Ст 3221 ч2 ук рф

Организация незаконной миграции (ст. 3221 УК РФ)

Непосредственным объектом преступления является установленный порядок въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их пребывания в Российской Федерации и транзитного проезда через территорию РФ.

Объективная сторона преступления заключается в организации незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию РФ.

Въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства регламентирован нормами гл. IV и V Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Подробно об этом говорилось при анализе состава преступления, предусмотренного ст. 322 УК РФ.

Незаконно пребывающими в Российской Федерации следует признавать иностранного гражданина или лицо без гражданства, въехавших на территорию РФ с нарушением установленных правил, либо нс имеющих документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации, либо утративших такие документы и не обратившихся с соответствующим заявлением в территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, либо уклоняющихся от выезда из Российской Федерации по истечении срока пребывания (проживания) в Российской Федерации, а равно нарушивших правила транзитного проезда через территорию РФ.

В отношении законно находящихся в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, в случае если их пребывание (проживание) создает реальную угрозу обороноспособности или безопасности государства, либо общественному порядку, либо здоровью населения, в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц может быть принято решение о нежелательности пребывания (проживания) данного иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации. Иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которых принято решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, обязаны выехать из Российской Федерации в порядке, предусмотренном федеральным законом.

Иностранный гражданин или лицо без гражданства, не покинувшие территорию РФ в установленный срок, подлежат депортации.

Транзитный проезд через территорию РФ иностранных граждан и лиц без гражданства в государство назначения всеми видами транспорта разрешается по предъявлении российской транзитной визы, визы на въезд в сопредельное с Российской Федерацией по маршруту следования государство либо визы государства назначения и действительных для выезда из Российской Федерации проездных билетов или подтвержденной гарантии их приобретения в пункте пересадки на территории РФ.

Транзитная виза иностранному гражданину не требуется в случае транзитного проезда этого иностранного гражданина через территорию РФ в безостановочном режиме на участках транспортных магистралей в соответствии с перечнем и в порядке, которые установлены Правительством РФ.

Транзитный проезд через территорию РФ без визы разрешается иностранному гражданину или лицу без гражданства в случаях, если они:

1) совершают беспересадочный полет воздушным транспортом через территорию РФ;

2) следуют на самолете международной авиалинии с пересадкой в аэропорту на территории РФ и имеют надлежащим образом оформленные документы на право въезда в государство назначения и авиабилет с подтвержденной датой вылета из аэропорта пересадки на территории РФ в течение 24 часов с момента прибытия, за исключением случаев вынужденной остановки;

3) проживают на территории государства, с которым Российская Федерация имеет соответствующий международный договор.

Организация незаконной миграции заключается в создании необходимых условий для незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию РФ либо руководство указанными процессами. Организация незаконной миграции может выражаться в изготовлении соответствующих документов, подкупе должностных лиц в целях беспрепятственного въезда в Российскую Федерацию и пребывания в Российской Федерации, разработке маршрутов нелегального пересечения государственной границы РФ и др.

Состав преступления — формальный. Преступление следует считать оконченным с момента, когда созданы необходимые условия для незаконной миграции, либо с момента начала руководства незаконной миграцией.

С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что своими действиями создает необходимые условия для незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию РФ либо руководит указанными процессами. Мотивы и цели на квалификацию содеянного по ч. 1 ст. 322 1 УК РФ не влияют.

Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста.

Квалифицирующими признаками преступления (ч. 2 ст. 3221 УК РФ)

являются: его совершение организованной группой (п. «а»); в целях совершения преступления на территории РФ (п. «б»).

Для квалификации преступления по п. «а» ч. 2 ст. 322 1 УК РФ следует иметь в виду, что устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, должна принять участие именно в организации незаконной миграции.

По смыслу закона, квалификация преступления по и. «б» ч. 2 ст. 322 1 УК РФ предполагает организацию незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их пребывания в Российской Федерации и транзитного проезда через территорию РФ для совершения ими преступлений на территории РФ. При наличии оснований содеянное требует квалификации и но статье о преступлении, которое планировалось совершить на территории РФ.

В том случае, когда организация незаконной миграции сопряжена с незаконным пересечением государственной границы РФ, не исключена дополнительная квалификация содеянного по ст. 322 УК РФ.

Организация незаконной миграции (ст. 3221 УК РФ)

Основным объектом преступления являются общественные отношения, регламентирующие порядок пересечения государственной границы РФ и пребывания на территории РФ иностранных граждан и лиц без гражданства.

Объективная сторона состава преступления выражается в действии: организации незаконного въезда в РФ, транзита через территорию РФ или пребывания на территории РФ иностранных граждан и лиц без гражданства.

Диспозиция данной статьи имеет бланкетный характер. Для определения наличия незаконных действий необходимо рассмотреть нормы федерального закона 1996 г. №114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Состав преступления формальный, деяние окончено с момента совершения любого из вышеуказанных действий.

Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновное лицо осознает, что своими действиями нарушает установленный порядок пересечения государственной границы и пребывания на территории Российской Федерации иностранными гражданами и лицами без гражданства и желает этого. Мотив и цель совершения преступления могут быть любыми и на квалификацию не влияют.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо в возрасте 16 лет.

Квалифицирующие признаки состава преступления указаны в ч. 2 данной статьи. К ним законодатель отнес совершение преступления организованной группой или совершение преступления с определенно1 целью (в данном случае цель — обязательный признак субъективной стороны состава преступления) — для совершения преступления на территории РФ.

Уголовная ответственность за организацию незаконной миграции Андрюшенков Владимир Александрович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Андрюшенков Владимир Александрович. Уголовная ответственность за организацию незаконной миграции: диссертация . кандидата Юридических наук: 12.00.08 / Андрюшенков Владимир Александрович;[Место защиты: ФГКОУВО Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации], 2016.- 209 с.

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Социальная обусловленность уголовной ответственности за организацию незаконной миграции 14

1. Общественная опасность организации незаконной миграции 14

2. История развития уголовной ответственности за организацию незаконной миграции 34

3. Ответственность за организацию незаконной миграции в нормах зарубежного уголовного законодательства 56

ГЛАВА 2. Уголовно-правовая характеристика организации незаконной миграции 77

1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 3221 УК РФ 77

2. Субъективные признаки организации незаконной миграции 108

ГЛАВА 3. Совершенствование регламентации уголовной ответственности за организацию незаконной миграции 136

Список использованных источников 184

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования. В настоящее время миграционные процессы стали одной из глобальных проблем, поскольку количественный рост незаконных перемещений через границу одного государства на территорию другого стал превалировать над уровнем законных. Так, за 2015 г. на территорию Российской Федерации въехало 17 083 849 иностранных граждан, 7 868 441 человек поставлен на миграционный учет, а находятся на территории Российской Федерации свыше 11 млн. иностранных граждан и лиц без гражданства 1 .

Вопрос незаконной миграции является крайне актуальным, особенно с учетом произошедших в последние несколько лет событий геополитического масштаба, для значительного числа стран. Так, по данным Международной организации по миграции, уже с начала 2015 г. береговые службы европейских стран оказались неспособны справиться с притоком мигрантов, хлынувших на юг Европы из Ливии, Сирии, Йемена, где на протяжении уже нескольких лет происходят по-настоящему трагические события. Речь также необходимо вести и о таких странах, как Ирак, Афганистан, Сомали, обе части Судана и др., нестабильность существования которых обуславливают крайне низкий уровень жизни населения, что провоцирует серьезные миграционные процессы, происходящие в мировом масштабе.

Незаконная миграция стала приобретать всеобъемлющий характер и в Российской Федерации в связи с событиями, происходящими на Украине, начиная с 2013 г., отчасти оказавшись неконтролируемой со стороны компетентных органов власти как федерального, так и регионального уровней. Как результат, на сегодняшний день незаконная миграция превратилась в устойчивое явление, оказывающее негативное воздействие на социально-экономические и политические процессы как в нашей стране, так и в мире.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года 2 (далее — Стратегия до 2020 года) отмечает, что неконтролируемая и незаконная миграция стала одной из форм транснациональной организованной преступности наряду с незаконным распространением наркотических средств и психотропных веществ. Стратегия до 2020 года указывает, что такая миграция способствует усилению националистических настроений, различно- 1 URL: (дата обращения: 25.04.2016).

2 О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 20, ст. 2444. С. 6414–6435.

го рода экстремистских проявлений, создает благоприятные условия для возникновения и дальнейшего разрастания конфликтов на этнической почве.

Помимо угроз национальной безопасности, незаконная миграция создает угрозу экономической стабильности государства, поскольку негативно воздействует на сферу трудовой занятости российских граждан. В июне 2012 г. Президентом Российской Федерации утверждена Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации до 2025 года, в рамках которой планируется разработка и принятие нормативно-правовых актов, обеспечивающих реализацию целей, задач и основных направлений государственной миграционной политики Российской Федерации, что в свою очередь повлекло за собой введение в 2015 г. запрета на въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан без заграничных паспортов. Это лишний раз подтверждает важность вопроса миграционных процессов для страны.

Необходимо заметить, что несовершенство действующего законодательства в сфере миграции было отмечено еще в 2013 г. В. В. Путиным в ежегодном послании Федеральному Собранию Российской Федерации. Президент Российской Федерации указал на необходимость ужесточения ответственности за незаконную миграцию, за нарушения в сфере регистрационного учета. Также был поставлен вопрос о миграционном контроле в сфере паспортной системы, «когда въезжают граждане других стран по внутренним паспортам, и обеспечить эффективный миграционный контроль практически невозможно». Не случайно В. В. Путин подчеркнул, что «не позднее чем в 2015 году въезд в Россию должен быть разрешен исключительно по заграничным, а не внутренним паспортам других стран» 3 .

Приведенные обстоятельства в своей совокупности отражают актуальность выбранной диссертантом темы исследования.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования. Вопросы противодействия организации незаконной миграции в разное время рассматривались учеными различных областей науки — политологии, экономики, истории, конституционного права, а также уголовного, административного и иных отраслей права. В частности, проблемам правовой регламентации уголовной ответственности за организацию незаконной миграции посвятили свои труды такие ученые, как З. В. Балашов, А. Г. Бессонов, В. В. Бобырев, Ю. Ю. Бышевский, А. В. Васильев, О. А. Василькин, В. В. Звягинцев, А. В. Земскова, А. А. Иллюк, А. Г. Князев, В. И. Ковалевский, В. Ф. Козлов, Р. Э. Оганян, Э. С. Пахомов, Л. Л. Рыбаковский, Р. С. Тамаев, Н. П. Фролкин, А. А. Чучаев и др.

В юридической литературе существует ряд диссертационных исследований, в рамках которых рассматриваются различные аспекты незаконной

3 Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: %B8/17118 (дата обращения: 23.09.2014 г.). 4

миграции: С. Е. Метелев «Криминальная миграция: характеристика и предупреждение» (Омск, 1996); В. С. Свиридов «Криминальное перемещение людей: характеристика и предупреждение» (Омск, 2002); С. А. Прудникова «Административно-правовое регулирование миграции населения в Российской Федерации» (М., 2003); В. А. Куликов «Нелегальная миграция и ее влияние на экономическую безопасность страны: организационно-экономические аспекты» (Краснодар, 2006); А. Н. Шкилев «Миграция: уголовно-правовые и криминологические аспекты» (Нижний Новгород, 2006); Н. Р. Асмандиярова «Борьба с незаконной миграцией на региональном уровне: уголовно-правовой и криминологический аспекты: по материалам Республики Башкортостан» (М., 2008); А. В. Морин «Влияние миграционных процессов на криминальную ситуацию в России: на материал Приволжского федерального округа» (Нижний Новгород, 2008); Р. К. Кечеруков «Уголовная ответственность за организацию незаконной миграции» (Краснодар, 2009); А. А. Савченко «Правовое регулирование миграционных процессов в российском государстве» (Краснодар, 2009); Л. Т. Поладова «Незаконная миграция в России: тенденции, последствия, противодействие» (М., 2012). Вместе с тем остаются нерассмотренными вопросы фиктивной регистрации иностранных граждан на территории Российской Федерации, причины и способы осуществления незаконного перемещения на территорию России, а также негативные правовые последствия таких деяний с точки зрения общественной опасности.

Признавая ценность выполненных ранее исследований по вопросам организации незаконного перемещения людей, важно отметить, что действующее законодательство стремительным образом изменяется и дополняется, как меняется политическая и социально-экономическая ситуация не только в Российской Федерации, но и в мире, что в свою очередь требует проведения углубленного научного исследования с учетом новых реалий.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступления, предусмотренного ст. 322 1 УК РФ «Организация незаконной миграции».

В качестве предмета исследования выступают нормы отечественного и зарубежного уголовного законодательства, устанавливающие ответственность за организацию незаконной миграции; материалы судебно-следственной практики в части применения ст. 322 1 УК РФ; научные труды ученых, посвященные вопросам уголовной ответственности за организацию незаконной миграции; нормы зарубежного уголовного законодательства, направленные на регламентацию ответственности за незаконную миграцию.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является разработка теоретических положений по совершенствованию регламентации уголовной ответственности за организацию незаконной миграции и научно обоснованных рекомендаций по практике применения ст. 322 1 УК РФ.

Достижение указанной цели обусловило необходимость постановки и решения следующих задач:

проанализировать общественную опасность организации незаконной миграции в Российской Федерации;

выявить особенности развития российских уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за организацию незаконной миграции;

провести анализ зарубежного уголовного законодательства в части регламентации ответственности за организацию незаконной миграции;

исследовать объективные признаки организации незаконной миграции;

определить субъективные признаки деяния, предусмотренного ст. 322 1 УК РФ;

разработать рекомендации по совершенствованию уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за организацию незаконной миграции.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составляет диалектическое учение о развитии и взаимосвязи явлений. В настоящей работе были использованы формально-логический, исторический, системно-структурный, статистический методы исследования. Кроме того, применялись методы индукции, дедукции, анализа и синтеза, а также использовались конкретно-социологические методики анкетирования, интервьюирования и др. Так, формально-логический метод позволил сформулировать авторский вариант диспозиции ч. 1 ст. 322 1 УК РФ и выработать предложения по совершенствованию регламентации уголовной ответственности за организацию незаконной миграции. Применение исторического метода обеспечило возможность определить закономерности возникновения и развития уголовно-правовых норм отечественных законодательных актов, регламентировавших ответственность за названное преступное посягательство. При помощи статистического метода были выявлены основные закономерности развития данного негативного явления как в отечественном, так и в современном зарубежном обществе. Анализ статистической информации также позволил определить степень эффективности противодействия рассматриваемому в работе явлению на современном этапе.

Теоретической основой исследования служат фундаментальные положения философии, теории государства и права, истории государства и права, криминологии, уголовного права и др.

Нормативную базу работы образуют Конституция Российской Федерации, современное и ранее действовавшее уголовное законодательство России, федеральные законы, законодательные акты стран дальнего и ближнего зарубежья, руководящие разъяснения высших судебных инстанций СССР, РСФСР, Российской Федерации, другие нормативные правовые акты, имеющие отношение к тематике исследования.

Научная обоснованность и достоверность результатов исследования

определяются широким диапазоном исследовательских методик и эмпирической базой, сформированной с учетом объекта и предмета исследования, включающей статистические данные Главного информационно-аналитического центра Министерства внутренних дел Российской Федерации о состоянии преступности за 2011–2015 гг.; сведения, полученные при изучении 65 материалов уголовных дел, возбужденных по ст. 322 1 УК РФ за аналогичный период (по различным субъектам Российской Федерации); опрос 370 граждан и 28 сотрудников Федеральной миграционной службы по Омской области; данные анкетирования 132 сотрудников органов дознания; сведения, полученные в глобальной сети Интернет, иных средствах массовой информации; результаты уголовно-правовых и криминологических исследований по сходной проблематике, проведенных другими авторами.

Научная новизна исследования заключается в том, что на основе анализа ранее действовавшего и современного уголовного законодательства России, практики его применения, точек зрения ученых-правоведов, а также собственного видения проблемы автором была предложена собственная модель нормы, регламентирующей ответственность за организацию незаконной миграции. В диссертации также разработаны предложения по совершенствованию дифференциации ответственности за исследуемое посягательство; обоснована необходимость закрепления дополнительных отягчающих обстоятельств, характеризующих организацию незаконной миграции; предложена новая структура ст. 322 1 УК РФ; проанализированы тенденции нормативного регулирования уголовной ответственности за организацию незаконной миграции в законодательных актах России на разных этапах исторического развития; разработаны основные меры по предупреждению организации незаконной миграции.

Кроме того, научная новизна исследования определяется следующими положениями, выносимыми на защиту:

Общественная опасность организации незаконной миграции определяется, во-первых, тем, что она приводит к ослаблению контроля со стороны государства за въездом, проживанием и перемещением через территорию Российской Федерации иностранных граждан или лиц без гражданства, во-вторых, возникновением условий для развития на территории Российской Федерации конфликтов на межэтнической, а также религиозной почве, способных повлечь за собой дестабилизацию российского общества, в-третьих, усилением позиций организованной преступности в Российской Федерации, в которой немаловажную роль играет этнический фактор.

Основными тенденциями развития ответственности за организацию незаконной миграции в истории отечественного уголовного законодательства являются:

— постепенное выделение деяний, направленных на организацию незаконной миграции, в самостоятельный состав преступления;

переход ответственности за данное посягательство от группы преступлений против государственной власти к категории общественной опасных деяний, причиняющих вред порядку управления;

стабилизация содержания организации незаконной миграции в части определения количества и видов совершаемых действий, определяющих саму организацию;

усиление ответственности за совершение данного преступления, уголовно-правовая оценка которого на современном этапе более сбалансирована, чем в предыдущие периоды.

3. По месту, которое занимает норма, регламентирующая ответственность
за исследуемое посягательство, уголовное законодательство зарубежных стран
можно классифицировать на три группы:

ответственность за организацию незаконной миграции прямо указывается в самостоятельных статьях уголовных кодексов (Беларусь, Таджикистан, Казахстан, Польша, Китай и др.);

самостоятельная ответственность за исследуемое деяние отсутствует (ФРГ, Великобритания, Дания, Швейцария, Азербайджан, Туркменистан, Армения, Кыргызстан, Украина, Узбекистан и др.). В данных странах существует ответственность только за пересечение государственной границы и смежные либо сопряженные с ним посягательства;

регламентация ответственности за анализируемое деяние происходит одновременно в нескольких уголовно-правовых нормах, которые отличаются высокой детализацией признаков объективной стороны состава преступления, (Италия, Испания, Франция, Латвия, Литва, Эстония, Болгария, США и др.).

Под организацией незаконной миграции следует понимать действия виновного, направленные на незаконный въезд на территорию Российской Федерации иностранных граждан или лиц без гражданства, их пребывание (проживание) в Российской Федерации или незаконный транзитный проезд (перемещение) через территорию Российской Федерации. При этом содержание деяний, направленных на организацию незаконной миграции, может включать в себя любые способы, необходимые для пересечения ее государственной границы, создания условий для проживания или перемещения, в том числе подделку документов, обман, подкуп и т. д.

В качестве предмета организации незаконной миграции следует выделять человека в статусе иностранного гражданина или лица без гражданства, въезд которого на территорию Российской Федерации осуществляется незаконно. Изменение статуса таких лиц делает невозможной квалификацию содеянного по ст. 322 1 УК РФ и в соответствующих случаях влечет за собой юридическую оценку содеянного по другим статьям УК РФ (ст. ст. 126–127 2 УК РФ). Данное обстоятельство свидетельствует об уголовно-правовом значении содержания предмета исследуемого состава посягательства и необходимости его учета в процессе квалификации.

6. В целях совершенствования правовой регламентации ответственности за организацию незаконной миграции предлагается авторский вариант законодательной конструкции ст. 322 1 УК РФ:

«Статья 322 1 . Организация незаконной миграции

1. Организация незаконных въезда в Российскую Федерацию, пребывания
в Российской Федерации либо проезда иностранного гражданина или лица без
гражданства через территорию Российской Федерации —

2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) из корыстных побуждений;

г) в отношении двух или более лиц, —
наказываются…

а) совершенные организованной группой;

б) совершенные в целях совершения преступления на территории Рос
сийской Федерации;

в) совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста,
в отношении лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста;

г) повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие
последствия, —

Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные настоящей статьей, в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства для использования права политического убежища в соответствии с Конституцией Российской Федерации, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Полученные результаты, теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, могут быть использованы при дальнейшей научной разработке проблем уголовной ответственности за организацию незаконной миграции, законотворческой деятельности по совершенствованию регламентации уголовной ответственности за названное посягательство, в практическом применении норм об ответственности за организацию незаконной миграции, в учебном процессе при преподавании дисциплины «Уголовное право» в образовательных учреждениях высшего образования, а также в рамках курсов повышения квалификации работников судебных и правоохранительных органов.

Материалы данного диссертационного исследования способствуют совершенствованию практики противодействия организации незаконной

миграции уголовно-правовыми мерами, а также решению связанных с ним организационно-правовых и концептуальных вопросов.

Практическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в нем предложения, выводы по совершенствованию норм действующего законодательства могут получить отражение в материалах спецкурсов по предупреждению данного вида преступных деяний для сотрудников правоохранительной системы.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования. Основные результаты диссертационного исследования отражены в 17 публикациях общим объемом 5,2 п. л., семь из которых опубликованы в научных изданиях, входящих в перечень, определенный Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации для опубликования основных научных результатов диссертаций. Теоретические выводы и практические рекомендации были представлены автором на следующих научно-практических конференциях: «Современный экстремизм: характеристика и противодействие» (Омск, 2008, 2009 гг.); «Проблемы правоприменения в современной России» (Омск, 2010, 2011, 2012 гг.); «Российское правоведение: трибуна молодого ученого» (Томск, 2011 г.); «Преступность и бизнес» (Москва, 2012 г.); «Преемственность и новации в юридической науке» (Омск, 2012 г.); «Современная уголовная политика: поиск оптимальной модели» (Москва, 2012 г.), «Наука. Университет. 2013» (Новосибирск, 2013); «Современная наука и образование: опыт и перспективы гуманизации в условиях российского общества» (Ставрополь, 2013); «Актуальные проблемы уголовной и уголовно-процессуальной политики российской Федерации» (Омск, 2015).

Результаты диссертационного исследования внедрены в практику прокуратуры Омской области, отдела организации дознания УМВД России по Омской Области, а также в учебный процесс Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского и Омской академии МВД России.

Структура диссертации. Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования, а также логикой изложения проблемы. Диссертационное исследование включает в себя введение, три главы, объединяющие семь параграфов, заключение и список использованных источников. Работа выполнена в объеме, предусмотренном Высшей аттестационной комиссией при Минобрнауки России.

История развития уголовной ответственности за организацию незаконной миграции

Общественная опасность любого преступления выражается в причинении ущерба социально значимым ценностям общества, которые указаны в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Это права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок, общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества. Совершение общественно опасного деяния причиняет вред общественным отношениям, складывающимся в той или иной сфере человеческой жизнедеятельности. Общественная опасность преступлений против порядка управления выражается в унижении авторитета органов государственной власти и местного самоуправления, нарушении неприкосновенности государственной границы России. Незаконный въезд на территорию Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства наносит ущерб не только социально-экономическим устоям российского государства, но и создает реальную угрозу жизни и здоровью лиц, законно находящихся на территории Российской Федерации. Так, если иностранный гражданин пребывает на территории Российской Федерации без соответствующих разрешительных документов, это может повлечь совершение им различного рода преступных деяний как в сфере экономики, так и в сфере общественной безопасности в целом.

На сегодняшний день наиболее распространенным явлением, сопровождаемым незаконным перемещением через государственную границу Российской Федерации, являются различного рода экстремистские проявления, а также совершение террористических актов. Е.Н. Сасина справедливо замечает, что незаконная миграция таит в себе угрозу распространение на территории России организованных преступных группировок, экстремистских и террористических организаций, что, безусловно, влияет на национальную безопасность страны1. Е.В. Ткач приводит сведения о совершении незаконными мигрантами на территории России общественно опасных посягательств: преступления против собственности – 29,6%; преступления в сфере экономической деятельности – 17,5%; незаконный оборот оружия – 1,9%; незаконный оборот наркотиков – 14,4%2.

Не стоит недооценивать тот факт, что при преступных посягательствах на неприкосновенность государственной границы Российской Федерации вред наносится духовной сфере общественной жизни. Результатами могут быть различные правонарушения экстремистского характера, совершаемые иностранными гражданами на территории Российской Федерации, а также террористические акты, сопровождаемые колоссальными потерями людей, проживающих или находящихся на законных основаниях на территории России. В условиях современной действительности эти угрозы приобретают особое значение с учетом активизации деятельности на территории Российской Федерации таких международных террористических организаций, как «Исламское государство», «Имарат Кавказ», экстремистских организаций «Правый сектор» и «Украинская повстанческая армия»3.

Следует отметить, что при распространении незаконной миграции речь можно вести также о формировании этнических группировок, целью которых является осуществление преступной деятельности на территории России. Не случайно законодатель в ч. 2 ст. 3221 УК РФ устанавливает такие квалифицирующие признаки, как «совершенное организованной группой», а также «в целях совершения преступления на территории Российской Федерации». Впрочем, применительно к данному случаю речь также необходимо вести и о провоцировании межнациональных и межконфессиональных конфликтов между людьми. Именно по этому поводу А.В. Бортников отмечает: «Пройдя в лагерях психологическую обра 16 ботку и психологическую подготовку и получив боевой опыт в «горячих точках», бандиты, используя незаконную миграцию, расползаются по намеченным регионам. Их цель – создание законспирированных ячеек, вербовка боевиков. Подрыв внутренней безопасности и территориальной целостности стран оседания»1. В связи с этим незаконная миграция является одной из основных угроз национальной безопасности наряду с незаконным перемещение товаров, наркотических средств, психотропных веществ и оружия. Применительно к Российской Федерации причины незаконной миграции обусловлены двумя основными факторами: – соседством Российской Федерации с целым рядом государств: Казахстаном, Китаем, Таджикистаном, Кыргызстаном, Монголией, Украиной, Беларусью, Грузией, а также прибалтийскими странами; – наличием большого числа практически не поддающихся контролю объездных дорог через пункты контроля, что способствует незаконному въезду на территорию Российской Федерации иностранных граждан, лиц без гражданства, без соответствующих необходимых разрешительных документов.

В свою очередь незаконная миграция наносит ущерб, во-первых, установленному законом порядку въезда, выезда с территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства; во-вторых, экономической безопасности страны; в-третьих, рынку труда, который способен оказаться в состоянии перенасыщения; в-четвертых, эпидемиологической обстановке, так как результатом незаконной миграции может быть распространение различного рода заболеваний.

Преступные посягательства на неприкосновенность государственной границы Российской Федерации (в части совершения действий по ее незаконному пересечению), как правило, осуществляются с целью поиска иностранными гражданами нелегальной работы, в результате чего ущерб наносится сфере трудовых правоотношений, участником которых должны становится российские граждане. Это ярко проявляется в нехватке рабочих мест российским гражданам на территории Российской Федерации. По подсчетам экономиста И. Делягина, в строительной сфере в Российской Федерации задействовано примерно 6,5 миллионов приезжих, из них 1,5 млн. работу в данной области не потеряют, поскольку необходимы российским работодателям, около 1 млн. – смогут найти другой способ заработка денежных средств1.

В период с 2006 по 2014 гг. посредством трансграничных денежных трансфертов из России в страны СНГ, а также Грузию и Китай было отправлено в общей сложности более 106 млрд. долларов. За рассматриваемый период произошел более чем четырехкратный рост годового объема денежных переводов: с 5,2 млрд в 2006 г. до 22,36 млрд. в 2014 г.2 При этом следует заметить, что речь, прежде всего, ведется о легальных переводах, когда большая часть из них осуществляется через родственников, знакомых, перевозится лично и т.д. И несмотря на то, что в 2015 г. объем денежных переводов в страны СНГ резко сократился, он по-прежнему остается весьма существенным, а само сокращение выглядит как явление, скорее, временное, а не постоянное. Аналогичного рода ситуацию мы наблюдали и в период кризиса 2008 г., когда объем переводимых денег многократно сократился, однако уже к 2010 г. денежный поток был восстановлен и до 2015 г. он только рос3

Ответственность за организацию незаконной миграции в нормах зарубежного уголовного законодательства

Изучение зарубежного опыта правового регулирования ответственности за рассматриваемое посягательство представляет несомненный интерес, прежде всего, с позиции совершенствования отечественного уголовного законодательства. Особенно это важно с учетом того, что исследуемому явлению в законодательствах ряда стран уделяется более пристальное внимание, чем в УК РФ, хотя, безусловно, единства в данном вопросе сегодня не наблюдается практически ни в одной из современных правовых систем. Обращение к опыту зарубежного законотворчества позволит нам представить отечественную систему права в контексте сложившихся правовых традиций развитых государств. «Современный мир характеризуется взаимосвязями народов, солидарностью, объединяющей человечество. Мы не можем отгородиться от людей, которые живут в других государствах, других частях земного шара… Необходимое международное взаимодействие или, во всяком случае, простое существование требуют, чтобы мы открывали наши окна и посмотрели на зарубежное право»1. Глубокая мысль о необходимости обращения более пристального внимания на правовую регламентацию институтов зарубежного права, заложенная в высказывании ведущего французского компаративиста Рене Давида, послужила отправной точкой для познания особенностей правовой регламентации ответственности за организацию незаконной миграции в уголовном законодательстве иностранных государств. Поэтому сравнительно-правовая характеристика стала еще одной предпосылкой многоаспектного и разностороннего анализа исследуемой тематики, в основу которого будет положено рассмотрение уголовного законодательства стран различных правовых семей, включая славянскую, романо-германскую, дальневосточную, англо-саксонскую и мусульманскую.

Так, в Уголовном кодексе Республики Беларусь в разделе XIII «Преступления против государства и порядка осуществления власти и управления» за подобные деяния установлена ответственность в виде лишения свободы на срок до пяти лет (статья 3711)1. Следует отметить, что наименование статьи, посвященной организации незаконной миграции, в Уголовном кодексе Республики Беларусь полностью идентично ее аналогу в отечественном уголовном законодательстве. Законодатель обеих стран исходит из того, что общественно опасной является именно организация незаконной миграции, а не сама миграция, будучи даже незаконной. Дело в том, что миграция как таковая представляет собой явление, выходящее за пределы сферы уголовно-правового регулирования, зачастую имея спонтанный и даже хаотичный характер, что не может влечь за собой возникновение отношений уголовно-правового характера. В свою очередь, организация данного процесса, имеющая, как правило, строго целевой характер, способна не просто подорвать основные государственные институты, но и надломить экономику целой страны, а возможно, и содружества таких стран, что мы наблюдаем сегодня на примере Евросоюза.

Именно организация указанных выше действий является уголовно наказуемой и в уголовном законодательстве Республики Таджикистан. Так, ст. 3351 УК РТ называется «Организация незаконного въезда в Республику Таджикистан иностранных граждан или лиц без гражданства или незаконного транзитного проезда через территорию Республики Таджикистан»2. Несмотря на наличие незначительных отличий в наименовании данного посягательства в УК РТ (например, отсутствие самого термина «миграция»), суть его сводится именно к организации незаконного въезда на территорию Республики Таджикистан граждан других стран. Организация так или иначе выступает в качестве составообразующего признака, без которого ответственность в названных выше странах является невозможной.

Следует при этом отметить, что сходство в правовом регулировании пределов ответственности за рассматриваемое деяние не является таким же тотальным и применительно к их квалифицированным составам. Например, УК Республики Таджикистан дифференцирует ответственность за организацию незаконной миграции, если это деяние совершено повторно, с использование служебного положения потерпевшего, причинило значительный ущерб гражданину, и т.д. В этом отношении детализация ответственности в УК РТ выглядит значительно более проработанной, чем в отечественном Уголовном кодексе, где в рамках ч. 2 ст. 3221 УК РФ предусматривается лишь два отягчающих обстоятельства, среди которых выделяется организованная группа и цель совершения преступления на территории Российской Федерации. То же самое необходимо указать и в отношении УК Республики Беларусь, нормы которого в этом отношении ближе, скорее, к позиции таджикского законодателя, чем российского.

Несмотря на внешнее сходство в рамках основных составов, также более качественной в этом отношении выглядит и норма об организации незаконной миграции в УК Республики Казахстан. В ст. 394 УК РК предусматривается ответственность именно за организацию незаконной миграции посредством «…предоставления транспортных средств либо поддельных документов, либо жилого или иного помещения, а также оказания гражданам, иностранцам и лицам без гражданства иных услуг для незаконного въезда, выезда, перемещения по территории Республики Казахстан»1, что, собственно, и составляет содержание организации. Как следует из диспозиции нормы, казахский законодатель пошел по пути детализации объективной стороны данного посягательства и четкого описания ее признаков в рамках ч. 1 ст. 394 УК РК.

Объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 3221 УК РФ

Помимо изложенного, юридические лица привлекаются к административной ответственности по ст. 18.14 КоАП РФ «Незаконный провоз лиц через государственную границу Российской Федерации» за «непринятие транспортной или иной организацией, осуществляющей международную перевозку, входящих в ее обязанности мер по предотвращению незаконного проникновения лиц на транспортное средство и использования его для незаконного въезда в Российскую Федерацию или незаконного выезда из Российской Федерации, повлекшее незаконное пересечение или попытку незаконного пересечения Государственной границы Российской Федерации одним или несколькими нарушителями».

Таким образом, к юридической (административной) ответственности по за конодательству Российской Федерации за деяния, связанные с незаконной миграцией, могут привлекаться как физические, так и юридические лица. Укажем, что в науке уголовного права не утихает дискуссия относительно возможности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц1. Тем не менее действующее уголовное право Российской Федерации исходит из того, что субъектом любого преступления, в том числе и предусмотренного ст. 3221 УК РФ, могут выступать только физические лица.

Применительно ко второму обязательному признаку общего субъекта преступления – вменяемости – укажем, что в УК РФ отсутствует законодательное определение ее понятия. Однако анализ содержания ч. 1 ст. 21 УК РФ «Невменяемость» позволяет утверждать, что вменяемость – это способность лица «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)» и «руководить ими». По справедливому замечанию В.Г. Павлова, «способность правильно понимать и оценивать фактическую сторону и значимость своих поступков и при этом осознанно руководить своей волей и действиями отличает вменяемое лицо от невменяемого»2. В рамках данного исследования не осуществлялось подробное рассмотрение содержания понятий «вменяемость» и «невменяемость», в связи с требованиями, ограничивающими объем работы. А.И. Рарог справедливо указывает, что вменяемым следует признавать лицо, способное осознавать фактический характер совершаемых действий и их общественную опасность, а также руководить ими3.

Относительно данного признака отметим, что лицо, совершая преступление, предусмотренное ст. 3221 УК РФ, осознает фактический характер и общественную опасность организации незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию Российской Федерации, а также руководит своими действиями.

Третий обязательный признак общего субъекта преступления – достижение лицом возраста уголовной ответственности. Р.И. Михеев определяет возраст в широком и узком смыслах. В широком смысле под возрастом подразумевается календарный период времени, прошедший от рождения до какого-либо хронологического момента в жизни человека, в узком смысле – период психофизического состояния в жизни того или иного лица, с которым связаны как медико-биологические, социально-психологические, так и правовые изменения1. Схожую позицию по данному вопросу занимает и А.Б. Спассенников, который указывает, что в широком смысле возраст следует понимать как «календарный период, прошедший от рождения до любого другого хронического периода в жизни человека. В узком смысле слова возраст – календарный период психофизиологического развития личности»2.

Таким образом, лицо на момент совершения преступления должно достичь возраста уголовной ответственности: именно с этим законодатель связывает саму возможность привлечения к уголовной ответственности.

С.В. Векленко не без оснований полагает, что «подход, который связывает способность виновной ответственности не с произвольным установлением возрастной границы, а с соотнесением ее с определенным уровнем зрелости, достаточным для принятия решения о том или ином варианте поведения, является психологически адекватным и получил признание в современных научных исследованиях и в действующем Уголовном кодексе»3. Подростки в шестнадцатилетнем возрасте достигают такой степени социальной зрелости, что вполне способны от личать преступления от проступков. Именно поэтому законодатель в ч. 1 ст. 20 УК РФ «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность» закрепил следующее положение: «Уголовной ответственность подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста». В.Г. Павлов справедливо отмечает, что «устанавливая возраст уголовной ответственности, законодатель учитывает данные медицины, психологии, педагогики и других наук, а также исходит из типичных для большинства подростков условий их развития и формирования на разных стадиях жизненного пути, что характерно для нашего го-сударства».

Преступные посягательства, ответственность за которые установлена ст. 3221 УК РФ, не отражены в перечне деяний, уголовно наказуемых с четырнадцатилетнего возраста, содержащемся в ч. 2 ст. 20 УК РФ. Таким образом, ответственность за рассматриваемые преступления наступает в соответствии с общим правилом – с шестнадцати лет. А.Е. Шалагин обоснованно отмечает, что «в этом возрасте вменяемое лицо способно понимать фактическую и социальную стороны своего деяния… виновный… способен сознавать общественную опасность и противоправность своего поведения»2.

Принимая во внимание вышеизложенное, можно констатировать, что, установив ответственность за совершение преступления, предусмотренного ст. 3221 УК РФ, с шестнадцатилетнего возраста, законодатель фактически указывает на то, что с этого возраста лицо осознает фактический характер и общественную опасность организации незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию Российской Федерации. Из этого следует, что, по мнению законодателя, именно с этого возраста лицо в полной мере способно правильно и адекватно воспринимать содержание нормативных правовых актов, регулирующих въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их пребывание в Российской Федерации или транзитный проезд через территорию Российской Федерации. Обязанность соблюдать предписания соответствующих нормативных правовых актов и не совершать деяния, содержащие признаки состава организации незаконной миграции, обеспечивается государственным принуждением.

Таким образом, по достижении шестнадцатилетнего возраста лицо осознает фактический характер и общественную опасность деяний, образующих состав преступления, предусмотренного ст. 3221 УК РФ, понимает, что организация незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию Российской Федерации влечет за собой привлечение к уголовной ответственности. Также шестнадцатилетнему лицу в самом общем виде доступно понимание того, что в результате этих деяний причиняется вред порядку управления в частности и государственной власти вообще. Кроме общего субъекта преступления, в теории уголовного права выделяется специальный субъект преступления, под которым понимается «физическое вменяемое лицо, виновное в совершении такого общественно опасного деяния, состав которого в качестве обязательного элемента включает те или иные признаки, характеризующие его исполнителя»1. В данном случае речь идет о субъекте (физическом лице), который кроме соответствующего возраста и вменяемости должен обладать дополнительным признаком.

Субъективные признаки организации незаконной миграции

В данной части настоящего исследования, посвященной совершенствованию регламентации уголовной ответственности за организацию незаконной миграции, нельзя обойти внимание следующую проблему. Нередки случаи, когда лица, организовывающие незаконную миграцию, в погоне за прибылью совершают соответствующие деяния с риском для жизни незаконных мигрантов, что в ряде случаев влечет смерть людей, причинение вреда здоровью различной степени тяжести и иные тяжкие последствия.

Широкий общественный резонанс получили подобные случаи, имевшие место в Европе и на Средиземном море. Так, по сообщению британской газеты The Guardian со ссылкой на власти страны, более 70 мигрантов погибли в автофургоне с венгерскими номерами в Австрии. Когда грузовик только был найден, сообщалось о 50 жертвах. Сложности с подсчетом тел возникли из-за того, что тела успели сильно разложиться, что также затруднит опознание. По предварительным данным, мигранты задохнулись в машине еще до въезда в Австрию1.

У берегов Ливии затонуло судно, на борту которого находилось около 700 мигрантов. 28 человек удалось спасти, остальные предположительно погибли. Судно перевернулось примерно в 200 километрах к югу от итальянского острова Лампедуза в Средиземном море. Как отмечает Agence France-Presse, если гибель столь значительного числа людей подтвердится, то данная катастрофа станет самой масштабной из тех, что происходили с переполненными нелегальными мигрантами судами, которые пытались добраться до Европы. В таком случае количество утонувших в Средиземном море с начала 2015 г. достигнет 1,5 тысяч человек. Ранее сообщалось о двух кораблекрушениях в Средиземном море. Оба судна с нелегалами направлялись из Ливии в Италию: 16 апреля 2015 г. погиб 41 человек, за два дня до этого – 400. В 2014 г. в Италию из Африки и Ближнего Востока перебрались 170 тысяч беженцев. Всего за год, по данным Управления Верховного ко-1 Более 70 мигрантов погибли в автофургоне. URL: http://www.interfax.ru/world/463183 (дата обращения 26.04.2016). миссара ООН по делам беженцев, при попытке попасть в Европу в Средиземном море погибли около 3,5 тысяч мигрантов, более 200 тысяч удалось спасти1.

И подобные трагедии, одной из причин которых является организация незаконной миграции, в настоящее время не редкость. Чаще всего тела погибших в таких катастрофах вылавливают из моря неделями. К примеру, в октябре 2013 г. после крушения корабля с мигрантами из Сомали и Эритреи было обнаружено 111 тел, в том числе трое грудных детей, еще 200 человек были объявлены пропавшими без вести. Тогда итальянское правительство объявило траур, а в школах по всей Италии прошла минута молчания. Президент страны Джорджо Наполита-но назвал трагедию «бойней невинных». А когда главу департамента здравоохранения острова Лампедуза Пьетро Бартоло журналисты спросили, какая помощь ему нужна для ликвидации последствий катастрофы, он ответил довольно кратко: «Гробы, гробы и катафалки». Как заявил в свою очередь представитель UNICEF в Италии Андреа Йакомини, у берегов Италии происходит гуманитарная катастрофа, а Средиземное море уже превратилось в кладбище. По данным «Би-би-си», всего за одну неделю апреля возле берегов Италии были подобраны на лодках 8000 мигрантов. Существенную часть из них составляют дети и беременные женщины, которые часто оказываются посреди моря без еды и пресной воды. Многие погибают от обезвоживания, так и не достигнув европейского берега2.

Эти примеры наглядно подтверждают то, что деяния по организации незаконной миграции в случае, если они повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия3, несомненно, обладают повышенной степенью общественной опасности.

Необходимо отметить, что соответствующие особо отягчающие обстоятельства закреплены в нормах, предусматривающих ответственность за совершение многих преступных деяний: «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть, причинение тяжко-1 У берегов Ливии утонули 700 мигрантов. URL: https://lenta.ru/news/2015/04/19/libia/ (дата правовая оценка деяний виновных.

го вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия…» (ч. 3 ст. 1272 «Использование рабского труда»), «то же деяние, если оно… повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия» (ч. 2 ст. 128 УК РФ «Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях»), «повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия» (п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ «Изнасилование»), «повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия» (п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера»), «повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей» (п. «а» ч. 4 ст. 131 УК РФ «Изнасилование»), «повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей)» (п. «а» ч. 4 ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера»), «повлекшее по неосторожности смерть человека» (ч. 2 ст. 143 УК РФ «Нарушение требований охраны труда»), «повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц» (ч. 3 ст. ст. 143 УК РФ «Нарушение требований охраны труда»), «повлекшие по неосторожности смерть человека» (п. «б» ч. 2 ст. 205 УК РФ «Террористический акт»), «повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия» (ч. 3 ст. 206 УК РФ «Захват заложника») и др.

Таким образом, сегодня требуется закрепление такого особо отягчающего обстоятельства организации незаконной миграции, которое бы характеризовало повышенную степень общественной опасности последствий данного преступного посягательства, с формулировкой «повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия».

Необходимо отметить, что исследователями высказывались и иные предложения о закреплении отягчающих обстоятельств в статье об ответственности за незаконную миграцию. Так, О.И. Бахур обосновывает тезис о том, что повышению эффективности превентивной функции соответствующей нормы будет спо собствовать включение в нее такого квалифицирующего признака, как совершение преступления лицом, имеющим судимость по данной статье1.

Соответствующие особо отягчающие обстоятельства закреплены в некоторых нормах УК РФ: «деяние, предусмотренное пунктом «б» части четвертой настоящей статьи2, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего» (ч. 5 ст. 131 УК РФ «Изнасилование»), «деяние, предусмотренное пунктом «б» части четвертой настоящей статьи3, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего» (ч. 5 ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера»). Закрепление этих особо отягчающих обстоятельств в статьях об уголовной ответственности за посягательства на половую неприкосновенность малолетних оправдана и, безусловно, нами поддерживается (исходя из характера и степени общественной опасности этих преступлений).

В то же время полагаем, что подобный подход не следует применять в отношении усиления наказания за организацию незаконной миграции. Считаем, что в настоящее время действующая редакция УК РФ содержит достаточно средств для частной превенции преступлений лиц, ранее совершавших преступления, предусмотренные ст. 3221 УК РФ и дополнительно вводить ответственность специального субъекта за организацию незаконной миграции по признаку наличия не снятой и не погашенной судимости за ранее совершенное аналогичное преступления – нецелесообразно.