальные гарантии Правительства РФ.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1999. N 2. Ст. 231.

Статья 127 ГК РФ. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств (действующая редакция)

Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 127 ГК РФ

1. В соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК РФ правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Комментируемая статья определяет особый порядок ответственности Российской Федерации и ее субъектов в гражданских правоотношениях с участием «иностранного элемента» и лица без гражданства. Положение указанной статьи содержит отсылку к специальному закону об иммунитете государства и его собственности, который до настоящего времени не принят.

Положения комментируемой статьи опираются на положения ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, согласно которой иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных ФЗ или международным договором РФ.

В связи с этим уместно отметить положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

2. Основополагающим международно-правовым источником, закрепляющим иммунитет государств и регулирующим отношения, связанные с его реализацией, является Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (принята Генеральной Ассамблеей ООН 16.12.2004).

Статья 5 Конвенции устанавливает, что государства обладают иммунитетом в отношении себя и своей собственности от юрисдикции судов другого государства.

Государства — участники Конвенции обеспечивают иммунитет других государств, воздерживаясь от осуществления юрисдикции при разбирательстве в своих судах дел, возбужденных против другого государства, и с этой целью обеспечивают, чтобы их суды по своей собственной инициативе выносили решение о соблюдении иммунитета другого государства в соответствии со ст. 5 Конвенции.

Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности основывается на доктрине ограниченного (функционального) иммунитета. Исходя из нее, государство пользуется иммунитетом только при осуществлении суверенных функций (jure imperie) и не пользуется при осуществлении действий коммерческого характера (jure gestionis). На концепции ограниченного иммунитета основывается регулирование соответствующих вопросов законодательством США, а также Великобритании.

Концепция абсолютного иммунитета строится на том, что любое государство и принадлежащая ему собственность всегда обладают абсолютным иммунитетом от юрисдикции других государств.

3. Применимое законодательство:

— Венская конвенция о дипломатических сношениях (заключена в г. Вене 18.04.1961);

— Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (принята Генеральной Ассамблеей ООН 16.12.2004).

4. Судебная практика:

— Постановление Европейского суда по правам человека от 14.03.2013 «Дело «Олейников (Oleynikov) против Российской Федерации» (жалоба N 36703/04) (Первая секция);

— Постановление ФАС Московского округа от 21 февраля 2012 г. N Ф05-304/12 по делу N А40-59042/2011;

— Постановление ФАС Московского округа от 21 декабря 2011 г. N Ф05-12841/11 по делу N А40-10993/2011;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 сентября 2010 г. по делу N А19-4734/09;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 1 апреля 2010 г. по делу N А19-12448/09;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 февраля 2010 г. по делу N А78-3207/2009.

Статья 127. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств

Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности.

Комментарий к статье 127 Гражданского Кодекса РФ

Основной юридической особенностью ответственности государства как субъекта гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом (то есть отношений, одной из сторон которых выступает иностранное юридическое лицо, гражданин или государство), является иммунитет. Данное качество основывается на государственном суверенитете и закрепленном в Уставе ООН принципе суверенного равенства всех государств.

Иммунитет государства как субъекта гражданских правоотношений включает два аспекта: материально-правовой и процессуальный, которые выражаются соответственно в иммунитете государственной собственности и юрисдикционном иммунитете.

Основополагающим международно-правовым источником, закрепляющим иммунитет государств и регулирующим отношения, связанные с его реализацией, является Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (принята Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 2004 года).

Юрисдикционный иммунитет государств и иммунитет их собственности не следует путать с теми привилегиями и иммунитетами, которыми в соответствии с международным правом государства наделены в отношении дипломатических представительств, консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях или делегаций в органах международных организаций или на международных конференциях и относящихся к ним лиц. К названным отношениям Конвенция не применяется. Также она не затрагивает привилегий и иммунитетов, предоставляемых в соответствии с международным правом главам государств ratione personae.

Кроме того, Конвенция не наносит ущерба иммунитетам, которыми в соответствии с международным правом пользуются государства в отношении принадлежащих или эксплуатируемых ими воздушных судов или космических объектов.

Статья 5 Конвенции устанавливает, что государства обладают иммунитетом, в отношении себя и своей собственности, от юрисдикции судов другого государства.

При этом в качестве суда в соответствии с Конвенцией признается любой орган государства, независимо от названия, правомочный осуществлять функции правосудия, а термин «государство» может означать:
— государство и его различные органы управления;
— составные части федеративного государства или политические подразделения государства, которые правомочны совершать действия в осуществление суверенной власти и действуют в этом качестве; учреждения или институции государства либо другие образования в той мере, в какой они правомочны совершать и фактически совершают действия в осуществление суверенной власти государства;
— представителей государства, действующих в этом качестве.

Государства — участники Конвенции обеспечивают иммунитет других государств, воздерживаясь от осуществления юрисдикции при разбирательстве в своих судах дел, возбужденных против другого государства, и с этой целью обеспечивают, чтобы их суды по своей собственной инициативе выносили решение о соблюдении иммунитета другого государства в соответствии со статьей 5 Конвенции.

Разбирательство в суде государства рассматривается как возбужденное против другого государства, если это другое государство:
— указано в качестве стороны в таком разбирательстве;
— не указано в качестве стороны в разбирательстве, однако это разбирательство фактически преследует цель затронуть собственность, права, интересы или деятельность такого другого государства.

Однако государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства в отношении какого-либо вопроса или дела, если оно явно выразило согласие на осуществление этим судом юрисдикции в отношении такого вопроса или дела в силу:
— международного соглашения;
— письменного контракта; или
— заявления в суде или письменного сообщения в рамках конкретного разбирательства.

При этом согласие государства на применение законодательства другого государства не должно пониматься как согласие на осуществление юрисдикции судами этого другого государства.

Кроме того, государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, если оно:
— само возбудило разбирательство; или
— приняло участие в разбирательстве существа дела или предприняло какое-либо иное действие по существу дела. Однако, если государство докажет в суде, что ему не могло быть известно о фактах, могущих служить основанием для заявления об иммунитете, до тех пор пока оно не предприняло такого действия, оно может ссылаться на иммунитет на основании этих фактов при условии, что оно сделает это в ближайшее, по возможности, время.

Государство не рассматривается как согласившееся на осуществление юрисдикции судом другого государства, если оно вступает в разбирательство или предпринимает какое-либо другое действие с единственной целью:
— сослаться на иммунитет; или
— привести доказательства своего права или интереса в отношении собственности, которой касается разбирательство.

Явка представителя государства в суд другого государства для дачи свидетельских показаний не должна пониматься как согласие первого государства на осуществление юрисдикции этим судом.

Неучастие государства в разбирательстве в суде другого государства не должно пониматься как согласие первого государства на осуществление юрисдикции этим судом.

Если государство заключает коммерческую сделку с иностранным физическим или юридическим лицом и, в силу применимых норм международного частного права, разногласия относительно этой коммерческой сделки подлежат юрисдикции суда другого государства, это государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве дела, возникшего из этой коммерческой сделки.

Данное правило, однако, не применяется:
— в случае коммерческой сделки между государствами; или
— если стороны коммерческой сделки явно договорились об ином.

Если государственное предприятие или другое образование, учрежденное государством, которое обладает независимой правосубъектностью и способно:
— предъявлять иск или являться ответчиком по иску; и
— приобретать имущество, иметь его в своей собственности или владеть и распоряжаться им, включая имущество, которое это государство передает в его пользование или под его управление, участвует в разбирательстве, которое связано с коммерческой сделкой, заключенной этим образованием, то иммунитет от юрисдикции, которым пользуется это государство, не затрагивается.

Под коммерческой сделкой Конвенция понимает:
— любой коммерческий контракт или сделку о купле-продаже товаров или о предоставлении услуг;
— любой контракт о займе или иную сделку финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсации в отношении любого такого займа или сделки;
— любой иной контракт или сделку коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров.

При определении того, является ли контракт или сделка «коммерческой сделкой» в понимании Конвенции, следует прежде всего исходить из природы этого контракта или сделки, однако следует также учитывать их цель, если стороны контракта или сделки договорились об этом, или если, согласно практике государства суда, эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки.

Юрисдикционный иммунитет государства включает также иммунитет от принудительных мер, принимаемых обычно до вынесения судебного решения либо после такового.

Никакие принимаемые до вынесения судебного решения принудительные меры, такие как обращение взыскания или арест, в отношении собственности государства не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой:
— государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны:
а) в международном соглашении;
б) в арбитражном соглашении или в письменном контракте; или
в) в заявлении перед судом или в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами; либо
— государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющегося объектом этого разбирательства.

Никакие принимаемые после вынесения судебного решения принудительные меры, такие как обращение взыскания, арест и исполнение решения, в отношении собственности государства не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой:
— государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны:
а) в международном соглашении;
б) в арбитражном соглашении или в письменном контракте; или
в) в заявлении перед судом или в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами; либо
— государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющегося объектом этого разбирательства; либо
— было установлено, что собственность непосредственно используется или предназначается для использования государством для иных целей, чем государственные некоммерческие цели, и находится на территории государства суда при условии, что принудительные меры после вынесения судебного решения могут быть приняты только в отношении собственности, которая имеет связь с образованием, против которого было направлено судебное разбирательство.

Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности основывается на доктрине ограниченного (функционального) иммунитета. Исходя из нее, государство пользуется иммунитетом только при осуществлении суверенных функций (jure imperie) и не пользуется при осуществлении действий коммерческого характера (jure gestionis). На концепции ограниченного иммунитета основывается регулирование соответствующих вопросов законодательством США, а также Великобритании.

Концепция абсолютного иммунитета строится на том, что любое государство и принадлежащая ему собственность всегда обладают абсолютным иммунитетом от юрисдикции других государств.

Законодательство РФ, хотя она и является участником Конвенции ООН 2004 года, руководствуется концепцией абсолютного иммунитета.

Так, в соответствии со статьей 251 АПК РФ иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в РФ, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

Отказ государства или международной организации от судебного иммунитета, предоставленного им в РФ, должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд будет рассматривать дело в порядке, установленном АПК РФ.

Аналогичная норма закреплена статьей 401 ГПК РФ в отношении иммунитета иностранных государств и международных организаций от подсудности российским судам общей юрисдикции.

Злоупотребление правом. Какие возможности открывает новая редакция ГК РФ?

Иногда участники процесса злоупотребляют своими правами, чтобы добиться положительного для них исхода дела. На действия этих лиц распространяются нормы ст. ГК РФ. Долгое время содержание названной статьи представлялось многим юристам крайне неопределенным, а суды прибегали к ней достаточно редко. При этом количество судебных актов, в которых ст. 10 ГК РФ применялась «к месту» и правильно, было невелико. С 1 марта 2013 г. вступил в силу закон, скорректировавший положение ГК РФ, касающейся злоупотребления правом. Что же изменилось на практике с принятием новой редакции? Появилось ли у сторон больше возможностей по доказыванию и пересечению фактов злоупотребления правом?

Толкование нормы

При анализе подходов судов к применению ст. 10 ГК РФ, а именно к определению понятий «злоупотребление правом» и «добросовестность», прежде всего, следует обратить внимания на позиции ВАС РФ и ВС РФ, изложенные в их информационных письмах и постановлениях.

Одно из первых разъяснений по данному вопросу было дано в Постановлении Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 6/8), в котором было указано на необходимость подробной мотивировки оснований применения ст. 10 ГК РФ для квалификации действий в качестве злоупотребления правом.

Однако ключевым судебным актом, после принятия которого суды начали активно применять положения ст. 10 ГК РФ, стало Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Информационное письмо № 127), в п. 8 которого судам было разрешено применять положения ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе. Тем не менее, на практике случаи применения судами ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе встречаются крайне редко, и в большинстве случаев оно служит, скорее, дополнительным аргументом, нежели краеугольным камнем мотивировочной части судебного акта (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 15.02.2012 по делу № А32-814/2011, ФАС Московского округа от 14.03.2013 по делу № А40-84918/12-97-393, ФАС Центрального округа от 20.06.2013 по делу № А14-9477/2012).

В п. 5 Информационного письма № 127 обозначена цель применения рассматриваемой статьи, и это – «не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления». Таким образом, было нивелировано формальное основание для неприменения ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков, которым в соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ суды должны были отказывать в защите их прав.

Следует обратить особое внимание на пп. 9, 10 Информационного письма № 127, в которых Президиум ВАС РФ отошел от классической модели применения ст. 10 ГК РФ, заключавшейся в нарушении специальных норм, а также ссылке на ст. 10 ГК РФ с учетом обстоятельств дела, и закрепил возможность признания сделок недействительными на основании совокупности применения положений ст. 10, 168, 170 ГК РФ.

Таким образом, суды получили возможность со ссылкой на конструкции ст. 10, 168 ГК РФ или ст. 10, 170 ГК РФ признавать ничтожными сделки в случае, когда специальные нормы, регулирующие конкретные правоотношения, не нарушены, но при этом совокупность правоотношений или обстоятельств дела очевидно свидетельствует о том, что они направлены на обход закона или иные злоупотребления. При этом ситуация со ст. 168 ГК РФ ясна не до конца, т. к. основанием для применения п. 2 названной статьи признается нарушение ст. 10 ГК РФ без каких-либо отсылок к специальным нормам (постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2013 по делу № А65-19446/2011 (Определением ВАС РФ от 29.10.2013 № ВАС-17033/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора), ФАС Уральского округа от 23.04.2013 № Ф09-10815/12 по делу № А60-37478/2011). При этом ст. 10 ГК РФ трактуется судами на сегодняшний день достаточно широко.

Приверженность высшей судебной инстанции идее о подобной свободе применения ст. 10 ГК РФ была продемонстрирована ею при анализе дел о банкротстве, в ходе которого Пленумом ВАС РФ прямо указал, что «наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке» (Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”»).

Аналогичный подход нашел свое отражение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве». Таким образом, высшая судебная инстанция продолжает призывать суды применять ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе.

Анализ изменений

Понятие «злоупотребление правом», впервые введенное в ГК РФ в 1994 г. и редко используемое в судебной практике, получило второе рождение после 1 марта 2013 г., когда вступила в силу новая редакция ст. 10 ГК РФ.
До указанной даты выделялись следующие формы злоупотребления правом:

  • шикана – действие лица, имеющего намерение (умысел) причинить вред другому лицу
  • использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции
  • злоупотребление доминирующим положением на рынке, т. е. создание монополистами благоприятных для себя условий в ущерб конкурентам

Одновременно ст. 10 ГК РФ в предыдущей редакции содержала указание на «злоупотребление правом в иных формах».

Ключевым признаком шиканы является наличие исключительной цели, заключающейся в причинении вреда другому лицу. Иные, отличные от шиканы, формы злоупотребления правом могут иметь другие, в т. ч. правомерные, цели.

С практической точки зрения, к формам злоупотребления правом можно отнести не только действия, предпринимаемые исключительно с целью причинения вреда другому участнику правоотношений, но и направленные, например, на удовлетворение собственных интересов и потребностей, без учета того, что ими наносится вред иному лицу.

В доктрине существуют многочисленные классификации форм злоупотребления правом исходя из возможных целей субъекта. При этом неотъемлемыми признаками злоупотребления правом являются:

  • наличие определенной цели, выраженной в намерении причинить вред своим поведением
  • использование в качестве способа злоупотребления непосредственно гражданского права (обязанности)
  • действие ст. 10 ГК РФ, регулирующей данное правоотношение

Суды прямо отмечают, что область и условия применения положений ст. 10 ГК РФ исключительно судебные. Например, в п. 5 Постановления № 6/8, судам предписано при применении ст. 10 ГК РФ указывать, какие именно действия квалифицируются как злоупотребление правом.

В рамках реформы гражданского законодательства Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 302-ФЗ) вышеприведенный список форм злоупотребления правом был дополнен действиями в обход закона с противоправной целью. Поправки также закрепили неразрывную связь между недобросовестностью осуществления гражданских прав и правовой природой злоупотребления правом.

Таким образом, после вступления в силу 1 марта 2013 г. Закона № 302-ФЗ осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав были запрещены.

Важное для последующей судебной практики дополнение законодатель предусмотрел в п. 2 ст. 10 ГК РФ: в случае несоблюдения требований, не допускающих злоупотреблению правом, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления может не только отказать лицу в защите принадлежащего ему права, но и применить иные меры, определенные законом.

В п. 6 Информационного письма № 127, по сути, указано на то, что институт злоупотребления правом носит резервный характер. Если есть специальная норма, направленная на борьбу с тем или иным нарушением, то применять следует ее, а не более общие положения ст. 10 ГК РФ.

Кроме того, поскольку об обходе закона в п. 1 ст. 10 ГК РФ говорится как о форме недобросовестного поведения, то соответствующее положение следует рассматривать вкупе с новым п. 5 ст. 10 ГК РФ, который устанавливает презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий. До 1 марта 2013 г. эта презумпция была сформулирована в усеченной форме, т. е. закон ставил защиту прав в зависимость от добросовестности субъекта.

Теперь же в связи с расширением понятия указанной презумпции бремя доказывания совершения действий в обход закона возлагается на лицо, которое ссылается на данное обстоятельство.

Появившуюся благодаря Закону № 302-ФЗ возможность распространения категории «злоупотребление» на действия, которые можно квалифицировать как «обход закона с противоправной целью», можно расценивать как позитивный фактор, позволяющий сторонам и суду активнее «пользоваться» ст. 10 ГК РФ. Кроме того, рассматриваемая статья избавилась от излишних нагромождений в части презумпции добросовестности стороны.

Дополнение ст. 10 ГК РФ указанием на иные меры защиты (помимо предусмотренного ею и ранее отказа в защите права) связано с тем, что изначально законодатель предполагал, что названная статья станет применяться только в отношении недобросовестного истца, которому в соответствующих случаях суд будет отказывать в защите права. Под влиянием сложившейся судебной практики формулировка «иные меры» позволит применять ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков и других участников процесса со ссылкой не только на разъяснения ВАС РФ, но и на прямые предписания закона.

Практика применения

На сегодняшний день наиболее показательные примеры применения судами ст. 10 ГК РФ можно наблюдать в делах о банкротстве, а именно при рассмотрении заявлений кредиторов о включении в реестр требований кредиторов. Связано это, в первую очередь, с тем, что в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» судам предписано вне зависимости от поступивших возражений проверять обоснованность требований кредиторов.

Так, суды могут отказать в удовлетворении требований кредитора в случае, если из обстоятельств дела видно, что обосновывающие их правоотношения:

  • не отвечают интересам должника (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.05.2013 по делу № А82-11268/2011)
  • не имеют экономической целесообразности (Постановление ФАС Поволжского округа от 04.09.2012 по делу № А65-19446/2011)

Суды также отказывают во включении требований в реестр требований кредиторов на основании договора в случае, если были установлены следующие обстоятельства его заключения:

  • отсутствие встречного предоставления
  • наличие признаков злоупотребления правом в действиях сторон договора
  • совершение сделки с целью причинения вреда кредитору (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.07.2013 № Ф03-2784/2013 по делу № А04-7159/2012)

Таким образом, суды, применяя ст. 10, 168 ГК РФ, часто используют конкретизированные критерии недействительности сделок, уставленные в гл. III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», прямо на них не ссылаясь.

Старые проблемы новой редакции

Несмотря на то, что новая редакция ст. 10 ГК РФ содержит более четкие предписания на случай выявления злоупотребления правом, старые проблемы остались. Так, действующая редакция п. 2 ст. 10 ГК РФ определяет, что при обнаружении злоупотребления правом суд «отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом». Формально дискреция суда расширена, однако фактически он остался в рамках ограничений, установленных АПК РФ. Т. е. если стороны не представят суду достаточных доказательств для применения ст. 10 ГК РФ, то он не сможет прибегнуть к ней самостоятельно.

Статья 70 АПК РФ предусматривает основания для освобождения от доказывания, в т. ч. в случае если между сторонами достигнуто соглашение. Конечно, существует ч. 4 данной статьи, позволяющая судам не принимать признание сторонами обстоятельств при наличии достаточных доказательств, свидетельствующих о намерении злоупотребить правами. Тем не менее, ввиду состязательного характера арбитражного процесса суд при отсутствии доказательств злоупотребления правом сам их запросить не может. Из этого следует, что на практике стороны, которые только «изображают» спор с целью создания, изменения или прекращения прав и обязанностей, не представляя в суд «лишних» документов, в большинстве ситуаций по-прежнему смогут безнаказанно нарушать положения ст. 10 ГК РФ.

ИХ НРАВЫ

Франция

Франция является первопроходцем во многих аспектах внедрения в законодательство понятий добросовестности и злоупотребления правом. Гражданский кодекс Франции (Code civil) не содержит полного аналога ст. 10 ГК РФ. Как правило, термин «злоупотребление» применяется к конкретным правоотношениям и допустим только в определенных ситуациях. Связанно это с тем, что французский законодатель опасается ограничения свобод граждан.

Более широкая трактовка понятия «злоупотребление правом» дается в разделе Гражданского кодекса Франции, посвященном деликтам. Следовательно, обязательным условием применения судами соответствующих мер при выявлении злоупотребления правом (помимо их применения в особо оговоренных случаях), является наличие ущерба.

Кроме того, суды не только оценивают нарушение прав истца или ответчика, но и устанавливают, не пострадали ли в результате злоупотребления правом публичные интересы.

Швейцария

В Швейцарии суды уполномочены признавать действия направленными на злоупотребление правом и давать собственную мотивировку в случае, если закон прямо не регулирует подобные ситуации. Злоупотребление правом должно быть явным.

Кроме того, так же, как ГК РФ, Гражданский кодекс Швейцарии (Schweizerisches Zivilgesetzbuch) предусматривает, что лицу, злоупотребившему правом, должно быть отказано в защите. Он также содержит прямое указание на запрет недобросовестной конкуренции или ее ограничение как одну из форм злоупотребления правом.

В целом формулировки закона являются достаточно широкими, и судам приходится определять злоупотребление исходя из фактических обстоятельств каждого конкретного дела.